Эпилептоид шизоид: 13 психотипов личности: от параноика до циклоида

Содержание

Понятие психотипа. Краткая характеристика основных психотипов: параноидальный, эпилептоид, шизоид

По Егидесу

Если  черта  характера зашкаливает  так, что  мешает жить и тебе, и другим, —  это  психопатия. черта характера может быть не так ярко выражена,  как при психопатии, она больше мешает жить  самому  человеку, чем окружающим, —акцентуациями.рисунок личности- черта  характера  видна  только тогда,  когда ее как-то  разыскивают. И  совокупность  всех  увиденных  черт  складывается  в рисунок  личности.  В  учебниках  по  психологии  до  сих  пор  писали,  что классификация личностей  —  дело  практически  немыслимое. Психотип  объединяет  в  себе  рисунок  личности, акцентуацию  и психопатию. Рисунок личности — это  психотип в норме, психопат — это психопатический психотип. Акцентуацияпосредине.

Параноидальный тип

«… базовой чертой паранойяльного человека является ярко выраженная целеустремленностьПаранойяльный в своей целеустремленности создает свой нетрадиционный порядок в вещах.

у паранойяльного они расставлены по содержанию, так что ряды нужных для работы книг могут выглядеть неаккуратно. И если этот рабочий порядок в кабинете или на рабочем столе в общей комнате кто-то нарушает, паранойяльный резко реагирует. Сам же он может ради своего порядка нарушить порядок, введенный кем-то до него. Надо сказать, что паранойяльный очень настойчив в своих стремлениях внедрить порядок, который предложил именно он. Но людям несвойственно быстро менять свои привычки, и настойчивость паранойяльного раздражает их, а паранойяльного человека бесит их консерватизм. Вот и возникает конфликт.
Учится паранойяльный неровно, рывками, с переменным успехом. Оценки: смесь из троек, четверок, пятерок и… двоек. Нередко учится по индивидуальному учебному плану, перескакивает через курс — в соответствии со способностями, конечно. Может учиться сразу в двух вузах, на двух факультетах. Творчество его начинается со студенческой или даже со школьной скамьи. Уже тогда он ставит перед собой цель и пытается ее достигнуть. И вот какими-то предметами он может пренебречь, хотя все же сдает их или (если двойка) пересдает, чтобы не выгнали из вуза, хотя бы на троечку, здесь он не гордый. Зато другие предметы или разделы учебника ему кажутся важными, в них он копается глубже, достает дополнительную литературу, покупает книги у букинистов, сидит в библиотеках. Он добывает истину в спорах с приятелями в курилках тех же библиотек, студенческих общежитиях за банкой пива и т. п. Паранойяльный человек работает всю жизнь напролет  — не разгибаясь, не отдыхая и в конце концов валясь от усталости на диван в одежде, не имея сил даже умыться перед сном. Он не опаздывает на деловые мероприятия, если еще не завоевал авторитет. Но если он уже «на коне», то может и опаздывать. В любом случае (опаздывает он сам или нет) он любит распекать подчиненных за нерадивость. Паранойяльный препирается и с властями.
Паранойяльный — человек творческий, но со своей спецификой. Паранойяльное творческое мышление зависит от организации мыслительного ассоциативного ряда, а он недостаточно широк и ограничен узкой направленностью личности паранойяльного. Например, эпилептоид на слово «верная» даст стандартную ассоциацию «жена» («верная жена»). Шизоид быстро отреагирует, допустим, словом «гибкость» или словами «масть», «эмоция». Связи между вспомнившимися словами есть, но нежесткие: «верная гибкость» (не подводящее человека качество), «верная масть» (в картах), «верная эмоция» (то есть адекватная). Паранойяльный же ответит что-нибудь вроде: «верная политика», «верная мысль», «верная рука» — то есть в духе его политических революционных интересов. Творческое мышление паранойяльного человека — сугубо целенаправленное, а сам процесс мышления, его «побочные» продукты паранойяльному не интересны, он отбрасывает их, коль скоро они противоречат его целевой идее, в то время как именно они могут оказаться более продуктивными.
Стиль одежды – целесообразен работе или ситуации – спокойные тона, обижаются на критику внешнего вида, редко меняют цветовую гамму.

Эпилептоид

«Одной из базовых черт, от которой зависит многое в эпилептоиде, является любовь к порядку. И как частное ее проявление, согласно логике психотипа, — любовь к порядку в вещах. эпилептоид любит, чтобы стулья стояли ровно, в линию, чтобы ключи не валялись в ящике, а висели на специально устроенной витринке, каждый на своем месте, чтобы все нужные инструменты были под рукой. блюдет целесообразный в общем-то порядок, Но, что более важно, он любит заставлять людей наводить этот порядок в вещах — тоже базовая черта.
Эпилептоид не просто любит наводить порядок в отношении людей к вещам и в отношениях людей между собой. Ему нравится наводить ужас на тех, кто не очень соблюдает порядок. Если где-то порядок нарушен, для эпилептоида это криминал, он чувствует, как в нем медленно нарастает глухое раздражение. Потом начинается ворчание, а вслед за этим разражается буря.

Он ругает за беспорядок, подчас нагромождая злые эпитеты. эпилептоид может стремиться к изменению существующего порядка. е эпилептоиды деятельны и энергетичны в деле именно поддержания порядка Эпилептоид стремится распространить традиционный порядок на будущее, чтобы и дальше все было как есть.
Мышление у эпилептоида оно прагматическое, четкое, ясное, понятное всем людям. Он хорошо структурирует свои высказывания, разлагает их на простые фразы. Он не злоупотребляет вводными предложениями и деепричастными оборотами. Логика его последовательна и проста пользуется простой заземленной логикой здравого смысла. Когда ему кто-то дает напрямую правильные логические ходы, он вынужденно соглашается. Но, в отличие от истероида, который с легкостью пренебрегает тем, что его уличили в логической передержке, он начинает мучиться несоответствием своего поведения тому, к чему пришел в своих размышлениях на базе здравого смысла.
чужда эзотерика, чертовщина, трансцендентальность. Он требует доказательствчто мышление эпилептоида конкретное, ситуативное, он не размышляет на уровне высоких философских категорийВ мышлении превалирует целеполагание. Он не видит альтернативных вариантов. Те программы, которые ему даны паранойяльными, он принимает и закрывается от влияния других идей со стороны. В этом отношении он похож на паранойяльного, которого характеризует та же узость, но по отношению к своей, втемяшевшейся ему в мозг мысли, разумно решителен в принятии решений. Решение принято и выполняется. Эпилептоиду как нельзя лучше подходит пословица «семь раз отмерь, один раз отрежь». Он так и делает. Интересно в этом плане сравнить эпилептоида с паранойяльным, который один раз отмерил и один раз отрезал. И заглядывая вперед, продолжим: гипертим ни одного раза не отмерил, а семь раз отрезал».

Стиль в одежде – предельно аккуратен в одежде, классический или спортивный тип. У него своя мода. Любит вещи, существует определенный набор вещей, который он носит чаще всего.

Шизоид

Разные психологические школы выделяют в этом психотипе определенную эмоциональную холодность, склонность к абстрактным размышлениям.
Его главная черта — склонность к теоретизированию. Это человек-формула, человек-схема. мысль превалирует над действием и над образом. мышление не наглядно-действенное, не наглядно-образное, а понятийно-теоретическое. У шизоида в ходе его размышлений появляется много различных вариантов. Он их не отбрасывает, а развивает. Если что-то противоречит его первоначальной мысли, он скорее заинтересуется этим противоречием, чем защитой первоначальной мысли. При этом ни гипертим, ни шизоид не мучаются в выборе той или иной альтернативы.
Шизоид разрабатывает свои мысли подробно, в деталях, в отличие от паранойяльногоШизоиды — генераторы идей. Идей много, они буквально роятся, часто не связаны друг с другом. Шизоиду глубоко наплевать на противоречия в его концепциях. Результаты мышления шизоида могут быть востребованы сразу, и тогда его идеи развивают, за них платят, их проталкивают. Но чаще всего его идеи рассматриваются как фантазии, которые никому сейчас не нужны. Некоторые философы все сознание и всю психику человека объявили «эпифеноменом» — неким побочным явлением, никому не нужной пленкой наподобие плесени. По отношению к продуктам мышления шизоида это подходит более всего. Но «игра ума» шизоида часто сказывается вполне материальными достижениями в далеком будущем.

Герон две с лишним тысячи лет назад открыл реактивное движение. А востребована эта идея была только в наше время. Две тысячи лет это было не более чем игра ума. Главное в творчестве шизоида — парадоксальность. «И гений — парадоксов друг». Шизоид в отличие от эпилептоида учится неровно. Он может пренебречь какими-то занятиями. Правда, это происходит не из лености, а ради других предметов. Так что в какой-то области он знает очень много, а где-то — провалы. Или лучше сказать иначе: где-то провалы, но очень много знает. Потому что он много занимается, сидит за книжками дома, в библиотеках, в книжных магазинах, роется в справочниках, конспектирует.
Стиль в одежде – одевается однообразно, но следит за аккуратностью. Не умеют сами подбирать себе гардероб. Часто одеваются неадекватно ситуации.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Акцентуации: как определить свою. — Красота, вдохновленная природой — LiveJournal

И  сегодня закончим  статьи об акцентуаациях тем, что постараемся  определить  свою  раскладку =)


Я  думаю, после  описания акцентуаций и  того, как  они  проявляются  в  одежде,  многие  уже  наметили  себе  «родные» акцентуации.  Тем  не  менее,  опредлиться  до конца  иногда  бывает  сложно, потому  что  чаще  всего  ни  одно  описание  не  подходит  на  сто  процентов.  По  идее, это  нормально, так  как  редко  в  характере  только  одна  акцентуация,  их  больше, и  они  взаимопроникают, влияют  друг  на  друга.  Так  и  формируется  личность.

Автор теории,  В.  Пономаренко,  считает,  что применимо  к  акцентуациям есть  «универсалы» и  есть  «специалисты».  У  универсалов  проявлены  несколько  акцентуаций (три чаще всего), у  «специалистов» одна.  По  факту  в  реальной  жизни  «специалистов» я  как-то  не  видела.  Вернее  скорее  всего они  наверное  есть  «от  рождения», но  для  адаптации  к  социуму нарабатывают  себе  и  другие  акцентуации.

Пономаренко  предлагает  представить  акцентуации  в  виде  столбчатой  диаграммы в  порядке  проявленности.  Самые  проявленные  акцентуации  заметны сразу,  обычно  доминанта  и  «субдоминанта», вторая.  Третью  тоже  обычно не  сложно  найти.  Дальше  можно  остановиться,  но  на  мой  взгляд, интереснее сделать полную  раскладку.  Дальше  скажу скорее  свои  наблюдения,  но  есть  подозрения,  что  если  акцентуации  1-3 — врожденные — они  есть с  детства (в  принципе, у  2-3  летних  детей   их  видно  уже,  даже  порядок появления), то  4  и  5 — адаптация  под  требования  социума.  Они  проявляются  человеком  довольно  осознанно,  постоянно  оперировать  ими  он не  может.  6 и  7 обычно  получаются  непроработанными — на  них  не  хватает  ресурса.

В  определении  акцентуаций  есть  подводный  камень — чтобы  правильно  определить  акцентуацию, нужно уловить  мотивацию, лежащую  под поведением, а  не  только внешнее  проявление.  Если  человек  рьяно сидит  за  модой, это  может  быть  истероид, а  может  быть…  тревожный (если  в  его окружении  это  принято,  чтобы  не  выделяться из  окружения). Если  человек  восторгается  каждой  птичке  и  снежинке, это  не  обязательно  эмотив, как  считает  Пономаренко,  это  «экзальтированный», который  в  его классификацию  не  входит,  но вцелом  часто  может  идти  под  руку  с  эмотивом, истероидом  и  гипертимом.  Если  человек  следит  за  собой, и  озабочен  внешностью — причина  может исходить почти  от  любого радикала, а  не  как  думает  Пономаренко (при всем уважении),  от  истероида. Поэтому  других  людей  как  раз  типировать  может  быть  сложновато.  Наша  задача  типировать  хотя  бы  себя=)

Еще  один  подводный  камень: «во  мне  есть  все  акцентуации» — да,  повендечские  шаблоны  всех  акцентуаций  будут.  Если  бы  совсем  не  было,  была  бы  неадаптированная  личность.  Даже  если  тревожный «в  минусе», это  не обязательно значит, что человек специально  ищет  себе  приключений  на  задворках  ночью («а  что  будет — то?»).  Наша  задача  посмотреть, какие  акцентации  работают  всегда, какие  время  от времени, а  какие  редко.

И  еще  камень (ох  уж  этот  сложный  внутренний  мир=)) степень проявленности  акцентуации , даже  ведущей,  может  быть  разная.  Профиль  может  быть  сильно  сглажен в  сторону  серединки, а  могут  быть  крайне  проявленные  акцентуации  и  крайне  отстающие.  Соответственно,  может  быть  тревожный, боящийся  всего  и  вся, а  может  быть  тревожный,  просто  надолго замирающий  в  новых  ситуациях.

И  конечно акцентуации  взаимопроникают, сглаживают или  усиливают  друг  друга.  про  некоторые  сочетания  я  напишу  пару  слов,  а  на  что  у  меня  не  хватит  примеров — с  радостью  послушаю  от  вас.

Истероид.  Делает  любую  акцентуацию презентабельнее и экстравертнее,  при  этом,  правда,  может  возникать  не  вполне  адекватная  оценка  своих  достижений (не  специально,  истероид  правда  не  видит, что  он  не  дорабатывает, что  где- то  не  дотягивает,  если  нет  акцентуаций, позволяющих  проработку  деталей.). Крайне  хорош  в  рекламе  и  образных  видах  искусства. Обычно  мимикрирует  под  другие  типы,  при  этом  сами  истероиды  в  себе  истероида  плохо  видят,  просто  из-за  того, что  истероидов  «многие  не  любят». По  факту  истероиды  многим  нравятся.  Зависит  от  развития  самого  человека   и того, где он себя применяет.

Истероид  +  гипертим = «стереотипный  экстраверт».  но  такой  экстраверт, с  которым  как  на  бочке  с порохом, даже  если  играет  в  сангвиника,  то  обычно  довольно  вспыльчив. часто  «душа  компании».  человек  ветер,  быстро  бросает  начинания.

Истероид+ параноял,  либо  харизматичный  лидер, который знает, что хочет, и знает, как это донести до других,  либо  упрямый павлин, как  повезет=)

Истероид  + эмотив = вершитель человеческих  эмоций,  человек понимает отношения, эмоции, прекрасное, умеет на это влиять. Почти всегда  нравится  людям.

Истероид +  тревожный = сложное сочетание, упоение  страданием, часто  роль мученицы\мученика.  «да  у  меня  все  плохо, и  я  несу  этот крест,  прекрасная  в  своем  смирении». Часто при этом человека бросает в крайности — от переоценки своих возможностей (притом признать его гением должны просто так, за то, что он хороший, показать себя сложно) до неадекватного обесценивания своих же возможностей и способностей с ноткой театральности (таких неумех как я еще поискать!!!=)). Тревожный дает истероиду сомнения.

Истероид + шизоид = либо  необычное  новаторское  творчество, Творчество  с  большой  буквы, особенно  если  эмотив не в минусе. либо  клоунада  и  эпатаж.  как  повезет=)

Истероид+ эпилептоид — дает проработанную до мелочей самопрезентацию. Субъективно  часто  пропускаю  его, поэтому  полную  его картину  дать  не  могу,  плохо  вижу  его.

Эпилептоид дает всем акцентуациям структурность, глубину и проработку деталей, а также некоторую медлительность и заторможенность, и  еще  ригидность.

Эпилептоид+ тревожный— боится всего нового, старается все сразу разложить в структуру. Если элемент в структуру не ложится, он вызывает страх и агрессию. Очень сильная привязанность к наработанным шаблонам. Тревожный усиливает ригидность эпилептоида.

Эпилептоид+ параноял— может сруктурировать и организовывать на достижение цели. Либо идеальный управленец, либо тиран (как повезет=))

Эпилептоид+ эмотив— сглаженная версия эпилептоида, более гуманная=)

Эпилептоид+ шизоид. Сложное сочетание. доводит до идеала одно и игнорирует другое.  не  слишком  ригиден, и  может  создать  хорошо проработанные  собственные  миры.

Эпилептоид +  гипертим.  Эпилептоид  дает  гипертиму глубину,  гипертим  дает  эпилептоиду  скорости  и  гибкости.  Довольно  сбалансированный  тип=). единственная  сложность — может  долго и  много  прорабатывать  детали, где  не  надо.

Параноял дает  всем  акцентуациям  собранности, и направленности.

Параноял+ шизоид = представление об идеальном мире, теории относительно идеального общества.

Параноял+ гипертим = неубиваемый паровоз, которых будет всех тащить к субъективному счастью=) Максимальное  количество  энергии.

Параноял+ эмотив-= более мягкий и гуманный параноял

Параноял+ тревожный — будет  направлять  все  силы  на то «как  бы  что не  случилось», притом пытаться направить в нужную сторону и других.

Эмотив смягчает  и  интровертирует  другие  акцентуации. Добавляет  много дум  о  людской  сущности  и  природе  гармонии. Эмотивом  как  раз  многие  хотя  оказаться,  путая  его  с  «экзальтированным » — бурным  восприятием.  Про  эмотива  и  его  особенности  и  отрицательные  черты  в  том  числе  я  писала  в  статье  об  эмотиве.

Эмотив + гипертим ищет  впечатлений, чтобы  питать  чувство  прекрасного.

Эмотив +  шизоид — ищет  прекрасное  в  странном,  тянется  к  неординарным  людям  и  предметам.

Эмотив +  тревожный — мягкий,  довольно  безобидный  человек (если  третьим  нет  паранояла  или  эпилептоида).  Пономаренко  под  чистым  эмотивом  описывал  скорее  сочетание  эмотив +  тревожный (кот  Леопольд) — тонко  чувствует, но  сложно  настоять  на своем. Чистый  эмотив  жестче.

Шизоид дает остальным  акцентуациям  оторванность  от  реального мира,  выход за рамки принятого, слегка  усложняет  социализацию.

шизоид+ гипертим — много странных и  не  странных увлечений, крайне широкий охват тем, от обычных до странных. С одинаковой готовностью обсудит как теорию  Дарвина,  так  и  теорию  плоской  земли и  путешествия  во  времени

шизоид + тревожный.  Человек сидит  в  своих  мирах  и  редко  из  них  вылезает.

Гипертим дает энергию, легкость и гибкость остальным акцентуациям. Ведущего гипертима  хорошо  видно  по  двигательной  активности = ему  буквально  сложно  усидеть  на  одном  месте  долгое  время — часто  меняет  позу,  нужно  переключаться.  Засчет  этого, кстати,  гипертим  менее  вынослив  чем  параноял.

гипертим + тревожный —  наверное  существует, но  не  встречала\не  замечала.

Тревожный прячет  проявления  других  акцентуаций до  определенного момента,  дает много  сомнений по  поводу  себя.  Как  ни странно, многие  видят  в  себе  тревожного, у  кого  его даже  нет.  Вцелом  некоторый  страх  перед незнакомыми  людьми  и ситуациями — абсолютная  норма, а  не  тревожная  акцентуация.  Тревожный  в  постоянном  напряжении  «вдруг  что  случится» по очень  маленьким  причинам.  Не  стоит  путать  и  тревожного с  эмотивом (может  избегать  общения  с  людьми, потому  что  конкретно  эти  люди субъективно  психически  не комфортны) и  шизоидом (может  избегать  общения  с  людьми, потому  что  не  понимает, что  от  него  хотят). Тревожный реальный «боится» не только  людей, а  и  других  ситуаций.

Моя раскладка акцентуаций  выглядит примерно  так:

Удачного самоопределения,  будет  интересно  почитать, у  кого что  вышло

Профайлинг: психотипы личности — SearchInform

Умение определять тип человека на основе его вербального и невербального общения стало одной из основных специализаций профайлинга. Метод, чаще применяемый для выявления потенциальных террористов на транспорте, становится востребован и в бизнесе, и в семейной сфере. Многим интересно знать, какие основные психотипы личности описываются этой методикой.

Что такое профайлинг

Активно используемая с 80-х годов ХХ века методика изучения человека и особенностей его поведения находит свое применение в практическом бизнесе, и в семейной жизни. Умение быстро определить, какой именно психотип личности окажется у коллеги или партнера, поможет понять, как он будет себя вести в той или иной ситуации. Профайлинг основан на составлении портрета человека с опорой на его поведенческие паттерны, вербальные и невербальные проявления. Методика постановки четких вопросов подскажет, на что способен человек, может ли он совершить преступление или добиться успеха в работе. Знание основных характеристик личности индивида окажется полезным для влияния на него и управления им. 

Какие психотипы определяются наиболее четко

Несмотря на то, что концепции психотипов, безусловно, являются упрощающими моделями, в реальной практике они хорошо и удобно применимы. Российские специалисты по профайлингу предпочитают типологии, основанные на свойствах нервной системы и базовой эмоции. В основе метода лежит психоэволюционная теория эмоций Роберта Плутчика, которая была синтетически соединена с теорией систем Петра Анохина и теорией Пола Экмана. Но чистое применение научных дисциплин не всегда возможно, поэтому профайлинг упрощает теорию, сводя ее к описанию 8 основных типов. 


«СёрчИнформ ProfileCenter» анализирует личности работников по их переписке и составляет подробные психологические портреты. Программа помогает принимать правильные управленческие решения, распределяя задачи и формируя команды.


Истероид

Этот человек отличается, прежде всего, демонстративностью каждого элемента своего поведения. Он настойчиво предлагает себя окружающим, любуясь собой, своими достоинствами и пороками. Если ему не хватает внимания, он чувствует себя обделенным и начинает причинять близким или коллегам нравственные страдания, добиваясь своего любыми манипуляциями. Комплименты сделают истероида счастливым. Не менее важной будет для него эстетика внешнего вида и быта.

Эпилептоид

Этот психотип опирается в своем поведении на стремление к власти, ему нравится оказывать влияние на людей и держать под контролем их чувства и эмоции. Но он всегда будет четко ощущать меру дозволенного, не выходя за рамки общепринятого. Не вынесет он и давления на себя. Его целью становится доказать себе самому преимущества своей личности и поведения, ему не нужно, как истероиду, добиваться признания от других. Эпилептоид – надежный человек, заботящийся о своей репутации, но не всегда умеющий контролировать свои негативные эмоции. Для него большое значение имеет дружба.

Паранойяльный психотип

Активное стремление добиваться своей цели и постоянно повышать личную эффективность отличают параноялов от других психотипов. Его характеризует повышенный уровень энергетики, он быстро заводится сам и заставляет двигаться людей вокруг себя. Методы профайлинга позволяют выявлять таких людей и использовать их для решения сложных задач, требующих пробивного характера. Минусом такого человека в работе станет резко негативная реакция на любую критику или недооценку его позиций и решений, чрезмерное упрямство и слабая восприимчивость к обратной связи.

Эмотивный психотип

Это категория людей, чувствующих повышенную ответственность за других. Они принимают к сердцу все боли окружающих, и за счет этого ими довольно легко манипулировать. Они склонны к жалости к детям, друзьям, животным. Отличит такого человека в толпе естественность, скромность, женщины практически не пользуются косметикой.

Гипертим

Это самый счастливый тип личности, его гормональный баланс настроен так, что человек всегда находится в хорошем настроении. Он отличается гиперактивностью и веселостью, станет душой любой компании. Однако в работе и бизнесе эти качества не всегда приводят к хорошим результатам. Гипертим не услышит чужого горя, сильно отвлекаем и не способен длительно выполнять рутинные обязанности. Зато он весьма общителен, предприимчив, находчив и умеет найти подход практически к любому человеку. 

Шизоид

Под этим термином методика профайлинга подразумевает личность, склонную к размышлению и рефлексии для того, чтобы придумать необходимую технологию. Такой человек постоянно находится в анализе большого количества информации, причин и методов своего и чужого поведения. Часто он ориентирован на процесс, а не результат. В бизнесе он будет идеальным аналитиком, но плохим исполнителем. Но если требуется генератор идей, шизоид окажется на своем месте. Внешний вид для него, в отличие от истероида, имеет небольшое значение, упаковка и маркетинг продукта не станут целью, но красивое решение и концепцию он найдет.

Тревожно-мнительный

Заключая контракт с таким человеком, можно начинать сомневаться в нем с самого начала. Любое давление, любая неудача – и человек выходит из строя. Он становится жертвой собственных тревог, отнимающих у него силы и желание работать. Но есть у этого типа и достоинства. Эти люди настойчивы и требовательны и, если видят конкретную цель или какое-либо нарушение норм морали и этики, не остановятся, пока не доведут ситуацию до конца или не разрешат застарелый конфликт. Интересно, что глубокие способности к эмпатии часто рождают у них мнение о своем умении читать мысли. 

Депрессивно-печальный

В коллективе такой сотрудник никогда не будет звездой. Он не отзывчив, малочувствителен, предпочитает пребывать в одиночестве, в обществе книг и фильмов. Он очень осторожен и сдержан, не вступает в контакты. Такой человек будет на своем месте в службе внутреннего контроля.

Несмотря на то, что психотипологические классификации просты и удобны в практическом использовании, надо помнить, что это полезная, но несколько упрощенная модель. И окончательное решение всегда нужно принимать на основе комплексной информации о человеке. 

ПОПРОБУЙТЕ «СЁРЧИНФОРМ PROFILECENTER»!

Полнофункциональное ПО без ограничений по пользователям и функциональности.

Эпилептоид подробнее — Психологос

Любовь к порядку

Одной из базовых черт, от которой зависит многое в эпилептоиде, является любовь к порядку. И как частное ее проявление, согласно логике психотипа, — любовь к порядку в вещах. А это проявляется, в свою очередь, в том, что эпилептоид любит, чтобы стулья стояли ровно, в линию, чтобы ключи не валялись в ящике, а висели на специально устроенной витринке, каждый на своем месте, чтобы все нужные инструменты были под рукой.

Как видим, эпилептоид блюдет целесообразный в общем-то порядок, в противовес куда менее прагматичному порядку психастеноида. Психастеноидка вытирает, например, свежий слой пылинок, а через полчаса будет то же самое. Эпилептоиды (и психастеноиды) в плане аккуратности отличаются от других психотипов. Паранойяльный человек меньше следит за порядком, а шизоид тем более. Часто и у истероидки все в «художественном» беспорядке: «Ой, когда тороплюсь в бизнес-клуб, ничего не успеваю…»

Итак, эпилептоид любит порядок в вещах. Но, что более важно, он любит заставлять людей наводить этот порядок в вещах — тоже базовая черта. Если у кого-то в доме стулья стоят неровно, это его очень нервирует. А если нет на своем месте ключа и надо рыться в куче других ключей и наугад отыскивать нужный — это уж просто выводит его из себя. И вот он заставляет других наводить порядок.

Эпилептоид любит порядок и в отношениях между людьми. Он сам чаще всего женат и не терпит, когда другие неженаты, а занимаются любовью просто так. Это его термин — «беспорядочные половые связи». А беспорядочные — это уже и непорядочные. Эпилептоид — морализатор.

Он всех приучает к порядку: чтобы стулья ровно ставили, чтобы на столах и в бумагах было все на своих местах, чтобы половые акты были два раза в неделю, не чаще, чтобы вовремя являлись на пятиминутки, чтобы не зевали и не кашляли, когда выступает начальник, без доклада чтобы не входили.

Эпилептоид не просто любит наводить порядок в отношении людей к вещам и в отношениях людей между собой. Ему нравится наводить ужас на тех, кто не очень соблюдает порядок. Если где-то порядок нарушен, для эпилептоида это криминал, он чувствует, как в нем медленно нарастает глухое раздражение. Потом начинается ворчание, а вслед за этим разражается буря.

Он ругает за беспорядок, подчас нагромождая злые эпитеты: хамы, лжецы, клятвопреступники, развратники, грязнули, проститутки, воры, грабители… Угрожает возмездием, потрясает кулаками, стучит по столу.

Это объясняется тем, что эпилептоид, как и паранойяльный, очень агрессивен. Я уже говорил, что в любви к порядку он схож с психастеноидом. Но эпилептоид отличается именно агрессивным принуждением соблюдать и наводить порядок — в большей степени в области человекоотношений, чем в мире предметов. Психастеноид сам чтит и соблюдает порядок в вещах и в отношениях, но не может потребовать этого от других так, как это делает эпилептоид.

Характерно, что эпилептоид любит наводить порядок, предписанный кем-то со стороны, другим эпилептоидом или, что более часто, — паранойяльным. И зачастую это порядок, пришедший из прошлого. Эпилептоид — традиционалист, более того — консерватор.

Я сказал «со стороны» и «из прошлого». Но в этой формуле более значимо «со стороны», чем «из прошлого». То есть порядок, который он не сам придумал, а заимствовал у кого-то из прошлого или хотя бы со стороны.

Nota bene: эпилептоид не может идти за одиноко инакомыслящим пророком, это выше его сил. Но когда идеи, рожденные пророком, набирают силу, становятся идеями «из грядущего» — тем, чему надо служить, как традициям, и когда он уверовал в эти идеи, то служит им тоже очень ревностно. Неофитами, то есть новообращенными в веру, также были эпилептоиды, и известно, что не было более преданных новой вере, чем неофиты. Грядущее здесь выступает как некая неизбежность, коей надо служить, такая же неизбежность, как и история, которую уже не перепишешь. В большой команде эпилептоид тоже может работать на изменение порядка, но как бы с позиции исторического развития, то есть тоже поддерживает порядок хода истории. Помните, у Маркса: коммунизм неизбежен, но надо его вводить. Вот согласно такой логике и эпилептоид может стремиться к изменению существующего порядка. Но чаще эпилептоиды деятельны и энергетичны в деле именно поддержания порядка, в то время как паранойяльные деятельны и энергетичны в деле изменения порядка. Эпилептоид стремится распространить традиционный порядок на будущее, чтобы и дальше все было как есть.

Мышление

У эпилептоида оно прагматическое, четкое , ясное, понятное всем людям. Он хорошо структурирует свои высказывания, разлагает их на простые фразы. Он не злоупотребляет вводными предложениями и деепричастными оборотами. Логика его последовательна и проста. Впрочем, эпилептоид, как и паранойяльный, может выкручивать логике руки с помощью заимствованных аргументов. Но он, как правило, не одинок в своих заблуждениях, такими же заимствованными аргументами пользуются многие окружающие его люди. Он последним сдает свои идеологические бастионы или не сдает их вообще, оставаясь в идеологических шорах.

Но идеология идеологией, а жизнь жизнью. В целом эпилептоид пользуется простой заземленной логикой здравого смысла. Когда ему кто-то дает напрямую правильные логические ходы, он вынужденно соглашается. Но, в отличие от истероида, который с легкостью пренебрегает тем, что его уличили в логической передержке, он начинает мучиться несоответствием своего поведения тому, к чему пришел в своих размышлениях на базе здравого смысла.

Так было со многими не руководящими коммунистами в эпоху «застоя». С одной стороны, коммунистическая идеология, семьдесят лет под лозунгом «Правильной дорогой идете, товарищи!», а с другой стороны, пустые полки и анекдоты про геронтократинеских вождей.

В этой ситуации некоторые эпилептоиды ломались. И шарахнулись в другую пропасть.

Современный эпилептоид, впрочем, все ставит на позитивистскую основу: что вижу, то и говорю. Он трезв. Ему не мерещатся дальние горизонты. Сейчас у него подорвано доверие ко всем идеологиям, его раздражает и возрождение царских гербов, и упрочение религии, и разные там департаменты, мэрии, муниципалитеты. Современному эпилептоиду чужда эзотерика, чертовщина, трансцендентальность. Он не легковерен. Он требует доказательств. Он не верит экстрасенсам, он верит хирургам, потому что он сам по сути своей хирург.

Со всем строем эпилептоидного мышления связан характер ассоциаций эпилептоида. Они у него стандартны. Если ему дать тест незаконченных предложений, то слова «столица нашей родины…» дополнятся у него неизменным «Москва». А ведь есть и другие варианты: «очень большая», «обновляется» и др-р-р-р…

Говорят о том, что мышление эпилептоида конкретное, ситуативное, он не размышляет на уровне высоких философских категорий. Его, как и паранойяльного, мало интересует разница между агностицизмом Канта и агностицизмом Юма. Его больше интересует, куда девались шахтерские деньги, кто виноват и что делать.

В мышлении эпилептоида (как и у паранойяльного) превалирует целеполагание. Оно работает на цель, сам процесс мышления, побочные его продукты не интересны для него. Он, как и паранойяльный, отбрасывает их без рассуждений, если они противоречат основной цели — доказательству принятой ранее (чужой) идеи, в крайнем случае он их опровергает, но не останавливается на противоречащей мысли, не разрабатывает ее. Сравним с шизоидом.

У того процесс мышления протекает свободно; если возникло противоречие, он развивает противоречивые мысли с интересом, но более или менее бесстрастно. Для шизоида важен процесс, а не результат.

А для эпилептоида, как и для паранойяльного, важен результат, а процесс даже тягостен.

В мышлении эпилептоида интересна и важна такая особенность. Он не видит альтернативных вариантов. Те программы, которые ему даны паранойяльными, он принимает и закрывается от влияния других идей со стороны. В этом отношении он похож на паранойяльного, которого характеризует та же узость, но по отношению к своей, втемяшевшейся ему в мозг мысли. Шизоид и гипертим в этом отношении совершенно свободны: может быть так, может быть эдак. Только шизоид сам порождает все альтернативы, а гипертим их заимствует. Но ни тот, ни другой не мучаются при выборе. А вот психастеноид, видя перед собой множество вариантов, мучается, не зная, какой предпочесть, а остановившись на каком-то одном, снова мучается от неуверенности, правильно ли сделан выбор.

Принятие решении

Эпилептоид разумно решителен в принятии решений. Решение принято и выполняется. Эпилептоиду как нельзя лучше подходит пословица «семь раз отмерь, один раз отрежь». Он так и делает.

Интересно в этом плане сравнить эпилептоида с паранойяльным, который один раз отмерил и один раз отрезал. И заглядывая вперед, продолжим: гипертим ни одного раза не отмерил, а семь раз отрезал. А вот психастеноид — о, психастеноид! — запомним это — семь раз отмерит и ни одного раза не отрежет.

Внушаемость

Эпилептоиды — маловнушаемые в общепринятом психотерапевтическом смысле люди. Отдельный человек, будь то «сам» Кашпировский или «сам» Чумак, не сможет внушить ему программу, противоречащую его взглядам. Это практически невозможно, он поддается внушению, идущему только от большой партии и ее вождей; тогда он испытывает благоговейный трепет. Но и в этом случае его внушаемость возможна только в русле уже избранного им направления. И если говорить о гипнотической внушаемости, то тоже можно сказать, что эпилептоид не очень-то гипнабелен (вот истероиды, сензитивы, неустойчивые — другое дело). Разве что появляется легкая сонливость (сомноленция), иногда вторая степень с отдельными слабовыраженными проявлениями восковой гибкости, но до каталепсии с ее мостиками не доходит, а уж третья степень с сомнамбулическими феноменами (например, внушенными галлюцинациями) — так это вообще большая редкость.

Эпилептоид, так же как и паранойяльный, очень энергетичен, работоспособен, работает иногда без отдыха, а иногда планомерно (но не чрезмерно) отдыхает, чтобы только восстановить силы и работать дальше.

Спят они больше, чем паранойяльные, не урывками, чаще в обычном ритме, положим, с двенадцати до семи, но если надо, то встанут по первому требованию жизни, могут и долго не спать, потом отсыпаются (паранойяльные не отсыпаются). Если паранойяльный держит телефон около постели и хватает трубку после первого же звонка, то у эпилептоида телефонный аппарат обычно стоит на письменном столе, и он, пробудившись после третьего звонка, идет к аппарату и берет трубку после пятого-шестого звонка. Все же берет, а не говорит себе сквозь сон (как это делает истероидка): «А ну их к черту, так хочется спать, что за нахалы, завтра позвонят, если надо».

Эмпатия

Эпилептоиды малоэмпатичны, то есть плохо чувствуют другого человека, его состояние, горести, вообще малочувствительны к чужому горю. Если ребенок у эпилептоида поранил пальчик, он скажет: «Ничего, пусть привыкает к ранам, на войне не то еще будет». Если эпилептоид — хирург (а хирурги чаще рекрутируются именно из эпилептоидов), то он меньше, чем можно было бы, заботится об обезболивании — пусть пациент потерпит. Эпилептоид — не единственный из психотипов, у которого плохо с эмпатией. Все агрессивные типы не слышат другого человека: паранойяльный — оттого, что сосредоточен на своем деле, эпилептоид — из любви к порядку, истероид — вследствие эгоцентризма, гипертим — из-за брызжущей энергии.

Эпилептоид поэтому должен говорить себе: человек дороже порядка. И не один раз сказать, а повторять через каждые пять минут. Так же как паранойяльный должен напоминать себе, что человек дороже дела.

Эпилептоиды склонны творить добро, но их добро как бы «по разнарядке». Если провозглашен призыв заниматься приютами для бомжей — будут заниматься. А нет призыва — он считает, что «от этих бомжей только антисанитария, интернировать их надо». (Читатель, понимай это как образ, я даю только направление, детали подскажет жизнь.) Зато добро их добротно, основательно, планомерно и результативно, в отличие от полных доброжелательности сензитивов, гипертимов и психастеноидов и в отличие от паранойяльного, который по определению не добр и может лишь выжимать из себя добрые поступки, в основном для того, чтобы их отметили, в целях собственной карьеры.

Эпилептоид с другими психотипами

Базовые черты эпилептоида определяют его отношения с людьми других психотипов. Очень интересно понять в приложении к эпилептоиду ситуацию, которую мы описывали уже в приложении к паранойяльному. Паранойяльные люди мало-помалу обрастают адептами. Сначала истероидными: те более склонны без критики влюбляться в паранойяльных. А потом, когда идея, развиваемая паранойяльным, завоевывает определенную аудиторию, к ней начинают прислушиваться эпилептоиды. И чем больше эпилептоидов к ней приобщилось, тем больше эпилептоидов приобщается. И таким образом они становятся проводниками идей паранойяльного. Если паранойяльного человека можно назвать «вечным двигателем», то об эпилептоиде можно сказать, что он «маховик истории». И повторим еще раз ранее найденный образ: паранойяльный — это пророк, а эпилептоиды — апостолы.

Когда паранойяльный обрастет эпилептоидами, тогда держитесь все! Это его сила. Тогда можно выгнать инакомыслящих со своей кафедры. Можно отправить всех философов на одном пароходе в эмиграцию, а всех «инакопишущих» загнать в ГУЛАГ. А можно плетью выгнать торгующих из храма — ведь храм не место для торговли.

Паранойяльный с паранойяльным в одной берлоге не уживутся. А вот эпилептоиды уживаются — если приняли идею одного паранойяльного.

Эпилептоиды — это типичные партайгеноссе (товарищи по партии). Они верны партии, верны своему долгу, своим вождям.

Дружба

Но эпилептоиды и просто верные товарищи. Дружба у них крепкая. Они могут дружить с горшка и до гроба. Часто дружба у них военная, окопная: афганцы или ветераны Великой Отечественной. Эпилептоиды друзей не меняют, не изменяют им, в отличие от гипертимов и паранойяльных. Жене изменить могут, другу — нет. Если друг совершает подлость, изменит в дружбе, для эпилептоида это драма. Во что же тогда вообще можно верить? Они помогают друг другу в беде, в радости, в продвижении по службе.

Эпилептоиду более, чем другим психотипам, подходит пословица «старый друг лучше новых двух». Для сравнения напомним: паранойяльным подошла бы инверсия этой пословицы: «новый друг лучше старых двух». Эпилептоиды дружат избирательно. Они с трудом сходятся с новыми людьми. Это им подходит известное стихотворение Омара Хайяма:

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Одну лишь истину запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Но если требует дело, то и сойдутся. Эта дружба основана на верности идеалу, делу, вождю. Общение с друзьями, однако, в силу занятости случается нечасто: по делу, по праздникам. Но тогда к этому специально готовятся: хороший стол, выпивка, чтобы торжественно отметить встречу.

Надежность

Эпилептоид — надежный человек, он выполняет свои обещания. Астеник тоже надежный, но из-за меньшей энергетичности психастеноид мало что может. Паранойяльный в отличие от эпилептоида вероломен, гипертим забывает об обещаниях и обязательствах, хотя по требованию начинает суетливо их выполнять. Истероид находит массу причин, почему не может выполнить свои обещания.

Так что эпилептоид самый надежный. Ну, не без греха, он может и слукавить, не то что психастеноид. Но психастеноид менее результативен. Так что, учитывая все это, рассчитывать можно все же скорее на эпилептоида. Самый надежный.

Эпилептоиду можно доверить тайны. Он не разнесет их «по секрету всему свету», как это сделает истероидка, и не будет просто болтать, не задумываясь о том, что раскрывает доверенные ему чужие тайны, как это сделают гипертимы.

Эпилептоид, если и испытывает желание поделиться с кем-нибудь чужой тайной, то прежде раскроет свои. А относительно тайн другого подумает так: «Если я раскрою его тайну и это до него дойдет, он не станет мне больше доверять и к тому же будет иметь ко мне законные претензии, что сильно ухудшит наши отношения, так что лучше сдержаться». А если ради дела надо включить в обсуждение сведения о ком-то, эпилептоид его спросит, можно ли, а не спросив и не получив разрешения, не будет давать информацию.

Доверие

Свои тайны эпилептоид доверяет другим людям далеко не сразу, проверяет надежность друга. Он не пригласит к себе домой сразу нового знакомого, а повстречается с ним несколько раз вне дома. Потому что для него «мой дом — моя крепость». Он не расскажет о себе ничего такого, что могло бы его скомпрометировать. Если кто-то предлагает каким-либо образом обойти даже несправедливый закон, эпилептоид много раз проверит человека на мелочах, не стукач ли. Даже с женой эпилептоид не сразу знакомит своих новых товарищей — а вдруг уведут!

Если эпилептоид все же доверил, то это означает доверие. И тогда он может «расслабиться», чем и пользуются иногда истероидные и паранойяльные манипуляторы. В отличие от эпилептоида паранойяльный практически все время начеку, он не расслабляется.

А если друг злоупотребил тайной, эпилептоид отомстит.

Месть

Вообще эпилептоид мстителен в меру. Он мстителен, потому что злопамятен. Он, правда, не станет специально подготавливать отмщение, но припомнит зло и при возможности отплатит, в крайнем случае, ударит даже лежачего провинившегося жесткими словами «а помнишь?». Отомстит открыто, а не подставив исподтишка ножку, как это может сделать истероид. Однако, если человек покается, эпилептоид простит — но не сразу. У него прощение — это процесс.

Благодарность

Но эпилептоид помнит добро — и без напоминаний. Мы уже говорили, что паранойяльный человек — неблагодарный. Он может даже быть вежливым и говорит формальное «спасибо», но не испытывает того чувства благодарности, какое свойственно эпилептоиду, который помнит благодеяния и умеет благодарить за них, причем действенно и активно.

Он хранит в себе чувство благодарности и при первом подходящем случае платит добром. Эпилептоид к тому же не любит быть долго в долгу, его это тяготит, и он хочет поскорее отплатить человеку или он делает ответное добро при малейшем напоминании.

Впрочем, и в том, и в другом случае ответное добро эпилептоид склонен адекватно дозировать. Особых передозировок ждать не следует. Вот гипертим, тот в ответ на одно добро делает два, но сразу, в этот же день, а чуть с глаз долой — из сердца вон. Эпилептоиду можно делать добро в «долгосрочный кредит». Для эпилептоида важно показать больше себе, чем другим, какой он благодарный человек, в отличие от истероида, которому важнее продемонстрировать это другим людям, какой он благодарный.

Если эпилептоид видит пользу в превентивных благодеяниях — в том смысле, что они ему в конце концов тоже будут оплачены, — то он может давать такие «кредиты». А просто сеять вокруг себя добро он не станет — люди, по его мнению, такие неблагодарные.

Самого эпилептоида в неблагодарности не упрекнешь, он помнит хорошее и склонен возвращать долги, а не забывать. Но зато он часто упрекает в неблагодарности других людей, корит их, ведет счет, сколько кому он сделал благодеяний и сколько кто сделал ему. Это иной раз выглядит неблагородно, расценивается людьми как мелочность. Хотя по существу эпилептоид может быть справедлив и, по большому счету, имеет моральное оправдание: нельзя же, чтобы игра шла в одни ворота. Тем не менее эпилептоид может навредить этим себе и делу.

Врет ли эпилептоид?

Ну если для дела надо, то и соврет, вернее, скроет правду. Но так, чтобы наврать с три короба — этого нет. Гипертим и истероид врут, хотя и они, как мы увидим дальше, врут по-разному. Ложь, как правило, для эпилептоида — грех.

А как у эпилептоида вообще с грехами? Вот паранойяльный, если припомнить, грешит и не кается. Заглядывая вперед, скажем, что гипертим грешит и кается, истероид грешит, чтобы каяться (это мы еще посмакуем), психастеноид не грешит, но кается. Эпилептоид же чаще не грешит и не кается.

Точки над «i»

Эпилептоид любит ставить точки над «i». Но более того, чтобы впоследствии не ставить точки над «i», он предпочитает как бы ставить точки над «а», то есть подробно договариваться обо всем заранее, до вступления в какие-то новые отношения. Иногда это проявляется и в мелочах. В принципе эта черта целесообразна, но если она принимает гротескный, психопатический оттенок, это воспринимается как занудливость и усложняет, а не улучшает отношения с людьми.

Законопослушность

Эпилептоид законопослушен. Он чтит букву закона больше, чем дух закона. Он послушен сам и заставляет быть законопослушными других людей. Последнее ему особенно нравится, потому что он законопослушен не из трусости, как сензитив, а из почтения к закону.

Но близко к закону лежат общепринятые нормы морали. Он и их придерживается и клеймит тех, кто от них отступает. Для сравнения: психастеноид тоже уважает нравственность, но вот законы несправедливые может осуждать. Эпилептоид склонен уважать и несправедливые законы, если это законы. Поэтому можно сказать, что эпилептоид более законопослушен, чем «нравственнопослушен»

А психастеноид более послушен нормам нравственности, чем нормам закона. Кроме того, еще одна важная вещь: психастеноид более придирчив к себе, чем к другим, а эпилептоид себе кое-что и простит в случае отступления от закона и морали, но другим того же самого не простит.

Справедливость

Эпилептоид пусть несколько меньше, чем психастеноид, но все же любит справедливость. И любит наводить справедливость. Ведь справедливость — это порядок. Но эпилептоид очень прямолинеен в своих поисках справедливости, не чувствует нюансов (психастеноид чувствует). Ему трудно дается разрешение противоречий, трудно даются компромиссы. Поэтому противоречия часто перерастают в бурные конфликты: эпилептоид старается сдержаться, но это стоит ему большого труда, особенно если вопросы объективно острые. Это бывает опасно.

С его точки зрения, иногда преступника надо расстрелять на месте, были бы два свидетеля. А то, что свидетели могут быть подставными, он задумается только тогда, когда ему это подскажут в ходе полемики. За убийство, по его мнению, надо казнить. А то, что убийство может быть совершено в ответ на другое преднамеренное и неоправданное убийство, это тоже не сразу приходит ему в голову.

Множество эпилептоидов пошло вслед за большевиками осуществлять диктатуру пролетариата, не задумываясь, что другие люди тоже должны иметь право голоса. Эпилептоидам следует не забывать об этом в своем рвении к справедливости и проводить глубокий нравственно-психологический анализ своей позиции.

Ультиматумы

Эпилептоид, пытаясь повлиять на человека, скорее ставит ультиматумы, чем манипулирует. Напомним, что манипуляция — это скрытое психологическое воздействие на человека. Нет, эпилептоид прояснит все, спросит мнение, сформулирует противоречие и, сочтя свое требование справедливым, поставит условие, при выполнении которого он не сделает чего-то нежелательного для партнера или даже сделает то, что желательно для того. Это и отличает его достаточно фундаментально от истероида.

Власть

Эпилептоид любит власть, любит распоряжаться, ему нравится, когда его слушают и слушаются. Но властвует он в соответствии с установленным порядком, с «табелью о рангах», не превышая своих полномочий, но и не давая другим превышать их по отношению к себе и к людям. Он не рвется к власти, как это делает паранойяльный. Но если ему ее «доверили», то он обставляет свою власть со свойственной ему основательностью: кабинет, входить с докладом, секретари, нравоучения, выговоры…

Если эпилептоид имеет определенный статус, а вы в отношениях с ним не хотите сложностей, хотите мира, слушайтесь его, и он станет вашим другом. В противном случае — недругом. Вы этого добивались?

Отрицательные оценки

Эпилептоиды бывают трудны в общении тем, что склонны давать отрицательные оценки — и чаще всего обоснованные. Но делают они это чересчур прямолинейно, режут правду-матку в глаза. За глаза эпилептоид гадостей обычно не говорит — это, по его мнению, нехорошо, он и не наушничает, но слушать «правду-матку» в глаза, понятно, тоже не нравится людям.

Положительные оценки людям эпилептоид дает вынужденно, когда другие высказывают объективные положительные мнения или когда от него требуют дать объективную характеристику (подчиненному, начальнику, коллеге на одном иерархическом уровне).

А спонтанные высказывания оценочного характера у него чаще всего отрицательные. При этом себя они в этом отношении оценивают положительно. Это работают бессознательные механизмы самоутверждения, желание возвыситься за счет унижения другого.

Если вы эпилептоид, сказанное не делает вас симпатичным ни в глазах людей, ни в собственных глазах. Поняли, приняли к сведению — даю совет: больше думать о положительном в людях, больше говорить об этом.

Больше думать о положительном в людях, больше говорить об этом.

Отрицательные оценки допустимы только тогда, когда нельзя без них обойтись.

Обвинения

Беда эпилептоида, однако, больше в том, что его отрицательные оценки переходят в обвинения. Эпилептоидам не просто свойствен обвинительный подход. Они распекают, наказывают сами, требуют от властей наказания провинившегося, чаще эквивалентного, как в Ветхом Завете: кровь за кровь, смерть за смерть, око за око, зуб за зуб. Но бывает, что и перегибают палку. Они, как и паранойяльные, склонны к суду Линча, к геноциду. Обуздывают свою агрессивность они в том случае, если общепризнанная тенденция склоняется в сторону гуманности. Или же если с ними серьезно поработают психологи, которые помогут понять, что многие решения эпилептоидами принимаются неосознанно, без глубокого осмысления. Увы, многие эсэсовцы, многие чекисты и муровцы относились именно к эпилептоидам. Жеглов в исполнении Высоцкого — яркий тому пример.

Категоричность

Эпилептоид категоричен, безапелляционен в суждениях, даже не касающихся оценки тех или иных личностей. Усвоенное со школьной скамьи для него непреложная истина, и тот, кто его истину не понимает, тот должен понять.

В особенности сильно это проявляется, когда мнение эпилептоида «подтверждено» в книгах, и чем более фундаментальны эти книги, тем более он настойчив.

Эпилептоид, как и паранойяльный, назидателен, любит поучать. Для него характерна родительская позиция по отношению ко всем, даже к старшим, а тем более к младшим и в первую очередь к своим детям, даже повзрослевшим. Нередко можно увидеть на улице эпилептоида, разбирающего конфликты чужих детей. Он из тех, кто следует призыву «не проходите мимо».

Если сравнивать эпилептоидов с паранойяльными, отметим, что они все же более терпимо, чем паранойяльные, относятся к чужому мнению, более сдержанны в его отрицании, даже если не согласны с ним. Но эпилептоиды чаще, чем паранойяльные, согласны с мнением большинства. Они и составляют это большинство.

Эпилептоид требователен и дома, и на работе. Он все контролирует, не слишком доверяет, придирчив, всегда найдет, к чему прицепиться, в этом отношении он бывает неприятен.

В отличие от паранойяльного, он чаще обоснованно требователен. Он соизмеряет свои требования с возможностями человека, с моралью и законами и сочетает это с требовательностью к себе. В то же время, если люди предъявляют к нему необоснованные требования, он стойко сопротивляется. Он умеет отказать, при этом отказ часто имеет жесткий, а иногда и грубый оттенок. Всякая требовательность и всякий отказ неприятны, а жесткость, с которой это делает эпилептоид, — особенно.

Авторитарность

Манера влияния на людей у эпилептоида преимущественно авторитарная. Он покрикивает, строго, сухо делает замечания. Замечаний много, они часто мелкие. Он дает очень подробные инструкции, как пройти-проехать, сопровождает их чертежом. Распоряжения понятные, четкие: первое, второе, третье. А потом: повторите приказ — то есть он руководит конкретно. Сам выезжает на объекты. Это все объяснимо: эпилептоид предпочитает брать на себя ответственность​ и потому старается предотвратить разные непредвиденности.

Но он не дает проявить инициативу, что, понятно, людям не нравится и создает напряженность. Все же эпилептоида терпят, потому что, как правило, он ответственный и успешный человек, руководит так, что предприятие или отдел процветает или, по крайней мере, не хуже других.

Когда он оказывается в роли подчиненного, то проявляет меньше инициативы, предпочитая получать указания. Ничего сам не предлагает. Заметят его работу, позовут посоветоваться — хорошо, нет — будет работать на своем участке. Руководителям имеет смысл знать это свойство эпилептоидов и самим выдвигать их в интересах дела.

Отношение к новым веяниям

Эпилептоид, как мы уже знаем, все-таки прислушивается к веяниям времени. Ага, отмечает он, это уже во многих местах внедрено. Он может внять рекомендациям по стилю управления. Услышит с кафедры теории управления на курсах повышения квалификации, что авторитарность — это плохо, а демократический стиль — хорошо, и будет стараться: введет в свой обиход элементы демократического стиля, приструнит себя в проявлениях авторитаризма.

Переделка характера

Многие психологи правильно подчеркивают, что характер эпилептоида трудно переделать, все равно что-то авторитарное прорвется. Я со своей стороны могу сказать, что результаты здесь прямо пропорциональны усилиям, затраченным на тренинги. Авторитарность с трудом, но преодолевается на уровне овладения психотехникой, без переделки характера (который, конечно, является и результатом генетической предопределенности, и результатом воспитания с пеленочного детства). Однако надо не только лекции прослушать и не только книги прочитать, но и, как говорится, «наездить часы». Любой начинающий водитель знает, что чем больше наездишь часов с инструктором, тем легче сдать вождение. Вот эпилептоиду и надо «наездить часы».

Критика

Эпилептоид с трудом переносит критику, хотя сам любит давать другим отрицательные оценки, но если критика объективна, справедлива, логична, конструктивна, если он видит, что его уличили, что он опростоволосился, то не будет выкручиваться, как это делают паранойяльный и истероид, а признает критику и будет стремиться исправить положение.

Юмор

С юмором у эпилептоидов плоховато. То есть им хватает чувства юмора в том самом простом смысле, что, когда кто-то рассказывает что-нибудь смешное, они смеются вместе со всеми, над кинокомедиями Леонида Гайдая, рассказами Зощенко или выступлениями Жванецкого. Но такое чувство юмора есть даже у дебилов. А вот юмор Анатоля Франса, например, для эпилептоидов менее доступен. Но главное, они сами непродуктивны в плане юморотворчества. Могут рассказать свежий (а чаще устаревший) анекдот — и все, то есть юмор у них, как и у паранойяльных, заимствованный. Юмор в свой адрес эпилептоиды воспринимают крайне болезненно, злятся, иногда впадают в ярость, стремятся отомстить. Они менее злопамятны, чем паранойяльные, но все же злопамятны, а насмешка — это самое страшное для эпилептоидного самолюбия.

В ряде публикаций я уже предупреждал, что с юмором надо обращаться осторожнее, но в особенности следует учитывать это по отношению к паранойяльному и к эпилептоиду. Я даю такой совет прежде всего шизоидным людям, которые могут быть талантливыми юморотворцами, и гипертимным людям, у которых юмор неглубокий, но тоже может задевать.

Почему у эпилептоидов трудности с юморотворчеством? Чтобы увидеть смешное, надо обладать нестандартным мышлением (как у шизоида), а у эпилептоидов мышление стандартное. Поэтому и шутят они, используя банальные, «патентованные» остроты типа «У тебя в ушах чернозем», «Тебя пальцем делали». Часто это делается в рамках руководящих замечаний в адрес нижестоящих, в адрес своих и чужих детей.

А шизоид увидит сходство оттопыренных ушей с крыльями и выдаст это в виде оригинальной, но тоже неприятной шутки.

При том, что и у эпилептоида, и у паранойяльного юмор заимствованный, эпилептоид все-таки меньше, чем паранойяльный, склонен высмеивать людей.

Этикет

Эпилептоид в меру соблюдает этикет, он не матерится при женщинах, как может сделать гипертим или истероид. При своих, при мужиках, выругается — это же принято, но тоже в меру, не через каждое слово, как гипертим, а через несколько фраз.

Он соблюдает общепринятый этикет, а не лощеный-изощренный, как истероид. Он не упрекнет лишний раз за несоблюдение светских правил, как это сделает тот же истероид, но соблюдения основных правил приличия он потребует.

Сдержан, но взрывчат

В психотехнике общения у эпилептоида бросается в глаза такая пародоксальная вещь. Эпилептоид сдержан, но взрывчат. Что это? А вот что: он дисциплинирован, поведение его упорядоченное. Он не распускает себя, как это делает паранойяльный, гипертим и истероид, а сдерживается. Но его энергетика не уступает энергетике паранойяльного. И сдерживаться он может только до поры до времени. А там взрывается. Гнев его сокрушителен и страшен. Потом он себя корит, но не очень: ведь он не сдержался в ответ на дурной поступок

Здоровье

Можно сказать об эпилептоиде и так: взрывчат, но сдержан. Это звучит еще более парадоксально. Но при этой перестановке понятий кое-что меняется. Начинаешь понимать, что эпилептоиды от своей сдержанности заболевают гипертонической болезнью с ее инсультами и ишемической болезнью сердца с ее инфарктами. У эпилептоида ситуация сдерживания воспроизводится постоянно, то есть все время: агрессивный импульс — задержка, агрессивный импульс — задержка… У него таких сеансов пятьдесят за день, и это играет решающую роль в возникновении этих психосоматических болезней, начало которых в психике, а конец, симптоматика, — в соматике (телесной сфере). Доктор Булгаков в «Мастере и Маргарите» устами Воланда провозгласил, что человек не просто смертен, но иногда внезапно смертен. Там, правда, речь шла о несчастных случаях, когда трамваем отрезало голову Берлиозу, — пусть, дескать, ни Бога, ни дьявола не забывает. Но человек внезапно смертен иногда сам по себе. Это как раз больше всего относится к эпилептоидам. Они иногда, будучи вроде бы абсолютно здоровыми, внезапно умирают.

Неожиданно возникшая перспектива ареста — и он умирает от «молчащего» инфаркта (без обычных болей в области сердца) или от инсульта. Инфаркт и инсульт, впрочем, не всегда именно смертельны, они могут искалечить, превратить в инвалида, а предваряют их другие проявления ишемической болезни сердца и гипертонической болезни на фоне атеросклероза сосудов головного мозга.

Все это эпилептоидные болезни — «сдержан, но взрывчат», «взрывчат, но сдержан»…

Сравним с паранойяльным. У паранойяльного меньше вероятность инсультов и инфарктов, так как он не сдерживает аффект, но у него больше вероятность гастритов и язвенной болезни (нерегулярно и плохо питаются). Эпилептоид же питается более или менее регулярно, ест горячую пищу, первое-второе-третье, так что у него меньше риск заболеть гастритом и последующей язвой желудка.

Эпилептоиды не слишком занимаются своим здоровьем, они не ходят по модным врачам, не ремонтируют,вовремя зубы, не проводят профилактику — некогда. Но они дисциплинированно проходят диспансеризацию, если потребует начальство. Иногда, когда требуют и убеждают врачи, эпилептоиды ради профилактики начинают заниматься на тренажерах, ходят в бассейн, налаживают правильное питание. Но все это — после «второго звонка».

Реакция на конфликтогены

На конфликтогены эпилептоид чаще всего реагирует холодной напряженностью, он не сразу включается в неуправляемый конфликт, но этот конфликт близок. Эпилептоид сдерживается, сдерживается и взрывается. Он может реагировать на конфликтогены и лицемерной пристройкой снизу: дескать плетью обуха не перешибешь. Он себя сдержит. Нередко эпилептоид открывает для себя более целесообразные способы оптимального реагирования на конфликтогены. Он, как мы заметили в процессе занятий по психотехнике общения, легко усваивает алгоритмы мягкой и жесткой конфронтации и управляемого конфликта.

Вегетатика

У эпилептоида стабильная. Ну, конечно, в гневе или при страхе он побледнеет, изредка покраснеет от стыда, но в основном сохраняет непроницаемость. Он умеет скрыть свои чувства и на уровне вегетатики, устойчив к ударам, неожиданностям. Он не паникует в случае банкротства, он знает, что можно найти выход, либо само «рассосется»; по крайней мере, можно уменьшить отрицательные последствия. И на лице — лишь легкая бледность.

Страх

В принципе эпилептоиды испытывают страх перед врагом, перед смертельно опасными ситуациями, но стараются быть собранными, приучают себя преодолевать страх и в конце концов становятся храбрыми солдатами, офицерами. Это подчинение витального страха социальным установкам — тоже результат особой социальности эпилептоида. Они сдержанны не только в проявлении агрессивности, но и в проявлении страха.

Известный писатель-диссидент пятидесятых годов Виктор Некрасов описывал, как в первых сражениях люди испытывали медвежью болезнь, но потом привыкали к реву снарядов и свисту пуль и ходили в атаку.

Эпилептоид не просто испытывает страх и преодолевает его. Он стремится попасть в опасные ситуации. Это они часто становятся летчиками-испытателями и берутся за другие рискованные профессии. Преодолев страх сами, они стараются заставить и других преодолевать его, а если у кого-то это не получается, высмеивают, обвиняют в трусости. Такой своеобразный садомазохизм. И с другой стороны, это опять же проявление социальности их существа.

Страдания

Эпилептоид их не выносит наружу. Ему трудно признаться друзьям, что изменила жена. В случае болезни он старается не обременять окружающих, не застонет лишний раз.

Эпилептоид как семьянин

Прежде всего уточним, что он принципиально за семью, он муж и отец. Он дуб для рябинки, как в песне. Он опора, надежная, ответственная. Но если жена придерживается иных, нежели он, ценностных ориентации, то неизбежны конфликты. Их можно избежать, если оба они успешно пройдут тренинг по психотехнике общения и скорригируют привычки, мешающие их отношениям.

Жена-эпилептоидка практически никогда не изменяет. Это самый надежный тип женщин. И она всегда помощник мужу, будь то эпилептоид, паранойяльный или истероид. При всех недостатках эпилептоидной жены (прическа с заколками-невидимками, старомодность, неизящность) для мужей это неоценимо.

Муж-эпилептоид не уходит из семьи, но может изменять. Он очень сексуален и сластолюбив. При этом он все-таки всегда приходит ночевать домой. А если не приходит, то обеспечивает себе стопроцентное алиби, чтобы жена не волновалась.

Если гипертим изменяет жене с кем попало (с кем выпили вместе), если паранойяльный может изменить для дела, а истероидка — ради выгоды и с тем из престижных кавалеров, кто ею восхищается, то эпилептоид изменяет по любви, и он верен этой своей «измене», то есть он не меняет любовниц, а сосредоточивается на одной, ухаживает за ней. С любовницей у него отношения тоже стабильные. Она знает, что четверг — это ее день. Но она знает, что воскресенье — день семейный — и это святое. И ее ну не как жену, но все же он обеспечивает или помогает ей сколько может.

Если же, несмотря на свои измены, эпилептоид узнает, что изменила жена, то для него это трагедия. Да, вот так: сам изменяет, но если ему — трагедия. Это объясняется так называемой двойной половой моралью. Мужчина, в мнении большинства, имеет право изменять, а женщина — нет.

Один мой друг жалуется мне:

«Светка мне рога наставила. Нет, ты представляешь? Мне и рога. Ну не смешно ли?»

«Старик, ну ты ведь изменял ей, я же знаю…»

«Ну ты ж понимаешь, все мы мужики, что я, не мужик, что ли?»

«Ну, конечно, старик, понимаю».

«Вот ведь какая гадина, а?»

Но если уж эпилептоид сам верен (а не ветрен, как истероид), тогда измена может повлечь убийство (Хозе — Кармен). А если не убьет, то, по крайней мере, побьет. Возможно и самоубийство или и убийство, и самоубийство одновременно (Отелло). Изменять, по его мнению, непорядочно — за это надо убить, это он считает порядочным. Потому что эпилептоид трудно переживает не только крах идеологии, в которую верил, но и крах отношений. Это ведь тоже своего рода крах идеологии: он верит в брак, в семью как в общественные институты. Он вложился в эти отношения, он построил их, построил дом, не то что гипертим, которому «под каждым кустом был готов и стол и дом».

С кем эпилептоиды сочетаются браком? Мужчины-эпилептоиды, понятно, предпочитают красивых пластичных истероидок. Они любят красоту, любят любоваться красотой. К тому же среди женщин вообще истероидок больше, так что даже если эпилептоида привлекает другой психотип, ему может достаться истероидка.

Этот альянс «эпилептоид плюс истероидка» насыщен специфическими трудностями. Мужчина-эпилептоид перегружен физически и психически, устает, ему не до ухаживаний за своей женой (и за любовницей часто тоже некогда ухаживать). А ей нужны ухаживания, атрибуты любви (цветы, подарки, мелкие знаки внимания, частые звонки с работы). Гораздо легче обстояли бы дела с сензитивной женой, пухленькой и робкой служанкой. Но истероидка его устраивает больше и по другим моментам. Эпилептоид высоко ценит общество и общественное одобрение. Ему небезразлично, «что будет говорить княгиня Марья Алексевна», а значит, важно, какая у него жена. Истероидка — вывеска семьи. А сензитивная женщина боится общества. Вот эпилептоиды и женятся на истероидках и стреляются из-за их измен. Или просто возникают конфликты.

Цветы, которые ей нужны, стоят дорого, их надо покупать, а он прижимист и ему некогда. Нужны гости и театры (а ему неинтересно, если это не деловое общение, и опять же некогда). А в результате — капризы, слезы, истерики, измены — замучишься. Но он предпочитает мучиться и держится за нее.

Особенно если есть ребенок, а он зависимый и любящий отец.

Крайне редко он не выдерживает и сам подает на развод. Но чаще при разводах бывает так: она уходит, а он борется за брак. Интересно и то, что в любом из этих случаев он опять выберет скорее всего истероидку, и все повторится снова.

В браке эпилептоида и истероидки конфликт типичен: прижимистость эпилептоида и расточительность истероидки. Совет: выделить истероидной жене разумную сумму и иногда дополнять ее по обстоятельствам.

Дети

У эпилептоидных родителей дети не бывают брошены в роддоме или заброшены в интернате. Типичная картина: коляска с ребенком, при ней эпилептоидный отец, готовый на все, если не дай бог какой-нибудь пьяный полезет к коляске. У эпилептоидов дети никогда не бывают безнадзорными. Нос всегда утерт, накормлены, обуты-одеты. Дети не расфранченны, но все на них добротно и целесообразно.

Но, понятно, в ходу и строгость. Эпилептоидные родители аккуратно просматривают дневник, ругают за плохие оценки, ограничивают свободу.

В детстве — свободу манипуляций с предметами, двигательную активность («не тронь — будет больно», «не бегай — упадешь», «не влезай — убьет»). В подростковом возрасте — свободу социальных контактов (запрещают дружить с одними детьми, навязывают других).

Заставляют своих детей учиться по своему усмотрению: «Никакой музыки, пойдет в финансовый техникум». Но и помогают в учебе, регулярно ходят на родительские собрания. Часто они члены родительского комитета в школе. На людях своих детей защищают, дома же ругают, иногда, впрочем, склонны отругать и в присутствии чужих. У эпилептоидов вообще сильно выражены родственные чувства. Они склонны помогать племянникам, внукам.

В сексе

Здесь эпилептоид противоречив. С одной стороны, он сластолюбец. С другой — ханжа. В каком смысле? Если что-то уже дозволено обществом, он с радостью это принимает. Но дозволено не так уж много. Тогда он либо втайне это недозволенное практикует, вслух при этом осуждая других, либо и сам себе не позволяет, и тогда становится невротиком.

Секс эпилептоида может быть стандартен или расцвечен в зависимости от его культурного развития.

Можно сказать, что эпилептоид склонен к садомазохизму в сексе. Он любит подчинять сексуального партнера. Это не всегда выражается именно в требованиях каких-то сексуальньк действий, иногда, и даже часто наоборот, в запрете на те или иные, даже вполне невинные с точки зрения современной сексологии действия, например в запрете на орально-генитальные игры. Запрещает себе — мазохизм, запрещает партнеру — садизм. Сексологически грамотные, осознавшие и принявшие свои сексуальные потребности эпилептоиды склонны выражать их в игровой форме.

Садомазохистские тенденции проявляются у эпилептоида и в том, что, если у него на теле, на лице что-то не так, он склонен выдавить, сковырнуть, отрезать, доставив себе болевые ощущения: здесь садистические элементы непосредственно сочетаются с мазохистскими.

Добавим, что эпилептоид-мужчина больше склонен к нормальному (не носящему неотвязный, принудительный характер) вуайеризму.

То есть эпилептоидный мужнина любит видеть обнаженную женщину, ее половые органы, откровенные позы. Или же он мазохистски вытесняет из своей психики эти желания.

При этом истероидка-женщина склонна тоже к нормальному (то есть тоже без принудительности) эксгибиционизму. Тогда все в порядке: он смотрит, она демонстративно не скрывает себя.

Получается гармоничная пара. Если, конечно, ни у него, ни у нее это не зашкаливает в психопатию. Но если он начинает требовать от женщины вещи, для нее неприемлемые, а она даже и простые вещи отказывается для него делать, то возникают страсти-мордасти.

Эпилептоид любит секс в себе, а не себя в сексе (последнее свойственно истероидам). Он заботливо организует свою сластолюбивую сексуальность, в этом он похож на истероида, но отличается от паранойяльного, шизоида и гипертима, тем более от гипертима и сензитива.

Если эпилептоид сексуально неграмотен и стандартен, то он может и от других требовать стандартности. Тогда это жуткий святоша, что более свойственно эпилептоидкам. Но это, как мы уже говорили, оборотная сторона активной сексуальности: запреты — это своего рода садизм.

Здесь и дальше я не слишком соблюдаю порядок изложения признаков психотипа. Какой порядок ни избери, все равно можно найти, к чему придраться, а вот другой принцип был бы в каком-то отношении лучше… Тут даже очень условно трудно отделить внешние признаки от внутренних, допустим верность вождю. Потому что эпилептоид одевается по той, например, униформе, которую санкционирует вождь.

Эпилептоиды — люди идеологии

Они во что-то свято верят, не слишком подвергая критическому анализу догматы веры — будь то вера в Иисуса Христа или в то, что его вовсе и не было и что Бога тоже нет, или в светлое коммунистическое завтра, или в богоизбранность собственной нации. Главное, что это — некритичная вера в постулаты паранойяльного пророка.

И вот еще что важно и страшно. Если идеи, за которые эпилептоиды боролись и умирали, вдруг рухнули, то этот крах идей они тяжело переживают. Они тяжело переживают не только гибель идей, но и смерть вождей. Мужчины плакали, когда умер Ленин и когда умер Сталин. В отличие от эпилептоидов, паранойяльные изобретут новые идеи, во имя которых будут привлекать новых адептов. И «все начнется вновь… и слова, и пули, и любовь, и кровь…» — как в песне Булата Окуджавы. Гипертимы, в отличие от эпилептоидов, выпьют за новую власть («король умер, да здравствует король!») и будут крутиться возле новых кормушек. Истероиды, в отличие от эпилептоидов, не вдаваясь в теоретические дебри, будут петь талантливые или пошлые песни, прославляя новый порядок. А эпилептоид, скорее всего, будет верен старым идеям и будет работать на их возрождение. Он будет пытаться реабилитировать низвергнутых вождей. Это я и о том скорее трагическом, чем трагикомическом зрелище, когда старушки несут портреты Сталина, который убивал их родственников.

Родина и честь

Эпилептоиду более, чем другим людям, свойственна «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Он не может эмигрировать из страны, ведь здесь же могилы предков, а как сказал Маркес в одном из романов, родина не там, где родился, а там, где похоронены близкие. Для эпилептоидов важнее, чем для других психотипов, само слово «Родина». Это они умирали за Родину и, увы, «за Сталина». Эпилептоиды знают, что такое честь — честь мундира, семьи, честь полка, народа, страны, руководства.

Командир — подчиненный

Эпилептоиды хорошо командуют и хорошо подчиняются.

В ранних работах известного и очень талантливого психолога профессора Ф. Д. Горбова говорится о том, что загребной (командир в многовесельной лодке) всегда был и хорошим рядовым гребцом.

Эпилептоид нередко так ограничен шорами, что скорее сам может погибнуть, чем выйдет за пределы отведенного ему круга.

Жуков мог двинуть всю армию на Сталина, но он был маршал, а не политик, и Сталин убрал его на задворки — командовать округом, потом то же повторилось у Жукова с Хрущевым: он «вывел Никиту на орбиту, как ракета-носитель, и отвалился» (старый анекдот), а мог бы свалить Хрущева.

Из-за своей преданности эпилептоиды часто оказываются в трудных нравственных ситуациях. Зависимый от чужих воззрений человек с вставленным в него стержнем, эпилептоид, становится, попав в неправедную систему, орудием этой системы. Так было с немецкими эпилептоидами, так было с советскими эпилептоидами. Это их руками творился гитлеризм и сталинизм.

Эпилептоид не просто исполнителен в проведении линии своего паранойяльного вождя, пророка, своей партии и ее традиций. Он навязывает другим свои взгляды, заставляет исполнять программы его партии, ее ритуалы, чтить ее символику, исповедовать устои, которые он считает нравственными, хотя другие люди могут считать их, наоборот, аморальными.

Он ревностный служака и рубака. Он рубит сплеча — и летят головы. Он становится рыцарем революции. С оружием в руках и соблюдая воинскую дисциплину, он насильно навязывает идеологию, политическую систему, государственное устройство.

Вот шизоидам, гипертимам, психастеноидам это не свойственно. Истероиды могут примыкать то к одним, то к другим; вставленные в них стержни столь гибки или так легко вынимаются и заменяются другими, что ни в какое сравнение в этом смысле с эпилептоидами не идут. Хотя в какой-то отдельный момент они могут быть вполне страстными ораторами и красиво-храбрыми воинами.

Печатное слово

Для эпилептоида очень важно печатное слово. Раньше, когда «правду» говорила только газета «Правда», это было особенно заметно. Но и сейчас, если что-то написано, например, в «Медицинской энциклопедии» или опубликовано в издательстве «Медицина» или «Наука», то он проникается к этому доверием. Поэтому в разговоре с эпилептоидом при разногласиях имеет смысл сослаться на солидные издания. Если что-то опубликовано в несолидных коммерческих изданиях, то эпилептоида это не убедит. Ему нужны basic books (основные книги).

Глубокое доверие эпилептоида к печатному слову, а также к серьезным программам радио и телевидения вполне объяснимо: все это связано с властными структурами и установлениями. Важны для эпилептоида и другие проявления истеблишмента.

Он испытывает благоговейный трепет перед всякого рода штампами, печатями, подписями чиновников, бланками с «шапкой», перед аббревиатурами типа ЦК, ЧК, КГБ, МГУ, перед магическими для него словами типа «Государство», «Политбюро», «Президент».

Особенно — перед словом «генеральный». Все равно: секретарь, директор — но важно, что «генеральный». Это для эпилептоидов паранойяльный объявляет себя Главнокомандующим и усиливает дополнительно словом «Верховный».

Чинопочитание

С уважением к порядку у эпилептоида связано и чинопочитание. Он свято блюдет табель о рангах. В обоих направлениях: вверх и вниз. Он сразу берет под козырек: что партия наметила, то и выполним. «Колеблется вместе с линией партии», как в застойном анекдоте, а потом тяжко переживает крах партии.

Эпилептоид любит чинопочитание и по отношению к себе. И ценит он не только честь, но и лесть. Нередко на этом попадается, вкладывается в льстецов, а потом досадливо сетует или бурно гневается на них. Когда ему что-то очень нужно, то и он может быть льстивым до безвкусицы.

Ценностные ориентации

Эпилептоидной личности свойственны, разумеется, не только те или иные характерологические черты, но и те или иные ценностные ориентации. Конечно, в выборе той или иной ориентации характер играет ведущую роль, но все же не полностью его предопределяет, многое зависит от того, какие идеи предлагаются эпилептоиду.

Национал-социализм, социализм, религиозный фанатизм, расизм, воинствующий атеизм, патриотизм, панамериканизм и т. п. — такого рода ориентации при всей их противоположности могут быть в цене для эпилептоида в зависимости от обстоятельств.

Религия

Я уже говорил, что паранойяльный — это пророк, а эпилептоид — апостол. Этот образ можно использовать и для понимания роли эпилептоида в любой религии.

Но сначала возвратимся к паранойяльному. Напомним, паранойяльный в религии — пророк. Так что и Магомет, и Моисей, и Будда, и Заратустра, и сам Иисус Христос — личности паранойяльные. Ну а эпилептоиды? Нет, они, конечно, не только апостолы. Они и церковные иерархи инквизиторы, и просто пастыри. Вместе с паранойяльными пророками они, можно сказать словами Иисуса, — ловцы человеков.

Итак, эпилептоиды — пастыри, патриархи, иерархи, архиереи, отцы церкви, а другие психотипы для эпилептоидов — дети, «овцы», в том числе и заблудшие, предмет заботы.

В повести Георгия Владимова «Верный Руслан» овчарке Руслану кажется, что реабилитированные заключенные на самом деле убежали и без лагеря пропадут.

Понятно, что и сами эпилептоиды могут играть роль паствы.

В религии каждый психотип находит свой путь, свою роль, свои радости и утешения. Гипертим — это типичный поп-расстрига. Истероиды — кликуши, одержимые бесом; из них особенно легко бесы выходят по простому приказу «изыди». Истероиды легко могут уверовать и легко разочаровываются, но, будучи многочисленными, играют определенную роль в утверждении, новой религии. Место разных других психотипов в религии обрисовывается здесь вскользь, для понимания разницы с эпилептоидами, но в каждой главе, посвященной отдельно тому или иному психотипу, это будет развернуто.

Общественная нагрузка

Каждый психотип в своем своеобразии несет определенную общественную нагрузку, и каждый по-своему привлекателен и нужен, при всех его психотипных отрицательных качествах. Так происходит и в религиозных общинах.

Да и взять просто в туристической компании: гипертим не позволит унывать, истероид будет петь, паранойяльный фанатик туризма — разведывать новые места и вести туда группы и т. п.

Так что, действительно, «мамы всякие нужны, мамы всякие важны». Общественная «нагрузка» эпилептоида — организовывать быт, восстанавливать справедливость, воспитывать, следить за нравственностью и, увы, «за внебрачными связями».

Эрудиция

Эрудиция у эпилептоида фундаментальна в области практически значимых вещей и в рамках его специальности. Он глубоко покопался в нескольких узкоспециальных вопросах. Он дочитывает книги до конца и конспектирует их, не то что гипертим или истероид, которые могут начать с середины и на середине же закончить. Особенно этим отличается истероид: словно ковыряет вилкой в блюде, оставляя самое «вкусное», в сущности, нетронутым, но потом будет хвастать: «Я Борхеса читал, а ты? Ну что же ты, это надо знать, это уже классика».

Нет, эпилептоид делает выписки на карточках, ведет каталоги. Нельзя сказать, что эрудиция эпилептоида очень обширна. Чего-то он может не знать, но если нужно — покопается и овладеет. Правда, это не касается поэзии, хотя эпилептоид не чужд искусства, любит почитать и романы, в отличие от паранойяльного, который читает только для дела. Это и не широко эрудированный шизоид. И не припудривающий мозги иногда километрами стихотворных строк истероид.

Науки и творчество

Творчество эпилептоида в науке целеустремленное, на заданную тему. Тему эту задает паранойяльный или другой эпилептоид, который тоже выполняет заказ паранойяльного. Эпилептоиды склонны скорее разрабатывать прагматические задачи, если ясно, что их работа даст значимый результат, пусть даже отрицательный, но зато отброшен тупиковый путь. Свободный поиск эпилептоиду менее присущ. Он не генерирует принципиально новые идеи, а честно работает на проторенных дорогах.

Эпилептоид целеустремленно овладевает наукой, той наукой, которую создали до него и для него другие. Но фундаментальную науку он может как ученый продвигать в основном в качестве организатора. Успешно заниматься прикладной наукой он способен, при этом ему ставят задачи другие ученые. Иногда он выполняет социальный заказ. Но эпилептоиды очень нужны даже фундаментальной науке, потому что они могут довести идею «до ума», честно и скрупулезно проверить чью-то смелую гипотезу и решительно выступить против, если она не подтвердилась, или за, если она подтвердилась.

Бывает, что эпилептоид берется и за художественное творчество. Тогда его тянет на фундаментальность, реализм-натурализм, фотографичность, помпезность, прославление вождей или революции, патриотизм. Он клеймит позором изменников родины, развратников, проституток, наркоманов, алкоголиков, трусов, противопоставляя им положительного героя.

И никаких тебе надломов души, драм или трагедий с самоубийствами или фиолетовыми туманами… Вот Борис Полевой — «Повесть о настоящем человеке». Вот Вадим Кожевников — «Щит и меч».

Конечно, эпилептоид, становясь художником, в какой-то мере приобретает черты истероида, начинает любить себя в искусстве, но при этом эпилептоидные художники и композиторы холодны, в них нет живого человеческого чувства, как нет, например, его в партийно-славословящих песнях эпохи застоя типа «Мы делу Ленина и партии верны» или в песне на заданную тему про андреевский флаг, которую поет эстрадная трансвеститка, демонстративно напялившая фуражку и гимнастерку белого офицера… Это она истероидка, а автор, судя по тексту, — эпилептоид.

По служебной лестнице

Эпилептоиды практически всегда поднимаются планомерно по служебной лестнице, не перескакивая через ступени, как это часто бывает с паранойяльными, а постепенно или, даже скажем точнее, поступенно. И опять же в противовес паранойяльному у них редко случаются падения, разве что ломается генеральная линия, которой они служат, тогда и карьера эпилептоида может рухнуть. Если же он вовремя перестроится под новую «генеральную линию», то восстанавливается в обществе в прежнем статусе. Но напомним, что перестраиваться ему трудно. Такая планомерная, постепенная карьера без особых падений возможна благодаря сдержанности, исполнительности и чинопочитанию эпилептоида.

Обучение

Учеба для эпилептоида — часть карьеры. Он, как правило, учится достаточно ровно, без зигзагов. Переходит из класса в класс, с курса на курс, не отстает и не опережает, не перескакивает через курс. В соответствии со способностями, конечно. Оценки: тройки-четверки, четверки-пятерки, пятерки. Но смесь из троек, четверок, пятерок и… двоек — крайне редко; это уже не эпилептоид, наверное. Так учатся скорее всего паранойяльные, шизоиды и истероиды. Хотя и у них может быть поровнее. Ну вот, как видим, это тоже плюс эпилептоиду. Эпилептоид ценит сделанные в него вложения. За учебу надо платить; платит ли государство, родители или он сам — надо отрабатывать.

Честолюбие

Эпилептоид по-хорошему честолюбив в плане нравственности («Я чист и честен»), а в плане интеллектуальных находок не так честолюбив. Он хотел бы, чтобы приветствовали исповедуемую им идеологию, его клан, его этнос, но личное авторство он не так уж отстаивает и к нему не так уж стремится. Напомним, что для паранойяльного очень важно его авторство, и запомним, что для истероида тоже. А вот гипертим еще менее, чем эпилептоид, дорожит своим авторством.

Профессии

Эпилептоиды более преуспевают в профессиях, которые как бы более «предназначены» для них… Ну, разумеется, военные, точнее, офицерский корпус по контракту, а не солдаты-призывники. Полиция и правоохранительные органы. Учителя, врачи. В меньшей степени, но все же подходит эпилептоидам работа бухгалтера. Для каждой из этих профессий характерны назидательность, требовательность, авторитарность и т. п.

В овладении профессиональными навыками эпилептоиды упорны, но, раз овладев чем-то, они с трудом переучиваются. Они ретрограды в плане нововведений по интероргтехнике. Научившись печатать на машинке, эпилептоид сопротивляется переходу на компьютер. Овладев одними компьютерными программами, он со скрипом переходит на другие, более совершенные программы. То есть он хорошо удерживает программы, но можно сказать, что и они удерживают его.

Коммерция

Какие эпилептоиды коммерсанты? Прежде всего, в основном честные, то есть на них можно положиться, но надо иметь в виду, что при определенных трудных обстоятельствах они могут и оступиться… Конечно, абсолютно честных людей, наверное, вообще нет; даже психастеноиды могут слукавить и потом мучиться совестью. Но все же при известных предосторожностях, гарантирующих безопасность, с эпилептоидами иметь дело предпочтительнее, чем с другими психотипами (психастеноид как коммерстант не очень деятелен, гипертим суетлив, но по большому счету неудачник, любит риск и часто нечистоплотен в делах). Эпилептоид не любит коммерческих рисков, он рискует десятью процентами капитала, не больше, не идет на сомнительные сделки, наводит справки, требует расписок.

Один эпилептоид дал мне в долг деньги и потребовал расписку. Я спросил его, неужели он мне не доверяет. Доверяю, конечно, был ответ, но вдруг ты погибнешь в автокатастрофе, родственники отдадут.

Друзьями близкими мы не были, я простил ему бестактность, взял деньги в долг и дал расписку. Когда я вернул ему долг, он сам без напоминаний отдал мне расписку.

Эпилептоид склонен то или иное дело проверять сначала на малых оборотах капитала, проэкспериментировать и только после этого увеличивать обороты.

Бережливость

Эпилептоид скромен в тратах, бережлив. Он не сделает лишнего междугороднего и тем более международного звонка, а позвонив, сэкономит секунды, будет краток — все только по делу. Ему трудно выбросить недоеденную пищу или вышедшую из моды одежду. Но он не доводит пищу до порчи, он ее бережет: вовремя пережарит, перетопит жир. Он не выбросит верхние листья от капусты, а постарается отмыть их и сделать голубцы. А вот истероидка срежет половину хороших листьев в отходы. Паранойяльный же вообще не будет готовить, но и ругать за неэкономность не станет, если без особого напряжения на все хватает. Гипертим расточителен. Шизоид просто не умеет ни готовить, ни экономить. Но вот с психастеноидом у эпилептоида здесь есть сходство. Психастеноид тоже очень бережлив. Разница все же в том, что психастеноид просто сам сбережет, и на этом все, а эпилептоид будет сердиться на расточителей. Как всегда, в плюсах и минусы, бережлив, но раздражается при неэкономности других.

А вот еще плюс: эпилептоид отдает долги всегда вовремя и полностью. Правда, он не будет за пять дней предупреждать о предстоящем возврате долга, как это сделает психастеноид. Но эпилептоид и в этом отношении дорожит своей честью. А если его и подмывает слукавить, то верх берет рационализм: отдам вовремя, мне будут доверять и давать в долг и дальше, а нет — лишусь кредиторов.

Еще более характерно для него то, что он старается не залезать в долги. Он не любит быть должником. Взяв в долг по необходимости, он стремится вернуть его по возможности быстрее. И при этом, в силу финансовой дисциплинированности, он умеет копить деньги и практически всегда может дать в долг друзьям, но он всегда точно оговорит дату возврата, напомнит о сроке должнику за два дня до отдачи долга.

Он не склонен давать больших сумм, не доверяет человеку или ситуации, не хочет рисковать. С другой стороны, уверившись, что человек отдает долги вовремя, он может в дальнейшем одалживать и более крупные суммы.

Впрочем, обычно у эпилептоида не так много денег, за исключением случая, если он вышел на «финансовый эскалатор», когда деньги делают деньги.

Чаще он служащий, который честно зарабатывает свою зарплату, наемный работник, не склонный к финансовым рискам и, следовательно, не вырывающийся за определенные средние пределы. Он зарабатывает свои твердые 25 минимальных окладов, и на этом спасибо любому правительству.

Деньги

Деньгам эпилептоид ведет счет, записывает траты, доходы, кому сколько должен. Не забывает долги. Опять вроде бы плюс. Но вот и «минус». Эпилептоид считает деньги не только в своем кармане, но и в чужом. По его мнению, не только он, но и другие должны рачительно относиться к деньгам, а не транжирить их. Деньги надо расходовать правильно. Очень плохо, если неправильно тратят деньги родственники. А уж особенно, если неправильно расходуются деньги, которые он подарил, или деньги, которые могли бы быть сэкономлены и потрачены на него или по его усмотрению.

И вот эпилептоидная свекровь начинает считать деньги в кошельке истероидной невестки — и пошел скандал за скандалом. Или теща считает деньги в портмоне зятя… А между молотом и наковальней — дочь и внуки.

Отношения эпилептоида с людьми осложняются постоянными конфликтами с расточителями (гипертимами и истероидами) по поводу лишних трат, особенно в семье. Истероиды тратят деньги и в самом деле неосмотрительно. И если у эпилептоида истероидная жена, у них постоянно возникают ссоры по этому поводу.

Стремясь уменьшить такие конфликты, один эпилептоид договорился со своей женой-истероидкой, что не будет возражать против покупки какой-то вещи, если она сначала отойдет от прилавка на почтительное расстояние, а потом все-таки вспомнит об этой вещи и вернется.

Интеллектом жена обделена не была, и согласилась. Раздоров стало явно меньше. Как правило, истероидки считают эпилептоидных мужей скрягами, стараются быстро вложить деньги в покупки, а там будь что будет, в ответ эпилептоиды разражаются гневными тирадами по поводу расточительности и безответственности этих трат.

Эпилептоиды, действительно, часто чрезмерно прижимисты. Им имеет смысл пересмотреть эту позицию, если есть возможность хотя бы слегка расслабиться относительно трат. Можно, например, просто договориться о сумме, в расходование которой эпилептоид не вмешивается вообще. Будет явно меньше трудностей. Запомните этот совет, читатель. Если не вам, то другу вашему он пригодится. Неважно, что это всего лишь строка. Это записано отдельной строкой.

У эпилептоида всегда есть «подкожные» заначки. Причем, становясь старше, он имеет все больше не учитываемых женою денег. Ведь помимо основной работы у него обычно есть приработки. Когда это обнаруживается, опять возникают конфликты.

Считать деньги в чужом кошельке эпилептоид любит и в более широком смысле. Он следит за справедливостью распределения средств в обществе, за «нетрудовыми доходами», за спекулянтами или другими пройдохами, за фирмами, работающими по принципу «пирамид», за утечкой валюты из страны. Он принципиальный налоговый полицейский, инспектор КРУ. Он может вступиться за экономические интересы бедных, способен стать и анонимным осведомителем по финансовым преступлениям.

Домовитость

Эпилептоид — домовитый и домашний. Домовитый в том смысле, что в доме у него все устроено, он сам все наладил-приладил и, возможно даже, сам многое сделал (антресоли, стеллажи, шкафы), врезал два-три замка. Дверь всегда на запоре. Гипертим, в противовес ему, сделает хилый замок, да и тот толком не запирает. У эпилептоида есть мастерская на балконе или даже сарай, гараж, во всяком случае он к этому стремится. А у гипертима сама квартира как сарай. Эпилептоид домовит и в том смысле, что все несет в дом, в отличие от гипертима, который все тащит из дома. Можно сказать даже, что эпилептоид — стяжатель. Ну если и не стяжатель, то уж никак не расточитель.

К вещам эпилептоид относится с уважением, чинит их. У него стол не будет шататься, он перевернет его, уберет сломанное, врежет новые детали, поставит все на шурупы, на уголки, и стол будет в порядке.

Домашним мы эпилептоида назвали не потому, что он сиднем сидит дома, а не в офисе; нет, он часто пропадает на работе.

Но для эпилептоида его дом — его крепость.

Он склонен окунуться и в домашний уют, созданный для него истероидной или сензитивной женой. Он не любит общежитий и бульонов из кубиков, он любит тахту и свежеприготовленный огнедышащий борщ.

Эпилептоидная женщина приводит в порядок квартиру полностью, пусть и не до каждой пылинки доберется, как это сделает психастеноидка, но и не как истероидка, которая подметет пол посредине комнаты, а под диваном — клочья пыли, и тем более не как шизоидка, у которой куда ни ступи — грязь

Отдых

Эпилептоиды работают год, чтобы скопить деньги, купить путевки и поехать на юг с женой и не только доехать и обеспечить «койко-дни», но и фрукты, и прогулки на теплоходике по Черному морю, а когда деньги кончатся, уехать к себе домой на Белое море, снова зарабатывать на будущий год. Ну, может быть, южный берег будет теперь уже не «советский», а турецкий. То есть ему нужен отдых запланированный, когда все просчитано. Никаких дополнительных трат, неумеренных развлечений с фейерверками, тем более никаких казино.

В командировке

Эпилептоид может полностью себя обслужить: пришить пуговицу, сварить в номере кофе или даже суп (маленькая плиточка, кипятильник), у него разумный, без излишеств запас еды, одежды для выступлений и для отдыха в гостинице.

Не склонны к перемене мест

Эпилептоиды не склонны к смене жилища. Они не поймут призыва Марины Цветаевой: «Переезд! Не жалейте насиженных мест!» Они годами и даже десятилетиями живут в одном городе, работают на одном месте, если их не перемещают по службе начальники (паранойяльные или другие эпилептоиды), чаще с повышением. Или «по зову партии» переходят на другую работу такого же уровня, а бывает, и с понижением. Тогда в связи с этими перемещениями они и переезжают в другие местности. Впрочем, эпилептоид и сам может поехать учиться в другой город. Но это тоже «по путевке комсомола». Или потому что вообще так надо, ведь «великий учитель» сказал: «Учиться, учиться, учиться».

У эпилептоида не только нет привычки к перемене мест, он и мебель редко переставляет. Поставили — и пусть стоит. И даже мелкие предметы не любит передвигать. Свои архивы эпилептоиды годами не пересматривают.

Хобби

Эпилептоид предпочитает постолярить, послесарить, то есть прагматически важные занятия. Эпилептоид редко начинает собирать спичечные коробки, разве что марки, которые могут принести доход.

Эпилептоид любит животных, больше лошадей, служебных собак. Они его выгуливают. Относится он к ним с уважением, как к друзьям. К кошечкам и попугайчикам в основном равнодушен, не будет с ними возиться, ну разве что ради детей и жены.

Выпивает

Эпилептоид выпивает нечасто, хотя может выпить много. Но никогда не напьется так, чтобы попасть не домой, а в вытрезвитель. Он знает меру, свою предельную дозу, не переходит грань. Хронический алкоголизм ему не грозит. Он не будет пить «на троих» или «за столбом», разве что в походе или на вынужденных мужских пикниках (наподобие застойных картофелекопательных). Ему не свойственны запланированные пикниковые и туристические выпивки. Дома или в гостях, на представительских фуршетах или в ресторане на банкете — это пожалуйста. Но тут все как надо: аперитив, салаты, горячее, десерт, сигарета, тосты с прославлением лидеров, тосты за начальство и за хорошо работающих подчиненных.

Настроение

Настроение в основном у него ровное, без особых перепадов, хотя зависит от ситуации. Но их эпилептоид в основном создает сам, так что случайных отрицательных ситуаций у него бывает мало. Ровное настроение. Ну плюс-минус на «успех предприятия». Некоторые психологи могут спросить, а как же с дисфориями? На это я отвечу, что тогда речь идет скорее не об эпилептоидном характере, а об эпилептическом психозе, характеризующемся дисфорией (злобно-тоскливым состоянием).

Тем более редки у них серьезные невротические депрессии, ведущие к самоубийству. В основном это самоубийства при уходе любимого человека. Эпилептоид может принять решение о самоубийстве и осознанно, в реально безвыходной ситуации, но и здесь он скорее попытается найти выход.

Многие из обрисованных выше черт эпилептоида узнаются при более или менее длительном контакте, в процессе наблюдений за его взаимодействием с другими людьми. Отдает ли вовремя деньги, например, или нет? Нужно время, чтобы убедиться, отдает или не отдает… Но имидж частично виден сразу. Почему частично? Ну так ведь имидж тоже меняется время от времени: раз так причесался, раз — этак (или всегда одинаково). Но кое-что все же видно сразу. Сегодняшняя прическа тоже о чем-то говорит.

Начнем все-таки не с одежды, которую можно и поменять, а с телесных соматических особенностей, которые более или менее одинаковы. Конечно, придирчивый критик может сказать, что человек может похудеть или поправиться или сходить в парную и уже этим несколько изменить внешность. Это, конечно, так. И все же соматический облик более или менее постоянен у любого психотипа.

Кожа

Обычно бледноватая, если он северный человек, — он не загорает в соляриях и не ездит на юг зимой. Летом в деревне или на южном пляже, куда он съездит с женой, подзагорит, но это быстро проходит. Кожа более или менее чистая, без грубых прыщей, угрей и землистых пятен. В период полового созревания они, конечно, могут появиться, но это не носит катастрофического характера. В пожилом возрасте лицо покрывается сеточкой мелких сосудов склеротического и гипертонического происхождения.

Телосложение

У эпилептоида в основе своей телосложение правильное, остальное зависит от еды, от спортивности, от образа жизни. Но чаще это атлетическое телосложение, хотя к пятидесяти уже появляется неизменное брюшко, которое, впрочем, не мешает ему нравиться женщинам.

Лицо у эпилептоида овальное, с правильными чертами, без резкой асимметрии, нет диспропорций, не полное, но и не слишком худощавое. Брови нередко сдвинуты к переносице.

Речь

Говорит эпилептоид связно, членораздельно, внятно, чеканя слова и фразы. Обычно у него хорошая дикция, без картавости, без каши во рту. Говорит понятно, последовательно: первое, второе, третье. Голос не тихий, но и не громовой, отчетливо слышный. Интонации — «в пределах нормы». То есть модуляции есть, но не слишком резкие. Перебить себя не дает, но и сам редко перебивает, не то что паранойяльный или гипертим и истероид. У эпилептоида и здесь довлеет самодисциплина.

Движения

У эпилептоида движения четкие, размеренные, в меру резкие, но и достаточно пластичные. Сложные действия как бы раскладываются на ряд более простых; это не слитная мелодия, как у истероидок, видны иногда стыки, но в то же время это и не вычурно смешные движения шизоида, который неловко пытается дотянуться до далекого предмета и падает. Эпилептоид просто обойдет препятствие и спокойно возьмет нужный предмет, а вот истероидка, дотягиваясь рукой, изящно вытянет в качестве противовеса ножку и, балансируя на другой ножке, дотянется и двумя пальцами возьмет рюмку и так же изящно поставит ее на стол.

С особенностями эпилептоидной двигательной пластики связаны понятным образом и отношение к танцам. Изначально не отличаясь изяществом, эпилептоиды не тянутся к танцам, они не могли бы стать «раздватрисами» из «Трех толстяков». Но, в меру пластичные, они при необходимости научатся танцевать, особенно если того требует придворный этикет или желание добиться успеха у женщин.

Одежде

Постарев, эпилептоиды носят костюмы времен своей молодости и зрелости. Они привыкают к моде, как привыкают к форме. Новую вещь эпилептоид покупает наподобие прежней. Поэтому они отстают от моды. Даже молодые эпилептоиды отстают года на четыре, одеваются в духе близкого ретро. Авангардизм в одежде — не для них. Но для того, чтобы не чувствовать и особенной ущербности, они предпочитают строгий классический стиль, который всегда в моде. Темный костюм, галстук, светлая рубашка, все чистое, отглаженное, ремень затянут, пуговицы застегнуты — типично чиновничий вариант. Эпилептоид слегка, таким образом, старомоден, но не вычурно старомоден, как шизоид, который может «позволить себе» надеть неистлевшую рубашку, бывшую модной 15 лет назад.

Эпилептоидам свойственно постоянство в одежде (как в идеологии, как в дружбе). Они привыкают к вещам. Они не могут понять, как это можно выбросить вещь, если она еще не износилась, а только вышла из моды. Они донашивают одежду до ее реального, а не морального износа. Даже если приходится перестать носить какую-то вещь, они ее не выбрасывают, а убирают в шкаф — вдруг пригодится. Но если шизоид носит пиджак, пока тот не развалится от ветхости, то эпилептоид изношенную вещь перелицует, перешьет, подремонтирует.

Женщины-эпилептоидки в одежде несколько мужеподобны, но не до трансвестизма, не до гомосексуальных переодеваний в явно мужскую одежду; они не наденут и выпендрежные штанишки истероидок. Это, как правило, строгий однотонный костюм: жакет и юбка, в наше время и брючный костюм, но ни в коем случае не кокетливый, или же закрытое без «финтифлюшек» и не слишком облегающее фигуру платье.

Прически

Как правило, без каких-либо ухищрений или кокетства, всегда одинаковая, в духе легкого ретро, у пожилых — прическа времен их молодости. Мужчины не красят волосы. Женщины в возрасте могут и покрасить их в тот цвет, который был у них в молодости, но брюнетка не перекрашивается в блондинку. У женщин волосы — на прямой или косой пробор, заколка-невидимка, чтобы не мешали, часто открыт лоб. Волосы короткие или средней длины, чтобы быстрее можно было привести себя в порядок и чтобы шампуня меньше уходило — этакая Калугина в исполнении Алисы Фрейндлих из первой части фильма «Служебный роман».

Склонность эпилептоидов к старомодности объясняется не только привычкой к вещам и бережливостью. Они в принципе против лишнего украшательства, нерациональной траты денег на моду, они осуждают ее за легкомыслие.

«Верный Руслан»

Некоторые психотипы для диагностики удобно сравнивать с хорошо знакомыми нам животными. Прочитайте глубокую психолого-социологическую повесть Георгия Владимова «Верный Руслан».

Руслан (мы о нем уже упоминали) — это лагерная собака-человек, погибающая в своей слепой вере и преданности.

Так вот, эпилептоид подобен этой самозабвенной служебной овчарке. А вот истероидка напоминает кошку или избалованную болонку.

Статистики

Я уже говорил, что исследований, которые дали бы психотипную структуру человечества в процентах, я не знаю. По своим интуитивным впечатлениям могу сказать, что паранойяльных людей 3-5%, и среди них около 0,5% женщин. Эпилептоидов среди мужчин примерно 50%. И среди всех эпилептоидов 75% — мужчины и 25% — женщины. А вот эпилептоидок среди женщин около 20%. Таковы мои наблюдения. Конечно, нужно иметь в виду и то, что у многих людей смешанная психотипная структура. Сколько их? Не знаю. Будем исследовать вместе. Хотя точные сведения об этом вряд ли кому-нибудь и понадобятся. Ну конечно, если предположить, что планирование и структурирование коллективов будет поставлено когда-нибудь на строгую научную основу, может быть, это и потребуется. А пока нас интересует только занимательная психология, обойдемся.

Логика поведения психотипа

Каждый психотип ведет себя определенным образом. Вести себя иначе ему очень трудно; требуются большие усилия, чтобы изменить поведение наперекор логике психотипа. В отношении эпилептоида можно сказать, что логика его поведения даже не железная, а стальная. Порядок в вещах — значит порядок и в отношениях. Раз у него порядок в отношениях, значит, надо заставить других его соблюдать. Не соблюдают — надо наказать. Читатель сам уже, наверное, почувствовал эту достаточно жесткую связь. И мы не будем мучить его анализом каждого звена этой железной цепи, достаточно констатации того, что она есть и что на ее основе можно прогнозировать поведение эпилептоида и корригировать его.

Если вы эпилептоид

Стремление эпилептоида ставить точки над «i», подробное инструктирование и требование повторить указания, требование отчета о проделанном, стремление поставить партнера в позицию оценивания, отрицательные оценки, обвинения с применением неприятных эпитетов, назидательность, авторитарность, повышенный тон, жесткость в голосе, высмеивание с применением заимствованных штампов — все эти типичные для эпилептоида конфликтогенные черты делают его трудным для многих людей человеком, особенно если это переходит в эпилептоидную акцентуацию. И поэтому, если вы эпилептоид, а рядом с вами сензитив, гипотим, шизоид, истероид — будьте осторожны. Первых двух можно сломать, они расплачутся, будут плохо работать при постоянных придирках. Шизоид лишится творческого дара, а истероид будет реагировать истериками.

Эпилептоиду стоит отследить в себе и зафиксировать трудные для людей тенденции, даже если они кажутся ему целесообразными, и оттормозить их. Конечно, полностью от себя не уйдешь, но существенно уменьшить проявление этих черт можно.

Каждый человек способен, если он хочет, «подвинтить» себя там, где он бывает труден для других. Так и эпилептоид может осознать свои отрицательные в глазах окружающих психологические качества, и прежде всего в плане психотехники общения.

Чтобы оттормаживание происходило естественно на бессознательном уровне, нужен основательный тренинг Напомним: успехи прямо пропорциональны усилиям, затраченным на тренинг.

Мы обсудили сейчас ситуацию «если вы эпилептоид».

Эпилептоид рядом с вами

Ему тоже не должно быть дискомфортно в вашем присутствии. В отношениях с ним целесообразно соблюдать разумную табель о рангах, учитывать возрастное старшинство, статус, отличия, ветеранские заслуги, соблюдать общественные установления. Если вы пришли к нему в дом или на работу, в его «монастырь», поинтересуйтесь, как именно, по его мнению, следует вести себя в его доме, каков устав этого его «монастыря». И соблюдайте его правила, если эти индивидуальные установления не противоречат резко другим общепринятым общественным установлениям.

Ну например, если у него в доме принято снимать обувь и надевать тапки — снимайте. Если не принято — не снимайте, не навязывайте свое: мол, везде снимают, и я у вас сниму. Каждый человек имеет право на свои привычки, если они не вредят обществу.

Имеет смысл даже заранее осведомиться о предпочтениях вашего знакомого эпилептоида.

С другой стороны, в каждом психотипе надо уметь видеть и ценить хорошие его черты.

Замечательный психотерапевт М. Е. Бурно говорит о том, что надо ценить в человеке психастеноидное, он увлечен проблемой психастении. Но вслед за ним мы скажем, что люди должны ценить в эпилептоиде эпилептоидное, а в паранойяльном — паранойяльное. Конечно, хорошие эпилептоидные качества и хорошие паранойяльные. Следует учитывать — а мы в ситуации уже разгорающегося конфликта, увы, этого чаще всего не делаем, — что в каждом человеке для нас есть не только плохое, но и хорошее.

Недостатки — продолжение достоинств; достоинства продолжение недостатков.

Попытаемся применить этот тезис и по отношению к эпилептоиду. Да, такие положительные качества эпилептоида, как порядочность и упорядоченность, самодисциплина и надежность,

часто переходят в агрессивность, взрывчатость и мелочную придирчивость. Я имею в виду главным образом неотвратимость соседствования этих качеств, а не прямое выведение плохого из хорошего.

При оценивании человека учтем, что какая-то его черта, трудная для вас, в принципе может быть похвальна и полезна в глазах других людей.

Например, эпилептоидный муж каждую выдавшуюся свободную минутку идет к компьютеру, а не обнимает любящую и любимую жену.

На месте жены это стоило бы простить.

Людям, связанным с эпилептоидами по работе или в семье, дадим совет принять их с теми особенностями, какие у них есть, и в утешение себе помнить, что отрицательные качества других психотипов (необязательность гипертима, вероломство паранойяльного, манипуляторство истероида, занудливость психастеноида) могут оказаться даже хуже. Уйдешь от чего-то плохого в одном человеке (он эпилептоидный, значит, «жадный») к другому человеку с его хорошим; но потом вскроется в нем его плохое (он гипертимный, значит, расточительный).

При организации коллективов

Имеет смысл учитывать психотипы, то есть каждый коллектив, если угодно, должен иметь свою психотипную структуру, в которой каждый психотип играет свою роль. Когда еще в шестидесятых годах создавали академгородки (Дубна, Протвино и т. п.), говорили, что есть организаторы дела, генераторы идей, разработчики тем, доводчики и так далее. Наверняка легче организовать коллектив, зная психотипные особенности отдельных личностей.

Тогда паранойяльный становится руководителем, подбирающим группу для осуществления какой-то цели. Эпилептоиды, его помощники, организуют микрогруппы для разработки отдельных узлов проблемы. Шизоиды должны располагать собой, свободно перемещаться и генерировать идеи. Если им платить и слегка направлять к цели, они будут заниматься этим повсюду, доказывая известный тезис, что, если физик идет на рыбалку, значит, это нужно для физики.

Эпилептоид, хорошо организованный и хорошо организующий дело человек, востребует нужных шизоидов как источник новых идей. Другие эпилептоиды и психастеноиды проверят их гипотезы, отделив фантастические от реалистических. Проверят сначала теоретически, просто обмозговав все «за» и «против», затем в эксперименте и сделают модель, а потом и собственно машину.

Гипертимные, сензитивные, психастеноидные и шизоидные лаборанты будут выполнять техническую работу.

Истероиды будут петь и танцевать и веселить весь научный коллектив.

Гипертимы будут всех развлекать выпивкой и сексуальными перехваченными в электричке анекдотами.

Психотипы шизоид истероид эпилептоид тест. Психотипы

автора Спирица Евгений

Эпилептоидный (возбудимый) тип Эпилептоидный характер подобен прочному и надежному с виду дому, в фундамент которого заложена взрывчатка. Девиз эпилептоидов – «Порядок превыше всего!»: порядок в доме, порядок в мыслях, в чувствах, в отношениях и так далее. Они скрупулезно

Из книги автора

Истероидный психотип Внутренние условия. В основе истероидного психотипа лежит слабая нервная система, но она не просто слабая, она еще и быстрая, подвижная. В нейрофизиологии силу или слабость нервной системы принято оценивать по ее способности или неспособности

Из книги автора

Шизоиды: шизоидный психотип В основе шизоидного психотипа лежит принцип аутичности, слово «шизоидность» происходит от греческого «пхизис» – «расщепление». Шизоидность – это не эмоция, это мышление.Давайте определим, почему же мышление лежит в основе шизоидного

Из книги автора

Гипертим: гипертимный психотип Особенности этого психотипа заключаются в том, что в основе его лежит сильная, подвижная нервная система с преобладанием процессов возбуждения над процессами торможения. Гипертиму свойственна такая тенденция, как ориентация –

Из книги автора

Эмотив: эмотивный психотип Люди эмотивного психотипа, или, как их называют психиатры, психоастеники, – это удивительные люди, для которых важны гуманизм и гуманистичность.В основе этого психотипа лежит слабая нервная система и особое функционирование полушарий коры

Из книги автора

Астеник: тревожно-мнительный психотип В основе тревожно-мнительного психотипа лежит слабая малоподвижная нервная система. Это значит, что она не способна выдерживать длительные процессы возбуждения и в данном случае будет проявлять себя в опасности по так называемому

Из книги автора

Ипохондрик: депрессивно-печальный психотип Не все психиатры выделяют данный психотип. Кто-то его считает тревожным психотипом, то есть астеническим. Однако для детекции лжи очень важно выделять таких людей, поскольку, как и астеники, они создают большое число помех во

Каждый человек отличается уникальным характером, сформированным за годы его жизни. Но есть некоторые общие черты, заложенные в нас с рождения, которые позволяют выделить основные Рассмотрим тех людей, которые оставили наиболее глубокий, но кровавый след в истории, — эпилептоидный тип. S-теория развития личности утверждает, что примерно каждый десятый человек на планете относится к этому виду. Но что же отличает эпилептоидов от остальных представителей человечества? Что заставляет людей сторониться их?

Что является характеристикой эпилептоидного типа личности

Данное название объясняется тем, что процессы, происходящие в голове таких людей, напоминают изменения личности, вызванные эпилепсией. Они склонны к проявлениям агрессии и постоянно провоцируют конфликты. Такому субъекту нужно немало времени, чтобы потерять над собой контроль, но когда чаша терпения переполняется, горе тому, кто попадёт под его горячую руку. Эпилептоид долго «заводится» и не менее долго «остывает», срывая свою злость на всех подряд.

Ещё одна отличительная черта этого типа — невероятная педантичность и аккуратность. Всё, что окружает таких людей, должно подчиняться строгому порядку. В противном случае эпилептоид быстро выходит из себя и начинает терроризировать окружающих. Власть над людьми — вот его заветная мечта. Большинство известных диктаторов и тиранов относились именно к этому типу личности. Эпилептоиды хотят властвовать и повелевать, но жизнь не всегда складывается так, как они желают. Поэтому многие из них становятся домашними диктаторами, изводят и угнетают своих родных и близких.

Детство

Возбудимый, или эпилептоидный, тип начинает проявляться в раннем возрасте. Дети, обладающие предрасположенностью к подобному поведению, с малых лет пытаются подчинить окружающих своей воле. Они хотят диктовать другим детям правила игры, всячески притесняя и унижая тех, кто слабее. Также и со взрослыми — стоит им только проявить слабину, как ребёнок-эпилептоид тут же попытается взять верх. Поэтому лёгкой беседы с ним не получится, доброта не имеет ценности для людей с таким характером, они понимают лишь язык силы. Перед сильным человеком эпилептоидный тип личности будет преклоняться, ябедничать ему и доносить на своих сверстников.

У детей-эпилептоидов есть и положительные черты — они очень бережно относятся к своим вещам, всячески их оберегают и сохраняют в хорошем состоянии. Свои игрушки такой ребёнок никогда не отдаст, но с удовольствием отберёт чужие. Отношения с животными у эпилептоидов имеют ярко выраженный садистский уклон — они постоянно издеваются над своими питомцами. Поэтому мысль о том, что подаренный такому ребёнку зверёк может приучить его к доброте и заботе, в корне неверна. Скорее всего, подобное взаимодействие лишь усугубит эпилептоидный характер.

Юношество

Школьные годы этого типа личности проходят в особо жарких баталиях со всеми вокруг. В школах такие дети постоянно дерутся и ссорятся со сверстниками и учителями. С учёбой у них тоже всё плохо ввиду природной заторможенности. Закончить школу с нормальными результатами эпилептоидный тип личности может только с помощью родителей.

Нередко подобный подросток старается окружить себя более слабыми, зачастую младшими детьми. Из них он собирает настоящую стаю, которая беспрекословно подчиняется вожаку. Больше всего эпилептоидные натуры не любят, когда кто-то пытается вырваться из-под их влияния. В таком случае насилие практически неизбежно. Ярость человека с эпилептоидным характером может быть столь велика, что он способен нанести своей жертве серьёзные повреждения, не в силах остановиться.

Взрослая жизнь

Даже во взрослом, сознательном возрасте огромную роль играет тип личности. Эпилептоидный вид будет стремиться к власти и накоплению материальных благ. Если его развитие протекало нормально, без серьёзных потрясений, то из подобного человека может вырасти хороший полицейский, военный или бюрократ. Любовь к порядку эпилептоид перенесёт на новое поле деятельности, с упоением приступив к защите общественных норм и законов. Именно люди с таким типом личности создали полицию, армию и бессмысленный бюрократический аппарат.

Конечно, жизнь подчинённого едва ли устроит эпилептоидный тип личности. Ведь амбиции и жажда власти никуда не уходят, просто обстоятельства заставляют скрывать своё истинное лицо и притворяться невинной овечкой. А уж в притворстве эпилептоидам нет равных — они способны обмануть даже самого внимательного индивида, усыпив его бдительность сладкими речами. Но при первой же возможности получить своё он сбросит маску, обнажив свирепый оскал.

Супружеская жизнь

Совместная жизнь с эпилептоидом не сулит ничего хорошего, независимо от пола. Чаще всего они подыскивают себе слабого, инертного партнёра. Затем этот партнёр постепенно начинает превращаться в собственность. Ревность — вот неискоренимый порок, пронизывающий всю личную жизнь этого типа. Любой малейший повод для ревности способен привести эпилептоида в бешенство, и это при том, что сам он может изменять без всякого зазрения совести.

Людей часто привлекает в этом типе личности разнузданная, гипертрофированная сексуальность. Она носит в себе ощутимый отпечаток насилия и позволяет ещё больше привязать к себе партнёра. Изредка случается так, что два эпилептоида вступают в брачный союз. В таком случае постоянные ссоры и попытки выяснить, кто в доме хозяин, неизбежны. Подобные браки редко бывают долговечными.

Отношение к деньгам

Эпилептоидный тип всегда стремится к власти над людьми, а деньги — её эквивалент в современном обществе. Поэтому отношение к презренному металлу у эпилептоидов весьма трепетное. Для них процесс накопления и умножения материальных благ является естественным и простым. Такой тип личности проявляет готовность к упорному, тяжёлому труду для достижения своих целей. В семье эпилептоидная личность стремится в первую очередь получить контроль над финансами, зачастую отбирая заработную плату у своей второй половинки.

Если эпилептоид сумел накопить неплохой капитал, то он обязательно превратится в скрягу. Словно дракон, он будет восседать на своих богатствах, уничтожая всякого, кто решится на них посягнуть. Это нередко приводит к одиночеству, которое нисколько не пугает эпилептоидный тип. Психология и психоанализ характера таких людей выявили в них недюжинную целеустремлённость, способность двигаться вперед несмотря ни на что. Ради будущего богатства такой человек способен выдержать любые тягости и невзгоды, проявить настоящие чудеса выдержки и упорства.

Эпилептоидный тип личности: как общаться

Общение с эпилептоидом — непростая задача. Они часто бывают грубы и мелочны, норовят манипулировать собеседником. Важно понимать, что таких людей никак не сдерживают моральные нормы, они будут льстить и клеветать, угнетать и порабощать, чтобы получить своё. Поэтому нет смысла пытаться изменить их или как-то нейтрально объяснить их поступки. Любые проявления доброты будут восприняты эпилептоидным типом как слабость, которую обязательно нужно использовать в своих целях.

В конфликтной ситуации подобного субъекта невозможно остановить мольбами и смирением. Вид беззащитной жертвы лишь раззадорит его, усилит агрессию. Единственный язык, понятный эпилептоидному типу характера, — язык силы. Лишь достойный отпор может остановить его. Однако, учитывая суровый нрав эпилептоидов, лучше всего просто не иметь с ними никаких дел. Это сэкономит вам кучу нервов и времени.

Почти все психологи подчеркивали, что характер может быть более или менее выраженным.

Интенсивность проявления характера выражается понятиями «норма», «акцентуация», «патология или психопатия».

Нормальный характер – это характер без ярко выраженных личностных черт.

Акцентуация представляет собой яркое выражение личностных черт характера. Акцентуация характера рассматривается как крайний вариант нормы.

Патология или психопатия – болезненное проявление тех или иных черт характера, мешающее личности адаптироваться в обществе.

Различие между патологическими и нормальными характерами, включая акцентуации, очень важно, поскольку норма и акцентуация характера подлежат ведению психологии, а патология – психиатрии.

В практической психологии в основном благодаря усилиям психологов К. Леонгарда, А. И. Личко и А. П. Егидеса сформировались представления о психотипах личности, выражающихся через акцентуации характеров и были разработаны соответствующие им типологии, замечены некоторые устойчивые сочетания характерологических черт, причем оказалось, что таких сочетаний не бесконечное количество, а около десяти.

Наиболее продуктивной для практики делового общения является типология, разработанная А. П. Егидесом, базирующаяся на идеях П. Б. Ганнушкина. Ее особенность заключается в том, что, в отличие от классификации П. Б. Ганнушкина, который анализировал психопатические типы, и классификаций К. Леонгарда и А. Е. Личко, рассматривавших акцентуации, тяготеющие к психопатическим отклонениям от норм, в ней представлены психотипы личности в норме. Но, поскольку все начиналось с психиатрии, то в классификации психологических типов личности А. II. Егидеса сохранены исторические названия психотипов: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипертим, шизоид, психастеноид, сензитив, гипотим, конформный, циклоид.

Знание психотипов личности крайне важно для практики делового общения, поскольку позволит не только безошибочно разбираться в людях, выработать умение видеть в них как положительные, так и отрицательные черты характера, но и подскажет, как правильно строить свои отношения с ними, и, тем самым, эффективнее взаимодействовать с партнерами по деловому общению.

Психотип личности объединяет в себе психопатию, акцентуацию и рисунок личности.

Психопатия – это психопатический психотип. Акцентуация – психотип с ярко выраженными чертами характера как крайний вариант нормы.

Рисунок личности – психотип в норме.

В дальнейшем психопатии рассматриваться не будут, поскольку это область психиатрии, а не психологии. Все психотипы будут обсуждаться в рамках рисунка личности, т.е. явной нормы. Акцентуации представляют собой углубление рисунка личности, возникающее в результате воспитания и условий развития.

Выделим основы классификации психотипов личности А. П. Егидеса.

Психотип личности выделяется на основе доминирующих характеристик, которым подчиняются все проявления характера в его отношении к себе, людям, труду.

Такими доминирующими характеристиками будут: паранойяльный психотип – необычайная целеустремленность, высокий энергетизм и агрессивность;

эпилептоид – любовь к порядку, организованность, энергетизм и агрессивность;

истероид – тотальная демонстративность и эгоизм;

гипертим – повышенное настроение, жажда деятельности, неорганизованность;

шизоид – интровертированность, интенсивная работа мысли, склонность к теоретизированию;

психастеноид – неуверенность и нерешительность;

сензитив – повышенная чувствительность, тревожность и мнительность;

гипотим – слабая энергичность и постоянно пониженный фон настроения;

конформный – зависимость от окружения;

циклоид – смена двух противоположных состояний – гипертимного и гипотимного.

Другим основанием классификации психотипов является выделение уровня энергетизма, который может быть высоким или низким. Энергетизм проявляется прежде всего через работоспособность (в физике энергия – это способность тела совершать работу), доминантность (способность оказывать влияние на других), конфликтность (участие в конфликте, как известно, требует затрат энергии) и агрессивность.

Психотипы можно подразделить на высокоэнергетичные, агрессивные (нападающие) и низкоэнергетичные, дефензивные (защищающиеся).

Агрессивность поведения проявляется в том, что человек настроен на борьбу, он считает, что все время должен самоутверждаться, как правило, мало с чем считается, пытается одержать верх, не обращая внимания на потери, а если сталкивается с другим агрессивным, то начинается борьба.

И все же агрессивность нельзя рассматривать в чисто отрицательном плане. Умение настоять на своем, реализовывать цели, «пробивать» идеи – весьма ценное качество.

В экстремальных ситуациях агрессивность может выступать как храбрость, напористость, отвага в бою и т.д.

В классификации А. П. Егидеса психотипы представлены по мере убывания агрессивности и нарастания дефензивности. К высокоэнергетичным, агрессивным психотипам относятся паранояльный, эпилептоид, истероид. Очень условно можно считать, что дефензивные психотипы начинаются с шизоидов. Условно, потому что и у истероидов возникают защитные реакции, но защита у них используется как средство агрессивности. В отдельных случаях шизоиды тоже могут быть агрессивными, далее у психотипов определяющими реакциями становятся дефензивные.

У агрессивных психотипов есть одна общая черта – все они малоэмпатичны, т.е способны вчувствоваться в другого человека, нечувствительны к чужому горю. Эмоциональная холодность и низкая эмпатичность присущи и шизоиду.

В работах А. П. Егидеса выделяется логика психотипа, которая выражается в том, что основные черты личности влекут за собой особенности поведения в каждой конкретной сфере человеческих отношений, в каждом узле системы человек – предметы.

Доминирующие характеристики психотипов были представлены выше, далее рассмотрим, как они проявляются в логике психотипа на примере основных психотипов.

1. Паранойяльный.

Доминирующая характеристика паранойяльного психотипа – целеустремленность. Это человек, вся жизнь которого подчинена достижению определенной цели или ряда целей. При слишком выраженной целеустремленности человек способен не только полностью пренебрегать интересами окружающих, но и идти но их судьбам. Паранойяльный самостоятелен в выборе цели: он сам ставит цель, сам добивается ее, сам ведет за собой других.

В тесной связи с основным свойством (целеустремленностью), находятся такие свойства как высокий энергетизм и агрессивность. Большая энергетичность паранойяльных проявляется в их большой пробивной силе, направляемой на достижение их целей, а также в работоспособности.

Цели у паранойяльных – в социуме. Они творцы новых идеологий, новых экономических макросоциальных систем, новых течений в религии.

Работа и карьера. Если работа лежит в русле основной цели паранойяльного, то он – всегда на работе, всегда в работе. Паранойяльные предпочитают делать карьеру в сфере политики, на руководящих должностях в самых разных областях, чему способствует высокий энергетизм и высокие деловые качества. Паранойяльный руководитель отличается тем, что умеет быстро принимать решения и брать за них на себя полную ответственность. Его стиль руководства – авторитарный, со всеми его плюсами и минусами.

Учеба и эрудиция. Паранойяльный тщательно изучает те предметы, которые ему, как он считает, нужны, и совсем не обращает внимания на, по его мнению, ненужные. Для него характерны глубочайшие знания в избранной им области, иногда сочетающиеся с почти полным невежеством в других, «ненужных» ему областях.

Отношение к людям и общение. В отношениях с людьми у паранойяльного преобладают деловые просьбы, требования, распоряжения, приказания, инструкции. В то же время сам он резко сопротивляется даже обоснованным требованиям, если они идут вразрез с его интересами. В общении паранойяльный в основном конфликтен, поскольку он не испытывает потребности в общении как таковом, общение для него – средство для достижения цели, организации совместной деятельности, получения информации, но не для установления теплых контактов. Поэтому, вступая в общение, он постоянно задевает окружающих, наступает на их интересы и на чувства, которых не замечает.

Имидж. Телосложение весьма разнообразное, но с теми или иными видимыми или скрываемыми дефектами (очень низкий или очень высокий рост, непропорциональная полнота или худоба, длинная шея или ее отсутствие и т.д.). Лицо не очень правильное, с более, чем в норме, выраженной асимметрией.

Бросается в глаза безразличие к одежде, видна неаккуратность, но в меру. Если требует дело, может очень хорошо одеваться.

Движения у паранойяльного чаще всего энергичные, темп речи быстрый, голос громкий.

Психотехника общения. Паранойяльному психотипу нужно понимать, что его эгоцентризм, оправдываемый общественной значимостью, тяжелая для собеседника манера общения, делают его человеком трудным. Для паранойяльного главное – усвоить мысль, что люди могут быть дороже и важнее, чем цели, принципы и будущее и соответствующим образом корректировать свое поведение: больше думать о положительном в людях, больше говорить им об этом.

При общении с паранойяльным целесообразно соблюдать определенные правила психотехники общения: интересоваться его предложениями и достижениями, полностью отказаться от юмористических замечаний в его адрес, от обвинений и категоричности, поучений и назиданий, и тем более советов.

2. Эпилептоид.

Доминирующая характеристика эпилептоида – любовь к порядку. Люди, относящиеся к данному психотипу, стараются поддерживать порядок во всем (общественный порядок, порядок в вещах, в семье, соблюдать все нравственные законы и запреты, и все другие возможные правила).

Эпилептоиды на протяжении всей жизни, вплоть до старости, полны энергии. Эпилептоид, как и паранойяльный, очень агрессивен. Его агрессивность выражается в принуждении других соблюдать и наводить порядок как в области человеческих отношений, так и в вещах.

Работа и карьера. Эпилептоид чаще всего выбирает профессию, которая ему ближе по характеру, например, финансиста, офицера, юриста, преподавателя, а в процессе этой работы, связанной с поддержанием порядка, получают все большее развитие и сами черты его характера.

Эпилептоид не делает быстрой головокружительной карьеры, он будет медленно, но верно продвигаться по служебной лестнице.

Как руководитель эпилептоид очень требователен и придирчив как к себе, так и к другим. Он умеет быстро принимать решения, стиль его руководства, скорее, авторитарный. Эпилептоиды хорошо командуют и подчиняются.

Учеба и эрудиция. Эпилептоидов отличает целеустремленность в учении, в овладении накопленными человеческими знаниями. Учеба для эпилентоида – часть карьеры. Он, как правило, учится достаточно ровно, в соответствии со способностями. Эпилептоид может обладать фундаментальными познаниями, но в его эрудиции обычно не хватает ни широты, ни глубины, ни творческого элемента. В науке эпилептоиды разрабатывают чужие идеи, решая прикладные задачи.

Отношение к людям и общение. Из всех психотипов эпилептоид самый надежный, он выполняет свои обещания. Как и во всех остальных областях жизни, эпилептоид любит порядок в человеческих отношениях. Поэтому он не склонен к случайным знакомствам, а предпочитает общение со старыми друзьями, сослуживцами. В общении эпилептоид не склонен идти на неформальную близость, не раскрывается сам и не стремится поближе узнать другого. На конфликтогены эпилептоид чаще всего реагирует холодной напряженностью, он не сразу включается в неуправляемый конфликт. Эпилептоид какое-то время сдерживается, после чего взрывается. Он злопамятен и в меру мстителен, но он же умеет платить добром.

Имидж. Телосложение в своей основе правильное, но внешний вид зависит от еды и образа жизни. Лицо эпилептоида с правильными чертами, без резкой асимметрии, не полное, но и не слишком худощавое. Эпилептоидам свойственно постоянство в одежде, они предпочитают строгий классический стиль. Эпилептоид слегка старомоден и очень аккуратен.

Речь четкая, последовательная и понятная. Дикция хорошая, модуляции не слишком резкие. Перебить себя не дает, но и сам редко перебивает.

Движения четкие, размеренные, в меру резкие, но и достаточно пластичные.

Психотехника общения. Эпилептоиду следует понимать, что у него имеются конфлитогенные черты: стремление поставить партнера в позицию оценивания, отрицательные оценки, подробное инструктирование и требование повторить указания, назидательность, авторитарность, жесткость в голосе. Стоит отследить в себе и зафиксировать неприятные для людей тенденции, даже если они кажутся целесообразными, и скорректировать их. Эпилептоид должен говорить себе: человек дороже порядка.

В отношениях с эпилептоидом целесообразно соблюдать табель о рангах, учитывать статус, отличия, заслуги, соблюдать установленный порядок, если он не противоречит резко другим общепринятым установлениям и не забывать о таких его положительных качествах, как порядочность и организованность, самодисциплина и надежность.

3. Истероид.

Доминирующая черта истероида – тотальная демостративность, стремление быть в центре внимания. Если эта черта развита в рамках рисунка личности, то такая личность просто любит находиться в центре внимания. Если речь идет об акцентуации, то довольно много усилий прикладывается человеком к тому, чтобы это внимание завоевывать.

Одно из проявлений демонстративности – эгоизм, постоянная забота о себе, сосредоточенность мыслей на себе, учет только своих собственных желаний. В целом у таких людей завышенная самооценка.

Истероиды энергичны, но гораздо менее, чем ранее описанные психотипы, обычно они быстро выдыхаются после всплеска энергии.

В отличие от эпилептоида и паранойяльного, у которых очень развито рациональное начало, истероид – ярко выраженный художественный, чувственный, а не мыслительный тип.

Работа и карьера. Истероид – талантливый, разносторонне одаренный, особенно, что касается художественных способностей, человек. Он высокопродуктивен в художественном творчестве.

Истероиду очень свойственно стремление к власти, желание повелевать, чувствовать себя выше других. Поэтому истероид всегда стремится к повышению по службе, к карьерному росту. Истероид – руководитель обычно очень труден в общении для коллектива и также, как и паранойятельный, редко может сплотить вокруг себя учеников – его легче любить издалека.

Учеба и эрудиция. Сама учеба в школе или в институте для истероида лишь повод для общения, он ходит не учиться, а общаться. В учебе он способен, но ленив. Поскольку у него есть цель – показать себя, то результаты хорошие. При этом многое зависит от того, в какой коллектив попал истероид, что в этом коллективе считается престижным. Кругозор истероида во многом похож на кругозор гипертима – широкий, по не глубокий. Он может прилагать определенные усилия, чтобы расширить свою эрудицию, если это принято в его кругу. Если же в его кругу принято блистать дорогими вещами, то он будет ориентирован именно на это.

Отношение к людям и общение. Поскольку истероиду нужны зрители, то он очень общителен. Общение в тех или иных формах – его основная сфера деятельности. Однако истероид любит общаться только с теми, кто им восхищается. В коллективе истероиду трудно ужиться, так как он постоянно демонстрирует свое превосходство, ведет себя высокомерно, перебивает и т.д. Истероид пытается влиять на людей в основном при помощи средств манипулятивного характера, в отличие от эпилептоида, у которого они в основном ультимативные. Манипулируют с очень большой психологической тонкостью. Сами любят похвалы в свой адрес, признание, лесть.

Истероид очень ненадежен в деловом общении, ему нельзя доверять долговременные проекты и коммерческую информацию.

Имидж. Внешне истероид сразу обращает на себя внимание (необычной прической, цветом волос, одеждой, яркой косметикой и т.д.).

У истероидов четко выраженная фигура, форма лица – чаще правильный овал, шея с тенденцией к «лебединости».

Все пропорционально, гармонично. Истероиды очень пластичны. У них прекрасная дикция, мелодичные интонации. В целом и пластика, и речь истероидов артистичны, но на лице, в одежде, в движениях – во всем у истероидов маска. Они не аутентичны. Аутентичные люди – это люди без маски, истероиды же постоянно играют не себя.

Психотехника общения. Истероиду можно посоветовать, чтобы он постоянно, буквально каждые несколько минут, посылал себе импульсивные самовнушения: интересуюсь другими больше, чем собой. Это будет способствовать, в том числе и улучшению его репутации. Иначе он рискует прослыть эгоистом, неотзывчивым, негуманным, неуживчивым и т.д.

Людям, связанным с истероидом по работе, нужно принимать его таким какой он есть, с его плюсами и минусами, памятуя о том, что минусы других психотипов могут быть хуже. Если хвалить истероида или откровенно и искренне им восхищаться, его талант будет возрастать. Стимулируя какие-то действия истероида, имеет смысл апеллировать к его благородству и к оценке его поведения людьми, например: «Это будет хорошо выглядеть». Наиболее успешно оказывать влияние на истероида, делая это при свидетелях, при зрителях.

4. Гипертим.

Доминирующая характеристика гипертима – двигательная гиперактивность. Энергетичность гипертима проявляется в первую очередь не в агрессивности, а в постоянно повышенном настроении. Его хорошее настроение почти не зависит от того, что происходит кругом: даже в стрессовых ситуациях он весел и подбадривает других. Энергия, которая бьет из гипертима через край, не дает ему возможности сосредоточиться на чем-то одном, он не организован.

Работа и карьера. В связи с огромной активностью, общительностью и способностями гипертима ему самому и окружающим кажется, что он достигнет успеха в любом деле. И действительно, поначалу любое дело у него спорится, ему удастся что-то начать, что-то организовать, предложить, придумать. Однако когда начинаются рабочие будни, ему становится неинтересно, он гаснет, дело надоедает ему и он его бросает, переключившись на другое.

Видимость активной деятельности приводит к тому, что гипертима быстро продвигают по службе, выдвигают на руководящую работу. Несмотря на бурную развиваемую деятельность, организатор он плохой, с делом не справляется, и его переводят на другую должность. Даже если гипергима понизят, то он все равно не унывает, так как в принципе может и командовать, и подчиняться.

Учеба и эрудиция. О таких учениках всегда говорят, что он «способный, но ленивый». Все дается ему легко, ему кажется, что он все знает, но знания неглубоки и несистемны. Гипертим ни в чем, в том числе и в учебе, не может соблюдать дисциплину. Эрудиция поверхностна, хотя он может ею блеснуть, так как в силу способностей все схватывает на лету.

Отношения к людям и общение. Обычно у гипертима со всеми хорошие отношения, и он производит на людей благоприятное впечатление. Гипертиму не свойственен эгоизм, он привык делиться даже последним. Альтруизм – одна из его наиболее заметных черт. При этом гипертим не честолюбив, он очень общителен, общение для него – ценность номер один. В процессе общения у него много конфликтогенов и много синтонов одновременно. Гипертим много обещает, но выполняет свои обязательства только после многочисленных напоминаний. С другими психотипами гипертим уживается легко.

Имидж. Это очень активный, подвижный человек, крепкого телосложения, часто склонный к полноте. Голова как бы врастает в туловище, лицо мясистое, круглое. Гипертим не переживает но поводу своей внешности, хотя чаще всего он некрасив.

Его движения пластичны и скоординированы, темп речи быстрый, и хотя артикуляция хорошая, в спешке гипертим может проглатывать окончания слов и фраз.

Одеваться он может по-разному, но чаще всего неоднородно, неодностильно, во всем его облике чувствуется некоторая небрежность.

Психотехника общения. На гипертимов, не выполняющих обещания, нельзя обижаться. Этому психотипу вообще трудно удерживать программу, поэтому он нуждается в напоминаниях, контроле, подталкиванию.

5. Шизоид.

Главная черта шизоида – склонность к теоретизированию. Это ярко выраженный мыслительный тип, теоретически переосмысливающий внешний мир, перерабатывающий объективную реальность в какие-то формулы и укладывающий их в прокрустово ложе самостоятельно созданных, а не выведенных из объективного мира схем.

Мысль шизоида (в отличие от паранойяльного, мыслящего в одном направлении) свободно развивается, бесцельно плывет по волнам его сознания. Он творит свободно и бесцельно – просто выдает продукт своей умственной деятельности.

Шизоида характеризует интровертированность – малая контактность и сконцентрированность на своем внутреннем мире.

Шизоид мало энергетичен, у него мало внешней активности при интенсивной работе мысли.

Работа и карьера. Чаще всего шизоиды занимаются теоретическими науками, философией, они могут стать и композиторами, сочиняющими обычно очень сложную, оригинальную музыку. При неблагоприятных обстоятельствах оказываются неудачниками, работающими на непрестижной работе и читающими заумные книги – вечными ассистентами и младшими научными сотрудниками.

Главное для шизоида – свободное творчество, а не положение, занимаемое в обществе. Именно шизоиды – творцы великих открытий.

Научные достижения шизоида, совершенно не связываемые им с карьерным ростом, могут иногда привести к его назначению на руководящую должность, однако руководить он не хочет и не умеет, принимать решения и управлять людьми не может, поэтому в таких ситуациях либо сам отказывается от занимаемого поста, либо его отстраняют. Оставаться на руководящей должности длительное время шизоид сможет при наличии хорошего заместителя, который будет заниматься организаторской стороной дела.

Учеба и эрудиция. Очень талантливые и способные шизоиды могут хорошо учиться, если им будет обеспечен индивидуальный подход. Шизоид очень эрудирован, обладает выдающимися познаниями во многих областях, особенно в тех, которые относятся к его профессиональной деятельности. Любимое занятие шизоида – чтение. Будучи столь эрудированным, шизоид, однако, не умеет, да и не хочет демонстрировать свою эрудированность.

Отношение к людям и общение. Отношения с людьми у шизоидов складываются непросто. Им трудно выражать мысли так, чтобы их поняли. Еще труднее им быть понятыми в их психологических переживаниях. Поэтому общаются они избирательно – с теми, кто понимает их духовные запросы, кто может поддержать интеллектуальный разговор.

Обычно шизоид не высокомерен, склонен принять чужую точку зрения и спокойно разъяснить свою, крайне редко прибегает ко лжи. Шизоиды достаточно надежны, хотя и не настолько, насколько эпилептоиды и психастеноиды. У шизоидов совершенно не развита эмпатия.

Неаккуратность бросается в глаза, как и диснластичность движений. Она проявляется во всем: в квартире, одежде, прическе. В целом шизоид к одежде безразличен.

Психотехника общения. Нужно ценить шизоида за глубину и оригинальность мыслей, за его эрудицию, за его помощь в решении сложных умственных задач. Повлиять на шизоида почти невозможно.

6. Психастеноид.

Ведущая черта психастеноида – неуверенность: ему свойственно сомневаться во всем: в правильности любого своего поступка, вывода, мысли. Психастеноид – мыслительный тип, он постоянно погружен в размышления, чаще всего в глобальные (нравственные искания). Очень справедлив к другим и придирчив к себе, склонен к непротивлению злу.

Работа и карьера. В работе психастеноид хороший исполнитель, очень обязательный и аккуратный работник. Ему нетрудно подчиняться, если указания начальства носят логичный и упорядоченный характер. Если же он оказывается в подчинении у руководителя, у которого постоянно меняется настроение, то начинает нервничать. Психастеноиду приятна тихая, аккуратная и неторопливая работа, он почти никогда не делает карьеры, не способен занимать руководящую должность из-за своей малой энергичности, не умеет ни требовать, ни принимать решения.

Учеба и эрудиция. Только в учебе проявляется целеустремленность, не свойственная психастеноиду в других областях деятельности. Психастеноид способен заниматься целыми днями, вдумываться в учебный материал, заучивать его. Он никогда не пропускает занятий, выполняет все задания. Психастеноид размышляет медленно, не спеша, но в результате оттачивает свою мысль до блеска. Чтение – одно из его любимейших занятий. Эрудиция у него широкая, как широк и объем знаний.

Отношение к людям и общение. Психастеноид испытывает глубокое сочувствие к чужому горю, эмоционально поддерживает, по не умеет действенно помочь. Он застенчив, боится новых контактов, общения с новыми людьми, ему сложно прикладывать усилия для того, чтобы произвести впечатление. В своих старых взаимоотношениях психастеноид очень привязчив, ценит глубокий личностный контакт, а не общение со многими. В противоположность истероиду, он никогда не направляет юмор на других, не язвит и не иронизирует: обычно шутит над собой, причем глубоко и тонко, в общении неконфликтен.

Имидж. Это худой, астенического сложения, тихий незаметный человек. Как и шизоид, он непластичен, несколько неуклюж. Темп речи психастеноида медленный, растянутый. Говорит тихо, совершенно не умеет выступать перед аудиторией, даже состоящей всего из нескольких человек. Одет всегда аккуратно, чисто.

Психотехника общения. Высокоэнергетичным психотипам нужно стараться не оказывать сильного психологического давления на психастеноида и ценить его положительные качества: нравственность, порядочность, серьезность, осторожность, справедливость. Следует учитывать также и то, что психастеноид очень нерешителен: принимая решения, он долго раздумывает и собирается, но если решается, то делает все очень тщательно и добросовестно.

7. Сензитив.

Ведущие черты сензитива – тревожность, мнительность, страх, обусловленные высокой чувствительностью. Люди этого типа испытывают страх перед миром и стараются как можно меньше с ним контактировать.

Работа и карьера. В работе чувствительному сензитиву важно не столько дело, сколько взаимоотношения между сотрудниками, особенно отношение начальства, поэтому они могут быть очень хорошими, исполнительными и преданными секретарями, помощниками. Карьеры сензитив не делает и не стремится к ней. Он не может не только потребовать чего-то от подчиненных, но и обратиться с просьбой к начальству.

Учеба и эрудиция. Сензитивы неплохо учатся, во-первых, из-за страха перед экзаменами, во-вторых, из-за своего желания не огорчать родителей. Наибольшую трудность представляют для сензитива экзамены в силу его настроенности на экзаменатора, которому при желании нетрудно доказать, что экзаменующийся не готов. При доброжелательном подходе экзаменатора сензитив может ответить блестяще. В жизни он полагается не на эрудированность, а на другие свои качества – доброту, внимательность и т.д.

Отношение к людям и общение. Чувствительность сензитива наиболее ярко проявляется в развитой эмпатии – в его умении чувствовать другого человека. Сензитивы очень добры, отзывчивы, легко могут поставить себя на место другого человека, даже начать полностью жить его жизнью, но затрудняются, если нужно приложить энергию для конкретной действенной помощи. Сензитивам свойственна большая ранимость при отсутствии обидчивости. Для того чтобы уверенней чувствовать себя в жизни, они с удовольствием поддаются влиянию более сильной личности.

Имидж. Описывая внешность сензитива, люди часто употребляют такие характеристики, как «милый», или «очень миленький»: на его лице отражаются добродушие и внимательность, его выражение симпатично. Одевается сензитив немодно: он не очень расположен следить за своей внешностью.

Психотехника общения. При общении с сензитивом нужно учитывать его положительные (доброта, спокойствие, внимательность к людям, эмпатичность) и отрицательные (страх, медлительность, несамостоятельность) стороны.

8. Гипотим.

Доминирующая характеристика – постоянно пониженное настроение на фоне быстрой утомляемости и очень низкой энергетичности. Настроение гипотима понижено настолько, что он близок к состоянию депрессии. Из-за низкой энергетичности гипотим неудачлив, поэтому жизнь редко предоставляет ему какие-то подарки: ему остается лелеять свои обиды по принципу «мои несчастья лучше ваших».

Работа и карьера. Обычно гипотимы недовольны своей работой, где бы они ни работали. Они постоянно жалуются на невезение на работе и просят помощи у знакомых в устройстве на «хорошее» место работы. Но и перейдя на другое место, они по-прежнему будут недовольны, так как оценивая все критически, всегда обращают особое внимание именно на отрицательные стороны жизни. Поэтому при жалобах гипотима лучше всего ему просто посочувствовать, но не пытаться исправить его положение. Карьеры гипотим не сделает. Он может выдвинуться на волне критики с помощью своего острого критического видения, но дальше этого не пойдет в силу малой энергетичности.

Учеба и эрудиция. Гипотимы могут неплохо учиться, так как они могут хорошо заучить конкретный материал, выполнить задания, но не от тщательности и добросовестности, как эпилептоиды или психостеноиды, а скорее от страха получить плохую отметку, или страха перед недовольством преподавателя и родителей. Само содержание изучаемого материала гипотимов не интересует. Гипотим малоактивен, поскольку у него почти пег интересов и увлечений, его эрудиция бедна.

Отношение к людям и общение. Гипотимы нуждаются в наличии круга общения для того, чтобы было кому жаловаться. Им нравиться ставить окружающих в известность о тяжелой ситуации, в которой они находятся, а затем аргументированно отвергать все советы о возможных путях выхода из нее: «…это я уже пробовал…» и т.д. Общаться с гипотимами трудно всем окружающим, но и ему трудно с людьми, поскольку его восприятие людей устроено таким образом, что он замечает в первую очередь плохое. У гипотима можно наблюдать очень интересное соотношение ранимости и обидчивости – обидчивость у него сильнее ранимости. Даже не будучи сильно задетым и не очень переживая, гипотим будет сильно обижен на партнера по общению, так как быть обиженным – его основная привилегия в жизни.

9. Циклоид.

Циклоиды – это люди, в психотипе которых происходит периодическая смена гипертимной и гипотимной фаз. Причем в гипертимной фазе черты гипертима у циклоида могут быть выражены ярче, чем у самого гипертима. В гипотимной фазе циклоид находится в основном в депрессивном состоянии. Частота, с которой сменяются эти две фазы, может быть различной. У некоторых людей эти постоянные колебания настроения от одной крайности в другую происходят буквально несколько раз в течение суток. А у других циклоидов подобные колебания могут быть связаны со сменой времен года.

10. Конформный.

К данному психотипу относятся люди, которые, не имея своего собственного личностного стержня как такового, постоянно ориентируются на важную для себя группу – семью, компанию, сослуживцев и действуют так, как принято в этой группе.

11. Неустойчивый.

Если конформная личность зависит от мнения группы и может его удерживать, то неустойчивый удерживать ничего не может и колеблется в зависимости от того, с кем он оказался рядом. Однако в его чертах могут проявляться свойства не любого психотипа, а только малоэнергетичного.

Психотипы не следует разделять на «хорошие» и «плохие»: нужно принимать их такими, какие они есть, со всеми их достоинствами и недостатками: каждый из них незаменим в своей области, на своем месте. Как пишет А. П. Егидес, паранойяльные и эпилептоиды движут историю. Без их деятельности не было бы исторического развития. Шизоиды генерируют идеи. Паранойяльные вычленяют некоторые социально значимые идеи из множества других, придают им силу, образуют движения за эти идеи. Эпилептоиды доводят идею паранойяльного до общества, организуя других эпилептоидов и неэпилептоидов. Истероиды – творческие личности, Гипертимы наполняют мир своей энергией. Психастеноиды хорошие исполнители, сензитивы дарят коллективу душевное тепло. Гипотимы обладают острым критическим взглядом.

Люди не должны переделывать друг друга, целью должно стать правильное общение с учетом свойств личности окружающих, стремление помочь каждому найти то самое место, где он может наилучшим образом проявить себя, принести максимальную пользу, развить и реализовать все заложенные в нем особенности, способности и таланты.

В жизни психотипы редко встречаются в «чистом виде». Обычно каждый человек обладает свойствами двух-трех из них, сочетая их в различной степени.

№1. ИСТЕРОИДНЫЙ ПСИХОТИП

ИСТЕРОИДНЫЙ — это выскочка, для которого важно быть в центре внимания. Данный тип получает энергию для жизнедеятельности извне, путем получения эмоций от окружающих. В лучшем случае эмоции восхищения, но если с этим туго, то любые эмоции ему подойдут. В случае игнорирования добивается своего «допинга» истерикой, отсюда и такое определение данного типа.

Данное качество многие другие психотипы встраивают и воспитывают в себе, потому что истероидная модель поведения привлекает к индивиду больше внимания, поклонников, социальной значимости.

Внешний вид истероида

  1. Яркость, контрастность с другими. Ему важно быть не таким, как все.
  2. Пластичность — легкая, непринужденная походка, гибкость кистей рук, непринужденность.

Мимика и пантомимика истероида

  1. Он всегда соответствует своей роли. Моментально ухватывает, в какую роль нужно вжиться, и моментально оказывается тем, кем нужно.
  2. Часто переигрывает, чрезмерно увлекаясь игрой. Иногда моментально выходит из образа, как только пропадает необходимость блистать своим актерским талантом.
  3. Кокетлив, постоянно флиртует, красуется, блистает, способен поддержать разговор на любую тему, но не обладает глубокими знаниями. Поэтому, когда нужно углубляться в тему, предпочитает поменять публику, чтобы не прослыть глупым.

Мышление и речь истероида

  1. Легко поддается внушению, излишне эмоционален. На эмоциях его легко ловить и склонять к сотрудничеству. Это как раз та «находка для шпиона», о которой говорится в пословице.
  2. Много «Я», он не способен говорить о ком-то, кроме себя. Постоянно перетягивает внимание на себя, любимого.
  3. Хорошая образность мышления, большое воображение. Говорит много ни о чем.
  4. Эрудиция обширная, но не глубокая. Не в коем случае нельзя быть бухгалтером, или другим ответственным работником.
  5. Необыкновенно артистичен, всегда в разных образах. Все ради привлечения большего количества внимания (энергии).

Общение и поведение истероида

  1. Поверхностность — легче поменять паству, чем вникнуть глубже в тему разговора.
  2. Способность заинтересовать
  3. Большие манипулятивные способности
  4. Любит подарки, хоть может кокетливо заявить, что для него подарки не важны. Для данного типа подарки наиболее важны, нежели для представителя любого другого психологического типа.
  5. Скандалист, заводится с пол-оборота.

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ИСТЕРОИДА:

3. Деятель шоубизнеса

5. Продавец. Очень важно разнообразие и внимание со стороны окружающих.

Девиз: «Я ОСОБЕННЫЙ, СМОТРИТЕ НА МЕНЯ!»

№2. ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ ПСИХОТИП

ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ — склонный к припадкам, к состоянию аффекта, раздражительный. Нацелен на сохранение информации, собственного благополучия. Достигает этого путем наведения порядка везде и контролирования.

Для него очень важен распорядок, сон, еда, секс по расписанию. Тот, кто вносит в его жизнь разлад — враг. Данный психотип можно сравнить с шариком, который постоянно надувается, и вот-вот лопнет. Ему важно постоянно сдуваться во избежание взрыва.

Индивид этой категории падок на представителей противоположного пола для удовлетворения естественных физиологических потребностей, любит еду, потому что это помогает поддерживать жизнедеятельность и здоровье, в делах любит порядок, потому что все должно быть по полочкам и это правильно. Часто он учит других жизни.

Он не любит проявлений эмоций. Все государственные органы построены по их шаблону, то есть все по инструкциям. Из них получаются хорошие бухгалтера и администраторы.

В нем постоянно работает сканер. Он подсознательно определяет сильных людей, определяет слабости в человеке и умеет эту информацию использовать себе во благо.

Очень исполнительный типаж, контролирующий, дисциплинированный. Добьётся успеха там, где нужно глубоко копать. Хороший специалист узкого профиля.

Внешний вид эпилептоида:

  1. Сильная конституция, хорошо развитая мышечная масса. Атлетическое телосложение.
  2. Четко выраженный подбородок, сильная челюсть, возможно густые брови и мощные надбровные дуги.
  3. Тяжелый взгляд
  4. Короткая функциональная прическа
  5. Аккуратность
  6. Одежда по сценарию. То есть если принято в определенном месте быть одетым в чем-то конкретном, он оденется именно так. Даже если по ситуации окажется, что обстоятельства изменились. Например, погода не та. Но он перетерпит погоду, но оденется правильно.

Мимика и пантомимика эпилептоида:

  1. Сдержанная
  2. Ограниченная определенными стереотипами
  3. Резкость с теми, кто ему мешает выполнять определенные функции и отвлекает от выполнения долга

Мышление и речь эпилептоида:

  1. Четко ориентирован на действия, а не на пустое бла-бла. Это идеальные военные. В моменты опасности мозг отключается, и включаются рефлексы. Без паники решает вопросы по мере их возникновения.
  2. Индивид зависит от физиологических потребностей — еда, сон, секс.
  3. Грубая или нейтрально-поступательная
  4. Нескладность, неуклюжесть
  5. Не любит объяснять

Общение и поведение эпилептоида:

  1. Ответственность. Но если ему садятся на шею, он это быстро замечает, и избавляется от манипулятора безжалостно
  2. Субординация, трудно впускает в свой круг людей. Очень сдержан в проявлении чувств.
  3. Возможна даже агрессивность для проверки на прочность новобранца. Таким образом отсеивает тех, кто ему не подойдет рядом.
  4. Мстительность, долго помнит обиду
  5. Стремится все контролировать
  6. Не умеет продавать

Эмоции, чувства эпилептоида:

  1. Важен процесс разрядки, нежности не будет
  2. Манипулирует партнером

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ЭПИЛЕПТОИДА

1. Монотонные дела (бухгалтерия, налоговый учет, администрирование)

2. Власные структуры (армия, полиция)

3. Чиновники местного уровня

4. Охранники

Девиз: «ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРАВИЛЬНО»

№3. ПАРАНОЯЛЬНЫЙ ПСИХОТИП

ПАРАНОЯЛЬНЫЙ — призван произвести глобальную реформу, преобразовать мир. Способен управлять человеческим ресурсом во имя достижения великой цели. Без жалости, без совести пройдет по костям для выполнения задачи.

В отличие от предыдущего типа, знает цель, но не знает, КАК идти к ней. Но выбрав направление, достигнет цели, чего бы ему это не стоило. Он воодушевляет и мотивирует окружающих на выполнение собственных программ.

Склонен к спартанскому образу жизни, мало думает о здоровье. Часто «летит» желудок, благодаря напряженному труду, самоотдаче во имя идеи.

У него опасно получать помощь. Когда ему понадобится, он получит долг в том объеме, который ему будет нужен. У него нет незаменимых людей. Как только один человек (винтик) износился, он заменит его на другой.

Он спокойно может украсть идею, это трудоголик, жестокий и без правил.

Внешний вид паранояльного:

  1. Напряженность, официоз, как стержень.
  2. Приверженность стилю, в зависимости от собственной цели. Несет свою идею одеждой.
  3. Статусность собственного стиля

Мимика и пантомимика паранояльного:

  1. Тотальное подавление эмоций
  2. Циничный, подозрительный взгляд (напряженное нижнее веко)
  3. Губы становятся тоньше, благодаря самоконтролю
  4. Жестикуляция мотивирующая, шире, чем у эпилептоида
  5. Движения рубяще-колющие
  6. В речи присутствует обвинение, очень подозрителен

Мышление и речь паранояльного:

  1. Не поддается внушению. Для воздействия на него необходимо разрушить ореол цели, внедрить тень сомнения. Еще один способ — намекнуть на скоротечность жизни, что он может не успеть выполнить свою миссию на земле.
  2. Речь ровная, сильная, аргументированная, воодушевляющая
  3. Умеет убеждать
  4. Нацелен на дела

Эмоциональная и чувственная сфера паранояльного:

  1. На любовь времени нет, партнера выбирает по необходимости — кто больше подойдет для дела.
  2. Свадьба — постановка для нужных людей
  3. Использует партнера для достижения собственных целей, часто очень цинично
  4. Это стратег, в партнерстве ему наиболее подойдет истероид — он будет работать красивой ширмой в его делах. Либо эпилептоид — исполнитель его грандиозных планов.

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ПАРАНОЯЛА:

1. Адвокат

2. Важен карьерный рост. Продавец с возможностью стать директором

3. Политик

4. Чиновник высокого уровня

Девиз: «Цель оправдывает средства»

№4 (5). ЭМОТИВНЫЙ (ИЛИ СЕНСИТИВНЫЙ) ПСИХОТИП

ЭМОТИВНЫЙ — человек — божий одуванчик. Он по-доброму относится ко всему, что его окружает. Он хочет гармонизировать, гуманизировать все вокруг.

Это гениальный актер, потому что он не одевает роль, а проживает жизнь героя, которого играет. У них необыкновенная эмпатия к людям, они очень чутки на любые проявления лжи. Но никогда не обидят партнера подозрением.

Человек не умеет отказывать людям, и окружающие этим пользуются. Часто эмотивный обещает больше, чем может сделать, благодаря неумению говорить НЕТ. Из этого вытекает его необязательность, некоторые дела ему просто не под силу выполнить.

Это самый верный психотип. Он никогда не изменит своему партнеру, он будет ждать его всю жизнь, если судьба их разлучит. Часто они любят безответно, в то время как вторая сторона живет с другим партнером.

Если эмотивный вспылил, он потом очень переживает, мучается чувством вины и т.д.

Внешний вид эмотивного:

  1. Одевается со вкусом, мило, эстетично, гармонично, комфортно. Тона спокойные, мягкие.
  2. У женщины чаще всего длинные волосы
  3. Без контрастов
  4. Правильные черты лица

Мимика и пантомимика эмотивного:

  1. Грустная, печальная, проникновенная.
  2. Искренность, естественность
  3. Доброта, честность
  4. Романтичность
  5. Тактичность

Мышление и речь эмотивных:

  1. Отражает предчувствия, переживания индивида
  2. Негромкая
  3. Мелодичная
  4. Извиняющаяся
  5. Грамотная
  6. Умеет слушать

Общение и поведение эмотивных:

  1. Доброжелательность
  2. Ведомость
  3. Гиперответственность
  4. Стыдливость, застенчивость
  5. Терпение
  6. Надежность
  7. Жертвенность
  8. Неумение говорить НЕТ
  9. Чувство вины
  10. Любовь как глубокое чувство
  11. Не умеет обманывать

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ЭМОТИВА

1. Педагог, воспитатель

2. Няня, сиделка, врач

3. Психолог

4. Дизайнер

5. Актер, поэт, художник

Девиз: «Ребята, давайте жить дружно»

№6. ПСИХОТИП ГИПЕРТИМ

ГИПЕРТИМ — вечный ребенок. Живет для получения новых эмоций, посредством высокой социальной активности.

Он быстро живет, моментально вступает в коммуникации. Это эмоциональный наркоман, он питается новыми впечатлениями, адреналином. Любит приключения.

Редко работает на одном месте, над одним проектом. Ему важна свобода.

Это идеальный продавец, пока есть ощущение новизны

Мышление и речь гипертима:

  1. Ориентирование на мгновенное решение вопросов
  2. Взахлеб
  3. Адреналинщик, шарнир внутри
  4. «Простота хуже воровства». Он может выдать конфиденциальную информацию, не подумав о последствиях.
  5. Эмоционально окрашенная

Обращение и поведение гипертима:

  1. Ни к чему не обязывающее
  2. Ориентация на эмоции, новизну
  3. Ненадежность
  4. Любовь как развлечение. Пикап, Free Love — для него
  5. Шумный, непоседливый, как все дети
  6. Активный
  7. Позитивный, общительный, адреналинщик

Внешний вид гипертима:

  1. Функциональный (одет, чтобы быть везде). Располагает к себе, но нельзя ставить на ответственные посты
  2. Некоторая неупорядоченность в силу поспешности

Мимика и пантомимика гипертима:

  1. Подвижная, яркая
  2. Ориентированная на других
  3. Быстроменяющаяся, изобилует идеями. Важно эти идеи записывать, иначе гипертрим быстро переключается и отвлекается.
  4. Размашистая
  5. Заряжающая

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ГИПЕРТИМА:

1. Экскурсовод

2. Педагог, вожатый

3. Аниматор, тамада на свадьбе

Девиз: «Эх, горе не беда!»

№7. ШИЗОИДНЫЙ ПСИХОТИП

ШИЗОИДНЫЙ — странный, «не от мира сего». Живут в своем мире, кажутся не совсем адекватными с точки зрения других людей. Яркий пример — доктор Браун из фильма «Назад в будущее».

Постоянно ищет что-то новое. Не обязательно это новое будет практичным и нужным, но он всецело вовлечен в процесс.

Общество не принимает его, он является объектом насмешек. Поэтому часто шизоидный замыкается в себе, уходит в виртуальный мир интернета. Его никто не понимает, поэтому он радуется и открывается тому, кто его поймет. Именно по этому каналу к нему легко втереться в доверие.

Он не понимает жизни. Начав одно дело, может в итоге прийти к противоположному. Человек творческий, пытается все познать, глубокий внутренний мир. Времени он не чувствует. Порядок для него необязателен.

Мышление и речь шизоидного:

  1. Философствование
  2. Конструирование нового, чего пока нет. Не обязательно полезного
  3. Нестандартность
  4. Не знает жизни
  5. Нечленораздельная речь
  6. Спутанность алгоритма речи

Общение, поведение шизоидного

  1. Непонятен
  2. Общается с тем, кто его понимает
  3. Безответственность
  4. Легко раним
  5. Усваивает стереотипы

Внешний вид шизоидного:

  1. Балахонистая одежда, капюшон, наушники
  2. Что-то новое, нестандартное
  3. Неопрятный
  4. Неухоженность прически
  5. Странность, это белая ворона
  6. Возможна борода
  7. Мешают руки
  8. Необычность позы
  9. Любит рюкзаки и большие сумки

Мимика и пантомимика шизоидного

  1. Это оркестр, в котором все играют, что хотят.
  2. Не понимает своих габаритов, поэтому достаточно неуклюж
  3. Расщепление — может находиться сразу в нескольких процессах
  4. Сложно структурированная речь
  5. Не понимает шуток, реагирует неадекватно

ПРОФЕССИИ ДЛЯ ШИЗОИДНОГО:

1. Программист

2. Изобретатель, если есть способности

3. Минимальное общение с людьми

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПСИХОТИПЫ

№8. ПСИХАСТЕНОИДНЫЙ ПСИХОТИП

ПСИХАСТЕНОИД — необыкновенно робкий и нерешительный человек. Он будет часами рассуждать о пустых, неинтересных вещах ради того, чтобы не делать решительных действий. Принимать решения он боится сильнее атомной войны. Жутко мнителен, застенчив, всегда боится за своих близких, чем способен довести их до бешенства. Идеальный исполнитель, на работе безотказен. Чем пользуются все, кому не лень.

Внешний вид психастеноида

  1. На всякий случай педантично аккуратный, потому что боится неприятностей. С помощью безукоризненного внешнего вида пытается нейтрализовать дополнительные страхи
  2. Тона одежды серые, бежевые. Старается быть незаметным, чтобы не привлекать к себе внимания
  3. Долго носит одну одежду, отчего отстает от моды
  4. Женщины прячут волосы в хвост, или в гульку. Про таких женщин говорят: «Серая мышь».

Мимика и пантомимика психастеноида

  1. Без ярких эмоций
  2. Крайне нерешительная
  3. Часто на лице застывшая эмоция печали
  4. Движения минимально размашистые, не доведенные до конца.

Мышление и речь психастеноида

  1. Говорит тихо, неуверенно, «съедает» концовку слов
  2. Заикается
  3. Для иллюстрации речи не использует жестов
  4. При разговоре не смотрит в глаза, опускает челюсть
  5. Не рассчитывает на внимательное отношение от людей. И если кто-то о нем позаботился, психастеноид запомнит это на всю жизнь

Общение и поведение психастеноида

  1. Никогда ничего не просит, потому что боится отказа.
  2. Предпочитает одиночество
  3. Находит более смелого и решительного человека, и добровольно ему подчиняется
  4. Верный в дружбе, так как с трудом сходится с новыми людьми

№9. ГИПОТИМ

ГИПОТИМ — ужасно негативный пессимистично настроенный тип. К тому же с заниженной самооценкой. Депрессия — его вечное состояние. Вечное самокопание доводит его до сумасшествия.

Внешний вид гипотима

  1. Ко всем относится настороженно, долго обижается по малейшему поводу
  2. Остро нуждается в друзьях, чтобы жаловаться на жизнь, но отталкивает всех, кто рядом
  3. Новые знакомства заводит с трудом, практически совсем не заводит

Мимика и пантомимика гипотима

  1. Всегда грустный и злой. На лице эмоция печали и гнева
  2. Старается меньше быть на виду, чтобы избегать возможных потрясений
  3. За маской зануды может проявлять привязанность и поддержку близким людям. Но не умеет принимать благодарность, поэтому после того, как помог, может удалиться, или вообще нагрубить.

Мышление и речь гипотима

  1. Не любит и не умеет общаться
  2. Избегает людей
  3. Речь мало развита, хоть и может быть хорошо интеллектуально подкован

Общение и поведение гипотима

  1. Никогда не ждет ничего хорошего
  2. Способен испортить настроение любому человеку, даже самому позитивно настроенному
  3. Постоянно анализирует свои промахи, даже самые незначительные. Раздувает их до размеров Вселенной и страдает. Причисляет себя в разряд неудачников, и упивается своими муками.
  4. Добросовестно работает, с особой критичностью относится к результатам своего труда
  5. Выбирает профессию, где он может быть в уединении и покое

Девиз гипотима «Не все так плохо, как кажется. Все гораздо хуже».

№10. КОНФОРМНЫЙ

КОНФОРМНЫЙ — представитель серой массы приспособленцев. Быстро перестраивает свое мнение, как только попадает под влияние нового лидера. Всегда поддерживает того, в ком видит авторитетную личность.

Внешний вид конформного

  1. Как все

Мимика и пантомимика конформного

  1. Заискивающая

Мышление и речь конформного

  1. Своего мнения никогда нет
  2. Хорошо улавливает общее настроение толпы, и ярко озвучивает общее мнение

Общение и поведение конформного

  1. Старается быть удобным для того, кого считает лидером

Девиз «Думать, как все, делать, как все, и чтобы все было как у всех».

№11. НЕУСТОЙЧИВЫЙ

НЕУСТОЙЧИВЫЙ — крайне подвижный, неспособный к концентрации внимания. Абсолютно не имеющий собственного мнения, и легко подпадающий под влияние любого человека.

№12. АСТЕНИК

АСТЕНИК — крайне утомляемый, болезненный, мнительный. Необыкновенно капризен, оранжерейный цветок.

№13. ЛАБИЛЬНЫЙ

ЛАБИЛЬНЫЙ — человек с сильными перепадами настроения от незначительных событий. Любая мелочь способна его вывести из себя, в то же самое время такая же мелочь приводит его в состояние радостного экстаза

№14. ЦИКЛОИД

ЦИКЛОИД — человек с цикличными резкими перепадами настроения. Абсолютно непредсказуем и неуравновешен. Настроение меняется без видимых причин. В жизни очень сложен в общении.

ИЗУЧАЙТЕ ФИЗИОГНОМИКУ и ПРОФАЙЛИНГ,

это лучший инструмент для жизни!

ЧЕМ ЛИЧНО ВАМ БУДЕТ ПОЛЕЗНО ЗНАНИЕ ФИЗИОГНОМИКИ И ПРОФАЙЛИНГА?

6 причин изучить физиогномику и профайлинг прямо сейчас:

1. Вы будете знать ВСЕ СЕКРЕТЫ людей, ведь лицо всегда на виду. Для этого Вам не понадобится никаких данных о человеке — ни фамилии, ни имени, ни отчества, ни даты, ни времени, ни места рождения, ни паспортных данных, ни данных его расчетного счета — НИЧЕГО!

3. Вы увеличите свой доход в среднем на 40%

4. Вы построите крепкую семью, без потери времени на ошибки

6. Вам не понадобится детектор лжи

Психотипы: истероид, шизоид, эпилептоид, астеник, гипертим наиболее часто встречаются у людей. Краткие характеристики этих психотипов помогут вам понять, к какому психотипу относитесь вы сами, что является вашими уязвимыми, слабыми местами, какие у вас комплексы неполноценности. Зная об этом, вы перестанете быть игрушкой в чужих руках и сможете оказать сопротивление тем, кто пытается вами манипулировать. Да и представление о тех, с кем мы общаемся повседневно, тоже поможет лучше организовывать взаимодействие. Итак, психотипы человека! Психотип истероид Человек, относящийся к этому психотипу контактен, коммуникабелен, легко входит в доверие. И он умеет прекрасно манипулировать другими. Истероид эгоистичен, любит работать на виду, чтобы при случае блеснуть своими незаурядными способностями. Как правило, такие люди выбирают профессию в журналистике, электронных СМИ или шоу-бизнесе. Люди, относящиеся к этому психотипу одеваются броско, даже экстравагантно, любят яркие цвета и блестящие аксессуары. Они умеют красиво говорить, обладают проникновенным, интонационно убедительным голосом. А грациозные жесты, богатая мимика дополняют портрет этого психотипа. Увлечения у истероидов, как правило, необычные, в свете новых веяний. Такой человек во всем любит оригинальничать и подчеркнуто демонстрировать собственные достоинства. Комплексы истероида: гипертрофированное чувство превосходства над окружающими, жадность, избыточное любопытство. Психотип астеник Астеник аккуратен, исполнителен, но безынициативен. Человек этого психотипа прост в общении и легко управляем. Он может быть добросовестным аккуратным работником и, как правило, выбирает профессии, связанные с минимумом общения, спокойствием, отсутствием риска. Отличительные черты астеника — скромность, усидчивость, порядочность. У него тихие спокойные увлечения — шахматы, кроссворды, чтение умных книг. У астеника тихий голос, невнятная речь. Одевается он неброско, скромно. Комплексы астеника: страх, чувство вины, неуверенность, жалость. Психотип гипертим Гипертим вынослив, может спать мало, энергичен, предприимчив, склонен к риску, любит одновременно затевать множество дел, причем, во многом преуспевает. Голос у гипертима выразительный, речь живая, жесты энергичные. Человек этого психотипа обычно — душа компании с прекрасным чувством юмора. Гипертим предпочитает быть в центре внимания и нуждается в свите. По натуре он явный лидер, поэтому рядовым чиновником быть не может. Как правило, гипертим выбирает профессии, предполагающие интенсивное общение. Где бы ни работал, становится руководителем. Увлечения у людей этого психотипа весьма разнообразные — спорт, рестораны, казино, баня, ипподром. Одеваются гипертимы модно, но не экстравагантно, демонстрируя хороший вкус. Комплексы гипертима: во что бы то ни стало демонстрируемое превосходство, боязнь показать, что на самом деле в чем-то такой человек является некомпетентным или не может справиться с порученным делом. Психотип шизоид Отличительные черты писхотипа шизоида — постоянство и повышенная ответственность. Он живет в мире своих иллюзий и несбыточных надежд. Как правило, выбирает профессию программиста, научного работника, бухгалтера, археолога, архивариуса или находит себе применение в какой-либо очень редкой профессии. Круг друзей у шизоида ограничен, но надежен. В общении такой человек суховат и формален, не любит говорить о себе, всегда соблюдает дистанцию. За модой люди этого психотипа особо не следит — носит то, что нравится и представляется удобным. Движения у шизоида угловатые, голос монотонный, речь отрывистая, а мимика практически отсутствует. Комплексы шизоида: стыд, страх, чувство вины, гипертрофированное любопытство, неуместная жалость. Эпилептоид Эпилептоид аккуратен, консервативен, педантичен, всегда уравновешен, пунктуален и трудолюбив, надежен и расчетлив. Речь у людей этого психотипа спокойная, обстоятельная. В одежде они предпочитают классический стиль. При выборе профессии эпилептоид ориентируется на четкий распорядок рабочего дня, понятные должностные инструкции, не предполагающие возникновения каких бы то ни было внештатных ситуаций. Как правило, становится хорошим чиновником или юристом, может быть неплохим военным, безоговорочно выполняющим приказ командира. Увлечение у эпилептоида практичные, например, коллекционирование вещей, имеющих прикладное значение. Комплексы эпилептоида: жадность и гипертрофированное чувство превосходства над другими людьми.

Шизоид в отношениях с другими психотипами

​​​​​​​Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Среди всех психотипов процентов пятнадцать — шизоиды. Женщин и мужчин среди всех шизоидов примерно поровну. Все это пока мои интуитивные наблюдения.

Исследовать статистические соотношения имеет смысл, но разве что из праздного интереса. Можно удовлетвориться и этими вот интуитивными наблюдениями.

А вот о сочетании шизоидных особенностей с чертами других психотипов имеет смысл поговорить чуть подробнее.

Часто к шизоидным чертам присоединяются истероидные. Но не положительные, а отрицательные. И тогда шизоидная диспластичность дополняется навязчивой демонстративностью. Это выглядит смешно и нелепо. А если шизоидный интеллект соединяется с певучими истероидными интонациями, как это бывает у учительниц литературы, то впечатление от других отрицательных шизоидных качеств сглаживается.

В этом и заложен путь к успеху. Но часто, к сожалению, мы встречаем именно первый вариант, а не второй.

Паранойяльные черты шизоид приобретает реже, чем истероидные. Бывает, что в процессе шизоидного интеллектуального «свободного плавания» и на фоне успехов в нем возникает некая целеустремленность. Этот вариант был бы неплох, если бы цели, которые ставит шизоид, были всегда благородными.

А так ведь безответственность за клонирование и другие виды генной инженерии, за манхэттенские проекты и трансплантологию утяжеляется наработанной паранойяльностью, тем упорством, с которым «паранойяльные шизоиды» добиваются результатов. Вот если бы все шизоиды обладали нравственностью Коперника, который не печатал свой труд по гелиоцентрической системе мира только потому, что считал это несвоевременным. Он боялся внести смуту в умы своим открытием — всего-навсего в умы, а не в вопросы войны и мира (а сейчас речь не просто о войне, а о мировой войне).

Теперь об отношениях шизоида с другими психотипами и общении с ними.

Шизоидам трудно ладить с истероидами, у них нет общих интересов, мы их почти и не видим вместе. А если они и встречаются, то истероид посмеивается над шизоидом за его пренебрежение к моде, а шизоиду с истероидом просто не о чем разговаривать. С истероидной женой у шизоида вечные конфликты из-за малых заработков.

О том, что шизоид — поставщик философско-умозрительных идей, а паранойяльный — их разработчик и борец за их внедрение, мы уже столько раз говорили, что извинимся за лишнее напоминание об этом.

Общение в системе «шизоид — шизоид» частично уже было проиллюстрировано в эпизоде с Гегелем и Фейербахом. А если перевести на бытовую почву, то общаются они обычно с себе подобными одинокими братьями по интеллекту, обсуждают свои зачастую безжизненные проекты за пивом-водкой, экстрасенс-сеансами, сигаретничают, прокуривают за разговорами лестничные клетки, грузят друг друга своими проблемами и идеями, экспериментируют с гравитацией-левитацией, демонстрируют то «телекинез», то свою эрудицию… Они стихийно возникающими стайками собираются в курилках библиотек, но и читают там очень много, в отличие от демонстрирующих свою приобщенность к интеллектуальной элите истероидов. Собираются в квартирах друг у друга, пьют кофе, засиживаются допоздна. Наутро с тяжелой головой отправляются читать или слушать лекции. И расплывчатость их позиций усугубляется еще и туманом в голове от бессонного времяпрепровождения.

С эпилептоидами у шизоидов вечные конфликты на почве беспорядка в вещах. Возникают они и с психастеноидами из-за любви последних к чистоте и пренебрежения ею со стороны шизоидов.

Типы психологических радикалов

Каждый человек воплощает – осознанно или интуитивно — собственную стилистику поведения. В ее основе врожденные свойства темперамента и интеллекта. Благодаря этим генетическим задаткам, человек в течение жизни избирательно усваивает те или иные способы социального поведения, совокупность которых и называется «характер».


Истероидный радикал

Однако мы не всегда понимаем, что цели, мотивы наших поступков, и даже наша система ценностей и жизненных смыслов вытекают из характера, являются его органичной частью. В том числе – мотивы и цели обращения за медицинской услугой, в более общем плане -забота о здоровье, представление о физической красоте. Говоря «я хочу быть здоровым», «я хочу хорошо выглядеть», разные люди имеют в виду не одно и то же. Компетентный клиентоориентированный специалист с первых же минут общения должен уметь определять, чего же – по существу, а не только по форме – ожидает от него пациент. Это вполне возможно. Для этого есть специальная технология.

Реальный характер (т.е. стиль поведения конкретного человека) никогда не состоит из одного радикала. Это всегда смесь, причем зачастую — смешение противоречивых психологических тенденций (начал).

Основными радикалами, знание которых позволяет определить характер любого человека, являются: истероидный (демонстративное начало), эпилептоидный (агрессивно-упорядоченное начало), паранойяльный (лидерское созидательное начало), эмотивный (чувствительное начало), шизоидный (творческое начало), гипертимный (оптимистически-коммуникативное начало) и тревожный (консервативное начало). Всего семь радикалов.

 

Эпилептоидный радикал

Люди не скрывают своего характера, ведь это наиболее приемлемый для них способ социального поведения. Наоборот, каждый кровно заинтересован в том, чтобы его поняли и приняли таким, какой он есть. Тем более что заведомо «плохих», некачественных, неадаптивных характеров – в рамках психического здоровья – не бывает. Поэтому существует множество признаков радикалов, доступных обычному наблюдению, на которое и следует ориентироваться, осуществляя психодиагностику.

Для истероидного радикала характерны, в частности, яркость оформления внешности, стремление выделиться на фоне окружающих всеми способами, включая эпатажные, манерничанье, театральность, показная оригинальность. Если демонстративное начало является ведущим (доминирует в характере, задает основную цель поведения), то его обладатель крайне зависим от мнения окружающих, жаждет комплиментов, поощрений.

 

Эпилептоидный радикал часто связан с мощным, кряжистым телосложением (у мужчин, и мужеподобным – у женщин). Его обладатели предпочитают короткие стрижки. Их одежда функциональна – полностью соответствует ситуации, в которой используется (хотя уютнее всего они чувствуют себя в одежде спортивного или рабочего стиля). Они чистюли и аккуратисты. Эпилептоидная доминанта означает, прежде всего, стремление к сугубому порядку в делах, отношениях, в предметном мире и т.д. Отсутствие порядка вызывает тревогу и, как следствие, агрессию.

 

Паранойяльный радикал выделяется строгим официозом, оформлением внешности в классической манере (костюм прямоугольного силуэта, без стилистических изысков). Есть и специфика жестикуляции: направляющие («указующие») и ритмообразующие (постукивания по столу, ритмичное «рассекание воздуха» ладонью) жесты. Обладатели паранойяльной доминанты любят обобщать («в России никогда не будет нормальной медицины») и игнорируют оппонентов. Они всегда заняты, и не собой, а общественно важными делами. В их представлении о мире – несколько упрощенном и категоричном – все уже заполнено и организованно. К счастью, как клиенты они неприхотливы, поскольку такие частности, как рецептура лекарств, тактика хирургического вмешательства или степень приветливости персонала их мало интересуют. Они более масштабные личности.

 

Эмотивный радикал

Эмотивный радикал отличается очевидным вкусом в оформлении внешности и тактом в построении взаимоотношений. Чертами, входящими в него, являются доброта, отзывчивость, склонность к сочувствию и самопожертвованию. Однако это вовсе не означает, что обладатель этой доминанты — легкий клиент. Эмотив готов принять все – и неопытность персонала, и несовершенство сервиса. Одно лишь ему претит – неискренность, неготовность принести извинения и признать недостатки. Ложь и фальшь он чувствует раньше и острее других. Он не станет никого упрекать, требовать наказания и компенсации ущерба. Он просто молча уйдет и будет потерян, как клиент, навсегда.

 

Шизоидный радикал

Шизоидный радикал – это, зачастую, астеническое телосложение, высокий рост, «футлярная» (длинные «капюшонообразные» волосы, борода у мужчин, длинные шарфы, высокие воротники, закрывающие полголовы, длиннополая бесформенная одежда, рюкзак за плечами) или эклектичная («клоунская», особенно в сочетании с истероидным радикалом) внешность. Неопрятность, неряшливость, дисгармоничная нелепая пластика. Вечный беспорядок вокруг. Обладатели шизоидной доминанты — истинно творческие люди. Во всем, в том числе во взаимоотношениях с медициной, они ценят креативность, нестандартность, дух эксперимента.

 

Гипертимный радикал

Внешние признаки гипертимного радикала – склонность к одежде для отдыха, отсутствие разделения на «свое» и «чужое», невнимание к общепринятым условностям, небрежность. Иначе говоря, доминантному гипертиму все равно, во что он одет и где находится. При этом он ничего никому не хочет доказать, никого не эпатирует, а просто чувствует и ведет себя раскованно. Подчас, излишне. Довершает облик этого радикала подвижность, торопливость, говорливость, смешливость, постоянный оптимистический настрой. Гипертим всегда готов приободрить, посмотреть сквозь пальцы на чужие промахи, многое извинить или попросту не заметить. Быть идеальным клиентом ему мешают его непостоянство, отсутствие интереса к себе, как к объекту усовершенствования, склонность разрушать деловую атмосферу везде, где только он появляется, и хроническая нехватка денежных средств.

 

Тревожный радикал

Обладателя доминирующего тревожного радикала можно с первого раза вообще не заметить. Внешне он – полная противоположность истероиду: серый, невзрачный, скованный, согнутый, будто стремящийся сжаться в точку; всегда в одном и том же. Словом, никакой. За этим убогим фасадом могут скрываться недюжинные достоинства, которые начинают проявлять себя, только когда их обладатель успокоится, привыкнет к обстановке. Но о чем следует думать сразу же, так это о сугубой консервативности этого человека. Перед нами – воплощение привычки, скромного по наполнению, но неукоснительно строгого распорядка дня. На любое, самое невинное и мало существенное, предложение новизны тревожный обязательно ответит отказом. Только вооружившись терпением, действуя медленно, постепенно, ни в коем случае не ускоряя события, можно приучить его к взаимодействию. Но, однажды приученный, он остается с нами навсегда. Даже когда не слишком удовлетворен качеством отношений.

 

Приведенные описания радикалов, разумеется, кратки и фрагментарны. И далеко не исчерпывают темы индивидуального подхода.

Однако общий порядок взаимодействия с клиентами (пациентами) может быть индивидуализирован. А это необходимо. Каждый индивид решает жизненно важные вопросы, сообразуясь со своим характером. И эффективное управление отношениями, по сути, сводится к тому, что компетентный (ведущий) партнер стремится создать атмосферу сотрудничества, максимально соответствующую характерам всех участников.

Врач, медицинская сестра, приступая к работе с пациентом, в первую очередь должны понять, с какой индивидуальностью их свела профессиональная судьба, и что они должен предоставить конкретно этому человеку.

Есть ли у людей эпилепсии?

Эпилепсия оказывает значительное влияние на поведение большинства людей, страдающих ею. В некоторых случаях сама судорожная активность проявляется в виде кратковременного изменения или прерывания поведения, которое может показаться необычным для случайного наблюдателя. Имеющиеся данные также свидетельствуют о том, что эпилепсия может влиять на поведение, когда приступы не происходят. Описание интериктального (между приступами) поведения людей с эпилепсией имеет долгую и противоречивую историю. На протяжении веков люди с эпилепсией считались либо наделенными божественными силами, либо отмеченными злом.В 19 веке многие считали их сумасшедшими или думали, что у них уменьшились умственные и моральные способности. Уровень заблуждения общественности со временем снизился, но многие предубеждения в отношении эпилепсии и связанного с ней поведения сохраняются и по сей день.

В течение 20-го века во многих работах в области психиатрии упоминалась «эпилептическая личность», интериктальный синдром, который, как считалось, включал взрывную импульсивность, аффективную вязкость (тенденцию продлевать взаимодействия с другими) и эгоцентризм (преобладающую заботу о себе). ).Некоторые думали, что этот синдром является результатом основных неврологических факторов, но другие считали, что эти черты личности представляют собой отдельную форму эпилепсии сами по себе. В то время считалось, что интенсивная психоаналитическая терапия является наиболее подходящим лечением этого состояния.

Совсем недавно доктор Норман Гешвинд представил неврологическому сообществу характеристики «интериктального расстройства личности». Он считал, что у пациентов с височной эпилепсией часто наблюдается ряд специфических личностных характеристик и что они характерны для таких пациентов.Эти черты включали в себя углубленные эмоции, обстоятельное мышление (излишне подробное, с задержкой в ​​переходе к сути), растущее беспокойство по поводу философских или религиозных убеждений и изменение сексуального поведения. Доктор Гешвинд и его коллега опубликовали эти наблюдения в крупном журнале в 1975 году. (1)

Медведь и Федио (2) расширили наблюдения Гешвинда, включив в общей сложности 18 поведенческих особенностей:

Эмоциональность
Мания
Депрессия
Вина
Отсутствие юмора
Измененный сексуальный интерес
Агрессия
Гнев и враждебность
Гиперграфия (чрезмерное письмо)
Религиозность
Философский интерес
Чувство личной судьбы
Гиперморализм
Зависимость
Паранойя
Обессессия

Считалось, что за все эти характеристики отвечает височная эпилепсия.Беар предположил, что межприступная электрическая активность в головном мозге вызывает повышенную активность лимбических областей, которые участвуют в эмоциональной реакции и модуляции. В конце 1970-х Беар и Федио разработали структурированный опросник для формальной оценки симптомов интериктального расстройства личности. Их первоначальные исследования показали, что у значительного числа пациентов с височной эпилепсией проявляется ряд этих особенностей, но эти результаты редко подтверждались в более поздних исследованиях. Большинство исследователей обнаружили, что многие из тех же черт могут быть обнаружены в группах с другими психическими расстройствами.Другие исследования были сосредоточены на недостатках методов исходного исследования, в том числе на том, как отбирались пациенты, и на характеристиках самого вопросника.

Межприступное расстройство личности вызвало много споров. (3) Имеется мало свидетельств какой-либо конкретной связи между этими поведенческими особенностями и самой эпилепсией. Многие считают, что эти особенности могут быть просто обобщенными характеристиками изменений личности, связанных с любой формой соматического или неврологического заболевания.Некоторые считают, что эти особенности являются разумным способом охарактеризовать поведение ряда пациентов с височной эпилепсией, но другие считают, что они слишком обобщены. Хотя у разных людей может быть любой из 18 перечисленных элементов, очень немногие люди с эпилепсией проявляют большинство из них. Люди, работающие в центрах эпилепсии, отметили, что им известно о небольшом количестве пациентов, которые соответствуют некоторым из этих критериев, но они также знают других людей с некоторыми из этих особенностей, у которых нет эпилепсии!

В конце концов, оказывается, что полный спектр поведенческих характеристик интериктального расстройства личности или «эпилептической личности» очень редко наблюдается у одного человека.Связь между этим синдромом и эпилепсией находится под большим вопросом.

Ссылки
1. Ваксман С.Г., Гешвинд Н. Синдром интериктального поведения при височной эпилепсии. Архивы общей психиатрии 1975 г .; 32, 1580-1586. PMID: 1200777.

2. Медведь Д.М., Федио П. Количественный анализ интериктального поведения при височной эпилепсии. Архив неврологии 1977; 34, стр 454-467. PMID: 889477.

3. Бенсон Д.Ф. Синдром Гешвинда. Успехи в неврологии 1991; 55, 411-421.PMID: 2003418.

Дополнительную информацию можно найти в PubMed, службе Национальной медицинской библиотеки:

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/

PRIME PubMed | Журнальные статьи о шизоидном расстройстве из PubMed

Цель: изучить характеристики и факторы риска психологических и поведенческих проблем у детей и подростков разного возраста и пола при длительном домашнем обучении во время пандемии коронавирусной болезни-2019. Кроме того, предоставить научную основу для более целенаправленного психологического вмешательства и стратегий выживания в будущем.Методы: перекрестный опрос с использованием онлайн-анкеты был проведен среди учащихся в возрасте от 6 до 16 лет в пяти типичных городах: Север (Пекин), Восток (Шанхай), Запад (Чунцин), Юг (Гуанчжоу) и Средний (Ухань). в Китае. В этом исследовании социальное поведение и психологические отклонения, которые были определены как позитивные по любому параметру, были изучены во многих измерениях во время длительного домашнего обучения. Факторы, влияющие на психо-поведенческие проблемы, были проанализированы с помощью логистической регрессии, а мешающие факторы были скорректированы с помощью ступенчатой ​​многопараметрической корректировки.Результаты. Всего было собрано 6 906 действительных анкет, в том числе 3 592 мальчика и 3 314 девочек, из которых 3 626 детей (6-11 лет) и 3 280 подростков (12-16 лет). Положительный уровень выявления психосоциально-поведенческих проблем составил 13,0% (900/6 906) в целом, 9,6% (344/3 592) у мальчиков и 16,8% (556/3 314) у девочек, соответственно, и 7,3% (142/1 946) у мальчиков в возрасте 6-11 лет, 14,0% (235/1 680) у девочек в возрасте 6-11 лет, 12,3% (202/1 646) у мальчиков в возрасте 12-16 лет, 19,6% (321/1 634) у девочек в возрасте 12-16 соответственно.Были существенные различия между группой психологических проблем и группой непсихологических проблем по полу, конфликту между родителями и потомками, количеству близких друзей, изменению семейного дохода, малоподвижному времени, времени выполнения домашних заданий, времени воздействия экрана, физической активности, диетическим проблемам (χ² = 78,851, 285,264, 52,839, 26,284, 22,778, 11,024, 10,688, 36,814, 70,982, все P <0,01). Наиболее частыми симптомами у мальчиков в возрасте 6-11 лет были компульсивная активность, шизоид и депрессия, у девочек в возрасте 6-11 лет - шизоидная / компульсивная активность, гиперактивность и социальная изоляция, у мальчиков в возрасте 12-16 лет - гиперактивность, компульсивная активность и агрессивное поведение, а у девочек 12-16 лет были шизоидность, тревожность / компульсивная активность и депрессия / ломка соответственно.После градуированной многопараметрической корректировки, помимо общих факторов риска, время домашней работы и время онлайн-обучения были факторами риска для групп от 6 до 11 лет [ОШ мальчиков (95% ДИ): 1,750 (1,32–2,32), 1,214 (1,00–1,47). , девочки: 1,579 (1,25–1,99), 1,222 (1,05–1,42), все P <0,05], время видеоигр были факторами риска для групп 12–16 лет [мальчики: 2,237 (1,60–3,13), девочки: 1,272 ( 1,00–1,61), все P <0,05]. Выводы: некоторые дети и подростки могут иметь психологические и поведенческие проблемы во время длительного домашнего обучения.Психологические и поведенческие проявления различались по возрастным и гендерным подгруппам, что заслуживает особого внимания в каждой подгруппе. Школы, семьи и специалисты должны активно предоставлять точную психологическую поддержку и комплексные стратегии вмешательства в соответствии с особенностями и факторами риска.

Клинические характеристики и результаты нейровизуализации семи пациентов с синдромом Дайка Давидофф Массон | BMC Neurology

Здесь мы представили 7 случаев DDMS, из которых 6 имели психоневрологические симптомы, а 2 — деформации наружного уха.Насколько нам известно, это была самая большая серия случаев DDMS с нейропсихиатрическими проявлениями, и это был первый отчет, показывающий корреляцию между внешним ухом и DDMS. Ни в одном из этих случаев в предыдущих исследованиях не сообщалось о совместном возникновении состояний.

DDMS — редкое заболевание с неизвестной частотой, в основном характеризующееся церебральной гемиатрофией, компенсаторной гипертрофией черепа, гиперпневматизацией придаточных пазух носа, контралатеральным гемипарезом, асимметрией лица, эпилепсией и умственной отсталостью [1, 3].DDMS делится на два подтипа, врожденный и приобретенный, в зависимости от времени начала. Врожденный тип возникает из-за повреждения головного мозга плода, вызванного различными внутриутробными заболеваниями, и симптомы развиваются в младенчестве. Приобретенный тип связан с поражением головного мозга, вызванным асфиксией, травмой, опухолью, ишемией, кровотечением и инфекциями в раннем детстве. Сообщается, что DDMS чаще всего встречается у мужчин (примерно 52,2–85%) [2, 13, 14]. Сходные гендерные различия были продемонстрированы в нашей серии случаев: 71 пациентов мужского пола.4%. Напротив, другие исследования [15, 16] показали доминирование женского пола.

DDMS имеет множество проявлений и может сопровождаться другими нарушениями. Как правило, диагноз DDMS основывается на результатах клинических и рентгенологических исследований. Но сложность радиологических и клинических характеристик DDMS стала проблемой при ее диагностике. На сегодняшний день зарегистрированные случаи DDMS имеют множество клинических проявлений, включая судороги, контралатеральную гемиплегию / гемипарез, асимметрию лица, умственную отсталость и т. Д.[3, 16]. Судороги могут быть наиболее частыми симптомами, наблюдаемыми у пациентов с DDMS. В исследовании 21 случая у взрослых 76,1% пациентов имели в анамнезе эпилепсию / припадки [16]. Судороги чаще всего наблюдаются на ранних этапах жизни, поэтому может возникнуть умственная отсталость. В нашем исследовании у 85,7% (6/7) пациентов развились судороги, и только у 42,9% (3/7) пациентов была умственная отсталость. Один пациент имел умственную отсталость, но не страдал эпилепсией. Это продемонстрировало, что умственную отсталость можно представить как отдельный симптом.В литературе есть несколько случаев DDMS без регистрации в анамнезе эпилепсии / припадков [3, 16], что аналогично случаю 1 в нашем исследовании.

Классическая триада DDMS — это эпилепсия, умственная отсталость и гемиплегия / гемипарез, но они могут быть обнаружены только у 16,6% пациентов [15]. Диагноз DDMS у некоторых пациентов зависит исключительно от рентгенологических данных [15]. В настоящее время радиологическое обследование играет ключевую роль в диагностике заболевания, особенно для пациентов с неспецифическими жалобами, такими как головокружение / головная боль.У 20-летнего пациента мужского пола (случай 5) в течение 15 лет в анамнезе наблюдалась пароксизмальная головная боль и головокружение, эпилепсия была обнаружена с помощью электроэнцефалограммы, а последующая компьютерная томография показала DDMS с правой церебральной гемиатрофией и утолщением свода черепа. Клинические проявления DDMS в этом случае сильно различались, и иногда радиологический подход может быть единственным ключом к диагностике заболевания. Более того, среди радиологических характеристик DDMS односторонняя церебральная атрофия была наиболее частым признаком визуализации при радиологии.Ранее поражение левого полушария головного мозга наблюдалось преимущественно при DDMS, но Diestro et al. [16] проанализировали клинические и радиологические проявления DDMS у 21 взрослого и не обнаружили значительной латерализации по признаку пола и полушария. Это несоответствие может быть связано с размером выборки или населением (педиатрический или взрослый пациент). В трех случаях из семи в нашей серии случаев поражалось левое полушарие, что было аналогично исследованию Дистро [16]. У этих пациентов также наблюдались потеря паренхимы головного мозга, ипсилатеральный боковой желудочек и дилатация борозды, вторичные по отношению к фактическим симптомам.Компенсирующие изменения в ипсилатеральном черепе, такие как утолщение, гиперпневматизация придаточных пазух носа, подъем каменистого гребня, четко наблюдались при КТ. Все радиологические особенности, упомянутые выше, были представлены у пациентов нашего исследования.

Характеристика психоневрологических проявлений DDMS была одним из основных вкладов в это исследование. Сообщалось об очень небольшом количестве случаев DDMS, осложненных психиатрическими проявлениями DDMS [7,8,9,10,11,12]. У пациентов с DDMS сообщалось о вовлеченных психических расстройствах, включая шизофрению, шизоаффективное расстройство, биполярную манию I типа, депрессивный эпизод и эмоциональную дисрегуляцию [7,8,9,10,11,12].Умственная отсталость, депрессивные симптомы, суицидальные мысли и поведенческие симптомы были зарегистрированы у 21-летней женщины с системной красной волчанкой в ​​анамнезе [7]. Хотя лежащий в основе патофизиологический механизм еще не был хорошо выяснен, наши результаты добавили некоторые положительные доказательства связи между психическим расстройством и DDMS [7,8,9,10,11,12]. Органические нарушения, связанные с центральной нервной системой, могут привести к психозу [17,18,19]. В частности, латерализация функции мозга оказалась связанной с нейропсихиатрическими расстройствами, особенно при аффективном расстройстве и шизофрении [17], что также было проиллюстрировано в этом отчете.Однако психиатрические симптомы DDMS у наших пациентов были более разнообразными. Раннее обнаружение психических расстройств побудит нас начать соответствующую терапию как можно раньше, чтобы избежать дальнейших осложнений. Дальнейшие исследования должны быть проведены для выяснения основного физиопатологического механизма DDMS.

Еще одним интересным открытием в этом исследовании было то, что два случая DDMS сопровождались деформациями наружного уха, которые были недавно обнаруженными признаками лицевых симптомов. Асимметрия лица была классическим признаком лица примерно в 33 года.3% (7/21) пациентов с DDMS у взрослых [16], и в этом исследовании этот симптом составлял 28,6%. В предыдущем исследовании сообщалось, что DDMS связаны с аномалиями полости рта [4]. Насколько нам известно, это исследование было первым отчетом о DDMS, связанном с деформациями внешнего уха. И это проявление может помочь установить характерный спектр DDMS.

Дифференциальный диагноз DDMS в основном включает нарушения, связанные с церебральной гемиатрофией или нарушениями структурного сдвига средней линии, такими как гемимегаленцефалия, синдром Стерджа-Вебера, энцефалит Расмуссена, герминома базальных ганглиев, синдром Фишмана и синдром линейного невуса.Гемимегаленцефалия — это врожденное нарушение нейральной пролиферации, соответствующее чрезмерному росту пораженного полушария. При DDMS пораженное полушарие явно атрофировано. Синдром Стерджа-Вебера характеризуется кожными сосудистыми мальформациями лица и церебральной гемиатрофией на пораженной стороне, а также наличием внутричерепного трамвайного следа (кальцификации) на КТ [20]. Синдром Расмуссена (также известный как энцефалит Расмуссена) — это хроническое прогрессирующее воспалительное заболевание с атрофией полушария, но изменения свода черепа не представлены [21].У пациентов с синдромом Фишмана обычно развиваются судороги, сопровождающиеся липодермоидом глаза, односторонней липомой черепа, кальцификатом коры и гемиатрофией [22]. Синдром линейного невуса — это нейрокожный синдром, который клинически проявляется в виде умственной отсталости, периодических припадков и характерных лицевых линейных невусов. Нейровизуализация этого состояния показывает одностороннюю дилатацию желудочков. Клинические и радиологические данные DDMS были тщательно оценены при дифференциальной диагностике.

% PDF-1.4 % 1 0 объект > эндобдж 7 0 объект /Заголовок /Предмет / Автор /Режиссер / Ключевые слова / CreationDate (D: 20211201094741-00’00 ‘) / ModDate (D: 20210712153742 + 02’00 ‘) >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 объект > эндобдж 5 0 объект > эндобдж 6 0 объект > ручей 2018-08-02T17: 18: 13ZIOS_JND2021-07-12T15: 37: 42 + 02: 002021-07-12T15: 37: 42 + 02: 00 Приложение Acrobat Distiller 9.0.0 (Windows) / pdf

  • uuid: 6890d388-5354-4c8f-8edf-4837f8bd2f24uuid: e147a97b-e1d3-4110-9d61-e63fe57afb9c конечный поток эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 объект > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB / ImageI] >> эндобдж 25 0 объект > ручей x ڝ YɎ $ 5cwT «! 82ŅO: F.$ w> o G5_ZOƗ څ Y; Xsðff5HA! E’Ys8J ~ epuEMaǃD ۢ \ 2 I4Ox: @ = — ţL & A C MLH06! # G = 4! 2 NSE զ 1 n۱0vu ը˃ oYyQ5Kf; 186 [s; jM> * # Ij’Ҿ ؤ & z f’kUM «KseϾ

    GDE1LV ꈳ EZE {wT $ # V = ޷ eh5q

    Шизоидная личность и люди, которые не хотят соответствовать в

    Если вы знакомы с психологией, то, возможно, слышали термин ‘ шизоидное расстройство личности ». Это тип расстройства личности, при котором у человека есть устойчивый паттерн эмоциональной ровности и отстраненности от социальных отношений .

    Фактически, он включен в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам ( DSM-5 ) и Классификацию психических и поведенческих расстройств ( ICD-10 ), которые широко используются специалистами в области психического здоровья. для диагностики психических расстройств.

    Например, критерии DSM-5 для диагностики шизоидного расстройства личности включают следующее:

    • Отсутствие интереса к близким отношениям, часто включая принадлежность к семье;
    • Сильное предпочтение уединенной деятельности;
    • Отсутствие интереса и удовольствия, когда речь идет о деятельности, в которой участвуют другие люди, включая сексуальный опыт;
    • Эмоциональная холодность и отстраненность;
    • Отсутствие (и желание иметь) никого или очень мало близких людей, кроме родственников первой степени родства;
    • Безразлично к похвале и критике.

    ICD-10 также соответствует следующим критериям:

    • Трудность выражать теплые и нежные чувства к другим людям;
    • Чрезмерная сосредоточенность на самоанализе и фантазиях;
    • Сильная нечувствительность к социальным нормам.

    Однако некоторые психиатры считают, что шизоидное расстройство личности следует исключить из этих списков. И это обычно считается чрезвычайно редким и малоизученным .

    Но действительно ли шизоидный тип личности является расстройством?

    Когда я впервые прочитал об этом расстройстве личности, я был удивлен, насколько я соответствую критериям — почти всем из них.Это было шокирующее открытие — всю свою жизнь я считал, что я всего лишь очень замкнутый , а не то, что я страдаю каким-то расстройством личности.

    Именно тогда я решил копнуть глубже и проверить ресурсы на других языках. Результаты открыли глаза.

    Вот что я обнаружил:

    Теория акцентуации личности Карла Леонхарда

    Немецкий психиатр Карл Леонхард выступил с теорией акцентуации личности. Акцентированная личность — это в основном промежуточное состояние между нормальным состоянием и психопатологией.

    Если личная и профессиональная жизнь человека не страдает, и он все еще может адаптироваться к окружающей среде, то его личностные черты скорее указывают на превышение среднего уровня, чем на психическое заболевание. Таким образом, можно сказать, что человек с акцентом на личности находятся на уровне нормальности .

    Проще говоря, у некоторых людей есть отличительные черты личности, которые заставляют их слишком сильно отличаться от остальных.Более того, их поведение и черты могут показаться другим эксцентричными, социально неприемлемыми или странными. Но если этот человек все еще может функционировать как часть общества, то о диагностике психического расстройства не может быть и речи.

    Согласно Леонарду, существует несколько различных типов акцентуированных личностей , таких как:

    1. Демонстрационная личность
    2. Гиперточная личность
    3. Гипертимическая личность
    4. Непослушная личность
    5. Гипертимическая личность
    6. Дистимическая личность
    7. Циклотимическая личность
    8. Возвышенная личность
    9. Тревожная личность
    10. Эмоциональная личность
    Классификация акцентуированных личностей Личко

    Российский психиатр Андрей Личко развил теорию Леонарда в классификации акцентуированных личностей .Типы включали:

    1. Гипертонический
    2. Циклоидный
    3. Лабильный
    4. Ипохондрический
    5. Чувствительный
    6. Психастенический
    7. Шизоидный
    8. Эпилептоид
    9. Истероид
    10. Неустойчивый
    11. 0 Соответствующий

    шизоидная личность,
    по классификации Личко. Одна из наиболее заметных черт этого типа подчеркнутой личности — это склонность к теоретизированию и погружению во внутренний мир.

    Это человек, который постоянно думает и анализирует себя и жизнь. Они чрезвычайно замкнуты и получают энергию от уединенной деятельности. Хотя человек с шизоидными чертами личности большую часть времени занимается интенсивным мышлением, у него мало желания или энергии для социальной и практической деятельности. Они буквально живут в своем внутреннем мире и наслаждаются им .

    Человек с шизоидной личностью часто является эрудитом и, как правило, имеет высокий IQ.Они заядлые читатели, которые могут похвастаться обширными знаниями в различных областях. Они предпочитают карьеру в таких областях, как наука, философия и искусство, где они могут полностью раскрыть потенциал своего весьма абстрактного ума .

    Когда дело доходит до романтических, социальных и профессиональных отношений, шизоидная личность сталкивается с трудностями. Эти люди эмоционально отстранены, им не хватает сочувствия, и им трудно выражать свои мысли и чувства другим. Им сложно установить эмоциональную связь с другим человеком.

    По этой причине они не преуспевают на управленческой работе или в карьере, предполагающей социальное взаимодействие. Они также чрезвычайно избирательны, когда дело касается их круга общения. В основном в него входят только те люди, с которыми они могут обсуждать интересующие их темы и вести содержательные беседы.

    Так что ты думаешь? Следует ли считать людей с шизоидной личностью психически больными?

    Заметили ли вы, сколько пунктов в описании Личко шизоидного типа акцентуированной личности соответствует критериям DSM-5 и МКБ-10? Так что это значит?

    Это означает, что система охраны психического здоровья США однозначно считает этот тип личности отклонением от нормы.В то же время описанные выше теории зарубежных психиатров, по-видимому, рассматривают людей с такими характеристиками как , имеющими отличительные черты личности, а не как психически больные .

    Это заставляет задуматься, потому что это не единственный случай, когда определенные формы поведения и черты характера попадают в руководства по психическим расстройствам, особенно в США.

    Например, СДВГ был обнаружен и классифицирован американскими психиатрами. Однако он не признан в некоторых странах, например в России, а в некоторых других, например во Франции, диагностируется и лечится по-разному.До сих пор ведутся споры о том, является ли это достоверным диагнозом. Фактически, некоторые американские психиатры, такие как Томас Сас и доктор Ричард Сол, утверждают, что это вымышленное расстройство.

    Только учтите следующее. Когда вам поставят диагноз расстройства личности, вы, скорее всего, будете принимать лекарства и регулярно посещать психиатров. Это означает, что вы будете в значительной степени полагаться на систему здравоохранения всю оставшуюся жизнь.

    Так что, если все это — часть нескончаемой игры жадности нашего капиталистического общества? Могли ли быть изобретены определенные диагнозы психических заболеваний, чтобы лечить как можно больше людей? Я оставлю эту идею на ваше усмотрение.

    А теперь вернемся к шизоидной личности.

    Итак, у нас есть эмоционально отстраненный, крайне замкнутый человек, который большую часть времени погружен в мысли и мало или совсем не интересуется общественной деятельностью. Человек, который не подходит и не хочет . Тот, кто не понимает и не соблюдает неписаные правила социального поведения и этикета.

    Это портрет психически больного человека или просто человека, у которого на меньше социальных потребностей, чем у среднего человека ?

    Может быть, некоторые люди рождаются с меньшей потребностью в принадлежности и отношениях с другими людьми.Может быть, им больше нравится неуловимый мир фантазий и самоанализа, чем приземленная реальность повседневной жизни. Если они счастливы и их поведение не вредит другим людям, это их право быть и жить таким образом.

    Ведь где граница нормальности и кто на это решает? Может быть, нам следует перестать клеймить людей за то, что они разные, и ценить их такими, какие они есть.

    Я верю, что каждый может внести свой вклад в мир, независимо от того, насколько он социальный.Делать что-то хорошее или важное не обязательно означает общение с другими людьми. Фактически, считается, что у некоторых из величайших мыслителей в истории было шизоидных черт личности . Несколько примеров включают Альберта Эйнштейна, Чарльза Дарвина, Зигмунда Фрейда, Стивена Хокинга и Айзека Азимова.

    Итак, если вы соответствуете описанию выше, не спешите считать себя психически больным. Прежде всего, задайте себе следующие вопросы:

    • Доставляют ли ваши личные качества, образ мышления или поведение вам или другим людям серьезные проблемы?
    • Если да, влияют ли эти проблемы на ваш распорядок дня и различные аспекты вашей жизни?

    Если ответ на оба вопроса нет , то маловероятно, что вы страдаете психическим заболеванием.У вас, наверное, просто шизоидные черты характера, как и у меня.

    Другими словами, если ваше поведение не причиняет вреда вам или другим людям, даже если оно не является социально приемлемым; Если вам нравится ваш образ жизни, каким бы уединенным и нетрадиционным он ни был, вы просто остаетесь собой. А в нашем конформистском мире это совсем не плохо.

    Давайте просто будем самими собой и внести свой вклад в этот мир своим уникальным способом. И для этого нам не нужно подстраиваться.

    Ссылки :

    1. Карл Леонхард.Akzentuierte Persönlichkeiten. 2. Ауфлаге (Акцент на личности, 2-е издание). Берлин, 1976, ISBN 3-437-10447-0
    2. Андрей Личко. Психопатия и акцентуации личности у подростков. Санкт-Петербург: Речь, 2010.
    3. https://link.springer.com
    4. https://www.researchgate.net

    Основатель и ведущий редактор Learning Mind

    Анна ЛеМинд — энтузиаст психологии, степень бакалавра социальных наук. Она глубоко мыслящий интроверт, который пишет о человеческом поведении и личности, природе интроверсии, концепции принадлежности и социальной тревожности, надеясь помочь тем, кто борется с такими же проблемами, как и она.Анна является автором книги «Сила неудачников: как найти свое место в мире, который вам не подходит в », книги, целью которой является помочь всем интровертам, социально тревожным людям и одиночкам найти свой путь в этом громком экстравертированном мире. world.Последние сообщения Анны ЛеМинд, BA (посмотреть все)
    Copyright © 2012-2021 Learning Mind. Все права защищены. Для получения разрешения на перепечатку свяжитесь с нами.

    60 лет психометрии; Изменяющийся ландшафт личности

    60 лет назад, в 1959 году, Альф Чандлер и Дуг Маклаод основали Chandler Macleod как первую промышленную и организационную консалтинговую фирму в Австралии.Они быстро завоевали репутацию специалистов в области прогнозирования поведения сотрудников и критических факторов успеха для ролей, команд и организаций и использовали этот опыт для предоставления специализированных решений по подбору персонала.

    Чтобы отпраздновать свой 60-летний юбилей, наша команда Chandler Macleod People Insights решила оглянуться назад на историю психометрических оценок, начиная с того момента, когда они были приняты в 1959 году, до более оцифрованной среды, в которой мы существуем сегодня.

    Раннее усыновление Чендлером Маклаодом

    Хотя начало психометрических оценок восходит к императорскому Китаю, где для государственных служащих были введены экзамены на измерение когнитивных способностей, Чендлер Маклауд впервые получил лицензию на использование темперамента Хамма Уодсворта. шкала в 1959 году.

    Шкала темперамента Хамма Уодсворта была первоначально разработана в 1934 году в ответ на инцидент, когда сотрудник крупной организации убил своего начальника (вау, напряженно!). Он был основан на модели личности, разработанной в 1927 году, в которой ненормальное поведение (то есть клинические психические расстройства) было неконтролируемым проявлением регулярной личности. Следовательно, параметры личности по шкале темперамента Хамма Уодсворта были обозначены: нормальный, истероидный, циклоидный (маниакальный и депрессивный), шизоидный (аутичный и параноидальный) и эпилептоидный.Как и в случае с другими оценками личности в то время, основное внимание уделялось эмоциональной адаптации.

    Другие отрасли, использующие оценки

    В этот период в военных организациях широко использовалась психометрическая оценка для оценки пригодности кандидатов для различных ролей. Батарея профессиональных качеств вооруженных сил США, состоящая в основном из набора психометрических оценок на основе способностей, была впервые представлена ​​в 1968 году и используется до сих пор (претерпев значительные изменения).

    Психометрическая оценка также широко использовалась в промышленности. Оценки использования психометрической оценки в промышленности колеблются от 32% компаний, использующих тесты для почасовых работников, до 75% компаний, использующих тесты.

    Путешествие по зыбкой земле

    Хотя использование оценки способностей было хорошо зарекомендовало себя, использование оценок личности было более спорным. Вероятно, это было связано с тем, что существовало большое количество разнообразных личностных оценок с разным уровнем качества и строгостью в их применении.Или, другими словами, существовали «непроверенные тесты для использования при отборе неквалифицированными тестировщиками».

    Критика оценки личности достигла пика в 1968 году с публикацией влиятельной книги Уолтера Мишеля « Оценка личности ». В этой книге Мишель утверждал, что черты личности не позволяют надежно предсказывать поведение. Некоторые восприняли его аргументы как атаку на психологию черт и подумали, что его аргументы были доказательством того, что личность даже не существует (что, я знаю, безумие)! Мишель также широко известен благодаря «тесту Маршмеллоу», который был широко воссоздан и размещен на YouTube, например, ниже

    В то время в Соединенных Штатах был подан ряд важных судебных исков, которые сформировали способ проведения психометрической оценки для отбора.Во-первых, психометрическая оценка должна быть актуальной для работы или соответствовать бизнес-потребностям и быть достоверной. Во-вторых, они должны быть культурно справедливыми или не оказывать ненужного негативного воздействия. Будьте уверены, эти принципы или юридические требования укоренились во всех современных психометрических оценках.

    Исследования подтверждают доказательства

    Если в 1960-х и 1970-х годах наблюдался спад или застой в психометрической оценке, то в 1980-х и 1990-х годах наблюдался бум. Это произошло по ряду независимых причин.

    Изначально область «производительность труда» расширилась от простого определения того, насколько хорошо вы выполняете задачу, до более многомерной концепции. Раньше эффективность работы характеризовалась только тем, насколько хорошо вы выполняли поставленные перед вами задачи (например, сколько виджетов вы создали), но современные модели, разработанные как многомерные, включают такие вещи, как, сколько дискреционных усилий вы вкладываете в свою работу, вносите ли вы свой вклад. вашей команде или организациям, функционирующим за пределами ваших индивидуальных ролей, а также от того, участвуете ли вы в контрпродуктивном рабочем поведении (например,ж., кража, получение больничных листов, когда вы не больны, грубость с клиентами или коллегами).

    Кроме того, армия США провела Project A ; семилетний проект по уточнению, расширению и проверке их процедур отбора и категоризации, который будет использоваться на 276 должностях начального уровня и для 400 000 кандидатов в год. Результаты этого исследования показали, что оценки способностей и личности были связаны с производительностью труда при условии, что выбранные черты личности были концептуально связаны с ролью или работой.

    В 1980-х и 1990-х годах также наблюдался резкий рост исследований, ведущих к широкому принятию объединяющей структуры личностных черт: Большой пятерки. Большая пятерка включает в себя такие черты личности, как экстраверсия, эмоциональная стабильность, покладистость, сознательность и открытость опыту. Эта таксономия признаков позволила объединить разрозненные потоки исследований под одним зонтом.

    Наконец, был выпущен ряд влиятельных метаанализов (своего рода исследовательское исследование, объединяющее другие исследования).Один из них сравнил различные методы отбора и показал, что оценки способностей были одними из самых сильных предикторов производительности труда по целому ряду профессий — намного сильнее, чем годы опыта работы, возраст и годы образования. Другие показали, что личность (Большая пятерка) предсказывала эффективность работы по ряду ролей, и, как и в случае с проектом Project A , некоторые черты были лучшими предикторами эффективности работы в ролях, которые были концептуально связаны.

    Расцвет цифровой эпохи; 2000 — текущий день

    Период с начала нового тысячелетия до наших дней видел, как технологии разрушили, улучшили или изменили многие аспекты бизнеса, и психометрическая оценка не стала исключением.Рост доступности и доступа к персональным компьютерам или другим электронным устройствам означал, что многие психометрические оценки теперь компьютеризированы, тогда как раньше они были основаны на ручке и бумаге. Эта компьютеризация психометрической оценки привела к повышению эффективности и точности подсчета баллов, а также сделала ее более доступной для руководителей предприятий.

    Компьютеризированное адаптивное тестирование стало более доступным лишь относительно недавно. В компьютеризированном адаптивном тестировании элемент, показанный кандидату, зависит от его реакции на предыдущий элемент.То есть, если кандидат правильно набрал вопрос, сложность следующего задания будет увеличиваться, а если он ответит неправильно, сложность следующего задания уменьшится. Это позволяет проводить столь же — или даже более — точные оценки, но отнимать у кандидата меньше времени. Точно так же теория отклика заданий — это метод оценки, основанный на относительно сложных и сложных вычислениях. Хотя методология статистической оценки существует с 60-х годов, рост компьютеризованного тестирования делает реализацию оценок с использованием оценки по теории отклика по предметам более осуществимой

    Мы также увидели рост доступности игровой оценки, которая одновременно увлекательна и точны и особенно полезны для массового найма в определенных отраслях.

    В будущее

    Нельзя отрицать, что психометрическая оценка никуда не денется. В связи с тем, что в нашей жизни растет количество искусственного интеллекта, а некоторые традиционные рабочие места уступают место искусственному интеллекту, эти передаваемые «мягкие» навыки становятся все более и более важными для успешной, процветающей организации. Возможность предугадывать такие факторы, как эмоциональный интеллект, социальное убеждение, устойчивость и сочувствие, жизненно важна для того, чтобы выдержать бурю цифровой эпохи и создать дифференциацию в вашем руководстве и организации.

    При таком значительном росте за 60 лет мне интересно, где мы будем через 60 лет?

    Ищете более четкое представление о своем кадровом резерве?

    Chandler Macleod People Insights использует собственный шлюз, уникальную платформу для оценки и опыта сотрудников, предоставляющую вам доступ к более чем 150 ведущим в мире психометрическим оценкам и опросам. Созданный психологами для успеха в бизнесе, Gateway дает вам возможность четко нанять, распознавать таланты в вашей организации и реализовывать потенциал ваших сотрудников.

    классификация, внешние признаки, описание 👏🏾 🎤 🤴🏻

    Конечно, каждый человек индивидуален. Но то, что есть много похожих друг на друга людей — тоже неоспоримая правда. Сколько раз на улице вы брали незнакомца за своего старого друга? Или, живя в чужом городе или стране, встретил женщину или мужчину, похожего на ваших родителей, и привязался к ним душой?

    Нас на Земле более 7 миллиардов, поэтому нет ничего странного в том, что внешность и характеры повторяются.Как бы странно это ни звучало, но всех людей можно классифицировать по разным критериям. Больше всего этим нравится заниматься психологам. Классификаций психотипов личности великое множество, описание некоторых из них мы обсудим позже в этой статье.



    Убрать ярлыки

    Нам не раз приходилось наблюдать, а то и грешить сами, как людей вешают ярлыками: «он тупой!», «У него не все дома!», «Это необходимо» чтобы так затормозить! »,« А этот всегда улыбается, совсем как сумасшедший »,« А шил в одном месте »и т. д.Обидно, правда?

    Психология на основе науки придумала свои «ярлыки», которые не только загоняют человека в узкие рамки и определяют его дальнейшее существование, но и объясняют необходимость такого человека для общества, а также опишите его уникальность.


    Подумайте сами, каким был бы мир без гениальных идей шизоида, которые не могли бы быть реализованы без решимости параноика. Но чтобы эти два персонажа нашли общий язык и не убили друг друга, им просто необходим гипертим.Истероид может виртуозно осмелиться донести это до масс, а эпилептоид будет контролировать процесс и следить за тем, чтобы все было по правилам.

    Поэтому отныне, прежде чем вешать ярлыки, знайте, что каждый недостаток — это оборотная сторона медали яркой личности.

    Акцентуация и психопатия

    Говоря о личности человека, мы должны сосредоточиться на чем-то, чтобы это можно было классифицировать. В этом случае очень помогает акцентуация.

    Что такое акцентуация? Это ярко выраженная черта личности, которая находится в пределах нормы, но при неблагоприятных условиях может перейти в патологию.

    Сразу возникает вопрос: а что это за норма? Подробнее об этом мы поговорим ниже.

    Есть еще понятие «психопатия», что означает яркую форму акцентуации.

    Акцентуация — это акцент, абсолютно непатологическая черта личности, фактически тот стержень, на котором держится характер человека и вокруг которого растут другие необходимые черты современной личности.Это внутренний зверь, которого нужно кормить, но нельзя позволять есть себя.

    Психопатия — это нечто большее. Этот термин означает патологию характера, мешающую человеку адаптироваться к окружающему миру. Психопатия доставляет большой дискомфорт как самому человеку, так и окружающим. Он может перейти от родителей, быть результатом неправильного воспитания, а также травм и заболеваний, перенесенных в раннем детстве или в дородовой период.





    Что такое норма?

    К сожалению, это очень сложный вопрос, ответ на который будет меняться от года к году и от страны к стране.«Что хорошо для русских, то для китайцев смерть».

    Возьмите американскую привычку, которая волнует многих россиян, — ставить ноги на стол. Для них — это норма, для нас — явное отклонение. Излишне жестикулировать для итальянцев — это норма, для нас — не очень. Свист везде: в доме и на улице — это норма для боливийцев, а для нас — плохой знак. Подобных примеров тысячи.

    То же самое относится к нормам, которые изменились с течением времени. Многое из того, что было принято и культивировано в СССР, по праву можно считать диковинкой.Например, бережливость к вещам была очень похвальной чертой, и теперь это будет называться «синдром Плюшкина» — явный признак шизоида.

    Если мы видим обычного человека, который живет полноценной жизнью, работает, путешествует раз в год отдыхать, никому не создает трудностей, чувствует себя полноправным членом общества, не представляет угрозы для общества и т. Д., То такой человека называют нормальным.

    Если человек представляет опасность для себя или для посторонних — это отклонение, патология.

    Психологический тип

    Определение психотипа личности очень простое — это набор черт характера, по которым можно вычислить тип человека.Психологи обладают такими навыками, но обычным людям не помешало бы немного узнать об этой теории.

    Мы начали классифицировать людей по психологическим характеристикам еще до нашей эры. Помните: флегматик, меланхолик, холерик, сангвиник? Психотипы личности, в отличие от типов темперамента, делят людей на пять классов, а то и на тринадцать.

    Существует множество различных психологических школ и, как следствие, множество классификаций. Например, Карл Густав Юнг делит людей на интровертов и экстравертов, Личко выделяет параноиков, эпилептоидов, сенситивов, шизоидов и т. Д.(всего 13 типов личности).

    Внешние признаки и особенности поведения, нарисованные этими учеными, дают возможность составить психологический портрет человека с первых секунд общения, уметь с ней себя вести, чтобы не нарваться на конфликт, а не на конфликт. обижать или не обижаться.

    Профессионалу эти знания необходимы, чтобы правильно определять алгоритм действий при оказании помощи или уберечь клиента от возможных ошибок, на ранних этапах отвлечься от патологии.



    Популярные классификации

    Как упоминалось выше, существует множество классификаций психотипов личности. Описание некоторых одноименных видов немного отличается у каждого из авторов.

    Например, Аркадий Петрович Эгидес выделяет пять типов личности: параноидный, эпилептоидный, истероидный, гипертимусный и шизоидный. Виктор Викторович Пономаренко дополняет их двумя радикалами (так он называет психотипы личности): эмоциональным и тревожным.Андрей Евгеньевич Личко выделяет, помимо вышеперечисленных пяти, еще чувствительный, психастеноидный, гипотимический, астенический, лабильный и циклоидный, а также нестабильный и конформный типы.

    Бурно Марк Евгеньевич выделяет девять психотипов, среди них: циклоидный (сангвинический характер), эпилептоид (стресс-авторитарный характер), психастенический (тревожно-сомневающийся тип) и др.

    Ниже мы рассмотрим некоторые из них более подробно. За основу возьмем описание семи радикалов В.В. Пономаренко. Для определения психотипов личности автор использует практические и понятные наблюдения.



    Истероидный радикал

    Главный признак истероида — слабая нервная система. Все силы уходят на продукт первого впечатления, после чего он истощается, поэтому долго не может сосредоточиться на выполнении одних и тех же задач. Успехи происходят скачкообразно, с перебоями в восстановлении нервной системы.

    Чтобы восстановить свою быстро истощенную энергию, он питается от других, привлекая к себе внимание различными способами.

    Истеричный радикал радуется, когда на него смотрят и говорят о нем.

    От такого человека не стоит ожидать больших достижений, так как его знания и умения очень поверхностны. Такие личности жаждут знать всего понемногу, чтобы произвести впечатление на окружающих в нужный момент. Но стоит копнуть немного глубже, так как становится понятно, что никаких серьезных знаний у человека не наблюдается.

    Истероидный радикал тратит большую часть своей энергии на создание имиджа.Уверен, что сможет решить любую проблему, даже если нет знаний в этой области. Часто создает иллюзию благополучия и успеха.

    У таких людей нет стержня личности, потому что они всю жизнь находились в состоянии пластилина. Человек, обращающий внимание на одежду и внешний вид, имеет в своем характере истерический радикал.

    Эпилептоид радикал

    Нервная система таких людей ослаблена. Накапливающиеся агрессия и стрессы долго не находят выхода, и в один «прекрасный» момент эпилептоид срывается на другие.

    Агрессия может быть как словесной, так и физической. Физические и психологические нагрузки отрицательно сказываются на состоянии того или иного типа личности. Внешние признаки переутомления — раздражительность и агрессия. После всплеска эмоций наступает состояние безразличия, которое рождает чувство тревоги.

    Эпилептоидный радикал легко прощает себе причинение морального или физического вреда кому-либо. Ощущает себя сильным рядом со слабым и слабым рядом с сильным.



    Радикал-параноик

    У параноика очень сильная нервная система, он энергичный и работоспособный человек.Такие люди всегда доводят дело до конца. Из-за того, что он зациклен на одной идее, все его усилия идут на достижение цели, его не распыляют, в отличие от истероида.

    Представители этого психотипа любят ставить перед собой сложные и, казалось бы, невыполнимые задачи, но всегда их выполняют. Таким образом, они доказывают, что человеческим возможностям нет предела.

    Тем не менее, параноик понимает, что ему не удастся реализовать свой план в одиночку, поэтому он становится лидером, чтобы другие люди помогали ему закончить работу.

    Параноики мыслит глобально: все, что они делают, идет на благо общества.

    Эмоциональный радикал

    Основной отличительной чертой эмоционального радикала является чувствительность. Эмоции и мышление соревнуются за поле сознания. Эти люди часто бывают паникерами. Сильные эмоции могут полностью отключить мышление. Чрезмерно чувствителен к второстепенным сигналам. Если в восторге, то до слез, если расстроен, то еще до слез. Это происходит независимо от их желания.

    Он склонен к сочувствию, поэтому чистый эмоциональный радикал быстро выгорает. Такие люди часто ассоциируют себя с искусством, так как умеют тонко его прочувствовать.

    С такими личностями очень комфортно находиться, они общительны и ненавязчивы, очень тонко чувствуют ложь.



    Гипертонический радикал

    Главная особенность этого радикала — сильная нервная система. Такой человек всегда полон энергии, но, к сожалению, не способен ее грамотно распределить, в отличие от параноика.У него нет единой устойчивой цели.

    Hypertim всегда в восторге от любой информации и всегда в хорошем настроении. Такой человек-батарея. Практически не наблюдается агрессии и тревожности. Любит делать все на бегу и не реагирует на общественное мнение.

    Хотя агрессии нет, но излишняя естественность может выглядеть грубостью, которая становится неприятной для окружающих. Не приветствует виртуальное общение, любит живую жизнь.

    Однако такие люди не обязательны и не чувствуют границ морали.Но они легко узнают и быстро находят общий язык со всеми.

    Шизоид-радикал

    Шизоид сильно отличается от предыдущих типов, поскольку он живет в своем собственном мире, где действует его собственная конституция. Это невероятно творческие личности, способные генерировать качественно новые идеи, о которых другие радикалы даже не подумают.

    Они немного не от этого мира, бесконтактны, отказываются от общества во имя новых идей. Общаться с ними сложно, но возможно, если вы знаете шизоидный язык.Им сложно научиться даже простым образцам поведения. Шизоид живет и думает творчески.

    Тревожный радикал

    Нервная система такого человека слабая, он постоянно находится в состоянии тревоги и страха. Боится перемен в жизни и новых вещей.

    Он старается быть незаметным, как серый, а еще любит прятаться. Пространство вокруг настораживающего радикала всегда аккуратное, хотя и тусклое.

    Чтобы определить этот психотип личности, достаточно взглянуть на его внешний вид: это облачение в старые удобные вещи, отсутствие аксессуаров и ярких акцентов.



    Внешний вид радикалов

    Истероиды любят ярко одеваться, чтобы их было видно издалека. Женщины носят яркие украшения и далеки от дневного макияжа. Истероид следует моде или, скорее, имитирует ее.

    Эпилептоиды не разделяют праздничный и повседневный стиль, вся их одежда — на всю жизнь. Это все потому, что они не знают, что такое праздник. Эпилептоиды мужчин любят короткую стрижку и плохо переносят лишнюю растительность на лице.

    Параноики выбирают практичную, удобную одежду и часто дублируют ее, чтобы в будущем не мучиться с выбором.Они любят классический стиль не только в одежде.

    Эмоциональный радикал имеет очень гармоничное телосложение. Кстати, гармония у таких людей присутствует везде, так как они легко могут ее создать. В совершенстве владеют чувством стиля, но не любят слишком тесных вещей.

    Hypertim немного склонен к полноте, любит легкую небрежность и не зацикливается на мелочах.

    Шизоиду не хватает чувства стиля, он может совмещать несовместимое. Не думает, что надеть, берет первое, что находит.Абсолютно не следит за модой, коряво.

    Тревожно радикально одевается так, чтобы его не заметили. В гардеробе преобладают черный и серый цвета. Женщины не любят украшений, макияж тоже не признан. Они все время ходят в одном, потому что очень сильно к вещам привыкают.

    Выходные данные

    Иногда очень сложно определить свой психотип личности с помощью этих описаний, поскольку люди с психопатиями часто выступали в качестве объектов исследования.У обычного человека может проявиться несколько радикалов или их отдельные составляющие. Любой психотип личности с ярко выраженными личностными чертами может использовать акцентуацию себе во благо или потерять контроль над ней, что приводит к психопатии или патологии. Главное — вовремя определить, какие радикалы присутствуют в вашем персонаже, чтобы знать, какие действия могут стать для вас разрушительными.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *