Мама картинки черно белые: Мать с дочерью черно-белое фото

Содержание

С первого мгновения жизни я люблю твое лицо, мама… / Журнал о педагогике Марии Монтессори: статьи, обзоры и новости

Елизавета Тилли

Не такая простая задача – быть новоиспеченной мамой: с одной стороны, как у человека, изучающего педагогику, у тебя много различных теоретических знаний, а с другой – совсем еще мало опыта и уверенности, что же действительно работает с твоим ребенком и где он, этот правильный путь воспитания? 

Чёрно-белые картинки

В Монтессори-педагогике впитывающий разум и подготовленная среда для ребенка являются ключевыми моментами его жизни. Изначально, когда метод зародился, подготовленная среда была разработана Марией Монтессори для детей 3-6-летнего возраста. Позже она  столкнулась с необходимостью подготовки специальной среды и подходов к ребенку от рождения до трех лет. 

Я выбрала для чтения книгу Паулы Полк Лилльярд «Монтессори-педагогика с самого начала», где подробно изложены принципы монтессори-педагогики и построения среды для самых маленьких. 

Мария Монтессори всегда призывала к эмпирическому подходу при работе с детьми и сама  много раз проверяла, насколько детям нравятся те или иные материалы, и уточняла среду. Мне было тоже интересно проверить, что будет работать в моем случае и окажется интересным и привлекательным для моего ребенка. Я придерживаюсь мнения, что с каждой конкретной семьей и каждым конкретным ребенком нужно все пробовать индивидуально, учитывая вкусы и интересы конкретного малыша и его родителей. В этом случае мы действительно соблюдаем свободу выбора ребенка и ориентируемся на него в наших педагогических действиях.

В книге Паулы Лильярд, а также и в других руководствах, пишется про организацию среды для новорожденных и говорится, что новорожденные младенцы любят смотреть на черно-белые картинки и лица людей. Я подготовила черно-белые картинки, распечатав их из интернета и вырезав из бумаги, изготовив специальные мобили.  Сделать что-то для ребенка своими руками намного интереснее, чем просто купить готовое. 

Почему же именно черно-белые картинки так интересны малышам? Что может обуславливать восприимчивость глаза именно к такому типу изображений? Тогда я подумала, что, возможно, это можно себе как-нибудь объяснить, обратясь к анатомии и принципам функционирования человеческого глаза. За функцию зрения у человека отвечает сетчатка глаза. Это слой нервных клеток, расположенных на глазном дне. Нервные клетки сетчатки делятся на два вида: это палочки и колбочки. Они улавливают световые волны, преобразуют их в электрический сигнал, который поступает в мозг, где и обрабатывается в специальных областях. В результате   мы видим окружающую среду.

В моих рассуждениях по поводу черно-белых картинок я, прежде всего, обратила внимание на палочки, и вот почему. Палочки составляют главную массу клеток сетчатки и располагаются по всей ее поверхности. Палочки реагируют на яркость, выполняют функцию ночного зрения, а также реагируют на черно-белый цвет и чувствительны к движению. Если посмотреть на их функции и преобладание в количестве, то можно сделать вывод, что у новорожденных младенцев именно они первыми включаются в работу, что и обуславливает привлекательность черно-белых картинок. По этому же самому принципу можно объяснить и то, что младенцы реагируют на движение и открывают  свои глазки только при приглушенном свете, то есть в полумраке, где работает функция ночного зрения.

Спирали и зигзаги на первом месте

Мы с мужем начали показывать нашему малышу подготовленные картинки через неделю после рождения. Мои ожидания и результаты наблюдений оказались не на 100 процентов подтвержденными. Я пришла к выводу, что ребенка, прежде всего, интересуют не картинки, а лица родителей или людей, непосредственно ухаживающих за ним. Я предлагала своему месячному сыну одновременно посмотреть на черно-белую картинку и лицо мамы или папы. И мой ребенок всегда отдавал предпочтение лицам родителей. 

По мере его взросления увеличился интерес к черно-белым изображениям, он стал дольше фиксировать на них взгляд, но предпочтение их лицам родителей оставалось по-прежнему.  Среди черно-белых картинок постепенно я выделила те, которые привлекали наибольшее внимание, например спираль или зигзаги. 

Возникает вопрос, почему именно лицо мамы так интересует ребенка? За этим должно стоять что-то важное, установленное самой природой. 

Что, если построить цепочку рассуждений следующим образом: человек является существом социальным и вырастает взрослым человеком только в соприкосновении и контакте с другими людьми. Без окружения взрослых становится невозможным прорастание в ребенке человеческого разума и реализация человеческого потенциалов, заложенных природой. Так что сама природа требует от младенца  проявления интереса к человеческому лицу, ибо лица его родителей являются для него проводником в мир человеческого социума и первоначальной опорой на пути развития потенциалов разума. 

Именно на лицах родителей отображена самая важная информация для построения внутренней структуры человеческого существа. Лицо является экраном, отображающим тонкую материальную составляющую человека. Именно на лице отображаются человеческие чувства и эмоции, которые, в свою очередь, являются центральными для развития детской психики. 

Мне все время хотелось посмотреть на моего малыша

В свою очередь и лицо младенца является чрезвычайно привлекательным для его родителей, и я смогла это почувствовать буквально с первых же минут появления на свет моего малыша.  Мне все время хотелось посмотреть на него, и, даже когда он спал, я все равно не могла оторвать от него глаз. Думаю, что множество мам испытывали то же самое чувство восхищения и какого-то таинственного притяжения при взгляде в лицо своего малыша. Сама природа спланировала так, что лица родителей привлекают ребенка, а лицо ребенка привлекает родителей, это позволяет им с первых же мгновений начать исследовать и познавать друг друга. При общении со своим ребенком родители ориентируются, помимо его крика, еще и на выражение его лица.  Я заметила, что, когда мой ребенок, например, собирается заплакать и эмоция вот-вот захлестнет его, он делает рот скобочкой и сводит брови, тем самым подавая мне ранний сигнал своего недовольства или огорчения.

Симон Соловейчик в книге «Педагогика для всех» пишет: «Еще не мыслишки в головке ребенка, еще никакого «Я», но он живой и, следовательно, желает и чувствует. Да еще как! Вы посмотрите на эти слезы по щекам – только чувство такой силы, какая нам недоступна, может их вызвать. Когда же маленький начинает понимать нашу речь, значит, душа его сложилась. Человеческий мозг без души работать не может. Разум и память включаются лишь после того, как природа в основном закончит работу над фундаментом психики. Мысль, говорил Выготский, рождается не из другой мысли, а в эмоционально-волевой сфере. Первые три года – самое важное время в истории человека не потому, что в эти годы человек получает столько то процентов информации, а потому, что в эти годы складывается самое ценное, самое важное, что определяет всю его жизнь: складывается его душа.

Он  запомнил мать «необыкновенной» памятью

Приведу еще в качестве подтверждения этой мысли цитату из романа Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы». «Оставшись после матери всего лишь по четвертому году, он запомнил ее потом на всю жизнь, ее лицо, ее ласки, «точно как, будто она стоит предо мной живая». Такие воспоминания могут запоминаться (и это всем известно) даже и из более раннего возраста, даже с двухлетнего, но лишь выступая всю жизнь как бы светлыми точками из мрака… Он запомнил один вечер, летний, тихий, отворенное окно, косые лучи заходящего солнца (косые-то лучи и запомнились всего более), в комнате в углу образ, перед ним зажженную лампадку, а перед образом на коленях рыдающую, как в истерике, мать свою. Алеша запомнил в тот миг лицо своей матери: он говорил, что оно было исступленное, но прекрасное, судя по тому, сколько мог он припомнить…»

Алеша Карамазов запомнил мать «необыкновенной» памятью, так сказать, эмоциональной памятью, и Достоевский указывает на это пометкой в скобках: косые-то лучи и запомнились всего более. То есть запомнилась яркая эмоциональная окраска ситуации, а лучи послужили тем якорем, благодаря которому общее эмоциональное состояние того момента отпечаталось в только что начинающейся развиваться механической памяти. 

Если мы внимательно посмотрим текст Достоевского, то отметим возраст, в котором Алеша лишился своей матери, он был по четвертому году, то есть в период, когда впитывающий разум ребенка находится на пике своей активности. 

А теперь возьмем с полки книгу  Марии Монтессори «Впитывающий разум ребенка», где она говорит, что ребенок обладает интеллектом бессознательного типа, который и вызывает эти чудеса развития. «Бессознательный разум, – пишет она, – может быть в высшей степени разумным. Описывая впитывающий разум, Монтессори подчеркивает, что впечатления не просто входят в разум ребенка, а они формируют его разум, воплощают себя в его разуме.

Итак, если собрать воедино все выше сказанные утверждения, можно сделать следующий вывод: говоря о среде для самых маленьких, прежде всего акцент необходимо сделать на психо-эмоциональной среде в том месте, где живет маленький ребенок. В этом возрасте материальная составляющая среды важна, но все-таки занимает второстепенное положение по сравнению с психо-эмоциональными базовыми элементами. Монтессори пишет, что мы, взрослые, храним впечатления в своем разуме, но сами не сливаемся с ними, подобно тому, как ваза не сливается с находящейся в ней водой. С ребенком же происходят преобразования, впечатления не просто входят в его разум, они воплощают себя в его разуме. Исходя из этого, можно сказать, что живое лицо человека с выражением различных эмоций представляет собой ключевой момент в построении тонких структур психики ребенка. 

Волшебная сила зеркала

Хочу сказать несколько слов о доме, куда приносят ребенка. На мой взгляд, вовсе не обязательно воплощать в нем все педагогические идеи, найденные в педагогических книжках. Внутренняя обстановка дома каждой семьи уникальна сама по себе, со всеми вкусами и предпочтениями родителей. 

Войдя в дом, мы можем легко составить впечатление о людях, проживающих в нем. То же самое делает и ребенок. Через окружающую его обстановку он отчасти познает и своих родителей, так как домашняя среда является отражением их внутреннего мира. Ребенку важно познать, какими являются его родители, на базе этого он будет строить и свои представления о мире.

Вот мои наблюдения. Я заметила, что сынишку интересует моя одежда или футболка папы, он может долго-долго рассматривать нас. Привлекательным местом для него является длинная горизонтальная полка у зеркала в ванной, на которой стоят шампуни, зубные щетки и другие банные принадлежности. Естественно, вещи на этой полке и их расстановка не подчиняются никаким специальным педагогическим правилам, поэтому поначалу я и не предполагала, что это может быть так интересно моему малышу. 

Монтессори рекомендует поместить напротив ребенка зеркало, и я согласна с ней. Действительно, зеркало привлекает малышей. Уж не знаю, что они там видят, но мой малыш может подолгу смотреть в зеркало и даже гулить при этом.

Итак, ребенку, прежде всего, важно познать своих родителей, и делает он это множеством разных способов, начиная с  тяги к рассматриванию лиц мамы и папы и заканчивая разглядыванием различных предметов, используемых в домашнем обиходе семьи, создающих уникальную атмосферу дома и семьи, куда вошел маленький человечек.

Что же такое  психо-эмоциональная среда младенца? Что сказано о ней в работах Марии Монтессори и других авторов? Об этом в следующий раз.

Статья из журнала «Монтессори-клуб» № 3 (33) 2012 г.

мама и я на фото»

Люди делают фотографии для того, чтобы сохранить в памяти как можно на дольше те замечательные моменты, которые произошли в их жизни. Раньше к снимкам относились более трепетно. Их было сделать не так просто, а после их обязательно распечатывали и вставляли в альбом, что потом когда-нибудь вместе с семьей их пересматривать. Сейчас все очень изменилось. Теперь каждый может сделать фотографию в любой подходящий момент с помощью мобильного телефона и только единицы эти снимки распечатывают. Но в основном они хранятся на электронных носителях.


У меня очень много любимых фотографий, как, наверно, и у всех. Я тоже за последнее время распечатала всего лишь пару фотографий, чтобы поместить их в альбом, стальные же пересматриваю на компьютере. Поэтому какой-либо снимок среди них выделить не могу. А вот самыми любимыми являются те, которые были сделаны очень давно. И хранятся они в старом, огромном альбоме, который одному человеку поднять будет очень сложно.

Эти фотографии черно-белые и этим они несут какую-то загадочность и в то же время особенную привлекательность. Для меня любимыми фотографиями являются те, где я вместе с моей мамой. Там их очень много, а вот новых фотографий с мамой практически нет, и от этого становится немного грустно.
На черно-белых фотографиях я вижу счастливую и молодую маму, у которой волосы по непривычному кудрявые и длинные. Сейчас у нее совсем другая прическа. А в ее взгляде на фото я вижу ту небывалую искру, которую сейчас, к сожалению, так редко можно увидеть.

Я рядом с ней совсем неузнаваемая. У меня нет волос, но при этом губы расплылись в улыбке. Я у моей мамы на ручках и сразу становится понятно, что мне уютно и уже ничего не может меня напугать. Здесь я чувствую себя безопасно, мне очень тепло от маминых ручек и скорее всего именно из-за этого тепла я так широко улыбаюсь, что даже видно мои, пока еще голые, десна.

На мне, кажется, совсем игрушечный, вязаный комбинезон с рюшами, а мама в очень красивом платье в цветочек, а на губах алая помада. Конечно же, этого рассмотреть нельзя, ведь фотография черно-белая, но я знаю это наверняка, поскольку такая помада является любимой для мамы и по сегодняшний день.
Эта фотография моя самая любимая по той причине, что мама здесь не только красивая, но еще и по-настоящему счастливая и это счастье ей дарю я. И от этого мне вдвойне становится приятно. Именно такие моменты хочется навсегда сохранить в своей жизни, чтобы после ими любоваться и наслаждаться такими теплыми и приятными воспоминаниями.

Некоторые из старых фотографий, где я с мамой – нерезкие. И такая особенность добавляет им какой-то таинственности и загадочности, от этого они не становятся менее привлекательными, совершенно наоборот и мне такие снимки нравятся еще больше. От них исходит невероятная энергия и особенное тепло. Ни одна из современных фотографий, которые сделаны на модный телефон или на хороший фотоаппарат, не сравнится с этими снимками, поскольку они одни в своем экземпляре и этим по-особенному оригинальны. К тому же тот момент, который был запечатлен много лет назад уже не повторить и от этого становится немного грустно, по этой причине такие фотографии являются очень дорогими для сердца. Поэтому нам так всегда приятно открывать этот старый и огромный альбом, который никогда не пополнялся новыми фотографиями. Мне радостно смотреть на мою маму, которая улыбается тому прекрасному карапузу, а он ей дарит улыбку в ответ. Для меня этих фотографий уже не может быть ничего важней, ведь они являются моими воспоминаниями и частичкой меня самой.

Первые черно-белые картинки для развития малыша (от нуля до шести месяцев) — 43 ответов

Зрение развивается только тогда, когда оно задействовано.

Малыши проводят свои первые недели и месяцы жизни, обучаясь видеть окружающий мир. В этот период развиваются такие умения как фиксация взгляда, содружественные движения обоих глаз, распознавание глубины, развитие зрительно-тактильных реакций, пространственное восприятие. Изначально, чем больше зрительной информации получает ваш малыш, тем активнее развивается его мозг. Поэтому ребенок, окружение которого визуально обогащено, более спокоен и внимателен во время бодрствования, чем ребенок, лишенный стимуляции.

Первые и самые главные зрительные объекты, которые оказывают стимулирующее воздействие на развитие зрения малыша с самого рождения – это лица мамы и папы. Поэтому как можно чаще смотрите на своего ребенка, общайтесь с ним, улыбайтесь.
На втором месте – контрастные черно-белые структурированные изображения, которые малыш может «рассматривать». Глядя на то, как Главному Читателю нравилось смотреть на осенние черные ветки деревьев на фоне светлого неба, я всегда жалела, что у нас дома нет панды, зебры, или хотя бы далматинца.

Период от рождения до шести месяцев крайне важен для развития зрения ребенка, так как именно в это время наиболее быстро и интенсивно формируется глазное яблоко, пути, идущие от него к мозгу, и те участки мозга, которые отвечают за прием и переработку визуальной информации. Психофизиологи рассматривают этот возрастной период, как критический для формирования зрительной системы. Именно первое полугодие жизни ребенка – самое чувствительное к внешней стимуляции время развития зрительной системы, оптимальное для проведения занятий. В результате таких занятий улучшаются зрительные функции: светоощущение, острота зрения, цветоощущение, контрастная чувствительность, поле зрения. Занятия можно проводить на пеленальном столике, в кроватке, на кровати и т.д., но лучше, чтобы источник света находился за головой малыша, т.е. ребенка удобнее уложить головой к окну.

В первые месяцы жизни важно формирование двух зрительных умений: фиксировать и рассматривать предмет, и прослеживать его. Вот ряд упражнений с картинками на фиксирование и прослеживание, которые помогут вашему малышу (Ф — фиксирование, П — прослеживание):

0-1 месяц:
При рождении поле зрения вашего малыша ограничено — 30 градусов слева и справа от него, 10 градусов сверху и снизу, на расстоянии не более 90 см от тела. Его зрение на 10 — 30 процентов менее острое, чем ваше, поэтому ему сложнее видеть тонкие линии. Он видит их как смазанную серую массу. К тому же, новорожденным больше правятся контрастные черно-белые узоры, чем цвета, потому что в этот период их палочки (клетки в сетчатке, чувствительные к слабому свету и различающие только черный и белый) работают лучше, чем колбочки (клетки, которые видят цвета на ярком свету). В первый месяц жизни малыши предпочитают простые геометрические фигуры, клетку, полоску, точки, прямые и ломаные линии кривым и волнистым.
Уже в 10 дней малыш может удерживать в поле зрения движущийся предмет (ступенчатое сложение), а в 20 дней — сосредотачивает взгляд на неподвижном предмете и на лице говорящего с ним взрослого. К концу месяца он пытается следить за медленно перемещающимся черно-белым предметом или лицом взрослого на расстоянии 20-30 см. Замечает объекты, недолго рассматривает их.

Ф: Показывайте, а также прикрепите к стенкам кроватки листы бумаги с черно — белыми контрастными рисунками. Меняйте их с нарастанием сложности. Это поможет малышу фокусировать взгляд. Подойдут и черно-белые фотографии мамы и папы.

Полезно смастерить малышу черно-белый мобиль. Подвесить его можно на вешалку, предварительно сделав на ней насечки для ниток, или на скрещенные карандаши. Еще проще купить в магазине готовый вращающийся мобиль и временно поменять подвесные игрушки на черно-белые.

П: На расстоянии примерно в 30 см от глаз покажите малышу картинку. Ребенок заметит ее и зафиксирует на ней взгляд. Медленно переместите картинку вправо, потом влево (горизонтальное прослеживание). В дальнейшем приближайте картинку к малышу и снова удаляйте (20см – 1 метр – вертикальное прослеживание).

1 — 3 месяца:
Малыш может четко фокусировать зрение на предметах на расстоянии около 30 см и обычно начинает улыбаться, рассматривает детали лица, узоров. Его особенно привлекают изображения кругов, колец, пятна. Кроме того, он будет более пристально смотреть на внешние края рисунков, чем в середину.
Ребенок уже следит за предметом, когда его отводят немного в сторону. В течение 1-2х минут может зрительно сосредоточиваться на неподвижном предмете. К концу третьего месяца жизни переводит взгляд на появившийся в поле зрения объект: сбоку, сверху, снизу. Следит за перемещающимся во всех направлениях предметом на расстоянии 20-80 см. Ждет появления исчезнувшего из его поля зрения предмета.

Ф: Картинки можно развесить на стенах по всему дому — малыш уже может зрительно сосредотачиваться в вертикальном положении (на руках у взрослого), так что его ждут интересные прогулки.

П: В этом возрасте усложните траекторию движения предметов для прослеживания. К горизонтальным и вертикальным перемещениям картинки по прямой линии добавьте прослеживание по двум диагоналям, по дуге, по кругу, вслед за волнообразным движением картинки. Теперь можно прослеживать картинки не только лежа на спине, но и вертикально на руках у мамы или папы, и лежа на животе (когда малыш уверенно держит голову). Прослеживание предметов по кругу можно тренировать при помощи мобиля, сняв с него все объекты, кроме одного.

3 — 4 месяца:
Малышу начинают нравиться более сложные рисунки, на место прямых и ломаных линий приходят кривые линии и формы.
Кроме того, он помнит увиденное, наблюдает за движущимся предметом, переводит взгляд и поворачивает в его сторону голову. В этот период происходит становление цветовосприятия, потому что в сетчатке начинают усиленно работать колбочки.

Ф: Можно вводить цвет (попробовать стоит с двух месяцев, у некоторых детей колбочки созревают раньше). Сначала малыш способен воспринимать красный и желтый цвета, чуть позже – зеленый и синий. Дальше вы можете показывать любые цвета в произвольном порядке и комбинациях.

Для фиксирования цвета покажите малышу поочередно с интервалом в 30 секунд две картинки с цветочком, отличающиеся только цветом (форма и размер у них одинаковые). Проделайте то же для фиксирования формы с изображениями бабочки и елки (цвет объектов одинаковый).

П:
1. Возьмите одну из картинок и плотный лист белой бумаги такого же размера. Покажите малышу картинку на расстоянии 30-50 см. Убедитесь в том, что он ее зафиксировал, а затем закройте белым листом половинку картинки. Секунд через 30 опять покажите всю картинку целиком.
2. Проделайте то же самое, но на этот раз прячьте за белым листом не половинку, а всю картинку сразу.
3. Возьмите две картинки и белый лист бумаги, сложив их поочередно, как колоду карт: картинка, белый лист, еще одна картинка. Покажите ребенку первую картинку, и, после того, как он ее зафиксирует, уберите в конец «колоды». Появится белый лист. Через 20-30 секунд покажите вторую картинку. Малыш удивится.

4-6 месяцев:
К 4 месяцам ребенок видит все цвета и может фокусировать зрение и на ближних, и на дальних предметах, образы, полученные от правого и левого глаза начинают объединяться в один – у малыша развивается бинокулярное зрение и зрительное восприятие глубины. Он по-прежнему будет предпочитать кривые прямым и стремиться к более сложным рисункам. В этом возрасте малыши очень любят рассматривать объекты народных промыслов — жостовские подносы, хохлому, гжель, орнаменты и ковровые узоры. Оказывается, что помимо получения эстетического наслаждения, их созерцание является отличной тренировкой для зрительной системы ребенка — в них есть ритм, симметрия и асимметрия, четкость и выверенность композиции.

Ф: Одновременно покажите ребенку две картинки. Малыш будет переводить взгляд с одного рисунка на другой. Покажите ребенку картинку, отраженную в зеркале.

П: Вам понадобится картинка и плотный лист белой бумаги шириной около 40 см. Покажите картинку малышу на расстоянии 50-60 см. Пусть ребенок зафиксирует ее. Затем медленно переместите ее в горизонтальном направлении в поле зрения ребенка. После 2-3 показов возьмите второй рукой белый лист, и держите его перед глазами ребенка таким образом, чтобы картинка на пути своего движения исчезала за ним, а потом появлялась с другой стороны.
Если у ребенка уже сформировалось понимание того, что исчезнувший из поля зрения объект, во первых, не перестает существовать, и, во вторых, продолжает двигаться, то вы сможете увидеть, как малыш переведет взгляд к месту будущего появления картинки из-за листа.

Можно нарисовать черно-белые рисунки самостоятельно, а можно распечатать себе такие же, как у нас. Чтобы получить все наши картинки из этого поста, готовые развертки для самодельных мобилей, и даже немного больше, оставьте в комментариях или пришлите мне свой e-mail, и я вышлю их вам в отличном качестве (большом разрешении), подходящем для печати.

Остается сказать, что в занятиях важны умеренность и хорошее настроение мамы и малыша. Проводите игры, когда ребенок доволен, спокоен и не очень устал, например, после кормления. Не увлекайтесь только зрительно-ориентировочными реакциями. Для целостного развития важно стимулирование и взаимодействие всех органов восприятия ребенка: слуха, осязания, обоняния, вкуса. А еще помните, что самое главное для развития зрительной системы — не количество и разнообразие картинок, а мамино улыбающееся лицо.

Список использованной литературы:
1. Сирс У., Сирс.М. Ваш малыш от рождения до двух лет. – М. : Эксмо, 2010. – 912 с.
2. Иванова Л. В. Я — мама. Здоровье и развитие ребенка от рождения до года. — СПб.: Издательский Дом «Нева»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС Гранд», 2002. – 448 с.
3. Брюэр С. Суперребенок. До рождения и после. – М. : Попурри, 2003. – 256 с.
4. Результаты психолого-педагогических исследований нервно-психического развития детей первого года жизни, прив. Н.М. Келовановым, С.М. Кривиной, Э.Л.Фрухт, К.Л.Печорой, Г.В.Пантюхиной, Л.Г.Голубевой и др.

Моя статья по теме: Первые картинки для развития малыша. Растем в родных стенах (начиная с 6 месяцев)

И блог о детских книгах и играх: http://taberko.livejournal.com

Черно-белая коллекция

Недавно мы анонсировали старт продаж нашей новой коллекции жевательных украшений. Эта коллекция уникальна тем, что она не имеет привязки к конкретному времени года, как, например, наши летние яркие жевательные украшения сезона весна/лето 2015, не выйдет из моды через полгода, ибо черный и белый это классика, и есть у этих монохромных красот еще одна особенность.

Когда я еще была беременной, я много читала о новорожденных, об их особенностях, о правильном уходе. Облажаться было нельзя, не смотря на то, что это наш первый ребенок, экспериментальный. Вот один из интересных фактов, который я запомнила: маленькие детки рождаются с неполноценным зрением. Они видят только мутное облачко над собой, а кто это- мама или папа, узнают по запаху. Если пахнет молоком — значит мама, если кофе — значит папа, который опять дразнит маму.

Более-менее полноценно дети начинают видеть ближе к месяцу. Вот тогда малыш начинает улыбаться при виде маминого лица, а мамино сердце тает от этих первых осознанных улыбок. Вот именно с этого возраста малыша можно осмысленно увлекать первыми игрушками.

Так как зрение еще не совершенно, лучше всего комочек видит контрастные цвета. Самые контрастные в палитре — черный и белый. Многие мамы знакомы с черно-белыми геометрическими картинками в виде всяких кружочков, квадратиков, звездочек и спиралей, которые можно подвешивать над головой ребенка и он будет учиться фокусировать на них взгляд и рассматривать. Говорят, это хорошо для развития. Станет ли мой ребенок гением или нет я не знаю, но картинки честно вешала. И таки да! Дочка очень внимательно их рассматривала! Пока не научилась чуть-чуть подтягиваться и срывать картинки, чтобы сразу же отправить их в рот:)

Картинки такого варварства не пережили, а вот черно-белые бусы — легко. Собственно, это и есть их особенность: коллекция отлично подойдет мамам совсем крошечек, у которых о зубах еще речь не идет. Они будут хорошим подарком будущей маме, долгоиграющим. Сначала тренировка зрения, потом грызунок. Да и грудью мама кормит с первых дней, а бусы развлекают малыша во время этого важного процесса. Правда, это уже не про новорожденных, их от груди так просто не отвлечешь:)

Это я не говорю об универсальности черно-белого сочетания, которое подходит практически ко всему. В холодное время года у большинства мам черные сумки и черная обувь — вот уже и готовый ансамбль.

Все гениальное просто 🙂

черно-белые комиксы про жизнь с ребенком

Рина рассказала нам, что по образованию она не художник, а журналист, но работала в самых разных сферах – от рекламы до преподавания печати вслепую. Начала заниматься комиксами вскоре после родов, когда дочке было два месяца.

Тот, кто говорит что ничего не боится, никогда не перекладывал ночью ребёнка в кроватку.
Фото опубликовано Рина Яковлева (@rinayakovleva.ru)

«Я начала рисовать комиксы, когда дочке было два месяца. Взяла с собой на прогулку коляску с дочкой, термос с чаем и альбом с карандашом. Вечером показала то, что получилось мужу. Он рассмеялся. А я подумала: “Хм, может, это кого-то кроме нас сможет рассмешить? Родители же все похожи”. Потом я поняла, что ошиблась: родители не просто похожи, они одинаковые».

Картинки

Инстаграм дня: Штуки, которые я нарисовал

Быть родителями — ужасно ответственное занятие.
Фото опубликовано Рина Яковлева (@rinayakovleva.ru)

Главный герой этих рисунков, разумеется, дочь их авторов. Сейчас ей уже восемь месяцев, и сюжетов становится все больше – прогулки, прорезывание зубов, бессонные ночи, в общем, классика. Еще есть забавные сюжеты про бездетных друзей и замужество, которое позволяет надевать на прогулку две пары шерстяных колготок вместо тоненьких капроновых чулочков.

Картинки

Инстаграм дня: приключения для Банкси

Если бы вы знали, как я радуюсь каждому комментарию, то обязательно написали бы что-нибудь под этой картинкой. ? Например, как вас зовут, откуда вы и ведете ли вы личный дневник. Я провела сегодня утро за чтением того, что писала пять лет назад. Много удивительных открытий о себе в частности и человеческой природе вообще. Если хотите — расскажу. Если не хотите — всё равно расскажу, поэтому лучше вам хотеть.
Фото опубликовано Рина Яковлева (@rinayakovleva.ru)

В будущем Рина планирует запустить линию сувениров и одежды для детей со своими рисунками и принтами. А примерно через год – собрать книгу на память о младенчестве дочери.

Филолог внутри меня рыдает, а заботливая мамаша предвкушает, как муж будет придумывать испытания для женихов дочери. «А то ещё придёт какой-нибудь с семками» — переживает он.
Фото опубликовано Рина Яковлева (@rinayakovleva.ru)

Младенец на руках (60 фото)

Новорожденный на руках


Мама и новорожденный


Фотосессии с новорожденными детьми


Счастье в детях высказывания


Новорожденный ребенок


Новорожденный на руках


Родители и новорожденный фотосессия


Малыши на аву


Новорожденный на руках


Ребенок в мужских руках


Младенец на руках черно белое


Младенец на руках


Мама с младенцем на руках


Ножки младенца


Красивая мама с ребенком


Маленький ребенок на руках


Младенец мальчик на руках


Младенец в мужских руках


Мама с малышом на руках


Ножки младенца


Новорожденная девочка с папой


Старшая сестра и малыш


Фотосессия с новорожденным


Мама с малышом на руках


Новорожденный на руках


Новорожденные дети фотосессия на руках


Мужчина с младенцем на руках


Ребенок на руках


Младенец на руках


Мама и новорожденный малыш


Ладонь младенца


Мужчина с малышом


Мать с ребенком на руках


Позы младенца на руках


Новорожденный на руках


Мама и новорожденный малыш


Младенец на руках


Ручки младенца


Младенец на руках


Фото с младенцем на руках


Маленький ребенок на руках


Красивая мама с ребенком


Женщина с ребенком


Мама с новорожденным


Красивая мама с грудным ребенком


Кружить ребенка


Новорожденный на руках родителей


Женщина с новорожденным ребенком


Новорожденные дети на руках


Мама держит малыша на руках


Фотосессия с новорожденным


Ребенок на руках


Новорожденного на руку на живот


Детская ручка новорожденного


Грудной ребенок на руках


Младенец спящий на руке


Мать с младенцем на руках


Ребенок на руках у папы


Мама с малышом на руках


Мама с ребёнком на руках

Психология инстаграма, или Как расшифровать характер человека по профилю

К этой группе можно отнести профили профессиональных тренеров, для которых аккаунт — это бизнес, тут вы увидите фото и видео тренировок, мотивационные посты и лайфхаки. Есть те, кто приходит в зал и вовсе только чтобы сделать фото. Эта группа товарищей чаще всего нарциссы в ожидании публичного одобрения. Нарциссы зациклены на своей внешности и считают, что для многих внешность стоит на первом месте.

Семейный контент/фото детей

«Чем больше в профиле фотографий семьи и детей, тем больше времени и сил отнимает именно эта сфера жизни. Такие люди оценивают успешность других людей через наличие семьи. За счастливым материнством скрывается усталость, как бы по-другому ни казалось», — говорит Моисеева.

Эти фотографии так и кричат: «Я мать! И это самое главное мое достижение в жизни». Если это фотографии мамы в декрете или домохозяйки, то в них часто сквозит желание одобрения, что ее жизнь так же достаточно хороша и интересна, как и у других, что приготовление супа не менее увлекательно, чем работа в офисе или поездка на музыкальный фестиваль. Часто за этим кроется отчаяние и депрессия от тяжелой «идеальной» жизни #яжематери.

«Например, есть девушка, которая в социальном понятии не идеальная мама. Активно работает, не проводит много времени с детьми, не увлечена вниманием. Тогда дефицит заключен в том, что ей хочется поправить эту ситуацию. Дефицит ощущения себя хорошей мамой. Его легко покрыть, если красиво нарядить ребенка и выложить его фото в Instagram, ведь общественно это будет восприниматься как внимание к ребенку, особенное к нему отношение, выделение его из общей жизненной рутины. Может быть и диаметрально противоположная ситуация — выкладывает, чтобы для себя лично продемонстрировать и подключить одобрение публики, что она имеет право не работать и хорошая мать. Она рассказывает, как много сил, энергии у нее уходит на воспитание детей, как она доблестно справляется без нянь, помощниц, и это дает ей идеальное алиби на то, чтобы не реализовывать себя в других стезях. Обычно такие мамы болезненно относятся к мамам, которые не выставляют своих детей, а ведут блоги про бизнес, путешествия», — добавляет Сидорова.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фотографии парочками

«Постоянные фото счастливой пары могут говорить о тревоге, связанной с отношениями. Возможны переживания «сейчас все хорошо, но все может поменяться», — объясняет Моисеева. Нет, мы не говорим о тех случаях, когда вы выложили фото вдвоем в честь вашей годовщины, а скорее о маниакальном желании каждый день показывать миру, что ваши отношения крепки и идеальны. Это способ сказать, что вы любимы, достойны и прекрасны. Иногда за этим может скрываться желание доказать кому-то, что у вас все хорошо, например, бывшему партнеру. Обратите внимание на подписи к фото и хештеги из разряда #мой, это прямая заявка на неуверенность в собственном статусе в отношениях.

Бьюти-контент

С одной стороны, такой человек показывает свою артистичную, креативную сторону, с другой — ожидает получить положительные комментарии, чтобы повысить самооценку и потешить внутреннего нарцисса. Скажем отдельное спасибо бьюти-блогерам, которые как подопытные кролики тестируют новинки индустрии на себе. Даже если им присылают средства бесплатно и в честность отзыва не верится на 100 процентов, для подписчиков это большая подмога.

Фотографии еды

Исследования в Journal of Consumer Marketing доказывают, что после того, как вы сфотографируете свою еду, вам она будет казаться еще вкуснее. Такой контент для одних — это способ показать, как хороша их жизнь, для других — возможность продемонстрировать, что они в дорогом ресторане и могут себе позволить есть деликатесы. В любом случае это попытка повысить свой имидж и самоутвердиться.

Фотографии природы/путешествий и питомцев

Часто такие фото служат индикатором того, что вам хочется приватности и спокойного созерцания. Фотодневник из поездки служит помощником в запоминании того, что вам понравилось и фиксации испытанных положительных эмоций. При этом экзотические виды могут служить красной тряпкой для подписчиков и быть восприняты как желание показать свою успешность (может, так и есть, и на подсознании вы хотите показать свою состоятельность оставшимся в офисе коллегам) или поиск признания. Если вы не можете не поделиться радостью того, что у вас есть щенок, то вы сентиментальный человек, который любит животных.

▷ Черная мама Изображения, картинки в формате .jpg HD, бесплатные стоковые фото

девочка женщина в белой рубашке с ребенком в красно-черной клетчатой ​​рубашке мама

черные девочки спят на плече матери мама

женщина женщина в белой футболке с круглым вырезом держит черный iphone 7 плюс молодая мама

семьянин в черной футболке с круглым вырезом с ребенком в градациях серого, фотография мамы

черно-белая фотография портрета женщины в оттенках серого человека

рука человек черно-белая девушка женщина

человек Фотография в оттенках серого женщины, держащей ребенка на правой руке, а ее левая рука касается лица ребенка черно-белое

черно-белая силуэтная фотография беременной женщины у окна черно-белая

человеческое фото в оттенках серого мужчины, прыгающего перед беременной женщиной возле деревьев в дневное время, черно-белое

черно-белый детский символ любви сердца

птица черная утка рядом с утенком на траве гусь

младенец в бело-черной кепке рядом с женщиной в черном лифчике люди

афроамериканка улыбающаяся девушка в белой майке черная женщина

женщина в черно-белой полосатой рубашке с длинным рукавом с ребенком в синем комбинезоне

женщина на детской площадке в черной рубашке с длинным рукавом и серых брюках сидит на качелях

черная жена 2 мальчика и 2 девочки позируют для фото отца

ребенок женщина держит ребенка черно-белый

обеденный мужчина в черной рубашке поло стоит у стола с едой

домработница три черно-коричневые инструменты для уборки ванной комнаты домашняя работа

еда женщина в черно-белой клетчатой ​​рубашке сидит рядом с мужчиной в синей рубашке с круглым вырезом ветчина

Яффо Женщина в черном хиджабе идет по тротуару в дневное время Тель-Авив-Яффо

обед мужчина в серой футболке с круглым вырезом сидит рядом с женщиной в черно-розовом клетчатом платье еда

обед мужчина в синей футболке с круглым вырезом сидит рядом с женщиной в черно-белом клетчатом платье обед

человек мама и ребенок фото новорожденный

charlotte мужчина в черной футболке с круглым вырезом и черной маской в ​​знак протеста

море природа человек черный и белый человек

младенец младенец в бело-черной клетчатой ​​рубашке новорожденный

серая женщина с кожей живота

человека фото в оттенках серого женщины с младенцем

животное в оттенках серого обезьяньего семейства фото серый

человеческий младенец, спящий на спине женщины, сидящий человек

человека выборочная фотосъемка семьи женщины и мальчика

человек две женщины обнимают друг друга семья

человек женщина с ребенком на спине люди

семья играет в настольные игры

человек группа людей, стоящих на коричневой земле племя

человеческая женщина с малышом на спине во время посадки людей

силуэт беременной женщины, стоящей в комнате во время дневной беременности

семейная женщина сидит перед ребенком, сидящим рядом с деревьями женщина

младенческая неглубокая фотосъемка младенца рядом с женщиной-ребенком

человек улыбающаяся женщина стоит с ребенком на руках Того

порт-о-принс женщина с ребенком на руках афроамериканец

одежда женщина в шляпе с детской шапочкой

Идущий мужчина в синей рубашке и синих джинсах держит женщину в белой рубашке на пляже во время

Дорогие белые мамы: что мне нужно, чтобы вы знали….

Дорогие белые мамочки,

Вы мои друзья. Вы мои сестры.

Мы больше похожи, чем различны, но есть несколько вещей, которые мне нужно, чтобы вы знали.

У меня трое черных мальчиков. Они самые милые и удивительные люди, которых я когда-либо встречал. Они невероятно умны, креативны, артистичны, заботливы, вдумчивы, сострадательны, дружелюбны и уважительны. Это характеристики не только трех моих черных мальчиков, но и черных мальчиков по всей Америке.

У меня болит сердце, когда я думаю о том, что кто-то плохо относится к моим детям. Я так отчаянно хочу, чтобы с ними обращались справедливо и чтобы они могли жить своей обычной жизнью в мире. Я хочу, чтобы они чувствовали себя комфортно и уверенно в собственной шкуре. Я хочу, чтобы они осуществили все свои мечты и жили безопасной жизнью, где никто не пытался причинить им вред из-за цвета их кожи.

Мне нужна твоя помощь.

Мне очень нужно, чтобы вы поговорили со своими детьми о расизме. Расизм не всегда выражается открыто. Это может быть очень пассивным и тонким через сообщения, передаваемые в нашей культуре. Эти типы сообщений передавались на протяжении всей нашей жизни, и их истинное намерение часто оставалось незамеченным.

Как родители, вы можете полностью изменить это с помощью преднамеренных разговоров.

Видите ли… Я вырос в преимущественно белом районе и посещал небольшую консервативную христианскую школу. Количество расизма и невежества, с которыми я столкнулся со стороны белых привилегированных детей, было огромным.Я научился быть очень пассивным в своих дружеских отношениях и не заставлять никого чувствовать себя некомфортно. Когда мои сверстники говорили, я мог слышать голоса их родителей громче, чем их собственные. Я мог слышать сообщения от обеденных столов и гостиных и видеть ценности, которые передавались по наследству. Они не общались с другими черными детьми; Я был единственным настоящим другом, который у них когда-либо был.

Меня обзывали ужасными словами; никому не разрешалось встречаться со мной. Это было не потому, что я им не нравился, а потому, что их родители сказали «НЕТ».Меня даже не пускали в дом одной из моих близких подруг, пока ее родители не почувствовали, что я «в безопасности». Мои истории можно продолжать и продолжать.

В детстве я не видел много черных актеров на телевидении или в кино, если только они не играли роли второго плана или фильмы о рабах. Единственные чернокожие, которых я видел в новостях, были связаны с репортажами, которые дегуманизировали и злодейски.

Я вырос в поколении, которое до сих пор остается достаточно разделенным по расовому признаку. Мы не можем передать это нашим детям.

Пожалуйста…

Поговорите с ними о расизме. Я ненавижу разговоры об этом с моими мальчиками. Они очень душераздирающие. Им трудно объяснить, почему некоторые люди не любят их, думают, что они страшные, или даже пытаются причинить им вред из-за цвета их кожи.

Пожалуйста, поговорите со своими детьми, чтобы вместе мы могли сделать мир лучше для всех наших детей.

Научите их противостоять несправедливости, когда они ее увидят. Научите их состраданию, доброте и любви.Научите их не пассивно игнорировать или избегать чужих испытаний, а всегда отстаивать то, что правильно. Научите их ПРАВДЕ, не приукрашивайте ее и не поощряйте дальтонизм своих детей. «Дальтоник» создает пассивность.

Следите за тем, что вы говорите и что они слышат. Будьте осторожны при просмотре передач у себя дома, которые озвучивают вредные комментарии о расовых различиях, экономическом статусе… или даже политические комментарии с расовой точки зрения. Мне нужно, чтобы вы внимательно слушали эти сообщения.Убедитесь, что вы не поддерживаете их в разговоре или в том, что вы позволяете своим детям. Мне нужно, чтобы вы были осторожны в том, как вы говорите о меньшинствах, убедившись, что вы цените их так же, как вы цените своих белых коллег.

Ваши дети должны знать, что вам нравятся сериалы с темнокожими персонажами и киноактёрами. Им нужно знать, что вы слушаете музыку исполнителей, которые внешне отличаются от вас (больше, чем просто хип-хоп), и что вы читаете книги чернокожих авторов.

Ваши дети должны получить положительный опыт общения с меньшинствами в своих домах  и в церквях. Важно, чтобы они видели, что вы намеренно строите дружеские отношения с меньшинствами, и регулярно приглашали их к себе домой. Подружитесь с черными мамами. Если вы не хотите говорить это белому другу, не говорите этого черному другу. Просто относитесь к ним одинаково. Ваши дети будут делать это, когда увидят, что вы моделируете такое поведение.

Все это сформирует и разовьет мировоззрение ваших детей.Эти преднамеренные действия изменят их отношение к целым группам людей , потому что взаимодействие с разными людьми будет переплетено в их жизни . Ваши дети увидят в них своих сверстников и оценят все их многочисленные сходства, принимая их различия .

Мы такие же как мамы. Мы не хотим, чтобы над нашими детьми издевались. Мы хотим, чтобы они жили успешной жизнью. Мы хотим, чтобы люди дарили им благодать и любовь. Мы хотим, чтобы они принимали важные решения.Мы хотим, чтобы люди были добры к нашим детям. Мы хотим защитить их. Мы хотим, чтобы их детство было волшебным и подготовило их к лучшей жизни.

Ваши дети — часть моей надежды на то, что мир изменится.

Ваши дети — это следующее поколение, и дети, с которыми вырастут мои мальчики. Если вы сможете смоделировать инклюзивное отношение и идеи о том, что одна раса ничем не лучше другой, вы воспитаете детей с добрым сердцем. Они не будут автоматически маркировать детей как «угрожающих», «некомпетентных» или «бандитов» только из-за цвета их кожи.

надежда в том, что когда они увидят моих детей, они увидят их сердца, удивительные личности и вынесут справедливые суждения… после того, как узнают их поближе.

Люди всегда спрашивают меня, как я вселяю уверенность во всем этом негативе, который на них обрушивается… Господи. Они любят Иисуса. Мы любим Иисуса, и Его слово — наша истина выше всего, что говорит мир. Их надежда в Господе. Мы надеемся на Господа, и я молюсь, чтобы этот пост вдохновил вас изменить жизнь ваших детей, жизнь наших детей и жизнь следующего поколения , чтобы мир действительно стал лучше.

Если вы увидите одного из моих сыновей ночью в толстовке с капюшоном… ему, наверное, холодно. Не действуйте испуганно. Улыбнитесь им, когда увидите их в магазине. Скажи привет.» Когда они приходят к вам домой, приветствуйте их с любовью, без неловкости или странных вопросов. Просто относитесь к ним так же, как к другим детям в вашем доме. Судите о них по их характеру, а не по внешности. Всегда считать лучшим т, а не худшим. Осыпьте их добротой и любовью.

И вы действительно сделаете мир намного лучше.

«>

С такой любовью к тебе,

Джехава

Чтобы узнать больше о воспитании детей, ознакомьтесь с «10 советами по воспитанию уважительных детей».

или

«Три важных урока, которым мы учим наших 3 черных сыновей».

25 черных мамочек-инстаграммеров дают нам жизнь прямо сейчас

Одна из вещей, которые я хочу, чтобы вы, читатели моего блога, усвоили, посетив это место, это то, что ваша версия материнства имеет значение. Это ВСЕ версий материнства.Моя может не выглядеть как твоя, но мы все вместе в этом женском клубе материнства. Мне пришло в голову, что мы всегда видим эти списки. Те списки мам, за которыми мы должны следить в Instagram. Но большинство из них не похожи на меня.

Вот я и решил составить список. Список того, что я вижу в МОЕЙ ленте Instagram.

И покажу вам 25 чернокожих мамочек-инстаграммеров, которых, я думаю, вам стоит заценить.

Как сейчас .

Черное материнство в Instagram. Проживая нашу прекрасную несовершенную жизнь.Мы работающие мамы, мы мамы-домохозяйки, мы мамы, обучающиеся на дому, мы модницы, мы предприниматели, мы богемные, мы хрустящие, мы марафонцы, мы активисты, писатели, фотографы… Я могу продолжать и продолжать. на.

Мы важны. Мы существуем. Мы родитель. Мы любим.

И мы документируем это в Instagram.

Итак, посмотрите на этих 25 чернокожих мамочек в Instagram. Надеюсь, вы найдете несколько, которым хотите следовать!

1. Я (@lashawnwiltz)


2.Эшли (@mommyweek)

 

3. Бернетта (@bernettastyle)

4. Шарлотта (@milknhonee)

 

5. Аданна ( @rattlesandheels)

 

6. Аманда (@thedudemom)

7. Мими ( @unlikelymartha)

 

8. Дарсел Уайт (@mahoganywaymama)

 

9. Дженнифер Боргет ( @jenniferborget)

 

10.ЛаТонья (@latonyayvette)

 

11. Теодора (@theodoraofosuhima)

 

12. МД (@whatmjloves)

13. Неша (@love.little.sampsons)

 

14. Наташа Никольс (@natashanicholes)

 

Мои маленькие помощники.

Фотография, опубликованная Наташей Никольс (@natashanicholes) на

15. Шина (@sheenatatum)

16.Чен (@cheneroshawn)

17. Кита (@itsreallykita)

 

18. Киана (@harlemlovebirds)

19. Кэндис (@nystateofmom)

 

20. Аароника (@thecrunchymommy)

 

21. Нелли ( @glamnellie)

 

22. Асекий (@asekyb)

23. Брэнди Джетер Райли (@brandijeter)

 

24. Трина (@babyshopa)

 

25.Джехава( @onlygirl4boyz)

Теперь есть БОЛЬШЕ чернокожих мам-инстаграмеров, которых нет в этом списке. . На каких инстаграмеров чернокожих мам вы подписаны? Поделитесь в комментариях!

Объяснение черного материнства белой маме и себе

Роль моего сына как гражданина мира всегда будет в первую очередь чернокожим, но наблюдение за тем, как он увлечен волонтерской работой, напомнило мне, что это не всегда должно быть непреодолимым бременем.
DisobeyArt/Shutterstock

Дополнительные ресурсы по борьбе с расизмом см. в нашем руководстве Расовая справедливость — это репродуктивная справедливость.

В течение последних семи недель я проводил два часа по субботам после обеда, работая волонтером в крупнейшем продовольственном банке в Южной Флориде. Придержите аплодисменты; мы делаем это, потому что мой сын-подросток должен отработать несколько часов общественных работ до выпуска. Поскольку ему еще нет 16 лет, большинство организаций требуют присутствия родителя.

Наша смена тратится на разборку коробок, чтобы их можно было использовать повторно, упаковку рюкзаков с едой для местных детей и подготовку коробок со свежими фруктами, овощами и консервами для семей.Это был отличный способ рассказать ему о «продовольственных пустынях» и о том, что значит страдать от отсутствия продовольственной безопасности. Он узнает из первых рук, как экономическое и расовое неравенство затрагивает все аспекты жизни.

Мы одеты в маски и социально дистанцированы, но нам все же удается общаться с другими волонтерами. Мой сын подружился с другом-подростком в первый же день, так что мы с его мамой тоже подружились. После каждой смены мы стоим на улице и болтаем, пока мальчики гоняют футбольный мяч по парковке. Мы понимаем, что они устали от изоляции и жаждут невиртуальных связей.Пока наши дети играют, мы обсуждаем будущую подготовку к SAT и ужасный дождь, который у нас был. Мы разделяем умеренное облегчение, что магазины вновь открыты и обмениваются рецептами без глютена. Мы машем на прощание и кричим: «Хорошей недели, увидимся в следующую субботу!»

Они белые. Мы черные.

Роу рухнул, и в Техасе царит хаос.

Будьте в курсе The Fallout, информационного бюллетеня от наших опытных журналистов.

ПОДПИСАТЬСЯ

В прошлую субботу после нашей смены, пока мальчики играли, она упомянула о протесте, который вынудил ее пойти другим путем.«Напряженность сейчас настолько высока, что меня очень беспокоит», — сказала она. «Я не вижу цвета; мы все истекаем кровью». Я глубоко вздохнул и приготовился услышать: «Я имею в виду, что у нас был черный президент» или «У меня был черный друг в старшей школе». К счастью, она не раскрыла свой репертуар, объясняя, почему она не расистка по отношению ко мне.

В течение последних нескольких недель я был ошеломлен размахом маршей, применением слезоточивого газа к мирным протестующим, чтобы создать фотосессию для жительницы Белого дома, обновленными данными, показывающими, что случаи COVID-19 продолжаются. подниматься в определенных состояниях, включая мое, и влияние всего этого на моего подростка.Разговор о несправедливости с моей случайной мамой-другом возле продовольственного банка не был в моем списке дел.

Я спросил ее, задумывалась ли она когда-нибудь, вернется ли ее белый сын домой живым из-за столкновения с полицией. Я также спросил, есть ли у нее чернокожие друзья — не коллеги, не та дама, которой вы машете рукой в ​​продуктовом магазине, а настоящий черный друг. Ее застенчивая морда дала мне ответ. Я ни в коем случае не являюсь авторитетом в истории черных в Америке; Однако я черная мама, которая решила использовать эту возможность, чтобы поделиться правдой о своей семье.

Я объяснил ей, что негры устали, истощены и просто напуганы. Мы боимся за наших сыновей и дочерей. Мы обсуждали убийство Райшарда Брукса, темнокожего мужчины, застреленного полицейскими на парковке ресторана быстрого питания в Атланте. Я указал, что смерть Брукса была бы маловероятной, если бы он был белым. Она согласно кивнула.

Мальчики подошли, и мы продолжили диалог. Они уловили конец моего объяснения того, почему история Соединенных Штатов так темна для чернокожих.Я хотел, чтобы она поняла влияние законов Джима Кроу и каково это — дрожать, когда полицейская машина подъезжает к тебе сзади и мигает фарами. Я попросил ее подумать о боли, которую она испытала бы, если бы правоохранительные органы публично линчевали ее сына, а убийц никогда не арестовывали, а если и арестовывали, то никогда не осуждали.

Как бы вы описали невыразимую травму всей расы? Вы не знаете. Вы не можете.

Было написано множество статей, проведено интервью и высказаны мнения о важности этого текущего момента в истории.Но стоя здесь перед белой женщиной и ее сыном, людьми, которых я встретил всего несколько недель назад, я почувствовал необходимость поделиться своей болью. Как вы подытоживаете невыразимую травму всей расы? Вы не знаете. Вы не можете. Так я и не пробовал. Вместо этого я попытался расширить ее линзу, поправляя свою.

Я объяснил, что если она искренна в своем желании узнать, почему «негры так расстроены», то ей нужно глубоко погрузиться в историю. Я посоветовал ей поискать сведения о расовой резне в Талсе и прочитать об убийстве мальчика того же возраста, что и ее сын, по имени Эммет Тилль.Я поделился тем, что, на мой взгляд, необходимы белые люди, которые готовы практиковать антирасизм и призывать друзей и семью к их нормальным скрытым расистским действиям. Я сказал ей, что если она хочет быть истинным сторонником перемен, она должна посмотреть в зеркало и изучить свои собственные неявные предубеждения.

Я ожидал, что наш разговор будет бесплодным, но он был полон искренности. Я надеюсь, что в дальнейшем она признает, что видит цвет. Если она никогда не увидит наш цвет, она не поймет унижений тех, кто никогда не позволит своему сыну играть с моим, потому что цвет — это все, что они хотят видеть.

По дороге домой я дал сыну послушать музыку и подождал, пока он будет готов говорить. Удивительно, но мы не тратили много времени на обсуждение моей благонамеренной, случайной мамы-друга. Он был немного ошеломлен, пытаясь понять, почему он должен вести жизнь чернокожего подростка, а не просто подростка. Так что я даю ему пространство: пространство, чтобы поделиться и пространство, чтобы просто быть.

Он выключил музыку и объявил, что хочет открыть бесплатную футбольную клинику для чернокожих детей, которые не могут позволить себе присоединиться к молодежной команде.Продовольственный банк открыл его разум для служения, в то время как реалии его меланина расширили его сердце, чтобы найти способы поделиться своей страстью с теми, у кого такой же цвет кожи, но нет такого же доступа.

Я спросил его, почему футбол? «Потому что на поле ты либо отстой, либо нет», — сказал он. «Тебя выбирают по твоему таланту, но если ты никогда не научишься играть, ты не узнаешь, отстой ли ты».

Я дал ему больше места, чтобы насладиться радостью черного мальчика, планируя его новообретенный вклад.

Его роль гражданина мира всегда будет в первую очередь чернокожим, но наблюдение за его мозговым штурмом напомнило мне, что не всегда нужно нести непреодолимый груз. Я молюсь о том, чтобы его моменты блаженства перевесили неизбежные темные дни. Я предпочел верить, что, наблюдая, как разворачиваются мечты их коллективных предков, представители поколения моего сына исцелятся от ран, которых они не заслуживали.

Америка подводит своих черных матерей | Гарвардский журнал общественного здравоохранения

Серена Уильямс достаточно хорошо знала свое тело, чтобы слушать, когда оно говорило ей, что что-то не так.Обладательница 23 титулов Большого шлема в одиночном разряде, она играла в теннис с 3 лет, а профессионально с 14. По пути она пережила опасный для жизни тромб в легких, оправилась от травм колена и утонула. голоса спортивных комментаторов и болельщиков, которые критиковали ее тело и извергали расистские эпитеты. В 36 лет Уильямс был силен как никогда. Она все еще могла сокрушать противников силой подачи, разгоняясь до 128,6 миль в час. Но в сентябре 2017 года, на следующий день после родов ребенка Олимпии путем экстренного кесарева сечения, Уильямс потеряла дыхание и распознала тревожные признаки серьезного состояния.

Она вышла из больничной палаты и подошла к медсестре, как позже рассказал Уильямс журналу Vogue . Выдыхая, она сказала, что боится нового тромба и нуждается в компьютерной томографии и внутривенном введении гепарина, разжижающего кровь. Медсестра предположила, что обезболивающее, должно быть, сбивает ее с толку. Уильямс настаивала на том, что что-то не так, и было назначено обследование — ультразвуковое исследование ее ног, чтобы устранить опухоль. Когда это ничего не дало, ее, наконец, отправили на КТ легких.Обнаружено несколько сгустков крови. И, как и предполагал Уильямс, гепарин сделал свое дело. Она сказала Vogue : «Я подумала: послушайте доктора Уильямса!»

Но на этом ее испытания не закончились. Сильный кашель открыл ее кесарево сечение, и последующая операция выявила кровоизлияние в этом месте. Когда Уильямс наконец выписали из больницы, она была прикована к постели в течение шести недель.

Ванда Ирвинг держит свою внучку Солей перед портретом матери Солей, Шейлон Ирвинг, дома в Сэнди-Спрингс, штат Джорджия.Ванда воспитывает Солей с тех пор, как Шейлон — эпидемиолог из Центров по контролю и профилактике заболеваний США — умерла в 2017 году от осложнений гипертонии через несколько недель после родов.

Как и Уильямс, афроамериканке Шейлон Ирвинг было 36 лет, когда она родила ребенка в 2017 году. Эпидемиолог из Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) написала в своей биографии в Твиттере: «Я вижу неравенство везде, где оно существует, назовите его по имени и работайте над его устранением».

Ирвинг знала, что ее беременность опасна.У нее было нарушение свертываемости крови и высокое кровяное давление в анамнезе, но она также имела доступ к высококачественному уходу и сильной системе поддержки семьи и друзей. Она чувствовала себя так хорошо после кесарева сечения, на рождении ее ребенка, Солей, что ее врачи согласились на ее просьбу покинуть больницу всего через две ночи (обычно три или четыре). Но после того, как она вернулась домой, все быстро пошло наперекосяк.

В течение следующих трех недель Ирвинг навещала своих лечащих врачей, сначала из-за болезненной гематомы (кровь, оставшаяся под слоями заживающей кожи) в месте разреза, затем из-за скачков артериального давления, головных болей и нечеткости зрения, отеков ног, и быстрый набор веса.Ее мать рассказала ProPublica, что на этих приемах врачи неоднократно уверяли Ирвинг, что симптомы в норме. Ей просто нужно было подождать. Но через несколько часов после своего последнего визита к врачу Ирвинг приняла недавно прописанное лекарство от кровяного давления, упала в обморок и вскоре умерла в больнице, когда ее семья отключила ее от системы жизнеобеспечения.

При близком рассмотрении смерть таких матерей, как Ирвинг, является разрушительной частной трагедией. Но отступите назад, и вырисовывается картина кризиса общественного здравоохранения, который скрывался на виду последние 30 лет.

После десятилетий снижения материнская смертность начала расти в Соединенных Штатах примерно в 1990 году, что значительно отличается от других богатых стран мира. К 2013 году ставки выросли более чем вдвое. По оценкам CDC, ежегодно в США умирает от 700 до 900 новых и будущих матерей, а еще 500 000 женщин испытывают опасные для жизни послеродовые осложнения. Более половины этих смертей и близких к смерти связаны с предотвратимыми причинами, и непропорционально большое количество страдающих женщин — чернокожие.

Проще говоря, для чернокожих женщин в гораздо большей степени, чем для белых, роды могут быть равнозначны смертному приговору. Афроамериканки в три-четыре раза чаще умирают во время или после родов, чем белые женщины. По данным Всемирной организации здравоохранения, их шансы выжить при родах сопоставимы с шансами женщин в таких странах, как Мексика и Узбекистан, где значительная часть населения живет в бедности.

Друг Ирвинга Рейган Макдональд-Мосли, главный медицинский директор Американской федерации планирования семьи, сказал ProPublica: «Вы не можете найти выход из этой проблемы с помощью образования.Вы не можете получить доступ к медицинскому обслуживанию для решения этой проблемы. Есть что-то изначально неправильное в системе, которая не ценит жизни чернокожих женщин так же, как и белых женщин».

Потерянные матери

Выступление на симпозиуме, организованном Целевой группой по материнскому здоровью в Гарвардском университете имени Т.Х. В сентябре 2018 года в Школе общественного здравоохранения Чана репортер-расследователь Нина Мартин отметила общие черты в собранных ею историях об умерших матерях. Как только ребенок рождается, он или она становится центром внимания врачей.Меньше наблюдают за матерями, их опасения часто игнорируются, и их, как правило, отправляют домой без надлежащей информации о потенциально тревожных симптомах. Для афроамериканских матерей риски возрастают на каждом этапе родов, родов и послеродового процесса.

Нил Шах, акушер-гинеколог в медицинском центре Beth Israel Deaconess в Бостоне и директор инициативы по принятию решений в лаборатории Ariadne Labs, вспоминает, как его поразила серия ProPublica-NPR Мартина «Потерянные матери», в которой подробно рассматривался этот вопрос.«Общая черта заключается в том, что, когда чернокожие женщины выражали беспокойство по поводу своих симптомов, клиницисты медлили больше и, казалось, меньше им верили», — говорит он. «Это заставило меня глубже задуматься о собственном подходе. Между клинической интуицией и бессознательной предвзятостью очень тонкая грань».

Для представителей общественности опыт известных чернокожих женщин может оказаться поучительным моментом. Когда у поп-звезды Бейонсе развилась гипертоническая болезнь преэклампсия, которая, если ее не лечить, может убить мать и ее ребенка, после родов близнецов путем экстренного кесарева сечения в 2017 году, количество поисковых запросов в Google, связанных с этим состоянием, резко возросло.По данным Агентства медицинских исследований и качества США, преэклампсия — одна из основных причин материнской смертности — и эклампсия (приступы, развивающиеся после преэклампсии) на 60 процентов чаще встречаются у афроамериканок, чем у белых женщин, и также более тяжелые. Если это может случиться с Бейонсе — международной звездой, которая, по-видимому, может позволить себе высококачественную медицинскую помощь, — это может случиться с кем угодно.

Отчет о выветривании

Арлин Джеронимус, SD ’85, десятилетиями говорила о влиянии расизма на здоровье, даже когда другие не хотели слушать.Белая Джеронимус, выросшая в 1960-х годах в Бруклине, штат Массачусетс, впитала идеи движения за гражданские права и душераздирающие истории о жизни ее еврейской семьи в царской России. Уехав в Принстон студенткой, она решила найти способ бороться с несправедливостью. Ее первоначальный план стать юристом по гражданским правам рухнул, когда она открыла для себя силу и потенциал исследований в области общественного здравоохранения.

Геронимус работал научным сотрудником у профессора, изучающего подростковую беременность среди бедных городских жителей, и, будучи волонтером в клинике планирования семьи, наблюдал крупным планом жизнь беременных черных подростков, живущих в нищете в Трентоне, штат Нью-Джерси.Она почувствовала, как разверзлась пропасть между тем, что некоторые из ее белых профессоров-мужчин уверенно объясняли жизнь этих подростков, и тем, как сами молодые женщины видели свою жизнь.

Арлин Джеронимус, SD ’85

Согласно общепринятому мнению в то время, говорит Геронимус, подростковая беременность была основной причиной материнской и младенческой смертности и множества проблем со здоровьем и социальных проблем для нескольких поколений среди афроамериканцев с низким доходом. Исследователи сосредоточились на этом вопросе, игнорируя при этом более широкие системные факторы.

Геронимус стремился соединить точки между проблемами со здоровьем, с которыми сталкивались девушки, такими как астма и диабет 2 типа, и негативными факторами в их жизни. Она навещала их в их разваливающихся квартирах и сопровождала их на приемы к врачу, где врачи относились к девочкам как к реквизиту, не вмешиваясь в их собственные заботы. И она заметила, что они почему-то казались старше, чем девочки того же возраста, которых знал Геронимус.

«Вот тогда у меня в животе загорелся огонь», — говорит она, повышая голос.«У этих молодых женщин были настоящие, насущные потребности, которые те из нас, кто находится в священных залах Принстона, могли бы помочь удовлетворить. Но мы не видели этих насущных потребностей. Мы просто хотели научить их контрацепции».

Геронимус пришла в Гарвардскую школу Чана, чтобы научиться тщательно исследовать, как социальное неблагополучие подрывает здоровье — концепция, для которой она придумала термин «выветривание». Ее консультант, Стивен Гортмейкер, профессор социологии здоровья, предоставил ей данные, чтобы соотнести детскую смертность с возрастом матери.В то время как в большинстве таких исследований матерей делят на категории подростков и не подростков, Джеронимус рассматривал риски, с которыми они сталкивались в каждом возрасте. Результаты удивили даже ее.

У белых женщин в возрасте 20 лет больше шансов родить здорового ребенка, чем у женщин в подростковом возрасте. Но среди чернокожих женщин все было наоборот: чем старше мать, тем выше риск осложнений и смерти матери и новорожденного. В общественном здравоохранении состояние ребенка считается надежным показателем здоровья матери.Данные Geronimus показали, что чернокожие женщины могут быть менее здоровыми в 25 лет, чем в 17.

«Возможность видеть эти суровые цифры была для меня очень важна», — говорит Джеронимус, который сейчас является профессором поведения в отношении здоровья и санитарного просвещения в Школе общественного здравоохранения Мичиганского университета и членом Национальной академии медицины. И последствия были ошеломляющими. Если у молодых чернокожих женщин уже проявляются признаки старения, как это отразится на их дальнейшей жизни и что можно сделать, чтобы остановить это?

Вопросы Геронимуса опередили свое время.Пресса и общественность — даже другие ученые — неверно истолковали ее выводы как рекомендацию чернокожим женщинам заводить детей в подростковом возрасте, — говорит она, со вздохом вспоминая такие невежественные заголовки, как «Исследователь говорит, пусть они рожают детей».

В 1970-х годах даже исследователи, которые поднимали тему расовых различий в показателях здоровья — а это делали немногие — сосредоточивались на маленьких кусочках головоломки. Некоторые рассматривали генетику, другие — поведенческие и культурные различия или доступ к здравоохранению.«Никто не хотел смотреть, что не так с тем, как работает наше общество, и как это может выражаться в здоровье различных групп», — говорит Геронимус. Со временем от ее идей становилось все труднее отказаться.

Ситуация начала меняться в начале 1980-х годов, когда бывший министр здравоохранения и социальных служб Маргарет Хеклер созвала первую группу экспертов для проведения всестороннего исследования состояния здоровья меньшинств. По мере того, как сфера социальной эпидемиологии набирала обороты, отчет Целевой группы министра по здоровью чернокожих и меньшинств (также известный как отчет Хеклера) вывел оживляющие вопросы Джеронимуса в основные дебаты.

Затем, в 1993 году, исследователи определили физиологический механизм, который, наконец, смог объяснить выветривание: аллостатическую нагрузку. «Мы как вид созданы для того, чтобы реагировать на угрозы жизни физиологической реакцией на стресс», — объясняет Геронимус. «Когда вы сталкиваетесь с буквальной угрозой жизни или смерти, есть короткий промежуток времени, в течение которого вы должны убежать или быть убитым хищником». Гормоны стресса каскадом прокатываются по телу, направляя кровь к мышцам и сердцу, чтобы помочь телу работать быстрее и бороться сильнее.Молекулы, называемые провоспалительными цитокинами, вырабатываются, чтобы помочь залечить любые полученные раны.

Эти процессы перекачивают энергию из других систем организма, которые не участвуют в реакции «бей или беги», включая те, которые поддерживают здоровую беременность. Это не важно, если угроза краткосрочная, потому что биохимический гомеостаз организма быстро приходит в норму. Но для людей, которые постоянно сталкиваются с угрозами и трудностями — например, изо всех сил пытаются свести концы с концами на работе с минимальной заработной платой или становятся свидетелями расистской жестокости полиции — реакция «бей или беги» никогда не утихнет.«Это все равно, что каждый день сталкиваться с тиграми, подходящими с разных сторон», — говорит Геронимус, и со временем ущерб усугубляется.

В результате во все более молодом возрасте возрастает риск для здоровья при хронических состояниях, таких как гипертония и диабет 2 типа. Депрессия и недосыпание становятся более распространенными. Люди также более склонны к рискованному копинг-поведению, такому как переедание, употребление алкоголя и курение.

Основополагающая работа Геронимуса в 1980-х и 1990-х годах была процитирована Дэвидом Р.Уильямс, Флоренс Спраг Норман и Лаура Смарт Норман, профессор общественного здравоохранения Гарвардской школы Чана, всемирно признанный эксперт в области влияния расизма и других социальных факторов на здоровье. Его Шкала повседневной дискриминации является одной из наиболее широко используемых мер дискриминации в исследованиях здоровья. Он включает в себя вопросы, которые измеряют такие переживания, как невежливое обращение, более низкое обслуживание, чем у других, в ресторанах или магазинах или наблюдение за тем, как люди ведут себя так, как будто боятся вас.Как он объяснил в выступлении на TEDMED в 2016 году: «Эта шкала отражает то, как достоинство и уважение людей, которых общество не ценит, ежедневно рушится».

Материнская смертность в США: кризис прав человека

Несмотря на высокотехнологичные медицинские достижения прошлого века, женщины во всем мире по-прежнему умирают во время беременности и родов от таких вековых бедствий, как кровотечение и преэклампсия, и все чаще от осложнений, связанных с хроническими заболеваниями, ожирением и запущенными материнский возраст.

В 2000 г. мировое сообщество в области здравоохранения и развития признало необходимость действий в рамках Цели 5 Целей развития тысячелетия ООН, которая направлена ​​на сокращение материнской смертности на три четверти за 15 лет (она снизилась на 45 процентов). В то время как пресса и общественность вокруг этого толчка предлагали душераздирающие истории, женщины, читающие эти истории в США, вполне могли уйти, полагая, что это проблема для матерей в деревнях Сьерра-Леоне, но, конечно, не в Атланте или Вашингтоне, округ Колумбия

Начиная с 2008 года, правозащитные группы по всему миру начали призывать США.С. сделать больше, чтобы его матери не умерли. Комитет Организации Объединенных Наций по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) выразил озабоченность по поводу неравенства в материнской смертности и рекомендовал предпринять шаги для улучшения доступа к охране здоровья матерей, планированию семьи, сексуальному просвещению и информации.

В отчете Amnesty International за 2012 год говорится, что этих шагов недостаточно: «Предотвратимая материнская смертность может быть результатом или отражением нарушений различных прав человека, включая право на жизнь, право на свободу от дискриминации и право на наивысший достижимый уровень здоровья.«Ратифицировав два ключевых международных договора, гарантирующих эти права, — писали авторы, — правительство США должно понести ответственность.

Четыре года спустя представители правозащитной организации SisterSong, Центра репродуктивных прав и Национального латиноамериканского института репродуктивного здоровья опубликовали для CERD отчет, в котором подробно изучаются эти вопросы. КЛРД принял рекомендации групп, включая борьбу со стереотипами, способствующими дискриминации в клинических условиях, и стандартизацию сбора данных о материнской смертности.В 2015 году в результате этих усилий возникла правозащитная организация под названием Black Mamas Matter, которая продолжала продвигать повестку дня.

Для женщин, возглавивших обвинение, был очевиден один центральный факт: расизм — это неоспоримая нить, пронизывающая истории умирающих чернокожих матерей. Но, как написала Элизабет Доус Гей, содиректор Black Mamas Matter и специалист в области общественного здравоохранения, в The Nation , поставщики и исследователи часто возлагают «бремя крупномасштабных изменений на отдельных лиц, а не на системы, которые, как мы знаем, причиняют вред». .

Соединение теломер

В начале 2000-х исследование теломер — защитных колпачков на хромосомах — предоставило дополнительные доказательства того, что выветривание — это не просто метафора, а биологическая реальность. Каждый раз, когда клетки делятся, теломеры становятся немного короче. В конце концов они достигают точки, когда больше не могут делиться и умирают. Аллостатическая нагрузка заставляет клетки делиться быстрее, чтобы продолжать восстанавливаться. В результате происходит более раннее изнашивание органов и тканей, по сути, преждевременное старение.

«Это то, о чем я все время говорил», — говорит Геронимус. «Выветривание — это биологическая реакция на социальные факторы — продукт вашего жизненного опыта и того, как это влияет на вас физиологически. Но теперь я могу описать это еще более конкретно, с точки зрения физиологических механизмов. Зарождающаяся наука придает концепции выветривания своего рода содержание или достоверность, что позволяет большему количеству людей быть открытыми для нее».

Геронимус включила в свою работу изучение аллостатической нагрузки и длины теломер.Недавно она провела исследование длины теломер в Детройте среди людей с низким доходом, принадлежащих к разным расам и этническим группам. Результаты показали, что сообщества и родственные сети могут быть более безопасными для здоровья, чем доход и образование.

Действительно, в этой исследуемой популяции бедные белые люди на самом деле испытали больше выветривания, чем бедные меньшинства, а латиноамериканцы с более высоким уровнем образования испытали больше выветривания, чем менее образованные. По словам Джеронимуса, социальная изоляция и чувство отчужденности от своего сообщества, будь то из-за профессиональных или образовательных различий, наряду с повседневным воздействием дискриминации в новых, преимущественно белых контекстах среднего класса — на популярном жаргоне, «другие» — могут объяснить эти результаты. .

Она надеется углубиться в это направление исследований, чтобы выяснить, какие социальные стрессоры имеют наибольшее значение для здоровья, как их можно разрушить и как научные открытия можно превратить в политику. «Если кто-то испытывает выветривание из-за дискриминации, с которой он сталкивается в своей жизни, — говорит она, — решение состоит не только в том, чтобы сказать ему, чтобы он больше занимался спортом».

То, что идеи Geronimus стали мейнстримом в этой области, стало очевидным на 23-м ежегодном симпозиуме HeLa по женскому здоровью, состоявшемся в сентябре 2018 года в Медицинской школе Морхаус в Атланте.Мероприятие этого года было посвящено неравенству в материнском здоровье, и выводы Геронимуса обсуждались в выступлениях многих спикеров. Исследователи и активисты заявили, что ключевой частью сокращения материнской смертности является устранение социальных условий, влияющих на здоровье женщин на протяжении всей их жизни, таких как жилье, качество воздуха и питание. Одним из этих ораторов был выпускник Гарварда Чана и специалист в области общественного здравоохранения, который мог изменить ситуацию.

Поиск историй в статистике

Когда она росла в семье военного в калифорнийской долине Сан-Фернандо, Ванда Барфилд, магистр здравоохранения 1990 года, контр-адмирал в США.С. Служба общественного здравоохранения и директор отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний США был из тех детей, которые будут ухаживать за раненой белкой, упавшей с пальмы. По ее словам, она никогда не могла отказать животному, попавшему в беду, и часто держала дома на попечении бездомную собаку или кошку. Ветеринарная медицина казалась очевидным карьерным путем, но, будучи студенткой Калифорнийского университета в Ирвине, она узнала о другой уязвимой группе населения, нуждающейся в ее большом сердце.

Ванда Барфилд, магистр здравоохранения 1990 года, директор отдела репродуктивного здоровья Университета.S. Центры по контролю и профилактике заболеваний

У темнокожих младенцев в два раза больше шансов умереть в течение первого года жизни, чем у белых младенцев, как прочитал Барфилд в отчете Хеклера. Это озарение изменило жизнь.

Барфилд, афроамериканец, вырос в значительной степени защищенным от суровых реалий неравенства в отношении здоровья в США. Ее отец служил на подводной лодке ВМФ, работа, которая сопровождалась безопасным жильем и высококачественным доступным медицинским обслуживанием для его семьи. Чтение правительственного отчета полностью изменило ее точку зрения, и работа волонтером в отделении интенсивной терапии новорожденных (ОИТН) завершила сделку.«Я знала, что хочу заботиться о детях и как-то сократить разрыв», — говорит она. «Когда я начала больше узнавать о работе в отделении интенсивной терапии, я поняла, что здоровье ребенка связано со здоровьем матери, а здоровье матери связано с ее сообществом и обстоятельствами ее жизни. Я узнал, что социальные детерминанты здоровья имеют очень реальное и конкретное значение».

Барфилд поступил в Гарвардскую медицинскую школу в 1985 году, будучи одним из 24 студентов, выбранных для участия в новом подходе к медицинскому образованию, ориентированном на решение проблем и раннее взаимодействие с пациентами.Поощренная взять отпуск перед последним годом обучения в медицинской школе, чтобы получить степень магистра в области здравоохранения в Гарвардской школе Чана, Барфилд исследовала состояние здоровья младенцев в семьях военных. В целом, афроамериканские младенцы в этой популяции были более здоровыми по сравнению с детьми в общей афроамериканской популяции, и их масса тела при рождении была выше.

Один из факторов, который мог иметь значение: лучший доступ к медицинской помощи, в том числе более частые дородовые визиты. Но Барфилд отмечает, что доступ — это лишь небольшая часть общего медицинского обслуживания, которое получают женщины.По ее словам, все больше женщин рожают с диабетом, гипертонией и избыточным весом, и это может угрожать беременности.

Но забота о здоровье — это не просто запись на прием. Мэри Уэсли, доктор медицинских наук ’18, эпидемиолог и консультант по вопросам здравоохранения, работающая в Департаменте здравоохранения штата Миссисипи, систематизировала данные серии фокус-групп, проведенных с матерями по всему штату в 2013 году. Некоторые женщины сообщили, что они избегали дородового ухода из-за как к ним относились провайдеры.Эти женщины, многие из которых были малообеспеченными или жили в сельской местности, хотели получить больше знаний об уходе за собой и своими детьми, но их выбор поставщиков услуг был ограничен. Если они чувствовали себя неуважительными или неуслышанными в комнате для осмотра, им было некуда идти.

В настоящее время CDC собирает свидетельства о смерти всех женщин, умерших во время беременности или в течение года после беременности. Информация добровольно предоставляется департаментами здравоохранения всех 50 штатов, Нью-Йорка и Вашингтона, округ Колумбия.C. Но информация ограничена, а национального стандарта нет.

Барфилд и другие специалисты в этой области настаивают на более широком внедрении комитетов по анализу материнской смертности (MMRC), которые в настоящее время действуют примерно в 30 штатах. Каждый раз, когда умирает мать, эти группы экспертов-добровольцев встречаются для рассмотрения официальных данных, а также другой информации о жизни матери, такой как статьи в СМИ или ее публикации в социальных сетях. Цель состоит в том, чтобы определить, что пошло не так, и разработать рекомендации к действию. Например, в Грузии, где уровень материнской смертности в стране самый высокий, комитет обнаружил записи о женщинах, у которых развилась гипертония во время беременности и которые не получили лекарства в достаточно короткие сроки, о женщинах, умерших в ожидании недоступной машины скорой помощи, и о женщинах, чьи медработники не Я не понимаю предупреждающих знаков, которые привели к кровоизлиянию, просто чтобы назвать несколько пробелов в системе.«Эти истории нужны нам, чтобы спасать жизни женщин, — говорит Барфилд.

Данные, которые Барфилд и ее коллеги в CDC собирают с помощью новой системы под названием MMRIA (Информационное приложение для анализа материнской смертности) (произносится как «Мария»), могут помочь выявить другие недостаточно известные препятствия на пути к безопасным родам. MMRIA собирает истории и ищет тенденции. В своем первом отчете, опубликованном в январе 2018 года, данные из девяти штатов показали, что причины смерти женщин различаются в зависимости от расы. Белые матери реже умирали от преэклампсии, чем чернокожие, и чаще умирали от проблем с психическим здоровьем, включая послеродовую депрессию и наркоманию.Барфилд надеется выяснить, верны ли эти результаты для более широкой группы населения, и работает над расширением системы. В идеале MMRC будут собирать более детальную информацию об условиях жизни потерянных матерей, чтобы исследователи могли понять, как остановить эти безвременные, душераздирающие — и в значительной степени предотвратимые — смерти.

«Материнская смерть — это больше, чем просто число или часть счета, — говорит Барфилд. «Это трагедия, которая оставляет дыру в семье. Это история, которая часто включает в себя упущенные возможности, как в больнице, так и за ее пределами.Важно выяснить, почему женщины умирают, чтобы мы могли предотвратить обстоятельства, приведшие к их смерти».

Исследование здоровья чернокожих женщин

Каждые два года участникам исследования здоровья чернокожих женщин (BWHS), продолжающегося когортного исследования 59 000 чернокожих женщин, задают вопросы об их здоровье, привычках и разнообразном жизненном опыте. Некоторые из вопросов, в том числе несколько из Шкалы повседневной дискриминации (разработанной Дэвидом Уильямсом из Гарвардской школы Чана, см. стр. 20), были сосредоточены на их восприятии дискриминации, с которой они сталкиваются.BWHS, которому уже 23 года, является крупнейшим когортным исследованием, посвященным здоровью чернокожих женщин.

Исследование было начато выпускницами Гарвардской школы Чана Джули Палмер, доктором наук 88 года, и Линн Розенберг, доктором медицины 72 года, доктором наук 78 года, профессорами Эпидемиологического центра Слоуна Бостонского университета. Отметив, что научно продуктивные исследования здоровья медсестер включали в основном белых женщин, они сочли важным собрать такие же надежные данные о здоровье афроамериканок.

Прошло несколько лет, прежде чем к нам присоединились финансирующие агентства.«Они не были убеждены в ценности исследования, в котором участвовали только чернокожие женщины и не было группы сравнения», — говорит Палмер. «Но мы хотели, чтобы все исследуемое население было чернокожими женщинами, чтобы иметь как можно большую статистическую силу. Мы хотели изучить воздействие и взаимосвязь заболеваний у чернокожих женщин, а не использовать ресурсы для сравнения с белыми женщинами».

С Национальным институтом рака в качестве основного спонсора рак молочной железы стал одним из первых направлений деятельности.Исследователи уже признали, что, хотя у чернокожих и белых женщин вероятность заболеть раком молочной железы одинакова, вероятность умереть от этого заболевания у чернокожих женщин на 40 процентов выше. Сегодня они знают, что у чернокожих женщин чаще, чем у белых, развивается наиболее агрессивная и менее чувствительная к лечению форма рака молочной железы, известная как эстроген-рецептор-негативный или ER-. Почему именно, остается животрепещущим вопросом и решается в исследованиях BWHS. Палмер руководил совместным анализом данных о беременности из BWHS и трех других крупных исследований рака молочной железы, обнаружив, что вынашивание ребенка без грудного вскармливания приводит к повышенному риску ER-рака молочной железы.По сложным причинам грудное вскармливание заметно реже среди чернокожих матерей в США, чем среди других матерей.

В ходе исследования, отдельного от BWHS, Нэнси Кригер, профессор социальной эпидемиологии в Гарвардской школе Чана, обнаружила, что воздействие законов Джима Кроу в раннем возрасте, узаконивших расовую дискриминацию в южных штатах США с конца 1870-х до середины 1960-е годы — десятилетия спустя было связано с негативными последствиями для здоровья. Среди американских женщин, у которых в настоящее время диагностирован рак груди, рождение в штате Джима Кроу повысило риск для чернокожих женщин диагностировать ER-опухоли молочной железы.

Исследователи BWHS также изучают другие состояния, которые необычны для населения в целом, но возникают в поразительном количестве у чернокожих женщин, включая саркоидоз, заболевание соединительной ткани. «Мы не спрашивали об этом; никто из нас об этом не слышал», — говорит Палмер. «В первом вопроснике у нас было два поля для других заболеваний, и несколько сотен женщин написали о саркоидозе». Поиск литературы показал, что это чаще встречается у чернокожих, чем у белых, и у женщин, чем у мужчин.Один исследователь, Иветт Козиер, сделала это одной из своих основных областей исследования. Как говорит Палмер: «Этого бы не произошло, если бы 59 000 чернокожих женщин не рассказали нам о своих проблемах со здоровьем».

Она добавляет, что у афроамериканской студентки, работавшей над исследованием, были преждевременные роды примерно в то же время, когда у нескольких белых женщин в команде были нормальные роды. Команда уже изучала влияние дискриминации на здоровье, но тревожный опыт студентки стал ярким напоминанием о важности исследования.

Спасение матерей

Повлияет ли этот растущий объем данных, свидетельствующих о повышенном риске смерти чернокожих женщин во время и после родов, на формирование политики? Исследователи хотят увидеть широкий спектр изменений в культуре здравоохранения, в сборе информации об общественном здравоохранении и в обществе в целом. Как отметили Нил Шах и Юджин Деклерк из Бостонского университета в редакционной статье STAT за август 2018 года, материнская смертность — это «канарейка в угольной шахте для женского здоровья». Шах добавил в недавнем интервью: «Усилия врачей и больниц по улучшению охраны материнства крайне важны.Но мы не сможем решить проблему материнской смертности, если не признаем, что женское здоровье — это не то, о чем нужно беспокоиться только во время беременности, а затем игнорировать его после рождения ребенка».

В 2017 году Шах начала национальный марш мам, чтобы повысить осведомленность общественности о материнском здоровье. Работая с Ariadne Labs, он тестирует новые подходы к процессу родов, которые гарантируют, что матери имеют право принимать решения о своем уходе, включая доску для планирования родов, которая помогает отслеживать предпочтения матерей, состояние здоровья и ход родов.Он говорит, что в настоящее время ведется работа над программой улучшения общественной поддержки матерей в течение критического первого года после родов путем мобилизации городских властей на координацию и развитие ресурсов.

В том же духе Департамент здравоохранения штата Миссисипи предлагает программы, направленные на решение проблем качества ухода, о которых говорили мамы в обсуждениях в фокус-группах, — говорит Мэри Уэсли. Одним из примеров является Перинатальная система управления высоким риском/система обслуживания младенцев, многопрофильная программа управления случаями для имеющих право на участие в программе Medicaid беременных и родильниц из группы высокого риска и их детей в возрасте до 1 года.Программа включает в себя расширенные услуги с посещениями на дому, санитарным просвещением и психосоциальной поддержкой в ​​связи с потребностями в питании и психическом здоровье.

Арлин Джеронимус смотрит на проблему шире, утверждая, что решение проблемы расового неравенства в отношении материнской смертности состоит в том, чтобы изменить то, как работает общество. В ближайшем будущем, по ее словам, расовая принадлежность должна регулярно приниматься во внимание во время пренатальных скринингов риска, потому что даже молодые чернокожие женщины могут подвергаться повышенному риску осложнений беременности.Статус риска по материнскому возрасту также следует переоценивать в контексте. По ее словам, в то время как большинство женщин в возрасте от 20 до 30 лет относятся к группе низкого риска, чернокожие женщины могут быть обветренными и биологически старше своего хронологического возраста, что делает их более подверженными осложнениям со здоровьем в более молодом возрасте.

Это справедливо даже для высокообразованных или профессиональных женщин, таких как Серена Уильямс или Шейлон Ирвинг. Опасность неспособности распознать последствия выветривания для чернокожих женщин с более высоким социально-экономическим положением может быть усугублена.Это связано с тем, что в США отсутствует политика, поддерживающая женщин, которые хотят и карьеры, и материнства, разрыв, который может привести к тому, что женщины-профессионалы отложат деторождение до 30-40 лет. По словам Геронимуса, «как группа чернокожих матерей в возрасте от 30 до 30 лет материнская смертность в пять раз выше, чем у чернокожих матерей-подростков, хотя у пожилых матерей обычно больше образовательных или экономических ресурсов и доступа к медицинскому обслуживанию».

Ана Лангер, профессор практики общественного здравоохранения и координатор Школьной инициативы «Женщины и здоровье», отмечает, что в отчете Amnesty International за 2010 год « Смертельные роды: кризис материнского здоровья в США » содержится шокирующий факт: в У.С. умирали во время родов не из-за сложности состояния их здоровья, а из-за препятствий, с которыми они сталкивались в доступе к высококачественной материнской помощи, особенно те, кто был беден или сталкивался с расовой дискриминацией.

Видео: Черные мамы делятся своими историями

В целом материнской смертности в США уделяется мало внимания, добавляет Лангер, отчасти потому, что каждый год происходит относительно мало смертей по сравнению с другими состояниями, а также потому, что нет важных возможностей для бизнеса, связанных с состояниями, которые не требуют сложных лекарств. или технологии.Но она прямо указывает на дополнительную причину: «Женщины, особенно те, кто наиболее уязвим из-за своей расы, возраста или социально-экономического статуса, в целом получают меньше внимания к своим проблемам со здоровьем по сравнению с мужчинами. Положительным моментом является то, что внимание к гендерным и половым различиям и социальным детерминантам здоровья в исследованиях и уходе быстро растет. Настало время использовать этот растущий импульс для активизации усилий по улучшению материнского здоровья в США».

В статье Rewire News за апрель 2018 года Элизабет Доус Гей из Black Mamas Matter прямо обратилась к элементу расового неравенства в материнской смертности: «Те из нас, кто хочет предотвратить ненужную смерть черных мам, должны назвать расизм важным фактором в последствия для здоровья чернокожих матерей и решить эту проблему путем изменения стратегической политики и культурных изменений.Это требует от нас выйти за рамки, которые рассматривают только здравоохранение, и рассмотреть весь спектр факторов и политики, влияющих на жизнь чернокожих американцев. Это требует от нас изучения и ликвидации репрессивной и дискриминационной политики. И это требует от нас признания чернокожих как полноценных людей, заслуживающих справедливого и равного обращения, и действовать в соответствии с этим убеждением».

Как отметила на симпозиуме в Морхаусе Линда Блаунт из организации «Здоровье чернокожих женщин», «раса не является фактором риска.Именно жизненный опыт чернокожей женщины в этом обществе является фактором риска».

Серена Уильямс это понимает. Она рассказала Би-би-си, что в целом получила отличный уход из-за послеродовых осложнений. Но затем она отодвинула объектив. «Представьте себе всех других женщин, — сказала она, — которые проходят через это без такой же медицинской помощи, без такой же реакции».

Эми Родер является помощником редактора Harvard Public Health .

Фото: Getty Images, Бекки Харлан/NPR, Брайан Лилли/Мичиганский университет, США.S. Центры по контролю и профилактике заболеваний

Иллюстрации: Бенджамин С. Уоллес/Гарвардская школа Чана

‘Моя мама всегда говорила мне, что я белая, как и она. Теперь я знаю правду’ | Семья

Вы можете не подумать, глядя на меня, но мое воспитание было очень англо-ирландским делом. Я вырос на окраине Лондона с моим голубоглазым младшим братом, отцом-британцем и матерью-ирландкой. Многие счастливые недели школьных каникул были проведены в Ирландии, и я получил образование в католической школе в Суррее.По воскресеньям мы ели ростбиф и йоркширские пудинги, а Тонкая Лиззи, Ван Моррисон и The Clash стали саундтреком к нашим ленивым выходным.

Единственным своеобразным аспектом всего этого был определяющий аспект моей личности. Потому что, хотя я выгляжу как представитель смешанной расы или черный, вся моя семья белая. И пока человек, которого я называла папой, не умер два года назад, я не знала правды о своем существовании. Сейчас, в 24 года, я начинаю понимать, откуда я родом.

Когда мой отец умирал от рака, мы кратко затронули идею о том, что, несмотря на то, что у нас одинаковое глупое чувство юмора, музыкальные вкусы и политические интересы, ДНК у нас, вероятно, разные.Хотя посторонние постоянно смеялись над тем, что мои родители принадлежат мне, нам удавалось жить в белом мире, где раса и идентичность никогда не обсуждались — возможно, потому, что никому, кроме меня, не приходилось об этом беспокоиться.

Когда я рос — как я думаю, это происходит в других белых семьях — никто не говорил о расовой политике, и я думал, что попадаю в ту же культурную категорию, что и все остальные в моей жизни. Слово «черный» никогда не произносилось в отношении меня. И я увидел, что чернота была неосязаемой и полностью культурной концепцией, не имеющей отношения к моей жизни.Но у меня всегда были вопросы.

Джорджина Лоутон в детстве со своим отцом. Фотография предоставлена ​​Джорджиной Лоутон

. Перед смертью мой отец дал мне образец ДНК. Год спустя, когда мое горе все еще отбрасывало тень на каждое мое движение, как черное облако, я, наконец, набрался смелости, чтобы тайно обработать его. «Я знаю, что ты моя», — сказал он мне через несколько месяцев после того, как ему поставили неизлечимый диагноз. Но по мере того, как рак медленно поглощал его, я обнаружил, что не могу больше настаивать на ответах, которых я желал всю свою жизнь.К тому же, мама сказала мне оставить это.

Когда я получил электронное письмо, в котором говорилось, что результаты теста на отцовство неубедительны, я был крайне несчастен, но все же надеялся, что каким-то образом буду связан с человеком, который научил меня читать, готовить и ездить на велосипеде, и который отличался от меня только внешне. В компании мне сказали, что ДНК двух случайных людей отличается менее чем на 0,1% и что я должен подождать в этнической неопределенности еще несколько недель, что я и сделал, пока тест с добавлением ДНК моей матери не доказал, что это не так. нет никаких шансов, что мой отец был моим родным.

Ярость настолько сильна, что напугала меня, текла по моим венам и обрушивалась на мою мать, как ураган, в нашем семейном доме, когда я требовал ответов. Когда я охрип от крика, она, наконец, призналась, что провела одну ночь с черным ирландцем, которого встретила в пабе на западе Лондона. Однако она утверждает, что больше ничего о нем не знает, включая его расу.

Во время моего взросления, если я не допрашивал своих родителей, мне никогда не давали никаких объяснений, почему я не похож ни на кого в моей школе, церкви или семье.Мне сказали, что я унаследовал свою внешность от темнокожего предка, который эмигрировал на западное побережье Ирландии много лет назад, я был «генетическим отбросом», или — как я отчетливо помню, мама однажды сказала, когда я вернулся из школы в слезах после того, как с ярлыком «паки» — я была белой, как и она. Меня учили защищаться от любого, кто когда-либо сомневался во мне. Или научили вообще избегать разговоров о расе. Но я сражался в битве своих родителей.

Это незнакомцы и новые знакомые раз за разом умышленно лопали мой защитный пузырь белизны.В туалетах ночных клубов, на улице, в школе требовали знать, откуда я. Меня усыновили? Подменили при рождении? Ямайский или эфиопский? Их глаза часто расширялись от удивления, когда я говорил им, что идентифицирую себя как белого; знающие улыбки распространились из уголков их ртов. Я смущалась и с каждым вопросом все больше начинала сомневаться в своих родителях. Тем не менее, я все еще не идентифицировал себя как черный или представитель смешанной расы примерно до 16 лет, потому что я не знал ничего другого. И я верил тому, что мне говорили родители.

До недавнего времени я часто чувствовал себя изолированным, но также намеренно изолированным от других чернокожих. Я отказывался встречаться с кем-либо из чернокожих или обсуждать свое происхождение со многими чернокожими девушками и девушками смешанной расы, которых я встречал, которые часто видели мои черты в своих собственных. Я не мог рассказать, но, по правде говоря, и не хотел. Белизна — исключительное, непроницаемое понятие, к которому я стремился, потому что все остальное было мне чуждо. Несмотря на то, что я смотрел в зеркало и видел смуглую темноглазую девушку, у которой кожа никогда не обгорала в 30-градусную жару, а кудри были мягкими и непослушными, я тоже не мог определить ее как черную.

Джорджина Лоутон с отцом. Фотография: предоставлена ​​Джорджиной Лоутон

Иногда случалась открытая дискриминация, но чувство «инаковости» преследовало меня всю жизнь. Мои безмятежные воспоминания об отдыхе в Ирландии время от времени омрачаются пятнами. Я помню, как мой отец строил форты из песка на пляже под дождем для меня и моего брата, мама пела Кристи Мур в пабе и гуляла по скалам с моими двоюродными братьями. Но я также помню, как мне было стыдно претендовать на ирландское происхождение. И иногда мне напоминали, что я не смогу.

Было время, когда группа подростков на деревенском празднике издавала в мой адрес обезьяньи звуки, и притворная беззаботность, которую я приняла в 13 лет после того, как мальчик отказал мне в поцелуе на том основании, что я «слишком смуглый». В возрасте 21 года мне пришлось рассмеяться, когда едва связный человек в ночном клубе Лимерика спросил меня, говорю ли я по-английски, поскольку я как раз подходил к концу своей степени. А совсем недавно, полгода назад, один ирландец из Нью-Йорка сказал мне, что я «на самом деле не ирландец».

Как отмечает ирландско-нигерийская писательница Эмма Дабири: «Белизна является «чистой» и не распространяется на смуглых девушек, даже на тех, кто может проследить свое ирландское происхождение до 10 века.«Именно по этой причине я однажды отказался от предложения моей матери брать уроки ирландских танцев.

Несмотря на то, что давно принято, что раса является социальной конструкцией, мне стало ясно, что многие люди до сих пор отождествляют определенные культуры с определенным цветом кожи. Я думаю, мои родители думали, что воспитание меня таким, как они, сгладит мою очевидную разницу – что моя культурная идентичность, которую я унаследовал от них, сможет затмить пигментацию моей кожи.

Хотя отношения с моей матерью иногда были натянутыми (мне часто казалось, что она пыталась превратить мою внешность в нечто, чем она никогда не могла быть), мой отец никогда не заставлял меня чувствовать, что между нами есть какая-то разница.Он был человеком с дипломом, частным образованием и, должно быть, подозревал мою маму в неверности, но они очень любили друг друга, и ни разу никто из нас не спорил об этом.

Тем не менее, в возрасте девяти лет я заметил галочку, которую поставил мой отец, когда его попросили классифицировать мою расу в форме записи на уроки плавания в нашем местном развлекательном центре. Хотя моя голова едва задела прилавок, я успел заметить категорию, которую он отметил «предпочитаю не говорить». «Почему ты это сделал?» — спросил я позже, сбитый с толку тем, что это значит для меня и моего места в нашей семье.

— Потому что это никого не касается, — сказал он, выглядя немного взволнованным. И всякий раз, когда я признавалась ему в расистском замечании или подколке, мои родители повторяли ту же фразу и подчеркивали, что меня любят.

Моя любящая семья хранила коллективное молчание по поводу моей черноты, что, в свою очередь, привело к тому, что все мы жили в состоянии отрицания моей собственной внешности. Годы воркования по поводу предполагаемого сходства между мной и моим отцом были прикрытием, чтобы убедить всех нас, что в нашей семье не было проблем; На самом деле я не был черным, потому что у меня был прямой нос, как у моей матери, у меня была форма лица моего отца, я не был таким темным.Но неуверенность преследовала меня, как призраки, и, будучи подростком, я испортила свои натуральные волосы и попыталась изменить форму тела.

Взросление с личностью, которая никогда не соответствовала ожиданиям людей, было странным, изолирующим и бессмысленным. Хотя я никогда не чувствовал себя чужаком в своей семье, я часто чувствовал — и чувствую себя — совершенно одиноким, когда дело доходит до поиска союзника против микроагрессии и тонких, коварных форм расизма, которые характеризуют жизнь этнических меньшинств в Британии. .Бабушка и дедушка с обеих сторон, двоюродные братья, тетушки, мой брат… никто из моего ближайшего окружения никогда не говорил о том, почему я не был белым, что кажется странным. Разговаривая с некоторыми из них сейчас, они сказали мне, что всегда задавались вопросом, но моя раса также не была для них проблемой.

Полагаю, я всегда буду чувствовать себя застрявшим на пороге между двумя расовыми идентичностями. И, поскольку я в настоящее время путешествую по Центральной Америке и Карибскому бассейну, я часто обнаруживаю, что мой английский акцент и темная кожа смущают людей. Но иногда забавно поиграть с двусмысленностью и слиться с остальными после того, как всю жизнь выделялся.

Компания, занимающаяся ДНК, недавно предложила помощь в отслеживании моей родословной и родословной, и я жду результатов личного анализа ДНК. Мысль о том, что у меня может быть целая другая семья в Великобритании, Ирландии или какой-то стране африканской диаспоры, одновременно захватывающая и умопомрачительная, но я действительно хочу получить ответ на вопрос о цвете моих волос и кожи.

Я знаю, что человек, который меня вырастил и которого я всегда буду называть папой, поддержит меня в поисках моей личности, и у меня также есть полная поддержка семьи моей мамы, брата и папы.Для меня понятие черноты было просто галочкой в ​​форме или быстрым объяснением, чтобы завершить неловкий разговор, но я надеюсь, что довольно скоро я смогу принять его как неотъемлемую часть того, кто я есть. .

Блоги Джорджины на girlunfurled.com

Эта статья содержит партнерские ссылки, что означает, что мы можем заработать небольшую комиссию, если читатель нажмет и совершает покупку. Вся наша журналистика независима и никоим образом не находится под влиянием какой-либо рекламной или коммерческой инициативы.Нажимая на партнерскую ссылку, вы соглашаетесь с установкой сторонних файлов cookie. Больше информации.

Черно-белая фотография новорожденных | Cameron Station, VA

Черно-белая фотография новорожденных — мой любимый вид фотографии новорожденных. В черно-белых изображениях есть что-то такое, что позволяет вам понять, как они *ощущались* и как выглядели. Обычный вопрос, который я получаю, когда разговариваю с молодыми родителями, заключается в том, какой процент их изображений будет представлен только в черно-белом цвете, а какой — в цвете.Хотя я признаю, что многие родители выбирают меня именно потому, что им нравятся мои черно-белые фотографии новорожденных, я также признаю, что, поскольку я работаю в области цифровой фотографии, довольно просто передать как черно-белые изображения, так и цветные изображения, если фотография работает в обе стороны. Я доставил большую часть этой галереи в обоих направлениях; хотя я просто не могу не ЛЮБИТЬ большинство этих изображений в черно-белом варианте.

Я много лет предлагаю семейную фотосъемку и фотосъемку новорожденных на станции Камерон в западной части Александрии, штат Вирджиния.Эта конкретная семья нашла меня в начале моей карьеры фотографа новорожденных, и это уже второй ребенок, которого я сфотографировала для них.


Это их третий маленький мальчик и очень веселая и захватывающая компания! Можете ли вы представить себе приключения, которые эта команда собирается пережить вместе?


Я считаю, что сеансы для новорожденных должны быть посвящены чувству принятия еще одного ребенка в свой дом, в свою семью и в свои объятия. Создание семьи — это грязное дело, и не каждое из них похоже на идеально спящие образы в стиле Энн Гедес, поэтому я решил сосредоточить свою работу на сеансах образа жизни новорожденных.Мне нравится, когда раскрывается истинная личность каждого члена семьи, и я думаю, что черно-белая фотография новорожденного — один из лучших способов добиться этого. Я думаю, что этот старший брат качается на своей новой работе!












Эрин Теттетон — фотограф новорожденных, ведущий образ жизни, предлагающий съемку новорожденных на дому в Александрии, штат Вирджиния, и в районе Вашингтона, округ Колумбия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.