Психология детская возрастная: Северо-Восточный федеральный университет имени М.К.Аммосова

Содержание

Л Обухова — Детская (возрастная) психология читать онлайн

Обухова Л Ф

Детская (возрастная) психология

Л.Ф.Обухова

Детская (возрастная) психология

ОБУХОВА Л. Ф., доктор психологических наук.

Детская (возрастная) психология.

Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный фактический материал и проблемы, решаемые наукой и практикой в области возрастной психологии.

Учебник предназначен для студентов психологических факультетов университетов, педагогических вузов и колледжей, а также всех тех, кто интересуется вопросами психического развития детей.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Глава I. ДЕТСТВО КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

1. Исторический анализ понятия «детство»

2. Детство как предмет науки

3. Специфика психического развития ребенка.

4. Стратегии исследования психического развития ребенка

Глава II. ПРЕОДОЛЕНИЕ БИОГЕНЕТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХИКИ РЕБЕНКА

1. Биогенетический принцип в психологии

2. Нормативный подход к исследованию детского развития.

3. Отождествление научения и развития

4. Теория трех ступеней детского развития..

5. Концепции конвергенции двух факторов детского развития.

6. Подходы к анализу внутренних причин психического развития ребенка.

Глава III. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ДЕТСКОГО РАЗВИТИЯ.

1. Теория Зигмунда Фрейда.

2. Развитие классического психоанализа в работах Анны Фрейд.

3. Эпигенетическая теория развития личности. Эрика Эриксона.

Глава IV. ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО НАУЧЕНИЯ

1. Отход от классического бихевиоризма…

2. Воспитание и развитие.

3. Критические периоды социализации.

4. Поощрение и наказание как условия формирования нового поведения.

5. Роль подражания в формировании нового поведения.

6. Ребенок и взрослый.

7. Семья как фактор развития поведения ребенка

Глава V. УЧЕНИЕ ЖАНА ПИАЖЕ ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМ РАЗВИТИИ РЕБЕНКА

1. Этапы научной биографии.

2. Ключевые понятия концепции Ж. Пиаже.

3. Открытие эгоцентризма детского мышления

4. Открытие стадий интеллектуального развития ребенка.

Глава VI. Л. С. ВЫГОТСКИЙ И ЕГО ШКОЛА

1. Смена научного мировоззрения.

2. Дальнейшие шаги по пути, открытому Л. С. Выготским.

Глава VII. КОНЦЕПЦИЯ Д. Б. ЭЛЬКОНИНА. ПЕРИОД РАННЕГО ДЕТСТВА.

1. Кризис новорожденности

2. Стадия младенчества.

3. Ранний возраст.

4. Кризис трех лет

Глава VIII. КОНЦЕПЦИЯ Д. Б. ЭЛЬКОНИНА. ПЕРИОД ДЕТСТВА.

1. Дошкольный возраст.

2. Кризис семи лет и проблема готовности к школьному обучению.

3. Младший школьный возраст.

Глава IX. ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ В СВЕТЕ РАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЙ..

1. Влияние исторического времени.

2. Классические исследования кризиса подросткового возраста.

3. Новые тенденции в изучении отрочества (Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович)

Глава X. НЕОКОНЧЕННЫЕ СПОРЫ.

1. П. Я. Гальперин и Ж. Пиаже.

2. О закономерностях функционального и возрастного развития психики ребенка.

3. Формы и функции подражания в детстве.

4. Проблема общих и специфических закономерностей психического развития слепоглухонемого ребенка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приложение 1. КОНВЕНЦИЯ О ПРАВАХ РЕБЕНКА

Приложение 2. ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ РЕБЕНКА (1959)

Вечная признательность Учителям

ПРЕДИСЛОВИЕ

В настоящее время в мире существует множество учебников по детской психологии. Практически каждый крупный западный университет имеет свой оригинальный вариант. Как правило, это объемные, хорошо иллюстрированные пособия, обобщающие огромное количество научных исследований. Некоторые из них переведены на русский язык. Однако ни в одной из этих понастоящему интересных книг мы не встречаем анализа целостной концепции детского развития, разработанной Л. С. Выготским и его последователями, которая является истинной гордостью и подлинным достижением отечественной психологии.

Отсутствие знаний о столь существенной концепции заставляет нас считать, что любой зарубежный учебник не отражает современный уровень психологических знаний о развитии ребенка в полной мере.

Отечественные учебники по детской психологии невелики по объему и бедны иллюстративным материалом. К тому же им тоже присущ содержательный недостаток: обобщая опыт, накопленный в’ нашей науке, они дают весьма слабое представление о достижениях современной зарубежной психологии. Предлагаемая вниманию читателя книга и создавалась в основном для того, чтобы восполнить эти пробелы и представить в уравновешенном и полном виде многообразные подходы к пониманию психического развития ребенка, которые были разработаны в XX веке, то есть за весь период существования детской психологии как отдельной научной дисциплины. Изложение материала опирается на несколько основных принципов.

Это, прежде всего, принцип историзма, который позволяет как бы нанизать на один стержень все важнейшие проблемы детского развития, возникавшие в разные периоды времени. В книге анализируется историческое происхождение понятия «детство», прослеживается связь истории детства с историей общества, показываются исторические предпосылки возникновения детской психологии как науки.

Второй принцип, положенный в основу выбора анализируемык концепций детского развития, связан с разработкой и введением в науку новых методов исследования психического развития. Изменения в представлениях о психическом развитии всегда связаны с появлением новых методов исследования. «Проблема метода есть начало и основа, альфа и омега всей истории культурного развития ребенка,— писал Л. С. Выготский. — Опереться понастоящему на метод, понять его отношение к другим методам, установить его сильные и слабые стороны, понять его принципиальное обоснование и выработать к нему верное отношение — значит, в известной мере, выработать правильный и научный подход ко всему дальнейшему изложению важнейших проблем детской психологии аспекте культурного развития». Именно этот принцип, эта установка Л. С. Выготского позволила проанализировать исторический путь детской психологии от первых наивных представлений о природе детства до современного углубленного системного изучения этого феномена. Биогенетический принцип в психологии, нормативный подход в исследовании детского развития, отождествление развития и научения в бихевиоризме, объяснение развития влиянием факторов среды и наследственности в теории конвергенции, психоаналитическое изучение ребенка, сравнительные исследования нормы и патологии, ортогенетические концепции развития — все эти и многие другие подходы в отдельности и все вместе отражают сущность и иллюстрируют связь концепций психического развития и методов его исследования.

Читать дальше

История появления психологии развития и возрастной психологии

История становления психологии развития (детская и возрастная психология) связана с XIX веком. Тогда она оформилась в самостоятельную отрасль научного знания. Произошло соединение два отдельных направления, которые до этого развивались параллельно.

Этот же период ознаменовался рассмотрением психологии развития начала учеными как самостоятельного направления психологии.

Среди объективных предпосылок ее формирования выделяют:

  • потребности педагогической практики;
  • формирование идеи развития в биологии;
  • создание экспериментальной психологии и формирование объективных способов исследования.

Детская психология: зарождение и развитие

В. Прейер, немецкий ученый-дарвинист выпустил первый во всем мире научный труд по детской психологии. Это была книга под названием «Душа ребенка». Ученый рассказал в ней о ежедневных наблюдениях за развитием своего ребенка. Ему было интересно, как развиваются органы чувств, моторика, воля, рассудок и язык. Основным вкладом Прейера было то, что он исследовал развитие ребенка на самом раннем этапе жизни. Ученый открыл для психологии метод объективного наблюдения, который разработан аналогично с методами естественных наук. Прейер первый, кто обозначил переход от исследования психики ребенка, имеющий интроспективный характер, к объективному исследованию.

Замечание 1

Отмечается, что в данный период педагогика основной своей задачей ставила понимание ребенка. Помимо этого, ученые поняли, что только изучив психологию ребенка, можно понять психологию взрослого человека.

Началом изучения детской психологии, как впрочем и любой другой науки, стал сбор и накопление информации. Долгое время ученые занимались тем, что описывали проявления и последующее развитие психических процессов. Поэтому все знания, которые были накоплены, необходимо было систематизировать и проанализировать, точнее:

  • найти взаимосвязи между различными психическими процессами;
  • осмыслить внутреннюю логику целостного психического развития;
  • определить последовательность этапов развития;
  • исследовать причины и пути перехода с этапа на этап.

Для детской психологии стали применимы знания в смежных науках. Речь идет о генетической психологии, которая изучает появление различных психических функций взрослого и ребенка в истории и онтогенезе, а также о педагогической психологии. Особое внимание стало уделяться психологии обучения. К. Д. Ушинский, русский педагог, который основал научную педагогику, внес значительный вклад в формирование детской психологии. Его работа «Человек как предмет воспитания: опыт педагогической антропологии» – это обращение к учителям. Педагог призывал учителей изучать законы таких психических явлений, которыми важно было бы для них управлять, поступать согласно этим законам и таким обстоятельствам, к которым они хотят учеников приложить.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Развитие возрастной психологии

История становления возрастной психологии напрямую связана с Чарльзом Дарвином, английским естествоиспытателем. Именно он внес своими эволюционными идеями значительный вклад в развитие возрастной психологии. В итоге его идеи стали основой понимания рефлекторной сущности психических факторов. Данную тему развивал и И. М. Сеченов, русский физиолог. Его работа «Рефлексы головного мозга» послужило полным научным обоснованием рефлекторной теории.

Особая веха в истории возрастной психологии выпала на ХХ в. Начало XX в. ознаменовалось началом использования методов экспериментального исследования умственного развития детей. Речь идет о тестировании, применении измерительных шкал и др. Детская психология стала восприниматься как нормативная дисциплина, которая описывает достижения детей во время развития.

Так, ученые решили, что важно определить стадии развития личности в онтогенезе. Данным вопросом стали заниматься ряд ученых: К. Бюлер, З. Фрейд, Ж. Пиаже, Л. С. Выготский и многие другие. Для них было важно понять закономерность смены этапов развития и провести анализ причинно-следственных связей психического развития ребенка. Все это дало почву множеству теорий развития личности. Вот несколько из них: теория трех ступеней детского развития К. Бюлера, психоаналитическая концепция З. Фрейда, когнитивная теория Ж. Пиаже.

Новой ступенью для возрастной психологии стало введение метода формирующего эксперимента, который разработал отечественный психолог Л. С. Выготский. При помощи этого метода стало возможно обозначить закономерности развития психических функций. Использование данного метода послужило основой для появления нескольких теорий развития личности.

Теории развития личности

Существует несколько теорий развития личности. Рассмотрим некоторые из них:

  1. В основе культурно-исторической теории Л. С. Выготского лежит утверждение о том, что интерпсихическое может стать интрапсихическим. На возникновение и развитие высших психических функций влияет употребление знаков как минимум двумя людьми во время совместного их общения. Иначе знак нельзя будет воспринимать как средство индивидуальной психической деятельности.
  2. Теория деятельности, которую разработал А. Н. Леонтьев. Согласно данной теории, деятельность изначально является сознательным действием, после предстает в виде операции, а затем уже перерастает в функцию.
  3. П. Я. Гальперин разработал теорию формирования умственных действий. Он считал, что в основе формирования психических функций находится предметное действие. Иными словами, начало психической функции находится в материальном выполнении действия, после посредством речевой функции завершается в виде умственной деятельности.
  4. Д. Б. Эльконин и В. В. Давыдов вывели концепцию учебной деятельности. В данной теории рассматриваются вопросы формирования личности при помощи средств учебной деятельности.
  5. И. А. Соколянский и А. И. Мещеряков разработали теорию первоначального очеловечивания, в которой раскрыты вопросы начальных этапов формирования психики у слепоглухонемого ребенка.

В последнее время в психологии развития произошли большие изменения, как в содержании, так и в междисциплинарных связях. Так, психология развития влияет и на смежные научные дисциплины, и в тоже время подвергается их влиянию, при этом ассимилируя все то, что способствует расширению ее предметного содержания.

Автор: Анна Коврова

Преподаватель факультета психологии кафедры общей психологии. Кандидат психологических наук

Детская психология, возрастная психология, воспитание детей

Этот сайт посвящен психологии развития ребенка и детской психологии. Он создан специально для родителей и всех людей кто интересуется особенностями развития детей и их воспитанием.
В статьях Вы найдете массу полезной информации о том как построить нормальные отношения с ними, и как поправить отношения, если они совсем зашли в тупик.

Некоторые анонсы и новости:

СЕНТ 21 2017

Обзор книги психотерапевтических историй для детей Жила была девочка, похожая на тебя… . В книге рассказано о том, как использовать сказки и истории для воспитания ребенка. И приведены примеры таких историй.

ИЮЛ 17 2017

НЛП в воспитании ребенка: несколько советов от специалиста по НЛП. Хитрости, которые может использовать любой родитель, который готов ради блага ребенка пойти на небольшие жертвы.

АПР 23 2017

О сказкотерапии и психотерапевтических историях Метафоры и сказки : методы НЛП для решения детских проблем . Читайте о том, как в сказках применять методы НЛП для решения детских проблем.

ФЕВ 16 2017

Методы дрессировки в воспитании: Метод кнута и пряника, или оперантное научение . Все мы кого-то дрессируем: хозяева — собак, кошки — хозяев, наставники — учеников, родители — детей, и все люди — сами себя. Часто даже не замечая этого.

ДЕК 24 2016

Краткое описание методики Сергея Горда Методика коррекции заикания у детей 4-7 лет. Как помочь ребенку справиться с заиканием.

ОКТ 17 2016

Если ребенок заикается — логоневроз у детей Что такое заикание. Проявление заикания : как, когда, в каком виде. Причины появления заикания : психические, соматические. Лечение заикания : кто лечит и как . Что делать родителям заикающегося ребенка. Как вылечить заикание у ребёнка.

АВГ 26 2016

Огромной проблемой в наше время стало Ожирение у детей. Читайте о том, что такое ожирение у детей: причины возникновения у детей разного возраста, способы диагностики и лечения в зависимости от возраста ребенка и степени ожирения.

ИЮН 2 2016

Еще раз о популярном : «У меня просто кость тяжелая » — сколько на самом деле весил скелет человека. Развенчиваем миф о том, что вес костей влияет на массу тела настолько, что этом может стать оправдание избыточного веса.

МАЙ 24 2016

Диагностика уровня гормона роста (СТГ и ИФР). Диагностика и лечение дефицита гормона роста у детей. Диагностика резистентности к СТГ . Применение рекомбинантного(синтетического) гормона роста для лечения карликовости у детей до 14 лет.

СЕНТ 12 2012

Огромные возможности в детском развитии предоставляет простая раскраска. Раскрашивая различные по форме предметы, дети пополняют свои знания об окружающем мире, знакомятся с цветовым спектром, развивают мелкую моторику.

АВГ 18 2011

Поделки из бумаги для детей и детcкие оригами способствуют развитию мелкой моторики и проявлению творческих способностей. А также позволяет ребенку развить такие качества как терпение, усидчивось и воображение.

АПР 8 2011

По многочисленным просьбам читателей : Как развивать речь ребенка: от рождения до 3 лет. Здесь представлены рекомендации по развитию речи ребенка до года. Ведь, несмотря на то, что ребенок еще не умеет говорить, для него очень важно, чтобы Вы с ним разговаривали.

ЯНВ 21 2011

«Норма роста и веса — для подростков».
Что такое НОРМА роста и веса, и как ее определить? О чего зависит рост и вес в подростковом возрасте. Что делать тем, кто хочет вырасти: режим, питание, упражнения и другие советы.

ДЕК 6 2010

«Детские ходунки и прыгунки: ЗА и ПРОТИВ».
Мнения о вреде и пользе ходунков и прыгунков диаметрально противоположные. Естественно, нельзя быть абсолютно категоричным, поэтому важно рассмотреть все плюсы и минусы.

ИЮН 14 2010

«Как прибавить в росте и вырасти.».
Этот вопрос волнует очень многих подростков, и особенно тех, у кого невысокие родители. Для многих мужчин небольшой рост являлся и является серьезной проблемой.

АПР 6 2010

«Капризничает? Значит, развивается!»
Дети растут скачками и каждый такой скачок — это время удивительных открытий для ребенка и «детский возрастной кризис» для родителей, ведь управляться с малышом становится труднее, чем обычно. Малыш становится плаксивым, рвется к маме.

АВГ 19 2009

«Что, как и когда говорить ребенку о сексе.».
Информировать ребенка в вопросах секса сегодня просто необходимо. Предупрежден – значит, вооружен и защищен. Но вопрос в том: как и когда предупреждать? .

ИЮЛ 20 2009

Что делать, если ребенок потерялся? Ответственные родители должны предусмотреть подобную ситуацию и подготовить ребенка. Что должны знать малыши и их родители, чтобы не теряться, и как поступать, если ребенок все-таки потерялся читайте в статье «Я потерялся: для детей и родителей».

ИЮН 08 2009

На Детском портале e-papa.ru завершился конкурс фотографий: «Дети и их любимцы». Победители получили призы, предоставленные компанией «Я Все Могу», которая занимается разработкой и распространением развивающих фильмов для детей. Подробности читайте в статье «Я все могу! – раннее развитие малыша».

ИЮН 02 2009

В раздел «Азбука для родителей» добавлена новая статья «Когда режутся зубки». В ней рассмотрены такие темы как формирование зубов и челюстных костей, прорезывание молочных зубов, уход за ними, смена молочных зубов коренными, профилактика кариеса, правила и возможности профессионального ухода за зубами и многое другое.

АПР 28 2009

Выбор летнего лагеря может оказаться сложной задачей. Прочитайте статью «Как выбрать детский лагерь или дом отдыха для ребенка» и выберете то, что будет интересно и полезно именно Вашему ребенку.

ФЕВ 27 2009

На нашем сайте открылся новый раздел «Вопросы и Ответы», в котором на вопросы родителей и воспитателей отвечает наш консультант, психотерапевт, кандидат психологических наук
Филякова Елена Геннадьевна.

ЯНВ 22 2009

Проблема детского воровства — одна из наиболее неприятных и пугающих. Столкнувшись с таким поведением своего ребенка родители часто впадают в панику. О том, почему ребенок ворует и как родители могут помочь малышу справитсья с этой проблемой можно узнать в статей «Что делать если ребенок ворует» в разделе, посвященном Проблемам развития.

ДЕК 08 2008

Проблема левшества — одна из наиболее серьезных в педагогике. Группа леворуких детей настолько неоднородна, что трудно дать точные рекомендации по обучению. Как помочь этим детям в изучении математики, вы узнаете из цикла статей «Леворукие дети и математика» в разделе, посвященном Левшам.

ИЮЛ 02 2008

Что делать, если ваш малыш впервые использовал нецензурную лексику? О том, почему ребенок ругается матом, кто в этом виноват в том что дети матерятся, и что в этом случае делать родителям, можно прочитать в статье «Если ребенок ругается матом.» в разделе Развитие речи.

ФЕВ 12 2008

О том, как формируется речь ребенка в раннем возрасте и что необходимо для того, чтобы обеспечить своевременное и полноценное развитие речи маленького ребенка, можно прочитать в разделе «Развитие речи». Ведь с помощью слова мы выражаем свои мысли, а это — основное условие успешного обучения.

ЯНВ 19 2008

Тесты для детей — новый раздел, в котором представлены специально адаптированные детские тесты, которые помогут понять своего ребенка и узнать, чем он живет, чем дышит, о чем думает, о чем мечтает. Там же можно найти тесты для родителей.

АВГ 02 2007

Конфликтные ситуации неизбежны в любом коллективе, а тем более в семье, и в одном случае дело заканчивается открытым противостоянием или скандалом, в другом — затаенной злобой или невысказанной обидой. Как же разрешать конфликтные ситуации?

Итак, что же мы хотим решить:

разработка периодизации психического развития, отвечающей современному состоянию общества;

изучение индивидуальных вариантов развития личности, в том числе потенциала развития личности и средств его осуществления;

изучение особенностей возрастных кризисов психического развития;

изучение роли семьи, образовательных учреждений и других сфер жизни в развитии личности;

исследование причин и психологических механизмов различного рода трудностей в развитии, в том числе выявление условий, обеспечивающих преодоление таких жизненных преград как зависимости, неврозы, депривации и т.п.


Книги

Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный фактический материал и проблемы, решаемые наукой и практикой в области возрастной психологии. Учебник предназначен для студентов психологических факультетов университетов, педагогических вузов и колледжей, а также всех тех, кто интересуется вопросами психического развития детей. Смотрите также:

Книги

  • Психическое развитие ребенка
    Спб.: Питер , 2001. — 208 с. – (Серия «Психология-классика»).
  • Психоанализ раннего детского возраста
    М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2001. — 159 с.
  • Психическое развитие младенца
    М.: Педагогика , 1991. — 160с.
  • Психическое развитие детей в норме и патологии
    Спб.: Питер Спб.: Издательство «Питер», издание 1-е, 2004 год, 480 стр.
  • Психическое развитие дошкольников
    М.: Педагогика , 1984. – 128 с.
  • Психическое развитие в детских возрастах
    НПО «МОДЭК» Под ред. Д. И. Фелъдштейна / Вступ. статья Д. И. Фельдштейна. 2-е изд. М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 416с.
  • Психология развития. 9-е изд.
    Спб.: Питер Спб.: Издательство «Питер», издание 9-е, 2005 год, 944 стр.
  • Психология развития
    М.: Издательский центр «Академия» , 2001 — 144с. — Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений
  • Психология развития
    М.: Издательский центр «Академия», 2001, 352 стр.Под ред. Т.Д. Марцинковской
  • Психология развития личности в онтогенезе
    М.: Педагогика М.: Педагогика, 1989 — 208с.
  • Психология развития ребенка
    М.: Эксмо , 2003 г., 512 стр.
  • Психология развития ребенка
    М.: «Смысл»,«ЭСКМО», 2003г.
  • Психология развития человека
    М.: Издательство Смысл; Издательство Эксмо,2005. — 1136с.,ил. — (Библиотека всемирной психологии)
  • Психология развития. Хрестоматия
    СПб.: Питер., 2001. — 512 с.
  • Психология ребенка
    М.: Школьная пресса ,1997г.
  • Психология ребенка
    Спб.: Питер , 2003. — 160 с. — (Серия «Концентрированная психология»).
  • Возрастная психология: учебник для студентов вузов
    М.: Издательский центр «Академия» М.: Издательский центр «Академия». — 432 с.
  • Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
    М.: Сфера , 2001. – 464 с.
  • Возрастная психология: Детство, отрочество, юность: Хрестоматия: Учеб. Пособие для студ-в пед. Вузов.
    /Сост и научю ред. В.С. Мухина, А.А. Хвостов. — М.: Изд. Цент «Академия», 2003. — 624 с.

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Л.Ф.Обухова. Детская (возрастная) психология — PDF Free Download

1 Л.Ф.Обухова. Детская (возрастная) психология ОБУХОВА Л. Ф., доктор психологических наук. Детская (возрастная) психология. Учебник. — М., Российское педагогическое агентство. 1996, с. Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный фактический материал и проблемы, решаемые наукой и практикой в области возрастной психологии. Учебник предназначен для студентов психологических факультетов университетов, педагогических вузов и колледжей, а также всех тех, кто интересуется вопросами психического развития детей. СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Глава I. ДЕТСТВО КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. 1. Исторический анализ понятия «детство» 2. Детство как предмет науки 3. Специфика психического развития ребенка. 4. Стратегии исследования психического развития ребенка Глава II. ПРЕОДОЛЕНИЕ БИОГЕНЕТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХИКИ РЕБЕНКА 1. Биогенетический принцип в психологии 2. Нормативный подход к исследованию детского развития. 3. Отождествление научения и развития 4. Теория трех ступеней детского развития.. 5. Концепции конвергенции двух факторов детского развития. 6. Подходы к анализу внутренних причин психического развития ребенка. Глава III. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ДЕТСКОГО РАЗВИТИЯ. 1. Теория Зигмунда Фрейда. 2. Развитие классического психоанализа в работах Анны Фрейд. 3. Эпигенетическая теория развития личности. Эрика Эриксона. Глава IV. ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО НАУЧЕНИЯ 1. Отход от классического бихевиоризма Воспитание и развитие. 3. Критические периоды социализации. 4. Поощрение и наказание как условия формирования нового поведения. 5. Роль подражания в формировании нового поведения. 6. Ребенок и взрослый. 7. Семья как фактор развития поведения ребенка Глава V. УЧЕНИЕ ЖАНА ПИАЖЕ ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМ РАЗВИТИИ РЕБЕНКА 1. Этапы научной биографии. 2. Ключевые понятия концепции Ж. Пиаже. 3. Открытие эгоцентризма детского мышления 4. Открытие стадий интеллектуального развития ребенка. Глава VI. Л. С. ВЫГОТСКИЙ И ЕГО ШКОЛА 1. Смена научного мировоззрения. 2. Дальнейшие шаги по пути, открытому Л. С. Выготским. Глава VII. КОНЦЕПЦИЯ Д. Б. ЭЛЬКОНИНА. ПЕРИОД РАННЕГО ДЕТСТВА. 1. Кризис новорожденности 2. Стадия младенчества. 3. Ранний возраст. 4. Кризис трех лет Глава VIII. КОНЦЕПЦИЯ Д. Б. ЭЛЬКОНИНА. ПЕРИОД ДЕТСТВА. 1. Дошкольный возраст. 2. Кризис семи лет и проблема готовности к школьному обучению. 3. Младший школьный возраст. Глава IX. ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ В СВЕТЕ РАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЙ.. 1. Влияние исторического времени. 2. Классические исследования кризиса подросткового возраста. 3. Новые тенденции в изучении отрочества (Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович) Глава X. НЕОКОНЧЕННЫЕ СПОРЫ. 1. П. Я. Гальперин и Ж. Пиаже. 2. О закономерностях функционального и возрастного развития психики ребенка. 3. Формы и функции подражания в детстве. 4. Проблема общих и специфических закономерностей психического развития слепоглухонемого ребенка. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Приложение 1. КОНВЕНЦИЯ О ПРАВАХ РЕБЕНКА Приложение 2. ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ РЕБЕНКА (1959) Вечная признательность Учителям ПРЕДИСЛОВИЕ В настоящее время в мире существует множество

2 учебников по детской психологии. Практически каждый крупный западный университет имеет свой оригинальный вариант. Как правило, это объемные, хорошо иллюстрированные пособия, обобщающие огромное количество научных исследований. Некоторые из них переведены на русский язык. Однако ни в одной из этих понастоящему интересных книг мы не встречаем анализа целостной концепции детского развития, разработанной Л. С. Выготским и его последователями, которая является истинной гордостью и подлинным достижением отечественной психологии. Отсутствие знаний о столь существенной концепции заставляет нас считать, что любой зарубежный учебник не отражает современный уровень психологических знаний о развитии ребенка в полной мере. Отечественные учебники по детской психологии невелики по объему и бедны иллюстративным материалом. К тому же им тоже присущ содержательный недостаток: обобщая опыт, накопленный в’ нашей науке, они дают весьма слабое представление о достижениях современной зарубежной психологии. Предлагаемая вниманию читателя книга и создавалась в основном для того, чтобы восполнить эти пробелы и представить в уравновешенном и полном виде многообразные подходы к пониманию психического развития ребенка, которые были разработаны в XX веке, то есть за весь период существования детской психологии как отдельной научной дисциплины. Изложение материала опирается на несколько основных принципов. Это, прежде всего, принцип историзма, который позволяет как бы нанизать на один стержень все важнейшие проблемы детского развития, возникавшие в разные периоды времени. В книге анализируется историческое происхождение понятия «детство», прослеживается связь истории детства с историей общества, показываются исторические предпосылки возникновения детской психологии как науки. Второй принцип, положенный в основу выбора анализируемык концепций детского развития, связан с разработкой и введением в науку новых методов исследования психического развития. Изменения в представлениях о психическом развитии всегда связаны с появлением новых методов исследования. «Проблема метода есть начало и основа, альфа и омега всей истории культурного развития ребенка,— писал Л. С. Выготский. — Опереться понастоящему на метод, понять его отношение к другим методам, установить его сильные и слабые стороны, понять его принципиальное обоснование и выработать к нему верное отношение — значит, в известной мере, выработать правильный и научный подход ко всему дальнейшему изложению важнейших проблем детской психологии аспекте культурного развития». Именно этот принцип, эта установка Л. С. Выготского позволила проанализировать исторический путь детской психологии от первых наивных представлений о природе детства до современного углубленного системного изучения этого феномена. Биогенетический принцип в психологии, нормативный подход в исследовании детского развития, отождествление развития и научения в бихевиоризме, объяснение развития влиянием факторов среды и наследственности в теории конвергенции, психоаналитическое изучение ребенка, сравнительные исследования нормы и патологии, ортогенетические концепции развития — все эти и многие другие подходы в отдельности и все вместе отражают сущность и иллюстрируют связь концепций психического развития и методов его исследования. Третий принцип касается анализа развития основных аспектов человеческой жизни — эмоционально-волевой сферы, поведения и интеллекта. Теория классического психоанализа 3. Фрейда развивается в работах М. Клейн и А. Фрейд, а затем переходит в концепцию психосоциального развития жизненного пути личности Э. Эриксона. Проблема развития в классическом бихевиоризме

3 переосмысливается в теории социального научения — самом мощном направлении современной американской психологии развития. Исследования познавательного развития также претерпевают изменения — наблюдается переход от изучения эпистемического субъекта к изучению конкретного ребенка в реальных условиях его жизни. На фоне всех этих выдающихся достижений западной психологии все же подлинный революционный переворот в детской психологии совершил Л. С. Выготский. Он предложил новое понимание хода, условий, источника, формы, специфики, движущих сил психического развития ребенка; он описал стадии детского развития и переходы между ними, выявил и сформулировал основные законы психического развития ребенка. Л. С. Выготский избрал областью своего исследования психологию сознания. Он назвал ее «вершинной психологией» и противопоставил ее трем другим — глубинной, поверхностной и объяснительной. Л. С. Выготский разработал учение о возрасте как единице детского развития и показал его структуру и динамику. Он заложил основы детской (возрастной) психологии, в которой реализуется системный подход к изучению детского развития. Учение о психологическом возрасте позволяет избежать биологического и средового редукционизма при объяснении детского развития. Анализ концепции Л. С. Выготского составляет смысловое ядро данной работы. Однако было бы ошибкой считать, что идеи Выготского застыли, превратились в догму, не получили закономерного развития и логического продолжения. Отметим, что не только достоинства, но даже и некоторая ограниченность идей Л. С. Выготского стимулировали развитие отечественной детской психологии. Теоретический анализ идей Л. С. Выготского и его последователей показывает, что существует совсем иная детская психология, до сих пор мало известная большинству психологов. Большой раздел учебника посвящен характеристике стабильных и критических периодов психического развития ребенка. Здесь анализ фактов детского развития осуществляется на основе учения Л. С. Выготского о структуре и динамике возраста. Структура возраста включает в себя характеристику социальной ситуации развития ребенка, ведущего типа деятельности и основных психологических новообразований возраста. В каждом возрасте социальная ситуация развития содержит в себе противоречие (генетическую задачу), которое должно быть решено в особом, специфическом для данного возраста, ведущем типе деятельности. Разрешение противоречия проявляется в возникновении психологических новообразований возраста. Эти новообразования не соответствуют старой социальной ситуации развития, выходят за ее рамки. Возникает новое противоречие, новая генетическая задача, которая может быть решена благодаря построению новой системы отношений, новой социальной ситуации развития, свидетельствующей о переходе ребенка в новый психологический возраст. В этом самодвижении проявляется динамика детского развития. Такова схема рассмотрения всех возрастных периодов детской жизни от рождения до подросткового возраста, такова логика их развития. В заключительном разделе книги рассматриваются некоторые дискуссионные проблемы детской психологии — о причинах многоликости подражания в детстве, о закономерностях функционального и возрастного развития психики ребенка, об общем и специфическом в развитии нормального и аномального ребенка. На наш взгляд, такое построение учебника будет способствовать не только усвоению теории, фактов, проблем и методов их изучения, но и развитию научного мышления в области детской психологии. Данное издание приближено к форме учебника для студентов, изучающих психологию и педагогику. Для каждого раздела указаны возможные темы семинарских занятий, которые преподаватель может

4 более подробно разработать. Темы для самостоятельной работы направлены на расширение общего кругозора учащихся. Рекомендованная литература включает в себя наиболее значимые работы в области детской психологии. Их чтение позволит углубить и расширить знания, представленные в учебнике. Пользуясь случаем, выражаю глубокую признательность за разного рода помощь студентам и аспирантам, с которыми мне выпало удовольствие работать. Глава I. ДЕТСТВО КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. 1. Исторический анализ понятия «детство» Сегодня любой образованный человек на вопрос о том, что такое детство, ответит, что детство — это период усиленного развития, изменения и обучения. Но только ученые понимают, что это период парадоксов и противоречий, без которых невозможно представить себе процесс развития. О парадоксах детского развития писали В. Штерн, Ж. Пиаже, И. А. Соколянский и многие другие. Д. Б. Эльконин говорил, что парадоксы в детской психологии — это загадки развития, которые ученым еще предстоит разгадать. Свои лекции в Московском университете Д. Б. Эльконин неизменно начинал с характеристики двух основных парадоксов детского развития, заключающих в себе необходимость исторического подхода к пониманию детства. Рассмотрим их. Человек, появляясь на свет, наделен лишь самыми элементарными механизмами для поддержания жизни. По физическому строению, организации нервной системы, по типам деятельности и способам ее регуляции человек — наиболее совершенное существо в природе. Однако по состоянию в момент рождения в эволюционном ряду заметно падение совершенства — у ребенка отсутствуют какие-либо готовые формы поведения. Как правило, чем выше стоит живое существо в ряду животных, тем дольше длится его детство, тем беспомощнее это существо при рождении. Таков один из парадоксов природы, который предопределяет историю детства. В ходе истории непрерывно росло обогащение материальной и духовной культуры человечества. За тысячелетия человеческий опыт увеличился во много тысяч раз. Но за это же время новорожденный ребенок практически не изменился. Опираясь на данные антропологов об анатомо-морфологическом сходстве кроманьонца и современного европейца, можно предположить, что новорожденный современного человека ни в чем существенном не отличается от новорожденного, жившего десятки тысяч лет назад. Как же получается, что при сходных природных предпосылках уровень психического развития, который достигает ребенок на каждом историческом этапе развития общества, не одинаковый? Детство — период, продолжающийся от новорожденности до полной социальной и, следовательно, психологической зрелости; это период становления ребенка полноценным членом человеческого общества. При этом продолжительность детства в первобытном обществе не равна продолжительности детства в эпоху средневековья или в наши дни. Этапы детства человека — продукт истории, и они столь же подвержены изменению, как и тысячи лет назад. Поэтому нельзя изучать детство ребенка и законы его становления вне развития человеческого общества и законов, определяющих его развитие. Продолжительность детства находится в прямой зависимости от уровня материальной и духовной культуры общества. Как известно, теория познания и диалектика должны складываться из истории отдельных наук, истории умственного развития ребенка, детенышей животных, истории языка. Заостряя внимание именно на истории умственного развития ребенка, следует отличать ее как от развития ребенка в онтогенезе, так и от неравномерного развития детей в различных современных культурах. Проблема истории детства — одна из наиболее трудных в современной детской психологии, так как в этой области невозможно проводить ни наблюдение, ни эксперимент.

5 Этнографам хорошо известно, что памятники культуры, имеющие отношение к детям, бедны. Даже в тех, не очень частных случаях, когда в археологических раскопках находят игрушки, это обычно — предметы культа, которые в древности клали в могилы, чтобы они служили хозяину в загробном мире. Миниатюрные изображения людей и животных использовались также в целях колдовства и магии. Можно сказать, что экспериментальным фактам предшествовала теория. Теоретически вопрос об историческом происхождении периодов детства был разработан в трудах П. П. Блонского, Л. С. Выготского, Д. Б. Эльконина. Ход психического развития ребенка, согласно J1 С. Выготскому, не подчиняется вечным законам природы, законам созревания организма. Ход детского развития в классовом обществе, считал он, «имеет совершенно определенный классовый смысл». Именно поэтому, он подчеркивал, что нет вечно детского, а существует лишь исторически детское. Так, в литературе XIX века многочисленны свидетельства отсутствия детства у пролетарских детей. Например, в исследовании положения рабочего класса в Англии Ф. Энгельс ссылался на отчет комиссии, созданной английским парламентом в 1833 году для обследования условий труда на фабриках: дети иногда начинали работать с пятилетнего возраста, нередко с шестилетнего, еще чаще с семилетнего, но почти все дети неимущих родителей работали с восьмилетнего возраста; рабочее время у них продолжалось часов. Принято считать, что статус детс1ва пролетарского ребенка формируется лишь в XIX-XX веках, когда с помощью законодательства об охране детства начал запрещаться детский труд. Разумеется, это не означает, что принятые юридические законы способны обеспечить детство для трудящихся низших слоев общества. Дети в этой среде и, прежде всего, девочки, и сегодня выполняют работы, необходимые для общественного воспроизводства (уход за малышами, домашние работы, некоторые сельскохозяйственные работы). Таким образом, хотя в наше время и существует запрет на детский труд, нельзя говорить о статусе детства, не учитывая положения родителей в социальной структуре общества. «Конвенция о правах ребенка», принятая Юнеско в 1989 г. и ратифицированная большинством стран мира, направлена на обеспечение полноценного развития личности ребенка в каждом уголке Земли. Исторически понятие детства связывается не с биологическим состоянием незрелости, а с определенным социальным статусом, с кругом прав и обязанностей, присущих этому периоду жизни, с набором доступных для него видов и форм деятельности. Много интересных фактов было собрано для подтверждения этой идеи французским демографом и историком Филиппом Ариесом. Благодаря его работам интерес к истории детства в зарубежной психологии значительно возрос, а исследования самого Ф. Ариеса признаны классическими. Ф. Ариеса интересовало, как в ходе истории в сознании художников, писателей и ученых складывалось понятие детства и чем оно отличалось в различные исторические эпохи. Его исследования в области изобразительного искусства привели его к выводу, что вплоть до XII 1 века искусство не обращалось к детям, художники даже не пытались их изображать. Детские образы в живописи XIII века встречаются лишь в религиозно-аллегорических сюжетах. Это ангелы, младенец Иисус и нагое дитя как символ души умершего. Изображение реальных детей долго отсутствовало в живописи. Никто, очевидно, не считал, что ребенок заключает в себе человеческую личность. Если же в произведениях искусства и появлялись дети, то они изображались как уменьшенные взрослые. Тогда не было знания об особенностях и природе детства. Слово «ребенок» долго не имело того точного значения, которое придается ему сейчас. Так, характерно, например, что в средневековой Германии

6 слово «ребенок» было синонимом для понятия «дурак». Детство считалось периодом быстро проходящим и малоценным Безразличие по отношению к детству, по мнению Ф. Ариеса, было прямым следствием демографической ситуации того времени, отличавшейся высокой рождаемостью и большой детской смертностью. Признаком преодоления безразличия к детству, как считает французский демограф, служит появление в XVI веке портретов умерших детей. Их смерть, пишет он, теперь переживалась как действительно невосполнимая утрата, а не как вполне обычное событие. Преодоление равнодушия к детям происходит, если судить по живописи, не раньше XV11 века, когда впервые на полотнах художников начинают появляться первые портретные изображения реальных детей. Как правило, это были портреты детей влиятельных лиц и царственных особ в детском возрасте. Таким образом, по мнению Ф. Ариеса, открытие детства началось в XIII веке, его развитие можно проследить в истории живописи XIV-XV1 веков, но очевидность этого открытия наиболее полно проявляется в конце XVI и в течение всего XVII столетия. Важным символом изменения отношения к детству служит, по мысли исследователя, одежда В средние века, как только ребенок вырастал из пеленок, его сразу же одевали в костюм, ничем не отличающийся от одежды взрослого соответствующего социального положения. Только в XV1-XVII веках появляется специальная детская одежда, отличающая ребенка от взрослого Интересно, что для мальчиков и девочек в возрасте 2-4 лет одежда была одинаковой и состояла из детского платьица. Иначе говоря, для того, чтобы отличить мальчика от мужчины, его одевали в костюм женщины, и этот костюм просуществовал до начала нашего столетия, несмотря на изменение общества и удлинение периода детства. Отметим, что в крестьянских семьях до революции дети и взрослые одевались одинаково. Кстати, эта особенность до сих пор сохраняется там, где нет больших различий между работой взрослых и игрой ребенка. Анализируя портретные изображения детей на старинных картинах и описание детского костюма в литературе, Ф. Ариес выделяет три тенденции в эволюции детской одежды: Феминизация — костюм для мальчиков во многом повторяет детали женской одежды Архаизация — одежда детей в данное историческое время запаздывает по сравнению со взрослой модой и во многом повторяет взрослый костюм прошлой эпохи (так у мальчиков появились короткие штаны). Использование для детей высших сословий обычного взрослого костюма низших (крестьянской одежды). Как подчеркивает Ф. Ариес, формирование детского костюма стало внешним проявлением глубоких внутренних изменений отношения к детям в обществе — теперь они начинают занимать важное место в жизни взрослых. Открытие детства позволило описать полный цикл человеческой жизни Для характеристики возрастных периодов жизни в научных сочинениях XV1- XVII веков использовалась терминология, которая до сих пор употребляется в научной и разговорной речи: детство, отрочество, юность, молодость, зрелость, старость, сенильность (глубокая старость). Но современное значение этих слов не соответствует их первоначальному смыслу. В старину периоды жизни соотносились с четырьмя временами года, с семью планетами, с двенадцатью знаками зодиака. Совпадение чисел воспринималось как один из показателей фундаментального единства Природы. В области искусства представления о периодах человеческой жизни нашли отражение в росписи колонн Дворца Дожей в Венеции, на многих гравюрах XVI-XIX веков, в живописи, скульптуре В большинстве этих произведений, подчеркивает Ф. Ариес, возраст человека соответствует не столько биологическим стадиям, сколько социальным функциям людей Так, например, в росписи Дворца Дожей возраст игрушек символизируют

7 дети, играющие с деревянным коньком, куклой, ветряной мельницей и птичкой; школьный возраст — мальчики учатся читать, носят книги, а девочки учатся вязать; возраст любви и спорта — юноши и девушки вместе гуляют на празднике; возраст войны и рыцарства — человек, стреляющий из ружья; зрелость — изображены судья и ученый. Дифференциация возрастов человеческой жизни и в том числе — детства, по мнению Ф. Ариеса, формируется под влиянием социальных институтов, то есть новых форм общественной жизни, порождаемых развитием общества. Так, раннее детство впервые появляется внутри семьи, где оно связано со специфическим общением — «нежением» и «балованием» маленького ребенка. Ребенок для родителей — просто хорошенький, забавный малыш, с которым можно развлекаться, с удовольствием играть и при этом учить его и воспитывать. Такова первичная, «семейная» концепция детства. Стремление «наряжать» детей, «баловать» и «нежить» их могло появиться только в семье. Однако такой подход к детям как к «очаровательным игрушкам» не мог долго оставаться неизменным. Развитие общества привело к дальнейшему изменению отношения к детям. Возникла новая концепция детства. Для педагогов XVII века любовь к детям выражалась уже не в баловании и увеселении их, а в психологическом интересе к воспитанию и обучению. Для того, чтобы исправить поведение ребенка, прежде всего необходимо понять его, и научные тексты конца XVI и XV11 веков полны комментариев относительно детской психологии. Отметим, что глубокие педагогические идеи, советы и рекомендации содержатся и в произведениях русских авторов XVI-XVII веков. Концепция рационального воспитания, основанного на строгой дисциплине, проникает в семейную жизнь в XVh2 веке. Внимание родителей начинают привлекать все стороны детской жизни. Но функцию организованной подготовки детей к взрослой жизни принимает на себя не семья, а специальное общественное учреждение — школа, призванная воспитывать квалифицированных работников и примерных граждан. Именно школа, по мнению Ф. Ариеса, вывела детство за пределы первых 2-4 лет материнского, родительского воспитания в семье. Школа благодаря своей регулярной, упорядоченной структуре способствовала дальнейшей дифференциации того периода жизни, который обозначается общим словом «детство». Универсальной мерой, задающей новую разметку детства, стал «класс». Ребенок вступает в новый возраст каждый год, как только меняет класс. В прошлом жизнь ребенка и детство не подразделялись на такие тонкие слои. Класс стал поэтому определяющим фактором в процессе дифференциации возрастов внутри самого детства или отрочества. Таким образом, согласно концепции Ф. Ариеса, понятие детства и отрочества связано со школой и классной организацией школы как теми специальными структурами, которые были созданы обществом для того, чтобы дать детям необходимую подготовку для социальной жизни и профессиональной деятельности. Следующий возрастной уровень также связывается Ф. Ариесом с новой формой социальной жизни — институтом военной службы и обязательной воинской повинности. Это подростковый, или юношеский возраст. Понятие «подросток» привело к дальнейшей перестройке обучения. Педагоги начали придавать большое значение форме одежды и дисциплине, воспитанию стойкости и мужественности, которыми ранее пренебрегали. Новая ориентация сразу же отразилась в искусстве, в частности, в живописи: «Новобранец теперь более не представляется плутоватым и преждевременно состарившимся воякой с картин датских и испанских мастеров XVII века — он теперь становится привлекательным солдатом, изображенным, например, Ватто»,— пишет Ф. Ариес. Типичный образ юноши создает Р. Вагнер в «Зигфриде». Позже, в XX веке, первая мировая война

8 породила феномен «молодежного сознания», представленного в литературе «потерянного поколения». «Так, на смену эпохе, не знавшей юности,— пишет Ф. Ариес,— пришла эпоха, в которой юность стала наиболее ценным возрастом»… «Все хотят вступить в него пораньше и задержаться в нем подольше.» Каждый период, истории соответствует определенному привилегированному возрасту и определенному подразделению человеческой жизни: «молодость — это привилегированный возраст XVII века, детство — XIX, юность — XX». Как видим, исследование Ф.-Ариеса посвящено возникновению понятия о детстве или, говоря иначе, проблеме осознания детства как общественного феномена. Но анализируя концепцию Ф. Ариеса, необходимо помнить психологические законы осознания. Прежде всего, как говорил JI. С. Выготский, «чтобы осознать, нужно иметь то, что должно быть осознано». И далее детально изучая процесс осознания, Ж. Пиаже подчеркивал, что существует неизбежное запаздывание и принципиальное различие между становлением реального явления и его рефлективным отражением. Детство имеет свои законы и, естественно, не зависит от того, что художники начинают обращать на детей внимание и изображать их на своих полотнах. Если даже признать бесспорным суждение Ф. Ариеса о том, что искусство есть отраженная картина нравов, художественные произведения сами по себе не могут дать всех необходимых данных для анализа понятия детства, и не со всеми выводами автора можно согласиться. Исследование Ф. Ариеса начинается со Средневековья, ибо лишь в то время появляются живописные сюжеты с изображением детей. Но забота о детях, идея воспитания, разумеется, появились задолго до средних веков. Уже у Аристотеля встречаются мысли, посвященные детям. К тому же работа Ф. Ариеса ограничена исследованием детства только европейского ребенка из высших слоев общества и описывает историю детства вне связи с социально-экономическим уровнем развития общества. На основании документальных источников Ф. Ариес описывает содержание детства знатных людей. Так, детские занятия Людовика XIII (начало XVII века) могут служить для этого хорошей иллюстрацией. В полтора года Людовик XIII играет на скрипке и одновременно поет. (Музыке и танцам детей знатных семей учили с самого раннего возраста). Это Луи делает еще до того, как его внимание привлекает деревянная лошадка, ветряная мельница, волчок (игрушки, которые дарились детям того времени). Людовику XIII было три года, когда он первый раз участвовал в праздновании Рождества 1604 года, и уже с этого возраста он начал учиться читать, а в четыре года умел писать. В пять — он играл с куклами и в карты, а в шесть лет — в шахматы и в теннис. Товарищами по играм у Людовика X1I1 были пажи и солдаты. С ними Луи играл в прятки и другие игры. В шесть лет Людовик XIII упражнялся в отгадывании загадок и шарад. В семь лет все изменилось. Детские одежды были оставлены, и воспитание приобрело мужской характер. Он начинает обучаться искусству охоты, стрельбе, азартным играм и верховой езде. С этого времени ему читают литературу педагогического и моралистического типа. В это же время он начинает посещать театр и участвует в коллективных играх совместно со взрослыми. Но можно привести много других примеров детства. Один из них взят из XX века. Это описание путешествия Дугласа Локвуда вглубь пустыни Гибсона (Западная Австралия) и его встреча с аборигенами племени пинтуби («поедатели ящериц»). До 1957 г. большинство людей этого племени никогда не видели белого человека, их контакты с соседними племенами были незначительны, и благодаря этому сохранились в очень большой степени культура и образ жизни людей каменного века. Вся жизнь этих людей, проходящая в пустыне, сосредоточена на поиске пищи и воды. Женщины племени пинтуби, сильные и выносливые, могли

9 часами идти по пустыне с тяжелым грузом топлива на голове. Детей они рожали, лежа на песке, помогая и сочувствуя друг другу. Они не имели представления о гигиене, не знали даже причины деторождения. У них не было никакой утвари, кроме деревянных сосудов для воды. В лагере имелось еще два-три копья, несколько палок для выкапывания ямса, жернов для размалывания диких ягод и с полдесятка диких ящериц — их единственные продовольственные припасы… На охоту все ходили с копьями, которые были сделаны целиком из дерева. В холодную погоду нагота делала жизнь этих людей невыносимой… Не удивительно, что на их телах было столько следов от тлеющих палочек из лагерных костров… Д. Локвуддал аборигенам зеркальце и расческу, и женщины попытались расчесать волосы обратной стороной гребня. Но и после того, как гребень был вложен им в руку в правильном положении, он все равно не влезал в волосы, так как их надо было сначала вымыть, но для этого не хватало воды. Мужчине удалось расчесать свою бороду, женщины же побросали подарки на песок и вскоре о них забыли. «Зеркала,— пишет Д. Локвуд,— тоже не имели успеха; хотя прежде эти люди никогда не видели своего отражения. Глава семьи знал, конечно, как выглядят его жены и дети, но никогда не видел собственного лица. Взглянув в зеркало, он удивился и пристально осмотрел себя в нем… Женщины же при мне посмотрели в зеркало только один раз. Возможно, они принимали изображение за духов и потому пугались». Спали аборигены, лежа на песке, без одеял или иных покрывал, прижимаясь для тепла к двум свернувшимся калачиком собакам динго. Д. Локвуд пишет, что девочка двух-трех лет во время еды засовывала себе в рот то огромные куски лепешки, то кусочки мяса крошечной гуаны, которую она сама испекла в горячем песке. Ее младшая сводная сестра сидела рядом в грязи и расправлялась с банкой тушенки (из запасов экспедиции), вытаскивая мясо пальчиками. На бледующее утро Д. Локвуд осмотрел банку. Она была вылизана до блеска. Еще одно наблюдение Д. Локвуда: «Перед рассветом аборигены разожгли костер, чтобы он защитил их от холодных порывов юго-восточного ветра. При свете костра я увидел, как маленькая девочка, еще не умевшая как следует ходить, устроила для себя отдельный костерчик. Наклонив голову, она раздувала угли, чтобы огонь перекинулся на ветви и согрел ее. Она была без одежды и наверняка страдала от холода и все же не плакала. В лагере было трое маленьких детей, но мы ни разу не слышали их плача». Подобные наблюдения позволяют более глубоко посмотреть на историю. В сравнении с анализом произведений искусства, с фольклорными и лингвистическими исследованиями этнографический материал дает важные данные об истории развития детства. На основе изучения этнографических материалов Д. Б. Эльконин показал, что на самых ранних ступенях развития человеческого общества, когда основным способом добывания пищи было собирательство с применением примитивных орудий для сбивания плодов и выкапывания съедобных корней, ребенок очень рано приобщался к труду взрослых, практически усваивая способы добывания пищи и употребления примитивных орудий’. При таких условиях не было ни необходимости, ни времени для стадии подготовки детей к будущей трудовой деятельности. Как подчеркивал Д. Б. Эльконин, детство возникает тогда, когда ребенка нельзя непосредственно включить в систему общественного воспроизводства, поскольку ребенок еще не может овладеть орудиями труда в силу их сложности. В результате этого естественное включение детей в производительный труд отодвигается. По мнению Д. Б. Эльконина, это удлинение во времени происходит не путем надстраивания нового периода развития над уже имеющимися (как считал Ф. Ариес), а путем своеобразного вклинивания нового периода развития,, приводящего к «сдвигу во

10 времени вверх» периода овладения орудиями производства. Д. Б. Эльконин блестяще раскрыл эти особенности детства при анализе возникновения сюжетноролевой игры и детальном рассмотрении психологических особенностей младшего школьного возраста. Как уже отмечалось, вопрос об историческом происхождении периодов детства, о связи истории детства с историей общества, об истории детства в целом, без решения которых невозможно составить содержательное понятие о детстве, был поставлен в детской психологии в конце 20-х годов XX века и продолжает разрабатываться до сих пор. Согласно взглядам советских психологов, изучать детское развитие исторически значит изучать переход ребенка от одной возрастной ступени к другой, изучать изменение его личности внутри каждого возрастного периода, происходящее в конкретных исторических условиях. И хотя история детства еще не исследована в достаточной мере, важна сама постановка этого вопроса в психо-, логии XX века. И.если, согласно Д. Б. Эльконину, на многие вопросы теории психического развития ребенка еще нет ответа, то путь решения уже можно представить. И видится он в свете исторического изучения детства. 2. Детство как предмет науки Наука о психическом развитии ребенка — детская психология — зародилась как ветвь сравнительной психологии в конце XIX века. Точкой отсчета для систематических исследований психологии ребенка служит книга немецкого ученого-дарвиниста Вильгельма Прейера «Душа ребенка». В ней В. Прейер описывает результаты ежедневных наблюдений за развитием собственного сына, обращая внимание на развитие органов чувств, моторики, воли, рассудка и языка. Несмотря на то, что наблюдения за развитием ребенка велись задолго по появления книги В. Прейера, его бесспорный приоритет определяется обращением к изучению самых ранних лет жизни ребенка и введением в детскую психологию метода объективного наблюдения, разработанного по аналогии с методами естественных наук. Взгляды В. Прейера с современной точки зрения воспринимаются как наивные, ограниченные уровнем развития науки XIX века. Он, например, рассматривал психическое развитие ребенка как частный вариант биологического. (Хотя строго говоря, и сейчас есть и скрытые, и явные сторонники этой идеи…). Однако В. Прейер первый осуществил переход от интроспективного к объективному исследованию психики ребенка. Поэтому, по единодушному признанию психологов, он считается основателем детской психологии. Объективные условия становления детской психологии, которые сложились к концу XIX века, связаны с интенсивным развитием промышленности, с новым уровнем общественной жизни, что создавало необходимость возникновения современной школы. Учителей интересовал вопрос: как учить и воспитывать детей? Родители и учителя перестали рассматривать физические наказания как эффективный метод воспитания — появились более демократические семьи. Задача понимания ребенка встала на очередь дня. С другой стороны, желание понять себя как взрослого человека побудило исследователей относиться к детству более внимательно — только через изучение психологии ребенка лежит путь к пониманию того, что собой представляет психология взрослого человека. Какое место занимает детская психология в свете других психологических знаний? И. М. Сеченов писал о том, что психология не может быть ничем иным, как наукой о происхождении и развитии психических процессов. Известно, что в психологию идеи генетического (от слова — — генезис ) исследования проникли очень давно. Почти нет ни одного выдающегося психолога, занимавшегося проблемами общей психологии, который бы одновременно так или иначе не занимался детской психологией. В этой области работали такие всемирно известные ученые, как Дж. Уотсон, В. Штерн, К. Бюлер, К.

11 Кофка, К. Левин, А. Валлон, 3. Фрейд, Э. Шпрангер, Ж. Пиаже, В. М.Бехтерев, Д. М.Узнадзе, С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьев, П. Я. Гальперин и др. Однако, исследуя один и тот же объект — психическое развитие — генетическая и детская психология представляют собой две разные психологические науки. Генетическая психология интересуется проблемами возникновения и развития психических процессов. Она отвечает на вопросы, «как происходит то или другое психологическое движение, проявляющееся чувством, ощущением, представлением, невольным или произвольным движением, как происходят те процессы, результатом которых является мысль» (И. М. Сеченов). Генетическая психология или, что то же самое, психология развития, анализируя становление психических процессов, может опираться на результаты исследований, выполненных на детях, но сами дети не составляют предмета изучения генетической психологии. Генетические исследования могут быть проведены и на взрослых людях. Известным примером генетического исследования может служить изучение формирования звуковысотного слуха. В специально организованном эксперименте, в котором испытуемые должны были подстраивать свой голос под заданную высоту звука, можно было наблюдать становление способности звуковысотного различия. Воссоздать, сделать, сформировать психическое явление — такова основная стратегия генетической психологии. Путь экспериментального формирования психических процессов впервые был намечен Л. С. Выготским. «Применяемый нами метод,— писал Л. С. Выготский,— может быть назван методом экспериментальногенетическим в том смысле, что он искусственно вызывает и создает генетический процесс психического развития… Попытка подобного эксперимента заключается в том, чтобы расплавить каждую застывшую и окаменевшую психологическую форму, превратить ее в движущийся, текущий поток отдельных заменяющих друг друга моментов… Задача подобного анализа сводится к тому, чтобы экспериментально представить всякую высшую форму поведения не как вещь, а как процесс, взять ее в движении, к тому, чтобы идти не от вещи к ее частям, а от процесса к его отдельным моментам». Среди многих исследователей процесса развития наиболее яркие представители генетической психологии — Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, П. Я. Гальперин. Их теории, разработанные на основе экспериментов с детьми, целиком и полностью относятся к общей генетической психологии. Известная книга Ж. Пиаже «Психология интеллекта» — это книга не о ребенке, это книга об интеллекте. П. Я. Гальперин создал теорию планомерного и поэтапного формирования умственных действий как основы формирования психических процессов. К генетической психологии относится экспериментальное изучение понятий, осуществленное Л. С. Выготским. Детская психология тем и отличается от всякой другой психологии, что она имеет дело с особыми единицами анализа — это возраст, или период развития. Следует подчеркнуть, что возраст не сводится к сумме отдельных психических процессов, это не календарная дата. Возраст, по определению Л. С. Выготского,— это относительно замкнутый цикл детского развития, имеющий свою структуру и динамику. Продолжительность возраста определяется его внутренним содержанием: есть периоды развития и в некоторых случаях «эпохи», равные одному году, трем, пяти годам. Хронологический и психологический возраста не совпадают, Хронологический или паспортный возраст — лишь координата отсчета, та внешняя сетка, на фоне которой происходит процесс психического развития ребенка, становление его личности. В отличие от генетической, детская психология — учение о периодах детского развития, их смене и переходах от одного возраста к другому. Поэтому вслед за Л. С. Выготским об

12 этой области психологии правильнее говорить: детская, возрастная психология. Типично детскими психологами были Л. С. Выготский, А. Валлон, 3. Фрейд, Д. Б. Эльконин. Как образно говорил Д. Б. Эльконин, общая психология — это химия психики, а детская психология — скорее физика, так как она имеет дело с более крупными и определенным образом организованными «телами» психики. Когда материалы детской психологии используются в общей психологии, то там они раскрывают химию процесса и ничего не говорят о ребенке. Разграничение генетической и детской психологии свидетельствует о том, что сам предмет детской психологии исторически менялся. В «настоящее время предмет детской психологии — раскрытие общих закономерностей психического развития в онтогенезе, установление возрастных периодов этого развития и причин перехода от одного периода к другому. Продвижение в решении теоретических задач детской психологии расширяет возможности ее практического внедрения. Помимо активизации процессов обучения и воспитания, возникла новая сфера практики. Это контроль над процессами детского развития, который следует отличать от задач диагностики и отбора детей в специальные учреждения. Подобно тому, как педиатр следит за физическим здоровьем детей, детский психолог должен сказать: правильно ли развивается и функционирует психика ребенка, а если неправильно, то в чем состоят отклонения и как их следует компенсировать. Все это можно сделать только на основе глубокой и точной теории, вскрывающей конкретные механизмы и динамику развития психики ребенка. 3. Специфика психического развития ребенка. Что же такое развитие? Чем оно характеризуется? В чем принципиальное различие развития от всяких других изменений объекта? Как известно, объект может изменяться, но не развиваться. Рост, например, это количественное изменение данного объекта, в том числе и психического процесса. Есть процессы, которые колеблются в пределах «меньше-больше». Это процессы роста в собственном и подлинном смысле слова. Рост протекает во времени и измеряется в координатах времени. Главная характеристика роста — это процесс количественных изменении внутренней структуры и состава входящих в объект отдельных элементов, без существенных изменений в структуре отдельных процессов. Например, измеряя физический рост ребенка, мы видим количественное нарастание. Л. С. Выготский подчеркивал, что имеются явления роста и в психических процессах. Например, рост запаса слов без изменения функций речи. Но за этими процессами количественного роста могут происходить другие явления и процессы. Тогда процессы роста становятся лишь симптомами, за которыми скрываются существенные изменения в системе и структуре процессов. В такие периоды наблюдаются скачки в линии роста, которые свидетельствуют о существенных изменениях в самом организме. Например, созревают железы внутренней секреции, и в физическом развитии подростка происходят глубокие изменения. В подобных случаях, когда происходят существенные изменения в структуре и свойствах явления, мы имеем дело с развитием. Развитие, прежде всего, характеризуется качественными изменениями, появлением новообразований, новых механизмов, новых процессов, новых структур. X. Вернер, Л. С. Выготский и другие психологи описали основные признаки развития.реформированный и непреформированныи типы развития. Преформированныи тип — это такой тип, когда в самом начале заданы, закреплены, зафиксированы как те стадии, которые явление (организм) пройдет, так и тот конечный результат, который явление достигнет. Здесь все дано с самого начала. Пример — эмбриональное развитие. Несмотря на то, что эмбриогенез имеет свою историю (наблюдается тенденция к сокращению нижележащих стадий, самая новая стадия оказывает влияние на предшествующие стадии), но это не меняет типа развития. В психологии была попытка представить психическое развитие по принципу эмбрионального развития. Это концепция Ст. Холла. В ее основе лежит биогенетический закон Геккеля: онтогенез есть краткое повторение филогенеза. Психическое развитие рассматривалось Ст. Холлом как краткое повторение стадий психического развития животных и предков современного человека. Непреформированный тип развития наиболее распространен на нашей планете. К нему же относится развитие Галактики, развитие Земли, процесс биологической эволюции, развитие общества. Процесс психического развития ребенка также относится к этому типу процессов. Непреформированный путь развития не предопределен заранее. Дети разных эпох развиваются по-разному и достигают разных уровней развития. С самого начала, с момента рождения ребенка не даны ни те стадии, через которые он должен пройти, ни тот итог, который он должен достигнуть. Детское развитие — это Непреформированный тип развития, но это совершенно особый процесс — процесс, который детерминирован не снизу, а сверху, той формой практической и теоретической деятельности, которая существует на данном уровне развития общества (Как сказал поэт: «Лишь рождены, уже нас ждет Шекспир»). В этом особенность детского развития. Его конечные формы не даны, а заданы. Ни один процесс развития, кроме онтогенетического, не осуществляется по уже готовому образцу. Человеческое развитие происходит по образцу, который существует в обществе. Согласно Л. С. Выготскому, процесс психического развития — это процесс взаимодействия реальных и идеальных форм. Задача детского психолога — проследить логику освоения идеальных форм. Ребенок не сразу осваивает духовное и материальное богатство человечества. Но вне процесса освоения идеальных форм вообще невозможно развитие. Поэтому внутри непреформированного типа развития психическое развитие ребенка это особый процесс. Процесс онтогенетического развития — процесс ни на что не похожий, процесс чрезвычайно своеобразный, который проходит в форме усвоения. 4. Стратегии исследования психического развития ребенка Уровень развития теории определяет стратегию исследования в науке. Это полностью относится и к детской психологии, где уровень теории формирует цели и задачи этой науки. Сначала задача детской психологии заключалась в накоплении фактов и расположении их во временной последовательности. Этой задаче соответствовала стратегия наблюдения. Конечно, уже тогда исследователи пытались понять движущие силы развития, и каждый психолог об этом мечтал. Но для решения этой задачи не было объективных возможностей… Стратегия наблюдения реального хода детского развития в тех условиях, в которых оно стихийно складывается, привела к накоплению разнообразных фактов, которые необходимо было привести в систему, выделить этапы и стадии развития, чтобы

14 затем выявить основные тенденции и общие закономерности самого процесса развития и в конце концов понять его причину. Для решения этих задач психологи использовали стратегию естественно-научного констатирующего эксперимента, который позволяет установить наличие или отсутствие изучаемого явления при определенных контролируемых условиях, измерить его количественные характеристики и дать качественное описание Обе стратегии — наблюдение и констатирующий эксперимент — широко распространены в детской психологии. Но их ограниченность становится все более очевидной по мере того, как выясняется, что они не приводят к пониманию движущих причин психического развития человека. Это происходит потому, что ни наблюдение, ни констатирующий эксперимент не могут активно воздействовать на процесс развития, и его изучение идет только пассивно. В настоящее время интенсивно разрабатывается новая стратегия исследования — стратегия формирования психических процессов, активного вмешательства, построения процесса с заданными свойствами Именно потому, что стратегия формирования психических процессов приводит к намеченному результату, можно судить о его причине. Таким образом, критерием для выделения причины развития может служить успешность формирующего эксперимента. Каждая из названных стратегий имеет свою историю развития. Как уже говорилось, детская психология начиналась с простого наблюдения. Огромный фактический материал о развитии ребенка в раннем возрасте был собран родителями, известными психологами в результате длительных наблюдений развития собственных детей (В Прейер, В. Штерн, Ж. Пиаже, Н. А. Рыбников, Н. А. Менчинская, А. Н. Гвоздев, В. С. Мухина, М. Кечки и др.). Н.А. Рыбников в работе «Детские дневники как материал по детской психологии» (1946) дал исторический очерк этого основного метода изучения ребенка. Анализируя значение первых зарубежных дневников (И. Тэн, 1876; Ч Дарвин, 1877; В. Прейер, 1882), появление которых стало поворотным пунктом в развитии детской психологии, Н. А. Рыбников отмечал, что русские психологи по праву могут претендовать на первенство, поскольку А.С. Симонович уже в 1861 г. вела систематические наблюдения за речевым развитием ребенка от его рождения до 17 лет. Длительное систематическое наблюдение за одним и тем же ребенком, ежедневная регистрация поведения, доскональное знание всей истории развития ребенка, близость к ребенку, хороший эмоциональный контакт с ним — все это составляет положительные стороны проводившихся наблюдений. Однако наблюдения разных авторов проводились с разными целями, поэтому их трудно сопоставлять друг с другом. К тому же, как правило, в первых дневниках отсутствовала единая техника наблюдений, и их интерпретация часто носила субъективный характер Например, нередко уже при регистрации описывали не сам факт, а отношение к нему. Советский психолог М. Я. Басов разработал систему объективного наблюдения — этого основного, с его точки зрения, метода детской психологии. Подчеркивая значение естественности и обычности условий наблюдения, он описал как карикатурную такую ситуацию, когда в детский коллектив приходит наблюдатель с бумагой и карандашом в руках, устремляет свой взгляд на ребенка и постоянно что-то записывает. «Сколько бы ребенок ни изменял своего положения, как бы он ни перемещался в окружающем пространстве, взор наблюдателя, а иногда и он всей своей персоной следует за ним и все чтото высматривает, при этом все время молчит и чтото пишет» М. Я. Басов правильно считал, что исследовательскую работу с детьми должен вести сам педагог, воспитывающий и обучающий детей в коллективе, в который наблюдаемый ребенок входит. В настоящее время большинство психологов к

Смирнова возрастная психология. Детская психология. Учебник для вузов. Специфика детского развития

Раскрываются основные понятия, важные теоретические положения современной детской психологии, выявляются закономерности развития познавательных психических процессов ребенка от рождения до окончания дошкольного детства, становления ведущих видов деятельности на каждом возрастном этапе. Дается характеристика проблемы готовности ребенка к школе, которая является своеобразным итогом психического развития дошкольника.
Развитие ребенка рассматривается в контексте его общения со взрослым, особый акцент делается на роли взрослого в каждый возрастной период. Содержащаяся в книге информация поможет читателю приобрести базовые психологические знания, необходимые для понимания ребенка, педагогической работы и общения с детьми.
Для студентов бакалавриата педагогических вузов, училищ и колледжей, работников дошкольных учреждений, повышающих свою квалификацию, а также для всех, кого волнуют проблемы развития и воспитания детей.

Понятия роста и развития.
Специфическая особенность маленьких детей заключается в том, что они быстро меняются, находятся в постоянном развитии. И чем млад-
ше ребенок, тем более интенсивен процесс развития. Ребенок не только растет, но и развивается. Здесь мы должны различать два важнейших понятия детской психологии — понятия роста и развития.

Рост — это количественное изменение или усовершенствование того, что уже существует в маленьком человеке — какой-либо конкретной функции или качества. Увеличивается вес, рост ребенка, он все лучше действует с предметами, говорит, ходит и пр. Это все явления роста, т.е. количественного накопления. Если мы будем рассматривать ребенка как маленького взрослого, то весь его жизненный путь сведется только к количественным изменениям, т.е. к увеличению и усилению того, что в нем изначально присутствует, и ничего принципиально нового при этом не образуется.

В отличие от этого развитие характеризуется прежде всего качественными изменениями, возникновением психических новообразований. Например, неделю назад младенец вовсе не интересовался игрушками и равнодушно скользил по ним взглядом, а сегодня тянется к ним и постоянно требует новые предметы. Или раньше он не обращал внимания на оценки окружающих, а теперь обижается на замечания и требует похвалы. Значит, произошли какие-то качественные изменения в его психической жизни и в отношении к окружающему, возникло что-то новое, а старое отошло на задний план, т.е. изменилась структура его психических процессов.

Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате, смотреть и читать:
Скачать книгу Детская психология, Смирнова Е.О., 2016 — fileskachat.com, быстрое и бесплатное скачивание.

Скачать pdf
Ниже можно купить эту книгу по лучшей цене со скидкой с доставкой по всей России.

Учебник содержит системное изложение курса детской психологии, в котором представлены основные понятия и теории детского развития, раскрываются закономерности психического развития ребенка от рождения до окончания дошкольного детства. Развитие ребенка рассматривается в контексте его общения со взрослым, особый акцент делается на роли взрослого в каждый возрастной период. Содержащаяся в книге информация поможет читателю в создании базового психологического знания, необходимого для понимания ребенка, педагогической работы и общения с детьми.

Издание предназначено в первую очередь для студентов педагогических и психологических специальностей, но может быть использовано в целях повышения квалификации работников образования специалистами дошкольных учреждений и всеми, кому интересны вопросы психического развития и воспитания детей.

Cодержание

Часть I Введение в детскую психологию

Глава 1. Предмет и задачи детской психологии 8

Детская психология — наука о душе ребенка 8

Понятия роста и развития 9

Что дает ребенку природа? 11

Специфика развития человеческого ребенка 13

Детство как социокультурный феномен 14

Место детской психологии в системе смежных наук 16

Глава 2. Методы детской психологии 21

Метод наблюдения 21

Метод эксперимента 24

Вспомогательные методы детской психологии 27

Глава 3. Основные теории детского развития 31

Этологический подход к психическому развитию ребенка 32

Психоаналитическая теория 34

Развитие идей психоанализа. Периодизация Э. Эриксона 37

Теория привязанности 40

Теория когнитивного развития Жана Пиаже 43

Бихевиоризм и теория социального научения 46

Теория конвергенции двух факторов 49

Глава 4. Движущие силы и условия психического развития ребенка 53

Сознание как сущностная характеристика человека 53

Знаковое опосредствование высших психических функций человека 54

Основной закон развития высших психических функций 57

Проблема обучения и развития 59

Понятие ведущей деятельности 61

Концепция генезиса общения ребенка со взрослым 64

Периодизация психического развития в онтогенезе 67

Часть II Младенчество (первый год жизни)

Глава 1. Общая характеристика младенчества 77

Особенности социальной ситуации развития младенца 77

Влияние общения со взрослым на развитие младенца 80

Микропериоды младенческого возраста 82

Глава 2. Характеристика периода новорожденности 85

Кризис рождения 85

Врожденные рефлексы новорожденного 87

Сенсорные способности и «компетентность» новорожденного 90

Становление потребности в общении со взрослым 92

Глава 3. Первое полугодие жизни 98

«Комплекс оживления» младенца 98

Ситуативно­-личностное общение со взрослым и его роль в развитии младенца 101

Особенности познавательной активности в первом полугодии жизни 104

Становление целенаправленных движений младенца 105

Глава 4. Второе полугодие жизни 110

Ситуативно-­деловое общение младенца со взрослым 110

Развитие отношения к взрослому на первом году жизни 111

Предпосылки развития речи 114

Развитие манипулятивных действий младенца 117

Развитие познавательной активности во втором полугодии 119

Становление образа себя 121

Часть III Ранний возраст (от 1 года до 3 лет)

Глава 1. Предметная деятельность ребенка раннего возраста 131

Ситуативно­-деловое общение и предметная деятельность ребенка 131

Овладение орудийными действиями 133

Глава 2. Познавательное развитие в раннем возрасте 139

Развитие восприятия 139

Особенности мышления в раннем возрасте 142

Развитие обобщений в предметных действиях ребенка 144

Глава 3. Развитие речи в раннем возрасте 148

Роль речи в развитии ребенка 148

Различные взгляды на природу речевой способности ребенка 149

Феномен автономной детской речи 152

Возникновение первых активных слов ребенка 155

Усвоение грамматического строя речи на третьем году жизни 158

Роль речи в становлении произвольного поведения ребенка 161

Соотношение коммуникативной и регулятивной функций речи в раннем возрасте 163

Глава 4. Развитие игры в раннем возрасте 167

Процессуальная игра ребенка второго года жизни 167

Психологическое значение символических игровых замещений ребенка 169

Становление игровых замещений в раннем возрасте 172

Появление элементов творчества в игре детей раннего возраста 175

Глава 5. Становление потребности в общении со сверстником 179

Отношение детей раннего возраста к сверстнику 179

Специфика общения детей раннего возраста 182

Роль взрослого в становлении общения со сверстником 185

Глава 6. Предпосылки становления личности и кризис трех лет 189

Ситуативность как главная характеристика раннего возраста 189

Основные феномены кризиса трех лет 191

Личностные новообразования в период кризиса трех лет 193

Часть IV Дошкольный возраст

Глава 1. Сюжетно­ролевая игра дошкольника 200

Новообразования дошкольного возраста и роль игры в их становлении 200

Социальная природа ролевой игры дошкольника 202

Единицы анализа и психологические особенности ролевой игры дошкольника 204

Значение игры для развития произвольности 206

Развитие ролевой игры в дошкольном возрасте 207

Виды игр и другие формы деятельности дошкольника 209

Глава 2. Познавательная сфера дошкольника 214

Особенности представлений дошкольника о мире 214

Феномен эгоцентрической речи 217

Опосредствованность познавательных процессов ребенка 220

Взаимосвязь различных форм мышления ребенка 224

Глава 3. Воображение дошкольника 230

Общая характеристика детского воображения 230

Формы проявления воображения дошкольника 233

Методы формирования воображения и этапы его развития 236

Функции воображения дошкольника 238

Глава 4. Общение дошкольников со взрослыми и сверстниками 243

Внеситуативные формы общения дошкольника со взрослыми 243

Особенности общения дошкольников со сверстниками 247

Развитие общения со сверстником в дошкольном возрасте 249

Дифференциация детей в детском коллективе 252

Глава 5. Развитие личности в дошкольном возрасте 259

Становление личностных механизмов поведения 259

Развитие воли и произвольности в дошкольном возрасте 263

Становление этических инстанций и социальных чувств 270

Развитие самосознания и самооценки дошкольника 277

Глава 6. Кризис семи лет и проблема готовности ребенка к школе 284

Основные симптомы кризиса семи лет 284

Психологические новообразования кризиса семи лет 286

Проблема готовности к школьному обучению 290

Методические указания адресованы слушателям спецфакультета психологии, но могут быть также использованы и при подготовке учителей, воспитателей, социальных работников — словом, тех специалистов, которые работают с детьми. Цель пособия — задать слушателям курса ориентировку в литературе, посвященной развитию и возрастным особенностям ребенка.

Аннотация

ТЕОРИИ ДЕТСКОГО РАЗВИТИЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА

Литература

КРИЗИС НОВОРОЖДЕННОСТИ И МЛАДЕНЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ

Литература

КРИЗИС ОДНОГО ГОДА И РАННЕЕ ДЕТСТВО

Литература

КРИЗИС 3-Х ЛЕТ И ДОШКОЛЬНОЕ ДЕТСТВО

Литература

КРИЗИС 7-МИ ЛЕТ И МЛАДШИЙ ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Литература

КРИЗИС 13-ТИ ЛЕТ И ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ

Кризис юношеского возраста

Литература

Литература ко всему курсу

Текущая страница: 1 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

Елена Олеговна Смирнова

Детская психология

Основные понятия детской психологии и теории психического развития ребенка

Предмет и задачи детской психологии

Детская психология – наука о психическом развитии ребенка

Детство – период наиболее быстрого и интенсивного развития человека. Ни в каком другом возрасте человек не проходит такое множество своеобразных этапов, как в раннем и дошкольном детстве. За первые 5–6 лет жизни он превращается из совершенно беспомощного младенца в достаточно сформированного человека со своими интересами, чертами характера, привычками, взглядами. Именно в эти годы ребенок начинает ходить, действовать с предметами, говорить, думать, общаться, воображать и пр. Этот огромный путь психического развития ребенка и является основным предметом детской психологии.

Скорость появления новых качеств ребенка впечатляет взрослых. Постоянное движение ребенка вперед, возникновение все новых форм его самостоятельности и самодеятельности характеризуется фактами, присущими детскому развитию. Этими фактами и оперирует детская психология.

Долгое время ребенка рассматривали как маленького взрослого: он многого не знает, не умеет, не понимает. Он не может организовывать и контролировать себя, не может рассуждать, выполнять свои обещания и пр. Можно еще долго перечислять, чего ребенок не может. Но если мы будем рассматривать ребенка как неразумного, недоразвитого взрослого, мы никогда не поймем, откуда возникают его способности, качества, поступки. Можно перечислить множество занятий, которые дети могут делать лучше, чем взрослые. Они могут часами рисовать картинки, придумывать воображаемые ситуации и превращаться в разные персонажи, страдать за судьбу бездомного котенка и пр. Все это обычно недоступно взрослому человеку. Поэтому важно искать не то, что дети еще не могут, а то, чем они отличаются от взрослых, т. е. специфику их внутренней душевной жизни.

Основная трудность в изучении психической жизни маленьких детей заключается в том, что эта жизнь находится в постоянном развитии, и чем младше ребенок, тем более интенсивно происходит это развитие. Он не только растет, но и развивается. Понятия «рост» и «развитие» следует различать.

Рост – это количественное изменение или усовершенствование какой-либо функции. Увеличиваются вес и рост ребенка, он все лучше действует с предметами, говорит, ходит и пр. Это количественное накопление. Если мы будем рассматривать ребенка как неполноценного взрослого, то весь его жизненный путь сведется только к количественным изменениям – т. е. к увеличению и усилению того, что в нем изначально присутствует, и ничего принципиально нового не образуется.

В отличие от этого, развитие характеризуется прежде всего качественными изменениями, возникновением психических новообразований. Например, неделю назад младенец вовсе не интересовался игрушками, а сегодня тянется к ним и постоянно требует их от взрослого. Раньше он не обращал внимания на оценки окружающих, а теперь обижается на замечания и требует похвалы. Значит, произошли какие-то качественные изменения в его психической жизни, возникло что-то новое, а старое отошло на задний план, т. е. изменилась структура его психических процессов. Развитие характеризуется неравномерностью возникновения разных структур, когда одни из них «отстают», а другие «забегают вперед».

Несмотря на различия, которые, безусловно, существуют между детьми одного возраста, каждый этап детства имеет свои специфические особенности. Например, в 3–4 месяца все младенцы радуются взрослому, около года дети предпочитают играть с игрушками, а около двух лет начинают говорить и пр. Эти изменения носят не случайный, а закономерный характер. Если у того или иного ребенка они происходят иначе, можно говорить об отклонениях в их психическом развитии: отставании, опережении или деформации, которые всегда имеют свои причины. Выяснение закономерностей развития и объяснение его причин – важнейшая задача детской психологии.

Все дети проходят в своем развитии определенные стадии или этапы, которые характеризуются специфическими особенностями их психической жизни. Изучение закономерностей психического развития ребенка составляет основной предмет детской психологии. Ее основная задача – описать и объяснить особенности психической жизни ребенка на каждом возрастном этапе.

Специфика детского развития

Чем же определяется специфика детского развития? Главный вопрос, который здесь возникает, это вопрос об относительной роли природных свойств организма и человеческих условий воспитания ребенка. Для ответа на него следовало бы провести эксперимент, когда дети с первых дней жизни росли бы в условиях изоляции от взрослых: не слышали бы речи, не видели бы других людей, не пользовались бы обычными для нас предметами. Если бы в таких условиях дети развивались примерно так же, психические способности ребенка можно было бы считать врожденными, заложенными самой природой.

Понятно, что ни один ученый и ни один родитель не позволит провести с ребенком такой рискованный эксперимент. Однако в истории человечества подобные случаи бывали. Дети вырастали вне человеческого общества, воспитывались животными. Их называют «дети-Маугли», по аналогии с героем знаменитого романа Р. Киплинга.

Например, в начале ХХ в. индийский ученый Рид Сингх увидел, как волчица выводит на прогулку своих волчат, среди которых оказались две девочки – одна примерно восьми, а другая полутора лет. Сингх увез девочек с собой и попытался их воспитывать. Оказалось, что эти дети были лишены всех без исключения специфически человеческих форм поведения. Они передвигались на четырех конечностях, ели сырое мясо, вели ночной образ жизни, выли по ночам, огрызались при виде людей и пытались скрыться. Словом, они значительно больше были похожи на волчат, чем на человеческих детей. Младшая из них, Амала, умерла через год, не выдержав человеческих условий жизни. Старшая, Камала, прожила до 17 лет. За 9 лет ее удалось с большим трудом обучить прямохождению и некоторым гигиеническим навыкам. Однако полноценное психическое развитие оказалось для девочки невозможным. Она так и не смогла думать, чувствовать и говорить по-человечески, оставаясь существом с типично волчьими повадками.

Может ли ребенок развиваться по-человечески, если не создавать ему человеческие условия жизни и не воспитывать по-человечески? Ответ на этот вопрос дают наблюдения за детьми, выросшими в условиях госпитализма. Явление госпитализма характеризуется изоляцией детей от взрослых и долгим пребыванием ребенка раннего возраста в одиночестве. Во время войны случалось, что дети были разлучены со своими матерями и воспитывались в специальных детских приютах.

Так, немецкий психолог Р. Шпиц описал детей одного приюта, которые не видели своих матерей с 3-месячного возраста. Уход, питание, гигиенические условия в этом учреждении были типичными для удовлетворительно функционирующих заведений такого рода. Однако у всех детей произошла резкая задержка не только психического, но и физического развития. В течение 2 лет погибло около половины детей. Оставшиеся в живых в 3–4 года были абсолютно не способны к самостоятельному передвижению, не умели сидеть без поддержки, не могли есть ложкой и самостоятельно одеваться, не реагировали на окружающих.

Итак, дети, оставшиеся в первые месяцы жизни вообще без внимания взрослых, несмотря на нормальное питание и физический уход, либо просто не выживают, либо перестают развиваться и остаются в эмбриональном состоянии. Это может свидетельствовать о том, что наличие человеческого мозга – далеко не главное условие человеческого развития. Недостаточно родиться человеком, чтобы стать им. Ребенок впитывает в себя то, что дается условиями жизни, воспитанием. И если эти условия звериные – волчьи, собачьи, обезьяньи, ребенок вырастает зверем соответствующего вида. Если же ребенок остается один на один с внешним миром, без «воспитывающей» среды он просто не выживает и не развивается. Человеческая психика не возникает без человеческих условий жизни. Она не заложена в мозгу или в организме ребенка.

И в то же время психическая, душевная жизнь присуща только человеку, и никакое животное ни при каких условиях не может стать человеком.

В науке неоднократно делались попытки развить у животных человеческие качества. Например, советский зоопсихолог Н. Н. Ладыгина-Котс воспитывала в своей семье маленького шимпанзе от полутора до четырех лет. Обезьянку учили пользоваться вещами, играть с игрушками, разговаривать и относились к ней вполне по-человечески. Но результаты оказались весьма скромными. Шимпанзе с трудом научился некоторым человеческим навыкам (держать карандаш или веник, стучать молотком и пр.) Но совершенно недоступным для него оказался смысл человеческих действий: водя карандашом по бумаге, он не мог нарисовать что-нибудь осмысленное, «подметая» пол, он перекладывал мусор с одного места на другое и пр. У него отсутствовала какая-либо тенденция к усвоению слов, даже при настойчивой специальной тренировке. Эти данные говорят о том, что без человеческого мозга не могут возникнуть и человеческие качества психики.

Что же получается? Вроде бы никаких природных предпосылок к человеческому развитию у ребенка нет, и в то же время только человеческий ребенок может стать человеком. Значит, все-таки есть в человеческом организме что-то, что позволяет ему столь быстро и успешно усвоить все формы человеческого поведения, научиться думать, переживать, управлять собой.

Да, есть. Как ни странно, главным преимуществом ребенка оказывается его врожденная беспомощность, его неспособность к каким-либо определенным формам поведения. Чрезвычайная пластичность человеческого мозга – одна из главных его особенностей, обеспечивающих психическое развитие. У животных большая часть мозгового вещества уже «занята» к моменту рождения – в нем закреплены врожденные формы поведения – инстинкты. Мозг ребенка открыт для нового опыта и готов принять то, что дают ему жизнь и воспитание. Ученые доказали, что у животных процесс формирования мозга в основном заканчивается к моменту рождения, а у человека этот этот процесс продолжается долгие годы после рождения и зависит от условий жизни и воспитания ребенка. Эти условия не просто заполняют «чистые страницы» мозга, но и влияют на само его строение. Поэтому первые, детские годы имеют столь важное, кардинальное значение для становления человека.

Мозг человека практически не изменился со времен наших далеких предков, живших несколько десятков тысяч лет тому назад. В то же время человечество за это время сделало гигантский путь в своем развитии. Это стало возможным потому, что развитие человека происходит принципиально по-другому, чем развитие в животном мире. Если в животном мире определенные формы поведения передаются по наследству, так же как и строение организма, или же приобретаются в процессе индивидуального опыта отдельной особи, то у человека свойственные ему формы деятельности и психические качества передаются другим путем – путем наследования культурно-исторического опыта. Каждое новое поколение «стоит на плечах» всей предшествующей истории человечества. Оно приходит не в природный мир, а в мир культуры, в котором уже есть науки, литература, музыка, дома, машины и многое другое. Есть представления о том, как должны развиваться дети и какими они должны стать к зрелому возрасту. Всего этого сам ребенок никогда не изобретет, но он должен овладеть этим в процессе своего человеческого развития. Вот в чем заключается культурное или социальное наследование. Поэтому развитие ребенка определяется не только и не столько созреванием организма, но прежде всего социальными и культурными условиями жизни и воспитания ребенка в обществе. Эти условия существенно различаются в разных культурах в разные исторические эпохи.

Детство как социокультурный феномен

Исторически понятие детства связывается не с биологическим состоянием незрелости, а с определенным социальным статусом детей в различные исторические эпохи, кругом прав и обязанностей ребенка, доступных для него видов деятельности. Исследовать историю детства достаточно трудно, так как в этой области невозможно проводить наблюдения, а памятники культуры, имеющие отношение к детям, крайне бедны. Уникальный интерес представляют работы французского демографа и историка Ф. Ариеса, который пытался воссоздать историю детства на материале произведений изобразительного искусства. Его исследования показали, что вплоть до XIII в. художники вообще не обращались к образам детей. В живописи XIII в. изображения детей встречаются лишь в религиозных сюжетах (ангелы, младенец Иисус), изображения реальных детей при этом отсутствуют. По-видимому, тогда детство считалось периодом малоценным и быстро проходящим. Этому, по мнению Ариеса, способствовала демографическая ситуация того времени – высокая рождаемость и высокая детская смертность. Наблюдалось общее безразличие и несерьезное отношение к детям. Признаком преодоления такого безразличия служит появление в XIV в. портретов умерших детей, которое говорит о том, что смерть ребенка начинает восприниматься как тяжелая утрата, а не как обычное явление. Преодоление полного равнодушия к детям, если судить по истории живописи, происходит лишь в XVII в., когда впервые на портретах появляются изображения реальных детей. Как правило, это портреты цесаревичей и влиятельных особ в детском возрасте. Таким образом, по данным Ариеса, открытие детства началось в XIII в., но очевидность этого открытия наиболее полно проявляется в конце XVI и в XVII вв.

Одним из интересных признаков изменившегося отношения к детям служит появление новых элементов в детской одежде. В средние века, как только ребенок вырастал из пеленок, его сразу же одевали во взрослый костюм. Только в XVI–XVII вв. появляется специальная детская одежда. Характерно, что мальчиков и девочек 2–4 лет одевали в одинаковые детские платьица. Этот тип детского костюма просуществовал вплоть до начала XX в. Характерно, что в тех общественных сословиях, где нет больших различий между работой взрослых и детей (как, например, в крестьянских семьях до революции), детей одевают во взрослые одежды (разумеется, меньших размеров).

Исследования Ф. Ариеса начинаются со средневековья, поскольку лишь в это время появляются изображения детей в живописи. Однако забота о детях и их воспитании, разумеется, была всегда. Представить особенности воспитания древних народов позволяют описания быта и жизни примитивных племен, сохранившихся до наших дней.

Одно из таких описаний содержится в записках Дугласа Локвуда о его путешествии в пустыню Гибсона (Западная Австралия) и о встречах с аборигенами племени пин-туби. До 1957 г. большинство людей этого племени не видели белого человека, их контакты с соседними племенами были сильно ограничены, в результате чего в этом племени во многом сохранились культура и образ жизни людей каменного века. Вся жизнь этих людей проходит в пустыне и сосредоточена на поиске воды и пищи. Сильные и выносливые женщины племени пинтуби участвуют в этих поисках наравне с мужчинами. Они могут часами идти по пустыне с тяжелым грузом на голове. Детей рожают лежа на песке, помогая друг другу. Они не имеют никаких представлений о гигиене и даже не знают причин деторождения. У них нет никакой утвари, кроме кувшинов, которые они носят на голове. Когда Локвуд предложил им зеркальце и расческу, они не смогли воспользоваться ими по назначению, а изображение в зеркале вызывало удивление и страх. Локвуд описывает, как девочка 2–3 лет во время еды засовывала себе в рот то огромные куски лепешки, то кусочки мяса маленькой игуаны, которые сама испекла на горячем песке. Ее младшая сестра сидела рядом и расправлялась с банкой тушенки (из запасов экспедиции), вытаскивая мясо пальчиками. Еще одно наблюдение: маленькая, не умеющая ходить девочка устроила для себя отдельный костерчик и, наклонив голову, раздувала угли, чтобы огонь разгорелся и согрел ее. Она была без одежды и наверняка замерзла, но не плакала. Локвуд отмечает, что хотя в лагере было трое маленьких детей, он ни разу не слышал детского плача.

Свидетельства раннего взросления детей можно обнаружить во многих литературных источниках XIX в. Дети иногда начинали работать с 5-летнего возраста, нередко с 6-летнего, и почти все дети неимущих родителей работали с 8-летнего возраста; рабочий день продолжался 14–16 часов. Вспомним известный персонаж стихотворения Н. Некрасова «Мужичок с ноготок», который в 6 лет считает себя полноправным мужиком.

Эти и многие другие материалы позволили Д. Б. Эльконину выдвинуть положение об исторической обусловленности детства. Детство возникает тогда, когда ребенка нельзя непосредственно включать в систему общественного воспроизводства, поскольку он еще не может овладеть орудиями труда в силу их сложности. Если эти орудия просты и примитивны, основными способами добывания пищи являются собирательство и охота, ребенок может очень рано приобщиться к труду взрослых, практически усваивая способы действия взрослых. При таких условиях, когда ребенок непосредственно включается в жизнь взрослых, нет необходимости в специальной подготовке к будущей трудовой жизни. Развитие цивилизации с неизбежностью привело к тому, что включение детей в производительный труд взрослых оказалось невозможным и было отодвинуто во времени. С развитием человечества детство удлинялось. Такое удлинение детства происходило не путем надстраивания новых периодов, а путем своеобразного «вклинивания» нового периода развития. Эльконин блестяще раскрыл характер такого «вклинивания» нового периода на примере возникновения сюжетно-ролевой игры, а вместе с ней и нового этапа развития, который в современной психологии назван дошкольным.

Вопросы об историческом происхождении периодов детства, о связи истории детства с историей общества чрезвычайно важны для понимания психологии современного ребенка. Следует помнить, что тип воспитания, который мы наблюдаем в настоящее время, – всего лишь один из возможных и далеко не единственный.

Детская психология в системе наук

Детская психология – наука относительно молодая. Она зародилась в конце XIX в., и ее началом принято считать появление книги ученого-дарвиниста Вильгельма Прейера «Душа ребенка». В ней Прейер приводит записи ежедневных наблюдений за развитием собственного сына. Несмотря на явную биологическую ориентацию этих наблюдений, Прейер впервые осуществил объективное исследование психики ребенка, поэтому он традиционно считается основателем детской психологии. На протяжении XX в. детская психология развивалась достаточно бурно и интенсивно. Однако, выделившись в отдельную область знаний, она имеет прочные связи с другими науками. Рассмотрим место детской психологии в системе других наук.

Изучение психического развития ребенка возможно только при определенных общих представлениях о том, что такое человек и в чем состоят его сущностные характеристики. Такие представления дает философия. Можно напомнить, что психология первоначально возникла в рамках философии и долгое время существовала как ее составная часть. В дальнейшем она выделилась в самостоятельную область знания и сама разделилась на множество отдельных дисциплин. Но все же каждый ученый, пытающийся изучать человека, хочет он того или нет, обязательно опирается на определенную философскую базу, на определенное понимание сущности человека. Поэтому философия, или философская антропология, является фундаментом психологии вообще и детской психологии в частности. С другой стороны, вопросы, связанные с происхождением сознания, деятельности, личности человека, которые являются центральными для философов, конкретно и детально разрабатываются в детской психологии. Многие известные философы (В. В. Ильенков, Ф. Т. Михайлов и др.) постоянно обращались к материалам детской психологии и во многом строили на них свои философские концепции. Поэтому можно сказать, что детская психология, с одной стороны, опирается на философию, а с другой – дает ей необходимый эмпирический материал.

Психология современного человека, в том числе и ребенка, коренным образом отличается от психологии человека средних веков или эпохи Возрождения. Однако историко-культурным развитием человечества, филогенезом, занимаются другие науки – история, культурология, антропология. Предметом детской психологии является индивидуальное развитие человека, или онтогенез, который всегда происходит в определенной историко-культурной ситуации, на определенном этапе филогенеза. Детскому психологу необходимо учитывать историко-культурный фон, на котором происходит детское развитие. Вместе с тем онтогенетическое развитие имеет свои глубоко специфические закономерности.

Качественные изменения в психической жизни, т. е. развитие, происходит не только в детстве, но и на протяжении всего онтогенеза. И в жизни взрослого человека возможны качественные переломы в его взглядах на мир, появление новых потребностей и новых форм деятельности. Все эти изменения имеют свои психологические механизмы и закономерности. Они составляют предмет особой научной дисциплины – психологии развития, или генетической психологии. Конечно, детская и генетическая психологии имеют много общего, поскольку наиболее интенсивно и эффективно психическое развитие человека происходит в детском возрасте. Генетическая психология в основном строится на фактах и закономерностях, полученных в детской психологии. В свою очередь, детская психология использует закономерности психического развития человека, открытые в психологии развития. Но детская психология ограничивается ранним возрастом (от 0 до 7 лет) и стремится максимально полно описать качественные изменения, происходящие с ребенком на протяжении детства.

Детская психология опирается на понятия и методологию общей психологии. Выделение таких аспектов психической жизни ребенка, как деятельность, психические процессы, личность и др., стало возможным благодаря тому, что эти аспекты были выделены и описаны в общей психологии. Вместе с тем общая психология, имеющая дело со взрослым человеком, не может обойтись без фактов детской психологии. Особенности психической жизни взрослого нельзя понять без анализа их происхождения. Психика взрослого человека очень сложна, в ней одновременно существует в свернутом, сжатом виде множество процессов и тенденций, изучить и проанализировать которые невозможно без обращения к их генезису. Детская психология в этом отношении обладает неоспоримым преимуществом: здесь все только начинается, и все процессы зарождения новых форм деятельности, сознания, мышления можно проследить в открытом, развернутом виде. Поэтому детскую психологию можно рассматривать как своеобразный генетический метод общей психологии, который позволяет проследить становление сложнейших форм психической жизни взрослого человека.

Вместе с тем детская психология является самостоятельной фундаментальной наукой, дающей научную основу для таких прикладных наук, как педагогическая психология и педагогика. Предметом педагогической психологии являются разработка и обоснование методов обучения и воспитания детей в различных возрастах. Очевидно, что разработка методов обучения и воспитания дошкольников невозможна без знания особенностей психики ребенка на ранних этапах онтогенеза, которые дает детская психология. Только понимание возможностей (и границ этих возможностей) ребенка на разных этапах детства позволяет педагогическому психологу разработать адекватные и эффективные для каждого возраста методы обучения и воспитания детей. Вместе с тем педагогическая психология дает неоценимый материал для детской психологии, поскольку позволяет выяснить влияние различных стратегий воспитания и обучения детей на особенности их психического развития. Фундаментальная проблема связи психического развития ребенка с его обучением и воспитанием лежит в плоскости как детской, так и педагогической психологии. Поэтому детская и педагогическая психологии являются неразрывно связанными дисциплинами. Педагогическую психологию дошкольника можно рассматривать как особую область детской психологии, связанную с разработкой прикладных вопросов, касающихся обучения и воспитания детей.

Знание основ детской психологии необходимо для практической работы с детьми. Важнейшим условием успешной работы воспитателей и педагогов в яслях, детском саду, различных учебно-воспитательных центрах является знание закономерностей психического развития ребенка, понимание интересов каждого ребенка, особенностей его мышления и эмоциональной жизни. Знание детской психологии помогает воспитателю устанавливать контакт с детьми, своевременно выявлять и преодолевать отклонения в их психическом развитии, выбирать адекватные для них формы общения и обучения.

В последнее время в нашей стране все более широкое распространение получает профессия практического детского психолога. В задачу этого специалиста входят диагностика и коррекция психического развития детей, а также работа с «трудными» детьми и их родителями. Необходимой основой для этой профессии является знание детской психологии. Только понимание возрастных норм и закономерностей психического развития позволяет практическому психологу выявлять индивидуальные особенности каждого ребенка, их соответствие возрастной норме, диагностировать отклонения в психическом развитии отдельных детей и выбирать адекватные и эффективные методы коррекции.

  • Смирнова В.Г., Мильнер Б.З. и др. Организация и ее деловая среда (Документ)
  • Ильин Е.П. Психология спорта (Документ)
  • Смирнова Е.О., Холмогорова В.М. Межличностные отношения дошкольников: диагностика, проблемы, коррекция (Документ)
  • Флинт В.Е., Смирнова О.В. Сохранение и восстановление биоразнообразия (Документ)
  • Гагарин А.В. Зоопсихология и сравнительная психология (Документ)
  • n1.doc

    Е. О. Смирнова

    ДЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

    М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2003.

    ГЛАВА 1

    Предмет и задачи детской психологии

    Детская психология — наука о психическом развитии ребенка

    Детство — период наиболее быстрого и интенсивного разви­тия человека. Ни в каком другом возрасте человек не проходит такое множество своеобразных этапов, как в раннем и дошколь­ном детстве. За первые 5-6 лет жизни он превращается из со­вершенно беспомощного младенца в достаточно сформирован­ного человека со своими интересами, чертами характера, привычками, взглядами. Именно в эти годы ребенок начинает ходить, действовать с предметами, говорить, думать, общаться, воображать и пр. Этот огромный путь психического развития ребенка и является основным предметом детской психологии.

    Скорость появления новых качеств ребенка впечатляет взрослых. Постоянное движение ребенка вперед, возникнове­ние все новых форм его самостоятельности и самодеятельности характеризуется фактами, присущими детскому развитию. Эти­ми фактами и оперирует детская психология.

    Долгое время ребенка рассматривали как маленького взрос­лого: он многого не знает, не умеет, не понимает. Он не может организовывать и контролировать себя, не может рассуждать, выполнять свои обещания и пр. Можно еще долго перечислять, чего ребенок не может. Но если мы будем рассматривать ре­бенка как неразумного, недоразвитого взрослого, мы никогда не поймем, откуда возникают его способности, качества, по­ступки. Можно перечислить множество занятий, которые дети могут делать лучше, чем взрослые. Они могут часами рисовать картинки, придумывать воображаемые ситуации и превращаться в разные персонажи, страдать за судьбу бездомного котенка и пр. Все это обычно недоступно взрослому человеку. Поэтому важно искать не то, что дети еще не могут, а то, чем они отличаются от взрослых, т. е. специфику их внутренней душевной жизни.

    Основная трудность в изучении психической жизни малень­ких детей заключается в том, что эта жизнь находится в посто­янном развитии, и чем младше ребенок, тем более интенсивно происходит это развитие. Он не только растет, но и развивает­ся. Понятия «рост» и «развитие» следует различать.

    Рост — это количественное изменение или усовершенствова­ние какой-либо функции. Увеличиваются вес и рост ребенка, он все лучше действует с предметами, говорит, ходит и пр. Это коли­чественное накопление. Если мы будем рассматривать ребенка как неполноценного взрослого, то весь его жизненный путь све­дется только к количественным изменениям — т. е. к увеличению и усилению того, что в нем изначально присутствует, и ничего принципиально нового не образуется,

    В отличие от этого, развитие характеризуется прежде всего качественными изменениями, возникновением психических новообразований. Например, неделю назад младенец вовсе не интересовался игрушками, а сегодня тянется к ним и посто­янно требует их от взрослого. Раньше он не обращал внимания на оценки окружающих, а теперь обижается на замечания и тре­бует похвалы. Значит, произошли какие-то качественные изме­нения в его психической жизни, возникло что-то новое, а ста­рое отошло на задний план, т. е. изменилась структура его психических процессов. Развитие характеризуется неравномер­ностью возникновения разных структур, когда одни из них «от­стают», а другие «забегают вперед».

    Несмотря на различия, которые, безусловно, существуют между детьми одного возраста, каждый этап детства имеет свои специфические особенности. Например, в 3-4 месяца все мла­денцы радуются взрослому, около года дети предпочитают иг­рать с игрушками, а около двух лет начинают говорить и пр. Эти изменения носят не случайный, а закономерный характер. Если у того или иного ребенка они происходят иначе, можно го­ворить об отклонениях в их психическом развитии: отставании опережении или деформации, которые всегда имеют свои при­чины. Выяснение закономерностей развития и объяснение его при­чин — важнейшая задача детской психологии.

    Все дети проходят в своем развитии определенные стадии или этапы, которые характеризуются специфическими особенностя­ми их психической жизни. Изучение закономерностей психичес­кого развития ребенка составляет основной предмет детской пси­хологии. Ее основная задача описать и объяснить особенности психической жизни ребенка на каждом возрастном этапе.

    Специфика детского развития

    Чем же определяется специфика детского развития? Глав­ный вопрос, который здесь возникает, это вопрос об относи­тельной роли природных свойств организма и человеческих ус­ловий воспитания ребенка. Для ответа на него следовало бы провести эксперимент, когда дети с первых дней жизни росли бы в условиях изоляции от взрослых: не слышали бы речи, не видели бы других людей, не пользовались бы обычными для нас предметами. Если бы в таких условиях дети развивались при­мерно так же, психические способности ребенка можно было бы считать врожденными, заложенными самой природой. Понятно, что ни один ученый и ни один родитель не позво­лит провести с ребенком такой рискованный эксперимент. Од­нако в истории человечества подобные случаи бывали. Дети вырастали вне человеческого общества, воспитывались живот­ными. Их называют «дети-Маугли», по аналогии с героем зна­менитого романа Р. Киплинга.

    Например, в начале XX в. индийский ученый Рид Сингх увидел, как волчица выводит на прогулку своих волчат, среди которых оказались две девочки — одна примерно восьми, а другая полутора лет. Сингх увез девочек с собой и попытался их воспитывать. Оказалось, что эти дети были лишены всех без исключения специфически человеческих форм поведения. Они передвигались на четырех конечно­стях, ели сырое мясо, вели ночной образ жизни, выли по ночам, огрызались при виде людей и пытались скрыться. Словом, они значительно больше были похожи на волчат, чем на человеческих детей. Младшая из них, Амала, умерла через год, не выдержав человеческих условий жизни. Стар­шая, Камала, прожила до 17 лет. За 9 лет ее удалось с большим трудом обучить прямохождению и некоторым ги­гиеническим навыкам. Однако полноценное психическое развитие оказалось для девочки невозможным. Она так и не смогла думать, чувствовать и говорить по-человечески, оставаясь существом с типично волчьими повадками.

    Может ли ребенок развиваться по-человечески, если не со­здавать ему человеческие условия жизни и не воспитывать по-человечески? Ответ на этот вопрос дают наблюдения за детьми, выросшими в условиях госпитализма. Явление госпитализма характеризуется изоляцией детей от взрослых и долгим пребы­ванием ребенка раннего возраста в одиночестве. Во время войны случалось, что дети были разлучены со своими матерями и вос­питывались в специальных детских приютах.

    Так, немецкий психолог Р. Шпиц описал детей одного приюта, которые не видели своих матерей с 3-месячного возраста. Уход, питание, гигиенические условия в этом учреждении были типичными для удовлетворительно функ­ционирующих заведений такого рода. Однако у всех детей произошла резкая задержка не только психического, но и физического развития. В течение 2 лет погибло около по­ловины детей. Оставшиеся в живых в 3-4 года были абсо­лютно не способны к самостоятельному передвижению, не умели сидеть без поддержки, не могли, есть ложкой и само­стоятельно одеваться, не реагировали на окружающих.

    Итак, дети, оставшиеся в первые месяцы жизни вообще без внимания взрослых, несмотря на нормальное питание и физи­ческий уход, либо просто не выживают, либо перестают разви­ваться и остаются в эмбриональном состоянии. Это может сви­детельствовать о том, что наличие человеческого мозга — далеко не главное условие человеческого развития. Недостаточно родить­ся человеком, чтобы стать им. Ребенок впитывает в себя то, что дается условиями жизни, воспитанием. И если эти условия зве­риные — волчьи, собачьи, обезьяньи, ребенок вырастает зверем соответствующего вида. Если же ребенок остается один на один с внешним миром, без «воспитывающей» среды он просто не вы­живает и не развивается. Человеческая психика не возникает без человеческих условий жизни. Она не заложена в мозгу или в организме ребенка.

    И в то же время психическая, душевная жизнь присуща толь­ко человеку, и никакое животное ни при каких условиях не мо­жет стать человеком.

    В науке неоднократно делались попытки развить у жи­вотных человеческие качества. Например, советский зоопсихолог Н. Н. Ладыгина-Котс воспитывала в своей семье маленького шимпанзе от полутора до четырех лёт. Обезьянку учили пользоваться вещами, играть с игрушками, разговаривать и относились к ней вполне по-чело­вечески. Но результаты оказались весьма скромными. Шимпанзе с трудом научился некоторым человеческим навыкам (держать карандаш или веник, стучать молот­ком и пр.) Но совершенно недоступным для него оказал­ся смысл человеческих действий: водя карандашом по бумаге, он не мог нарисовать что-нибудь осмысленное, «подметая» пол, он перекладывал мусор с одного места на другое и пр. У него отсутствовала какая-либо тенден­ция к усвоению слов, даже при настойчивой специальной тренировке. Эти данные говорят о том, что без челове­ческого мозга не могут возникнуть и человеческие каче­ства психики.

    Что же получается? Вроде бы никаких природных предпо­сылок к человеческому развитию у ребенка нет, и в то же время только человеческий ребенок может стать человеком. Значит, все-таки есть в человеческом организме что-то, что позволяет ему столь быстро и успешно усвоить все формы человеческого поведения, научиться думать, переживать, управлять собой.

    Да, есть. Как ни странно, главным преимуществом ребенка оказывается его врожденная беспомощность, его неспособность к каким-либо определенным формам поведения. Чрезвычайная пластичность человеческого мозга — одна из главных его особеннос­тей, обеспечивающих психическое развитие. У животных большая часть мозгового вещества уже «занята» к моменту рождения — в нем закреплены врожденные формы поведения — инстинк­ты. Мозг ребенка открыт для нового опыта и готов принять то, что дают ему жизнь и воспитание. Ученые доказали, что у жи­вотных процесс формирования мозга в основном заканчивается к моменту рождения, а у человека этот процесс продолжается долгие годы после рождения и зависит от условий жизни и воспитания ребенка. Эти условия не просто заполняют «чистые страницы» мозга, но и влияют на само его строение. Поэтому первые, детские годы имеют столь важное, кардинальное значение для становления человека.

    Мозг человека практически не изменился со времен наших далеких предков, живших несколько десятков тысяч лет тому назад. В то же время человечество за это время сделало гигантский путь в своем развитии. Это стало возможным потому, что развитие человека происходит принципиально по-другому, чем развитие в животном мире. Если в животном мире определенные формы поведения передаются по наследству, так же как и строение организма, или же приобретаются в процессе индивидуального опыта отдельной особи, то у человека свойственные ему формы деятельности и психические качества передаются другим путем — путем наследования культурно-исторического опыта. Каждое новое поколение «стоит на плечах» всей предшествующей истории человечества. Оно приходит не в природный мир, а в мир культуры, в котором уже есть науки, литература, музыка, дома, машины и многое другое. Есть представления о том, как должны развиваться дети и какими они должны стать к зрелому возрасту. Всего этого сам ребенок никогда не изобретет, но он должен овладеть этим в процессе своего человеческого развития. Вот в чем заключается культурное или социальное наследование. Поэтому развитие ребенка определяется не только и не столько созреванием организма, но, прежде всего социальными и культурными условиями жизни и воспитания ребенка в обществе. Эти условия существенно различаются в разных культурах в разные исторические эпохи.
    Детство как социокультурный феномен

    Исторически понятие детства связывается не с биологическим состоянием незрелости, а с определенным социальным статусом детей в различные исторические эпохи, кругом прав и обязанностей ребенка, доступных для него видов деятельности. Исследовать историю детства достаточно трудно, так как в этой области невозможно проводить наблюдения, а памятники культуры, имеющие отношение к детям, крайне бедны. Уникальный интерес представляют работы французского демографа и исто­рика Ф. Ариеса, который пытался воссоздать историю детства на материале произведений изобразительного искусства. Его иссле­дования показали, что вплоть до XIII в. художники вообще не обращались к образам детей. В живописи XIII в. изображения детей встречаются лишь в религиозных сюжетах (ангелы, младе­нец Иисус), изображения реальных детей при, этом отсутствуют. По-видимому, тогда детство считалось периодом малоценным и быстро проходящим. Этому, по мнению Ариеса, способствова­ла демографическая ситуация того времени — высокая рождае­мость и высокая детская смертность. Наблюдалось общее безраз­личие и несерьезное отношение к детям. Признаком преодоления такого безразличия служит появление в XIV в. портретов умер­ших детей, которое говорит о том, что смерть ребенка начинает восприниматься как тяжелая утрата, а не как обычное явление. Преодоление полного равнодушия к детям, если судить по исто­рий живописи, происходит лишь в XVII в., когда впервые на пор­третах появляются изображения реальных детей. Как правило, это портреты цесаревичей и влиятельных особ в детском возрас­те. Таким образом, по данным Ариеса, открытие детства нача­лось в XIII в., но очевидность этого открытия наиболее полно проявляется в конце XVI и в XVII вв.

    Одним из интересных признаков изменившегося отноше­ния к детям служит появление новых элементов в детской одеж­де. В средние века, как только ребенок вырастал из пеленок, его сразу же одевали во взрослый костюм. Только в XVI-XVII вв. появляется специальная детская одежда. Характерно, что маль­чиков и девочек 2-4 лет одевали в одинаковые детские платьи­ца. Этот тип детского костюма просуществовал вплоть до нача­ла XX в. Характерно, что в тех общественных сословиях, где нет больших различий между работой взрослых и детей (как, на­пример, в крестьянских семьях до революции), детей одевают во взрослые одежды (разумеется, меньших размеров).

    Исследования Ф. Ариеса начинаются со средневековья, по­скольку лишь в это время появляются изображения детей в жи­вописи. Однако забота о детях и их воспитании, разумеется, была всегда. Представить особенности воспитания древних народов позволяют описания быта и жизни примитивных племен, сохранившихся до наших дней.

    Одно из таких описаний содержится в записках Дугласа Локвуда о его путешествии в пустыню Гибсона (Западная Австралия) и о встречах с аборигенами племени пинтуби. До 1957 г. большинство людей этого племени не видели белого человека, их контакты с соседними племенами были сильно ограничены, в результате чего в этом племени во многом сохранились культура и образ жизни людей каменного века. Вся жизнь этих людей проходит в пустыне и сосредоточена на поиске воды и пищи. Сильные и выносливые женщины племени пинтуби участвуют в этих поисках наравне с мужчинами. Они могут часами идти по пустыне с тяжелым грузом на голове. Детей рожают лежа на песке, помогая друг другу. Они не имеют никаких представлений о гигиене и даже не знают причин деторождения. У них нет никакой утвари, кроме кувшинов, которые они носят на голове. Когда Локвуд предложил им зеркальце и расческу, они не смогли воспользоваться ими по назначению, а изображение в зеркале вызывало удивление и страх. Локвуд описывает, как девочка 2-3 лет во время еды засовывала себе в рот то огромные куски лепешки, то кусочки мяса маленькой игуаны, которые сама испекла на горячем песке. Ее младшая сестра сидела рядом и расправлялась с банкой тушенки (из запасов экспедиции), вытаскивая мясо пальчиками. Еще одно наблюдение: маленькая, не умеющая ходить девочка устроила для себя отдельный костерчик и, наклонив голову, раздувала угли, чтобы огонь разгорелся и согрел ее. Она была без одежды и наверняка замерзла, но не плакала. Локвуд отмечает, что хотя в лагере было трое маленьких детей, он ни разу не слышал детского плача.

    Свидетельства раннего взросления детей можно обнаружить во многих литературных источниках XIX в. Дети иногда начинали работать с 5-летнего возраста, нередко с 6-лётнего, и почти все дети неимущих родителей работали с 8-летнего возраста; рабочий день продолжался 14-16 часов. Вспомним, известный персонаж стихотворения Н. Некрасова «Мужичок с ноготок», который в 6 лет считает себя полноправным мужиком.

    Эти и многие другие материалы позволили Д. Б. Эльконину выдвинуть положение об исторической обусловленности детства. Детство возникает тогда, когда ребенка нельзя непос­редственно включать в систему общественного воспроизвод­ства, поскольку он еще не может овладеть орудиями труда в силу их сложности. Если эти орудия просты и примитивны, ос­новными способами добывания пищи являются собиратель­ство и охота, ребенок может очень рано приобщиться к труду взрослых, практически усваивая способы действия взрослых. При таких условиях, когда ребёнок непосредственно включается в жизнь взрослых, нет необходимости в специальной подготовке к будущей трудовой жизни. Развитие цивилизации с не­избежностью привело к тому, что включение детей в про­изводительный труд взрослых оказалось невозможным и было отодвинуто во времени. С развитием человечества детство уд­линялось. Такое удлинение детства происходило не путем над­страивания новых периодов, а путем своеобразного «вклини­вания» нового периода развития. Эльконин блестяще раскрыл характер такого «вклинивания» нового периода на примере возникновения сюжетно-ролевой игры, а вместе с ней и но­вого этапа развития, который в современной психологии на­зван дошкольным.

    Вопросы об историческом происхождении периодов детства, о связи истории детства с историей общества чрезвычайно важ­ны для понимания психологии современного ребенка. Следует помнить, что тип воспитания, который мы наблюдаем в насто­ящее время, — всего лишь один из возможных и далеко не един­ственный.

    Детская психология в системе наук

    Детская психология — наука относительно молодая. Она за­родилась в конце XIX в., и ее началом принято считать появ­ление книги ученого-дарвиниста Вильгельма Прейера «Душа ребенка». В ней Прейер приводит записи ежедневных наблю­дений за развитием собственного сына. Несмотря на явную биологическую ориентацию этих наблюдений, Прейер впер­вые осуществил объективное исследование психики ребенка, поэтому он традиционно считается основателем детской психологии. На протяжении XX в. детская психология развивалась достаточно бурно и интенсивно. Однако, выделившись в от­дельную область знаний, она имеет прочные связи с другими науками. Рассмотрим место детской психологии в системе дру­гих наук.

    Изучение психического развития ребенка возможно толь­ко при определенных общих представлениях о том, что такое человек и в чем состоят его сущностные характеристики. Та­кие представления дает философия. Можно напомнить что пси­хология первоначально возникла в рамках философии и дол­гое время существовала как ее составная часть. В дальнейшем она выделилась в самостоятельную область знания и сама раз­делилась на множество отдельных дисциплин. Но все же каж­дый ученый, пытающийся изучать человека, хочет он того или нет, обязательно опирается на определенную философскую базу, на определенное понимание сущности человека. Поэто­му философия, или философская антропология, является фун­даментом психологии вообще и детской психологии в частно­сти. С другой стороны, вопросы, связанные с происхождением сознания, деятельности, личности человека, которые являют­ся центральными для философов, конкретно и детально раз­рабатываются в детской психологии. Многие известные фило­софы (В. Б. Ильенков, Ф. Т. Михайлов и др.) постоянно обращались к материалам детской психологии и во многом строили на них свой философские концепции. Поэтому мож­но сказать, что детская психология, с одной стороны, опира­ется на философию, а с другой — дает ей необходимый эмпи­рический материал.

    Психология современного человека, в том числе и ребенка, ко­ренным образом отличается от психологии человека средних ве­ков или эпохи Возрождения. Однако историко-культурным раз­витием человечества, филогенезом, занимаются другие науки — история, культурология, антропология. Предметом детской пси­хологии является индивидуальное развитие человека, или онтоге­ нез, который всегда происходит в определенной историко-куль­турной ситуации, на определенном этапе филогенеза. Детскому психологу необходимо учитывать историко-культурный фон, на котором происходит детское развитие. Вместе с тем онтогенетичес­кое развитие имеет свои глубоко специфические закономерности.

    Качественные изменения в психической жизни, т. е. раз­витие, происходит не только в детстве, но и на протяжении всего онтогенеза. И в жизни взрослого человека возможны качественные переломы в его взглядах на мир, появление но­вых потребностей и новых форм деятельности. Все эти из­менения имеют свои психологические механизмы и законо­мерности. Они составляют предмет особой научной дисциплины — психологии развития, или генетической психо­ логии. Конечно, детская и генетическая психологии имеют много общего, поскольку наиболее интенсивно и эффектив­но психическое развитие человека происходит в детском возрасте. Генетическая психология в основном строится на фактах и закономерностях, полученных в детской психоло­гии. В свою очередь, детская психология использует законо­мерности психического развития человека, открытые в пси­хологии развития. Но детская психология ограничивается ранним возрастом (от 0 до 7 лет) и стремится максимально полно описать качественные изменения, происходящие с ре­бенком на протяжении детства.

    Детская психология опирается на понятия и методологию общей психологии. Выделение таких аспектов психической жиз­ни ребенка, как деятельность, психические процессы, личность и др., стало возможным благодаря тому, что эти аспекты были выделены и описаны в общей психологии. Вместе с тем общая психология, имеющая дело со взрослым человеком, не может обойтись без фактов детской психологии. Особенности психи­ческой жизни взрослого нельзя понять без анализа их проис­хождения. Психика взрослого человека очень сложна, в ней од­новременно существует в свернутом, сжатом виде множество процессов и тенденций, изучить и проанализировать которые невозможно без обращения к их генезису. Детская психология в этом отношении обладает неоспоримым преимуществом: здесь все только начинается, и все процессы зарождения но­вых форм деятельности, сознания, мышления можно просле­дить в открытом, развернутом виде. Поэтому детскую психо­логию можно рассматривать как своеобразный генетический метод общей психологии, который позволяет проследить ста­новление сложнейших форм психической жизни взрослого человека.

    Вместе с тем детская психология является самостоятельной фундаментальной наукой, дающей научную основу для таких прикладных наук, как педагогическая психология и педагогика. Предметом педагогической психологии являются разработка и обоснование методов обучения и воспитания детей в различных возрастах. Очевидно, что разработка методов обучения и воспитания дошкольников невозможна без знания особенностей психики ребенка на ранних этапах онтогенеза, которые дает детская психология. Только понимание возможностей (и границ этих возможностей) ребенка на разных этапах детства позволяет педагогическому психологу разработать адекватные и эффективные для каждого возраста методы обучения и воспитания детей. Вместе с тем педагогическая психология дает неоценимый материал для детской психологии, поскольку позволяет выяснить влияние различных стратегий воспитания и обучения детей на особенности их психического развития. Фундаментальная проблема связи психического развития ребенка с его обучением и воспитанием лежит в плоскости как детской, так и педагогической психологии. Поэтому детская и Педагогическая психологии являются неразрывно связанными дисциплинами. Педагогическую психологию дошкольника можно рассматривать как особую область детской психологии, связанную с разработкой прикладных вопросов, касающихся обучения и воспитания детей.

    Знание основ детской психологии необходимо для практической работы с детьми. Важнейшим условием успешной работы воспитателей и педагогов в яслях, детском саду, различных учебно-воспитательных центрах является знание закономерностей психического развития ребенка, понимание интересов каждого ребенка, особенностей его мышления и эмоциональной жизни. Знание детской психологии помогает воспитателю устанавливать контакт с детьми, своевременно выявлять и преодолевать отклонения в их психическом развитии, выбирать адекватные для них формы общения и обучения.

    В последнее время в нашей стране все более широкое распространение получает профессия практического детского психолога. В задачу этого специалиста входят диагностика и коррекция психического развития детей, а также работа с «трудными» детьми и их родителями. Необходимой основой для этой профессии является знание детской психологии. Только понимание воз­растных норм и закономерностей психического развития по­зволяет практическому психологу выявлять индивидуальные особенности каждого ребенка, их соответствие возрастной нор­ме, диагностировать отклонения в психическом развитии от­дельных детей и выбирать адекватные и эффективные методы коррекции.

    ИТОГИ

    Детство — период наиболее интенсивного и эффективного развития человека.

    Детская психология — это наука, изучающая особенности психической жизни ребенка и закономерности психического развития в детском возрасте. Это развитие осуществляется как качественные преобразования в психике ребенка, смена различных, качественно своеобразных возрастных этапов психической жизни, каждый из которых имеет свои специфи­ческие особенности. В отличие от этого рост ребенка являет­ся процессом количественных накоплений, т. е. увеличением того же качества.

    Психическое развитие ребенка осуществляется другим пу­тем, чем развитие животных. Оно происходит не как развер­тывание врожденных биологических задатков или накопление индивидуального опыта, а через присвоение культурно-ис­торического опыта, превращение общественных ценностей и норм деятельности в собственные, индивидуальные спо­собности ребенка.

    Детская психология как самостоятельная, фундаменталь­ная наука имеет тесные и взаимные связи с другими дисцип­линами. С одной стороны, она опирается на философию, куль­турологию, психологию развития и общую психологию и дает эмпирический материал для них, с другой — она является науч­ным фундаментом для педагогической психологии, педагогики и практической психологии.

    ГЛАВА 2

    Методы детской психологии

    М етод (от греческого «путь к чему-либо») — это общий под­ход, способ исследования. Метод определяется предметом изу­чения и общими представлениями о нем. Например, если уче­ный исследует психическое развитие ребенка и при этом исходит из представления о том, что это развитие определяется природ­ными, биологическими факторами, его главным методом будет максимально возможное устранение всех влияющих извне со­циальных воздействий на предмет изучения. Если же он, на­против, полагает, что это развитие определяется влияниями со­циальной среды, он будет специально организовывать эти внешние воздействия и анализировать характер их влияния на особенности психики ребенка. Таким образом, разные взгляды на предмет порождают разные стратегии исследования, или раз­ные методы.

    Нужно различать методы и методики исследования. В отли­чие от метода, методика — это частный, тактический способ по­лучения фактов, который зависит от конкретных условий рабо­ты ученого, особенностей его объекта (например, от возраста детей), изобретательности самого исследователя и пр. Исследо­вательских методик в детской психологии великое множество. Методов всего два — наблюдение и эксперимент. Правда, каж­дый из них имеет несколько вариантов.

    Метод наблюдения

    Первоначально детская психология была чисто описательной наукой. Ее задача состояла в феноменологическом описании процессов психического развития ребенка и их симптомов, а основная стратегия заключалась соответственно в наблюдении за процессами развития. Эти наблюдения обычно имели вид дневниковых записей. Одним из первых исследователей, осуществивших наблюдение за развитием ребенка, был Ч. Дарвин. В 1881 г. именно он первым описал появление улыбки ребенка на 45-46-й день жизни, привязанности ко взрослому в конце 5-го месяца жизни и много других важных фактов.

    Как уже отмечалось, первой книгой по детской психологии стал труд немецкого физиолога В. Прейера «Душа ребенка» (1882). В исследовании Прейера ребенок впервые был подвергнут систематическому наблюдению с момента рождения до конца 3-го года жизни, ежедневно, в одни и те же временные интервалы. Дневники развития своих детей вели многие крупные психологи. Так, известный немецкий детский психолог В. Штерн (1871-1938) использовал дневниковые записи, которые он вел вместе со своей женой, для обоснования своих гипотез. Крупный швейцарский психолог Ж. Пиаже (1896- 1980), выделяя этапы умственного развития ребенка, часто ссылался на наблюдения за собственными внуками. Известный советский детский психолог Д. Б, Эльконин (1904-1984) использовал наблюдения за своим внуком для описания процесса формирования предметных действий ребенка.

    Существовали целые научные учреждения, где метод наблюдения за детьми был основным. Например, Н. М. Щелованов организовал в 1920 г. клинику нормального развития детей, в которой жили преимущественно подкидыши и сироты. За развитием детей в клинике велось круглосуточное наблюдение, благодаря чему мы получили немало классических работ по детской психологии. В них впервые были выявлены и описаны комплекс оживления у младенцев, интересные особенности развития ходьбы, предметных манипуляций детей и пр.

    Метод наблюдения может дать очень важные результаты. Но все зависит от того, что и как наблюдать. В связи с этим выделяют несколько вариантов наблюдения.

    Во-первых, оно может быть сплошным и выборочным . Сплош­ные наблюдения охватывают одновременно многие стороны поведения ребенка. Его задача — описать общую картину пове­дения. Конечно, фиксировать все движения и слова ребенка не­возможно. Фиксируется только то, что представляется наблю­дателю наиболее важным и значимым, в особенности то новое, что можно увидеть в ребенке в момент наблюдения. Но что именно окажется новым и главным, исследователь заранее не знает (или не формулирует).

    В отличие от этого, выборочные наблюдения фиксируют ка­кую-либо одну сторону поведения, определяемую заранее. На­пример, выражение эмоций у ребенка, его действия с игрушка­ми, особенности слов ребенка и пр. При этом фиксируется поведение ребенка в каких-либо специальных естественных си­туациях или в определенные отрезки времени (во время игры, общения со взрослыми и пр.).

    Во-вторых, наблюдение может быть скрытым и включенным . При скрытом наблюдении фигура наблюдателя должна быть невидимой для ребенка или не должна привлекать к себе его внимания. Для этого используют специальный прибор — зер­кало, обладающее односторонней проницаемостью (или гизелово зеркало, в честь его изобретателя Гизела). Его помещают между комнатой, в которой находится ребенок, и комнатой, где сидит исследователь. В первой комнате на стене висит обыч­ное зеркало, а во второй проделано окно, через которое можно наблюдать за ребенком. В настоящее время для скрытого наблю­дения используют телевизионные установки и кинокамеры. Его может осуществлять также привычный и незаметный для ребен­ка взрослый. Главное, чтобы он не нарушал непринужденности и естественности поведения ребенка.

    Включенное наблюдение отличается тем, что наблюдающий взрослый не только является видимым, заметным для ребенка, но и участвует в совместных с ним действиях (играет, кормит, читает книжки и пр.) Он включен в деятельность ребенка. В то же время он не просто играет или кормит, но и осуществляет наблюдение за малышом (отмечает для себя его реакции, иници­ативные и ответные действия, эмоции, высказывания и пр.), по­том описывает свои наблюдения. Задача эта довольно сложная. Здесь нужно не только замечать и запоминать все проявления ребенка, но и уметь наблюдать за самим собой, учитывать свои собственные действия, вызывающие те или иные проявления наблюдаемого малыша. Таким включенным наблюдением нередко пользуются воспитатели, педагоги, родители и другие взрослые, находящиеся в постоянном контакте с детьми.

    В-третьих, наблюдение может быть одноразовым (срезовым) и длительным (пролонгированным , или лонгитюдиональным). Одноразовое наблюдение проводится один раз, единовременно. С помощью этого метода исследователь обычно сравнивает поведение разных детей (мальчиков и девочек, детей разного возраста, детей — представителей разных культур и пр.) в одних и тех же ситуациях и делает выводы об особенностях их психики.

    Пролонгированное (лонгитюдиональное, или лонгитюдное) наблюдение продолжается долгое время (несколько лет) и осуществляется за одними и теми же детьми. При этом методе исследователь сравнивает не разные группы детей, а разные этапы в развитии одного ребенка (или нескольких детей). Пролонгированное наблюдение дает возможность проследить появление новых способностей, интересов ребенка, описать различные стадии его развития. Упомянутые выше дневниковые записи родителей и психологов являются типичными случаями пролонгированных наблюдений.

    Однако во всех случаях исследователь может прослеживать только внешние, наблюдаемые стороны поведения ребенка: его высказывания, выразительные движения, его действия с игрушками и пр. Но психолога интересуют не сами по себе внешние проявления, а внутренние, психические процессы, которые скрываются за ними, недоступные непосредственному наблюдению. Чтобы понять эти процессы и уметь интерпретировать наблюдаемое поведение ребенка, психологу необходимо иметь предварительное представление о том, что он может и хочет увидеть, он должен оперировать понятиями, уметь пользоваться языком, с помощью которого будет описывать поведение ребенка. Успешность наблюдения зависит оттого, насколько четко сформулирована для исследователя цель наблюдения и насколько ясно он представляет себе, что он будет наблюдать. Если этого нет — его впечатления будут расплывчатыми и неопределенными, главное смешается с второстепенным, и получить какой-либо фактический материал окажется невозможным.

    Метод наблюдения имеет ряд неоспоримых достоинств. Он позволяет развернуть перед нами конкретную жизнь ребенка, дает много живых, интересных фактов, но позволяет исследо­вать ребенка в естественных условиях его жизни. Он незаменим для первичной ориентировки в проблеме и получения предва­рительных фактов. Но этот метод имеет и ряд недостатков, глав­ный из которых — его чрезвычайная трудоемкость. Он требует высокой психологической образованности исследователя и ог­ромных затрат времени, которые вовсе не гарантируют получе­ния новых фактов. Исследователь вынужден ждать, пока инте­ресующие его явления возникнут сами собой. Кроме того, результаты наблюдений часто не позволяют понять причины тех или иных форм поведения. Многие исследователи замечали, что, наблюдая, психолог видит только то, что он уже знает, а то, что еще ему не известно, проходит мимо его внимания. Поэтому более эффективным оказывается другой, более активный и це­ленаправленный метод — эксперимент.
    Метод эксперимента

    Психологический эксперимент позволяет психологу целенап­равленно вызывать интересующие его явления психики. В экс­перименте психолог специально создает и видоизменяет усло­вия, в которых находится ребенок. Поведение ребенка в разных экспериментальных условиях (его качественный и количествен­ный анализ) позволяет делать некоторые выводы о его психоло­гических характеристиках. Например, чтобы выяснить, какую форму общения со взрослым предпочитают дошкольники, экс­периментатор организует различные ситуации общения с ребен­ком. В одной из них взрослый играет с ним в игрушки, в другой — читает книжки или беседует о чем-то познавательном, в третьей — разговаривает на личностные темы: о его отношениях с друзья­ми, разных человеческих качествах и пр. Затем экспериментатор сравнивает характер поведения ребенка в этих ситуациях и выяс­няет, какая из них является для дошкольника предпочтительной. Этот эксперимент позволяет констатировать главную форму об­щения ребенка. Подобные эксперименты называют констати­рующими, поскольку они позволяют зафиксировать (или конста­тировать) какие-либо особенности развития ребенка.

    Метод эксперимента оказался эффективным, экономным и нашел широкое применение в психологии вообще и в детской в частности. Специфика эксперимента в детской психологии заключается в том, что экспериментальные условия должны быть близкими к естественным жизненным условиям ребенка и не должны нарушать привычных форм его деятельности. Необычные лабораторные условия (например, использование новой аппаратуры, присутствие чужих взрослых и пр.) могут смутить ребенка и вызвать отказ от деятельности, Поэтому эксперимент в детской психологии должен быть приближен к естественным условиям жизнедеятельности ребенка. Он так и называется — естественный эксперимент, в отличие от лабораторного, который может проходить в любых ситуациях с применением самой сложной аппаратуры. Эксперименты с детьми лучше проводить в форме интересной игры или привычных для ребенка занятий — рисование, конструирование, отгадывание загадок и пр. Дети не должны подозревать, что игры, которые им предлагают, специально организованы для их изучения.

    Одним из видов психологического эксперимента являются тесты. Тест — это система специально подобранных задний, которые предлагают детям в строго определенных условиях. За выполнение каждого задания ребенок получает оценку в баллах. Оценка должна быть объективной и не зависеть от личного отношения экспериментатора. Предварительно для каждой возрастной группы определяются возрастные нормы выполнения каждого задания (т. е. какой балл соответствует трех-, четырех — или шестилетнему возрасту). Сравнение результатов, показанных ребенком, с возрастной нормой позволяет определить, нормально ли для своего возраста развит ребенок или его развитие отклоняется от нормы (отстает или опережает). С помощью тестов можно выявить результат решения той или иной задачи, но невозможно определить качественные особенности (или способ) ее решения. Поскольку детскую психологию интересуют прежде всего особенности внутренней, психической жизни ребенка, а не его объективные результаты, метод тестов в детской психологии не может применяться как основной.

    Стратегию эксперимента называют стратегией срезов , поскольку здесь как бы одномоментно снимается уровень возрастного или индивидуального развития какого-либо психического процесса. Эта стратегия очень широко применяется в детской психологии. Иногда стратегия срезов соединяется со стратеги­ей пролонгированного, лонгитюдного исследования. Первона­чально по отношению к определенному числу детей проводит­ся первый срез, через некоторое время у тех же детей по тем же методикам проводится второй срез, затем третий и т. д., после чего сопоставляются результаты отдельных срезов и выявляется динамика того или иного процесса. Нередко в одном исследо­вании сочетаются эксперимент и наблюдение.

    Однако перечисленные выше методы (как наблюдение, так и констатирующий, или срезовый, эксперимент) позволяют лишь зафиксировать те или иные особенности поведения ре­бенка или степень успешности решения задач. Но они не дают возможности выяснить, что происходит за этой наглядной, вос­принимаемой картиной. Они не подводят к пониманию усло­вий и движущих сил развития ребенка. Наблюдая, как ребенок решает задачи, мы не сможем понять, почему он их так решает (или не решает), и никакое пристальное наблюдение не даст ответ на эти вопросы.

    Явным преимуществом в этом отношении обладает генетико-моделирующий , или формирующий, эксперимент . Его суть со­стоит в том, что методом исследования психических процессов становится экспериментальное формирование новых способно­стей у детей, которые раньше ими не обладали. Эту стратегию исследования можно назвать стратегией экспериментального генезиса психических способностей. Ее реализация предпола­гает использование различных путей и средств активного фор­мирования способности, развитие которой изучается. Исследо­ватель, в зависимости от своих теоретических представлений, заранее формулирует гипотезу о том, что лежит в основе психи­ческой способности и в чем состоят условия ее эффективного развития. Затем, основываясь на своей гипотезе, он создает (или моделирует) эти условия в своем эксперименте и проводит ре­бенка через серию формирующих или развивающих воздействий. После этого исследователь выясняет, изменились ли психичес­кие способности, развитие которых изучается. Таким образом проверяется гипотеза о психологических причинах и условиях психического развития ребенка. Например, психолог выдвига­ет гипотезу о том, что мышление маленького ребенка строится на основе его практических предметных действий. Чтобы проверить эту гипотезу, он специально организует практическую деятельность детей (дает им для исследования игрушки с секретом, учит обращаться с новыми предметами, специально занимается с ними практической, исследовательской деятельностью и пр.). После серии таких занятий он выясняет, произошли ли какие-нибудь сдвиги в умственных способностях этих детей. Если да, то его гипотезу можно считать подтвержденной.

    Разные виды эксперимента, как правило, сочетаются между собой в одном и том же исследовании. Сначала проводят обычный срезовый эксперимент (в этом случае он называется констатирующим), чтобы зафиксировать исходный уровень развития изучаемой способности. Затем следует формирующий (или генетико-моделирующий) эксперимент, цель которого — получить новый уровень развития способности в зависимости от исходной гипотезы. В заключение повторяется тот же срезовый эксперимент, что и в начале, чтобы выяснить, какие сдвиги произошли в результате формирующего эксперимента. Такой заключительный эксперимент обычно называют контрольным.

    Учитывая, что дети дошкольного возраста достаточно быстро развиваются и без всяких экспериментальных воздействий, для оценки эффективности формирующего эксперимента необходимо сопоставлять изменения, которые происходят за один и тот же промежуток времени у детей — участников формирующих экспериментов и детей того же возраста, живущих в естественных условиях. Первая группа детей обычно называется экспериментальной, вторая — контрольной. Сравнение результатов экспериментальной группы показывает разницу, которую дают организованные в эксперименте условия.

    Формирующий эксперимент, так же как и срезовый, может быть лонгитюдным, т. е. продолжаться в течение ряда лет с одними и теми же детьми. Так, например, многолетнее экспериментальное обучение детей по новым программам и выяснение влияния этих программ на психическое развитие детей можно рассматривать как лонгитюдный психолого-педагогический формирующий эксперимент.

    Кроме основных методов исследования — наблюдения и эксперимента — в детской психологии используются вспомогательные методы. К ним относятся анализ результатов детской деятельности (рисунков, поделок, сочиненных детьми сказок и пр.) и метод беседы (или интервью).

    Особенно широко используется анализ детских рисунков . В детских рисунках отражаются эмоциональное состояние ре­бенка, особенности восприятия окружающих людей и предме­тов, характер отношений с окружающими. Однако интерпрета­ция детских рисунков требует высокой квалификации и большого опыта работы с этим материалом. Кроме того, она никогда не может быть определенной и однозначной и всегда предполагает некоторый субъективизм исследователя. Поэтому в серьезных исследованиях этот метод может использоваться только как до­полнительный, вспомогательный.

    Метод беседы (метод вопросов, или интервью) возможно ис­пользовать в работе с детьми, начиная с 4 лет, когда они уже дос­таточно хорошо владеют речью, но в весьма ограниченных пре­делах. Дело в том, что дети дошкольного возраста еще не могут выразить в словах свои мысли и переживания, поэтому их ответы обычно бывают краткими, формальными и воспроизводящими слова взрослого. Подбор вопросов для беседы с детьми — боль­шое искусство. Они должны быть понятны и интересны для ре­бенка и ни в коем случае не должны содержать подсказки. Бесе­да с ребенком также может быть использована только как вспомогательный, второстепенный метод.

    ИТОГИ

    Метод это общая стратегия, общий путь получения фактов, который определяется задачей и предметом исследования, а также теоретическими представлениями исследователя. В отличие от этого, методика это частный, конкретный способ сбора материалов, зависящий от условий исследования и возможностей исследователя.

    Основные методы исследования детской психологии — на­ блюдение и эксперимент. Наблюдение бывает сплошным или выборочным, скрытым или включенным, одноразовым или пролонгированным (лонгитюдиональным).

    В психологическом эксперименте исследователь намерен­но создает условия, в которых протекает деятельность ребен­ка, или ставит перед ним определенные задачи. В детской психологии эксперимент должен быть максимально прибли­жен к естественным условиям жизни детей. Необычные лабо­раторные условия (например, использование новой аппарату­ры, чужие взрослые и пр.) неприменимы в работе с детьми. Они не должны подозревать, что те игры, которые им предла­гают, специально организованы для их изучения.

    Одним из видов психологического эксперимента является зет — система специально подобранных заданий, которые предлагают детям в строго определенных условиях. За выполнение каждого задания ребенок получает оценку в баллах. Оценка должна быть объективной и не зависеть от личного отношения экспериментатора. Сравнение результатов ребен­ка с возрастной нормой позволяет определить, нормально ли для своего возраста развит ребенок или его развитие откло­няется от нормы (отстает или опережает). Эту стратегию экс­перимента называют стратегией срезов, поскольку здесь сни­мается уровень возрастного или индивидуального развития какого-либо психического процесса.

    Особым видом эксперимента, позволяющим выявить дви­жущие силы и причины развития психических способностей, является генетико-моделирующий , или формирующий, эк­сперимент, в котором осуществляется экспериментальное формирование той или иной психической способности. Учи­тывая, что дети дошкольного возраста достаточно быстро развиваются и без всяких экспериментальных воздействий, чтобы оценить эффективность формирующего эксперимента, необходимо сопоставлять те изменения, которые происходят за один и тот же промежуток времени у детей — участников эксперимента и у детей того же возраста, живущих в естественных условиях.

    Первая группа детей называется экспериментальной, вто­рая — контрольной. Сравнение результатов контрольной и экс­периментальной групп показывает ту «прибавку», которую дают организованные в эксперименте условия.

    Формирующий эксперимент, так же как и срезовый, мо­жет быть лонгитюдным, т. е. продолжаться в течение ряда лет с одними и теми же детьми. Многолетнее эксперимен­тальное обучение детей по новым программам и выяснение влияния этих программ на психическое развитие детей можно рассматривать как лонгитюдный психолого-педагогический формирующий эксперимент.

    Экспериментальная стратегия исследования может быть срезовой (одноразовой) и пролонгированной (или длительной, лонгитюдиональной). Обе стратегии могут сочетаться в одном и том же исследовании.

    Помимо основных методов (наблюдения и эксперимента) в детской психологии в качестве дополнительных использу­ются анализ результатов детской деятельности и метод бе­седы. Эти методы могут быть использованы только как вспо­могательные.

    Предметом возрастной психологии является… Предмет, задачи и проблемы возрастной психологии

    В процессе всей жизни каждый человек преодолевает значительный путь своего становления, формирования зрелой личности. И у каждого этот путь индивидуален, поскольку человек является не только зеркальным отражением той реальности, в которой находится, но и носителем определенных духовных составляющих предшествующих поколений.

    Немного о формировании индивидуальности

    Прежде чем понять, что же является предметом возрастной психологии, необходимо ознакомиться с основными характеристика человека как личности. Получается, что человек — это своего рода единство двух диаметрально противоположных реальностей. Опыт предшествующих поколений человек впитывает из мифологии, сказок народов мира, трудов научного, исторического или художественного направления. Природные корни вкупе с современным мироощущением и внутренним пониманием своей сущности создают то уникальное, что есть в человеке. Именно это все и движет развитием духовной сферы. Даже в детстве ребенок уже понимает значение таких постулатов жизни, как добро и зло, сочувствие и равнодушие, понимание и отсутствие интереса и т. д. Человек с детства стремится к идентификации, самоопределению, осознанию сути своей уникальности.

    Познание себя и окружающего мира

    Познание себя начинается с ощущения грани между добром и злом, возвышенным и низменным. Будучи еще ребенком, маленький человечек черпает у взрослых образы нравственного поведения, модели восприятия действительности, применяет их на себя, тем самым проводя границу между собой и окружающими людьми. Вот он — ключ к идентификации себя. Ребенок, переступая грань недозволенного, как бы примеряет на себя самые различные социальные роли и психологические образы.

    В подростковом возрасте человек продолжает «искать себя», а именно самоопределяться относительно своей личности, а также своего места в этом мире. Подросток позиционирует себя, с одной стороны, как полноценный член коллектива, а с другой стороны, как уникальное явление. Именно эта амбивалентность является прямым путем к самоопределению человека.

    Юность — прекрасная пора …

    Недаром говорят, что юность — это самая прекрасная пора. Психологический столб сформирован, правила внешнего мира давно известны. Достаточно лишь полностью раскрепостить себя и быть открытым для чего-то нового. На данном этапе человек способен оценить историю развития мира, ощутить всю ее сложность и степень неизученного. Юноша или девушка пытается самостоятельно органично функционировать в реалиях социальной жизни, обществе с правами и обязанностями.

    Хотелось бы обратить внимание на то, что в каждый период жизни человек продолжает этот бесконечный путь самоопределения, познания себя. Детство, отрочество, юность … Законы возрастного развития функционируют всегда. Предметом возрастной психологии являются закономерности? Ведь стоит только подумать о том, что очень многое стоит перед человеком в процессе самоопределения: открытие внешнего мира, знакомство с его историей, предметной и природной реалиями, законами функционирования социального пространства, с законами и правами вообще человеческой жизни.

    Отметьте, что является предметом изучения возрастной психологии на ваш взгляд.

    О психическом развитии ребенка

    Проблема психического развития ребенка всегда занимала важное место в развитии психологической мысли, однако как наука она сформировалась лишь в конце XIX века. Скорее всего, этот пласт психологических знаний правильнее будет назвать не отдельной наукой, а ветвью сравнительной психологии. Что являет на сегодняшний день детская психология? Представляющая собой отрасль познания научного характера, она включает в себя две мощные ветви знания.

    Что является предметом возрастной психологии? Ответ очень прост — законы развития человеческой психики в процессе жизнедеятельности.

    Классификация детской психологии

    Возрастная психология — это сфера научного знания, объединяющая в себе основные психологические вопросы развития детей всех возрастов. В соответствии с этим она подразделяется на разделы:

    • детская психология;
    • психология подросткового возраста;
    • психология человека в период юности;
    • психология зрелости;
    • психология старости, или геронтопсихология.

    Психология развития — это область знаний, аккумулирующая информацию о законах преобразования психики людей с возрастом. Возрастная психология изучает различные изменения в поведении людей в течении всей жизни, выделяет закономерности приобретения знаний, умений и навыков в соответствии с возрастным этапом.

    В чем различие между возрастной психологией и психологией развития?

    Основное отличие психологии развития и возрастной психологии между собой в том, что первая стремится ответить на вопрос: «Почему происходит именно так, а не иначе?», то есть более детерминирована. Возрастная же психология в большей степени носит описательный характер, а именно занимается разъяснением основных возрастных психологических особенностей человека. Таким образом, можно сделать вывод, что основное различие этих областей научного знания в их предмете. Так, предметом возрастной психологии являются ключевые моменты в развитии психики ребенка в процессе перехода из одной возрастной группы в другую, включая разностороннюю специфику психики детей разного возраста.

    Немного конкретики: что является предметом психологии развития и возрастной психологии

    Вообще, отмежевание возрастной психологии «в сторону» и представление ее как самостоятельной области научного знания было обусловлено требованиями практики в вопросе воспитания и обучения детей. Внедрение основных постулат теории детской психологии настоятельно требовало переложения их в область практики. Подобно педиатру, который следит за развитием физического состояния ребенка, детский психолог проводит мониторинг степени развития и функционирования психики ребенка. Осуществление многократного скрина возможно на основе глубокой теоретической подготовки. Вот именно здесь сливаются теория и практика, подобно мощным потокам двух полноводных рек. Психология развития и возрастная психология — две области знания, впадающие в огромный «океан психологии». Разница между ними лишь в предметах рассмотрения, круге интересов.

    О предмете исследования

    Так, предметом возрастной психологии является динамика психики человека в соответствии с его возрастом. Предметом же психологии развития выступают закономерности развития человека в обществе как звена социальной структуры, особенности функционирования его психики и сознания. Таким образом, в области возрастной психологии изучаются сами источники, ведущие направления психического развития, то есть предмет этой области более конкретизирован. Предметом возрастной психологии являются тесты? Возрастная психология ориентирует свое внимание на сравнительно медленные, но качественно важные процессы в психике человека, которые явно просматриваются при перестроении возрастных групп. Как правило, данные процессы занимают от нескольких месяцев до нескольких лет жизни человека.

    В какой литературе искать ответ на то, что является предметом возрастной психологии?

    В учебниках по психологии, научных трудах и статьях довольно подробно и доступно излагается данная тематика. Изучение подобной литературы помогает в осмыслении поведенческих особенностей детей, взрослых или пожилых людей. Запомните, что ответы на все вопросы содержатся в психологии.

    программ и сервисов | Behavioral Medicine and Clinical Psychology

    Оценка и лечение поведенческих проблем со здоровьем, таких как СДВГ или тревога, включают тесты и методы лечения, разработанные с учетом потребностей вашего ребенка. Узнайте больше о наших специализированных программах и услугах, а также о многочисленных клинических программах, с которыми мы сотрудничаем.

    Специальные программы

    Центр приверженности и самопомощи
    Детей направляют в Центр приверженности и самопомощи для оценки и помощи в соответствии с рекомендациями по лечению и преодолением хронических заболеваний.

    Центр синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)
    Детей направляют в Центр СДВГ как для всесторонней оценки, так и для помощи в поведенческом управлении проблемами внимания.

    Программа нейропсихологии
    Детей направляют в программу нейропсихологии для решения неврологических когнитивных и поведенческих проблем. Команда помогает этим детям учиться, расти и достигать своего наивысшего потенциала.

    Лечение и услуги

    Консультация-связь по поведенческой медицине
    Мы предоставляем консультационную услугу по поведенческой медицине (C-L) для педиатрических стационарных пациентов, госпитализированных в медицинские, хирургические, реанимационные и реабилитационные отделения в Cincinnati Children’s.Эта услуга помогает пациентам и их семьям решить различные проблемы, связанные с их госпитализацией, включая устранение боли, преодоление новых диагнозов, беспокойство, связанное с госпитализацией, и общение с семьей и командой. В то время как поставщики медицинских услуг часто определяют пациентов и семьи, которые могут воспользоваться этой услугой, пациенты и семьи могут запросить консультацию.

    Биологическая обратная связь
    Биологическая обратная связь — это метод обучения, используемый для облегчения боли и стресса. Имеются убедительные научные данные об использовании биологической обратной связи при лечении мигрени и головных болей у детей.Пациентов учат контролировать различные функции тела, такие как температура кожи, частота сердечных сокращений, дыхание и напряжение мышц, используя сигналы собственного тела. Пациенты обучаются навыкам релаксации, таким как глубокое дыхание, управляемое воображение и прогрессивная мышечная релаксация, в то время как они получают обратную связь на экране компьютера.

    Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)
    Наши врачи используют основанную на доказательствах практику когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), в частности с использованием предотвращения воздействия и реакции (ERP), для лечения всех распространенных детских поведенческих расстройств, таких как СДВГ, депрессия, тревога и расстройство адаптации.Мы привлекаем семью к планированию лечения и отслеживанию хода лечения. Пациенты и родители следят за прогрессом ребенка в лечении, отображая тяжесть симптомов на каждом сеансе.

    Integrated Behavioral Health (IBH)
    Мы предоставляем услуги Integrated Behavioral Health (IBH) для педиатрических пациентов в первичной медико-санитарной помощи Cincinnati Children’s. Психологи IBH предоставляют профилактические услуги детям от рождения до 5 лет с целью сотрудничества с семьями для укрепления здоровья и развития.Психологи IBH также помогают пациентам и их семьям с различными проблемами, включая проблемы с поведением, беспокойством, депрессией, устранением боли, преодолением диагнозов и постановкой целей по улучшению их здоровья.

    Психологическое обследование
    Мы проводим психологическое обследование по разным причинам. Детей часто направляют на тестирование для определения уровня их интеллектуального или эмоционального функционирования, сильных и слабых сторон, а также стилей обучения и обработки информации.Это тестирование полезно для диагностических целей, планирования лечения и предоставления рекомендаций по уходу дома и в школе.

    Психологическое тестирование Консультации психиатра
    Дети и подростки, поступающие в психиатрические стационарные программы, программы частичной госпитализации и стационарного лечения, могут быть направлены на консультацию психологического тестирования.

    Консультация по тестированию полезна для уточнения диагноза, концептуализации случая и планирования амбулаторного лечения, особенно когда пациенты не добиваются прогресса в амбулаторном лечении или нуждаются в быстрой помощи из-за психического кризиса.Психологическое тестирование может выявить факторы болезни, которые пациент не может идентифицировать или сформулировать. Это может помочь лечащей бригаде определить приоритеты индивидуальных целей лечения и может служить вторым мнением для подтверждения или опровержения первоначальных клинических впечатлений. Кроме того, тестирование может выявить и задокументировать изменения в функционировании после стационарного лечения.

    Партнеры по уходу

    Мы интегрированы со многими клиническими программами, чтобы помочь детям с особыми заболеваниями справиться с болезнью.Посмотрите, как мы работаем вместе с вашей командой по уходу.

    Центр здоровья и хорошего самочувствия мозга
    Центр здоровья и хорошего самочувствия мозга предоставляет многопрофильную помощь детям, перенесшим сотрясение мозга или другие виды черепно-мозговых травм. Наши психологи проводят краткие психосоциальные оценки, сортируют пациентов для получения дополнительных услуг по мере необходимости и предоставляют краткие основанные на фактических данных вмешательства для эмоциональных, поведенческих, социальных проблем и проблем с приверженностью, которые могут возникнуть в результате черепно-мозговой травмы.

    Центр эозинофильных заболеваний Цинциннати
    Детей направляют в Национальный и международный центр лечения эозинофильных заболеваний Цинциннати для диагностики и лечения эозинофильных заболеваний. Психолог команды оказывает услуги семьям и детям, которым трудно приспособиться к болезни или справиться с ней, и помогает улучшить приверженность лечению, особенно в отношении ограниченной диеты, обезболивания и других психологических проблем.

    Комплексный центр серповидноклеточной анемии
    Комплексный центр серповидноклеточной анемии является одним из 11 финансируемых государством трансляционных и фундаментальных научных лечебных центров для лиц, страдающих серповидноклеточной анемией (SCD).Психологическая служба SCD принимает пациентов во время визитов в клинику в составе междисциплинарной команды, занимающейся лечением боли, соблюдением режима лечения, адаптацией к болезни и эмоциональными или поведенческими проблемами. Психологическая служба также руководит пилотным веб-проектом, призванным повысить удовлетворенность медицинским обслуживанием и общение между пациентом и поставщиком медицинских услуг во время визитов в клинику. Кроме того, психологическая служба координирует работу междисциплинарной группы, которая работает с подростками и молодыми людьми по мере их перехода в систему здравоохранения для взрослых.

    Черепно-лицевой центр
    Черепно-лицевой центр состоит из многопрофильной команды, занимающейся лечением детей с различными черепно-лицевыми аномалиями. Психолог команды консультирует по общим проблемам, связанным с поведением, развитием и состоянием, высказанными этими пациентами и их семьями.

    Центр муковисцидоза
    Центр муковисцидоза оказывает многопрофильную помощь детям с муковисцидозом и их семьям.Психологические услуги включают консультации с членами команды по вопросам общего поведения, развития и конкретных заболеваний, а также прямые клинические услуги для детей и семей. Психологи также проводят клинические исследования, изучая поведенческие вмешательства в кормление малышей и детей.

    Диабетический центр
    Диабетический центр оказывает многопрофильную помощь примерно 2000 детей, подростков и молодых людей с диабетом 1 и 2 типа и их семьям.Существует группа психологов, которые обеспечивают оценку и лечение широкого спектра эмоциональных и поведенческих проблем, обычно возникающих при диабете; к ним относятся расстройства настроения, фобия игл, проблемы с адаптацией к диабету и семейные конфликты, которые часто связаны с плохой приверженностью сложным схемам лечения.

    Центр различий полового развития (DSD)
    Различия полового развития могут оказать сильное влияние на детей и их семьи.В то время как некоторые из этих состояний диагностируются при рождении, другие обнаруживаются только в более позднем возрасте.

    Психолог, работающий с населением Центра DSD, обеспечивает оценку и лечение различных эмоциональных и поведенческих проблем, включая депрессию и тревогу, несоблюдение режима лечения, проблемы с образом тела и идентичностью, а также принятие медицинских решений. Психолог также работает с родителями над коммуникацией, связанной с обсуждением DSD с их детьми и другими людьми.

    Центр буллезного эпидермолиза (БЭ)
    Центр БЭ предоставляет междисциплинарную помощь пациентам с БЭ, группой наследственных дерматологических заболеваний, характеризующихся хрупкостью кожи с образованием пузырей.Психолог сосредотачивается на адаптации семьи и пациента, адаптации пациента, оценке поведения и скрининге психического здоровья, чтобы решать и лечить трудности в этих областях.

    Центр головной боли
    Центр головной боли — это международно признанная междисциплинарная лечебная программа, в которую входят отделения неврологии и отделения психологии. Психологи работают с командой врачей и медсестер, чтобы пропагандировать здоровое поведение, которое снижает частоту головных болей, обучать активным подходам, которые приводят к оптимальному соблюдению режима приема абортивных и профилактических лекарств от головной боли, и проводят специализированное обучение использованию релаксации с помощью биологической обратной связи для облегчения головной боли. предотвращают головные боли и помогают детям лучше справляться с болью при возникновении головной боли.

    Центр воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК)
    Оптимальный уход за детьми с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) и их семьями требует мультидисциплинарного подхода, включая психологию. Этих детей обслуживает штатный детский психолог, который проводит индивидуальную и семейную терапию в Центре ВЗК, а также в качестве амбулаторной службы для решения серьезных психосоциальных проблем, связанных с этим хроническим заболеванием. Кроме того, специализированный психолог обеспечивает конкретное вмешательство для пациентов с ВЗК, связанных с соблюдением режима лечения.Наконец, психолог-исследователь координирует с клиническими службами текущие исследования, связанные с ВЗК.

    Международный центр усыновления
    Международный центр усыновления занимается оказанием междисциплинарной помощи детям, усыновленным на международном уровне, и их семьям. Психолог активно участвует в проведении психологической оценки детей для выявления любых когнитивных, академических, эмоциональных или поведенческих потребностей. Это помогает усыновляющим семьям добиваться раннего и надлежащего вмешательства.Психолог также тесно сотрудничает с социальным работником центра, координатором школьного вмешательства и медицинским персоналом.

    Новая программа лечения приступов с приступами
    Новая программа лечения приступов с приступами является частью Комплексной программы лечения эпилепсии. Психолог команды проводит краткие психосоциальные оценки, сортирует пациентов и их семьи для получения дополнительных услуг (нейропсихологическое тестирование или тестирование развития) и проводит краткие вмешательства по эмоциональным, поведенческим, социальным проблемам и проблемам приверженности.

    Центр управления болью
    Центр управления болью предоставляет междисциплинарную оценку и лечение хронических болей у детей и подростков. Пациенты посещают врача-анестезиолога (анестезиолога), психолога и физиотерапевта для всесторонней оценки. Центр управления болью также оценивает пациентов, желающих участвовать в программе восстановления функциональной независимости (FIRST), стационарной реабилитационной программе для лечения сильной боли, приводящей к инвалидности.Комплексное лечение обычно включает медикаментозное лечение, биологическую обратную связь, обучение навыкам совладания (также известное как когнитивно-поведенческая терапия — КПТ) и физиотерапию. Целью лечения является уменьшение боли и улучшение повседневного функционирования и навыков выживания.

    Детский центр трансплантации
    Дети, которым рассматривается вопрос о трансплантации, проходят мультидисциплинарную оценку, в которой могут участвовать хирурги, врачи, социальные работники, специалисты по детской жизни, капелланы, финансовые консультанты, диетологи, фармацевты и психологи.Психолог бригады по трансплантации оценивает развитие, эмоциональное, семейное и поведенческое функционирование пациента, а также выявляет сильные стороны и потенциальные препятствия для посттрансплантационного ухода. Стационарные и амбулаторные услуги психолога доступны для детей и их семей, которым трудно приспособиться или справиться с процессом трансплантации. Узнайте больше о педиатрическом центре трансплантологии.

    Хирургическая программа снижения веса для подростков
    Хирургическая программа снижения веса для подростков — это программа хирургического вмешательства для подростков со значительным избыточным весом.Эта программа предлагает ориентированный на семью подход к лечению ожирения у подростков, включая долгосрочный послеоперационный уход и эмоциональную поддержку. Пациентов и их семьи консультируют и внимательно наблюдают в клинических условиях, которые предназначены для удовлетворения психосоциальных, эмоциональных и медицинских потребностей подростков с избыточным весом. Психолог работает с потенциальными пациентами, чтобы определить, является ли бариатрическая хирургия подходящим выбором. После операции психолог работает с пациентом и его семьей, чтобы оказать поддержку и облегчить соблюдение рекомендаций по послеоперационному лечению.

    Границы | Позитивное образование для детей младшего возраста: влияние позитивного психологического вмешательства на детей дошкольного возраста на субъективное благополучие и поведение при обучении

    Введение

    Признание важности социального и эмоционального развития детей младшего возраста стало основным приоритетом дошкольного образования. Успешные переговоры в этот период развития включают в себя, помимо прочего, способность формировать позитивные отношения, устанавливать положительную самооценку, эффективно выражать чувства и регулировать эмоции, проявлять настойчивость и позитивно реагировать на сложные задачи, а также принимать позитивный взгляд на вещи. динамическая среда (Боумен и др., 2000; Шонкофф и Филлипс, 2000 г.; Дакворт и др., 2007 г.; Оадес и др., 2011). Таким образом, возрастающее внимание психологического и психического здоровья к основополагающему периоду развития в раннем детстве привело к международному интересу к содействию социально-эмоциональному развитию и личным качествам в дошкольном образовании (Honig, 2002).

    Многие из компетенций, приобретенных в этот период развития, являются основополагающими конструкциями, включенными в подход позитивной психологии к образованию, который фокусируется на оптимальном функционировании педагогов и детей в различных образовательных учреждениях.Эта область исследований в последнее время процветала в форме позитивного образования, которое стремится интегрировать элементы позитивной психологии в образовательные практики (Seligman et al., 2009; Sin and Lyubomirsky, 2009; Stiglbauer et al., 2013; Shoshani and Steinmetz, 2014). . Образовательные интервенционные программы все чаще включают в себя конструкции позитивной психологии, такие как сильные стороны характера, благодарность, положительные эмоции и участие, чтобы улучшить благополучие и психическое здоровье детей. Большинство из этих вмешательств были внедрены в школах с недостатком позитивных психологических вмешательств для маленьких детей в дошкольных образовательных учреждениях.Информированных знаний об эффективности этих вмешательств в обеспечении благополучия детей дошкольного возраста катастрофически не хватает. В настоящем исследовании описывается построение позитивной образовательной программы, применяемой обученными воспитателями детских садов, и изучается эффективность этой программы в отношении улучшения благополучия, сильных сторон и социально-эмоциональных способностей детей дошкольного возраста и уменьшения трудностей.

    Необходимость позитивного образования в дошкольных учреждениях

    Обширные исследования изучали потребности развития детей в дошкольных учреждениях с точки зрения готовности к школе (Pianta et al., 2007). Накопленные данные о готовности к переходу в школу показывают, что основное внимание уделяется пяти областям, включая физические и двигательные навыки, социальные и эмоциональные компетенции, языковое развитие, подходы к обучению и когнитивное развитие (Национальная ассоциация образования детей младшего возраста [NAEYC], 1996 г.). ). На практике дошкольное образование уделяет непропорционально большое внимание когнитивным аспектам подготовки к школе, в то время как социальным и эмоциональным аспектам уделяется меньше внимания (Шошани и Авив, 2012).

    Альтернативная призма предполагает, что сосредоточение внимания на когнитивной области и субъективном благополучии может быть синергетическим, и что оба они имеют решающее значение в современной дошкольной реальности. Каскадная модель развития предполагает, что кажущиеся разными когнитивные и эмоциональные вехи детей переплетаются и постепенно влияют друг на друга с течением времени (Masten and Cicchetti, 2010). Следует пересмотреть традиционную политику в области образования, основанную на убеждении, что акцент на академической успеваемости детей обратно пропорционален благополучию и психическому здоровью детей.Аналогичным образом следует пересмотреть представление о том, что уделение большего количества времени благополучию и здоровью приводит к игнорированию академического обучения и, как следствие, к более низким достижениям (Bonell et al., 2013).

    В дополнение к синергизму между когнитивной и социально-эмоциональной сферами внимание к укреплению психического здоровья дошкольников важно само по себе. Раннее социально-эмоциональное развитие дает основу для последующего психического здоровья, поскольку оно закладывает прочный или хрупкий каркас для положительных или отрицательных траекторий (Shonkoff and Phillips, 2000).Действительно, распространенность эмоциональных расстройств среди детей младшего возраста привлекает внимание всего мира (Côté et al., 2009). Исследования сообщают о высоком уровне хронических проблем с психическим здоровьем и поведением от легкой до умеренной степени, особенно среди детей младшего возраста из семей с низким социально-экономическим статусом (Qi and Kaiser, 2003). Национальное лонгитудинальное исследование раннего вмешательства США выявило, что 10–40% обследованных младенцев и детей ясельного возраста имеют поведенческие и эмоциональные трудности (Министерство образования США, 2001).

    Раннее появление поведенческих проблем указывает на необходимость создания сильной социальной и эмоциональной базы в дошкольных учреждениях. Направление в службы охраны психического здоровья в этом возрасте является особенно сложной задачей, что делает дошкольное учреждение естественным местом для удовлетворения социально-эмоциональных потребностей детей и развития их сильных сторон, компетенций и позитивных траекторий развития (Hemmeter et al., 2006). В этом отношении позитивное образование может выполнять двойную функцию, предоставляя платформу для первичной профилактики проблем психического здоровья, реализующую универсальные методы вмешательства, и способствуя субъективному благополучию, ощущению счастья и самореализации (Rones and Hoagwood, 2000; Shoshani and Слоун, 2013; Слоун и Шошани, 2014).

    Аспекты благополучия детей младшего возраста

    Несмотря на общепризнанную и бесспорную важность благополучия детей младшего возраста, в литературе неоднозначно говорится о природе и элементах благополучия, а также о путях его измерения и продвижения. Абстрактная, многомерная и культурно сконструированная природа понятия привела к непоследовательности в его определении в разных областях (Barblett and Maloney, 2010). Классическое понятие субъективного благополучия было операционализировано как относительно высокое присутствие положительного аффекта, низкое присутствие отрицательного аффекта и удовлетворенность жизнью (Myers and Diener, 1995).В образовательной сфере благополучие рассматривается как результат и как процесс, который способствует продвижению детей к обучению по содержанию и другим вехам развития. Однако исследования благополучия детей в образовательном контексте немногочисленны по сравнению с подростками (Mashford-Scott et al., 2012).

    Недавно Селигман (2011) предложил модель, включающую пять условий, обеспечивающих благополучие детей и взрослых — положительные эмоции, вовлеченность, положительные отношения, смысл и достижения, которые образуют аббревиатуру «PERMA», — и задокументировал применимость модели в сфере образования. настройки.Вмешательство, разработанное и реализованное в настоящем исследовании, было основано на этой модели, скорректированной для применимости к маленьким детям. Из-за сложности концептуализации и облегчения смысла у маленьких детей (Шошани и Руссо-Нетцер, 2017) элемент смысла не был включен в настоящую программу вмешательства.

    Аспект положительных эмоций в модели PERMA относится к различным чувствам счастья, включая радость, удовольствие и веселье. Несколько исследований подтвердили положительную связь между эмоциональным интеллектом и склонностью детей к просоциальному поведению (Eisenberg and Fabes, 1998; Luengo Kanacri et al., 2017). Положительная связь между эмоциональным пониманием и отчетами матерей о просоциальном поведении детей была показана даже среди детей младшего возраста (Ensor and Hughes, 2005). Было обнаружено, что у детей старшего возраста в возрасте 5, 9 и 13 лет понимание выражения эмоций напрямую связано с эмпатией. В свою очередь, подтверждена положительная связь между эмпатией и просоциальным поведением, хотя эта связь оказалась слабее у девочек, чем у мальчиков (Roberts and Strayer, 1996). Школьные вмешательства, способствующие социально-эмоциональному обучению и осознанию положительных эмоций, продемонстрировали повышение позитивного отношения и поведения, ориентированного на обучение (Elias et al., 1997; Грациано и др., 2007). Кроме того, было обнаружено, что положительные эмоции, такие как благодарность и признательность, способствуют усилению положительных эмоций в классе (Froh et al., 2009).

    Вторым элементом благополучия в модели PERMA является вовлеченность, которая определяется как чувство вовлеченности и погруженности в деятельность, также известное как состояние «потока» (Csikszentmihalyi, 1991; Seligman, 2011). Исследования показали, что развитие социально-эмоциональных навыков у детей связано с усилением привязанности к школе и соблюдением норм (Elbertson et al., 2009). Кроме того, среда в классе, которая поощряет участие, связана с интересом, вниманием и любопытством во время обучения (Krapp, 1999).

    Третий аспект модели PERMA относится к позитивным отношениям, определяемым как восприятие получения поддержки от других вместе с чувством связи и безопасности с другими (Seligman, 2011). Позитивные и безопасные отношения с семьей, друзьями и сверстниками имеют решающее значение для социально-эмоционального развития маленьких детей (Denham et al., 2003). Способность детей формировать позитивные отношения со взрослыми позволяет создать прочную основу для эмоционального развития (Kochanska, 2001) и способствует приобретению социальных навыков, уверенности в себе и самооценке (Schneider et al., 2001; Gillath et al. , 2005). Надежные и стабильные отношения дают детям возможность обнаружить влияние своего поведения на других и получить контроль над окружающей средой (Hyson, 2004).

    Наконец, аспект достижения в модели PERMA относится к стремлению или стремлению к достижению личных целей (Seligman, 2011).Решимость преодолевать трудности и поддерживать интерес к целям с течением времени, даже когда им мешают неудачи, связаны с удовлетворенностью жизнью детей (Peterson et al., 2007; Duckworth and Quinn, 2009). Точно так же высокий уровень самоконтроля и настойчивости был связан с благополучием детей (Howell, 2009).

    Исследования предоставили относительно последовательные доказательства того, что позитивные психологические вмешательства, направленные на усиление факторов PERMA, могут улучшить субъективное благополучие, просоциальное поведение и чувство достижения, а также уменьшить проблемы с психическим здоровьем у школьников (Eades, 2005; Slone and Shoshani, 2006; Бём и Любомирский, 2009; Дакворт и Куинн, 2009; Моррис, 2009; Селигман и др., 2009; Уильямс, 2011 г.; Слоун и др., 2013; Шошани и Стейнмец, 2014 г.; Шошани и др., 2016). Тем не менее, отсутствуют данные о потенциальных преимуществах позитивных психологических вмешательств для маленьких детей.

    Текущее позитивное образовательное вмешательство – дошкольная программа Maytiv

    Дошкольная программа Maytiv была разработана командой психологов одного из высших учебных заведений Израиля. Программой руководили воспитатели дошкольных учреждений, прошедшие обучение и руководство по элементам вмешательства.Программа была сосредоточена на четырех элементах модели PERMA с мероприятиями по усилению положительных эмоций, вовлеченности, позитивных отношений и достижений.

    Модуль содействия положительным эмоциям направлен на эмоциональное выражение, эмоциональную регуляцию, эмпатию, позитивное мышление и способность различать положительные и отрицательные чувства и свободно их выражать. Примеры действий в этом модуле включали выявление личных источников счастья, упражнения для выражения благодарности, свободное выражение различных чувств в движении, искусстве, речи и мимике, а также описание воспоминаний о счастливом опыте.Второй модуль, касающийся взаимодействия, был направлен на развитие интереса и удовольствия от деятельности, основанной на встречах с личным опытом. Примеры действий в этом модуле включали в себя игру со значимыми для личности игрушками, принесенными из дома в детский сад, возможность выбрать личную тему или занятие на утреннем групповом собрании, выявление и использование сильных сторон личного характера в различных ролях, принятых в повседневной жизни. деятельности в детском саду.Третий модуль был направлен на содействие позитивным социальным отношениям и был основан на способности к позитивному общению со сверстниками и взрослыми, поддержке просоциального поведения и сотрудничества, поощрении проявлений доброты и сопереживания. Иллюстративные задания в этом модуле включали игры, требующие сотрудничества со сверстниками, упражнения в игре с друзьями в различных ситуациях, поощрение положительных ответов другим детям, имитация разрешения конфликтов и внимание к чувствам друга.Четвертый модуль достижения направлен на выявление и достижение целей и личностно значимых задач. Упражнения в этом модуле включали игры, в которых подчеркивалась настойчивость в сложных ситуациях, игры, которые давали ощущение эффективности и поддержки готовности продолжать попытки, несмотря на неудачи, а также выбор и работа над личными проектами, такими как создание книги рисунков или изучение интересной темы.

    Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить эффективность дошкольной программы Maytiv в укреплении психического здоровья, субъективного благополучия и адаптивного дошкольного функционирования по сравнению с соответствующей контрольной группой из списка ожидания в повторных тестах до и после тестирования. дизайн мер.

    Основная гипотеза исследования предсказывала, что участники в группе вмешательства будут демонстрировать большее улучшение субъективного благополучия до и после вмешательства (более высокие положительные эмоции и удовлетворенность жизнью и более низкие отрицательные эмоции), психического здоровья (более низкие эмоциональные и поведенческие проблемы) и адаптивное дошкольное функционирование (саморегуляция, эмпатия, просоциальность и позитивный подход к обучению), чем у участников контрольной группы. Кроме того, в ходе исследовательского вопроса изучалось, различается ли эффективность вмешательства в зависимости от социально-демографических характеристик, таких как возраст ребенка, пол и социально-экономический статус семьи.

    Материалы и методы

    Участники

    Участниками были 315 детей дошкольного возраста (153 девочки, 162 мальчика) в возрасте от 3 до 6,5 лет ( M = 4,53, SD = 0,93) из 12 демографически схожих дошкольных классов в центральном городе на севере Израиля. В Израиле детский сад является частью системы дошкольного образования.

    Государственные детские сады в Израиле обслуживают детей от 3 до 6 лет в трех возрастных группах: 3–4, 4–5 и 5–6 лет.

    Назначение условий исследования проходило в два этапа.Сначала было отобрано 42 дошкольных учреждения из 64 дошкольных классов в том же географическом районе. Критериями исключения для дошкольных учреждений были ультраортодоксальные религиозные дошкольные учреждения, специальное образование, небольшое количество детей или демографически несопоставимые дошкольные учреждения. Восемнадцать учителей дошкольных учреждений выразили заинтересованность в участии в программе и согласились на процесс случайного отбора.

    На втором этапе шесть заинтересованных дошкольных учреждений были случайным образом выбраны для вмешательства, а шесть были распределены в контрольную группу списка ожидания.Все 352 ребенка из 12 дошкольных учреждений имели право участвовать в исследовании. Все родители выполнили требования информированного согласия, за исключением пяти родителей, которые отказались дать согласие на участие своих детей в оценках в рамках исследования. В общей сложности 32 ребенка не завершили исследование; 18 из-за отсутствия и 14 из-за отказа от участия во втором измерении. Таким образом, в группу вмешательства вошли 160 детей, а в контрольную группу — 155 детей, выполнивших как претестовые, так и посттестовые измерения.Обе группы были примерно поровну разделены по половому признаку (48,5% мальчиков, 51,5% девочек). Исследуемая популяция состояла из еврейских детей, 98% из которых родились в Израиле. В общей сложности 189 родителей также согласились участвовать в исследовании и заполнили анкеты о своих детях, из которых 86,7% были матерями. Возрастной диапазон родителей на начало исследования составлял 24–52 года ( M = 36,29, SD = 4,70), 1,5 % были холостыми, 92 % состояли в браке и 6,5 % были разведены. Шестнадцать родителей выбыли из исследования при втором измерении.

    Меры

    Меры для детей

    Укороченная шкала положительного и отрицательного воздействия на детей (PANAS-C) (Ebesutani et al., 2012) представляет собой краткую версию PANAS-C (Laurent et al., 1999), стандартизированного показателя, который оценивает уровни положительные и отрицательные эмоции, пережитые за предыдущие несколько дней. Измерение включает 10 прилагательных, которые относятся к пяти положительным эмоциям (веселый, счастливый, радостный, гордый, живой) и пяти отрицательным эмоциям (безумие, несчастный, страх, грусть, испуг), оцениваемым по 5-балльной шкале Лайкерта.Шкала не была утверждена для детей младше 7 лет из-за трудностей с заполнением бумажных и карандашных вопросников для маленьких детей. Поэтому в данном исследовании мы модифицировали шкалу несколькими способами. Сначала мы читаем вслух предметы детям индивидуально. Во-вторых, мы упростили некоторые сложные формулировки (положительные эмоции — радость, счастье, радость, возбуждение и гордость; отрицательные эмоции — злость, недовольство, страх, испуг и грусть). Мы также изменили шкалу ответов с исходной 5-балльной шкалы Лайкерта на 3-балльную графическую шкалу Лайкерта.Шкала показала серию из трех ящиков в диапазоне от пустого до полного, и мы попросили участников указать, испытывают ли они эмоции ни разу (пустой ящик), иногда (наполовину полный ящик) или все время (полный ящик). . В этом исследовании альфа-коэффициенты составляли 0,89 и 0,86 в момент времени 1 для подшкал положительного и отрицательного аффекта соответственно.

    Краткая многомерная шкала удовлетворенности жизнью учащихся (BMSLSS) (Seligson et al., 2003) представляет собой самооценку из пяти пунктов для детей и подростков, которая оценивает удовлетворенность жизнью в различных областях.По 7-бальной шкале от 1 (ужасно) до 7 (в восторге). Каждый пункт оценивает удовлетворенность жизнью в одной из пяти областей (например, «Я бы описал свое удовлетворение своей семейной жизнью/дружбой/учебой в школе/собой/где я живу как…»). Шкала была изменена для удобства маленьких детей путем изменения пункта, чтобы отразить оценку детей удовлетворенности своей семьей, друзьями, дошкольным учреждением, домом и собственным опытом, изображенным маленькими теневыми фигурами, представляющими область. Инструкции, адаптированные для детей, звучали так: «Насколько ты счастлив со своим ….Шкала оценок была адаптирована от цифр 1–7 до 5-балльной шкалы, изображаемой серией смайликов, начиная от большого зеленого улыбающегося лица, меньшего зеленого улыбающегося лица, нейтрального наполовину зеленого, наполовину красного лица, большего красное грустное лицо и большое красное грустное лицо. Настоящее исследование дало значение α = 0,80 при предварительном измерении.

    Тест эмоциональных ситуаций на эмпатию (FASTE) (Feshbach and Roe, 1968) предназначен для оценки эмпатии и состоит из восьми повествований, каждое из которых сопровождается тремя слайдами, описывающими гипотетические повседневные жизненные ситуации, вызывающие эмоции.Инструмент представляет рассказы и серию слайдов, изображающих маленького ребенка в четырех различных аффективных ситуациях, с двумя последовательностями для каждой ситуации — счастье, печаль, страх и гнев. Инструмент содержит альтернативные изображения в зависимости от пола. Содержание каждой из четырех аффективных ситуаций было следующим: (1) Счастье – день рождения, победа в телевизионном конкурсе; (2) Печаль – потерянная собака, социальное неприятие; (3) Страх – потерянный ребенок, пугающая собака; (4) Гнев – ребенок выхватывает игрушку, ложное обвинение.Дети сообщают о своих чувствах по поводу каждой ситуации, и отчеты записываются дословно. Ответы оцениваются двумя баллами за совпадение между наблюдаемой ситуацией и реакцией ребенка, одним баллом за последовательный отрицательный или положительный ответ, который был неточным, и отсутствием баллов за противоречивую или не относящуюся к делу эмоцию. Общий балл эмпатии для каждого ребенка оценивался как сумма эмпатических ответов на все аффективные ситуации.

    Тест Head-to-Toes (HTKS) (McClelland and Cameron, 2012) использовался для оценки поведенческой саморегуляции детей.Задача требует когнитивной гибкости, тормозного контроля и рабочей памяти. Дети должны сначала выполнить одну из двух команд для действия, а затем их просят ответить противоречивым неавтоматическим действием. Например, если экспериментатор говорит: «Дотронься до головы», правильным ответом будет дотронуться до пальцев ног. Сложность задачи увеличивается за счет дополнительных конфликтующих действий. После практического занятия дети выполняют задание в соответствии с указаниями экспериментатора.Мера оценивается двумя баллами за правильное действие, одним баллом за самокорректирующие действия и отсутствием баллов за неправильное действие, так что баллы по шкале из 20 пунктов находятся в диапазоне от 0 до 40.

    Меры для родителей

    Родительская версия шкалы положительного и отрицательного влияния на детей из 10 пунктов (PANAS-C-P) (Ebesutani et al., 2012) представляет собой шкалу из 10 пунктов, представленную родителям, которые оценивают положительное и отрицательное влияние своего ребенка. Родители оценивают степень, в которой их ребенок проявлял каждое настроение в предыдущие несколько дней, по пятибалльной шкале Лайкерта от 1 (очень слабо) до 5 (чрезвычайно).Исследования подтвердили конвергентную и дискриминантную валидность шкалы с показателями детского беспокойства и расстройств настроения, а также высокую внутреннюю согласованность (Ebesutani et al., 2012). В этом исследовании альфа-коэффициенты составляли 0,93 и 0,91 в момент времени 1 для подшкал положительного и отрицательного аффекта соответственно.

    Опросник сильных сторон и трудностей (SDQ) (Goodman et al., 1998) представляет собой инструмент для самоотчета, состоящий из 25 пунктов, который оценивает расстройство психического здоровья. Опросник дает общую оценку трудностей и пять шкал, состоящих из пяти пунктов в каждой: эмоциональные симптомы (например,например, я часто несчастлив, подавлен или плачу), проблемы с поведением (например, я беру чужие вещи из дома, школы или где-либо еще), шкала гиперактивности (например, я постоянно ерзаю или ерзаю), проблемы со сверстниками (например, , обычно я один) и просоциальную шкалу (например, я часто добровольно помогаю другим). В этом исследовании оценки по четырем шкалам сложности были суммированы для получения общей оценки сложности. Пятая шкала, просоциальная шкала, была рассчитана и составила часть переменной результата адаптивного дошкольного функционирования.В этом исследовании использовалась версия SDQ на иврите, переведенная Министерством здравоохранения Израиля. Инструмент демонстрирует хорошую валидность критерия как для выборки сообщества, так и для клинической выборки, а также высокую корреляцию между информантами между самоотчетами и отчетами родителей и учителей (Goodman et al., 1998). Версия на иврите показала хорошую внутреннюю согласованность (α = 0,51–0,72) и хорошую конструктную, параллельную и дискриминантную валидность (Mansbach-Kleinfeld et al., 2010). В этом исследовании альфа Кронбаха была хороша для общей оценки сложности (0.79), так и для четырех шкал задач (0,72–0,81).

    Меры для воспитателей дошкольных учреждений

    Шкала подходов к обучению (Zill and West, 2001) оценивает подходы к обучению детей дошкольного возраста. Шкала отчета учителя из семи пунктов оценивает поведение детей при обучении в семи областях: внимательность, стремление к обучению, настойчивость в выполнении заданий, независимость в обучении, организованность, гибкость и способность следовать правилам в классе. Баллы варьируются от 1 до 4, при этом более высокие баллы указывают на более частые проявления позитивного поведения в обучении.Баллы по этой шкале коррелируют с оценками по чтению, математике и естественным наукам в детском саду и в первом классе, и шкала показывает хорошую достоверность критерия (Entwisle and Alexander, 1998). В этом исследовании альфа-коэффициент был 0,78 на предварительном тесте.

    Условия вмешательства и контроля

    Программа вмешательства

    Программа вмешательства включала два параллельных этапа. Один этап состоял из семинара по подготовке учителей дошкольных учреждений под руководством клинического психолога, обученного групповой динамике и позитивной психологии.Второй этап состоял в параллельном проведении учителями дошкольных учреждений соответствующей возрасту программы для детей в классе.

    На первом этапе, состоявшем из учебного семинара по позитивной психологии, воспитатели дошкольных учреждений приняли участие в семинаре продолжительностью 34 академических часа, который включал два 90-минутных вводных занятия и 15 двухнедельных 90-минутных занятий с сентября 2016 года по июнь 2017 года. во второй половине дня в местном центре подготовки учителей проводились семинары. Семинары предоставили учителям введение в позитивную психологию, объяснение содержания, предоставление инструментов, которые могут быть лично полезными, и предоставление материалов для передачи детям.Воспитателям дошкольных учреждений было предложено активно включиться в процесс обучения, чтобы повысить усвоение материала. Это взаимодействие приняло форму личного обмена, совместных упражнений во время семинара и домашних заданий. Им также был предоставлен учебник, содержащий методы преподавания учебной программы и проведения уроков в их дошкольных классах. Несмотря на сложность мониторинга, учителей дошкольных учреждений попросили не делиться этим материалом за пределами семинаров.Все участвовавшие воспитатели дошкольных учреждений дали информированное согласие, и ни один из них не отказался от участия, даже когда ему предложили такую ​​возможность.

    Детская программа была представлена ​​в классе во время дошкольного дня. Для обеспечения стандартизации вмешательства воспитатели дошкольных учреждений были обеспечены учебником, содержащим учебные материалы и планы всех уроков. Учебный план состоял из четырех содержательных модулей, каждый из которых состоял из двух предметных блоков. Основными единицами были: положительные эмоции (выражение и управление эмоциями и благодарностью), вовлеченность (любовь к обучению и сильные стороны характера), достижения (сосредоточенность и настойчивость) и позитивные отношения (позитивные отношения и сопереживание).Учебник содержал теоретический материал по каждому модулю, а также богатый и разнообразный набор заданий для каждого занятия, включая обсуждения, рассказы, песни, игры и занятия, которые можно было объединить с обычными дошкольными повседневными занятиями, такими как рисование и свободная игра. Каждый блок содержал 20 мероприятий, которые проводились в течение 1 месяца, 5 мероприятий в неделю, так что программа началась в октябре 2016 года и продолжалась в течение 32 недель.

    Верность реализации

    После каждого ежемесячного модуля педагогов дошкольных учреждений просили заполнить отчет, в котором оценивалась степень соблюдения учителями плана урока.Учителя сообщали, удалось ли им выполнить все действия по полярному вопросу для каждого компонента. Анализ отчетов о верности показал, что учителя выполняли в среднем 18 из 20 заданий в каждом подразделении ( M = 18,27, SD = 0,74). Все учителя отметили активное участие детей и отличное сотрудничество.

    Группа управления

    Контрольная группа представляла собой пассивную контрольную группу из листа ожидания без лечения. В контрольных классах не было уроков позитивной психологии, и они не участвовали в какой-либо другой социально-эмоциональной программе во время проведения вмешательства, а скорее продолжали обычную дошкольную программу и мероприятия.

    Контрольная группа участвовала в оценочном исследовании в два момента времени измерения и была помещена в лист ожидания дошкольной программы Maytiv после завершения исследования.

    Процедура

    Данные собирались в два этапа: первый раз в сентябре 2016 года в начале израильского учебного года и второй раз в июне 2017 года в конце учебного года. Получив разрешение на проведение исследования от комитета по этике Министерства образования Израиля и Комитета по академической этике Междисциплинарного центра Герцлии, научные сотрудники связались с воспитателями дошкольных учреждений и родителями и получили письменное информированное согласие.Для обеспечения того, чтобы согласие было информированным, учителям и родителям была предоставлена ​​информация об исследовании, вмешательстве, контроле и процессе рандомизации. Родители подписали согласие на участие своих детей во вмешательстве и в исследовании, а также на заполнение анкет о своих детях. Родители получили подарочный купон на 20 долларов за участие в каждой волне времени. В общей сложности 89 родителей из группы вмешательства и 64 родителя из контрольной группы дали согласие на участие и заполнили анкеты в оба момента времени.Еще 18 родителей заполнили анкеты во время 1, но не смогли завершить исследование. Анкеты учителей и родителей заполнялись в электронном виде с использованием платформы Qualitrics

    .

    В целях обеспечения конфиденциальности участникам был присвоен идентификационный номер, и они были повторно идентифицированы только в целях последующего наблюдения. Кроме того, условия для подведения итогов или консультирования были доступны для любого участника, который почувствовал негативное влияние участия в программе или исследовании.Никто из учителей, родителей или детей не обращался за консультационными услугами к команде Майтив во время или после программы.

    Каждый ребенок был индивидуально доставлен экспериментатором из класса в экспериментальную комнату, тихую и приятную отдельную комнату в дошкольном учреждении. Детям сообщили, что они будут смотреть картинки, выполнять задания и слушать истории о детях своего возраста. Задания и анкеты предъявлялись на экране ноутбука и вводились в встречном порядке.Продолжительность процедуры сбора данных составляла около 20 мин.

    Анализ данных

    Все статистические анализы проводились с помощью программного обеспечения SPSS (версия 24.0). Исходные различия в демографических характеристиках между группами были проанализированы с помощью анализа χ2 для дискретных переменных и независимой выборки t -тестов для непрерывных переменных. Изменения в переменных исхода исследовали с помощью анализа дисперсии повторных измерений (ANOVA), используя в качестве факторов тип вмешательства с двумя уровнями (вмешательство и контрольная группа) и время с двумя уровнями (до и после вмешательства).Внутренними факторами были положительный и отрицательный аффект (отчеты детей и родителей), удовлетворенность жизнью, саморегуляция, эмпатия, трудности с психическим здоровьем (общий балл SDQ), просоциальное поведение и подходы к обучению. Для учета множественных сравнений использовалась поправка Бонферрони (90–185 p 90–186 < 0,005). Критерии Коэна d использовались для оценки степени величины эффекта вмешательства после вмешательства по сравнению с исходным состоянием. Отсутствующие данные составляли менее 2% для всех переменных исследования, и для условного исчисления отсутствующих значений использовался метод множественного вменения.

    Результаты

    Описание образца на исходном уровне

    Таблица 1 обобщает демографическую информацию и базовые характеристики участников в каждой группе. Базовые сравнения не выявили существенных различий до вмешательства между группой вмешательства и контрольной группой по демографическим или исходным показателям.

    ТАБЛИЦА 1. Характеристики образца на исходном уровне.

    Корреляции для измеренных переменных в исследовании на исходном уровне представлены в таблице 2.Детский возраст был положительно связан с позитивным аффектом, удовлетворенностью жизнью, эмпатией, саморегуляцией, позитивным подходом к обучению и меньшими проблемами психического здоровья. Сообщалось, что у мальчиков больше поведенческих проблем и меньше сочувствия, положительных и отрицательных эмоций, чем у девочек. Положительные эмоции детей были положительно связаны с удовлетворенностью жизнью, просоциальным поведением и менее эмоциональными проблемами. Удовлетворенность жизнью также была связана с эмпатией и саморегуляцией ребенка.

    ТАБЛИЦА 2. Двумерные корреляции между исходными переменными.

    Эффекты вмешательства

    Сравнение средних изменений между экспериментальной и контрольной группами представлено в таблице 3. Ни одна из переменных исследования не показала значительного эксцесса или асимметрии, которые потребовали бы трансформации.

    ТАБЛИЦА 3. Баллы интервенционной и контрольной групп по изучаемым показателям до и после интервенции.

    Сначала мы провели исследовательский анализ, чтобы изучить потенциальные ковариаты изменения субъективного благополучия и психического здоровья в течение года, включая возраст, класс, пол, семейное положение, социально-экономическое положение и исходные переменные.Возраст был единственной переменной, которая достоверно коррелировала с одной из переменных результата (модификация проблем с поведением), и поэтому была включена в соответствующий анализ как ковариата. Эффекты вмешательства были исследованы с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями, со временем в качестве фактора внутри субъектов и экспериментальных условий в качестве фактора между субъектами.

    Анализ результатов самоотчетов показал значительный эффект взаимодействия между вмешательством и временем (до и после вмешательства) на положительные эмоции детей, F( 1,313) = 10.93, p = 0,001, η 2 = 0,04, удовлетворенность жизнью, F ( 1,313) = 9,68, р = 0,002, η 2 = 0,03 и эмпатия, F ( 1,313) = 8.65, p = 0.004, η 2 = 0.03, но не на отрицательных эмоциях, F( 1,313) = 1.83, p = 0.18, η 2 = 0.0307. Сравнения апостериорных тестов показали, что у детей в группе вмешательства наблюдалось значительное увеличение положительных эмоций до и после вмешательства ( M = 0.84, P <0,001, Коэн D = 0,38), удовлетворенность жизнью ( м = 0,46, р <0,001, Коэн d = 0,67) и эмпатия ( м = 2,01, р = 0,003, Коэна d = 0,34), при этом достоверных изменений этих показателей в контрольной группе не наблюдалось. Не было никакого значительного эффекта взаимодействия между вмешательством и временем на отрицательные эмоции. Для саморегуляции наблюдался значительный положительный эффект времени, F (1,313) = 9.82, p = 0,002, η 2 = 0,03, но нет существенного взаимодействия время × вмешательство, F (1,313) = 0,21, p = 0,65, η 2 = 0,000.

    Анализ данных родительского отчета показал аналогичную закономерность для детских положительных эмоций времени x значительный эффект вмешательства, F( 1,171) = 9,11, p = 0,004, η 2 = 0,02, со значительным увеличением группа вмешательства ( M = 2,72, p < 0.001, Cohen’s d = 0,81), а в контрольной группе существенных изменений не выявлено. Для просоциального поведения мы также обнаружили достоверное увеличение в группе вмешательства, F( 1,171) = 7,29, p = 0,004, η 2 = 0,03, ( M = 1,15, p , < 0,004, Cohen’s d = 0,66), в то время как в контрольной группе существенных изменений не произошло. Достоверных различий между интервенционной и контрольной группами в изменении негативных эмоций не было, F (1,171) = 1.78, p = 0,19, η 2 = 0,05, а по сумме психических расстройств F (1,171) = 1,63, p = 0,18, η 2 = 0,04. Однако основное влияние времени на общие трудности с психическим здоровьем оказывалось, F (1,171) = 7,52, p = 0,002, η 2 = 0,04, со значительным уменьшением трудностей до и после вмешательства. как в интервенционной, так и в контрольной группах. Эффект взаимодействия времени и возраста не был значительным ( p = 0.13). Благоприятное влияние вмешательства также было выявлено в отчетах учителей о подходах детей к обучению, F (1,171) = 10,15, p = 0,003, η 2 = 0,21, со значительным увеличением за год положительных обучающее поведение и вовлеченность в группе вмешательства ( M = 0,31, p < 0,001, Cohen’s d = 0,62), но без существенных изменений в контроле. Величина эффекта Коэна d для величины значительных изменений в группе вмешательства находилась в диапазоне от малого до большого (0,34–0,81) по Коэну (1988).

    Обсуждение

    Это исследование представляет собой первое исследование по продвижению и изучению эффективности позитивной образовательной программы для детей дошкольного возраста. Несмотря на признанную ценность позитивного образования, его значение на дошкольном уровне в этой области отстает. Педагоги и родители придают большое значение счастью и благополучию детей, однако область позитивной психологии развития не получила достаточного внимания на исследовательском и практическом уровнях.Направленность исследования и последующие результаты подчеркивают важность интеграции содержания позитивной психологии в повседневную деятельность детей в дошкольных учреждениях.

    Центральная гипотеза этого исследования содержала три аспекта функционирования – субъективное благополучие, психическое здоровье и дошкольное функционирование – для того, чтобы обеспечить широкую оценку эффектов вмешательства. Первая часть гипотезы предсказала улучшение самочувствия до и после вмешательства в сравнении с контрольной группой.Результаты показали значительное увеличение положительных эмоций детей во время вмешательства, но не в контрольной группе, и отсутствие изменений в отрицательных эмоциях, о чем сообщили как родители, так и сами дети. Кроме того, результаты показали значительное увеличение самоотчетов детей об удовлетворенности жизнью, что не является тривиальным открытием, учитывая, что период раннего детства обычно характеризуется многими естественными возможностями для положительных эмоций в игре, играх и удовольствиях. Результаты показывают, что положительные и отрицательные эмоции не всегда взаимозависимы.Выводы здесь могут отражать преобладание положительных эмоций в программе вмешательства или большую легкость, с которой программы могут способствовать положительным эмоциям, а не уменьшать отрицательные эмоции. Это предположение могло бы объяснить отсутствие изменений в саморегулировании, хотя это также было в центре внимания программы. Возможно, управление отрицательными эмоциями требует больше времени, чем было доступно в этой конкретной программе, особенно у маленьких детей, чьи регулирующие способности относительно неразвиты.

    Вторая часть гипотезы предсказала большее снижение проблем психического здоровья детей до и после вмешательства в сравнении с контрольной группой. Эта часть гипотезы не подтвердилась. Отсутствие значимых результатов в отношении изменения проблем с психическим здоровьем согласуется с приведенным выше аргументом о том, что эта дошкольная программа вмешательства была более эффективной в развитии сильных сторон, чем в уменьшении трудностей. Это согласуется с последними моделями, которые концептуализируют психическое здоровье как состоящее из двух различных факторов: психического заболевания и трудностей и субъективного благополучия (Greenspoon and Saklofske, 2001).Наличие высоких уровней субъективного благополучия не означает автоматически отсутствие проблем с психическим здоровьем (Син, Любомирский, 2009). Возможно, вмешательства, направленные на устранение обоих аспектов, требуют большего количества терапевтических элементов и гораздо большего участия семьи и других опекунов. Тем не менее, значение успешного усиления положительных эмоций и удовлетворенности жизнью не следует недооценивать, учитывая важность этих аспектов для психического здоровья детей.

    Третья часть гипотезы предсказывала большее увеличение адаптивного дошкольного функционирования детей до и после вмешательства, чем у участников контрольной группы.Наши результаты показали значительное увеличение эмпатии детей, просоциального поведения и позитивного подхода к обучению в группе вмешательства без существенных изменений с течением времени в этих показателях в контрольной группе. Эти результаты показывают, что помимо произошедших личных эмоциональных изменений эффекты программы вмешательства распространились на межличностную сферу. Программа включала акцент на идентификации чувств и межличностных дискуссиях о чувствах. Этот компонент, возможно, увеличил способность понимать чувства другого и открыл возможности для отдачи и просоциального поведения.

    Еще один расширенный эффект связан с подходами к обучению и общей дошкольной деятельностью. Дошкольное функционирование оценивалось как энтузиазм к обучению, внимание, настойчивость, автономия, гибкость, организация и соблюдение правил, которые формируют основу для чувства достижения и достижения личных целей. Эти аспекты закладывают основу для навыков обучения и участия в обучении, которые являются важными качествами, которые будут влиять на последующий успех в учебе (Seligman, 2011).

    Анализы также выявили некоторые исходные возрастные и гендерные различия в исследуемых переменных. Например, возраст детей был положительно связан с более высоким субъективным благополучием и меньшим количеством проблем с психическим здоровьем в начале исследования. Кроме того, у мальчиков было больше поведенческих проблем, что соответствует более высокому уровню симптомов экстернализации, присущих мальчикам дошкольного возраста (Zahn-Waxler, 2000), и меньшему количеству положительных и отрицательных эмоций, чем у девочек. Отсутствие исследований субъективного благополучия детей дошкольного возраста затрудняет интерпретацию этих половых и возрастных различий и говорит о том, что необходимо провести гораздо больше исследований в этой области позитивной психологии в раннем детстве.Однако, несмотря на эти различия, между демографическими переменными, изученными в этом исследовании, и вмешательством не было выявлено значительных взаимодействий. Этот вывод, возможно, означает, что программа актуальна и отвечает потребностям детей разного пола, возраста и социально-экономического положения.

    Ограничения

    Исследование такого типа сопряжено с множеством проблем, включая разработку соответствующего позитивного содержания обучения, адаптированного для этой молодой возрастной группы, логистические трудности в применении программы и использование подходящих инструментов и стратегий для измерения переменных, основанных на позитивной психологии.Это исследование решило эти проблемы с помощью агентов с несколькими информаторами, инновационных программных мероприятий и инструментов оценки.

    Однако в этом исследовании необходимо учитывать несколько ограничений. Это исследование не включало оценку эффектов программных эффектов для учителей, принимавших участие в тренинге по позитивной психологии. Возможно, личная связь учителей с содержанием программы могла повлиять на вмешательство, выходящее за рамки простого соблюдения руководящих принципов и обеспечения точности.

    Положительные эффекты также могут быть объяснены эффектом Хоторна, который относится к возможности положительных изменений участников группы вмешательства в результате другого обращения и большего внимания (Adair, 1984). Отсутствие активной контрольной группы усложняет определение влияния дополнительных компонентов, помимо особого внимания и близких отношений с учителями, которые могли быть ответственны за эффекты. Кроме того, вмешательство может быть уязвимо к проблеме характеристик спроса (Nichols and Maner, 2008), особенно с учетом акцента на положительных факторах, которые были включены в показатели самооценки.

    В настоящем исследовании использовалась схема повторных измерений только в двух временных точках без отложенного посттестового наблюдения. Кроме того, в связи с возможностью более позднего развития эффектов, как утверждает позитивная психология (Seligman et al., 2009), необходимо проследить долгосрочные эффекты заложенных в раннем детстве позитивных образовательных вмешательств с помощью лонгитюдных исследований. .

    Последствия

    Воспитатели детских садов имеют уникальную возможность применять меры, которые могут улучшить благополучие детей в раннем возрасте.На практическом уровне вмешательство в этом исследовании предоставило воспитателям дошкольных учреждений и детям практические занятия и материалы, направленные на укрепление благополучия. Несмотря на то, что существует множество путей улучшения благополучия (Seligman, 2011), программа Maytiv была разработана как интегративное вмешательство, применимое к детям с различными потребностями и из разного происхождения.

    Уникальность этого исследования заключается в том, что это первое исследование эффективности программы позитивной психологии для детей дошкольного возраста во всем мире.Многие дошкольные вмешательства были разработаны и изучены. Тем не менее, настоящая программа содержит много элементов, доказавших свою ценность для благополучия в молодежной и взрослой литературе, но не подчеркнутых в дошкольном образовании. Благодарность, добродетели, сильные стороны характера, настойчивость, доброта и позитивные социальные отношения являются ценными и основополагающими качествами для благополучия с самого раннего возраста и во все времена.

    Заявление об этике

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Комитета по академической этике Междисциплинарного центра Герцлии и Министерства образования Израиля с информированного согласия всех участников.Родители дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен комитетом по этике Министерства образования Израиля и Комитетом по академической этике Междисциплинарного центра Герцлии.

    Вклад авторов

    Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Каталожные номера

    Адэр, Дж. Г. (1984). Эффект Хоторна: переосмысление методологического артефакта. Дж. Заявл. Психол. 69, 334–345. дои: 10.1037/0021-9010.69.2.334

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Барблетт, Л., и Мэлони, К. (2010). Сложности оценки социальной и эмоциональной компетентности и благополучия у детей раннего возраста. австр. Дж. Ранний ребенок. 35, 13–18.

    Академия Google

    Бём, Дж.К. и Любомирский С. (2009). Обещание стабильного счастья. Справочник. Пози. Психол. 2, 667–677. doi: 10.1093/oxfordhb/9780195187243.013.0063

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Bonell, C., Farah, J., Harden, A., Wells, H., Parry, W., Fletcher, A., et al. (2013). Систематический обзор воздействия школ и вмешательств в школьной среде на здоровье: картирование и обобщение фактических данных. Общественное здравоохранение Res. 1 doi: 10.3310/phr01010

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Боуман, Б., Донован, М., и Бернс, С. (2000). Стремление учиться: обучение наших дошкольников. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии.

    Академия Google

    Коэн, Дж. (1988). Статистический анализ мощности для поведенческих наук , 2-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

    Академия Google

    Коте, С. М., Бойвин, М., Лю, X., Нагин, Д. С., Зокколилло, М., и Тремблей, Р. Э. (2009). Симптомы депрессии и тревоги: начало, течение развития и факторы риска в раннем детстве. Дж. Детская психология. Психиатрия 50, 1201–1208. doi: 10.1111/j.1469-7610.2009.02099.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Чиксентмихайи, М. (1991). Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harper Perennial.

    Академия Google

    Denham, S.A., Blair, K.A., DeMulder, E., Levitas, J., Sawyer, K., Auerbach-Major, S., et al. (2003). Дошкольная эмоциональная компетентность: путь к социальной компетентности? Детская разработка. 74, 238–256. дои: 10.1111/1467-8624.00533

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Дакворт, А. Л., Петерсон, К., Мэтьюз, доктор медицины, и Келли, Д. Р. (2007). Выдержка: настойчивость и страсть к долгосрочным целям. Дж. Перс. соц. Психол. 92, 1087–1101. дои: 10.1037/0022-3514.92.6.1087

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Eades, JMF (2005). Рассказы в классе: использование рассказывания историй для развития эмоциональных, социальных и академических навыков в начальной учебной программе. Лондон: Джессика Кингсли.

    Академия Google

    Эбесутани, К., Реган, Дж., Смит, А., Рейзе, С., Хига-Макмиллан, К., и Чорпита, Б. Ф. (2012). График положительных и отрицательных эффектов из 10 пунктов для дочерних, дочерних и родительских сокращенных версий. Дж. Психопат. Поведение 34, 191–203. doi: 10.1007/s10862-011-9273-2

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Айзенберг Н. и Фабес Р. А. (1998). «Просоциальное развитие», в Справочнике по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие , под редакцией В.Дэймон и Н. Айзенберг (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: John Wiley & Sons), 701–778.

    Академия Google

    Эльбертсон, Н. А., Брэкетт, М. А., и Вайсберг, Р. П. (2009). «Программирование социального и эмоционального обучения (SEL) в школе: текущие перспективы», в The Second International Handbook of Educational Change , под редакцией А. Харгривза, М. Фуллана, Д. Хопкинса и А. Либермана (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк). : Спрингер), 1017–1032.

    Академия Google

    Элиас, М. Дж., Зинс, Дж.E., Weissberg, K.S., Greenberg, M.T., Haynes, N.M., Kessler, R., et al. (1997). Содействие социальному и эмоциональному обучению: рекомендации для преподавателей. Александрия, Вирджиния: Ассоциация надзора и разработки учебных программ.

    Академия Google

    Энсор, Р., и Хьюз, К. (2005). Больше, чем разговор: отношения между пониманием эмоций и позитивным поведением у малышей. руб. Дж. Дев. Психол. 23, 343–363. дои: 10.1348/026151005X26291

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Энтвайл, Д.Р. и Александр К.Л. (1998). Содействие переходу в первый класс: характер перехода и исследование факторов, на него влияющих. Элемент. Ш. J. 98, 351–364. дои: 10.1086/461901

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Фро, Дж. Дж., Юркевич, К., и Кашдан, Т. Б. (2009). Благодарность и субъективное благополучие в раннем подростковом возрасте: изучение гендерных различий. Дж. Адолеск. 32, 633–650. doi: 10.1016/j.adolescence.2008.06.006

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Гудман, Р., Мельцер, Х., и Бейли, В. (1998). Опросник сильных сторон и трудностей: экспериментальное исследование достоверности версии самоотчета. евро. Ребенок-подросток. Психиатрия 7, 125–130. дои: 10.1007/s007870050057

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Гиллат, О., Шейвер, П.Р., и Микулинсер, М. (2005). «Теоретико-привязанный подход к состраданию и альтруизму», в Compassion: Conceptualisations, Research and Use in Psychotherapy , ed. П.Гилберт (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 121–147.

    Академия Google

    Грациано, П. А., Ривис, Р. Д., Кин, С. П., и Калкинс, С. Д. (2007). Роль регуляции эмоций и ранней академической успеваемости детей. Дж. Ш. Психол. 45, 3–19. doi: 10.1016/j.jsp.2006.09.002

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Гринспун, П.Дж., и Саклофске, Д.Х. (2001). К интеграции субъективного благополучия и психопатологии. Соц. индик. Рез. 54, 81–108. дои: 10.1023/A:1007219227883

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Хемметер М.Л., Остроски М. и Фокс Л. (2006). Социальные и эмоциональные основы раннего обучения: концептуальная модель вмешательства. Сх. Психол. Ред. 35, 583–601.

    Академия Google

    Хониг, А. (2002). Безопасные отношения: воспитание привязанности младенцев/малышей в условиях раннего ухода. Вашингтон, округ Колумбия: Эрик.

    Академия Google

    Хауэлл, Эй Джей (2009). Процветание: связанные с достижениями корреляты благополучия учащихся. Дж. Поз. Психол. 4, 1–13. дои: 10.1080/17439760802043459

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Хайсон, М. (2004). Эмоциональное развитие детей младшего возраста: построение учебной программы, ориентированной на эмоции. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство педагогического колледжа.

    Академия Google

    Кочанская, Г. (2001). Эмоциональное развитие детей с разной историей привязанности: первые три года. Детская разработка. 72, 474–490. дои: 10.1111/1467-8624.00291

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Крапп, А. (1999). Интерес, мотивация и обучение: образовательно-психологическая перспектива. евро. Дж. Психол. Образовательный 14, 23–40. дои: 10.1007/BF03173109

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Лоран, Дж., Катандзаро, С.Дж., Джойнер, Т.Е., Рудольф, К.Д., Поттер, К.И., Ламберт, С., и др. (1999). Мера положительного и отрицательного влияния на детей: разработка шкалы и предварительная проверка. Психология. Оценивать. 11, 326–338. дои: 10.1037/1040-3590.11.3.326

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Луенго Канакри, Б.П., Айзенберг, Н., Тартори, Э., Пасторелли, К., Урибе Тирадо, Л.М., Гербино, М., и др. (2017). Продольные отношения между позитивностью, воспринимаемым позитивным школьным климатом и просоциальным поведением колумбийских подростков. Детская разработка. 88, 11:00–11:14. doi: 10.1111/cdev.12863

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Мансбах-Кляйнфельд, И., Аптер А., Фарбштейн И., Левин С.З. и Понизовский А.М. (2010). Популяционное психометрическое исследование анкеты о сильных сторонах и трудностях – версия на иврите. Перед. Психиатрия 1:151. doi: 10.3389/fpsyt.2010.00151

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Машфорд-Скотт, А., Черч, А., и Тайлер, К. (2012). Поиск взглядов детей на их благополучие в условиях раннего детства. Междунар. Дж. Ранний ребенок. 44, 231–247. doi: 10.1007/s13158-012-0069-7

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Макклелланд, М.М., и Кэмерон, К.Э. (2012). Саморегуляция в раннем детстве: улучшение концептуальной ясности и разработка экологически обоснованных мер. Детская разработка. Перспектива. 6, 136–142. doi: 10.1111/j.1750-8606.2011.00191.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Моррис, И. (2009). Обучение верховой езде на слонах: обучение счастью и благополучию в школах. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Континуум.

    Академия Google

    Оадес Л.Г., Робинсон П. и Грин С. (2011). Позитивное образование: создание процветающих студентов, сотрудников и школ. InPsych 33, 16–17.

    Академия Google

    Петерсон, К., Рух, В., Бирманн, У., Парк, Н., и Селигман, M.E.P. (2007). Сильные стороны характера, ориентация на счастье и удовлетворенность жизнью. Дж. Поз. Психол. 2, 149–156. дои: 10.1080/17439760701228938

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Ци, К.Х. и Кайзер А.П. (2003). Проблемы поведения дошкольников из малообеспеченных семей: обзор литературы. Лучшая спецификация для детей младшего возраста. 23, 188–216. дои: 10.1177/02711214030230040201

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Робертс, В., и Стрейер, Дж. (1996). Эмпатия, эмоциональная экспрессивность и просоциальное поведение. Детская разработка. 67, 449–470. doi: 10.1111/j.1467-8624.1996.tb01745.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Ронес, М.и Хоугвуд, К. (2000). Школьные службы охраны психического здоровья: обзор исследований. клин. Детская семья. Психол. Ред. 3, 223–241. дои: 10.1023/A:1026425104386

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шнайдер, Б.Х., Аткинсон, Л., и Тардиф, К. (2001). Детско-родительская привязанность и отношения детей со сверстниками: количественный обзор. Дев. Психол. 37, 86–100. дои: 10.1037/0012-1649.37.1.86

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Селигман, М.EP (2011). Расцвет. Лондон: Издательство Николаса Брили.

    Академия Google

    Seligman, M.E.P., Ernst, R.M., Gillham, J., Reivich, K., and Linkins, M. (2009). Позитивное образование: позитивная психология и интервенции в классе. Оксф. Преподобный Образ. 35, 293–311. дои: 10.1080/03054980

    4563

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Селигсон, Дж. Л., Хюбнер, Э. С., и Валуа, Р. Ф. (2003). Предварительная валидация краткой многомерной шкалы удовлетворенности жизнью студентов (BMSLSS). Соц. индик. Красный. 61, 121–145. дои: 10.1023/A:1021326822957

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шонкофф, Дж. П., и Филлипс, Д. А. (2000). От нейронов к соседям: наука о развитии детей в раннем возрасте. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии.

    Академия Google

    Шошани, А., и Авив, И. (2012). Столпы силы для адаптации к первому классу: сильные стороны характера родителей и детей и переход в начальную школу. Дж. Поз. Психол. 7, 315–326. дои: 10.1080/17439760.2012.691981

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шошани, А., и Руссо-Нетцер, П. (2017). Изучение и оценка смысла жизни у детей младшего школьного возраста: разработка и проверка смысла жизни у детей, анкета (MIL-CQ). чел. Индивид. Диф. 104, 460–465. doi: 10.1016/j.paid.2016.09.014

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шошани, А.и Слоун, М. (2013). Переход в среднюю школу с точки зрения сильных сторон: сильные стороны характера подростков, субъективное благополучие и адаптация к школе. Жеребец Дж. Счастья. 14, 1163–1181. doi: 10.1007/s10902-012-9374-y

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шошани, А., и Стейнмец, С. (2014). Позитивная психология в школе: школьное вмешательство, направленное на укрепление психического здоровья и благополучия подростков. Жеребец Дж. Счастья. 15, 1289–1311.doi: 10.1007/s10902-013-9476-1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шошани, А., Стейнмец, С., и Канат-Маймон, Ю. (2016). Влияние школьной программы позитивной психологии Maytiv на благополучие, вовлеченность и достижения подростков раннего возраста. Дж. Ш. Психол. 57, 73–92. doi: 10.1016/j.jsp.2016.05.003

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Син, Н. Л., и Любомирский, С. (2009). Улучшение самочувствия и облегчение симптомов депрессии с помощью позитивных психологических вмешательств: удобный для практики метаанализ. Дж. Клин. Психол. 65, 467–487. doi: 10.1002/jclp.20593

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Слоун, М., и Шошани, А. (2006). «Чувствовать себя в безопасности: израильская программа вмешательства, помогающая детям справиться с политическим насилием и терроризмом», в Terror in the Holy Land , изд. Дж. Курянски (Вестпорт: Praeger Press), 173–182.

    Академия Google

    Слоун, М., и Шошани, А. (2014). «Центральное место школы в сообществе во время войны и конфликтов», в «Помощь детям справиться с травмой: индивидуальные взгляды семьи и сообщества », под редакцией Р.Пат-Хоренчик, Д. Бром, К. Чемтоб и Дж. Фогель (Лондон: Routledge), 180–192.

    Академия Google

    Слоун, М., Шошани, А., и Лобель, Т. (2013). Помощь молодежи сразу после войны: рандомизированное контролируемое испытание школьной программы вмешательства. Дж. Прим. Пред. 34, 293–307. doi: 10.1007/s10935-013-0314-3

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Stiglbauer, B., Gnambs, T., Gamsjäger, M. и Batinic, B.(2013). Восходящая спираль положительного школьного опыта и счастья подростков: исследование взаимных эффектов с течением времени. Дж. Ш. Психол. 51, 231–242. doi: 10.1016/j.jsp.2012.12.002

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Министерство образования США (2001 г.). «Обеспечить бесплатное надлежащее государственное образование для всех детей с ограниченными возможностями. Закон о лицах с ограниченными возможностями, раздел 618», в Протоколах Двадцать третьего ежегодного отчета Конгрессу о выполнении Закона об образовании лиц с ограниченными возможностями .Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

    Уильямс, П. (2011). Пути к позитивному образованию в средней школе Джилонга, объединяющие позитивную психологию и благодарное исследование. А.И. Практик. 13, 8–13.

    Академия Google

    Зан-Вакслер, К. (2000). «Развитие эмпатии, чувства вины и интернализации дистресса: последствия для гендерных различий в проблемах интернализации и экстернализации», в Wisconsin Symposium on Emotion: Anxiety, Depression, and Emotion , Vol.1, изд. Р. Дэвидсон (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 222–265.

    Академия Google

    Зилл Н. и Уэст Дж. (2001). Поступление в детский сад: портрет американских детей в начале школы: выводы из условий образования, 2000 г. Вашингтон, округ Колумбия: Эрик.

    Академия Google

    Клиническая психология, Концентрация детской и подростковой психологии (MA) — Высшая школа

    Клиническая психология, Концентрация детской и подростковой психологии (MA) — Программа присвоения степени STEM

    Концентрация детской и подростковой психологии в рамках магистерской программы по клинической психологии предоставляет студентам базовую подготовку по клинической психологии с упором на клиническую детскую психологию.Учащиеся детского/подросткового центра узнают об уникальных психологических потребностях детей и подростков, а также о аспектах развития в психопатологии, оценке и лечении, включая роль семьи и социального контекста. Эта концентрация предназначена для подготовки студентов к клиническим позициям уровня MA в психиатрических учреждениях, особенно в тех, которые обслуживают детей и семьи (например, общественные учреждения по охране психического здоровья, организации по управлению уходом) и не требуют лицензирования.Студенты также могут претендовать на должности помощников по клиническим исследованиям и координаторов, а также продолжать обучение в докторантуре.

    Наряду со степенью концентрации клинической психологии, детской и подростковой клинической психологии кафедра также предлагает следующие варианты обучения в аспирантуре: клиническая психология с концентрацией в области судебной психологии, докторская степень в области клинической психологии и сертификат в области школьной психологии.

    Полный список всех программ для выпускников, предлагаемых в университете, см. на нашей странице программ обучения.

    Степень бакалавра психологии приветствуется. Для студентов со степенью бакалавра, не связанной с психологией, требуется как минимум 12 кредитов бакалавриата по психологии или тесно связанной области, включая курс статистики и курс методологии экспериментов/исследований. Если у вас нет необходимого количества кредитов по психологии, TGS рассмотрит вашу стенограмму и посоветует, как выполнить требования бакалавриата. Эти курсы можно пройти в штате Монклер или в другом университете.Вы также можете отправить электронное письмо в DCT или директору программы, чтобы просмотреть стенограмму и определить, какие курсы могут понадобиться.

    Минимальный средний балл бакалавриата 3.0. Кандидаты со средним баллом от 2,7 до 3,0 будут рассматриваться для поступления, хотя рекомендуется 3,0 и выше. Кандидаты со средним баллом ниже 2,7 не будут рассматриваться для поступления. Потенциальные студенты должны быть положительно оценены преподавателями в отношении их потенциала для клинической практики и письменного общения. Кандидаты, которые не соответствуют нашим критериям GPA и GRE, будут рассматриваться для приема, если другие аспекты их заявления указывают на большой потенциал для успеха в программе.

    Высшей школе требуется эквивалент степени бакалавра США, чтобы иметь право подать заявку на программу магистратуры. Кандидаты с неамериканскими степенями, пожалуйста, посетите страницу международных абитуриентов , чтобы ознакомиться с информацией об эквивалентности ученых степеней США.

    Чтобы сделать подачу заявления в аспирантуру максимально удобным для вас, мы
    создали контрольный список приложений. Этот контрольный список может стать для вас ориентиром в процессе подачи заявки
    , чтобы убедиться, что у вас есть всестороннее понимание шагов
    , необходимых для подачи заявки, а также всех соответствующих дополнительных материалов для вашей конкретной программы
    , представляющей интерес.

    • Крайний срок подачи заявок: только для поступления на осенний семестр. Приоритетный срок: 15 марта 2022 года. Заявки на участие в программе магистра искусств в области клинической психологии, заполненные до 15 марта, включая все необходимые дополнительные материалы, будут рассмотрены в приоритетном порядке. В рамках этого приема соискатели с приоритетом рассмотрения, которые переходят на следующий этап рассмотрения, пройдут собеседование в период с 22 по 28 марта. Все приоритетные кандидаты получат решение о зачислении до 4 апреля.Заявки, заполненные после крайнего срока приоритета, будут рассматриваться на непрерывной основе, пока программа не будет заполнена.
    • Подача онлайн-заявки. Пожалуйста, создайте учетную запись в Интернете и подайте заявку, следуя общим инструкциям по подаче заявки, и оплатите (или отмените) невозмещаемый сбор за подачу заявки в размере 60 долларов США. После завершения этого шага онлайн-портал позволит вам загрузить дополнительные материалы.

    Ниже приводится список дополнительных материалов, которые будут сопровождать ваше заявление на участие в программе «Клиническая психология, детская/подростковая психология концентрации» (MA):

    • Стенограмма: по одному от каждого посещаемого колледжа.
    • Эссе/Личное заявление – Напишите одно комплексное эссе, содержащее ответы на каждый из следующих вопросов:
      • Каковы ваши цели в аспирантуре и вашей будущей карьере?
      • Каким образом ваше образование и ваш профессиональный опыт свидетельствуют о вашем потенциале для достижения успеха в выбранной вами программе и в вашей возможной карьере? Пожалуйста, приведите конкретные примеры соответствующей курсовой работы и/или опыта.
      • Есть ли дополнительная информация, которую мы должны учитывать при оценке вашей кандидатуры?
    • Рекомендательные письма: Рекомендательные письма: Два (2) рекомендательных письма от лиц, имеющих право оценивать академические достижения заявителя и его потенциал профессионального роста.
    • Стандартизированные результаты тестов
    • : GRE (см. правила отказа от тестирования).
    • Собеседование: все абитуриенты должны пройти вступительное собеседование с преподавателями программы. Департамент психологии проводит несколько дней собеседований в течение года для получения степени магистра в области клинической психологии и программ сертификации школьной психологии. Кандидатам, приглашенным на собеседование по программе MA или сертификации, предлагается записаться на собеседование онлайн или, при необходимости, запросить альтернативные варианты, связавшись с персоналом программы по адресу [email protected]образование Кандидаты, которые не могут присутствовать на собеседовании из-за ограничений на поездки (например, если они иностранные студенты или проживают за пределами штата), могут запросить собеседование по Skype. Этот запрос можно сделать в форме Qualtrics или отправив электронное письмо по адресу [email protected] После регистрации на дату собеседования кандидаты получат дополнительное электронное письмо с подтверждением даты собеседования и предоставлением дополнительной информации. Вступительные собеседования дают приемной комиссии возможность узнать об истории, интересах и целях каждого кандидата, а также оценить готовность каждого кандидата к обучению в аспирантуре.Кроме того, кандидаты, которые посещают день собеседования, имеют возможность узнать о программе и получить образец программы обучения (т. е. последовательность курсов), встретиться с преподавателями программы, нынешними студентами и другими потенциальными студентами, посетить Центр клинических услуг и задать вопросы. о программе.
    • Кандидаты с неамериканскими степенями, пожалуйста, посетите страницу иностранных абитуриентов, чтобы ознакомиться с информацией об эквивалентности ученых степеней США.

    Если у вас есть какие-либо общие вопросы, касающиеся процесса подачи заявления и требований, пожалуйста, напишите или позвоните нам:
    Высшая школа
    Электронная почта:
    выпускник[email protected]
    Телефон: 973-655-5147
    Факс: 973-655-7869

    Если у вас есть конкретные вопросы относительно интересующей вас программы, обратитесь к координатору программы «Клиническая психология, Детская/Подростковая психология» (MA):

    *В летние месяцы для ответа на ваш запрос будет доступен сменный заведующий кафедрой. Нажмите, чтобы найти обновленный летний стул для этой программы.*

    Координатор программы: Jazmin Reyes-Portillo
    Офис: Dickson Hall 256
    Электронная почта: [email protected]образование

    Психология | Мэри Бридж Детская

    Помощь детям и их семьям

    Адаптация к новому диагнозу или продолжающемуся хроническому заболеванию может быть сложной как для детей, так и для их семей. Служба детской психологии Мэри Бридж работает в партнерстве с другими поставщиками медицинских услуг вашего ребенка, чтобы помочь пациентам и их семьям справиться с психологическими проблемами, связанными с медицинским диагнозом или состоянием. Мы также расширили доступ к Virtual Care. Спросите, подходит ли для вашего ребенка назначение виртуального ухода.

    Типичные проблемы, связанные с направлением, включают адаптацию к болезни, несоблюдение протокола лечения, беспокойство, связанное с процедурами, и предполагаемые психологические факторы, влияющие на заболевание. Лечение может включать когнитивно-поведенческую, ориентированную на решение и поведенческую семейную терапию.

    Как мы помогаем

    Наши специалисты по детской психологии предлагают амбулаторную психотерапию пациентам и их семьям, а также консультационные услуги для пациентов детской больницы Мэри Бридж.Услуги, которые мы предоставляем, включают:
    • Стационарная консультация для лиц, осуществляющих уход за детьми в больнице. Это может быть необходимо для адаптации к новому диагнозу, дистрессу, препятствующему стационарному лечению, необходимости прояснить возможные проблемы с психическим здоровьем, мешающие лечению или планированию выписки.
    • Амбулаторная консультация для поставщиков медицинских услуг, которые хотят уточнить диагноз и дать рекомендации по лечению для своих пациентов. Эта услуга предоставляется поставщикам первичной медико-санитарной помощи и специалистам, которые ищут информацию о психическом здоровье, чтобы помочь им в уходе за своими пациентами.
    • Амбулаторная терапия для детей с медицинским диагнозом, которые борются с проблемами настроения или поведения, которые мешают их медицинскому обслуживанию и лечению.
    • Биологическая обратная связь для пациентов старше 8 лет, которая предоставляет информацию или «обратную связь» о физиологическом функционировании для улучшения сенсорного восприятия и управления стрессом или болью.

    Процесс направления

    Служба детской психологии Мэри Бридж принимает пациентов не из Детской службы Мэри Бридж.Чтобы записаться к нам на прием, необходимо направление от лечащего врача вашего ребенка. Как только мы получаем направление, наш медперсонал просматривает его, чтобы определить соответствующие следующие шаги и ресурсы.

    Клиническая психология — Детская больница Ле Бонер

    Области специализации включают диагностику и лечение следующих заболеваний:

    Нарушения развития

    Аутизм и умственная отсталость

    Стрессовые и тревожные расстройства

    Детская депрессия

    Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

    Эмоциональные расстройства, связанные с болезнью

    Жестокое обращение с детьми

    Поведенческие расстройства

    Семейное консультирование

    Психология (детская) | Детская больница CS Mott

    Детские психологи занимаются широким спектром проблем, связанных с развитием, поведением, ростом и болезнями, затрагивающих детей, подростков и их семьи.

    Отделение детской психологии Детской больницы им. С.С. Мотта Мичиганского университета состоит из психологов, которые используют основанные на фактических данных оценки и вмешательства для улучшения здоровья и благополучия детей, подростков и их семей.

    Наша команда обеспечивает всестороннюю оценку и лечение детей и подростков (и их семей), которые сталкиваются с проблемами адаптации к состоянию здоровья или его клиническому ведению.

    Наши амбулаторные клинические услуги включают:

    • Услуги по оценке поведения, лечению и профилактике для детей и подростков с острыми и хроническими заболеваниями
    • Помощь в улучшении соблюдения режима лечения, включая лекарства, питание, физические упражнения и другие виды лечения
    • Поддержка развития медицинских навыков преодоления трудностей и адаптации к медицинским диагнозам
    • Поведенческая терапия и биологическая обратная связь при болевых состояниях
    • Навыки самопомощи и подготовка к переходу от педиатрической к взрослой медицинской помощи
    • Оценка и лечение депрессии, тревоги или поведенческих расстройств у детей и подростков с острыми и хроническими заболеваниями
    • Последующее наблюдение за развитием нервной системы у детей с диагнозом врожденный порок сердца, требующим хирургического вмешательства в младенчестве 

    Помимо индивидуальных и семейных амбулаторных услуг, мы также работаем в составе специализированных медицинских бригад во всех областях C.S. Mott Children’s Hospital, чтобы максимизировать общее состояние здоровья и благополучия детей и их семей, используя принципы поведенческой науки.

    Наши преподаватели являются неотъемлемыми членами команды в ряде многопрофильных клиник, таких как специализированные педиатрические программы Мичиганского университета в:

    Исследования

    Наши преподаватели занимаются инновационными совместными исследованиями, направленными на углубление знаний о взаимосвязи между физическим развитием, поведением и здоровьем.Текущая исследовательская деятельность направлена ​​на изучение пищевого поведения, ожирения, нарушений сна, интегративного поведенческого здоровья, соблюдения режимов лечения хронических заболеваний, перехода от педиатрической к взрослой помощи, принятия медицинских решений и качества жизни, связанного со здоровьем

    .

    Назначить встречу

    Чтобы узнать больше или записаться на прием к детскому психологу в детской больнице UM CS Mott, , позвоните по телефону 734-936-9777 .

    Детская психиатрическая служба — Детское здоровье округа Ориндж

    Многопрофильная детская психиатрическая помощь

    В CHOC работает квалифицированная многопрофильная команда специалистов по работе с детьми и подростками, в которую входят психиатры, психологи, медсестры и социальные работники.Мы специализируемся на предоставлении полного спектра педиатрической психиатрической помощи, включая стационарные, интенсивные амбулаторные и амбулаторные программы. Команда детских психиатров предоставляет:

    • Психиатрическая экспертиза
    • Управление лекарствами
    • Психотерапия
    • Детское психологическое тестирование
    • Игровая терапия
    • Нейропсихологические обследования
    • Обучение родителей и многое другое

    Мы также работаем со школами, чтобы разработать соответствующую образовательную программу, отвечающую потребностям вашего ребенка.

    Наши детские психологи входят в группу специалистов по охране здоровья вашего ребенка

    Многие состояния здоровья, такие как эпилепсия, рак, диабет или редкое заболевание, могут влиять на психическое здоровье ребенка в дополнение к его физическому здоровью. Наши детские психологи входят в состав групп по уходу за многими программами лечения CHOC, как стационарными, так и амбулаторными. Это означает, что потребности ребенка в физическом и психическом здоровье всегда удовлетворяются.

    Пациенты и их семьи могут обратиться к нашим экспертам-психологам, получая помощь в любом месте в CHOC.Если ваш ребенок госпитализирован или назначен на прием, и вы хотели бы попросить о посещении детского психолога, сообщите об этом медсестре или врачу. Команда наших специалистов разработает план ухода за вашим ребенком.

    Наши детские психологи могут помочь пациентам всех возрастов и их семьям:

    • Справиться с болезнью и понять ее
    • Управление болью
    • Придерживаться планов приема лекарств
    • Справиться со стрессом, беспокойством, депрессией, горем, травмой и другими психосоциальными потребностями.

    Они используют экспертные методы, начиная от «разговорной» терапии и заканчивая медицинской игрой и альтернативными методами преодоления трудностей, такими как гипнотерапия и биологическая обратная связь. Наши детские психологи подбирают лечение в соответствии с возрастом, уровнем комфорта и уникальными потребностями каждого пациента.

    Программа детской нейропсихологии

    Иногда болезни и травмы, а также лекарства, используемые для их лечения, могут воздействовать на мозг, вызывая проблемы с вниманием, обучением, поведением, социализацией или эмоциональным контролем.Мы предлагаем комплексные нейропсихологические обследования для оценки когнитивных функций и рекомендуем план лечения для детей всех возрастов. Узнайте больше о нашей программе детской нейропсихологии.

    Детская психиатрия

    Команда CHOC Psychiatry уникальна тем, что мы являемся частью континуума оказания помощи, который включает диагностическую оценку и лечение, всестороннюю стационарную помощь, интенсивную амбулаторную помощь, амбулаторную и неотложную психиатрическую помощь и консультации.Наша команда использует вмешательства, основанные на фактических данных, чтобы помочь детям, подросткам и их семьям преодолеть проблемы со здоровьем, связанные с поведением.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.