Сильный токсикоз на ранних сроках беременности что делать отзывы: Аптека Ригла – забронировать лекарства в аптеке и забрать самовывозом по низкой цене в Москва г.

Содержание

Ранний токсикоз беременных — причины и лечение

Большинство женщин, едва узнав о наступившей беременности, ждут плохого самочувствия, приступов тошноты и даже рвоты. И действительно, ранний токсикоз зачастую становится постоянным спутником многих будущих мам на ранних сроках беременности. Можно ли как-то облегчить эти неприятные симптомы?

Токсикоз (а врачи называют это состояние гестозом) – это синдром, который определяют как нарушение адаптации женщины к беременности. По времени возникновения выделяют ранний гестоз, о котором и пойдет речь в данной статье, и поздний гестоз, который появляется в последние 2-3 месяца беременности и проявляется отеками, повышением артериального давления и появлением белка в моче.

 

Когда начинается ранний токсикоз при беременности

Ранний токсикоз обычно возникает в первой половине беременности. Как правило, после окончания формирования плаценты, то есть в 12-13 недель беременности явления токсикоза прекращаются.

Во время нормальной беременности в организме женщины происходят адаптационные изменения функции почти всех органов и систем, которые регулируются нервной системой с участием желез внутренней секреции. Токсикоз же возникает вследствие невозможности адаптационных механизмов организма будущей мамы адекватно обеспечить потребности развивающегося плода.

 

Проявление раннего токсикоза

Самым частым проявлением токсикоза является рвота. Очень редко встречаются другие формы раннего токсикоза:

  • дерматозы беременных – это группа заболеваний кожи, которые возникают во время беременности и исчезают после нее. При возникновении на ранних сроках беременности дерматоз обусловлен иммунными нарушениями в организме беременной женщины, а также чаще всего встречается у пациенток с заболеваниями пищеварительной и эндокринной систем. Наиболее распространенной формой дерматозов беременных является зуд беременных, который может быть на небольшом участке кожи или распространяться по всему телу, включая стопы и ладони.
  • тетания (хорея) беременных. Это состояние возникает при условии снижения функции паращитовидных желез, вследствие чего нарушается обмен кальция в организме. Клинически заболевание проявляется судорогами мышц, чаще судороги бывают в пальцах рук, иногда в мышцах лица.
  • слюнотечение – повышенное выделение слюны, в связи с чем происходит большая потеря жидкости (до 1 литра в сутки). Слюнотечение может быть самостоятельным проявление токсикоза или сопровождать рвоту беременных. В развитии слюнотечения имеют значение не только изменения в центральной нервной системе, но и местные нарушения в слюнных железах и их протоках под влиянием гормональной перестройки.
  • бронхиальная астма беременных – крайне редкая форма гестоза.
  • остеомаляция беременных – размягчение костей вследствие нарушения обмена кальция и фосфора, при этом чаще поражаются кости таза и позвоночника
  • невропатия и психопатия беременных.
 

Причины токсикоза на ранних сроках

Существует множество теорий, пытающихся объяснить причины и механизмы развития раннего токсикоза: наиболее признанными считаются так называемая нервно-рефлекторная и иммунологическая.

Согласно нервно-рефлекторной концепции, рвота возникает вследствие нарушения взаимоотношений между корой головного мозга и подкорковыми структурами. Во время беременности интенсивнее, чем обычно, начинают работать подкорковые центры мозга, которые ответственны за большинство защитных рефлексов, в том числе дыхание и сердечную деятельность. В тех же областях подкорковых структур располагаются рвотный и слюноотделительный центры, ядра обонятельной системы мозга. Процессы возбуждения захватывают и их. Поэтому тошноте и рвоте могут предшествовать такие явления, как углубление дыхания, учащение пульса, увеличение количества слюны, бледность, обусловленная спазмом сосудов, изменение обоняния.

Определенную роль в развитии гестоза играют иммунологические нарушения. Сроки появления рвоты обычно совпадают с формированием кровообращения в плаценте, усиленным размножением белых кровяных клеток – лимфоцитов, которые участвуют в иммунных реакциях. Плод является чужеродным для материнского организма, и ее иммунная система таким образом на него реагирует. После полного созревания плаценты, которая накапливает в себе все эти иммунные клетки, токсикоз обычно проходит.

Определенную роль в развитии рвоты беременных играет хорионический гонадотропин человека (ХГЧ). Этот гормон вырабатывается плацентой во время беременности. Его высокая концентрация может провоцировать рвоту.

 

Степени тяжести токсикоза при беременности

Основным симптомом раннего токсикоза беременных является рвота. В зависимости от частоты ее возникновения, а также степени нарушения обменных процессов в организме будущей мамы, врачи выделяют три степени тяжести рвоты беременных.

 

Как справиться с токсикозом и облегчить симптомы

Лечение легкой формы токсикоза обычно проводится дома. Но, тем не менее, беременная женщина должна находиться под контролем медиков, сдавать все рекомендованные доктором анализы, соблюдать назначения. Это позволит врачу контролировать состояние организма будущей мамы и вовремя предупредить возможные осложнения. Женщине необходимо организовать нормальный режим сна и отдыха, показаны прогулки на свежем воздухе, спокойная обстановка в семье.

Правильное питание

Питаться нужно маленькими порциями, дробно, через каждые 2-3 часа. Еда должна быть легкоусваиваемой, по возможности высококалорийной и витаминизированной. В связи со снижением аппетита рекомендуют разнообразную и приятную для будущей мамы пищу, то есть продукты выбираются с учетом желаний беременной, за исключением острых блюд, копченостей. Важно помнить, что очень горячая или очень холодная еда часто провоцируют рвоту, поэтому блюда должны быть теплыми. Показан прием щелочных минеральных вод в небольших объемах 5-6 раз в день.

Если тошнота и рвота возникают утром, сразу после пробуждения, рекомендуется завтракать, лежа в постели, не вставая. На завтрак можно съесть сухие крекеры, сухарик, попить чая или воды с лимоном, разрешен легкий йогурт. Все это лучше заранее положить рядом с кроватью или попросить кого-нибудь принести завтрак.

Каждая женщина сама подбирает для себя средство, помогающее бороться с тошнотой. Кому-то помогает долька апельсина, лимона или яблока, некоторые будущие мамы для облегчения симптомов токсикоза носят при себе сухарики или мятные конфеты. Хорошим противорвотным действием обладает тыквенный сок. Очень многим беременным помогает имбирный чай. Он готовится очень просто:

мелко нарезанный или натертый на крупную терку корень имбиря заливают кипятком и настаивают в течение 15-20 минут. Чай можно пить в теплом или охлажденном виде, добавив в него лимон, мяту или мед.

Жиры и белки животного происхождения рекомендуется употреблять в первой половине дня, когда более активны ферменты поджелудочной железы. Молочные продукты лучше есть после обеда или перед сном.

Не рекомендуется использовать пищу с консервантами, мясо бройлерных кур, продукты быстрого приготовления, фаст фуд.

Для поддержания обменных процессов в организме желательно выпивать 2-2,5 литра жидкости в сутки. При учащении рвоты не рекомендуется одновременно употреблять твердую и жидкую пищу. Жидкости не стоит пить за 30 минут до и в течение 1,5 часов после еды, поскольку это провоцирует рвоту за счет растяжения стенок желудка и влияния на рецепторы.

Отвары и настои

Овсяный отвар
В качестве обволакивающего средства, то есть вещества, которое образует слизистую пленку и препятствует раздражению рецепторов на стенках желудка и кишечника, рекомендуется овсяный отвар. Готовится он следующим образом: 2—3 ст. ложки овсяных зерен промывают, заливают 500-700 мл воды, кипятят на медленном огне под крышкой в течение 30 минут. Отвар сливают, зерна измельчают и заливают новой водой и варят до полной готовности. Полученную массу измельчают блендером. Употреблять отвар нужно натощак и вечером перед сном, но не ранее, чем через 2 часа после ужина, а также в течение всего дня небольшими порциями.


Особенно хорошее воздействие он оказывает в сочетании с настоем шиповника.

Настой шиповника
Этот настой является хорошим источником витаминов и микроэлементов – содержит витамины С, К, Р и РР, калий, марганец, железо, способствует нормализации функции желчного пузыря. Чтобы его приготовить, нужно 1 ст. ложку измельченных плодов шиповника залить 250 мл кипятка и настаивать в термосе около 2 часов.
Уменьшению тошноты и улучшению состояния будущей мамы способствуют следующие настои и отвары.

Фитонастой
Взять поровну: корня валерианы, плодов аниса обыкновенного, листьев кипрея, цветков липы, цветков календулы лекарственной, побегов черники обыкновенной, плодов боярышника кроваво-красного. 1 ст. ложку измельченной в кофемолке смеси залить 500 мл кипятка и настаивать в термосе в течение 2 часа, затем процедить. Принимать настой по необходимости, до 6 раз в сутки в подогретом виде по 1/3 стакана.

Сбор Бенедиктова
Для приготовления данного сбора понадобятся: тысячелистник обыкновенный (10 г), трава мяты перечной (20 г), трава пастушьей сумки (20 г), корневища валерианы лекарственной (10 г), соцветия календулы лекарственной (20 г) и соцветия ромашки лекарственной (20 г). 10 г смеси залить 400 мл воды, выдержать на водяной бане 30 минут, процедить. Принимать по 50 мл 6 раз в день в течение 25 дней, три курса с 15-дневными перерывами.

Калина с медом
Растереть 2 ст. ложки свежих ягод калины обыкновенной, залить их 250 мл кипятка, нагревать 10 минут на водяной бане, процедить, добавить немного меда. Принимать по 1/3 стакана теплого настоя перед едой 3-4 раза в день.

Клюква с мятой, медом и лимоном


Отжать сок из 250 г ягод клюквы, охладить его, жмых вскипятить в 1 л воды, добавить 1 ст. ложку листьев мяты и настоять 15 минут под крышкой. Процедить, растворить в горячем отваре 2-3 ст. ложки меда, дать остыть до комнатной температуры, добавить охлажденный клюквенный сок и дольку лимона. Употреблять по 0,5 стакана после еды или при возникновении тошноты.

Шиповник с яблоками
Измельченные плоды шиповника (примерно 1 ст. ложку) залить 250 мл кипятка, добавить 0,5 ст. ложки сушеных яблок, нагревать на водяной бане в течение 15-20 минут. Этот напиток можно употреблять в течение дня вместо чая.

Шиповник с садовыми ягодами
Для приготовления напитка потребуются: 1 ст. ложка плодов шиповника, 1 ст. ложка плодов малины, 1 ст. ложка листьев черной смородины, 1 ст. ложка листьев брусники. 2 ст. ложки смеси залить 500 мл кипятка, кипятить в течение 5 минут, настаивать 1 час, процедить. Принимать по 100 мл отвара 3 раза в день.

Лечебная физкультура

Среди немедикаментозных средств хорошим эффектом обладает лечебная физкультура. Комплекс упражнений включает хождение, глубокое дыхание с потягиванием мышц туловища и конечностей. Необходимо исключить наклоны, они могут усиливать тошноту. В комплекс входят динамические упражнения для тренировки мышц рук, ног, упражнения на расслабление. Занятия лечебной гимнастикой предусматривают также обучение техникам дыхания. Как следствие, происходит насыщение организма кислородом, снижается возбудимость рвотного центра — токсикоз облегчается.

Физиотерапевтические процедуры

Среди физиотерапевтических процедур для лечения раннего токсикоза применяют электросон, иглорефлексотерапию, лазеротерапию. Электросон — это метод, использующий низкочастотные токи, вызывающие засыпание. Продолжительность процедуры — от 60 до 90 минут, курс лечения – 6-8 сеансов.

Лазеротерапия

В комплексной терапии раннего токсикоза применяется облучение крови гелий-неоновым лазером через световод, проведенный через иглу, помещенную в локтевую вену. Процедура длится 15-20 минут. Лечебный эффект достигается за счет влияния лазера на клетки крови, изменение ее свойств, накопление в крови биологически активных веществ. В результате изменяется обмен веществ в клетках, увеличивается устойчивость тканей и организма к неблагоприятным условиям, повышается жизненный тонус.

Иглорефлексотерапия, акупунктура

Это методы лечения, основанные на раздражении биологически активных точек и зон на теле и лице. При раннем токсикозе такое воздействие изменяет тонус нервной системы беременной женщины. Сеанс иглотерапии проводится 1-2 раза в неделю и длится 15-30 минут.

При утренней тошноте и рвоте беременных эффективен метод точечного массажа. Для этого надо пальцем надавить на точку, которая находится на внутренней стороне запястья, посередине, на 3 поперечных пальца выше ладони.

Ароматерапия

Применение ароматов растений – оказывает положительное воздействие на будущую маму и малыша. Вдыханием приятных ароматов можно достичь хорошего психологического эффекта, создать хорошее настроение, уменьшить явления токсикоза. Во время беременности преимущественно используются аромалампы, аромамедальоны, подушечки – саше. Для облегчения тошноты и рвоты подходят масла лавра благородного, лимона, лаванды, кардамона настоящего, укропа, мелиссы, мяты перечной, аниса, эвкалипта, имбиря. Для ароматизации воздуха можно использовать следующую смесь 0 3 капли масла лаванды, 1 капля масла мяты перечной, 1 капля эвкалиптового масла.

Принципы лечения раннего токсикоза

Даже при легком течении раннего токсикоза беременных лечащий врач обязательно назначит ряд анализов – общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, гемостазиограмму. Это необходимо для контроля состояния беременной женщины и для своевременного назначения медикаментозных средств для коррекции возникающих в организме изменений.

При неэффективности немедикаментозных средств доктор назначает лекарства, которые помогают бороться с токсикозом. В первую очередь это растительные успокоительные средства, гомеопатические лекарства от тошноты, препараты витамина В6, противорвотные лекарства.

Если, несмотря на всю проводимую терапию, рвота усиливается, доктор обнаруживает изменения в анализах крови и мочи, а масса тела продолжает прогрессивно снижаться, показана госпитализация в стационар.

В стационаре проводится внутривенное вливание лекарств, которые восстанавливают потерянную организмом жидкость, микроэлементы и белки. В сутки беременная получает не менее 2-2,5 литров жидкости внутривенно.

Для улучшения кровотока через плаценту и улучшения поступления кислорода к плоду может назначаться оксигенотерапия — вдыхание кислородно-воздушной смеси в течение 20-30 минут дважды в день.

Чаще всего явления токсикоза постепенно уменьшаются к 12 – 13 неделям беременности.

  • При легкой степени рвота натощак или после приема пищи наблюдается от 3 до 5 раз в сутки. Несмотря на рвоту, часть пищи все-таки удерживается и значительного похудения у таких беременных не наблюдается. Общее состояние существенно не страдает, изменений в анализах крови и мочи нет. Такая рвота легко поддается лечению различными немедикаментозными средствами, а зачастую самостоятельно проходит после нормализации режима питания и отдыха.
  • Умеренная рвота (или рвота средней тяжести) выражается в учащении рвоты до 10 раз в сутки независимо от приема пищи. Характерна упорная тошнота. Наступает обезвоживание организма, уменьшение массы тела на 3 – 5 кг (6% от исходной массы). Общее состояние беременных ухудшается. Будущие мамы жалуются на слабость, апатию, отмечается плаксивость, иногда депрессия. Кожа бледная, сухая, язык обложен белым налетом, может отмечаться желтушность кожи.
  • Тяжелая форма (чрезмерная рвота беременных) встречается редко. Частота рвоты до 20 раз в сутки и более. Для чрезмерной рвоты характерно выраженное обезвоживание организма и интоксикация. Это состояние может возникнуть как продолжение рвоты беременных средней тяжести или изначально приобрести тяжелый характер. При чрезмерной рвоте масса тела быстро уменьшается, в среднем на 2-3 кг в неделю, кожа становится сухой и дряблой, подкожная жировая клетчатка быстро исчезает, язык и губы сухие, изо рта отмечается запах ацетона, температура тела может повышаться до 38 градусов.
    Рвоту средней и тяжелой степеней лечат в стационаре.

Боремся с токсикозом — статьи от специалистов клиники «Мать и дитя»

больше отдыхайте

Очень часто в I триместре будущая мама чувствует слабость, сонливость, ей хочется прилечь отдохнуть, а иногда у нее даже просто нет сил пошевелиться. Это, конечно, не токсикоз, но если такие ощущения возникли, то им надо потакать, чтобы ненароком не спровоцировать очередной приступ тошноты. Побольше отдыхайте и не совершайте никаких резких движений, ведь даже если просто неудачно встать со стула, можно спровоцировать приступ тошноты.

Спите при открытых окнах: воздух в спальне должен быть свежим и прохладным. Ложитесь спать вовремя, не сидите за полночь перед телевизором или за компьютером, исключите все раздражающие факторы: неудобный матрас, одеяло, подушку, жесткое постельное белье – недосып может отозваться утренней дурнотой.

питайтесь правильно

Ешьте дробно, 5–6 раз в день, а то и чаще, и обязательно маленькими порциями. Проснувшись, не вставайте сразу с кровати. Один из наиболее действенных методов против токсикоза – завтрак в постели. С вечера положите рядом с кроватью сухарики, йогурт или любой продукт, который вы хорошо переносите. Съешьте его еще до того, как встать, а потом немного полежите. Скорее всего, утренняя тошнота или совсем не появится, или будет очень слабой.

Обычно при токсикозе не рекомендуют есть жирное, копченое, соленое, маринованное, пить газировку (обычный набор пищевых вредностей). Но вполне вероятно, что какой-то не слишком полезный продукт сейчас будет переноситься хорошо, а что-то из здоровой пищи, наоборот, вызовет тошноту. «Беременные капризы» – пирожное с селедкой или ананасы по ночам – это просьбы организма о том, что ему необходим тот или иной компонент в пище. Например, желание пожевать мел – признак нехватки кальция. Поэтому ешьте то, что вам нравится, и то, чего вам хочется, в пределах разумного, конечно. А если чего-то не хочется, даже если этот продукт крайне полезен и необходим, – не ешьте его. Если тошнит от какого-то блюда, значит, организм вам сигнализирует: это сейчас мне не нужно!

пейте чаще

Токсикоз может не ограничиваться тошнотой, у кого-то возникает и рвота. А значит, теряется жидкость. Поэтому между приемами пищи пейте чаще: глоток-другой минеральной воды или чая с лимоном помогут справиться с тошнотой и восполнят потерянную жидкость. Но пить надо небольшими глотками. Также не стоит запивать еду и следует на время отказаться от супов – большой объем выпитого и съеденного, наоборот, только провоцируют тошноту и рвоту.

дышите свежим воздухом

Прогулки на свежем воздухе полезны всем, но при токсикозе особенно. Во-первых, при гулянии кровь будущей мамы и малыша насыщается кислородом, что очень важно для здоровья, а во-вторых, прогулки успокаивают нервную систему. Все вместе это помогает снизить неприятные симптомы токсикоза. Гулять нужно не меньше двух часов в день – но не просто по улице, а в том месте, где воздух действительно свежий: в лесу, парке, сквере, а лучше всего за городом. Перед тем как выйти на улицу, продумайте маршрут: идите подальше от загазованных автотрасс, уличных кафе, палаток с едой и прочих «ароматных» мест.

исключите ароматы

Вкусовые и обонятельные предпочтения в I триместре меняются. Сейчас даже любимые духи могут вызвать приступ тошноты, головную боль и аллергическую реакцию. Поэтому уберите подальше все раздражающие вас ароматные косметические средства: духи, дезодоранты, кремы и прочее. Придется перестать пользоваться любимым парфюмом и мужу, и близким. Объясните окружающим, что это не каприз, а временная мера, совсем скоро все вернется в привычное русло.

И не беспокойтесь, что сейчас вы останетесь без привычных средств для поддержания красоты. И в косметическом магазине, и в аптеке полно разных кремов, тоников, шампуней без отдушек или с минимальным запахом.

работайте с собой

Психологи считают, что причина токсикоза не только в гормональной перестройке, но и в психологическом состоянии женщины. Чем больше женщина переживает, чем больше у нее тревог и страхов, тем ярче может быть выражен токсикоз. В идеале, лучше ограничить себя на время беременности от любых стрессов. Конечно, исключить нервную работу или давку в общественном транспорте не всегда возможно, но меньше смотреть телевизор, не читать негативные новости и разные беременные «страшилки» в Интернете, не реагировать на мелкие или даже крупные житейские неприятности под силу всем. Поэтому, если беспокоит токсикоз – создайте на время беременности свой собственный комфортный мир. Не справляетесь сами – обратитесь к специалистам (психологам). Токсикоз и правда неплохо лечится психотерапией. Главное – будущая мама должна хотеть избавиться от собственной тревожности.

Как бы ни был неприятен токсикоз – он не длится вечно. Потерпеть надо до начала или (реже) середины II триместра. И уже совсем скоро все неприятные симптомы токсикоза останутся в прошлом! 

Токсикоз и другие трудности беременной — Материнство в Хабаровске

Токсикоз и другие трудности беременной, 6-13 неделя

Не  пожалейте времени на то, чтобы понять от чего вам хуже и от чего лучше. Многие женщины обнаруживают, что с тошнотой помогают справиться минимальные дополнения к стилю жизни.

Если вас тошнит по утрам, попробуйте, не вставая с постели, съедать печеньице, запивая стаканом воды. Возможно, вам сейчас лучше избегать спешки по утрам и добираться на работу после часа пик. Распределяйте работу в соответствии с вашим самочувствием, а если от каких-то обязанностей вам становится хуже, меняйтесь с коллегами.

Если вы можете есть, ешьте все, что захочется — на здоровом питании можно сосредоточиться позже. Сейчас вам может стать лучше просто от повышения сахара в крови, так что «поклюйте» хоть что-нибудь, а потом, когда тошнота пройдет сможете поесть как следует. Ешьте часто и понемногу. Всегда носите с собой яблок, орешки или бутерброды, чтобы успеть перекусить, пока вас не начало тошнить.

Если вы не можете есть, постарайтесь больше пить — воды, разбавленных соков или даже бульона. Попытайте счастье с мороженым: очень холодные продукты обычно не пахнут.

Очень важно следить за тем, чтобы пить много жидкости. Если и это вам трудно, вот несколько подсказок:

— Держите под рукой стакан воды

— Пейте через соломинку

— Экспериментируйте: вода-обычная или газированная — с лимонным соком. Подберите нужную пропорцию.

— Меняйте температуру жидкостей — вода со льдом, теплая вода с лимоном, охлажденные фруктовые чаи.

— Иногда помогает есть и пить одновременно — выпейте чего-нибудь и попробуйте после этого поесть.

Когда начинается ранний токсикоз и как бороться с ним при беременности

Ранний токсикоз беременности — это состояние, которое доставляет женщине немало страданий. Некоторые чувствуют «подвох » ещё до задержки, а у других всё начинается с 5-6 недели. Акушер-гинеколог Галина Владимировна Овсянникова рассказывает о причинах токсикоза и способах его облегчить.

Симптомы токсикоза

Резко меняются пищевые пристрастия, появляется повышенная чувствительность к запахам, тошнота, раздражительность, постоянно хочется спать.
Реже появляются неудержимое слюнотечение, субфебрильная температура, рвота.

Обычно это состояние застигает женщину врасплох. Ей ведь надо продолжать работать, заботиться о семье, у нее запланировано много дел. С этим она и проходит к врачу, уже изрядно уставшая и с грустным взглядом. И мы начинаем разбираться.

Во-первых токсикоз мучит не всех. Некоторые просто едят всё подряд и не набирают вес, или даже худеют, и в этом проявляется их токсикоз. Таким женщинам повезло. Хотя они тоже умудряются переживать по этому поводу, так как наслушались «как должно быть» от подруг.

Во-вторых степень выраженности токсикоза зависит от состояния нервной системы, образа жизни и «похожести» малыша на маму по белковому составу.

И вот об этом подробнее.

Токсикоз: почему и для чего?

  • Нервная система. Замечено, что токсикоз бывает наиболее выражен у тревожных женщин, руководителей, врачей, учителей, то есть людей с повышенной нервной нагрузкой. И, кстати, заметьте, что у животных такого токсикоза, как у людей не бывает. Они не берут на себя «всю мировую ответственность» и потому их не тошнит и не рвёт. Максимум, самки много спят и уединяются, чтобы экономить силы.
  • Образ жизни. Если женщина входит в беременность не в ресурсном состоянии, уставшая, истощенная, зашлакованная от плохого питания и недостатка воды, да ещё и после какой-нибудь болезни, отравления, герпетический манифестации, ОРВИ, то организм будет стараться «уложить женщину в постель», чтобы выспаться, отдохнуть, набраться сил, покушать разную еду, чтобы пополнить запасы. Всё логично. Это умный ход в борьбе за выживание.
  • Любой человек имеет уникальный генетический код, который закладывается уже в момент оплодотворения. И насколько он будет непохож на код матери, настолько будет выражен токсикоз. Чтобы было понятнее, есть люди, которые настолько похожи по этому коду, белковому составу, что их органы можно пересаживать друг другу и они будут приживаться. А другие, наоборот, совсем не похожи, и если от такого человека пересадить, например, почку, то она отторгнется. Также и здесь. Если ребенок унаследовал похожий генетический код, то интоксикация от попадания его белка в кровь матери будет меньше. И наоборот. По мере прогрессирования беременности и формирования плаценты между организмом матери и ребёнка, формируется плацентарный барьер. И токсикоз уменьшается: поэтому у большинства женщин он и проходит к 12-той неделе.

Как пережить?

Общих для всех рецептов нет: все мы разные и причина токсикоза у каждой своя. Но всё же есть правила, которые помогают большинству женщин:

  • Больше отдыхайте и спите. Спите всегда, когда есть возможность и организм просит. Женщине с тяжёлым токсикозом почти всегда помогает больничный дней на 5.
  • Избегайте долгих перерывов в еде. Ешьте каждые 3 часа лёгкую и калорийную пищу. Часто помогает банан, финик, сухофрукты, сладкий йогурт. Не страшно, если будет булка или печенье. Всё это быстро переваривается, усваивается и даёт вам энергию. А вот от мяса, рыбы жирных и многокомпонентных блюд (например, салата Оливье) лучше воздержаться. Это тяжёлая для переваривания и усвоения пища. С клетчаткой придется поэкспериментировать. При беременности часто бывают запоры из-за расслабленного — за компанию с маткой — кишечника. И в таком случае грубые сырые фрукты и овощи будут запускать перестальтику и регулировать стул, но у некоторых они вызывают газообразование и неприятные колики в животе. Так что надо пробовать.
  • Очень часто тошнота бывает особенно выражена утром, после сна. Это связано с большим голодным интервалом. Чтобы сгладить ощущение, старайтесь сделать лёгкий перекус непосредственно перед сном. Если встаёте ночью в туалет, то по пути сжуйте пол-банана или крекер. А утром, проснувшись, еще не вставая с постели, съешьте йогурт, творожок, булочку. Полежите ещё минут 20. Потом вставайте, завтракайте неплотно, и только потом чистите зубы.
  • Чем более обезвожен организм, тем больше интоксикация. Начинайте пить маленькими глотками, тепло-горячую, хорошего качества воду. Обязательно между едой , а не во время. Для вкуса сначала можно добавлять лимон или лайм, можно купить в аптеке в стекле минеральную воду и пить её, желательно размешав и выпустив из бутылки газы. Но если вы раньше не пили воду, или пили ее очень мало, то резко начать ее пить в большем количестве не стоит.

Медикаментозное лечение раннего токсикоза тоже имеет место быть, но только при тяжёлых формах!

А главное, помните, это состояние, хоть и противное, но временное, абсолютно безопасное как для вас, так и для ребёнка. Очень скоро оно пройдет самостоятельно. И вы перестанете чувствовать себя ослабленной, больной беременной, а будете ощущать свою беременность, как большое, важное и очень радостное «дело».

от первых признаков до качественной терапии с грамотными специалистами

Гинеколог участковый

Лукьянова

Яна Сергеевна

Врач акушер-гинеколог, эндохирург Член Европейского общества эндоскопический гинекологии (European Society of Gynaecological Endoscopy) Член Европейского Общества Репродукции Человека и Эмбриологии (European Society of Human Reproduction and Embryology)

Записаться на прием

Беременные женщины часто страдают особенно формой отравления организма – токсикозом. Патология сопровождается подташниваем и рвотой. У беременных происходит отравление организма продуктами плода. Эта патология проявляется широким набором симптомов. Современная медицина способна устранить недуг.

Токсикоз у беременных: проявление недуга

Токсикоз – это отравление. Плод выделяет продукты внутри организма женщины. Последний начинает воспринимать работу плода как враждебную. В результате проявляются симптомы отравления.

Признаки токсикоза беременных:

  • постоянная тошнота и сильный утренний рвотный рефлекс;
  • повышенная сонливость;
  • постоянная слабость и низкая работоспособность;
  • постоянные смены настроения резкого характера;
  • неприязнь к резким запахам.

Патология проявляет себя во время первого триметра беременности. Но наблюдают ее не все женщины. Почему так происходит – точного ответа до сих пор нет. С течением времени явление само по себе исчезает. Но у некоторых проявляется токсикоз на поздней стадии беременности. Это более опасная форма токсикоза, поскольку она может негативно повлиять на ход беременности. Потребуется наблюдение специалистами на стационаре.

Симптоматика патологии проявляется постепенно после зачатия. В начале наблюдают исчезновение аппетита и повышенную раздражительность. Недуг постепенно усиливается. Но для одной женщины характерны лишь несколько симптомов, а не все сразу. И так для всех.

У вас появились симптомы токсикоза?

Точно диагностировать заболевание может только врач. Не откладывайте консультацию — позвоните по телефону +7 (495) 775-73-60

Истоки развития патологии

Во время беременности происходит гормональная перестройка женского организма. Это естественный процесс.

Точного ответа о развитии токсикоза современная наука не способна дать. У каждой женщины этот недуг развивается индивидуально. Все зависит от иммунитета и физиологических особенностей организма беременной. Качественная терапия требует индивидуального похода.

Зарождающийся плод производит продукты жизнедеятельности и вырабатывает токсины. Недуг не страшен и бояться его не стоит. Задача будущей матери – облегчить свое положение возможными способами.

Дополнительные причины развития токсикоза:

  • рост плаценты;
  • защита организма от воздействия активно растущего плода;
  • наличие хронических заболеваний;
  • нестабильное психологическое состояние беременной;
  • генетическая предрасположенность;
  • беременность несколькими плодами;
  • большой возраст беременной.

Развитие токсикоза сопровождает немалое количество факторов. Самостоятельно пытаться определить источник проблемы и способы воздействия на него затруднительно. Специалисты АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) помогут женщине избавиться от ощущений дискомфорта и превратить начальную стадию беременности в удовольствие.

Риски при токсикозе

Несмотря на естественное происхождение недуга, он несет в себе риски. Они связаны с протеканием беременности и качеством вынашивания плода. Также недуг может негативно влиять на общее состояние женщины.

Факторы риска токсикоза у беременных:

  • отсутствие качественного сна;
  • постоянное переутомление;
  • отсутствие системы питания.

Плод требует дополнительных ресурсов женского организма для развития. Но организм не отдыхает и не получает качественного питания для роста плода.

Выделяют несколько степеней раннего токсикоза у беременных:

  • легкая степень. Рвотные позывы не чаще 5 раз за сутки. Потеря массы тела не более 3 кг;
  • средняя степень. Рвота до 10 раз в сутки. За 2 недели женщина может потерять до 10 кг массы. Неудовлетворительное общее состояние;
  • тяжелая степень. Рвотные позывы более 25 раз в сутки. Потеря массы тела больше 10 кг. Развитие печеночной и почечной недостаточности, общая деградация организма.

Наблюдение общего ухудшения самочувствия и активного проявления симптомов – повод обратиться к специалисту. Рвотные позывы и непринятие пищи лишают плод важных питательных веществ.

Риски осложнений

Влияние токсикоза на организм беременной зависит от степени развития недуга. Первая степень безвредна для организма женщины и протекает естественным путем. В некоторых случаях и вторая степень не представляет угрозы. При нормальном течении к 14 неделе симптоматика исчезает.

Третья степень опасна для здоровья женщины и плода. Происходит обезвоживание организма и его истощение. У женщин возникает риск развития осложнений:

  • сердечной и почечной недостаточности;
  • отек легких;
  • впадение в кому на фоне истощения;
  • плацентарная недостаточность на поздних стадиях беременности;
  • задержка в развитии плода;
  • риск преждевременных родов.

Не всегда у беременных токсикоз протекает в легкой форме. Здоровье плода в руках матери и отца. При развитии симптоматики заболевания пропорционально увеличивается риск возникновения осложнений.

Обращение к специалисту

Не следует полагаться на собственные силы при преодолении токсикоза на ранних стадиях и его последствий. Специалисты АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) считают, что беременность должна быть комфортной. Несмотря на отсутствие угрозы со стороны легкой формы недуга, все равно следует наблюдаться у врача.

Факторы, определяющие срочное обращение к доктору в центре Москвы при токсикозе беременных:

  • рвота в количестве более 5 раз за сутки. Из-за срыгивания питательных веществ в организме развивается истощение и обезвоживание;
  • количество мочеиспусканий снизилось, а моча приобрела темный цвет. При активной деятельности наблюдается головокружение;
  • боли в области живота;
  • рвота при употреблении пищи и отсутствие питания свыше 12 часов;
  • потеря веса превышает 2,5 кг за неделю.

Перечисленные факторы токсикоза отражают серьезные проблемы с организмом. Оттягивание времени приведет к еще большим проблемам.

Посещение или визит доктора: подготовительные мероприятия

Плохое самочувствие, постоянное разрежение и рвота требуют подготовки перед самостоятельным посещением медицинского центра. Стоит расслабиться перед выходом в больницу.

Близким требуется:

  • предварительно записать беременную на прием;
  • организовать доставку в максимально комфортных условиях на автомобиле или такси в кратчайшие сроки;
  • оперативно забрать беременную из клиники.

При возникновении острых проблем стоит дождаться выезда врача на дом. Скорая помощь – эффективная мера при борьбе с токсикозом, поскольку пациентка может быть неспособной передвигаться самостоятельно.

Диагностические меры токсикоза

Очевидные симптомы не дают право самостоятельной постановки диагноза токсикоза при беременности. Больную должен осмотреть специалист. Занимаются лечением заболеваний доктора различных направленийнашего многопрофильного медицинского центра в центре Москвы. Зависит это от силы недуга и наличия дополнительных патологий.

  • Гинеколог. Квалифицированные специалисты подскажут, как бороться с токсикозом медикаментозными и другими средствами. Беременной разъяснят причины токсикоза и сколько токсикоз длится. Доктор выслушает симптомы токсикоза беременной и точно обрисует клиническую картину. Токсикоз первой беременности не должен вызывать испуга и пациентов – задача гинеколога придать уверенности будущим роженицам. Тут же есть возможность поинтересоваться у специалиста сроками – когда заканчивается токсикоз.
  • Сильный токсикоз и наличие осложнения требуют углубленного изучения состояния пациенток другими специалистами. В нашей клинике есть возможность пройти обследования у физиотерапевта. Врач подскаже,т как облегчить токсикоз и снизить его влияние на другие органы.
  • Проблемы личного характера разрешит психолог. Специалист поможет разрешить семейные проблемы до момента, когда закончится токсикоз. Психолог подскажет приемы борьбы с токсикозом.

Семье и непосредственно беременной следует заранее подготовиться к периоду, когда начинается токсикоз. Делают это на стадии беременности, чтобы не нервировать лишний раз женщину. АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) предоставляет весь спектр медицинских услуг для беременных в Центральном округе.

Методики лечения

Сильные проявления недуга требуют прима специализированных препаратов. Самолечение может навредить, поэтому обязательно следует консультироваться со специалистами АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга). Так будет отсутствовать риск нанесения вреда плоду.

Принципы лечения:

  • легкая форма не требует лечения. Все сводиться лишь к наблюдению;
  • устранение рвотных позывов;
  • желчегонные препараты облегчают симптоматику и улучшают работу печени;
  • иные назначенные препараты помогут избавиться от спазмов в мышцах, устранить боли в животе, снизить артериальное давление и побороть общую слабость.

Медикаментозные средства назначают квалифицированные врачи по результатам анализов. Неподкрепленные исследованиями выводы и лечение по ним опасны для здоровья.

Домашние меры борьбы с токсикозом

Народные средства могут облегчить легкую форму недуга. Беременной и близким следует позаботиться о выполнении проверенных методов.

Домашние способы лечения токсикоза:

  • полноценный сон;
  • регулярные длительные прогулки;
  • прием пищи небольшими порциями, но часто;
  • отказ от жирных и соленых блюд;
  • убрать все посторонние и неприятные запахи в жилье, которые вызывают раздражение;
  • благоприятная психологическая обстановка.

Не стоит поддаваться стрессам и переутомлению. Контроль над эмоциями поможет достичь счастливой встречи с новорожденным. Народные средства помогут легко перенести простую форму токсикоза.

Токсикоз при беременности: мифы и заблуждения

Существуют устоявшиеся мнения по поводу проявления токсикоза. Далеко не все из них правдивы. Не следует прислушиваться к общественному мнению.

  • При тошноте будет девочка. Рвотные позывы – это симптом интоксикации из-за развития плода. Какой будет у него пол – значения не имеет.
  • У сильного организма проявления токсикоза мощнее. Тут скорее наоборот – сильный организм в состоянии справиться с возникшими проблемами.
  • Токсикоз не излечим. Явление не поддается полному лечению, но состояние беременной можно значительно облегчить.

Точные ответы на вопросы могут дать только специалисты.

Профилактические меры

Меры по профилактике направлены на предотвращение возникновения побочных эффектов токсикоза. Молодой маме важно контролировать себя на протяжении дня.

Полезные приемы:

  • отсутствие резких движений, особенно утром;
  • дробные приемы пищи с большим количеством перекусов;
  • тмин или обычная жвачка предотвращают рвотные позывы;
  • большое потребление витамина В6 способствует отсутствию рвоты4
  • только легкая пища в рационе;
  • употребление больших объемов жидкости за день небольшими порциями;
  • питье отваров из мяты.

Профилактика позволит улучшить самочувствие. Явления токсикоза при соблюдении режима дня практически не потревожат молодую маму.

Лечение токсикоза: как попасть к специалистам

АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) занимается обслуживанием клиентов в ЦАО и помогает тогда, когда начинается токсикоз у беременных. Пациенты клиники могут вызвать на дом скорую помощь нашего центра, чтобы оперативно уменьшить мощный токсикоз при беременности +7 (495) 229-00-03.

Записаться на прием вы можете по телефону +7 (495) 775-73-60, на сайте с помощью формы для записи или у администраторов в клинике: 2-й Тверской-Ямской пер, 10.

13 советов, как справиться с токсикозом, HELLO! Russia

Кейт Миддлтон снова беременна. Но пока весь мир ликует и спешит поздравить членов британской королевской семьи, герцогиня Кембриджская лежит в больнице Кенсингтонского дворца и лечится от сильного токсикоза. К сожалению, эта проблема хоть и распространена, единственного, эффективного и действенного способа для ее устранения до сих пор не найдено. Возможно, это объясняется тем, что врачи даже не могут прийти к единому мнению о причине возникновения токсикоза. Кто-то считает, что это происходит из-за несовпадения групп крови малыша и матери или гормональной перестройки, кто-то винит во всем зашлакованность организма, третьи — переутомление.

Как бы то ни было, переживать постоянную тошноту, рвоту, потерю веса, отвращение к еде, иногда высокую температуру и слабость не хочется никому. Именно поэтому HELLO.RU собрал несколько советов, которые помогут вам облегчить симптомы токсикоза и снова начать радоваться своей беременности.

герцогиня Кэтрин

1.Если вы привыкли питаться три раза в день или того реже и обильными порциями, теперь придется немного изменить схему. Ешьте часто, но небольшими порциями, это позволит вам поддерживать нужный сахар в крови и не перегружать желудок. Ни в коем случае не допускайте чувства голода — это только усугубит ситуацию. Отдавайте предпочтение пюре, детскому питанию — в таком виде пища будет усваиваться гораздо быстрее и благоприятно влиять на желудок, не вызывая ненужных реакций.

2. Не стоит забывать о регулярном питьевом режиме. Простая и минеральная вода, отвар шиповника, натуральные соки, чай без ароматизаторов и вкусовых добавок — что-то из этого или все сразу должно стать неотъемлемой составляющей вашего рациона. При беременности советуют выпивать еще больше жидкости, чем в обычном состоянии — 2-3 л. Но все-таки доверяйте своему организму и обращайте внимания на свои ощущения — следите за появлением отеков и не вливайте в себя воду силой, потому что «так надо».

3.Проснувшись, не спешите сразу вставать с постели. В период токсикоза вообще старайтесь соблюдать постельный режим — попросите родных избавить вас от работы по дому, от готовки и лишних перемещений. Начните свое утро с как можно более легкого завтрака, например, чая с печеньем, воды с сухариками или банана.

4.Бороться с приступами тошноты хорошо помогает мята или мятная вода. Залейте немного этой ароматной травы горячей водой, оставьте на 5 минут, а затем добавьте в напиток лимон и мед.

5.Еще одно эффективное средство от тошноты — имбирь. Нарежьте на небольшие кусочки корень и жуйте их по мере необходимости. Также вы можете натереть имбирь на мелкой терке и добавлять в еду. Мало того, что у него довольно терпкий вкус, так в нем еще и содержится много витаминов и полезных веществ: различные аминокислоты, магний, кальций, фосфор, железо, цинк, натрий и т.д.

6.Курага — еще одно действенное, а главное вкусное средство против тошноты, повышающее уровень калия в организме.

7.Уберите подальше все духи, косметику, ароматические свечи, подушечки и прочие распространители искусственных, ярких запахов. При токсикозе они воздействуют на наше обоняние и самочувствие иным образом, вызывают раздражение и тошноту. Исключение составляют натуральные ароматы — апельсина, лаванды, но опять же не забывайте, что все индивидуально. Старайтесь чаще проветривать комнату и бывать на свежем воздухе.

8.По мнению некоторых врачей, женщины, которые до беременности занимались спортом, страдают токсикозом реже. Так происходит потому, что даже слабая нагрузка на организм стимулирует обменные процессы и помогает ему легче перенести гормональную перестройку. Конечно, не следует тренироваться на пределе своих возможностей — положение уже не то. Отдавайте предпочтение ходьбе, йоге, плаванию и прочим спокойным видам спорта. Также хорошо начинать каждый новый день с контрастного душа.

9.Не менее важен психологический настрой — старайтесь всеми силами и способами отвлечься, порадовать себя, сделать то, что давно хотели сделать, но не могли из-за нехватки времени. 

10.Некоторые доктора видят причину токсикоза в недостатке витаминов, поэтому чтобы привести их малое количество в необходимое, пропейте мультивитаминный и минеральный комплекс для беременных. Но — и это важно — обязательно проконсультируйтесь перед этим с врачом.

11.Бежать к доктору следует и в том случае, если вы сильно теряете вес. Так происходит в тех случаях, когда рвота частая и постоянная. Не пытайтесь утихомирить свой организм мятой или курагой — здесь нужны более эффективные и серьезные средства.

12.Не отказывайте себе в послеобеденном сне, если, конечно, это позволяет ваш график. При полном рабочем дне старайтесь максимально отдохнуть вечером после трудового дня и не нарушайте режим сна.

13.Существуют гомеопатические растительные средства от тошноты, но их вам может назначить только ваш лечащий врач.

Токсикоз, как облегчить симптомы? — МЦ ADONIS в Киеве

Многие женщины ошибочно считают токсикоз на ранних сроках беременности нормальным физиологическим процессом. Чаще всего под этим диагнозом подразумевают легкую утреннюю тошноту, периодическую рвоту, повышенную чувствительность к запахам и вкусу пищи. Считается, что эти симптомы не опасны и сами проходят ко второму триместру. Однако это заблуждение: при сильном токсикозе могут развиться осложнения, повышающие риск прерывания беременности и сильного ухудшения здоровья женщины.

В медицинской среде под диагнозом токсикоз подразумевают, кроме тошноты и рвоты, еще целый комплекс патологических изменений в состоянии беременной в течение первого триместра. Симптомы токсикоза – это только внешнее проявление сложных процессов внутри женского организма. Согласно статистике, он развивается почти у 90% беременных. При том, что данный синдром не является естественным процессом, его легкие проявления начали считать одним из вариантов нормы.

На каких сроках беременности развивается токсикоз

У некоторых женщин ранний токсикоз начинается на сроке 2-4 недель беременности, но чаще всего – на 6-8 неделе, когда в организме происходит уже много физиологических изменений.

Длиться токсикоз может в течение нескольких месяцев – до 13 или 16 недели беременности.

В последнем триместре беременности у женщин может развиваться гестоз, который ошибочно называют поздним токсикозом. Это тяжелое осложнение беременности, которое сопровождается повышением артериального давления, ухудшением работы сердечно-сосудистой системы, почек и головного мозга.

Симптомы токсикоза

Вопреки распространенному мнению токсикоз у беременных имеет достаточно много симптомов, но некоторые из них развиваются только при средней или тяжелой степени.

Данное состояние может сопровождаться:

  • Повышенным слюноотделением;
  • Тошнотой;
  • Рвотой;
  • Дерматозами;
  • Мышечными судорогами;
  • Остеомаляцией, или размягчением костных тканей;
  • Желтухой;
  • Бронхиальной астмой и другими патологически изменениями в организме.

Самыми распространенными признаками являются тошнота и периодические приступы рвоты. Они встречаются у большинства беременных. Кроме этого кратковременную тошноту и рвоту до 1-2 раз в сутки на сроке меньше 13 недель относят к варианту нормы.

Другие симптомы развиваются при средней и тяжелой степени. При этом самочувствие беременной сильно ухудшается и ей может быть показана срочная госпитализация.

Чем опасен ранний токсикоз

Рвота у беременных является одним из проявлений раннего токсикоза. Однако в Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ), ее выделяют в отдельную единицу.

По частоте приступов рвоту разделяют на 3 степени:

  • Легкую – менее 5 раз в сутки;
  • Среднюю – по 5-10 раз в сутки;
  • Тяжелую – до 20-25 раз в сутки.

Если у беременной рвота случается ежедневно больше 1-2 раз в день, ей обязательно нужно обратиться за медицинской помощью. Это состояние может провоцировать сильное обезвоживание организма и развитие других патологических процессов.

При развитии легкой степени рвоты из-за обезвоживания беременная может терять до 1-3 кг веса в неделю (до 5% от своей массы тела). При средней тяжести, когда рвота с желчью повторяется от 6 до 10 раз в сутки, потеря веса может достигать 3-5 кг в течение недели или полутора. Также на фоне этого у женщины может повышаться температура тела, снижаться артериальное давление, повышаться пульс и уровень ацетона в моче. Это же, только в большей степени, происходит при рвоте тяжелой степени. В этом случае из-за потери жидкости и полного неусвоения пищи снижение веса может достигать 8-10 кг в неделю. Пациенток с тяжелой степенью рвоты, как правило, госпитализируют и временно переводят на парентеральное питание.

При обильной рвоте у беременных происходит:

  • Нарушение всех обменных процессов в организме;
  • Истощение и снижение массы тела, вызванное обезвоживанием и недостаточным питанием;
  • Выработка кетоновых тел (молекул похожих на ацетон), повышение концентрации которых опасно для печени и почек;
  • Дистрофические изменения в печени, почках, легких и сердце.

В редких случаях из-за постоянных позывов к рвоте у женщин может появляться ретротрахиальная гематома, локализирующаяся между стенками матки и плодным яйцом. На фоне этого, а также общего ослабления организма и развития патологических процессов повышается риск прерывания беременности.

Не менее опасно и повышенное слюноотделение. В течение суток оно может приводить к потере организмом более 1 литра жидкости.

При сильной рвоте или появлении других симптомов патологических нарушений в организме, таких как судороги или одышка, беременной рекомендована срочная консультация гинеколога, который проведет диагностику и определит тактику лечения.

Причины токсикоза у беременных

Точная причина развития токсикоза при беременности не установлена. На сегодняшний день существует несколько гипотез.

Основными из них являются:

  • Нервно-рефлекторная;
  • Гормональная;
  • Иммунная;
  • Психогенная.

Согласно нервно-рефлекторной теории, при беременности усиливается работа подкорковой части головного мозга, где расположены центры, отвечающие за обоняние, слюноотделение, работу желудка и другие. Из-за этого у беременной якобы и появляются тошнота и рвота, а также изменения настроения.

Сторонники гормональной теории утверждают, что токсикоз развивается по причине изменения гормонального фона в результате появления нового органа – плаценты. Именно в ней вырабатывается хорионический гонадотропин человека (ХГЧ), по повышению содержания которого в крови и определяют наступление беременности в первые недели. Доказательством данной теории считается совпадение наивысшего уровня ХГЧ в крови с появлением тошноты и приступов рвоты.

По иммунной теории, тошнота у беременных связана с реакцией организма на чужеродное тело, которым является эмбрион.

Психогенная теория базируется на эмоциональных причинах. Считается, что тошнота возникает из-за стресса и тревог, которые появляются у женщины на фоне беременности. В научной среде у этой теории меньше всего сторонников.

Хотя точная причина токсикоза не подтверждена, специалисты выделили факторы риска его развития, а именно:

  • Заболевания органов желудочно-кишечного тракта, печени и щитовидной железы;
  • Хронические воспалительные заболевания мочеполовой системы;
  • Перенесенные аборты;
  • Астенический тип телосложения;
  • Частые стрессы;
  • Несбалансированное питание.

Считается, что фактором риска также является многоплодная беременность.

Методы лечения и профилактики

При появлении частой рвоты или других тревожных симптомов акушер-гинеколог, который ведет беременность, назначает женщине общий анализ мочи и крови. На основе их результатов он определяет степень токсикоза, от которой зависит тактика лечения. При тяжелой степени, сопровождающейся сильной рвотой, женщину могут направить на госпитализацию, а при легкой – назначить медикаментозное лечение и порекомендовать придерживаться определенных правил.

Обычно, женщинам советуют:

  • Правильно питаться, соблюдая норму потребления белков, жиров и сложных углеводов;
  • Разделить питание на 5-6 приемов;
  • Завтракать сразу после пробуждения, не вставая с постели;
  • Пить много воды и травяных чаев, если они хорошо усваиваются.

Этих же правил можно придерживаться для профилактики. Однако не стоит забывать, что они не являются универсальными и далеко не всегда помогают избавиться от токсикоза. В каждом случае для облегчения симптомов врач подбирает индивидуальные методы. Специальных таблеток от токсикоза нет, а принимать какие-либо лекарства без назначения врача беременным опасно.

Токсикоз при беременности — причины, риски, пути решения проблемы

Многие беременные воспринимают утреннее недомогание как неизбежный факт: это реакция организма на серьезные процессы, происходящие в нем в течение первых недель и месяцев беременности. Единственное, что они могут сделать в такой ситуации, — это терпеливо ждать, пока она закончится. Что ж, это распространенное мнение не совсем верно, так как токсикоз требует существенного внимания врача.

Первый триместр беременности — самый важный; в этот период у малыша начинают свое формирование все внутренние системы и органы. Поэтому, если у Матери ребенка возникнут проблемы со здоровьем, это может негативно сказаться на столь важном «сроке формирования». Кроме того, за токсикозом, тошнотой и рвотой могут скрываться более серьезные проблемы — некоторые очевидные, а другие скрытые, обнаруживаемые только с помощью лабораторных тестов. Это могут быть, например, различные поражения кожи, судороги, а в самых тяжелых случаях — желтуха беременности, бронхиальная астма, нарушения водно-солевого баланса, обмена веществ и т. Д.

Поэтому обязательна тщательная медицинская оценка состояния здоровья женщины, страдающей токсикозом в первом триместре беременности. Это самое главное правило, которым нельзя пренебрегать.

Каковы причины токсикоза в первом триместре?

Не существует единственной научно доказанной гипотезы о причинах токсикоза. Некоторые считают, что ранний токсикоз — это реакция иммунной системы. Некоторые считают, что причиной этого состояния могут быть гормоны, а именно — высокая концентрация гормона ХГЧ в крови.При этом все причины токсикоза на ранних сроках беременности обусловлены естественными причинами. Почему же тогда у одних женщин токсикоз, а у других нет? Это можно объяснить общим самочувствием: при наличии вредных привычек, хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта, печени, щитовидной железы и после искусственных абортов более вероятно возникновение токсикоза.

Как бороться с токсикозом?

При токсикозе врач, наблюдающий за вашей беременностью, выдаст направление на анализ мочи, по результатам которого будет определена степень тяжести токсикоза и обезвоживания, биохимические и общие исследования крови.В зависимости от результатов анализов и степени токсичности (легкая — не более 5 раз в сутки, тяжелая — 10-20 раз в сутки) врач порекомендует пребывание в стационаре или соблюдение особых правил дома.

Чем может помочь стационарное лечение?

Может потребоваться пребывание в больнице, поскольку частая рвота может вызвать обезвоживание, нарушение обмена веществ, снижение артериального давления и диуреза, учащение пульса и запор. Без своевременного лечения могут развиться серьезные нарушения водно-солевого, белкового, углеводного и жирового обмена, кислотно-щелочного и витаминного баланса, функций желез внутренней секреции.Все эти условия могут негативно сказаться на развитии малыша.

Какое лечение рекомендуется при токсикозе легкой степени

Легкая форма токсикоза (рвота не более 5 раз в сутки) может быть взята под контроль с помощью простых инструкций:

1. Диета — очень важный фактор. Избегайте слишком горячей или слишком холодной пищи — это провоцирует приступ рвоты. Ешьте часто — не реже 5-6 раз в день, но небольшими порциями. Доверьтесь своей интуиции — если вы чувствуете, что соленые огурцы или экзотические фрукты — это то, что вам нужно, позвольте себе это.Однако помните, что ваш план питания в этот период должен быть хорошо сбалансированным и содержать достаточное количество белков, жиров и углеводов.

2. Соблюдайте питьевой режим. Многие женщины, страдающие токсикозом, в этот период с удовольствием пьют мятный чай — он не только утоляет жажду, но и успокаивает.

3. Завтрак — в постель. Если рвота обычно возникает по утрам, завтракайте в постели, не вставая с постели. Избежать тошноты может чай с лимоном и несколькими крекерами.

4. Избегайте истощения — как физического, так и нервного. Иногда усталость может спровоцировать тошноту — чаще бывает днем. Успокаивающий чай поможет снять нервное напряжение. По согласованию с врачом можно также использовать пустырник или валериану.

Ранний токсикоз обычно полностью исчезает после 12-й недели беременности, реже он может длиться до 16-й недели. Наберитесь терпения и предельно внимательно относитесь к нюансам своего самочувствия — это очень важно не только для вашего здоровья, но и для здоровья вашего малыша.

Наблюдения Консорциума исследователей токсикологии

Резюме

Острые отравления во время беременности представляют особую проблему для медицинских работников из-за потенциальной непосредственной угрозы жизни или возможных пожизненных последствий как для матери, так и для плода, включая тератогенность яд или его противоядие. Мы описываем недавние косвенные воздействия на беременных женщин в США.Мы выявили все случаи отравления беременных женщин, которые были каталогизированы службами медицинской токсикологии на 37 участках реестра Консорциума исследователей токсикологии (ToxIC) Американского колледжа медицинской токсикологии в период с января 2010 года по декабрь 2012 года. В регистре ToxIC 103 (0,6%) участвовали беременные женщины, 80% из которых имели симптомы, а около четверти имели специфический токсидром. В большинстве случаев ( n = 53; 51.5%) связаны с преднамеренным воздействием, чаще всего с фармацевтическими агентами, за которым следуют непреднамеренное воздействие фармацевтических препаратов (10%) и синдромы отмены (9%). Неопиоидные анальгетики были наиболее распространенным классом встречающихся агентов (31%), за ними следовали седативно-снотворные / миорелаксанты (18%), опиоиды (17%), противосудорожные средства (10%) и антидепрессанты (10%). %). Более трети случаев связаны с воздействием нескольких веществ, а 32% — с воздействием более чем одного класса наркотиков. Наиболее часто применяемыми антидотами были N -ацетилцистеин (23%), бикарбонат натрия (10%), флумазенил (4%) и физостигмин (4%).Около половины случаев острого отравления среди беременных женщин, обратившихся за неотложной помощью, связаны с преднамеренным воздействием, в основном с помощью безрецептурных анальгетиков и психоактивных препаратов. Клиницисты должны быть осведомлены об уникальных обстоятельствах, рисках для матери и плода и принципах ведения беременной женщины с острым отравлением.

Ключевые слова: Отравление, Беременность, Скорая медицинская помощь, Реестр

Введение

Отравление является третьей по значимости причиной госпитализации в связи с травмами во время беременности после дорожно-транспортных происшествий и падений [1].По данным Национальной системы данных по ядам (NPDS) Американской ассоциации центров по борьбе с отравлениями (AAPCC), примерно 7500–8000 случаев отравления во время беременности регистрируются по телефону в токсикологические центры в США каждый год [2–4]. Такие случаи представляют собой уникальную проблему для медицинских работников, поскольку токсикологическое воздействие может не только быть вредным для матери, но также приводить к дистрессу плода, тератогенности или даже гибели плода. Проблема еще больше усложняется тем, что существуют ограниченные научно обоснованные знания о безопасности и эффективности антидотов и о том, как лучше всего лечить отравленную беременную женщину.

Помимо общих оценок воздействия, приведенных в отчетах AAPCC NPDS и в информационных центрах по тератогенам, данные о характере воздействия и лечении подтвержденных, последующих отравлений у беременных женщин ограничены. Относительно новым источником данных о потенциально серьезных отравлениях во время беременности является Консорциум исследователей токсикологии (ToxIC) Американского колледжа медицинской токсикологии (ACMT), который ведет проспективный регистр случаев отравления пациенток, находящихся под наблюдением медицинских токсикологов у постели больного.Мы стремились описать недавние косвенные воздействия на беременных женщин в США.

Методы

Реестр и исследовательские центры

Реестр ToxIC — это общенациональная перспективная система токсикологического надзора, созданная ACMT в 2010 году. К концу 2012 года 35 медицинских токсикологических практик, действующих в 65 учреждениях США, вносили данные о медицинских токсикологических консультациях в реестр. Полный список всех учреждений, которые вносят дела в реестр, можно найти в предыдущих отчетах ToxIC [5].Большинство участвующих сайтов являются аффилированными с университетами учреждениями, которые в совокупности составляют большинство (63%) стипендиальных программ обучения медицинской токсикологии в США. Как правило, зарегистрированные в регистре случаи имеют более серьезный характер, так как требуют консультации медицинских токсикологов и, зачастую, госпитализации [5]. Записи о случаях загружаются онлайн с использованием защищенной паролем базы данных, централизованно поддерживаемой ACMT, что позволяет объединять токсикологические воздействия во всех участвующих центрах.Основные демографические данные и подробная медицинская информация по каждому случаю, зарегистрированному в реестре, получают путем изучения анамнеза пациента, физического осмотра, проводимого врачами-токсикологами у постели больного, и, при необходимости, дополнительных диагностических тестов (например, скрининг на токсичность мочи, концентрации лекарств в сыворотке и т. функциональные пробы органов). Статус беременности определялся на основании историй болезни, медицинского осмотра и скрининга на беременность, который обычно проводится в медицинской токсикологической практике при всех консультациях с женщинами детородного возраста.Словарь наркотиков ToxIC записывает отдельные вещества и лекарства. Исследователи проанализировали их по классам наркотиков. Реестр ToxIC функционирует с одобрения Западного институционального контрольного совета, и сайты представляют дела после одобрения своего институционального контрольного совета и в соответствии с их политиками и процедурами. Подробное описание ToxIC Registry было опубликовано ранее [5, 6].

Сбор и анализ данных

Используя данные из реестра ToxIC, мы определили все консультации по медицинской токсикологии с участием беременных женщин за 3-летний период между янв.С 1 января 2010 г. по 31 декабря 2012 г. Подходящие случаи были выявлены путем поиска контактов с женщинами и последующей сортировки базы данных по статусу беременности. Все доступные соответствующие данные, относящиеся к каждому случаю, были извлечены в стандартизированную форму, в которой запрашивалась информация о веществах, участвующих в воздействии, обстоятельствах и причинах воздействия, источнике направления, наличии клинических признаков и симптомов и ведении случая. Возраст кодировался как категориальная переменная (два возрастных диапазона 13–18 и 19–64 года).Описательная статистика использовалась для определения пропорций между группами. Нижний и верхний пределы 95% доверительного интервала для заявленных пропорций были рассчитаны с использованием процедуры Вильсона с поправкой на непрерывность [7]. Отсутствующие данные были записаны как «неизвестные». В этом отчете отравление определялось как любая передозировка наркотиком или воздействие вещества (преднамеренное или непреднамеренное), при котором потребовалась консультация врача медицинской токсикологической службы, инициированная по усмотрению лечащего врача.

Результаты

Консультации токсиколога во время беременности

Из 17 529 медицинских токсикологических консультаций, зарегистрированных в ToxIC Registry в течение периода исследования, 103 были беременными женщинами (0,6%, 95% доверительный интервал (ДИ) 0,5–0,7%). В этой группе 12,6% (13/103) консультаций были с участием женщин в возрасте 13–18 лет и 85,4% (88/103) — с женщинами в возрасте 19–64 лет, и в двух случаях возрастной диапазон не был указан.

Воздействие лекарств

Самыми частыми причинами для консультации с беременными пациентками в области медицинской токсикологии было преднамеренное воздействие (53/103 всех случаев или 51.5%; 95% ДИ 41,5–61,4%; Рис.), И большинство из них (47/53, 88,7%) касались фармацевтических препаратов. Тридцать восемь женщин (37%, 95% ДИ 27,8–47,0%) принимали несколько (≥2) агентов, 33 (86,8%) из которых подвергались воздействию более чем одного класса лекарств (только один класс агента / агента был зарегистрирован в 66/103 случаев). Классы лекарств и агентов, о которых чаще всего сообщают (т. Е. Пять и более случаев), представлены в таблице. Неопиоидные анальгетики были наиболее распространенным классом наркотиков, из них ацетаминофен был задействован в 81 группе.2% (26/32) всех случаев заражения в этой категории и в 25,2% (26/103) всех случаев отравления. Седативно-снотворные / миорелаксанты были вторым наиболее часто встречающимся классом наркотиков (18,4% всех консультаций), за ними следовали опиоиды (16,5% всех консультаций).

Причины обращения за медицинской токсикологией в случаях, связанных с беременными женщинами, внесенными в реестр ToxIC в период с января 2010 г. по декабрь 2012 г. Процент представляет собой долю от общего числа случаев ( n = 103), в которых конкретная причина медицинского Была предоставлена ​​консультация токсиколога.Поскольку в некоторых случаях было несколько причин для консультации по токсикологу, респондент мог отметить более одной причины для каждого случая, если другие также применимы; Таким образом, в сумме проценты составляют более 100. ADR нежелательных реакций на лекарства, ADE нежелательных лекарственных реакций, определяемых как ошибка приема лекарств, приводящая к причинению вреда

Таблица 1

Лучшие классы лекарств и агентов, описанные в контактах с беременными пациентами, внесенными в каталог Реестр ToxIC с января 2010 г. по декабрь 2012 г.

Золпидем (2)
Циклобензаприн (2)
Диазепам (1)
Фенобарбитал (1)
Неизвестно (1) 2 Дифенрамин (5,7 ) Прометазин (2)
Пириламин (1)
Доксиламин (1)
Хлорфенирамин (1)
Фенирамин (1)
Класс агента N % ( n = 103) Агенты (количество случаев)
Анальгетики (APAP, ASA, NSAID) 32 31.1 Ацетаминофен (26)
ASA (4)
Ибупрофен (4)
Снотворно-седативные / миорелаксанты 19 18,4 Клоназепам (5)
Каризопродол (4)
Опиоиды 17 16,5 Оксикодон (5)
Неизвестно (3)
Гидроморфон (1)
Бупренорфин (1)
Кодеин (1)
Метадон (1)
Героин (1)
Противосудорожные средства 10 9.7 Ламотриджин (7)
Габапентин (1)
Прегабалин (1)
Карбамазепин (1)
Топирамат (1)
Антидепрессанты 10 9,7
Серт )
Амитриптилин (2)
Циталопрам (1)
Флуоксетин (1)
Дулоксетин (1)
Венлафаксин (1)
Антихолинергические / антигистаминовые препараты 9
Этанол 8 7.8
Газ / пары / раздражители / пыль 7 6,8 Окись углерода (6)
Блоха от блох (1)
Антипсихотические средства 5 4,9 3)
Арипипразол (1)
Тразодон (1)
Зипразидон (1)
Металлы / металлоиды / железо 5 4,9 Железо (2)
Свинец (1)
Магний (1)
(1)
Пестициды 5 4.9 Brodifacoum (1)
Имипротрин / дельтаметрин (1)
Пиретрины (1)
Глифосат (1)
Неизвестно (1)

Клиническая презентация

Восемьдесят 103 беременных женщин, нуждающихся в консультации врача-токсиколога (77,7 %) имели признаки токсичности. Двадцать пациентов (19,4%) не имели симптомов на момент обследования, а признаки не были детализированы в трех (2,9%) случаях. Таким образом, признаки токсичности наблюдались у 80 из 100 женщин (80,0%, 95% ДИ 70.6–87,1%; Таблица ). Наиболее часто наблюдаемыми признаками и симптомами были рвота, тахикардия и угнетение центральной нервной системы (ЦНС). Определенный токсидром был зарегистрирован в 25 случаях (31,2% женщин с симптомами), причем наиболее распространенными были седативно-снотворные средства (наблюдались у 15,0% [12/80] всех женщин с симптомами и составляли 48,0% [12/25] всех токсидромов. принято к сведению).

Таблица 2

Наиболее частые клинические признаки среди беременных пациенток, внесенных в реестр ToxIC в период с января 2010 г. по декабрь 2012 г.

0

mia

Класс симптомов N % (из 100) a
Токсидром 25 25.0
Седативно-гипнотическое 12 12,0
Отмена 5 5,0
холинергический 2 2,0
Другое b 5 5,0
Заметные жизненно важные признаки и симптомы 22 22.0
Тахикардия 15 15,0
Гипотензия 6 6,0
2,0
Прочие 5 5,0
Сердечно-сосудистые 9 9,0
Prolonged cTc 4 4 0
Удлиненный QRS d 4 4,0
Наджелудочковая тахикардия 2 2,0 6 6,0
Угнетение дыхания 5 5,0
Другое 2 2.0
Нервная система 42 42,0
Кома / депрессия ЦНС 17 17,0
Гиперрефлексия 10105 / 8,01 миоклонус 6,09
Делирий / токсический психоз 6 6,0
Головная боль 4 4,0
Головокружение 3 3
Задиры 3 3,0
Размытое зрение 3 3,0
2 2,0
Прочие 14 14,0
Метаболизм 14 14,0
Значительный метаболический ацидоз0
Значительные отклонения от нормы электролита 5 5,0
Повышенный анионный зазор f 3 3.0
Другое 2 2,0
GI / Hepatic 25 25,0
Вытекание 16 0
Тошнота 8 8,0
Гепатотоксичность ч 6 6,0
Диарея 3 3,0
Другое 4 4,0
Гематология 7 7.0
Значительная коагулопатия i 3 3,0
Значительный лейкоцитоз i 3
Дерматология Сыпь / волдыри / зуд / другое 4 4,0
Почечный / мышечный Острое повреждение почек k 2 2.0

Из 32 случаев, связанных с воздействием неопиоидных анальгетиков, в шести (пять ацетаминофен, один нестероидный противовоспалительный препарат [НПВП]) развилась гепатотоксичность (определяемая как АСТ> 1000 МЕ / л) и шесть ( два ацетаминофена и четыре НПВП) имели значительную метаболическую ацидемию (определяемую как pH крови <7,20). Другие серьезные проявления, такие как удлинение QRS и QTc, дыхательная недостаточность и коагулопатия, обычно связаны с приемом нескольких веществ. Острое повреждение почек (креатинин> 2 мг / дл) наблюдалось в двух случаях: в одном из них был задействован литий, а во втором — воздействие поливещества ибупрофена, ламотриджина, ацетаминофена и клоназепама.

Ведение

Большинство беременных женщин в этом отчете 68/103 (66,0%) получали интервенционное лечение, в то время как в 24 случаях (24/103 [23,3%]) требовалось только наблюдение и выжидательная тактика. Детали лечения отсутствовали в 11 случаях (11/103 [10,7%]). Таким образом, интервенционное лечение было проведено в 68 из 92 случаев с описанными подробностями лечения (73,9%, 95% ДИ 63,5–82,3%) (таблица). Из 80 женщин, показавших клиническую токсичность, 62 (77,5%) получили активное лечение и 11 случаев (13.8%) только контролировались, а в 7 случаях лечение не было детализировано.

Таблица 3

Наиболее часто применяемые методы лечения беременных пациенток, внесенные в реестр ToxIC с января 2010 г. по декабрь 2012 г.

3 Наиболее часто применяемым антидотом был N -ацетилцистеин (NAC), который вводили 21 из 68 (30,9%) всех пациентов, получавших специальное лечение, и в 19 из 26 случаев, связанных с воздействием парацетамола (73.1%). За ним последовали бикарбонат натрия (назначенный в 13,2% специально пролеченных случаев, в первую очередь при воздействии трициклических антидепрессантов (ТЦА) и салицилатов), флумазенил (назначенный в 5,9% специально пролеченных случаев, в первую очередь при передозировке бензодиазепина) и физостигмин ( назначается в 5,9% специально леченных случаев, в основном при антихолинергических отравлениях). Гемодиализ применялся в одном случае преднамеренной передозировки ибупрофена. Гипербарическая кислородная терапия (ГБО) была назначена четырем из шести женщин с отравлением угарным газом.Все четыре были симптоматическими и демонстрировали некоторую комбинацию головной боли, головокружения, обморока / предобморока и тошноты.

Обсуждение

Мы выявили все случаи отравления беременных женщин, зарегистрированные в реестре ToxIC за 3-летний период ( n = 103). На их долю приходилось 0,6% (95% ДИ 0,5–0,7%) всех воздействий, зарегистрированных в реестре, по сравнению с 0,3% всех воздействий на человека, зарегистрированных в AAPCC в период с 2010 по 2012 гг. [2–4]. Важно отметить, что около половины зарегистрированных случаев связаны с преднамеренным воздействием, главным образом, с фармацевтическими веществами.Воздействие полиаптеков было обычным явлением и наблюдалось в 37% (95% ДИ 27,8–47,0%) случаев, что согласуется с предыдущими сообщениями [8, 9]. Эти наблюдения предполагают, что при столкновении с острым отравлением беременной женщины следует учитывать волю и высокий индекс подозрения в отношении потенциального преднамеренного самоповреждения, поскольку могут быть указаны уникальные психиатрические соображения и социальные вмешательства.

Умышленное самоотравление — наиболее распространенный метод членовредительства и попытки самоубийства во время беременности [10].К сопутствующим факторам относятся молодой возраст (пик 18–20 лет), первая беременность, незамужний статус и более низкий социально-экономический статус [11]. Большинство таких эпизодов импульсивны и часто провоцируются жестокими межличностными спорами [12]. Пиковое время попыток членовредительства во время беременности приходится на первый триместр, после которого оно снижается с увеличением гестационного возраста [8, 9, 11, 13–15].

Большая часть наблюдаемых нами преднамеренных воздействий (около половины всех случаев) контрастирует с недавними годовыми отчетами NPDS AAPCC (за 2011 и 2012 гг.), Которые показали, что только около 20% воздействий во время беременности являются преднамеренными [3, 4].Это и другие различия между нашими данными и данными, сообщенными AAPCC, вероятно, связаны с тем фактом, что ToxIC регистрирует исключительно пациентов, которые обращаются в больницы по всей стране и консультируются медицинской токсикологической службой у постели больного. Таким образом, реестр ToxIC предоставляет отчетливо уникальный профиль случаев, которые имеют тенденцию быть более серьезными из-за преднамеренных отравлений, и, таким образом, дополняют отчет NPDS. Напротив, AAPCC собирает данные от населения и поставщиков медицинских услуг, которые звонят за советом, часто в отношении умеренного или просто предполагаемого воздействия.

Обнаруженные агенты

Поскольку большинство случаев в регистре были преднамеренным воздействием, классы обнаруженных агентов сопоставимы с теми, которые были обнаружены в исследованиях попыток самоубийства во время беременности, которые в основном включали неопиоидные анальгетики (в основном ацетаминофен) и седативно-снотворные средства / миорелаксанты [8, 9, 15–17]. Распределение агентов, проглоченных беременными женщинами, также соответствует тому, что зарегистрировано в реестре для всего населения [5]. Хотя анальгетики также были классом наркотиков, наиболее часто вызывающим воздействие во время беременности, о котором сообщалось в AAPCC в 2012 году, за ними последовали очищающие вещества и пестициды [2], которые были включены в небольшую часть консультаций в реестре ToxIC.

Представление и лечение

Восемьдесят процентов беременных женщин в нашем исследовании проявили признаки токсичности, а 62 (77,5%) из них получили специфическое лечение. Это отражает серьезность случаев, зарегистрированных в реестре, что еще раз контрастирует с отчетом NPDS 2010 AAPCC, где умеренные и серьезные токсические эффекты (т.е. эффекты, которые обычно требуют определенного лечения) были зарегистрированы в 5.76 и 0,54% беременных соответственно [2].

Антидотная терапия

Ведение беременных женщин такое же, как и у небеременных, но следует учитывать здоровье плода.Систематический обзор тератогенности антидотов пришел к выводу, что, несмотря на ограниченные подтверждающие доказательства, антидоты следует использовать по показаниям для снижения материнской заболеваемости и смертности, связанных с отравлением, несмотря на потенциальные риски для плода [18, 19]. Большинство беременных в нашей когорте получали активное лечение (66%). НАК был наиболее часто используемым противоядием, что отражает относительно большое количество случаев воздействия парацетамола. Ацетаминофен проникает через плаценту и метаболизируется в печени плода, где может происходить образование токсичного метаболита ( N -ацетил- p -бензохинонимин) [20].Сообщалось о некрозе печени у плода, если лечение откладывалось [20], хотя и реже, чем у взрослых, из-за незрелости ферментов цитохрома P450. NAC, предшественник глутатиона, является общепринятым средством лечения передозировки ацетаминофена во время беременности, поскольку он проникает через плаценту [21] и обеспечивает защиту плода [22–24]. NAC не считается тератогенным при терапевтическом применении и классифицируется Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США как категория беременности B, что означает, что его риск изучен, и доказанного риска для беременных женщин нет.Поэтому его введение не следует откладывать по показаниям.

Бикарбонат натрия применялся в основном для лечения трициклических антидепрессантов (ТЦА) и салицилатов. Что касается ТЦА, бикарбонат используется для облегчения блокады натриевых каналов, когда имеется документальное подтверждение удлинения QRS [25]. В случае салицилатов подщелачивание крови и мочи бикарбонатом натрия используется для предотвращения распределения салицилата в ЦНС и других конечных органах и для усиления выведения препарата с мочой.Салицилат свободно проникает через плаценту и может вызывать тяжелые токсические эффекты, включая ацидоз плода [26]. Поскольку перенос бикарбоната через плаценту происходит медленно, коррекция метаболического ацидоза у плода откладывается, и, таким образом, материнский гемодиализ или щелочная терапия могут не принести немедленной пользы плоду [19]. Однако введение бикарбоната потенциально выгодно для плода, поскольку предпочтительное ощелачивание материнской крови способствует разделению салицилата в матери за счет захвата ионов.Таким образом, раннее и агрессивное лечение бикарбонатом показано во всех случаях, кроме тривиальных, и следует рассмотреть возможность рождения страдающего плода, если это потенциально жизнеспособно [19].

Флумазенил, антагонист бензодиазепиновых рецепторов, был третьим наиболее часто применяемым антидотом. Мало что известно о его тератогенном риске [18]. Он классифицируется FDA как препарат категории C для беременных [27]. Хотя во многих случаях бензодиазепиновой токсичности можно лечить поддерживающую терапию, в случае передозировки диазепама у матери нарушения сердечного ритма у плода были купированы флумазенилом, и ребенок родился здоровым через 2 недели [28].

Опиоидный антагонист налоксон вводили трем женщинам в нашем исследовании. Поскольку опиоиды проникают через плаценту, прием налоксона следует применять с осторожностью у беременных с опиоидной зависимостью. Отчеты о побочных эффектах, таких как гипертонический криз и ускорение абстиненции, связанных с применением налоксона перед родами для отмены опиоидных эффектов, были описаны у беременных [19, 29, 30], а также о индукции преждевременных родов и дистрессе плода [ 31]. Таким образом, налоксон следует использовать во время беременности только при наличии четких показаний для спасения материнской жизни [31].

Всем пациентам с симптоматическим отравлением угарным газом проводилась терапия ГБО. Хотя короткое гипероксическое воздействие во время терапии ГБО переносится плодом и, как было показано в некоторых отчетах [32], снижает риск смерти плода, его эффективность при отравлении угарным газом является спорной, и неизвестно, играет ли роль повышенная фракция карбоксигемоглобина плода. в токсичности окиси углерода для плода. Несмотря на неопределенность, многие медицинские токсикологи склонны назначать терапию ГБО для лечения беременных пациенток с отравлением угарным газом.Было высказано предположение, что, если это будет показано, продолжительность терапии ГБО должна быть больше для беременных женщин, чем для небеременных, из-за более медленной диссоциации карбоксигемоглобина у плода [33].

Некоторые ограничения нашего исследования заслуживают особого внимания. Основной из них является отсутствие доступа к полным медицинским записям пациентов, что не позволяет подробно описать обстоятельства, приведшие к отравлению в каждом случае (например, попытка самоубийства или жест, попытка прерывания беременности и т. Д.), Помимо определения общих волеизъявление, а также отсутствие более подробной демографической информации, такой как беременность, количество детей и гестационный возраст.Во-вторых, хотя в медицинской токсикологии является обычной практикой проводить тесты на беременность в случаях отравления женщин детородного возраста, возможно, что несколько случаев беременности не были выявлены. Еще одно ограничение нашего набора данных — отсутствие последующего наблюдения для изучения отдаленных исходов беременности, особенно плода. Хотя основная цель этого исследования состояла в том, чтобы описать текущие последующие отравления у беременных женщин и их лечение, информация об исходах беременности была бы важной.

Таким образом, большинство случаев отравления во время беременности, с которыми медицинские токсикологи консультируются у постели больного, связаны с преднамеренным воздействием наркотиков, причем неопиоидные анальгетики и седативно-снотворные / миорелаксанты являются наиболее часто принимаемыми внутрь агентами. Требуются дальнейшие исследования для изучения факторов риска отравления во время беременности, а также результатов беременности и плода после острого отравления. Характеристика факторов риска отравления среди беременных женщин предоставит медицинским работникам потенциальную возможность для раннего вмешательства в эту уникальную группу пациентов, в то время как изучение результатов такого воздействия — уникальная возможность изучить потенциальные тератогенные эффекты отравления и безопасность антидотов на ранних стадиях. беременности в естественном контексте.

Тошнота и рвота при беременности

Введение

Тошнота и рвота — обычное явление во время беременности, которым страдают 70–80% всех беременных женщин. Хотя у большинства женщин с тошнотой и рвотой во время беременности (невирапин) симптомы ограничиваются первым триместром, у небольшого процента женщин наблюдается длительный курс лечения, при котором симптомы распространяются до родов. У женщин с сильной тошнотой и рвотой во время беременности может быть гиперемезис беременных (HG), заболевание, отличное от невирапина, которое, если его не лечить, может привести к серьезным заболеваниям матери и плода.

Различные метаболические и нервно-мышечные факторы вовлечены в патогенез NVP и HG; однако их точная причина неизвестна. Следовательно, лечение невирапина и гормона роста может быть затруднено, поскольку не известны ни оптимальные цели для лечения, ни полный эффект потенциальных методов лечения на развивающийся плод. В этой статье рассматриваются эпидемиология, патология, диагностика, исходы и лечение невирапина и HG.

Эпидемиология

По оценкам, 70–80% беременных женщин получают невирапин [1].В Соединенных Штатах и ​​Канаде ежегодно страдают примерно 4 000 000 и 350 000 женщин, соответственно [2].

Невирапин чаще встречается в западных странах и в городах и редко встречается у африканцев, коренных американцев, эскимосов и большинства азиатских популяций [3]. Только несколько исследований изучали расовое распределение невирапина в данной популяции. Одно такое исследование, проведенное в Канаде с участием 367 женщин, показало, что азиаты и чернокожие реже сообщали о симптомах невирапина, чем европейцы.Социально-демографические факторы не учитывали расовые / этнические различия в распространенности заболеваний, предполагая, что генетические и / или культурные факторы могут иметь значение [4].

HG встречается редко по сравнению с невирапином и встречается в 0,3–2% всех беременностей [5]. Заболеваемость, по-видимому, зависит от этнической принадлежности [6] и колеблется от 3 до 20 на 1000 беременностей [7]. Он чаще диагностируется у женщин в Индии, Пакистане, азиатах и ​​новозеландцах по сравнению с европейцами, американскими индейцами и эскимосами [8].

Факторы риска

Данные совместного перинатального проекта, одного из крупнейших на сегодняшний день исследований беременных женщин, показали, что невирапин чаще встречается у молодых женщин, первородящих, женщин с образованием менее 12 лет, некурящих и женщины с ожирением [9]. Сообщалось также о повышенном риске невирапина в первом триместре у женщин с многоплодной беременностью по сравнению с женщинами с одноплодной беременностью (87% против 73%, p <0,01) [10].

NVP ассоциируется с низким уровнем дохода и статусом неполной занятости [11]).Было также установлено, что домохозяйки подвергаются повышенному риску, в то время как женщины, работающие в белых воротничках, по-видимому, защищены [12]. Однако остается неясным, является ли статус занятости истинным фактором риска для невирапина или мешающим фактором, поскольку затронутые женщины могут уволиться из-за своих симптомов. Точно так же их решение не работать вне дома может быть связано с многоплодием и необходимостью заботиться о других детях [13].

Материнская генетика также является фактором риска невирапина. Данные из большой норвежской популяции близнецов показывают более высокий уровень использования лекарств от тошноты во время беременности среди монозиготных близнецов женского пола по сравнению с дизиготными близнецами женского пола [14].Кроме того, более высокий уровень тошноты был обнаружен у женщин, матери которых испытывали тошноту во время беременности [15]. Также было показано, что личный анамнез невирапина является фактором риска невирапина при последующих беременностях [15]; однако этот результат не был согласован между исследованиями [16]

Другие факторы риска невирапина включают в себя укачивание в анамнезе, возможно, из-за общего вестибулярного механизма [17] и мигренозные головные боли в анамнезе [18]. Женщины, у которых в анамнезе отмечалась тошнота при приеме эстроген-содержащих оральных контрацептивов, также, по-видимому, подвержены повышенному риску приема невирапина [19].

Расположение желтого тела также может служить фактором риска невирапина. Ультразвуковые исследования показали, что беременные женщины чаще испытывают тошноту и рвоту, когда желтое тело находится в правом яичнике [20]. Это может быть связано с различиями в венозном оттоке между левым и правым яичником и более высокой концентрацией половых стероидов, когда желтое тело находится на правой стороне [21].

Более высокое суточное потребление общих жиров, особенно насыщенных жиров, до беременности увеличивает риск госпитализации по поводу невирапина [22].Курение до беременности и прием витаминов до и / или на ранних сроках беременности связаны со снижением риска невирапина [23]. Было обнаружено, что употребление алкоголя матерью до зачатия также защищает от невирапина [24].

Факторы риска HG аналогичны факторам риска NVP. К ним относятся многоплодная беременность, трофобластическая болезнь, HG в предшествующей беременности, аномалии плода, такие как триплоидия, трисомия 21 и водянка плода, а также недоношенность [25]. Семейный анамнез HG также является фактором риска: примерно 28% женщин сообщают о HG у своих матерей и 19% сообщают, что у их сестер были подобные симптомы [26].Дополнительные факторы риска включают статус в браке или партнерстве и возраст старше 30 лет. Курение сигарет может быть защитным действием [27].

Индекс массы тела матери был оценен как фактор риска HG с неубедительными результатами. В исследовании Depue et al. Ожирение увеличивает риск HG на 50% [28]. Работа Седергрена и др. однако было обнаружено, что низкий индекс массы тела (<20 кг / м2) был связан с 40% более высоким риском HG и что ожирение снижает риск госпитализации по поводу HG [29].Более недавнее исследование 33 647 женщин в Норвегии показало, что недостаточный или избыточный вес увеличивает риск HG, но только у некурящих [30]. Предполагается, что женщины с недостаточным весом и низким индексом массы тела имеют низкий уровень эстрогена перед беременностью и, таким образом, могут иметь преувеличенный ответ в течение первого триместра, когда уровень эстрогена резко возрастает [31]. Напротив, у женщин с ожирением жировые отложения могут нейтрализовать плацентарные факторы, которые, как считается, вносят вклад в патогенез [29].

Что касается пола плода, то в нескольких исследованиях была обнаружена связь между HG и женским полом плода.Используя данные Шведского медицинского регистра рождений, Kallen et al. обнаружили, что HG чрезмерно представлен в 3068 беременностях, когда ребенок был девочкой [32]. Аналогичным образом, в исследовании беременных женщин, госпитализированных с HG в первом триместре, шансы на рождение ребенка женского пола были на 50% выше в случаях по сравнению со здоровыми беременными из контрольной группы (OR 1,5, 95% CI 1,4, 1,7) [33].

Патогенез

Метаболические и гормональные факторы

Хотя точный патогенез NVP и HG неизвестен, широко распространено мнение, что гестационная рвота является результатом различных метаболических и эндокринных факторов, многие из которых имеют плацентарное происхождение.Наиболее важным фактором является хорионический гонадатропин человека (ХГЧ). Эта связь между ХГЧ и невирапином в значительной степени основана на временном соотношении между пиком невирапина и пиком продукции ХГЧ, оба из которых происходят между 12 и 14 неделями беременности. Кроме того, тошнота и рвота часто усиливаются у беременных женщин с состояниями, связанными с повышенным уровнем ХГЧ, такими как молярная беременность, многоплодная беременность и синдром Дауна [13]. У женщин, принимающих невирапин, также были обнаружены более высокие уровни ХГЧ в моче [34] и сыворотке крови по сравнению с бессимптомными [35].Кроме того, исследование Goodwin et al. обнаружили, что концентрация ХГЧ положительно коррелировала с тяжестью тошноты и рвоты у женщин с ХГЧ [36].

Несмотря на множество исследований, связывающих ХГЧ с невирапином и ГГ, другие не обнаружили связи между уровнем ХГЧ в сыворотке у беременных в течение первого триместра и частотой или интенсивностью тошноты и рвоты. В исследовании Soules et al., Даже в подгруппе женщин с молярной беременностью, у которых уровни ХГЧ у женщин были в 5-10 раз выше, чем в контрольной группе, корреляции не было обнаружено [37].Кроме того, исследования показали, что высокие уровни ХГЧ связаны с задержкой роста плода и преждевременными родами [38], тогда как невирапин, по-видимому, защищает от преждевременных родов, поэтому маловероятно, что ХГЧ является единственным участником патогенеза невирапина.

Предполагается, что различные биологические формы (т.е. изоформы) ХГЧ могут объяснять различия между уровнями ХГЧ и тошнотой и рвотой у здоровых и больных людей [39]. Каждая изоформа ХГЧ имеет уникальный период полураспада и активность рецептора лютеинизирующего гормона и тиреотропного гормона (ТТГ).Изоформы без карбоксиконцевой части имеют более короткий период полураспада, но являются более мощными стимуляторами лютеинизирующего гормона и рецепторов ТТГ. Напротив, гипергликозилированный ХГЧ имеет более длительный период полужизни и большую продолжительность действия [40]. Эти различные изоформы ХГЧ, вероятно, являются результатом генетических факторов или долгосрочных изменений окружающей среды, которые, таким образом, могут объяснять различия в заболеваемости ХГЧ, обнаруженные в разных популяциях. Помимо вариабельности изоформ, мутации рецептора ХГЧ могут также объяснить некоторую вариабельность взаимоотношений между невирапином и ХГЧ [39].

Гормоны яичников, эстроген и прогестерон, также участвуют в патогенезе невирапина и гормона роста. Известно, что некоторые женщины испытывают тошноту при приеме оральных контрацептивов. Более того, состояния высокой концентрации эстрогена, такие как низкий паритет и высокий индекс массы тела матери, были связаны с более высокой частотой HG [28]. Считается, что эстроген способствует HG, стимулируя выработку оксида азота с помощью синтетазы азота оксидазы, которая, в свою очередь, расслабляет гладкие мышцы, замедляя время прохождения через желудочно-кишечный тракт и опорожнение желудка.

Jarnfelt et al. сообщили о значительной связи между рвотой беременных и непереносимостью оральных контрацептивов в анамнезе [40]. Используя более количественный подход, Depue et al. Обнаружили, что средние уровни общего эстрадиола были на 26% выше, а средние уровни связывающей способности половых гормонов и глобулинов были на 37% выше у пациентов с HG, чем у контрольных субъектов, после поправки на гестационный возраст [ 28]. Однако важно отметить, что, как и взаимосвязь между ХГЧ и невирапином, взаимосвязь между уровнями эстрогена и невирапином была противоречивой во всех исследованиях [35].Обзор 17 исследований показал положительную связь между невирапином и эстрогеном только в 5 исследованиях [41]. Кроме того, пик уровня эстрогена приходится на третий триместр беременности, а уровень гормона роста имеет тенденцию улучшаться на поздних сроках беременности [8].

Прогестерон в сочетании с эстрогеном также может играть роль в невирапине. Прогестерон снижает сократимость гладких мышц и может нарушить опорожнение желудка и привести к усилению тошноты и рвоты. Используя эластогастографию после стандартного приема пищи, Walsh et al. показали, что такое же нарушение медленноволнового желудочного ритма, которое наблюдается у женщин с невирапином, может быть вызвано у небеременных женщин одним прогестероном или в сочетании с эстрадиолом в дозах, которые воспроизводят уровни во время беременности [42].Однако в других исследованиях не было обнаружено каких-либо существенных различий между уровнями прогестерона у женщин, принимавших или не принимавших невирапин [28].

Роль плацентарного простагландина E2 (PGE2) также оценивалась в патогенезе невирапина из-за его влияния на гладкие мышцы желудка [43]. ХГЧ стимулирует плацентарный PGE2 и, как и пики ХГЧ, между 9 и 12 неделями беременности. North et al. количественно определил материнский PGE2 в сыворотке крови и обнаружил, что его уровни были выше в периоды тошноты и рвоты у 18 женщин на ранних сроках беременности по сравнению с бессимптомными периодами.Они также оценили материнские уровни бета-интерлейкина-1 и альфа-фактора некроза опухоли и обнаружили, что оба этих уровня сходны во время симптоматического и бессимптомного периодов [44].

Предполагается, что серотонин способствует развитию невирапина из-за его роли в тошноте и рвоте, вызванной химиотерапией. Исследование Borgeat et al. однако не выявили каких-либо различий в уровнях серотонина среди беременных с HG, бессимптомных беременных женщин и небеременных женщин [45]. Кроме того, рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее антагонист серотониновых 5-HT3 рецепторов, онданстерон и прометазин, не обнаружило существенной разницы в контроле симптомов [46].

Из-за перекрестной реактивности между ХГЧ и рецептором тиреотропного гормона (ТТГ) дисфункция щитовидной железы также изучалась как возможный механизм развития невирапина и гормона роста. [36]. Этот «биохимический тиреотоксикоз» характеризуется подавленным ТТГ и немного повышенным FT4. Несмотря на эти лабораторные отклонения, женщины с HG, как правило, эутиреоидны, без предшествующих заболеваний щитовидной железы, зоба и отрицательных антител к щитовидной железе [47].Кроме того, исследования не обнаружили взаимосвязи между дисфункцией щитовидной железы и тяжестью симптомов [48], и почти все женщины с HG имеют нормальный уровень ТТГ к 20 неделе беременности без какого-либо вмешательства [49].

Недавно была предложена связь между гормоном лептином и HG. Было обнаружено, что повышенные уровни лептина в сыворотке крови во время беременности, возможно, в результате увеличения общей жировой массы и выработки плаценты, были значительно выше у пациенток с HG по сравнению со здоровыми беременными контрольными [50, 51].Лептин может способствовать развитию HG, увеличивая секрецию hCG за счет паракринного действия плаценты или снижая аппетит и вызывая более сильную тошноту и рвоту. Примечательно, однако, что другие проспективные когортные исследования не обнаружили подобной статистически значимой разницы в уровнях лептина в сыворотке крови у больных HG между случаями и контрольной группой [52, 53].

Было высказано предположение, что нарушение регуляции иммунной системы может происходить у женщин с HG. Повышенные концентрации внеклеточной ДНК плода были обнаружены в сыворотке крови матери [54], вызывая гиперактивный материнский иммунный ответ и повреждение трофобластов.Более того, нормальный сдвиг во время беременности, когда типы Т-хелперов переходят в Т-хелперные клетки 1 типа, более преувеличен у женщин с HG [55]. Это, в свою очередь, приводит к увеличению высвобождения интерлейкина-4, а также фактора некроза опухоли альфа, оба из которых связаны с HG [56]. Также было обнаружено, что аденозин повышается в HG, и его роль заключается в ослаблении TNF-альфа [57]. В проспективном исследовании [58] также было обнаружено, что уровни интерлейкина-6 повышаются при приеме HG [58], а также повышаются уровни иммуноглобулина G (IgG), IgM, уровни комплемента и количество лимфоцитов [59].Однако невозможно точно определить роль этих иммунологических факторов, потому что в голодных состояниях иммунная система обычно подавляется, а не активируется; таким образом, возможно усиление иммунных факторов, наблюдаемое при HG, могло быть попыткой ограничить прогрессирование HG [8].

Другие гормоны, включая тиреотропный гормон, гормон роста, пролактин, адренокортикостимулирующий гормон, кортизол, лютеинизирующий гормон и фолликулостимулирующий гормон, также оценивались и не считаются способствующими патогенезу NVP [60].

Helicobacter pylori

Повышенная частота инфицирования Helicobacter pylori (H. pylori) наблюдалась у женщин с HG и теперь считается, что она играет роль в ее патогенезе. Frigo et al. обнаружили, что 90,5% женщин с HG были H. plyori IgG-положительными, по сравнению с 46,5% контрольной группы [61]. Багис и др. использовали золотой стандарт тестирования, гистологическое исследование биопсии слизистой оболочки, и обнаружили, что 95% пациентов с HG дали положительный результат на H.pylori по сравнению с 50% в контрольной группе. Они также обнаружили более высокую плотность H. pylori в антральном отделе и теле желудка у пациентов с HG, что предполагает возможную связь между плотностью H. pylori и тяжестью симптомов [62].

Систематический обзор, проведенный в 2007 г. и оценивающий 14 исследований случай-контроль с 1966 по 2007 г., обнаружил значительную связь между инфекцией H.pylori у матери и HG в 10 исследованиях. Отношение шансов в исследованиях варьировалось от 0.От 55 до 109,33 [63]. Аналогичным образом, обновленный систематический обзор и метаанализ 25 исследований 2009 года выявил объединенное отношение шансов 3,32 (95% доверительный интервал: 2,25–4,90) для инфекции H. pylori у женщин с HG [64]. Примечательно, что в обоих обзорах была обнаружена высокая разнородность исследований.

Инфекция H. pylori во время беременности может произойти из-за вызванных стероидными гормонами изменений рН желудочного сока [65] и / или повышенной чувствительности из-за изменений гуморального и клеточного иммунитета [66].Однако нет четких доказательств того, что беременность предрасполагает к инфекции de novo H. pylori . Напротив, было высказано предположение, что H. pylori может усугубить вызванные гормонами изменения нервной и электрической функций желудка и тем самым повысить риск того, что инфицированные женщины попадут в более тяжелую часть спектра тошноты и рвота [67].

Хотя связь между H. pylori и HG интригует, важно отметить, что инфекция не обязательно коррелирует с симптомами.Фактически, у большинства инфицированных женщин симптомы отсутствуют [8]. В исследовании Weyermann et al., 23% из 898 послеродовых матерей дали положительный результат на H. pylori по результатам дыхательного теста с 13C-мочевиной; однако положительный результат не коррелировал с симптомами тошноты, рвоты или рефлюкса во время беременности [68]. Аналогичным образом Wu et al. Обнаружили, что 69% беременных женщин являются серопозитивными по отношению к H. pylori по сравнению с 50% в общей популяции, однако не обнаружили никакой корреляции между статусом антител и желудочно-кишечными симптомами [69].

Почему H pylori нельзя точно связать с невирапином, а HG объясняется несколькими факторами. Во-первых, в большинстве исследований для оценки инфекции использовалось тестирование на антитела. Однако серологическое тестирование на H. pylori не позволяет отличить активную инфекцию от перенесенной инфекции [70], а активная инфекция по сравнению с прошлой инфекцией может по-разному влиять на симптомы. Во-вторых, большинство исследований не оценивали и / или не учитывали штамм H. pylori . Цитотоксин-ассоциированный белок гена A (CagA) является маркером увеличения пептических язв и связан с более агрессивным штаммом H pylori [71].Только одно исследование, включенное в метаанализ 2009 года, оценивало патогенность CagA. В этом исследовании Xia et al. Позитивность CagA была более распространена у пациентов с HG [72].

Лечение уничтожает H. pylori у большинства пациентов, однако в настоящее время нет рекомендаций по оценке или лечению H. pylori во время беременности, поскольку последующее облегчение симптомов HG широко не изучалось. Отчеты и серии случаев предполагают, что лечение и искоренение H.pylori может уменьшить тошноту и рвоту во время беременности, и его следует назначать пациентам с трудноизлечимыми симптомами [73]. Однако необходимы более масштабные исследования, чтобы определить, следует ли и когда начинать лечение во время беременности, учитывая опасения по поводу безопасности лекарств. В настоящее время специалисты рекомендуют, чтобы после завершения беременности и кормления грудью пациентов лечили тройной терапией в течение двух недель [74].

Желудочно-кишечная дисфункция

Изменения давления в нижнем пищеводном сфинктере (НПС) в состоянии покоя и перистальтики пищевода были связаны с приемом невирапина.Хотя эти изменения чаще связаны с изжогой во время беременности, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) может вызывать атипичные симптомы, такие как тошнота [75], и способствовать развитию невирапина. Эстроген и прогестерон являются вероятными медиаторами нарушения моторики пищевода при беременности, при этом эстроген служит праймером, а прогестерон вызывает расслабление LES [76].

Изменения ритмической активности желудка могут способствовать появлению невирапина. Нормальная миоэлектрическая активность желудка приводит к медленному распространению волны от проксимального отдела тела к дистальному отделу антрального отдела со скоростью 3 цикла в минуту (cpm).Нарушение ритма, увеличение или уменьшение распространения медленных волн, связано с тошнотой [74]. Используя эластогастрографию (EGG), Koch et al. продемонстрировали, что люди с нормальной медленноволновой активностью реже жаловались на тошноту во время беременности [77]. Напротив, люди с более высокими или более медленными показателями чаще жаловались на тошноту. Аналогичным образом Riezzo et al. обнаружили, что беременные женщины без симптомов тошноты и рвоты на момент записи EGG имеют нормальную миоэлектрическую активность 3 импульса в минуту.Они также обнаружили, что у беременных женщин, принимавших невирапин, активность EGG была более нестабильной по сравнению с женщинами после добровольных абортов и контрольной группой небеременных. Они предположили, что это может быть связано с восстановлением нормальной картины медленных волн желудка после аборта после нормализации уровней эстрадиола и прогестерона [78].

Примечательно, однако, что многие исследования не обнаружили различий в моторике желудка у беременных и небеременных женщин. При сцинтографии желудка не было обнаружено значительных различий в скорости опорожнения жидкости у беременных женщин до добровольного аборта, через 6 недель после аборта и у небеременных женщин контрольной группы [79].Используя методы разбавления красителя феноловым красным, Davison et al. обнаружили, что опорожнение желудка задерживается во время родов, но не в третьем триместре по сравнению с небеременной контрольной группой [80]. Точно так же исследования с использованием парацетамола не показали задержки опорожнения желудка в первом, втором или третьем триместре [81].

Нарушения моторики желудка во время беременности связаны с высоким уровнем прогестерона. Более того, на поздних сроках беременности компрессия из-за увеличенной матки может усугубить симптомы.

Состав пищи также может играть патогенную роль в невирапине.Jednak et al. продемонстрировали, что прием пищи с преобладанием белка был связан с уменьшением симптомов и корректировкой медленных аритмий. Прием пищи с преобладанием углеводов или жиров не влиял на симптомы или медленные аритмии [82].

Наконец, время прохождения через тонкий кишечник было оценено в отношении патогенеза невирапина. Используя дыхательный тест с водородом лактулозы, косвенный показатель времени прохождения через тонкий кишечник, Lawson et al. было обнаружено, что время прохождения во втором и третьем триместре увеличивается по сравнению с первым триместром, причем наибольшее время наблюдается при наивысшем уровне прогестерона [83].Wald et al. использовали аналогичные методы и обнаружили, что время транзита увеличивается в третьем триместре, когда уровни прогестерона и эстрогена были высокими по сравнению с послеродовым периодом [84]. Однако в обоих этих исследованиях задержка кишечного транзита не коррелировала с невирапином.

Психосоциальные факторы

Ранние исследования показали, что невирапин может быть психосоматическим заболеванием, при котором рвота представляет собой интрапсихический конфликт. Некоторые предполагают, что невирапин — это проявление подсознательной попытки беременной женщины отвергнуть нежелательную беременность [85], поскольку исследования показали, что женщины, принимающие невирапин в первом триместре, с большей вероятностью будут иметь незапланированную или нежелательную беременность [86].

HG также ассоциируется с психологическими расстройствами, а именно с невротическими наклонностями, истерией, неприятием женственности, отказом от беременности, а также с депрессией и психологическим стрессом, связанным с бедностью и семейными конфликтами [8]. Однако недавние исследования не обнаружили определенных психогенных причин HG [87, 88]. Некоторые поэтому утверждают, что социокультурные факторы, а не научные данные привели к маркировке ГГ как психологически обоснованного состояния и что более вероятно, что психологические расстройства, такие как депрессия, являются результатом, а не причиной ГГ [89].

Таким образом, хотя NVP и HG, вероятно, не являются результатом конверсионного расстройства или другого психологического расстройства, общепризнано, что у затронутых женщин психологические реакции переплетаются с их физическими симптомами и, возможно, усугубляют их.

Диагностика и клинические особенности

Анамнез и физический осмотр

Несмотря на популярное использование термина «утреннее недомогание», у большинства пострадавших женщин невирапин сохраняется в течение дня и менее чем в 2% случаев ограничивается утренним периодом. женщин [90].Она часто начинается в течение нескольких недель после отсутствия менструации и поэтому в большинстве культур карикатурно рассматривается как начальный признак беременности. Симптомы обычно достигают пика между 10 и 16 неделями беременности и обычно проходят через 20 недель. Однако до 10% женщин продолжают проявлять симптомы после 22 недель [90].

В то время как обезвоживание и ортостаз могут возникать у женщин с HG, большинство женщин с невирапином имеют нормальные показатели жизнедеятельности и доброкачественный физический осмотр. Однако следует провести тщательный осмотр брюшной полости, чтобы исключить перитонит и другие внутрибрюшные причины тошноты и рвоты.

Дифференциальный диагноз

Учитывая высокую распространенность невирапина, тошнота и рвота в первом триместре обычно вызваны невирапином. Однако, если присутствуют изменения в привычке кишечника, боли в животе и рвота желчью, необходимо провести соответствующие исследования для исключения других причин. Дифференциальный диагноз невирапина включает гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь, язвенную болезнь, непроходимость тонкой кишки, острый холецистит, холелитиаз, панкреатит, а также аппендицит, гастроэнтерит, нефролитиаз, пиелонефрит и гепатит [74]

Диагностические и лабораторные исследования Для диагностики невирапина не рекомендуется проводить никаких специальных лабораторных исследований, кроме теста на беременность.Однако другие тесты могут быть полезны для исключения других причин тошноты и рвоты. Лейкоцитоз не должен наблюдаться при приеме невирапина и может указывать на инфекционную или воспалительную причину, такую ​​как холецистит, инфекция мочевыводящих путей и панкреатит. Повышение аминотрансфераз может указывать на хронический гепатит. Отклонение от нормы ТТГ может указывать на гипотиреоз или гипертиреоз, оба из которых могут вызывать тошноту и рвоту. Повышение уровня глюкозы в сыворотке может указывать на диабет и может вызывать тошноту и рвоту из-за снижения сократимости антрального отдела и ускорения желудочных аритмий [91].

Радиографическая визуализация обычно не требуется для диагностики невирапина. УЗИ органов малого таза можно рассматривать для документирования беременности и оценки состояний, повышающих риск невирапина, таких как многоплодная беременность. Рентген брюшной полости, как правило, бесполезен и, хотя и представляет низкий риск для плода, в первом триместре по-прежнему является относительно противоречивым.

Верхняя эндоскопия может быть безопасно выполнена во время беременности и может рассматриваться как исключение гастрита и ЯБ как причин тошноты и рвоты во время беременности.В одном крупном центре тошнота и рвота были вторыми по частоте показаниями к эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта во время беременности после кровотечения из верхних отделов желудочно-кишечного тракта [92].

Результат

Большинство исследований показало, что невирапин связан с благоприятным исходом для плода. Метаанализ 11 исследований Weigel et al. обнаружили сильную значимую связь между тошнотой и рвотой во время беременности и снижением риска выкидыша (обычное отношение шансов = 0,36, 95% доверительный интервал от 0,32 до 0,42) и отсутствие устойчивой связи с перинатальной смертностью [93].Более того, было обнаружено, что женщины без невирапина рожают раньше, чем женщины, принимавшие невирапин [94].

Однако в некоторых исследованиях сообщалось о неблагоприятных исходах, особенно когда невирапин считается тяжелым. Деучар и др. обнаружили повышенный риск задержки внутриутробного развития плода у женщин с тяжелой формой невирапина, но не смогли объяснить возможное влияние противорвотных препаратов на рост плода [95]. Аналогичным образом, Zhou et al. Обнаружили повышенный риск низкой массы тела при рождении у женщин с тяжелой формой невирапина, вероятно, из-за пагубного воздействия тошноты и рвоты на питание матери [96].

В проспективном исследовании с участием 16 398 женщин не было обнаружено различий в врожденных аномалиях между теми, кто принимал и не принимал невирапин [97]. Кроме того, ретроспективное исследование показало более низкий риск врожденных пороков сердца у младенцев, рожденных женщинами с ранним началом невирапина, требующими применения противорвотных средств, по сравнению с женщинами без тошноты [98].

Не совсем понятно, как невирапин защищает развивающийся плод, однако было описано несколько теорий. Некоторые утверждали, что тошнота и рвота позволяют беременной женщине избегать или исключать продукты, которые могут быть тератогенными или вызывать аборт.Это может объяснить тесную временную взаимосвязь между развитием пищевых отвращений во время беременности и возникновением тошноты [99]. Невирапин может также снизить потребление энергии и уровень анаболических гормонов, инсулина и фактора роста инсулина, что приводит к оттоку дефицитных питательных веществ к плаценте и плоду [100].

Несмотря на благоприятное воздействие на плод, психосоциальная заболеваемость беременных, принимающих невирапин, является значительной и, возможно, недооцененной. В исследовании Smith et al. из 593 австралийских женщин с невирапином большинство сообщили, что их симптомы оказали серьезное негативное влияние на занятость, домашние обязанности и воспитание детей: 96% женщин сообщили о легком или умеренном дистрессе от тошноты и 28% сообщили о умеренном или тяжелом расстройстве [101].Аналогичным образом, исследование Mazzotta et al. канадских женщин обнаружили, что более сильная тошнота и рвота связаны с более частым чувством депрессии, рассмотрением вопроса о прерывании беременности, неблагоприятным воздействием на отношения женщин с их партнерами или повседневной жизнью их партнеров и предполагаемой вероятностью того, что невирапин может навредить их ребенку . Примечательно, что женщины с легкими симптомами также сообщали о тех же психосоциальных проблемах, предполагая, что тяжесть тошноты или рвоты неадекватно отражает дистресс, вызванный невирапином [2].

О’Брайен и Набер также показали значительную психосоциальную заболеваемость у женщин, страдающих невирапином. Они обнаружили, что пострадавшие женщины сообщали о снижении социальных обязательств и ухудшении отношений с супругами и детьми. Женщины с тяжелыми симптомами также сообщали о частой плаксивости, раздражительности, повышенных нарушениях сна и пониженном настроении [102]. Используя краткую форму 36, Attard et al. обнаружили, что женщины с невирапином имели более низкие показатели физического функционирования, физической роли, телесной боли, жизнеспособности, социального функционирования и эмоциональной роли при обследовании, оценивающем качество жизни, по сравнению со здоровыми беременными контрольной группой на ранних сроках беременности и женщинами с хронической депрессией.Показатели психического здоровья женщин, принимавших невирапин, были аналогичны показателям женщин, страдающих депрессией [103].

Помимо психосоциальной заболеваемости, невирапин также создает серьезное финансовое бремя. В 2002 году стоимость тяжелого невирапина оценивалась примерно в 130 миллионов долларов, исходя из затрат на больницу, связанных в среднем с 39 000 госпитализаций. Эта цифра, вероятно, сильно занижена, поскольку она не включает потерю производительности дома, плату за врачей или стоимость лечения [104].

Было подсчитано, что на каждую работающую женщину с невирапином теряется 206 рабочих часов [2], и что на долю невирапина приходится 28% всех отпусков по болезни во время беременности до 28 недели [19]. Кроме того, работа Валлакотта и др. показывает, что 50% пострадавших женщин считают, что их эффективность работы значительно снизилась [105].

HYPEREMESIS GRAVDIARUM

Hyperemesis gravidarum (HG) — состояние сильной тошноты и рвоты во время беременности, приводящее к дисбалансу жидкости, электролитов и кислотно-щелочного баланса, дефициту питания и потере веса [8].Некоторые определили это как возникновение более трех эпизодов рвоты в день, сопровождающихся кетонурией и потерей веса более чем на 3 кг или 5% веса тела [63]. HG является наиболее частой причиной госпитализации на ранних сроках беременности и уступает только преждевременным родам на протяжении всей беременности [106]. В Соединенных Штатах более 36 000 женщин ежегодно попадают в больницу из-за HG, а стоимость лечения оценивается более чем в 250 миллионов долларов в год только на госпитализацию [107].В отличие от невирапина, который связан с благоприятным исходом для плода, HG представляет значительный риск для здоровья матери и плода.

Диагностика и клинические особенности

HG проявляется в первом триместре беременности, обычно начиная с 4–5 недель беременности. Помимо сильной тошноты и рвоты, у 60% женщин с HG также наблюдается избыточное слюноотделение или птиализм [108]. Пациенты также могут жаловаться на симптомы гастроэзофагеального рефлюкса, такие как дискомфорт за грудиной и изжогу. Уникальный для беременных количественный показатель рвоты и тошноты (PUQE), который рассчитывается с использованием количества часов тошноты в день, количества эпизодов рвоты в день и количества эпизодов рвоты в день, можно использовать для отслеживания тяжести симптомов. [109].

Пациенты могут иметь признаки обезвоживания, такие как сухость слизистых оболочек, тахикардия, плохой тургор кожи и постуральная гипотензия. Пациенты с тяжелым поражением также могут иметь истощение мышц и слабость и / или изменения психического статуса.

Лабораторные отклонения у женщин с HG могут включать повышенный уровень азота мочевины в сыворотке крови, креатинин и гематокрит, а также кетонурию и повышенный удельный вес мочи. Кроме того, могут быть обнаружены электролитные нарушения, подтверждающие диагноз гипохлоремического метаболического алкалоза или метаболического ацидоза с выраженным сокращением объема [39].Уровни преальбумина (транстиретина в плазме) могут быть низкими, что свидетельствует о плохом белковом питании матери и, возможно, предсказывает более низкую массу плода при рождении [110]. Также возможен дефицит витаминов и минералов, таких как витамин B1 (тиамин), железо, кальций и фолиевая кислота [74].

Функциональные пробы печени могут быть ненормальными у 50% госпитализированных пациентов с ГГ [111]. Может наблюдаться легкая гипербилирубинемия (билирубин <4 мг на децилитр) и / или повышение уровня щелочной фосфатазы вдвое выше верхней границы нормы [112].Трансаминит средней степени тяжести является наиболее частым нарушением функции печени, когда уровни аланинаминотрансферазы (АЛТ) обычно превышают уровни аспартатаминотранферазы (АСТ). Повышение уровня трансаминаз обычно в два-три раза превышает верхний предел нормы; однако сообщалось об уровнях, превышающих 1000 Ед / мл [113]. Аномальные пробы печени разрешаются сразу после исчезновения рвоты.

Повышение уровня амилазы и липазы в сыворотке крови наблюдается у 10–15% женщин [39]. Одно исследование показало повышенный уровень амилазы у 24% пациентов с HG [114].Считается, что это происходит из-за чрезмерного производства амилазы слюнными железами, а не из секреции поджелудочной железы, и является результатом, а не причиной HG [8].

Уровни тиреотропного гормона могут быть низкими в HG из-за перекрестной реакции между альфа-субъединицей HCG и рецептором ТТГ. В большинстве случаев этот биохимический тиреотоксикоз не имеет клинического значения, поскольку пациенты являются эутиреоидными. Уровень гормонов щитовидной железы обычно нормализуется без лечения после родов.

HG — это клинический диагноз, основанный на симптомах и исключении других состояний.Как и невирапин, для диагностики HG не требуется специального тестирования; тем не менее, УЗИ брюшной полости и таза может быть полезным для исключения других причин, таких как заболевание желчного пузыря, пузырный занос, а также для диагностики многоплодной беременности. Дифференциальный диагноз включает невирапин, острый тиреоидит, расстройства пищевого поведения, заболевание желчевыводящих путей, вирусный гепатит и гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь.

Результат

В отличие от невирапина, HG ассоциируется как с неблагоприятными исходами для матери, так и для плода. В исследовании более 150000 одноплодных беременностей младенцы, рожденные от женщин с гиперемезисом и низкой прибавкой в ​​весе во время беременности (<7 кг), с большей вероятностью имели низкий вес при рождении, небольшой для гестационного возраста, рожденные до 37 недель гестации и имели 5- минутная оценка по шкале Апгар <7 [5].

Общие материнские осложнения включают потерю веса, обезвоживание, дефицит питательных микроэлементов и мышечную слабость. Более серьезные, хотя и редкие, осложнения включают слезы Мэллори-Вейсса, разрыв пищевода, энцефалопатию Вернике с психозом Корсакова или без него, миелинолиз центрального моста из-за быстрой коррекции тяжелой гипонатриемии, кровоизлияния в сетчатку и спонтанного пневмомедиастинума [47]. Сообщалось также о спазме сосудов головного мозга из-за повышенной симпатической активности [115].

HG способствует возникновению многих психологических проблем и может привести к прерыванию желанной беременности и снижению вероятности попытки повторной беременности [116]. Poursharif et al. обнаружили, что 15% из 808 женщин с HG имели по крайней мере одно прерывание из-за болезни. Интересно, что у тех женщин, которые прервали беременность, не было более тяжелого заболевания, чем у женщин с HG, которые сохранили свою беременность, но в два раза чаще считали, что их врач безразличен или не обращает внимания на тяжесть их болезни [117].

Долгосрочные последствия HG для матерей неизвестны. Несколько исследований показывают повышенный риск рака груди [118]. Имеются также сообщения о повышенных показателях депрессии, посттравматического стрессового расстройства и различных неврологических расстройств [39].

Некоторые исследования не обнаружили повышенного риска неблагоприятных исходов для плода у женщин с HG. Bashiri et al., Например, сообщили о более низкой частоте самопроизвольных выкидышей на ранних сроках у женщин с ГГ по сравнению с населением в целом и не обнаружили различий в перинатальных исходах [6].Однако в других исследованиях была обнаружена связь между HG и задержкой роста плода, преэклампсией и малостью для гестационного возраста [119]. В ретроспективном исследовании 3068 женщин HG был связан с более ранними родами и более низкой массой тела при рождении. Эти исходы наиболее вероятны у женщин, потерявших более 5% массы тела перед беременностью [120]. Аналогичным образом Dodds et al. обнаружили более высокие показатели низкой массы тела при рождении, преждевременных родов и гибели плода у женщин с ХГ, которые в целом набрали менее 7 кг во время беременности [5].Многократные госпитализации по поводу HG, по-видимому, являются еще одним фактором риска более низкой массы тела новорожденного при рождении [108].

Различные врожденные пороки развития чаще наблюдались у женщин с ХГ [32]. К ним относятся синдром Дауна, дисплазия тазобедренного сустава, неопущение яичек, пороки развития скелета, дефекты центральной нервной системы и кожные аномалии. Сообщалось о коагулопатии и хондродисплазии плода из-за дефицита витамина К [121] с внутричерепным кровоизлиянием плода в третьем триместре [122].Некоторые виды рака у детей, такие как рак яичек или лейкемия, также были связаны с материнским HG, однако данные противоречивы [39].

ЛЕЧЕНИЕ

Целью лечения является улучшение симптомов при минимизации рисков для матери и плода. Чтобы достичь этого, обычно требуется мультимодальный подход, адаптированный к каждому человеку. Методы лечения варьируются от простых диетических модификаций до лекарственной терапии и полного родительского питания. Степень тяжести симптомов и потеря веса матери важны для определения агрессивности лечения.Для оценки тяжести симптомов можно использовать PUQEscore и опросник по влиянию гиперемезии на симптомы (HIS). Обновленная оценка PUQE оценивает симптомы в течение 24 часов [123], в то время как HIS учитывает психосоциальные факторы в дополнение к физическим симптомам [124].

В настоящее время исследования показывают, что лечение невирапина неоптимально. Одно недавнее проспективное исследование 283 женщин, принимавших невирапин в первом триместре, показало, что только половину из них спросили об интенсивности и серьезности их симптомов, менее четверти опрошенных, мешали ли их симптомы их повседневным задачам и работе.В этом исследовании Lacasse et al. Только 27% женщин были предложены противорвотные средства, а еще 14% рекомендовали нефармакологический подход [125].

Нефармакологическая терапия

Диетические меры

Первоначальная терапия невирапина и гормона роста должна включать изменения в диете. Пострадавшим женщинам следует избегать обильных приемов пищи и вместо этого есть несколько небольших приемов пищи в течение дня, которые являются мягкими и с низким содержанием жира, поскольку жирная пища может еще больше замедлить опорожнение желудка. Употребление в пищу большего количества белков, чем углеводов, и употребление большего количества жидкости, чем твердой пищи, также может уменьшить тошноту, улучшая желудочные аритмии, связанные с невирапином [82].Рекомендуются небольшие объемы соленых жидкостей, таких как спортивные напитки с заменой электролитов, а если запах горячей пищи является ядовитым, следует приготовить холодную пищу [126].

Эмоциональная поддержка

Эмоциональную поддержку всегда должен предлагать медицинский работник. Кроме того, поддерживающая психотерапия, поведенческая терапия и гипнотерапия могут быть полезны женщинам с тяжелыми симптомами и / или тем, у кого личностные характеристики, супружеские или семейные конфликты играют роль [60].Цель психотерапии — не вникать в психологию, которая может способствовать НВП, а скорее воодушевить, объяснить, успокоить и позволить пациенту выразить стресс [95].

Акупрессура / иглоукалывание

Было обнаружено, что точечный массаж китайской точки акупунктуры P6 (Нейгуань) уменьшает тошноту у пациентов с тошнотой, вызванной химиотерапией, а также послеоперационной тошнотой и рвотой, и может быть полезным при лечении HG. В соответствии с принципом ци, приложение давления к этой точке блокирует ненормальное замедление энергии и облегчает симптомы, связанные с точкой давления [13].Давление может производиться вручную или с помощью резинки на внутренней стороне запястья. Кроме того, ReliefBand, электрический стимулятор нервов на батарейках, который можно носить на запястье, недавно был одобрен FDA и может также использоваться для стимуляции участка P6 [127].

Доказательства наличия акупрессуры противоречивы. Один обзор семи испытаний показал, что точечный массаж точки Нэйгуань может облегчить симптомы тошноты [128]. Недавнее плацебо-контролируемое исследование 60 женщин, принимавших невирапин, показало, что группа лечения испытала облегчение от тошноты на следующий день после начала точечного массажа на участке P6, который длился до конца периода наблюдения.Для сравнения, группа, получавшая точечный массаж на незначительном участке, испытала первоначальное облегчение симптомов, но к 6 дню симптомы вернулись и не отличались от группы, не получавшей лечения [129].

Хотя исследования преимуществ акупрессуры не дали окончательных результатов, некоторые эксперты считают, что это вмешательство следует предлагать, так как нет известных побочных эффектов [130].

Иглоукалывание менее изучено, но одно слепое рандомизированное контролируемое исследование с участием 593 женщин менее 14 недель беременности показало, что у женщин, получавших иглоукалывание еженедельно в течение 4 недель, было меньше тошноты и сухой рвоты по сравнению с контрольной группой [131].Однако не исключено, что состояние некоторых женщин улучшилось просто с увеличением срока беременности [13].

Имбирь

Имбирь — единственное немедикаментозное вмешательство, рекомендованное Американским колледжем акушерства и гинекологии [132]. Считается, что имбирь помогает улучшить невирапин, стимулируя моторику желудочно-кишечного тракта и стимулируя отток слюны, желчи и желудочного секрета. Было показано, что один компонент имбиря обладает такой же активностью, что и антагонист 5-HT3, ондансетрон.Кроме того, было обнаружено, что его экстракт подавляет рост некоторых штаммов H. pylori [133].

В двойном слепом рандомизированном перекрестном исследовании 70% женщин с HG, получавших 250 мг порошкообразного корня имбиря четыре раза в день, предпочли период приема имбиря по сравнению с периодом приема плацебо. Женщины, принимавшие имбирь, также сообщили о значительно более выраженном облегчении симптомов [134]. Аналогичным образом, во втором испытании с участием 70 беременных женщин на сроке гестации 17 недель или менее, получавших 250 мг имбиря четыре раза в день или плацебо для Через 4 дня было обнаружено, что у женщин в группе лечения наблюдалось значительное улучшение симптомов тошноты по сравнению с женщинами в группе плацебо ( P <.001) [135].

Что касается безопасности имбиря при беременности, исследование «случай-контроль» с участием 187 беременных женщин не выявило увеличения частоты серьезных пороков развития при употреблении имбиря в первом триместре [136]. Однако теоретический риск кровотечения существует, поскольку имбирь ингибирует томбоксансинтетазу и может подавлять функцию тромбоцитов. Таким образом, одновременный прием антикоагулянтов с имбирем не рекомендуется [137].

Фармакологическое лечение

Пиридоксин-доксиламин

Комбинация пиридоксина (витамин B6) (категория беременности A) и доксиламина (категория B), ранее доступная как бендектин, является единственным лекарством, специально предназначенным для лечения NVP. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Он по-прежнему доступен в Канаде в виде таблеток с отсроченным высвобождением, содержащих 10 мг пиридоксина и 10 мг доксиламина под торговым названием диклектин.

Бенедектин был снят с продажи в США в 1983 году из-за сообщений о врожденных пороках развития при использовании в первом триместре. Однако до его отмены 30 миллионов женщин принимали его в течение почти 25 лет. Несколько небольших рандомизированных контролируемых исследований подтверждают его эффективность [138]. Кроме того, метаанализ, включавший 170 000 воздействий, показал, что комбинация пиридоксин-доксиламин безопасна и не вызывает побочных эффектов у плода [139].Другие крупные исследования также не показали увеличения врожденных аномалий по сравнению с фоновой частотой [140]. Тем не менее, Бенедектин по-прежнему не продается в США. Однако женщины могут делать свои собственные препараты, комбинируя 10 мг пиридоксина с половиной таблетки Unisom, которая представляет собой 25 мг доксиламина.

В качестве альтернативы можно принимать пиридоксин самостоятельно. Хотя взаимосвязи между уровнями пиридоксина и невирапина не обнаружено, несколько исследований показали улучшение показателей тошноты у пациентов, принимающих пиридоксин с тяжелой тошнотой [141], и уменьшение эпизодов рвоты по сравнению с женщинами, принимающими плацебо [138].Нет никаких известных доказательств токсичности витамина B6, однако пиридоксин в больших дозах был связан с обратимой периферической невропатией у небеременных взрослых [13].

Противорвотные средства

Фенотиазины, хлорпромазин (торазин) и прохлорперазин (компазин) являются центральными и периферическими антагонистами дофамина, которые, как было показано, уменьшают симптомы у невирапина и HG [142]. Они относятся к категории беременности C.

Исследование с участием 12 764 беременных женщин выявило несколько повышенный риск врожденных дефектов при использовании фенотиазинов в первом триместре, особенно при использовании хлорпромазина, однако потенциальных смешивающих факторов, таких как употребление алкоголя и продолжительность лечения, не было [ 143].Другое исследование показало, что у младенцев от матерей, принимавших хлорпромазин, наблюдались экстрапирамидные признаки и желтуха; значимых нарушений постнатального развития не было [144].

Прометазин (фенерган) не показал тератогенных эффектов в одном исследовании [145], но в другом исследовании было обнаружено усиление врожденного вывиха бедра [146].

Промоторные агенты

Метоклопрамид (Реглан) широко используется для лечения невирапина [147]. Это категория беременности B. Считается, что метоклопрамид улучшает симптомы за счет увеличения давления нижнего сфинктера пищевода и увеличения желудочного транзита.Он также корректирует желудочные аритмии, стимулируя антральные сокращения и стимулируя антродуоденальные сокращения. Недавнее исследование показало, что 10 мг метоклопрамида каждые 8 ​​часов так же эффективны для уменьшения количества эпизодов рвоты и улучшения самочувствия у женщин с HG во время их первой госпитализации, как 25 мг прометазина, вводимого каждые 8 ​​часов в течение 24 часов. Профиль побочных эффектов был лучше в группе, получавшей метоклопрамид, с меньшей сонливостью, головокружением и дистонией [148].

Что касается безопасности, исследование 81 703 родов в период с 1998 по 2007 год в Израиле, при котором метоклопрамид подвергался воздействию 4,2% женщин, не выявило повышенного риска серьезных врожденных пороков развития, низкой массы тела при рождении, преждевременных родов или перинатальной смерти при применении метаклопрамида. используйте [149]. Аналогичным образом, датское исследование 309 беременных женщин, принимающих метаклопрамид, не выявило повышенного риска [150].

Несмотря на свою эффективность, использование метоклопрамида ограничено профилем его побочных эффектов, который включает дистонию, беспокойство и сонливость.В 2009 году FDA добавило метоклопрамиду предупреждение в виде черного ящика из-за риска поздней дискинезии при хроническом применении.

Другие прокинетики, такие как домперидон и эритромицин, при невирапин не изучались [74].

Антигистаминные и антихолинергические средства

Антигистаминные препараты косвенно влияют на вестибулярную систему, уменьшая стимуляцию центра рвоты [151]. Рандомизированные контролируемые исследования использования антигистаминных препаратов при невирапинах ограничены; однако было показано, что меклизин (анитверт), дименгирдинат (драмамин) и дифенгирамин (бенадрил) лучше контролируют симптомы, чем плацебо [142].Кроме того, объединенные данные семи испытаний с 1951 по 1975 год показали, что антигистаминные препараты эффективны [152]. Метаанализ более 24 контролируемых исследований с участием более 200 000 беременных женщин показал, что антигистаминные препараты (в частности, блокаторы h2), назначенные в течение первого триместра, не увеличивали тератогенный риск [153]. Ранее считалось, что меклизин обладает тератогенным действием, но теперь исследования показывают, что его безопасно использовать во время беременности [154]. Дименгидринат и дифенгидрамин имеют противоречивые результаты по безопасности [74].

В одном исследовании женщин, перенесших плановое кесарево сечение, трансдермальный скополамин оказался более эффективным при уменьшении тошноты, рвоты и рвоты из-за эпидуральной анальгезии морфином по сравнению с плацебо [155]. Однако исследований по применению скополамина в первом триместре нет, так как скополамин может вызывать хромосомные аберрации и обмены сестрин-хроматид в здоровых взрослых лимфоцитах, а также может приводить к врожденным порокам развития, включая деформации конечностей и туловищ [156].

Другие агенты

Ондансетрон (Зофран) (категория беременности B) широко используется для лечения послеоперационной тошноты и рвоты, вызванных химиотерапией, и в настоящее время является одним из наиболее часто назначаемых противорвотных средств [157].Считается, что он действует как центрально, так и периферически, блокируя серотониновые рецепторы в тонком кишечнике и в медуллярном рвотном центре [151]. Его безопасность во время беременности была определена в недавнем исследовании, которое не показало значительного увеличения числа выкидышей, серьезных пороков развития или веса при рождении между младенцами, получавшими ондансетрон, и контрольной группой, не подвергавшейся воздействию [158].

Было проведено одно рандомизированное контролируемое исследование ондансетрона для лечения HG. В этом небольшом исследовании с участием 30 женщин не было обнаружено никакой пользы от ондансетрона 10 мг, вводимого внутривенно каждые 8 ​​часов по мере необходимости, по сравнению с прометазином 50 мг, вводимым внутривенно каждые 8 ​​часов с точки зрения тошноты, увеличения веса, количества дней госпитализации или общих доз лекарства [46] .Однако было обнаружено, что прометазин вызывает большее седативное действие. Тем не менее, сообщения о случаях и обширный клинический опыт подтверждают эффективность ондансетрона для лечения HG и его лучшую переносимость по сравнению с более старыми противорвотными средствами [159, 160].

Дроперидол (инапсин) — антагонист дофамина, который является эффективным противорвотным средством при послеоперационной тошноте и рвоте. Небольшое исследование женщин с ГГ показало, что сочетание непрерывной инфузии дроперидола и болюсного внутривенного введения дифенгидрамина привело к более коротким госпитализациям и меньшему количеству повторных госпитализаций по сравнению с исторической контрольной группой, которая получала другие формы парентеральной терапии.Кроме того, не было значительных различий в материнских или перинатальных исходах [161]. Однако следует отметить, что дроперидол имеет предупреждение в виде черного ящика, поскольку он может вызывать удлинение интервала QT и сердечные аритмии [74].

Пероральные и внутривенные кортикостероиды использовались для резистентных случаев ГГ с различными результатами. Считается, что они оказывают противорвотное действие на триггерную зону хеморецепторов в стволе мозга, а также постулируют, что они корректируют «относительную надпочечниковую недостаточность», вызванную HG, при которой гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система неспособна реагировать на повышенные потребности кортизола. на ранних сроках беременности.

В рандомизированном контролируемом исследовании с участием 40 женщин с HG, получавших метилпреднизолон 16 мг перорально 3 раза в день в течение 3 дней с последующим снижением дозы на 2 недели по сравнению с 25 мг прометазина перорально 3 раза в день в течение 2 недель, более низкая частота повторных — госпитализация была обнаружена в группе, получавшей стероиды [162]. Другие исследования не показали статистически значимого преимущества кортикостероидов. Рандомизированное исследование Yost et al. не было обнаружено значительного уменьшения количества посещений скорой помощи или повторных госпитализаций при добавлении парентерального и перорального метилпреднизолона к режиму прометазина и метоклопрамида [163].

Нет установленных руководств по использованию кортикостероидов для HG. Однако возможный режим, который был предложен, состоит в том, чтобы 48 мг метилпреднизолона вводить перорально или внутривенно в три приема в течение двух-трех дней. Если в течение трех дней не наблюдается ответа, рекомендуется прекратить лечение, поскольку ответ после 72 часов маловероятен [151].

Что касается безопасности, недавний метаанализ показал небольшое увеличение основных пороков развития и 3,4-кратное увеличение расщелины ротовой полости у младенцев, матери которых принимали кортикостероиды в первом триместре [164].

В последнее время проявился интерес к кислотоснижающим препаратам для невирапина, поскольку одно недавнее когортное исследование показало, что у женщин с одновременно невирапином и изжогой и / или кислотным рефлюксом тошнота и рвота были тяжелее, чем у женщин без изжоги или кислотного рефлюкса [165]. Более того, последующие исследования показали, что лечение изжоги и / или рефлюкса приводит к улучшению показателей PUQE и качества жизни [166].

Антациды, содержащие алюминий или кальций, являются препаратами первой линии для лечения кислотного рефлюкса и изжоги во время беременности и могут использоваться для лечения женщин с невирапином.Магнийсодержащие антациды вызывают нефролитиаз, гипотонию и респираторную недостаточность у плода и не рекомендуются во время беременности. Антациды, содержащие бикарбонаты, могут вызывать метаболический ацидоз плода и перегрузку жидкостью, поэтому их применение не рекомендуется [167].

Блокаторы h3 и ингибиторы протонной помпы можно безопасно использовать для лечения кислотного рефлюкса и / или изжоги у женщин, принимающих невирапин [168, 169].

Нутриционная поддержка

Для женщин с трудноизлечимыми симптомами, которые не реагируют на изменение диеты и фармакологического лечения и не могут поддерживать вес за счет перорального приема, может потребоваться нутритивная поддержка.В этой популяции следует использовать внутривенную инфузионную терапию, энтеральное питание или парентеральное питание для предотвращения задержки внутриутробного развития плода, обезвоживания и истощения матери.

Роль внутривенной гидратации заключается в увеличении объема и восстановлении электролитов. Госпитализированным пациентам при необходимости можно быстро ввести физиологический раствор или раствор Рингера с лактатом, а затем скорректировать его для соответствия диурезу. Внутривенно тиамин следует вводить перед любыми жидкостями, содержащими декстрозу, чтобы избежать энцефалопатии Вернике.Женщины, нуждающиеся в многократной госпитализации, могут быть рассмотрены для внутривенной гидратации в домашних условиях [74].

Следует рассмотреть возможность энтерального зондового питания и полного парентерального питания, если внутривенная терапия не способствует уменьшению симптомов и все еще сохраняется дефицит калорий. Однако исследования энтерального питания для HG ограничены. Одно небольшое исследование женщин с HG, получавших энтеральное питание с использованием 8-французского назогастрального зонда, показало улучшение симптомов в течение 24 часов после установки зонда.Через 8 дней пациенты были выписаны, в среднем на 43 дополнительных дня амбулаторного энтерального питания, после чего оральное питание можно было возобновить [170].

В дополнение к назогастральным зондам, для поддержания питания у женщин с HG успешно использовались зонды для чрескожной эндоскопической гастростомии (PEG) [171]. Однако оба эти режима кормления ограничены риском усиления тошноты и рвоты, вызванных внутрижелудочным кормлением. Постпилорические зонды для кормления, как назоеюнальные [172, 173], так и чрескожная эндоскопическая гастроеюностомия [174], пытались снизить этот риск, однако смещение зондов [175] из-за продолжающейся рвоты и рвоты и скручивания желудка является частым осложнением. .Кроме того, назоэнтериальные трубки, как назогастральные, так и назоеюнальные, плохо переносятся многими женщинами из-за эстетических соображений и физического дискомфорта. В последнее время хирургическая еюностомия была описана как альтернативный способ питания для женщин с HG. В одном небольшом исследовании пяти женщинам с HG была выполнена хирургическая еюностомия во втором триместре. Изотоническое питание через зонд вводилось до целевого калорийного фактора. Увеличение веса матери произошло в 5 из 6 беременностей, и все беременности закончились доношенными родами.Никаких серьезных осложнений не произошло, что свидетельствует о том, что еюностомия может быть безопасным и эффективным методом нутритивной поддержки у женщин с HG [176].

Для женщин, которые не переносят энтеральное питание, следует рассмотреть возможность парентерального питания. Однако это лечение является дорогостоящим и связано со значительной материнской заболеваемостью. Russo-Steiglitz et al. сообщили о 9% частоте осложнений при парентеральном питании через периферически введенные центральные катетеры во время беременности и о 50% частоте осложнений при использовании центрально установленных катетеров.Инфекция и тромбоз были двумя наиболее часто встречающимися осложнениями и предположительно были вызваны гиперкоагуляцией, связанной с беременностью, и иммунологическим подавлением [177]. Holmgren и др. Аналогичным образом показали высокий уровень осложнений у женщин, которым вводили парентеральное питание через PICC. В исследовании 94 женщин с HG 66,4% из тех, кто получал парентеральное питание через PICC, требовали лечения тромбоэмболии, инфекции или того и другого. Пациенты, получавшие парентеральное питание, также имели более высокий уровень неонатальных осложнений, включая поступление в отделение интенсивной терапии новорожденных, небольшой размер для гестационного возраста, прерывание беременности из-за HG и потерю плода по сравнению с женщинами, получавшими энтеральное питание [178].Таким образом, хотя парентеральное питание может быть более приемлемым для пациентов, его следует применять только для отдельных пациентов с HG.

Информация для авторов

Ноэль М. Ли, Школа медицины и общественного здравоохранения Университета Висконсина, Столетнее здание Медицинского фонда UW, 1685 Highland Avenue, Madison, WI 53705, телефон: (608) 263-1995, факс: (608) 265-5677.

Сумона Саха, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии, Школа медицины и общественного здравоохранения Университета Висконсина, Столетнее здание Медицинского фонда UW, 1685 Highland Avenue, комната 4224, Мэдисон, штат Висконсин, 53705, телефон: (608) 263-1995, факс: (608) 265-5677.

Токсоплазмоз — Симптомы и причины

Обзор

Токсоплазмоз (tok-so-plaz-MOE-sis) — это заболевание, которое возникает в результате заражения паразитом Toxoplasma gondii, одним из самых распространенных паразитов в мире. Заражение обычно происходит в результате употребления в пищу недостаточно приготовленного зараженного мяса, контакта с инфицированными кошачьими фекалиями или передачи инфекции от матери ребенку во время беременности.

Токсоплазмоз может вызывать симптомы, похожие на грипп, у некоторых людей, но у большинства заболевших никогда не появляются признаки и симптомы.Для младенцев, рожденных от инфицированных матерей, и для людей с ослабленной иммунной системой токсоплазмоз может вызвать серьезные осложнения.

Если вы в целом здоровы, не беременны, и у вас диагностирован токсоплазмоз, вам, вероятно, не потребуется никакого лечения, кроме консервативного. Если вы беременны или имеете пониженный иммунитет, вам может потребоваться медицинская помощь, чтобы избежать серьезных осложнений. Однако лучший подход — это профилактика.

Симптомы

Большинство здоровых людей, инфицированных токсоплазмозом, не имеют никаких признаков или симптомов и не знают, что они инфицированы.У некоторых людей, однако, появляются признаки и симптомы, похожие на симптомы гриппа, в том числе:

  • Боли в теле
  • Увеличение лимфатических узлов
  • Головная боль
  • Лихорадка
  • Усталость

У людей с ослабленной иммунной системой

Если у вас ВИЧ / СПИД , вы получаете химиотерапию или недавно перенесли трансплантацию органа, перенесенная ранее токсоплазменная инфекция может реактивироваться. В этом случае у вас могут развиться более серьезные признаки и симптомы инфекции, в том числе:

  • Головная боль
  • Путаница
  • Плохая координация
  • Изъятия
  • Проблемы с легкими, которые могут напоминать туберкулез или пневмоцистную пневмонию, распространенную оппортунистическую инфекцию, которая встречается у людей СПИД
  • Затуманенное зрение из-за тяжелого воспаления сетчатки (глазного токсоплазмоза)

У младенцев

Если вы впервые заразитесь незадолго до или во время беременности, вы можете передать инфекцию своему ребенку (врожденный токсоплазмоз), даже если у вас нет признаков и симптомов.

Ваш ребенок подвергается наибольшему риску заражения токсоплазмозом, если вы заразились в третьем триместре, и наименьшему риску, если вы заразились в первом триместре. С другой стороны, чем раньше у вас возникнет инфекция, тем серьезнее будут последствия для вашего ребенка.

Многие ранние инфекции заканчиваются мертворождением или выкидышем. Выжившие младенцы, скорее всего, родятся с серьезными проблемами, такими как:

  • Изъятия
  • Увеличение печени и селезенки
  • Пожелтение кожи и белков глаз (желтуха)
  • Тяжелые глазные инфекции

Лишь у небольшого числа детей с токсоплазмозом признаки заболевания проявляются при рождении.Часто у инфицированных младенцев не появляются признаки, которые могут включать потерю слуха, умственную отсталость или серьезные глазные инфекции, до подросткового возраста или позже.

Когда обращаться к врачу

Если вы живете с HIV или AIDS , беременны или думаете о беременности, поговорите со своим врачом о прохождении анализа, если вы считаете, что могли заразиться токсоплазмозом.

Признаки и симптомы тяжелого токсоплазмоза — помутнение зрения, спутанность сознания, потеря координации — требуют немедленной медицинской помощи, особенно если ваша иммунная система ослаблена.

Причины

Toxoplasma gondii (T. gondii) — одноклеточный паразитический организм, который может инфицировать большинство животных и птиц. Поскольку T. gondii инфекционных организмов выделяются только с фекалиями кошек, дикие и домашние кошки являются основным хозяином паразита.

Хотя вы не можете «заразиться» токсоплазмозом от инфицированного ребенка или взрослого, вы можете заразиться, если вы:

  • Контакт с кошачьими фекалиями, содержащими паразита. Вы можете случайно проглотить паразитов, если дотронетесь до рта после работы в саду, очистки туалета или прикосновения к чему-либо, что контактировало с инфицированными кошачьими фекалиями. Кошки, которые охотятся или которых кормят сырым мясом, чаще всего являются укрытием T. gondii .
  • Ешьте или пейте зараженную пищу или воду. Ягненок, свинина и оленина особенно подвержены заражению T. gondii . Иногда паразит может содержаться в непастеризованных молочных продуктах.Вода, загрязненная T. gondii , в Соединенных Штатах не распространена.
  • Используйте загрязненные ножи, разделочные доски или другую посуду. Кухонная утварь, соприкасающаяся с сырым мясом, может служить убежищем для паразитов, если посуда не будет тщательно вымыта в горячей мыльной воде.
  • Ешьте немытые фрукты и овощи. На поверхности фруктов и овощей может содержаться паразит. На всякий случай тщательно вымойте и очистите все продукты, особенно те, которые вы едите в сыром виде.
  • Получите трансплантат инфицированного органа или перелитую кровь. В редких случаях токсоплазмоз может передаваться при трансплантации органов или переливании крови.

Когда человек заражается T. gondii , паразит образует цисты, которые могут поражать практически любую часть тела — часто мозг и мышечную ткань различных органов, включая сердце.

Если вы в целом здоровы, ваша иммунная система держит паразитов под контролем.Они остаются в вашем организме в неактивном состоянии, обеспечивая вам пожизненный иммунитет, чтобы вы не могли снова заразиться паразитом. Но если ваша иммунная система ослаблена болезнью или некоторыми лекарствами, инфекция может быть реактивирована, что приведет к серьезным осложнениям.

Факторы риска

Любой человек может заразиться токсоплазмозом. Паразит встречается по всему миру.

Вы подвергаетесь риску серьезных проблем со здоровьем в результате заражения токсоплазмозом, если:

  • У вас ВИЧ / СПИД . Многие люди с ВИЧ / СПИДом также страдают токсоплазмозом, либо недавней инфекцией, либо старой инфекцией, которая реактивировалась.
  • Вы проходите курс химиотерапии. Химиотерапия влияет на вашу иммунную систему, усложняя организму борьбу даже с незначительными инфекциями.
  • Вы принимаете стероиды или другие иммунодепрессанты. Лекарства, используемые для лечения некоторых незлокачественных заболеваний, подавляют вашу иммунную систему и повышают вероятность развития осложнений токсоплазмоза.

Осложнения

Если у вас нормальная иммунная система, вы вряд ли столкнетесь с осложнениями токсоплазмоза, хотя у здоровых людей иногда развиваются глазные инфекции. Без лечения эти инфекции могут привести к слепоте.

Но если ваша иммунная система ослаблена, особенно в результате ВИЧ / СПИД , токсоплазмоз может привести к судорогам и опасным для жизни заболеваниям, таким как энцефалит — серьезная инфекция мозга.

У людей с СПИДом нелеченый энцефалит, вызванный токсоплазмозом, приводит к летальному исходу.Рецидивы — постоянная проблема для людей с токсоплазмозом, у которых к тому же ослаблена иммунная система.

У детей с врожденным токсоплазмозом могут развиться инвалидизирующие осложнения, включая потерю слуха, умственную отсталость и слепоту.

Профилактика

Определенные меры предосторожности могут помочь предотвратить токсоплазмоз:

  • Надевайте перчатки, когда садитесь в сад или обрабатываете почву. Надевайте перчатки всякий раз, когда вы работаете на открытом воздухе, а затем тщательно мойте руки водой с мылом.
  • Не ешьте сырое или недоваренное мясо. Мясо, особенно баранина, свинина и говядина, могут содержать микроорганизмы токсоплазмы. Не пробуйте мясо, пока оно полностью не приготовится. Избегайте сырого вяленого мяса.
  • Тщательно вымойте кухонную утварь. После приготовления сырого мяса вымойте разделочные доски, ножи и другую посуду в горячей мыльной воде, чтобы предотвратить перекрестное загрязнение других продуктов. Мойте руки после работы с сырым мясом.
  • Вымойте все фрукты и овощи. Очистите свежие фрукты и овощи, особенно если вы планируете есть их в сыром виде. По возможности удаляйте кожуру, но только после мытья.
  • Не пейте непастеризованное молоко. Непастеризованное молоко и другие молочные продукты могут содержать паразитов токсоплазмы.
  • Крышка детской песочницы. Если у вас есть песочница, накройте ее, когда дети не играют в ней, чтобы кошки не использовали ее в качестве лотка.

Для любителей кошек

Если вы беременны или иным образом подвержены риску токсоплазмоза или его осложнений, примите следующие меры, чтобы защитить себя:

  • Помогите своей кошке оставаться здоровой. Держите кошку в помещении и кормите ее сухим или консервированным кормом, а не сырым мясом. Кошки могут заразиться после употребления в пищу зараженной добычи или недоваренного мяса, содержащего паразита.
  • Избегайте бездомных кошек и котят. Хотя всем бездомным животным нужен хороший дом, лучше позволить кому-нибудь их усыновить. У большинства кошек нет признаков инфекции T. gondii , и, хотя их можно обследовать на токсоплазмоз, получение результатов может занять до месяца.
  • Попросите кого-нибудь почистить туалетный лоток вашей кошки. Если это невозможно, наденьте перчатки и маску, чтобы сменить подстилку. Затем хорошо вымойте руки. Ежедневно меняйте подстилку, чтобы выделенные цисты не успели заразиться.

13 октября 2020 г.

Употребление опиоидов и расстройства, связанные с употреблением опиоидов во время беременности

Номер 711 (Заменяет заключение Комитета № 524, май 2012 г.)

Комитет по акушерской практике

Американское общество наркологической медицины

Общество медицины матери и плода одобряет этот документ.Это заключение комитета было разработано Комитетом акушерской практики Американского колледжа акушеров и гинекологов в сотрудничестве с членами комитета Марией А. Маскола, доктором медицины, магистром здравоохранения; Энн Э. Бордерс, доктор медицины, магистр медицины, магистр здравоохранения; и член Американского общества наркологической медицины Мишка Терплан, доктор медицины, магистр здравоохранения.


РЕЗЮМЕ. В последние годы резко возросло употребление опиоидов во время беременности, что соответствует эпидемии, наблюдаемой среди населения в целом.В борьбе с опиоидной эпидемией все поставщики медицинских услуг должны играть активную роль. Беременность дает важную возможность выявлять и лечить женщин с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, затрагивают женщин всех расовых и этнических групп и всех социально-экономических групп, а также затрагивают женщин в сельских, городских и пригородных слоях населения. Поэтому важно, чтобы скрининг был универсальным. Скрининг на употребление психоактивных веществ должен быть частью комплексной акушерской помощи и проводиться при первом дородовом посещении совместно с беременной женщиной.Пациенты, употребляющие опиоиды во время беременности, представляют собой разнородную группу, и важно распознавать и различать употребление опиоидов в контексте медицинской помощи, злоупотребление опиоидами и нелеченное расстройство, связанное с употреблением опиоидов. Многопрофильное долгосрочное наблюдение должно включать медицинскую, психологическую и социальную поддержку. Младенцы, рожденные женщинами, употреблявшими опиоиды во время беременности, должны находиться под наблюдением педиатра на предмет неонатального абстинентного синдрома. Ранний всеобщий скрининг, кратковременное вмешательство (например, привлечение пациента к короткой беседе, предоставление отзывов и рекомендаций) и направление для лечения беременных женщин с употреблением опиоидов и расстройством, связанным с употреблением опиоидов, улучшают исходы для матери и ребенка.В целом, скоординированный междисциплинарный подход без уголовных санкций имеет наилучшие шансы помочь младенцам и их семьям.


Рекомендации и выводы

Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) делает следующие рекомендации и выводы:

  • Ранний всеобщий скрининг, краткое вмешательство (например, вовлечение пациента в короткий разговор, предоставление отзывов и советов) , а также направление на лечение беременных женщин с употреблением опиоидов и расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, улучшают исходы для матери и ребенка.

  • Скрининг на употребление психоактивных веществ должен быть частью комплексной акушерской помощи и проводиться при первом дородовом посещении совместно с беременной женщиной. Скрининг, основанный только на таких факторах, как плохая приверженность к дородовой помощи или предшествующий неблагоприятный исход беременности, может привести к пропущенным случаям и может усилить стереотипы и стигму. Поэтому важно, чтобы скрининг был универсальным.

  • Регулярный скрининг должен основываться на проверенных инструментах скрининга, таких как анкеты, включая 4P, NIDA Quick Screen и CRAFFT (для женщин 26 лет и младше).

  • В отношении хронической боли практические цели включают стратегии, позволяющие избегать или минимизировать использование опиоидов для лечения боли, выделяя альтернативные методы лечения боли, такие как нефармакологические (например, упражнения, физиотерапия, поведенческие подходы) и неопиоидные фармакологические методы лечения.

  • Для беременных женщин с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, фармакотерапия опиоидными агонистами является рекомендуемой терапией и предпочтительнее отмены под медицинским наблюдением, поскольку синдром отмены связан с высокой частотой рецидивов, что приводит к худшим результатам.Необходимы дополнительные исследования для оценки безопасности (особенно в отношении рецидива у матери), эффективности и долгосрочных результатов отмены под медицинским наблюдением.

  • Младенцы, рожденные женщинами, которые употребляли опиоиды во время беременности, должны находиться под наблюдением педиатра на предмет неонатального абстинентного синдрома, синдрома отмены лекарств, который новорожденные, подвергшиеся воздействию опиоидов, могут испытывать вскоре после рождения.

  • Учитывая уникальные потребности беременных женщин с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, поставщикам медицинских услуг необходимо будет рассмотреть возможность изменения некоторых элементов дородового ухода (таких как расширенное тестирование на инфекции, передаваемые половым путем [ИППП], дополнительные ультразвуковые исследования для оценки веса плода существуют опасения по поводу аномалий роста плода и консультации с различными поставщиками медицинских услуг), чтобы удовлетворить клинические потребности конкретной ситуации пациента.

  • Перед тем, как назначать опиоиды своим пациентам, акушеры-гинекологи и другие поставщики медицинских услуг должны убедиться, что опиоиды указаны надлежащим образом; обсудить риски и преимущества употребления опиоидов и пересмотреть цели лечения; и составьте подробный анамнез употребления психоактивных веществ и просмотрите Программу мониторинга рецептурных препаратов, чтобы определить, получали ли пациенты ранее рецепты на опиоиды.

  • Следует поощрять грудное вскармливание у женщин, которые стабильны на своих опиоидных агонистах, не принимают запрещенные препараты и не имеют других противопоказаний, таких как инфекция вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Женщин следует проинформировать о необходимости приостановить грудное вскармливание в случае рецидива.

  • Должен быть обеспечен доступ к адекватным службам послеродовой психосоциальной поддержки, включая программы лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и предотвращения рецидивов.

  • Консультации по вопросам контрацепции и доступ к услугам по контрацепции должны быть рутинной частью лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, среди женщин репродуктивного возраста, чтобы минимизировать риск незапланированной беременности.


История вопроса

Употребление опиоидов во время беременности в последние годы резко возросло, параллельно с эпидемией, наблюдаемой среди населения в целом. В 2012 году поставщики медицинских услуг в США выписали более 259 миллионов рецептов на опиоиды, что в два раза больше, чем в 1998 году 1. Показатели приема в программы лечения наркозависимости из-за злоупотребления рецептурными опиоидами выросли более чем в четыре раза в период с 2002 по 2012 год 2 3, и смертности от опиоидных анальгетиков выросли почти на 400% в период с 2000 по 2014 год 4.Наряду с увеличением злоупотребления опиоидами, отпускаемыми по рецепту, резко возросло потребление героина. Смертность от передозировки героином увеличилась более чем на 300% менее чем за 5 лет, с чуть более 3000 в 2010 г. до более 10 500 в 2014 г. 5.

В 2007 г. 22,8% женщин, участвовавших в программах Medicaid в 46 штатах, заполнили анкету. Назначение опиоидов во время беременности 6. В исследовании, посвященном диагностическим кодам при выписке из больницы, потребление опиоидов матерями в дородовой период увеличилось почти в пять раз с 2000 по 2009 год 7.Растущая распространенность употребления опиоидов во время беременности привела к резкому увеличению неонатального абстинентного синдрома с 1,5 случаев на 1000 родов в больнице в 1999 году до 6,0 на 1000 родов в 2013 году, с соответствующими ежегодными больничными расходами на 1,5 миллиарда долларов. В штатах с самым высоким уровнем назначения опиоидов также наблюдается самый высокий уровень неонатального абстинентного синдрома 8. Кроме того, обзоры материнской смертности в нескольких штатах выявили употребление психоактивных веществ как основной фактор риска смертей, связанных с беременностью 9 10.


Определение расстройства, связанного с употреблением опиоидов

Расстройство, связанное с употреблением опиоидов, — это модель употребления опиоидов, характеризующаяся толерантностью, тягой, неспособностью контролировать употребление и продолжением употребления, несмотря на неблагоприятные последствия. Расстройство, связанное с употреблением опиоидов, является хроническим излечимым заболеванием, с которым можно успешно справиться путем сочетания лекарств с поведенческой терапией и поддержкой восстановления 5, что позволяет людям с расстройством, связанным с употреблением опиоидов, восстановить контроль над своим здоровьем и своей жизнью. Краткосрочные программы лечения, направленные на воздержание, связаны с высокой частотой рецидивов 11 и, как правило, не способствуют стабильному долгосрочному выздоровлению пациентов 5.Это подчеркивает важность наличия и доступа к постоянному уходу в программах лечения опиоидов.

Диагноз ставится на основе определенных критериев, таких как безуспешные попытки сократить или контролировать употребление, а также употребление, приводящее к социальным проблемам и невыполнению обязательств на работе, в школе или дома 12. Диагностическое и статистическое руководство Психические расстройства , пятое издание (DSM-5), заменили термины злоупотребление опиоидами и опиоидная зависимость термином расстройство, связанное с употреблением опиоидов.DSM-5 описывает 11 основных симптомов расстройства, связанного с употреблением опиоидов, и определяет тяжесть расстройства на основе количества повторяющихся симптомов в течение 12-месячного периода. Степень тяжести классифицируется как легкая (два-три симптома), средняя (четыре-пять симптомов) и тяжелая (шесть или более симптомов). 13. Терминология злоупотребления и зависимости не соответствует точно новым категориям легкой, средней и тяжелой степени. расстройство, связанное с употреблением опиоидов. Хотя эта диагностическая терминология изменилась, большая часть предыдущих исследований, рекомендаций и нормативных требований в этой области основывается на предыдущей терминологии, такой как злоупотребление и зависимость; поэтому эти термины все еще используются при ссылке на эти источники.

Роль акушера-гинеколога и других поставщиков акушерской помощи

Пациенты, употребляющие опиоиды во время беременности, представляют собой разнородную группу, и важно распознавать и различать употребление опиоидов в контексте медицинской помощи (при хронической боли или при зависимости ), злоупотребление опиоидами и нелеченное расстройство, связанное с употреблением опиоидов. В борьбе с опиоидной эпидемией все поставщики медицинских услуг должны играть активную роль. Правильное назначение опиоидных препаратов жизненно важно.Прежде чем назначать опиоиды своим пациентам, акушеры-гинекологи и другие поставщики медицинских услуг должны сделать следующее:

  • Убедитесь, что опиоиды указаны надлежащим образом. Для женщин, в том числе беременных, с расстройством, вызванным употреблением опиоидов, рекомендуется фармакотерапия опиоидными агонистами. В отношении хронической боли практические цели включают стратегии, позволяющие избегать или минимизировать использование опиоидов для лечения боли, выделяя альтернативные методы лечения боли, такие как нефармакологические (например, упражнения, физиотерапия, поведенческие подходы) и неопиоидные фармакологические методы лечения.

  • Обсудите риски и преимущества употребления опиоидов и обсудите цели лечения с пациентом с самого начала. Это обсуждение должно включать риск возникновения физиологической зависимости от опиоидов и, в случае беременных женщин, возможность развития у ребенка неонатального абстинентного синдрома (НАС) secRef. Тем не менее, медицинские работники должны без колебаний назначать опиоиды только из-за опасений по поводу неонатального абстинентного синдрома.

  • Изучите историю употребления психоактивных веществ и ознакомьтесь с Программой мониторинга рецептурных лекарств, которая в настоящее время действует в 49 штатах и ​​округе Колумбия.Программа мониторинга лекарств, отпускаемых по рецепту, является ценным ресурсом для определения того, получали ли пациенты ранее рецепты на опиоиды или другие лекарства высокого риска, такие как бензодиазепины, и с ней следует консультироваться, когда пациенты запрашивают опиоидные обезболивающие или при подозрении на злоупотребление опиоидами. Этот ресурс (доступный по адресу www.pdmpassist.org/content/state-profiles) может дать рекомендации по безопасному назначению и помочь выявить пациентов, страдающих от злоупотребления опиоидами или расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, и которым будет полезно лечение.Некоторые штаты теперь требуют, чтобы поставщики медицинских услуг использовали программы мониторинга рецептурных препаратов перед назначением определенных контролируемых веществ.

  • Перед тем, как начать опиоидную терапию при хронической боли у женщин репродуктивного возраста, клиницисты должны обсудить планирование семьи и то, как длительное употребление опиоидов может повлиять на уход во время будущей беременности.

  • Наконец, осторожный подход к назначению опиоидов должен сочетаться с необходимостью устранения боли у беременной женщины.Беременность не должна быть причиной для отказа от лечения острой боли из-за опасений по поводу злоупотребления опиоидами или НАС.

Поставщики акушерских услуг должны быть осведомлены о медицинских, социальных и юридических последствиях, которые могут сопровождать употребление опиоидов беременными женщинами. Беременность дает важную возможность выявлять и лечить женщин с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Выявление пациентов с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, с использованием проверенных инструментов скрининга, предложение краткосрочных вмешательств (таких как привлечение пациента к короткой беседе, предоставление отзывов и рекомендаций) и направление при необходимости за специализированной помощью, являются важными элементами медицинской помощи 14 Вставка 1.Кроме того, важно защищать эту часто маргинализированную группу пациентов, особенно с точки зрения работы над улучшением доступности лечения и обеспечения того, чтобы беременные женщины с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, которые обращаются за дородовой помощью, не подвергались уголовной ответственности. Наконец, поставщики акушерских услуг несут этическую ответственность перед своими беременными и родителями с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, не поощрять разлучение родителей с их детьми исключительно на основании подозреваемого или подтвержденного расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ 15.В штатах, которые требуют отчетности, лица, определяющие политику, законодатели и врачи должны работать вместе, чтобы отменить карательное законодательство и определить и реализовать научно обоснованные стратегии вне правовой системы для удовлетворения потребностей женщин с зависимостями 16.

SBIRT: Скрининг, краткое вмешательство и направление на лечение

Скрининг, кратковременное вмешательство и направление на лечение (SBIRT) — это научно обоснованная практика, используемая для выявления, сокращения и предотвращения проблемного употребления и зависимости от алкоголя и других веществ.Модель SBIRT была продиктована рекомендацией Института медицины (теперь известной как Отдел здравоохранения и медицины Национальной академии наук, инженерии и медицины), которая призвала к скринингу на уровне сообществ на предмет поведения, связанного с риском для здоровья, включая употребление психоактивных веществ.

Скрининг — Специалист в области здравоохранения оценивает пациента на предмет опасного поведения, связанного с употреблением психоактивных веществ, используя стандартные инструменты скрининга. Скрининг может проводиться в любом медицинском учреждении.

Краткое вмешательство — Медицинский работник вовлекает пациента, демонстрирующего рискованное поведение, связанное с употреблением психоактивных веществ, в короткой беседе, предоставляя обратную связь и совет.

Направление на лечение — Специалист в области здравоохранения дает направление на кратковременную терапию или дополнительное лечение пациентам, которые проходят обследование и нуждаются в дополнительных услугах.

Данные центра комплексных решений для здравоохранения SAMHSA-HRSA. SBIRT: скрининг, кратковременное вмешательство и направление на лечение. Доступно по адресу: http://www.integration.samhsa.gov/clinical-practice/SBIRT. Проверено 20 марта 2017 г.


Физиология и фармакология употребления опиоидов

Опиоиды уменьшают интенсивность болевых сигналов и обычно назначаются для лечения боли, хотя кашель и диарея являются другими показаниями к их применению.Опиоиды обладают дополнительным эффектом, вызывая чувство эйфории, которое может привести к их неправильному употреблению. 17. Расстройство, связанное с употреблением опиоидов, может развиться при повторном употреблении любого опиоида, особенно у людей с лежащей в основе генетической уязвимостью. Героин — это быстродействующий опиоид, который можно вводить инъекционно, курить или вдыхать через нос. 18. Героин имеет короткий период полураспада, и чтобы избежать симптомов отмены опиоидов, физически зависимый героин должен принимать несколько доз в день. Назначенные опиоиды, такие как кодеин, фентанил, морфин, метадон, оксикодон, меперидин, гидроморфон, гидрокодон, пропоксифен и бупренорфин, потенциально могут быть использованы не по назначению.Эти продукты можно глотать, вводить путем инъекций, вдыхать через нос, курить, жевать или использовать в качестве суппозиториев 19. Начало и интенсивность эффекта будут варьироваться в зависимости от того, как было принято лекарство, и от состава; однако все они могут вызвать угнетение дыхания, передозировку и смерть. Риск угнетения дыхания, передозировки и смерти выше для полных агонистов опиоидов (таких как фентанил), чем для частичных агонистов (таких как бупренорфин). Инъекция опиоидов также сопряжена с риском целлюлита и образования абсцесса в месте инъекции, сепсиса, эндокардита, остеомиелита, гепатита B, гепатита C и ВИЧ-инфекции.Совместное использование приспособлений для нюхания также было определено как фактор риска передачи гепатита С и других вирусов в группе беременных женщин с гепатитом С 20.

Регулярное долгосрочное употребление любого опиоида приводит к предсказуемой физиологической зависимости, что приводит к симптомы отмены при отмене препарата. Типичные симптомы отмены опиоидов включают общую боль, мышечную боль, тошноту, диарею, потливость, ринорею, слезотечение, расширение зрачков, тремор, мурашки по коже, беспокойство и беспокойство.При употреблении опиоидов короткого действия, таких как героин, симптомы отмены могут развиваться в течение 4–6 часов после употребления, достигать максимума через 1–3 дня и постепенно уменьшаться в течение 5–7 дней. Для опиоидов длительного действия, таких как метадон, симптомы отмены обычно начинаются в течение 24–36 часов после употребления и могут длиться несколько недель. В отличие от алкогольной абстиненции, абстиненция от опиоидов редко связана с тяжелыми заболеваниями и легко поддается лечению.


Влияние употребления опиоидов на беременность и исход беременности

Безопасность опиоидов на ранних сроках беременности оценивалась в ряде обсервационных исследований.Более ранние отчеты не показали увеличения риска врожденных дефектов после пренатального воздействия оксикодона, пропоксифена или меперидина 21 22. Связь между использованием кодеина в первом триместре беременности и врожденными аномалиями была обнаружена в некоторых исследованиях 23 24 25, но не в других. 26 27. Авторы одного ретроспективного исследования наблюдали повышенный риск нескольких врожденных дефектов при использовании женщинами прописанных опиоидов за месяц до беременности или в течение первого триместра 25. Другое недавнее обсервационное исследование обнаружило возможную связь между употреблением опиоидов в первый триместр и дефекты нервной трубки, хотя и не при использовании кодеина специально 28.Однако существуют методологические проблемы с этими исследованиями, которые могут привести к смещению и ошибочности воспоминаний. Наблюдаемые врожденные дефекты остаются редкими и представляют собой незначительное увеличение абсолютного риска. Недавний метаанализ, сравнивавший метадон и бупренорфин, не обнаружил различий между группами в отношении врожденных пороков развития. Кроме того, частота аномалий, о которых сообщается, была аналогична той, которую можно было бы ожидать в общей популяции 29. В целом беспокойство по поводу потенциально небольшого повышенного риска врожденных дефектов, связанного с фармакотерапией опиоидными агонистами во время беременности, следует сопоставить с явными рисками, связанными с продолжающееся злоупотребление опиоидами беременной женщиной.

Во время беременности хроническая нелеченая зависимость от героина связана с отсутствием дородового ухода, повышенным риском задержки роста плода, отслойкой плаценты, гибелью плода, преждевременными родами и внутриутробным проникновением мекония 30. Кроме того, нелеченная зависимость связана с вовлечением в виды деятельности с повышенным риском, такие как проституция, торговля сексом в обмен на наркотики и преступная деятельность. Такое поведение подвергает женщин риску ИППП, насилию и правовым последствиям, включая потерю опеки над детьми, уголовное преследование или тюремное заключение.

Беременные женщины с расстройством, вызванным употреблением опиоидов, часто страдают сопутствующими психическими расстройствами, в частности депрессией, травмами в анамнезе, посттравматическим стрессовым расстройством и тревогой. Более 30% беременных женщин, включенных в программу лечения наркозависимости, дали положительный результат скрининга на умеренную и тяжелую депрессию, и более 40% сообщили о симптомах послеродовой депрессии 31. Кроме того, они подвергаются повышенному риску употребления других веществ, включая табак. , марихуана и кокаин 32.Эти женщины также часто страдают от плохого питания, и многие из них нарушили систему поддержки, что привело к возникновению потребностей в социальных услугах. Выявление этих проблем во время беременности с направлением для получения специализированной многопрофильной помощи важно для достижения оптимального ухода за этими женщинами.


Скрининг на употребление опиоидов и расстройства, связанные с употреблением опиоидов во время беременности

Скрининг на употребление психоактивных веществ должен быть частью комплексной акушерской помощи и должен проводиться при первом дородовом посещении совместно с беременной женщиной.Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, затрагивают женщин всех расовых и этнических групп и всех социально-экономических групп, а также затрагивают женщин в сельских, городских и пригородных слоях населения. Скрининг, основанный только на таких факторах, как плохая приверженность к дородовой помощи или предшествующий неблагоприятный исход беременности, может привести к пропущенным случаям и может усилить стереотипы и стигму 33. Поэтому важно, чтобы скрининг был универсальным. Перед беременностью и на ранних сроках беременности всех женщин следует регулярно спрашивать об употреблении ими алкоголя и наркотиков, в том числе рецептурных опиоидов и других лекарств, используемых в немедицинских целях.В начале разговора пациентку следует проинформировать о том, что эти вопросы задают всем беременным женщинам, чтобы убедиться, что они получают необходимую помощь. Сохранение заботливого и непредвзятого подхода, а также скрининг, когда пациент один, важны и обеспечат наиболее полное раскрытие информации. Поставщики акушерской помощи должны защищать автономию пациента, конфиденциальность и целостность взаимоотношений между пациентом и врачом в той степени, в которой это разрешено законами, касающимися раскрытия информации о расстройстве, вызванном употреблением психоактивных веществ (доступно на сайте www.guttmacher.org/state-policy/explore/substance-abuse-during-pregnancy. Врачи должны знать, что требования к отчетности сильно различаются и должны быть знакомы с законодательными требованиями в своем штате или сообществе 15. Регулярный скрининг должен основываться на проверенных инструментах скрининга, таких как анкеты, включающие 4P, NIDA Quick Screen и CRAFFT (для женщин 26 лет. или моложе) Вставка 2 34 35 36. Эти инструменты хорошо изучены и демонстрируют высокую чувствительность для выявления употребления психоактивных веществ и злоупотребления ими.Они могут использоваться в формате прямого интервью как врачами, так и нефизиками, и могут быть внедрены в клиническую практику с использованием компьютерных подходов 33.

Инструменты клинического скрининга пренатального употребления психоактивных веществ и злоупотребления ими

4 Ps *

P arents: Были ли у кого-либо из ваших родителей проблемы с употреблением алкоголя или других наркотиков?

P artner: Есть ли у вашего партнера проблемы с употреблением алкоголя или наркотиков?

P ast: Были ли у вас в прошлом трудности в жизни из-за алкоголя или других наркотиков, включая лекарства, отпускаемые по рецепту?

P возмущено: Употребляли ли вы в прошлом месяце алкоголь или другие наркотики?

Подсчет баллов: Любое «да» должно вызывать дополнительные вопросы.

NIDA Quick Screen

Просмотрите своих пациентов

  • Шаг 1. Спросите пациента об употреблении наркотиков в прошлом году — NIDA Quick Screen

  • Шаг 2. Начните модифицированный NIDA ASSIST

  • Шаг 3. Определите уровень риска

Проведите краткое вмешательство

CRAFFT — тест на злоупотребление психоактивными веществами для подростков и молодых взрослых

C Вы когда-нибудь ездили на автомобиле (в том числе вы сами) кто был под кайфом или употреблял алкоголь или наркотики?

R Употребляете ли вы когда-нибудь алкоголь или наркотики, чтобы РАССЛАБИТЬСЯ, почувствовать себя лучше или приспособиться?

A Употребляете ли вы когда-нибудь алкоголь или наркотики, находясь в одиночестве или ОДИН?

F ЗАБЫВАЕТЕ ли вы когда-нибудь о вещах, которые вы делали, употребляя алкоголь или наркотики?

F Ваша СЕМЬЯ или друзья когда-нибудь говорили вам, что вам следует сократить употребление алкоголя или наркотиков?

T Попадали ли вы когда-нибудь в ПРОБЛЕМЫ во время употребления алкоголя или наркотиков?

Подсчет баллов: два или более положительных пункта указывают на необходимость дальнейшей оценки.

Джон Р. Найт, доктор медицины, Бостонская детская больница, 2016. Все права защищены. Воспроизведено с разрешения. Для получения дополнительной информации свяжитесь с [email protected]

* Юинг Х. Практическое руководство по оказанию медицинских и социальных услуг беременным и послеродовым наркоманам и алкоголикам: теоретические основы, инструмент краткого скрининга, ключевые вопросы интервью и стратегии направления к ресурсам по выздоровлению. Мартинес (Калифорния): Проект «Рожденные свободными», Департамент здравоохранения округа Контра-Коста; 1990 г.

Национальный институт по борьбе со злоупотреблением наркотиками. Справочник по ресурсам: скрининг на употребление наркотиков в медицинских учреждениях общего профиля. Доступно по адресу: https://www.drugabuse.gov/publications/resource-guide-screeningdrug-use-in-general-medical-settings/nida-quick-screen. Проверено 8 марта 2017 г.

Центр исследований подростковой токсикомании, Детская больница Бостона. Отборочное интервью CRAFFT. Бостон (Массачусетс): CeSAR; 2009 г. Доступно по адресу: http://www.ceasar.org/CRAFFT/pdf/CRAFFT_English.pdf. Проверено 28 апреля 2017 г.

Тестирование на наркотики в моче также использовалось для выявления или подтверждения подозрения на употребление психоактивных веществ, но его следует проводить только с согласия пациента и в соответствии с законами штата. Беременные женщины должны быть проинформированы о возможных последствиях положительного результата теста, в том числе о любых обязательных требованиях к отчетности. 15 16. Регулярный скрининг мочи на наркотики является спорным по нескольким причинам. Положительный результат теста на наркотики сам по себе не является признаком расстройства, связанного с употреблением опиоидов, или его тяжести.Тестирование на наркотики в моче позволяет оценить только текущее или недавнее употребление психоактивных веществ; Таким образом, отрицательный результат теста не исключает спорадического употребления психоактивных веществ. Кроме того, токсикологический анализ мочи может не выявить многие вещества, включая синтетические опиоиды, некоторые бензодиазепины и дизайнерские наркотики. Ложноположительные результаты тестов могут быть получены при иммунном тестировании, а юридические последствия могут иметь разрушительные последствия для пациента и ее семьи. Медицинские работники должны быть осведомлены о тестовых характеристиках своей лаборатории и требовать проведения подтверждающего тестирования с помощью масс-спектрометрии и жидкостной или газовой хроматографии.Некоторые центры внедрили универсальный токсикологический скрининг мочи для беременных пациенток, при этом одно исследование показало более высокие показатели выявления употребления психоактивных веществ матерями по сравнению со стандартными методами 37. Однако в этом исследовании не использовались проверенные вербальные инструменты скрининга в группе сравнения, что ограничивает полезность этих результатов. Необходимы дополнительные исследования, чтобы лучше понять влияние универсального скрининга мочи на исходы у матери и новорожденного. По этим причинам утвержденные инструменты вербального скрининга, такие как те, что обсуждались ранее, являются предпочтительным методом для первоначального скрининга.Инструменты сбора анамнеза и устного скрининга дают возможность поставщику услуг по дородовой помощи предложить краткое вмешательство (например, вовлечь пациента в короткий разговор, дать обратную связь и дать совет), обучить пациентов и использовать принципы мотивационного собеседования, чтобы вызвать желание при необходимости изменить поведение, сопряженное с повышенным риском 33. Более тяжелые расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, требуют направления на специализированное лечение.

Поставщики акушерских услуг должны быть осведомлены о местных ресурсах для лечения наркозависимости.Заручившись помощью социальных служб для облегчения направления пациентов к специалистам, и общение с поставщиками медицинских услуг по лечению наркозависимости оптимизирует уход за пациентами.


Лечение

Фармакотерапия опиоидными агонистами

С 1970-х годов фармакотерапия опиоидными агонистами (также называемая медикаментозным лечением) метадоном в сочетании с консультированием и поведенческой терапией была стандартным лечением героиновой зависимости во время беременности 30 В последующие годы фармакотерапия метадоном или бупренорфином использовалась для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов 30 38 у беременных женщин.

Фармакотерапия опиоидными агонистами во время беременности имеет множество причин. Фармакотерапия опиоидными агонистами предотвращает симптомы отмены опиоидов и, как показано, предотвращает осложнения немедицинского употребления опиоидов за счет снижения риска рецидива и связанных с ним последствий. Это также улучшает приверженность к программам дородового ухода и лечения зависимостей. Было продемонстрировано, что фармакотерапия опиоидными агонистами в сочетании с пренатальным уходом снижает риск акушерских осложнений 30 39. Абстинентный синдром новорожденных является ожидаемым и поддающимся лечению состоянием, которое может следовать за пренатальным воздействием опиоидных агонистов и требует сотрудничества с педиатрической бригадой для оказания помощи младенец.

Медицинские работники, занимающиеся лечением зависимостей, должны быть знакомы с федеральными постановлениями, касающимися конфиденциальности записей пациентов, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками. Эти правила требуют наличия определенных элементов 42 CFR Часть 2 для письменного согласия на раскрытие информации о пациенте 40. Список местных программ лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, можно найти на веб-сайте Управления служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами http://dpt2.samhsa.gov /treatment/directory.aspx 41.

Метадон

Метадон отпускается ежедневно в рамках зарегистрированной программы лечения опиоидов и должен быть частью комплексного лечения, включая консультирование по вопросам зависимости, семейную терапию, образование в области питания и другие медицинские и психосоциальные услуги как показано беременным женщинам с расстройством, связанным с употреблением опиоидов.Дозировка метадона для матери регулируется специалистами по лечению наркозависимости в рамках зарегистрированных программ лечения опиоидов, а общение между акушерской бригадой и программой лечения опиоидами способствует качественному уходу. Дозировку метадона, возможно, придется корректировать на протяжении всей беременности, чтобы избежать симптомов отмены, которые включают тягу к наркотикам, спазмы в животе, тошноту, бессонницу, раздражительность и беспокойство. Метадон имеет значительные фармакокинетические взаимодействия со многими другими лекарствами, такими как антиретровирусные средства, и может увеличивать интервал QTc в зависимости от дозы, что следует учитывать перед введением новых лекарств.

Если женщина получала стабильную дозу метадона до беременности, фармакокинетические и физиологические изменения, которые происходят во время беременности, могут потребовать корректировки дозы, особенно в третьем триместре 42. Из-за метаболических изменений во время беременности однократная суточная доза может не контролировать симптомы отмены в течение 24-часового периода. Быстрый метаболизм часто развивается во время беременности, особенно в третьем триместре, и в этих случаях раздельные дозы могут быть оптимальными 43. Не всем женщинам требуется увеличение дозы во время беременности, и корректировку доз следует проводить на клинической основе.

Если женщина начинает лечение метадоном во время беременности, ее дозу следует титровать до тех пор, пока у нее не исчезнут симптомы, в соответствии с протоколами безопасной индукции. Неадекватная дозировка метадона для матери может привести к легким или умеренным признакам и симптомам отмены опиоидов, которые могут вызвать стресс у плода и тягу матери к наркотикам 43, что увеличивает вероятность рецидива и прекращения лечения.

В нескольких исследованиях изучали, в какой степени материнская доза метадона связана с тяжестью неонатального абстинентного синдрома.Систематический обзор литературы и метаанализ показали, что частота и продолжительность неонатального абстинентного синдрома не различаются в зависимости от дозировки метадона для матери 44; поэтому попытки минимизировать дозу метадона не показаны, поскольку низкие дозы не всегда связаны с более легкими или более короткими симптомами НАС. Интересно, что некоторые исследования показывают более низкие показатели НАС при использовании раздельных режимов дозирования метадона 43.

В большинстве ситуаций беременные женщины начинают индукцию метадоном в рамках лицензированной амбулаторной программы лечения опиоидами.Некоторые акушерские службы начинают терапию опиоидными агонистами метадоном или бупренорфином в стационарных условиях. Хотя это может позволить более тщательно контролировать реакцию на лекарства, это не всегда необходимо или доступно. В случаях, когда беременная женщина начинает лечение метадоном в стационаре, перед выпиской следует договориться о приеме на следующий день для прохождения программы лечения опиоидами, чтобы не было пропущенных дней. Пациенты, которые начали принимать бупренорфин в стационаре, могут получать рецепт до их назначения лицензированным врачом, выписывающим бупренорфин.Перед выпиской необходимо установить постоянного поставщика бупренорфина и записаться на прием.

За исключением бупренорфина, в настоящее время для врача незаконно выписывать рецепт на любые другие опиоиды, включая метадон, для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, помимо лицензированной программы лечения опиоидами (где лекарства отпускаются) 45. Бупренорфин является единственным агонистом опиоидов, одобренным в настоящее время для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, по рецепту в офисных условиях 46.Однако врачи могут отпускать метадон и бупренорфин в условиях больницы без исключения. Лица, выписывающие рецепты, должны быть знакомы с федеральными постановлениями (доступны по адресу www.gpo.gov/fdsys/pkg/CFR-2016-title21-vol9/xml/CFR-2016-title21-vol9-sec1306-07.xml и постановлениями штата относительно назначения лекарств. для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов

Бупренорфин

Последние данные подтверждают использование бупренорфина для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, во время беременности.Бупренорфин действует на те же мю-опиоидные рецепторы, что и героин и морфин 47, но действует как частичный, а не полный агонист, что снижает вероятность передозировки 48. Другие преимущества бупренорфина перед метадоном включают меньшее количество лекарственных взаимодействий, возможность лечения в амбулаторных условиях. без необходимости ежедневного посещения программы лечения опиоидами и свидетельств меньшей необходимости в корректировке дозировки на протяжении всей беременности. Кроме того, несколько испытаний демонстрируют доказательства менее тяжелой неонатальной абстиненции 49.К недостаткам по сравнению с метадоном относятся редкие сообщения о печеночной дисфункции, отсутствие долгосрочных данных о последствиях для младенцев и детей, потенциально больший риск, связанный с индукцией из-за риска ускоренной отмены, и повышенный риск утечки (т. Е. совместное использование или продажа) прописанного бупренорфина 50.

Бупренорфин доступен в виде монопродукта или в виде комбинированного препарата с налоксоном, антагонистом опиоидов, который используется для уменьшения утечки, поскольку бупренорфин в сочетании с налоксоном вызывает тяжелые симптомы отмены при инъекции.Однако налоксон не является активным при пероральном приеме, поэтому при сублингвальном применении в соответствии с указаниями 47 симптомов отмены не возникает. Монопрепарат бупренорфина рекомендован во время беременности, чтобы избежать любого потенциального пренатального воздействия налоксона, особенно при инъекции 50. Однако недавние исследования, в которых оценивалась эффективность Использование комбинированного продукта бупренорфина с налоксоном не выявило побочных эффектов, и результаты были аналогичными по сравнению с одним бупренорфином 51 52. Использование комбинированного продукта во время беременности, вероятно, будет расширяться по мере накопления большего количества данных о безопасности.

Монопродукт бупренорфина имеет более высокий потенциал для неправильного использования, например, для внутривенных инъекций и утечки, и более высокую уличную ценность по сравнению с комбинированным продуктом. Таким образом, все пациенты должны находиться под наблюдением на предмет риска утечки их лекарства, особенно если прописан монопродукт. В отличие от метадона, который можно вводить только в рамках строго контролируемых программ, бупренорфин может быть назначен для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, обученными и U.S. Утвержденные Администрацией по борьбе с наркотиками поставщики медицинских услуг в медицинских учреждениях, что потенциально увеличивает доступность лечения и снижает стигму 47. Управление по борьбе с наркотиками и психическим здоровьем публикует каталог поставщиков медицинских услуг, зарегистрированных для прописывания бупренорфина www. samhsa.gov/medication-assisted-treatment/physician-program-data/treatment-physician-locator. В настоящее время в Соединенных Штатах насчитывается более 37 000 медицинских работников различных специальностей, которые прошли обучение и могут назначать бупренорфин 53.

Пациенты, которым назначено лечение бупренорфином вместо метадона, должны иметь возможность безопасно самостоятельно принимать препарат и соблюдать режим лечения. По сравнению с программами лечения опиоидами менее строгая структура стационарного лечения бупренорфином может сделать его неподходящим для некоторых пациентов, которым требуется более интенсивная структура и наблюдение 54.

Если беременная женщина уже получает терапию метадоном, ей не следует переходить к бупренорфину из-за значительного риска ускоренной отмены.Подобного риска отмены при переходе с бупренорфина на метадон нет. Всегда следует учитывать потенциальный риск нераспознанных неблагоприятных долгосрочных исходов при использовании бупренорфина, который присущ при использовании любых относительно новых лекарств во время беременности. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США недавно одобрило имплантат бупренорфина длительного действия, который обеспечивает низкие или умеренные дозы бупренорфина на срок до 6 месяцев для лечения расстройства, связанного с употреблением опиоидов, у пациентов, стабильно принимающих сублингвальную форму.На сегодняшний день нет данных об использовании имплантата у беременных.

Отмена под медицинским наблюдением

Для беременных женщин с расстройством, вызванным употреблением опиоидов, фармакотерапия опиоидными агонистами является рекомендуемой терапией и предпочтительнее отмены под медицинским наблюдением, поскольку отмена связана с высокой частотой рецидивов 55 56 57, в диапазоне от 59% до более 90 % 58 и более низкие результаты. Рецидив представляет собой серьезный риск, включая передачу инфекционных заболеваний, случайную передозировку из-за потери толерантности, акушерские осложнения и отсутствие дородового ухода.Если женщина не принимает лечение опиоидным агонистом или лечение недоступно, можно рассмотреть возможность отмены под медицинским наблюдением под наблюдением врача, имеющего опыт лечения перинатальной зависимости, и с информированного согласия; однако для достижения успеха часто требуется длительное стационарное лечение и интенсивное амбулаторное наблюдение за поведенческим здоровьем. В некоторых районах доступ к фармакотерапии опиоидными агонистами ограничен, и следует предпринять усилия для улучшения доступности местных ресурсов.В ранних сообщениях о случаях было высказано опасение, что отказ от опиоидов во время беременности может привести к стрессу плода и смерти плода 59 60. Более поздние исследования не находят четких доказательств связи между отменой под медицинским наблюдением и смертью плода или преждевременными родами, но долгосрочное наблюдение данные об этих женщинах отсутствуют 61 62 63, особенно с точки зрения частоты рецидивов. Необходимы дополнительные исследования для оценки безопасности (особенно в отношении рецидива у матери), эффективности и долгосрочных результатов отмены под медицинским наблюдением.

Налтрексон

Налтрексон — это неселективный антагонист опиоидных рецепторов, который в терапевтических дозах блокирует эйфорические эффекты опиоидов и используется для помощи небеременным пациентам с расстройством, связанным с употреблением опиоидов, в их усилиях по поддержанию абстиненции. Хотя пероральная форма демонстрирует плохое соблюдение режима лечения, недавно одобренная инъекционная форма длительного действия более эффективна, чем плацебо, в поддержании воздержания 64. На сегодняшний день информация о ее применении во время беременности ограничена небольшими сериями случаев и отчетами о случаях с нормальными исходами родов. сообщил 58.Однако существуют серьезные опасения относительно неизвестных эффектов на плод, а также риска рецидива и прекращения лечения с последующим возвращением к употреблению опиоидов и риском передозировки 64. Исследования лечения налтрексоном во время беременности создают этические и логистические проблемы, но необходимы для информирования об использовании это лечение у беременных. Недавний опрос среди беременных женщин, включенных в комплексную программу лечения наркозависимости, продемонстрировал большой интерес к рассмотрению возможности лечения антагонистами во время беременности 65.Решение о продолжении лечения налтрексоном для женщины, уже принимавшей налтрексон до беременности, должно включать тщательное обсуждение с пациенткой, которое сравнивает ограниченные данные по безопасности с потенциальным риском рецидива при прекращении лечения.

Налоксон

Налоксон — антагонист опиоидов короткого действия, который может быстро обратить вспять эффекты опиоидов и может спасти жизнь в условиях передозировки опиоидов. Хотя индуцированная абстиненция может способствовать стрессу плода, налоксон следует применять беременным женщинам в случае передозировки у матери, чтобы спасти жизнь женщины.

Налоксон может вводиться внутривенно или подкожно медицинскими работниками или специалистами скорой медицинской помощи. Кроме того, при подозрении на передозировку форму для автоинъекции и предварительно упакованный назальный спрей могут вводить члены семьи или другие прохожие. комплект доступен в любое время. Во многих штатах разрешается назначать налоксон третьему лицу, например члену семьи или опекуну, который может помочь в случае передозировки www.drugabuse.gov/related-topics/naloxone; www.prescribetoprevent.org.


Дородовой, интранатальный и послеродовой уход

Дородовой уход

Элементы дородового ухода за женщинами, употребляющими или употребляющими опиоиды, будут зависеть от ситуации каждого пациента и сопутствующих заболеваний. Следует рассмотреть ряд вопросов, включая следующие:

  • Следует рассмотреть возможность тестирования на ИППП и другие инфекционные агенты, такие как ВИЧ, гепатиты B и C, хламидийная инфекция, гонорея, сифилис и туберкулез.Если женщина находится в группе повышенного риска, может быть показано повторное тестирование в третьем триместре. Вакцинация против гепатита В рекомендуется беременным женщинам с отрицательным результатом на HBsAg, но с высоким риском заражения гепатитом В.

  • Необходимо проводить скрининг на депрессию и другие нарушения психического здоровья.

  • В дополнение к ультразвуковому обследованию для оценки состояния плода в середине второго триместра следует рассмотреть возможность проведения ультразвукового исследования в первом триместре для наилучшего определения предполагаемой даты родов и интервальной ультразвуковой оценки веса плода на более поздних сроках беременности, если есть беспокойство по поводу аномалий роста плода.

  • Консультации с анестезиологами, наркологами, специалистами по лечению боли, педиатрами, медициной матери и плода, поведенческим здоровьем, питанием и социальными службами должны проводиться по мере необходимости.

  • Поскольку грудное вскармливание следует поощрять у женщин, стабильно принимающих опиоидные агонисты, не принимающих запрещенные препараты и не имеющих других противопоказаний (см. Послеродовой уход), акушеры-гинекологи и другие акушерские работники должны обеспечивать опережающее грудное вскармливание. руководство в дородовой период 67.

  • Тесное общение между акушером и педиатрической бригадой перед родами необходимо для оптимального ведения новорожденного. Неонатальная консультация, если таковая доступна, может быть рассмотрена во время беременности, чтобы обсудить уход за младенцем после родов.

  • Употребление других веществ, особенно табака, часто встречается у женщин с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов. Обследование и обсуждение этого и других веществ имеет важное значение, и необходимо предлагать услуги по прекращению употребления табака.

Уход во время родов

Роженицам, принимающим метадон или бупренорфин, следует продолжить прием поддерживающей дозы опиоидного агониста и получить дополнительное обезболивающее 68 69. При необходимости следует предложить эпидуральную или спинальную анестезию для купирования боли в труда или для доставки. Следует избегать приема опиоидных агонистов-антагонистов, таких как буторфанол, налбуфин и пентазоцин, поскольку они могут спровоцировать острую отмену у пациентов, принимающих опиоидные агонисты.Некоторые пациенты, которые физиологически зависимы от опиоидов, могут не раскрывать информацию о своем употреблении психоактивных веществ, поэтому медицинские работники могут не знать об их употреблении опиоидами. Из-за этого некоторые подразделения решили удалить эти лекарства из своих формуляров из-за непреднамеренного ускорения отмены. Бупренорфин не следует назначать пациенту, принимающему метадон. Педиатрический персонал должен быть уведомлен обо всех младенцах, подвергшихся воздействию опиоидов, чтобы обеспечить надлежащий скрининг на неонатальный абстинентный синдром.

Как правило, пациентам, принимающим метадон или бупренорфин, для достижения обезболивания требуются более высокие дозы опиоидов, чем другим пациентам, поскольку они толерантны к поддерживающей дозе. Одно исследование показало, что после кесарева сечения женщинам, принимавшим бупренорфин, потребовалось на 47% больше опиоидных анальгетиков, чем женщинам, которые не принимали бупренорфин, но адекватное обезболивание было достигнуто с помощью опиоидов короткого действия и противовоспалительных препаратов 70. Инъекционные нестероидные противовоспалительные средства, такие как кеторолак , также очень эффективны для снятия боли в послеродовом периоде и после родов.Суточные дозы метадона или бупренорфина должны поддерживаться во время родов и послеродового пребывания женщины в больнице, чтобы предотвратить абстинентный синдром, и пациенты должны быть предупреждены об этом плане заранее, чтобы уменьшить беспокойство. Разделение обычной суточной лечебной дозы бупренорфина или метадона на три или четыре приема каждые 6–8 часов может обеспечить частичное облегчение боли; однако потребуется дополнительная анальгезия. 68. Обезболивание во время родов и в послеродовом периоде у пациентов, получающих терапию опиоидными агонистами, может быть сложной задачей из-за их повышенной переносимости лекарств и повышенной чувствительности к боли.При наличии ресурсов консультация анестезиолога может быть полезна беременным женщинам с расстройством, вызванным употреблением психоактивных веществ или хроническим употреблением опиоидов, для составления плана обезболивания, адаптированного к конкретному пациенту. Мультимодальный подход к обезболиванию с нейроаксиальной анальгезией и нестероидными противовоспалительными препаратами и ацетаминофеном обычно необходим для эффективного обезболивания во время родов и в послеродовом периоде. симптомов неонатального абстинентного синдрома, меньшей потребности в фармакотерапии и более короткого пребывания ребенка в больнице 72.Кроме того, грудное вскармливание способствует установлению привязанности между женщиной и ее младенцем, облегчает уход кожа к коже и обеспечивает ребенку иммунитет. Следует поощрять грудное вскармливание у женщин, которые стабильны на своем опиоидном агонисте, не принимают запрещенные препараты и не имеют других противопоказаний, таких как ВИЧ-инфекция 73 74. Женщин следует проинформировать о необходимости приостановить грудное вскармливание в случае рецидив. Американская академия педиатрии рекомендует кормить грудью женщин, принимающих метадон и бупренорфин, независимо от дозы для матери, поскольку перенос этих лекарств в грудное молоко минимален 75.У кормящих женщин сверхбыстрое превращение кодеина в морфин может привести к высоким и небезопасным уровням морфина в крови и грудном молоке. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США усилило этикетку с предупреждением о том, что грудное вскармливание не рекомендуется при использовании лекарств, содержащих кодеин или трамадол, из-за возможности серьезных побочных эффектов у ребенка из-за передозировки опиоидов 76. Однако, если кодеинсодержащие лекарства считается предпочтительным выбором, риск и преимущества этого препарата, а также причины предупреждения FDA должны быть обсуждены с каждой семьей.

Хотя у большинства беременных женщин, принимающих метадон, дозировка увеличивается во время беременности, и в послеродовом периоде можно ожидать снижения дозировки, одно исследование продемонстрировало небольшую потребность в снижении дозировки метадона в послеродовом периоде 77. Значительное снижение дозы в послеродовом периоде не должно проводиться рутинно, но следует титровать до признаков и симптомов седативного эффекта, особенно на пике дозы (2–6 часов). Большинство женщин, принимающих бупренорфин, не будут испытывать значительных корректировок дозировки во время беременности, и большинство из них могут продолжать принимать те же дозы после родов 77.Другие лекарства, которые могут вызывать седативный эффект (например, бензодиазепины, золпидем, антигистаминные препараты), следует использовать с осторожностью, так как они могут увеличить риск угнетения дыхания у матери 78.

Женщинам с расстройством, вызванным употреблением психоактивных веществ, следует продолжать фармакотерапию опиоидными агонистами в послеродовом периоде. Послеродовой период представляет собой время повышенной уязвимости, и у женщин с расстройством, вызванным употреблением опиоидов, рецидивы гораздо чаще возникают в послеродовом периоде по сравнению с периодом беременности 79. Причинами рецидива могут быть потеря страховки и доступа к лечению, необходимость ухода за новорожденным. , недосыпание и угроза потери опеки над ребенком.Психиатрические расстройства, такие как депрессия, тревога, биполярное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство, распространены среди женщин с расстройством, связанным с употреблением опиоидов. Скрининг послеродовой депрессии должен быть рутинным, и следует рассмотреть возможность оценки других сопутствующих психических расстройств, если имеется предшествующий анамнез или существует опасение 78 80. Употребление психоактивных веществ и передозировка все чаще оказываются основными факторами, способствующими смертности, связанной с беременностью. Соединенные Штаты Америки 9 10. Должен быть обеспечен доступ к адекватным службам послеродовой психосоциальной поддержки, в том числе к программам лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и программ профилактики рецидивов 81.Кроме того, послеродовые женщины с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, должны пройти обучение передозировке и, предпочтительно, назначить налоксон для профилактики передозировки 82.

Частота нежелательной беременности среди женщин с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, составляет примерно 80%, что значительно выше, чем в общей популяции. Использование надежных противозачаточных средств также ниже среди этой группы женщин по сравнению с группой сравнения, не употребляющей наркотики 83. Таким образом, обсуждение полного спектра вариантов контрацепции следует начинать с этих пациенток пренатально.В частности, акушерские работники должны проконсультировать женщин о возможности немедленного послеродового лечения обратимой контрацепции длительного действия, которая имеет мало противопоказаний и является высокоэффективной и удобной 84.


Синдром неонатальной абстиненции

Неонатальный абстинентный синдром — это синдром отмены лекарств, который может быть результатом хронического употребления опиоидов матерью во время беременности и является ожидаемым и поддающимся лечению состоянием, наблюдаемым у 30–80% младенцев, рожденных женщинами, принимающими терапию опиоидными агонистами 43 85.Неонатальный абстинентный синдром характеризуется нарушениями в желудочно-кишечной, вегетативной и центральной нервной системах, что приводит к ряду симптомов, включая раздражительность, пронзительный крик, плохой сон и несогласованные сосательные рефлексы, которые приводят к плохому питанию. У младенцев, подвергшихся воздействию метадона, симптомы отмены могут начаться в любое время в течение первых 2 недель жизни, но обычно появляются в течение 72 часов после рождения и могут длиться от нескольких дней до 30 недель. 12–48 часов после рождения, пик которых приходится на 72–96 часов и исчезает к 7 дням 50.Последние данные показывают, что другие вещества, такие как никотин, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и бензодиазепины, могут увеличивать частоту и тяжесть неонатального абстинентного синдрома 72. Использование проверенных скрининговых оценок, таких как шкала Финнегана, для диагностики неонатального абстинентного синдрома и протоколов, стандартизирующих лечение с использованием метадон или морфин были связаны с улучшением результатов для этих младенцев 72. Каждый детский сад должен разработать основанную на фактических данных письменную политику для оценки и лечения младенца с неонатальным абстинентным синдромом, а женщины должны быть проинформированы об основных компонентах этой политики (например, о любых отложенная выписка младенца или требования к отчетности).Следует поощрять семьи к посещению и уходу за своими младенцами, а женщинам следует поддерживать их усилия по кормлению грудью своих младенцев, если это уместно. Несколько перинатальных совместных инициатив по обеспечению качества позволили получить ценные ресурсы для поставщиков медицинских услуг и пациентов, чтобы оптимизировать диагностику и лечение неонатального абстинентного синдрома и способствовать сотрудничеству между поставщиками акушерской и неонатальной помощи www.opqc.net/patients-providers/%20NAS; https://public.vtoxford.org/quality-education/nas-universal-training-program/ 86.


Долгосрочные исходы у младенцев

Долгосрочные исходы у младенцев, подвергшихся внутриутробному воздействию опиоидов, оценивались в нескольких обсервационных исследованиях. Основная проблема при оценке этих результатов — изолировать эффекты опиоидных агонистов от других мешающих факторов, таких как употребление других веществ (табак, алкоголь, немедицинские препараты) и воздействие факторов окружающей среды и других медицинских факторов риска (например, низкий социально-экономический статус, плохое пренатальное состояние). по уходу) 87. По большей части исследования не выявили значительных различий в когнитивном развитии между детьми в возрасте до 5 лет, подвергавшимися воздействию метадона внутриутробно, и контрольной группой, сопоставимой по возрасту, расе и социально-экономическому статусу, хотя оценки часто были ниже в обе группы по сравнению с данными населения 88.Профилактические вмешательства, направленные на поддержку женщины и других лиц, осуществляющих уход в раннем и текущем родительских годах, обогащение раннего опыта детей и улучшение качества домашней обстановки, вероятно, будут полезными 89.


Заключение

Раннее всеобщее обследование, кратковременное вмешательство (например, привлечение пациента к короткой беседе, предоставление обратной связи и рекомендации) и направление на лечение беременных женщин с употреблением опиоидов и расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, улучшают исходы для матери и ребенка.Консультации по вопросам контрацепции и доступ к услугам по контрацепции должны быть рутинной частью лечения расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, среди женщин репродуктивного возраста, чтобы минимизировать риск незапланированной беременности. Беременность у женщин с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, должна проходить под совместным ведением акушерского врача и медицинского работника, обладающего опытом лечения наркозависимости, и от пациентки должно быть получено соответствующее согласие в соответствии с 42 CFR Part 2 на разглашение информации, чтобы можно было обмениваться информацией. информация между поставщиками медицинских услуг.Учитывая уникальные потребности беременных женщин с расстройствами, связанными с употреблением опиоидов, медицинским работникам необходимо будет рассмотреть возможность изменения некоторых элементов дородового ухода (таких как расширенное тестирование на ИППП, дополнительные ультразвуковые исследования для оценки веса плода, если есть опасения по поводу аномалий роста плода, и консультации с различными поставщиками медицинских услуг) для удовлетворения клинических потребностей конкретной ситуации пациента. Непрерывность лечения, включая обеспечение постоянного ежедневного приема бупренорфина или метадона, имеет решающее значение для успеха.Для женщин, в том числе беременных, с расстройством, связанным с употреблением опиоидов, фармакотерапия опиоидными агонистами является рекомендуемой терапией и предпочтительнее отмены под медицинским наблюдением, поскольку отмена связана с более высокой частотой рецидивов, что приводит к худшим исходам. Необходимы дополнительные исследования для оценки безопасности (особенно в отношении рецидива у матери), эффективности и долгосрочных результатов отмены под медицинским наблюдением. Младенцы, рожденные женщинами, которые принимали опиоиды во время беременности, должны находиться под наблюдением педиатра на предмет неонатального абстинентного синдрома.Многопрофильное долгосрочное наблюдение должно включать медицинскую, психологическую и социальную поддержку. В целом, скоординированный междисциплинарный подход без уголовных санкций имеет наилучшие шансы помочь младенцам и их семьям. Поставщики акушерской помощи несут этическую ответственность перед своими беременными и родителями с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, не поощрять разлучение родителей с их детьми исключительно на основании подозреваемого или подтвержденного расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ.


Дополнительная информация

Американский колледж акушеров и гинекологов выявил дополнительные ресурсы по темам, связанным с этим документом, которые могут быть полезны акушерам-гинекологам, другим поставщикам медицинских услуг и пациентам.Вы можете просмотреть эти ресурсы на сайте www.acog.org/More-Info/OpioidUseinPregnancy.

Эти ресурсы предназначены только для информации и не могут быть исчерпывающими. Обращение к этим ресурсам не означает одобрения Американским колледжем акушеров и гинекологов организации, веб-сайта организации или содержания ресурса. Ресурсы могут быть изменены без предварительного уведомления.

Авторские права, август 2017 г., Американская коллегия акушеров и гинекологов.Все права защищены. Никакая часть этой публикации не может быть воспроизведена, сохранена в поисковой системе, размещена в Интернете или передана в любой форме и любыми средствами, электронными, механическими, путем фотокопирования, записи или иными способами, без предварительного письменного разрешения издателя.

Запросы на разрешение на изготовление фотокопий следует направлять в Центр защиты авторских прав, 222 Rosewood Drive, Danvers, MA 01923, (978) 750-8400.

ISSN 1074-861X

Американский колледж акушеров и гинекологов 409 12th Street, SW, PO Box 96920, Вашингтон, округ Колумбия 20090-6920

Употребление опиоидов и расстройство, связанное с употреблением опиоидов во время беременности.Заключение Комитета № 711. Американский колледж акушеров и гинекологов. Obstet Gynecol 2017; 130: e81–94.

Эта информация разработана как образовательный ресурс, чтобы помочь клиницистам в оказании акушерской и гинекологической помощи, и использование этой информации является добровольным. Эта информация не должна рассматриваться как включающая все надлежащие методы лечения или методы ухода или как изложение стандарта ухода. Он не предназначен для замены независимого профессионального суждения лечащего врача.Вариации на практике могут быть оправданы, когда, по разумному мнению лечащего врача, такой курс действий определяется состоянием пациента, ограниченностью доступных ресурсов или достижениями в знаниях или технологиях. Американский колледж акушеров и гинекологов регулярно просматривает свои публикации; однако его публикации могут не отражать самые последние свидетельства. Любые обновления этого документа можно найти на сайте www.acog.org или позвонив в ресурсный центр ACOG.

Хотя ACOG прилагает все усилия для предоставления точной и надежной информации, данная публикация предоставляется «как есть» без каких-либо явных или подразумеваемых гарантий точности, надежности или иным образом. ACOG не гарантирует и не подтверждает продукты или услуги какой-либо фирмы, организации или лица. Ни ACOG, ни его должностные лица, директора, члены, сотрудники или агенты не несут ответственности за любые убытки, ущерб или претензии в отношении любых обязательств, включая прямые, особые, косвенные или косвенные убытки, понесенные в связи с этой публикацией или доверием. по представленной информации.

Острый панкреатит во время беременности: обзор

  • 1

    Eddy JJ, Gideonsen MD, Song JY, Grobman WA, O’Halloran P. Панкреатит при беременности. Obstet Gynecol 2008; 112 : 1075–1081.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2

    Pitchumoni CS, Yegneswaran B. Острый панкреатит при беременности. World J Gastroenterol 2009; 15 : 5641–5646.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3

    Igbinosa O, Poddar S, Pitchumoni C. Повторный визит к панкреатиту, связанному с беременностью. Clin Res Hepatol Gastroenterol 2013; 37 : 177–181.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4

    Рамин К.Д., Рамин С.М., Ричи С.Д., Каннингем Ф.Г. Острый панкреатит при беременности. Am J Obstet Gynecol 1995; 173 : 187–191.

    CAS Статья Google Scholar

  • 5

    Гэн Й, Ли В, Сан Л, Тонг З, Ли Н, Ли Дж. Тяжелый острый панкреатит во время беременности: одиннадцатилетний опыт работы в хирургическом отделении интенсивной терапии. Dig Dis Sci 2011; 56 : 3672–3677.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6

    Wilkinson EJ.Острый панкреатит при беременности: обзор 98 случаев и отчет о 8 новых случаях. Obstet Gynecol Surv 1973; 28 : 281–303.

    CAS Статья Google Scholar

  • 7

    Августин Г., Майерович М. Неакушерский острый живот при беременности. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2007; 131 : 4–12.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8

    Эрнандес А., Петров М.С., Брукс, округ Колумбия, Бэнкс, ПА, Эшли С.В., Тавакколизаде А.Острый панкреатит и беременность: 10-летний опыт работы в одном центре. J Gastrointest Surg 2007; 11 : 1623–1627.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9

    Date RS, Kaushal M, Ramesh A. Обзор лечения желчнокаменной болезни и ее осложнений во время беременности. Am J Surg 2008; 196 : 599–608.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10

    Сунь Л., Ли В, Гэн И, Шен Б., Ли Дж.Острый панкреатит при беременности. Acta Obstet Gynecol Scand 2011; 90 : 671–676.

    Артикул Google Scholar

  • 11

    Пападакис Е.П., Сариджанни М., Михайлидис Д.П., Мамопулос А., Карагианнис В. Острый панкреатит при беременности: обзор. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2011; 159 : 261–266.

    CAS Статья Google Scholar

  • 12

    Karsenti D, Bacq Y, Bréchot JF, Mariotte N, Vol S, Tichet J.Активность амилазы и липазы в сыворотке крови при нормальной беременности: проспективное исследование случай-контроль. Am J Gastroenterol 2001; 96 : 697–699.

    CAS Google Scholar

  • 13

    Société Nationale Française de Gastro-Entérologie. [Консенсусная конференция: острый панкреатит]. Гастроэнтерол Clin Biol 2001; 25 : 177–192.

    Google Scholar

  • 14

    Масселли Дж., Брунелли Р., Кашиани Е., Полеттини Е., Бертини Л., Лаги Ф. и др. .Острая боль в животе и тазу во время беременности: МРТ как ценное дополнение к УЗИ? Abdom Imaging 2011; 36 : 596–603.

    Артикул Google Scholar

  • 15

    Webb JA, Thomsen HS, Morcos SK Члены комитета по безопасности контрастных сред Европейского общества урогенитальной радиологии (ESUR). Применение йодсодержащих и гадолиниевых контрастных веществ при беременности и в период лактации. Eur Radiol 2005; 15 : 1234–1240.

    Артикул Google Scholar

  • 16

    Tuech JJ, Binelli C, Aube C, Pessaux P, Fauvet R, Descamps P et al . Ведение холедохолитиаза во время беременности с помощью магнитно-резонансной холангиографии и лапароскопического удаления камня из общего желчного протока. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 2000; 10 : 323–325.

    CAS Статья Google Scholar

  • 17

    Джаббур Н., Бреннер М., Гагандип С., Лин А., Геник Ю., Селби Р. и др. .Крупная гепатобилиарная хирургия во время беременности: безопасность и сроки. Am Surg 2005; 71 : 354–358.

    Google Scholar

  • 18

    Birchard KR, Brown MA, Hyslop WB, Firat Z, Semelka RC. МРТ острой боли в животе и тазу у беременных. AJR Am J Roentgenol 2005; 184 : 452–458.

    Артикул Google Scholar

  • 19

    Комитет АКОГ по акушерской практике.Заключение комитета ACOG. № 299, сентябрь 2004 г. (заменяет № 158, сентябрь 1995 г.). Рекомендации по диагностической визуализации во время беременности. Obstet Gynecol 2004; 104 : 647–651.

    Артикул Google Scholar

  • 20

    Roumieu F, Ponchon T, Audra P, Gaucherand P. Острый панкреатит при беременности: место различных обследований (магнитно-резонансная холангиопанкреатография, эндоскопическая ультрасонография) и их терапевтические последствия. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2008; 140 : 141–142.

    CAS Статья Google Scholar

  • 21

    Рэнсон Дж. Х. Этиологические и прогностические факторы острого панкреатита человека: обзор. Am J Gastroenterol 1982; 7 : 633–638.

    Google Scholar

  • 22

    Arvanitakis M, Koustiani G, Gantzarou A, Grollios G, Tsitouridis I, Haritandi-Kouridou A et al .Стадия тяжести и прогноза острого панкреатита по данным компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии — сравнительное исследование. Dig Liver Dis 2007; 39 : 473–482.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23

    Робертсон К.В., Стюарт И.С., Имри К.В. Тяжелый острый панкреатит и беременность. Панкреатология 2006; 6 : 309–315.

    CAS Статья Google Scholar

  • 24

    Тан С.Дж., Родригес-Фриас Э., Сингх С., Майо М.Дж., Джазрави С.Ф., Шринарасимхайя Дж. и др. .Острый панкреатит при беременности. Clin Gastroenterol Hepatol 2010; 8 : 85–90.

    CAS Статья Google Scholar

  • 25

    Ко CW, Бересфорд С.А., Шульте С.Дж., Мацумото А.М., Ли С.П. Заболеваемость, естественное течение и факторы риска желчного отложения и камней во время беременности. Гепатология 2005; 41 : 359–365.

    Артикул Google Scholar

  • 26

    Maringhini A, Ciambra M, Baccelliere P, Raimondo M, Orlando A, Tinè F et al .Желчный осадок и камни в желчном пузыре при беременности: частота возникновения, факторы риска и естественное течение. Ann Intern Med 1993; 119 : 116–120.

    CAS Статья Google Scholar

  • 27

    Swisher SG, Hunt KK, Schmit PJ, Hiyama DT, Bennion RS, Thompson JE. Ведение панкреатита, осложняющего беременность. Am Surg 1994; 60 : 759–762.

    CAS Google Scholar

  • 28

    Debette-Gratien M, Yahchouchy E.Лечение острого билиарного панкреатита. Гастроэнтерол Clin Biol 2001; 25 (Дополнение): 1S225–240.

    CAS Google Scholar

  • 29

    Осман МО, Стоун Э, Хашими М, Парашер Дж. Консервативное лечение холелитиаза и его осложнений во время беременности связано с повторяющимися симптомами и увеличением числа обращений в отделение неотложной помощи. Gastrointest Endosc 2012; 76 : 564–569.

    Артикул Google Scholar

  • 30

    Curet MJ, Allen D, Josloff RK, Pitcher DE, Curet LB, Miscall BG и др. .Лапароскопия при беременности. Arch Surg 1996; 31 : 546–551.

    Артикул Google Scholar

  • 31

    Barone JE, Bears S, Chen S, Tsai J, Russell JC. Исход исследования холецистэктомии при беременности. Am J Surg 1999; 177 : 232–236.

    CAS Статья Google Scholar

  • 32

    Cosenza CA, Saffari B, Jabbour N, Stain SC, Garry D, Parekh D et al .Хирургическое лечение желчнокаменной болезни во время беременности. Am J Surg 1999; 178 : 545–548.

    CAS Статья Google Scholar

  • 33

    Affleck DG, Handrahan DL, Egger MJ, Price RR. Лапароскопическое лечение аппендицита и желчнокаменной болезни во время беременности. Am J Surg 1999; 178 : 523–529.

    CAS Статья Google Scholar

  • 34

    Общество американских гастроинтестинальных эндоскопических хирургов (SAGES).Рекомендации по лапароскопической хирургии при беременности. Surg Endosc 1998; 12 : 189–190.

    Артикул Google Scholar

  • 35

    Уль В., Уоршоу А., Имри К., Басси С., Маккей С.Дж., Ланкиш П.Г. и др. . Международная ассоциация панкреатологов. Рекомендации IAP по хирургическому лечению острого панкреатита. Pancreatology 2002; 2 : 565–573.

    Артикул Google Scholar

  • 36

    Nealon WH, Bawduniak J, Walser EM.Соответствующее время холецистэктомии у пациентов с умеренным и тяжелым острым панкреатитом, связанным с желчнокаменной болезнью, с скоплением перипанкреатической жидкости. Ann Surg 2004; 239 : 741–749.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 37

    Пандей Р., Джейкоб А., Брукс Х. Острый панкреатит во время беременности: обзор трех случаев и анестезиологическое лечение. Int J Obstet Anesth 2012; 21 : 360–363.

    CAS Статья Google Scholar

  • 38

    Jamidar PA, Beck GJ, Hoffman BJ, Lehman GA, Hawes RH, Agrawal RM et al . Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография при беременности. Am J Gastroenterol 1995; 90 : 1263–1267.

    CAS Google Scholar

  • 39

    Farca A, Aguilar ME, Rodriguez G, de la Mora G, Arango L. Билиарные стенты как временное лечение холедохолитиаза у беременных. Gastrointest Endosc 1997; 46 : 99–101.

    CAS Google Scholar

  • 40

    Howden JK, Baillie J. Сравнение предоперационной и послеоперационной эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии при панкреатите легкой и средней степени тяжести: проспективное рандомизированное исследование. Gastrointest Endosc 2001; 53 : 834–836.

    CAS Google Scholar

  • 41

    Tham TC, Vandervoort J, Wong RC, Montes H, Roston AD, Slivka A et al .Безопасность ERCP во время беременности. Am J Gastroenterol 2003; 98 : 308–311.

    CAS Статья Google Scholar

  • 42

    Kahaleh M, Hartwell GD, Arseneau KO, Pajewski TN, Mullick T., Isin G et al . Безопасность и эффективность ЭРХПГ при беременности. Gastrointest Endosc 2004; 60 : 287–292.

    Артикул Google Scholar

  • 43

    Simmons DC, Tarnasky PR, Rivera-Alsina ME, Lopez JF, Edman CD.Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ) при беременности без использования лучевой терапии. Am J Obstet Gynecol 2004; 190 : 1467–1469.

    CAS Статья Google Scholar

  • 44

    Shelton J, Linder JD, Rivera-Alsina ME, Tarnasky PR. Обязательство, подтверждение и разрешение: новые методы безлучевой ЭРХПГ во время беременности (с видео). Gastrointest Endosc 2008; 67 : 364–368.

    Артикул Google Scholar

  • 45

    Тан С.Дж., Майо М.Дж., Родригес-Фриас Э., Армстронг Л., Тан Л., Сринарасимхайя Дж. и др. . Безопасность и полезность ERCP во время беременности. Gastrointest Endosc 2009; 69 : 453–461.

    Артикул Google Scholar

  • 46

    Чонг В.Х., Джалихал А. Эндоскопическое лечение нарушений желчевыводящих путей во время беременности. Hepatobilation Pancreat Dis Int 2010; 9 : 180–185.

    Google Scholar

  • 47

    Chan CH, Enns RA. ЭРХПГ в лечении холедохолитиаза у беременных. Curr Gastroenterol Rep 2012; 14 : 504–510.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48

    Ларкин С.Дж., Уоркман А, Райт Р.Э., Там ТК.Дозы облучения пациентов во время ЭРХПГ. Gastrointest Endosc 2001; 53 : 161–164.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49

    Boix J, Lorenzo-Zúñiga V. Доза облучения пациентов при эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии. World J Gastrointest Endosc 2011; 3 : 140–144.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 50

    Смит И., Гайдхан М., Гуд А., Кахале М.Безопасность эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии при беременности: время рентгеноскопии и воздействие на плод, имеет ли значение? World J Gastrointest Endosc 2013; 5 : 148–153.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51

    Полидору А., Карапанос К., Везакис А., Мелемени А., Кутулидис В., Полименеас Г. и др. . Мультимодальный подход к острому билиарному панкреатиту во время беременности: серия клинических случаев. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 2012; 22 : 429–432.

    Артикул Google Scholar

  • 52

    Klingel R, Göhlen B, Schwarting A, Himmelsbach F, Straube R. Дифференциальное показание афереза ​​липопротеидов при беременности. Ther Apher Dial 2003; 7 : 359–364.

    Артикул Google Scholar

  • 53

    Кнопп Р. Х., Варт М. Р., Чарльз Д., Чайлдс М., Ли Дж. Р., Мабучи Г. и др. .Метаболизм липопротеинов при беременности, транспортировка жира к плоду и последствия диабета. Biol Neonate 1986; 50 : 297–317.

    CAS Статья Google Scholar

  • 54

    Saharia P, Margolis S, Zuidema GD, Cameron JL. Острый панкреатит с гиперлипемией: исследования на изолированной перфузированной поджелудочной железе собаки. Хирургия 1977; 82 : 60–67.

    CAS Google Scholar

  • 55

    Crisan LS, Steidl ET, Rivera-Alsina ME.Острый гиперлипидемический панкреатит при беременности. Am J Obstet Gynecol 2008; 198 : 57–59.

    Артикул Google Scholar

  • 56

    Safi F, Toumeh A, Abuissa Qadan MA, Karaz R, Alakdar B, Assaly R. Управление семейным панкреатитом, вызванным гипертриглицеридемией, во время беременности с помощью терапевтического плазмафереза: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Am J Ther 2012 Электронный паб перед выходом в печать 23 августа 2012 года.

  • 57

    Goldberg AS, Hegele RA. Тяжелая гипертриглицеридемия при беременности. J Clin Endocrinol Metab 2012; 97 : 2589–2596.

    CAS Статья Google Scholar

  • 58

    Tsuang W, Navaneethan U, Ruiz L, Palascak JB, Gelrud A. Гипертриглицеридемический панкреатит: картина и лечение. Am J Gastroenterol 2009; 104 : 984–991.

    CAS Статья Google Scholar

  • 59

    Athyros VG, Giouleme OI, Nikolaidis NL, Vasiliadis TV, Bouloukos VI, Kontopoulos AG et al .Длительное наблюдение за пациентами с острым панкреатитом, вызванным гипертриглицеридемией. J Clin Gastroenterol 2002; 34 : 472–475.

    Артикул Google Scholar

  • 60

    Стефанутти С., Ди Джакомо С., Вивенцио А и др. . Терапевтический плазмаферез у пациентов с тяжелой гипертриглицеридемией: многоцентровое исследование. Artif Organs 2009; 33 : 1096–1102.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 61

    Ewald N, Kloer HU.Тяжелая гипертриглицеридемия. Показание к аферезу? Atheroscler Suppl 2009; 10 : 49–52.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62

    Yeh JH, Chen JH, Chiu HC. Плазмаферез при гиперлипидемическом панкреатите. J Clin Apher 2003; 18 : 181–185.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 63

    Алтун Д., Эрен Г., Цукурова З., Хергюнзель О., Ясар Л.Альтернативное лечение острого панкреатита, вызванного гипертриглицеридемией, у беременных: плазмаферез. J Anaesthesiol Clin Pharmacol 2012; 28 : 252–254.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64

    Exbrayat V, Morel J, De Filippis JP, Tourne G, Jospe R, Auboyer C. Панкреатит при беременности, вызванный гипертриглицеридемией. Отчет о болезни. Анн Фр Анест Реаним 2007; 26 : 677–679.

    CAS Статья Google Scholar

  • 65

    Sleth JC, Lafforgue E, Servais R, Saizy C, Pluskwa F, Huet D et al . Случай панкреатита у беременных, вызванного гипертриглицидеремией: значение гепарина. Анн Фр Анест Реаним 2004; 23 : 835–837.

    CAS Статья Google Scholar

  • 66

    Гюрсой А., Кулаксизоглу М., Сахин М., Эртугрул Д. Т., Озер Ф., Тутунку Н. Б. и др. .Тяжелый панкреатит, вызванный гипертриглицеридемией, во время беременности. J Natl Med Assoc 2006; 98 : 655–657.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 67

    Ewald N, Hardt PD, Kloer HU. Тяжелая гипертриглицеридемия и панкреатит: симптомы и лечение. Curr Opin Lipidol 2009; 20 : 497–504.

    CAS Статья Google Scholar

  • 68

    Stimac D, Stimac T.Острый панкреатит при беременности. Eur J Gastroenterol Hepatol 2011; 23 : 839–844.

    Артикул Google Scholar

  • 69

    Триведи CD, Pitchumoni CS. Медикаментозный панкреатит: обновленная информация. J Clin Gastroenterol 2005; 39 : 709–716.

    Артикул Google Scholar

  • 70

    Parmar MS. Некроз поджелудочной железы, связанный с преэклампсией-эклампсией. JOP 2004; 5 : 101–104.

    Google Scholar

  • 71

    Ходзё С., Цукимори К., Ханаока М., Анами А., Наканами Н., Кото К. и др. . Острый панкреатит и холецистит, связанные с послеродовым синдромом HELLP: случай и обзор. Гипертоническая беременность 2007; 26 : 23–29.

    Артикул Google Scholar

  • 72

    Суонк М, Наджотт М, Хэтфилд Т.Некротический панкреатит, связанный с тяжелой преэклампсией. Obstet Gynecol 2012; 120 : 453–455.

    Артикул Google Scholar

  • 73

    Haukland HH, Florholmen J, Oian P, Maltau JM, Burhol PG. Влияние тяжелой преэклампсии на поджелудочную железу: изменение уровня катионного трипсиногена и амилазы поджелудочной железы в сыворотке крови. Br J Obstet Gynaecol 1987; 94 : 765–767.

    CAS Статья Google Scholar

  • 74

    Moldenhauer JS, O’brien JM, Barton JR, Sibai B.Острая жировая дистрофия печени при беременности, связанная с панкреатитом: опасное для жизни осложнение. Am J Obstet Gynecol 2004; 190 : 502–505.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 75

    Вирджилис Д., Ривкин Л., Самуэлофф А., Пикард Е., Голдберг С., Фабер Дж. и др. . Муковисцидоз, беременность и рецидивирующий острый панкреатит. J Pediatr Gastroenterol Nutr 2003; 36 : 486–488.

    Артикул Google Scholar

  • 76

    Иноуэ Н., Ито Т., Акаши Т., Кавабе К., Ооно Т., Гибо Дж. и др. . Острый панкреатит на ранних сроках беременности, связанный с мутацией гена PSTI. Pancreas 2004; 29 : 242–243.

    Артикул Google Scholar

  • 77

    Мадхра М., Но Р. М., Заммитт Н. Н., Патрик А. В., Love CD. Осложненная беременность у пациентки с липодистрофическим диабетом, связанная с мутацией гамма-рецептора, активируемого пролифератором пероксисом (PPARG). Diabet Med 2012; 29 : e398 – e401.

    CAS Статья Google Scholar

  • 78

    Кочевар М., Гюнтер П., Холкомб Б., Мэлоун А., Мирталло Дж. Совет директоров и рабочая группа ASPEN по стандартизации парентерального питания. Заявление ASPEN о стандартизации парентерального питания. J Parenter Enteral Nutr 2007; 31 : 441–448.

    Артикул Google Scholar

  • 79

    McClave SA.Нутритивная поддержка при остром панкреатите. Gastroenterol Clin North Am 2007; 36 : 65–74.

    Артикул Google Scholar

  • 80

    Бай Й, Гао Дж, Цзоу Д.В., Ли З.С. Профилактические антибиотики не могут снизить инфицированный панкреонекроз и смертность при остром некротическом панкреатите: данные метаанализа рандомизированных контролируемых исследований. Am J Gastroenterol 2008; 103 : 104–110.

    Артикул Google Scholar

  • 81

    Ducarme G, Châtel P, Alves A, Hammel P, Luton D.Ведение некротического панкреатита в третьем триместре беременности. Arch Gynecol Obstet 2009; 279 : 561–563.

    Артикул Google Scholar

  • 82

    Bansal VK, Misra MC, Goswami A, Garg P, Yonjen T., Kilambi R. Лапароскопическое лечение псевдокисты поджелудочной железы у беременной. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 2012; 22 : e37 – e38.

    Артикул Google Scholar

  • 83

    Эдди Дж. Дж., Линч Дж. Э., Трейси, Делавэр.Псевдокисты поджелудочной железы при беременности: описание случая и обзор литературы. J Perinatol 2003; 23 : 69–72.

    Артикул Google Scholar

  • 84

    Гиокерес Т. Успешное эндоскопическое разрешение псевдокисты поджелудочной железы при беременности. J Perinatol 2004; 24 : 270.

    Артикул Google Scholar

  • Отравление при беременности | SpringerLink

    Справочная работа, запись

    Первый онлайн:

    Реферат

    Было сказано, что для ведения беременной пациентки требуется лечение двух пациентов сразу мать и плод. Эта парадигма двойного управления часто рассматривается как сложный баланс между преимуществами для матери и рисками для плода и наоборот. В случае с отравленными пациентами это приобретает еще большую сложность, особенно с учетом относительной нехватки литературы, подтверждающей или опровергающей любую данную рекомендацию по лечению.Повышение остроты зрения у тяжелобольного пациента доводит эту ситуацию до критической точки, поскольку смерть матери, плода или обоих становится все более вероятной. В этой главе конкретные рекомендации будут обсуждаться более подробно, но, как правило, лучший подход ко всем отравленным беременным пациенткам — это относиться к матери так же, как если бы она не была беременной. Повышение выживаемости матери обычно приводит к повышению выживаемости плода.

    Ключевые слова

    Тератология беременности Тератогенность Задержка внутриутробного развития Преждевременные роды Гибель плода Отслойка плаценты Окись углерода Вальпроевая кислота Триметадион Фенитоин Талидомид Варфарин Изотретиноин Плацента Активированный уголь Орошение всего кишечника Азотистые кислоты Азотистые кислоты 900 Азотистые кислоты Азотистые кислоты 40 Азотистые кислоты Азотистые кислоты 40 Кокаин Опиоиды Отказ от опиоидов Сульфат магния Метотрексат Окситоцин

    Это предварительный просмотр содержания подписки,

    войдите в систему

    , чтобы проверить доступ.

    Система оценок уровней доказательности, подтверждающих рекомендации в

    Токсикологии интенсивной терапии, 2-е издание
    1. I

      Доказательства получены по крайней мере в результате одного должным образом рандомизированного контролируемого исследования.

    2. II-1

      Доказательства получены в результате хорошо спланированных контролируемых испытаний без рандомизации.

    3. II-2

      Доказательства, полученные в результате хорошо спланированных когортных или аналитических исследований «случай – контроль», предпочтительно из более чем одного центра или исследовательской группы.

    4. II-3

      Доказательства, полученные из нескольких временных рядов с вмешательством или без него. Драматические результаты неконтролируемых экспериментов (например, результаты введения лечения пенициллином в 1940-х годах) также могут рассматриваться как свидетельства этого типа.

    5. III

      Мнения авторитетных органов, основанные на клиническом опыте, описательных исследованиях и отчетах о случаях заболевания или отчетах комитетов экспертов.

    Ссылки

    1. 1.

      Моури Дж. Б., Спайкер Д. А., Кантилена-младший Л. Р., Макмиллан Н., Форд М. Годовой отчет Национальной системы данных о ядах Американской ассоциации токсикологических центров (NPDS) за 2013 год: 31-й годовой отчет. Clin Toxicol (Phila). 2014. 52 (10): 1032–283. DOI: 10.3109 / 15563650.2014.987397.

      CrossRefGoogle Scholar
    2. 2.

      Cressman AM, Natekar A, Kim E, Koren G, Bozzo P. Злоупотребление кокаином во время беременности. J Obstet Gynaecol Can. 2014; 36 (7): 628–31.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    3. 3.

      Хардт Н., Вонг Т.Д., Берт М.Дж., Харрисон Р., Винтер В., Рот Дж. Распространенность отпускаемых по рецепту и запрещенных лекарств в случаях неестественной смерти матерей Флориды, связанных с беременностью, 1999–2005 гг. J Forensic Sci. 2013. 58 (6): 1536–41. DOI: 10.1111 / 1556-4029.12219.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    4. 4.

      Zelner I., Matlow J, Hutson JR, et al. Острое отравление во время беременности: наблюдения консорциума исследователей токсикологии. J Med Toxicol. 2015. doi: 10.1007 / s13181-015-0467-у.

      PubMedPubMedCentralGoogle Scholar
    5. 5.

      Чейзель А.Е., Тимар Л., Сусански Э. Время попытки самоубийства путем самоотравления во время беременности и исходы беременности. Int J Gynaecol Obstet. 1999. 65 (1): 39–45. DOI: S002072929

      77 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    6. 6.

      Flint C, Larsen H, Nielsen GL, Olsen J, Sorensen HT. Исход беременности после попытки суицида с помощью наркотиков: датское популяционное исследование. Acta Obstet Gynecol Scand.2002. 81 (6): 516–22. doi: aog810607 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    7. 7.

      Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, HHS. Содержание и формат маркировки рецептурных лекарственных препаратов и биологических продуктов; требования к маркировке беременности и кормления грудью. окончательное правило. Fed Regist. 2014. 79 (233): 72063–103.

      Google Scholar
    8. 8.

      Lo WY, Friedman JM. Тератогенность недавно введенных лекарств при беременности у человека. Obstet Gynecol. 2002. 100 (3): 465–73.DOI: S0029784402021221 [pii].

      PubMedGoogle Scholar
    9. 9.

      Лейкин Дж. Б., Палоучек Ф., редакторы. Справочник Лейкина и Палоучека по отравлениям и токсикологии. 2-е изд. Хадсон: Lexi-comp; 1998.

      Google Scholar
    10. 10.

      Cheizel A, Szentesi I, Molnar G. Отсутствие влияния самоотравления на последующий репродуктивный результат. Mutat Res. 1984. 127 (2): 175–82. DOI: 0027-5107 (84)

      -8 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    11. 11.

      Чейзель А.Е., Томсик М., Тимар Л.Тератологическая оценка 178 младенцев, рожденных от матерей, которые пытались покончить жизнь самоубийством с помощью наркотиков во время беременности. Obstet Gynecol. 1997. 90 (2): 195–201. DOI: S0029-7844 (97) 00216-0 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    12. 12.

      Петик Д., Чейзель Б., Банхиди Ф., Чейзель А.Е. Исследование риска умственной отсталости среди детей беременных женщин, которые пытались покончить жизнь самоубийством с помощью передозировки наркотиками. J Inj Violence Res. 2012; 4 (1): 10–9. DOI: 10.5249 / jivr.v4i1.85.

      PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar
    13. 13.

      Reefhuis J, Devine O, Friedman JM, Louik C, Honein MA, Национальное исследование по профилактике врожденных дефектов. Конкретные СИОЗС и врожденные дефекты: байесовский анализ для интерпретации новых данных в контексте предыдущих отчетов. BMJ. 2015; 351: h4190. DOI: 10.1136 / bmj.h4190.

      PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar
    14. 14.

      Myles N, Newall H, Ward H, Large M. Систематический метаанализ индивидуальных селективных препаратов-ингибиторов обратного захвата серотонина и врожденных пороков развития.Aust N Z J Psychiatry. 2013. 47 (11): 1002–12. DOI: 10.1177 / 00048674134.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    15. 15.

      Thorp Jr JM. Управление лекарственной зависимостью, передозировкой и абстинентным синдромом у акушерского пациента. Obstet Gynecol Clin North Am. 1995. 22 (1): 131–42.

      PubMedGoogle Scholar
    16. 16.

      Данненберг А.Л., Картер Д.М., Лоусон Х.В., Эштон Д.М., Дорфман С.Ф., Грэм Э. Убийство и другие травмы как причины материнской смертности в Нью-Йорке, 1987–1991.Am J Obstet Gynecol. 1995. 172 (5): 1557–64. DOI: 0002-9378 (95) -4 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    17. 17.

      Fine J. Репродуктивные и перинатальные принципы. В: Hoffman R, Howland M, Lewin N, Nelson L, Goldfrank L, редакторы. Экстренные токсикологические состояния Голдфрэнка. 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2015.

      Google Scholar
    18. 18.

      Van Hoesen KB, Camporesi EM, Moon RE, Hage ML, Piantadosi CA. Следует ли использовать гипербарический кислород для лечения беременной пациентки с острым отравлением угарным газом? Отчет о болезни и обзор литературы.ДЖАМА. 1989. 261 (7): 1039–43.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    19. 19.

      Huebers HA, Finch CA. Трансферрин: физиологическое поведение и клинические последствия. Кровь. 1984. 64 (4): 763–7.

      PubMedGoogle Scholar
    20. 20.

      Aisen P, Brown EB. Железосвязывающая функция трансферрина в метаболизме железа. Semin Hematol. 1977; 14 (1): 31–53.

      PubMedGoogle Scholar
    21. 21.

      Curry SC, Bond GR, Raschke R, Tellez D, Wiggins D. Овечья модель материнского отравления железом во время беременности.Ann Emerg Med. 1990. 19 (6): 632–8. DOI: S0196-0644 (05) 82466-7 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    22. 22.

      Nau H, Helge H, Luck W. Вальпроевая кислота в перинатальном периоде: снижение связывания белков сыворотки крови матери приводит к накоплению у плода и неонатальному перемещению препарата и некоторых метаболитов. J Pediatr. 1984. 104 (4): 627–34.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    23. 23.

      Selden BS, Burke TJ. Полное выздоровление матери и плода после длительной остановки сердца.Ann Emerg Med. 1988. 17 (4): 346–349. DOI: S0196-0644 (88) 80779-0 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    24. 24.

      Jeejeebhoy F, Windrim R. Ведение остановки сердца во время беременности. Лучшая практика Res Clin Obstet Gynaecol. 2014. 28 (4): 607–18. DOI: 10.1016 / j.bpobgyn.2014.03.006.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    25. 25.

      Vanden Hoek TL, Morrison LJ, Shuster M, et al. Часть 12: остановка сердца в особых ситуациях: Руководство Американской кардиологической ассоциации 2010 г. по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой помощи.Тираж. 2010; 122 (18 Suppl 3): S829–61. DOI: 10.1161 / CIRCULATIONAHA.110.971069.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    26. 26.

      Krauer B, Krauer F, Hytten FE. Распределение лекарств и фармакокинетика в отделении матери-плаценты-плода. Pharmacol Ther. 1980. 10 (2): 301–28. DOI: 0163-7258 (80)

      -6 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    27. 27.

      Гимовский М.Л., Колено Д. История болезни плода по мониторингу сердечного ритма. Мониторинг ЧСС и передозировка имипрамина. J Perinatol.1995. 15 (3): 246–9.

      PubMedGoogle Scholar
    28. 28.

      Jones JS, Dickson K, Carlson S. Неизвестная беременность у пациентки с передозировкой или отравлением. Am J Emerg Med. 1997. 15 (5): 538–41.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    29. 29.

      Корен Г. Токсикология матери и плода: руководство для клинициста. 2-е изд. Нью-Йорк: Марсель Деккер; 1994.

      Google Scholar
    30. 30.

      Benson BE, Hoppu K, Troutman WG, et al. Обновление позиционного документа: промывание желудка для деконтаминации желудочно-кишечного тракта.Clin Toxicol (Phila). 2013. 51 (3): 140–6. DOI: 10.3109 / 15563650.2013.770154.

      CrossRefGoogle Scholar
    31. 31.

      Тененбейн М. Древние методы лечения. Clin Toxicol (Phila). 2013. 51 (3): 128–9. DOI: 10.3109 / 15563650.2013.771741.

      CrossRefGoogle Scholar
    32. 32.

      Chyka PA, Seger D, Krenzelok EP, Vale JA, Американская академия клинической токсикологии, Европейская ассоциация токсикологических центров и клинических токсикологов. Документ с изложением позиции: однократный активированный уголь.Clin Toxicol (Phila). 2005. 43 (2): 61–87.

      CrossRefGoogle Scholar
    33. 33.

      Документ с изложением позиции: катарсис. J Toxicol Clin Toxicol. 2004. 42 (3): 243–53.

      Google Scholar
    34. 34.

      Д’Асколи П., Галл С. Распространенные яды. В: Глейхер Н., редактор. Принципы медикаментозной терапии при беременности. Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1985.

      Google Scholar
    35. 35.

      Turk J, Aks S, Ampuero F, Hryhorczuk DO. Успешная терапия интоксикации железом при беременности с помощью внутривенного введения дефероксамина и орошения всего кишечника.Vet Hum Toxicol. 1993. 35 (5): 441–4.

      PubMedGoogle Scholar
    36. 36.

      Ван Амейд К.Дж., Тененбейн М. Орошение всего кишечника во время беременности. Am J Obstet Gynecol. 1989. 160 (3): 646–7.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    37. 37.

      Thanacoody R, Caravati EM, Troutman B, et al. Обновление позиционного документа: орошение всего кишечника для деконтаминации желудочно-кишечного тракта у пациентов с передозировкой. Clin Toxicol (Phila). 2015; 53 (1): 5–12. DOI: 10.3109 / 15563650.2014.989326.

      CrossRefGoogle Scholar
    38. 38.

      Horowitz RS, Dart RC, Jarvie DR, Bearer CF, Gupta U. Перенос через плаценту

      N

      -ацетилцистеина после отравления ацетаминофеном у матери матери. J Toxicol Clin Toxicol. 1997. 35 (5): 447–51.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    39. 39.

      Spence AG. Липидная реверсия симптомов токсичности бупивакаина со стороны центральной нервной системы. Анестезиология. 2007. 107 (3): 516–7. DOI: 10.1097 / 01.anes.0000278864.75082.72.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    40. 40.

      Lipman S, Cohen S, Einav S, et al. Согласованное заявление Общества акушерской анестезии и перинатологии по ведению пациентов с остановкой сердца во время беременности. Anesth Analg. 2014. 118 (5): 1003–16. DOI: 10.1213 / ANE.0000000000000171.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    41. 41.

      Bailey B. Существуют ли тератогенные риски, связанные с антидотами, используемыми при неотложной помощи отравленных беременных женщин? Врожденные пороки Res A Clin Mol Teratol.2003. 67 (2): 133–40. DOI: 10.1002 / bdra.10007.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    42. 42.

      Strom RL, Schiller P, Seeds AE, Bensel RT. Смертельное отравление железом у беременной женщины. Minn Med. 1976; 59 (7): 483–9.

      PubMedGoogle Scholar
    43. 43.

      Manoguerra AS. Отравление железом: сообщение о смертельном случае у взрослого. Am J Hosp Pharm. 1976; 33 (10): 1088–90.

      PubMedGoogle Scholar
    44. 44.

      Позиция и практические рекомендации по использованию многодозного активированного угля при лечении острого отравления.Американская академия клинической токсикологии; Европейская ассоциация ядовитых центров и клинических токсикологов. J Toxicol Clin Toxicol. 1999. 37 (6): 731–51.

      Google Scholar
    45. 45.

      Nadeau-Fredette AC, Hladunewich M, Hui D, Keunen J, Chan CT. Терминальная стадия почечной недостаточности и беременность. Adv Chronic Kidney Dis. 2013. 20 (3): 246–52. DOI: 10.1053 / j.ackd.2013.01.010.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    46. 46.

      Вазири Н.Д., Кумар К.П., Мирахмади К., Розен С.М.Гемодиализ в лечении острого отравления хлоралгидратом. Саут Мед Дж. 1977 г., 70 (3): 377–8.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    47. 47.

      Kurtz GG, Michael UF, Morosi HJ, Vaamonde CA. Гемодиализ при беременности. Сообщение о случае отравления глютетимидом, осложнившегося острой почечной недостаточностью. Arch Intern Med. 1966. 118 (1): 30–2.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    48. 48.

      Trebbin WM. Гемодиализ и беременность. ДЖАМА. 1979; 241 (17): 1811–2.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    49. 49.

      Hou S. Беременность у женщин, которым требуется диализ по поводу почечной недостаточности. Am J Kidney Dis. 1987. 9 (4): 368–73.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    50. 50.

      Успешные беременности у женщин, получавших диализ и трансплантацию почки. Отчет регистрационной комиссии Европейской ассоциации диализа и трансплантологии. Br J Obstet Gynaecol. 1980. 87 (10): 839–45.

      Google Scholar
    51. 51.

      Kneser J, Wehmeier P, Lichtinghagen R, Hoeper MM, Kielstein JT.Успешное лечение опасной для жизни интоксикации теофиллином у беременной с помощью гемодиализа. Clin Nephrol. 2013; 80 (1): 72–4. DOI: 10,5414 / CN107286.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    52. 52.

      Jenq CC, Wu CD, Lin JL. И мать, и плод выживают после тяжелой интоксикации паракватом. Clin Toxicol (Phila). 2005. 43 (4): 291–5.

      CrossRefGoogle Scholar
    53. 53.

      Холл А. Растущее использование свинца в качестве абортивного средства: серия из тридцати случаев плюмбизма.Br Med J. 1905; 1 (2307): 584–7.

      PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar
    54. 54.

      Данненберг А.Л., Дорфман С.Ф., Джонсон Дж. Использование хинина для самоиндуцированного аборта. Саут Мед Дж. 1983; 76 (7): 846–9.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    55. 55.

      Бердай М.А., Лабиб С., Харанду М. Peganum harmala L. Интоксикация у беременной женщины. Case Rep Emerg Med. 2014; 2014: 783236. DOI: 10,1155 / 2014/783236.

      PubMedPubMedCentralGoogle Scholar
    56. 56.

      Gold J, Cates Jr W. Травяные абортивы. ДЖАМА. 1980. 243 (13): 1365–6.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    57. 57.

      Netland KE, Martinez J. Abortifacients: токсидромы, от древних до современных — серия случаев и обзор литературы. Acad Emerg Med. 2000. 7 (7): 824–9.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    58. 58.

      Perrone J, Hoffman RS. Токсические приемы внутрь во время беременности: применение абортивных средств в случае ряда беременных с передозировкой. Acad Emerg Med.1997. 4 (3): 206–9.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    59. 59.

      Леви Г., Гарретсон Л.К., Сода Д.М. Письмо: свидетельство плацентарного переноса парацетамола. Педиатрия. 1975; 55 (6): 895.

      PubMedGoogle Scholar
    60. 60.

      Робертс И., Робинсон М.Дж., Могол М.З., Рэтклифф Дж. Г., Прескотт Л.Ф. Метаболиты парацетамола у новорожденных после передозировки у матери. Br J Clin Pharmacol. 1984. 18 (2): 201–6.

      PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar
    61. 61.

      Wang LH, Rudolph AM, Benet LZ. Фармакокинетические исследования распределения парацетамола в материнско-плацентарно-плодном отделении овец. J Pharmacol Exp Ther. 1986. 238 (1): 198–205.

      PubMedGoogle Scholar
    62. 62.

      Риггс Б.С., Бронштейн А.С., Кулиг К., Арчер П.Г., Румак Б.Х. Острая передозировка парацетамолом при беременности. Obstet Gynecol. 1989. 74 (2): 247–53. DOI: 0029-7844 (89)

      -9 [pii].

      PubMedGoogle Scholar
    63. 63.

      Rollins DE, von Bahr C, Glaumann H, Moldeus P, Rane A.Ацетаминофен: потенциально токсичный метаболит, образованный микросомами печени плода и взрослого человека и изолированными клетками печени плода. Наука. 1979. 205 (4413): 1414–6.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    64. 64.

      Selden BS, Curry SC, Clark RF, Johnson BC, Meinhart R, Pizziconi VB. Трансплацентарный транспорт

      N

      -ацетилцистеина в модели овцы. Ann Emerg Med. 1991. 20 (10): 1069–72. DOI: S0196-0644 (05) 81354-X [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    65. 65.

      Zed PJ, Krenzelok EP. Лечение передозировки парацетамолом. Am J Health Syst Pharm. 1999; 56 (11): 1081–91; викторина 1091–3.

      PubMedGoogle Scholar
    66. 66.

      Perrone J, Hoffman RS, Goldfrank LR. Особые рекомендации по деконтаминации желудочно-кишечного тракта. Emerg Med Clin North Am. 1994; 12 (2): 285–99.

      PubMedGoogle Scholar
    67. 67.

      Робертсон Р.Г., Ван Клив Б.Л., Коллинз-младший Дж. Дж. Передозировка ацетаминофена во втором триместре беременности.J Fam Pract. 1986. 23 (3): 267–8.

      PubMedGoogle Scholar
    68. 68.

      Haibach H, Akhter JE, Muscato MS, Cary PL, Hoffmann MF. Передозировка ацетаминофена с гибелью плода. Am J Clin Pathol. 1984. 82 (2): 240–2.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    69. 69.

      Wang PH, Yang MJ, Lee WL, Chao HT, Yang ML, Hung JH. Отравление ацетаминофеном на поздних сроках беременности. Отчет о болезни. J Reprod Med. 1997. 42 (6): 367–71.

      PubMedGoogle Scholar
    70. 70.

      Курцель РБ.Может ли избыток парацетамола привести к отравлению для матери и плода? Саут Мед Дж. 1990; 83 (8): 953–5.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    71. 71.

      Byer AJ, Traylor TR, Semmer JR. Передозировка ацетаминофена в третьем триместре беременности. ДЖАМА. 1982. 247 (22): 3114–5.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    72. 72.

      Stokes IM. Передозировка парацетамолом во втором триместре беременности. История болезни. Br J Obstet Gynaecol. 1984. 91 (3): 286–8.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    73. 73.

      Rosevear SK, Hope PL. Благоприятный неонатальный исход после передозировки парацетамола у матери и тяжелого дистресс-синдрома плода. История болезни. Br J Obstet Gynaecol. 1989. 96 (4): 491–3.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    74. 74.

      Ludmir J, Main DM, Landon MB, Gabbe SG. Передозировка парацетамола у матери на 15 неделе беременности. Obstet Gynecol. 1986. 67 (5): 750–1.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    75. 75.

      Козер Э., Корен Г. Управление передозировкой парацетамола: текущие споры.Drug Saf. 2001. 24 (7): 503–12.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    76. 76.

      McElhatton PR, Sullivan FM, Volans GN, Fitzpatrick R. Отравление парацетамолом во время беременности: анализ исходов случаев, направленных в тератологическую информационную службу национальной службы информации по ядам. Hum Exp Toxicol. 1990; 9 (3): 147–53.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    77. 77.

      McElhatton PR, Sullivan FM, Volans GN. Передозировка парацетамолом при беременности анализ исходов 300 случаев, направленных в тератологическую информационную службу.Reprod Toxicol. 1997. 11 (1): 85–94. DOI: S08896002006 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    78. 78.

      Franko KR, Mekeel KL, Woelkers D, Khanna A, Hemming AW. Случайная передозировка ацетаминофена приводит к трансплантации печени во втором триместре беременности: отчет о болезни. Transplant Proc. 2013. 45 (5): 2063–5. DOI: 10.1016 / j.transproceed.2012.10.046.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    79. 79.

      Litovitz TL, Klein-Schwartz W, Rodgers Jr GC, et al.Годовой отчет Американской ассоциации токсикологических центров за 2001 год. Am J Emerg Med. 2002. 20 (5): 391–452. DOI: S0735675702000396 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    80. 80.

      Bonassi S, Magnani M, Calvi A, et al. Факторы, связанные с употреблением наркотиков во время беременности. Acta Obstet Gynecol Scand. 1994. 73 (7): 535–40.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    81. 81.

      Corby DG. Аспирин при беременности: влияние на мать и плод.Педиатрия. 1978; 62 (5 Pt 2 Suppl): 930–7.

      PubMedGoogle Scholar
    82. 82.

      Гарретсон Л.К., Прокнал Дж. А., Леви Г. Получение плода и выведение большого количества салицилата у новорожденного. Исследование новорожденного, мать которого регулярно принимала терапевтические дозы аспирина во время беременности. Clin Pharmacol Ther. 1975. 17 (1): 98–103. DOI: 0009-9236 (75) -8 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    83. 83.

      Эрл-младший Р. Врожденная интоксикация салицилатом — отчет о случае.N Engl J Med. 1961; 265: 1003–4. DOI: 10.1056 / NEJM196111162652009.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    84. 84.

      Lynd PA, Andreasen AC, Wyatt RJ. Внутриутробная интоксикация салицилатом у новорожденного. Отчет о болезни. Клиника Педиатр (Phila). 1976; 15 (10): 912–3.

      CrossRefGoogle Scholar
    85. 85.

      Rejent TA, Baik S. Смертельный внутриутробный салицилизм. J Forensic Sci. 1985. 30 (3): 942–4.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    86. 86.

      Levy G, Procknal JA, Garrettson LK.Распределение салицилата между неонатальной и материнской сыворотками при диффузном равновесии. Clin Pharmacol Ther. 1975. 18 (2): 210–4. DOI: 0009-9236 (75) -6 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    87. 87.

      Леви Г., Гарретсон Л.К. Кинетика выведения салицилата новорожденными от матерей, принимавших аспирин перед родами. Педиатрия. 1974. 53 (2): 201–10.

      PubMedGoogle Scholar
    88. 88.

      Палатник В., Тененбейн М. Отравление аспирином во время беременности: повышенная чувствительность плода.Am J Perinatol. 1998. 15 (1): 39–41. DOI: 10,1055 / с-2007-9

    89. .

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    90. 89.

      Farid H, Wojcik MH, Christopher KB. 19-летний мужчина на 37 неделе беременности с острой передозировкой ацетилсалициловой кислоты. NDT Plus. 2011. 4 (6): 394–6. DOI: 10.1093 / ndtplus / sfr104.

      PubMedPubMedCentralGoogle Scholar
    91. 90.

      Haslam RR, Ekert H, Gillam GL. Кровоизлияние у новорожденного, возможно, из-за приема салицилата матерью. J Pediatr. 1974. 84 (4): 556–7.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    92. 91.

      Karlowicz MG, White LE. Тяжелое внутричерепное кровоизлияние у доношенного новорожденного, связанное с приемом материнской ацетилсалициловой кислоты. Клиника Педиатр (Phila). 1993. 32 (12): 740–3.

      CrossRefGoogle Scholar
    93. 92.

      Тернер Г., Коллинз Э. Влияние регулярного приема салицилата во время беременности на плод. Ланцет. 1975. 2 (7930): 338–9. DOI: S0140-6736 (75) -6 [pii].

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    94. 93.

      Коллинз Э. Эффекты ацетаминофена и салицилатов во время беременности для матери и плода. Obstet Gynecol. 1981; 58 (5 доп.): 57С – 62.

      PubMedGoogle Scholar
    95. 94.

      REISSMANN KR, COLEMAN TJ. Острая кишечная интоксикация железом. II. Метаболические, респираторные и кровеносные эффекты абсорбированных солей железа. Кровь. 1955; 10 (1): 46–51.

      PubMedGoogle Scholar
    96. 95.

      Robotham JL, Troxler RF, Lietman PS. Письмо: отравление железом: очередной энергетический кризис.Ланцет. 1974; 2 (7881): 664–5.

      PubMedCrossRefGoogle Scholar
    97. 96.

      Rayburn WF, Donn SM, Wulf ME. Передозировка железа при беременности: успешная терапия дефероксамином. Am J Obstet Gynecol. 1983. 147 (6): 717–8. DOI: 0002-9378 (83)

    -9 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 108.

    Корен Г., Шарав Т., Пастушак А. и др. Многоцентровое проспективное исследование исходов для плода после случайного отравления угарным газом во время беременности. Reprod Toxicol. 1991. 5 (5): 397–403. DOI: 0890-6238 (91)

    -W [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 109.

    Фэрроу Дж. Р., Дэвис Дж. Дж., Рой Т.М., МакКлауд Л.С., Николс 2-я ГР. Смерть плода из-за несмертельного отравления матери угарным газом.J Forensic Sci. 1990; 35 (6): 1448–52.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 110.

    Cramer CR. Смерть плода из-за случайного отравления матери угарным газом. J Toxicol Clin Toxicol. 1982. 19 (3): 297–301.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 111.

    Muller GL, Graham S. Внутриутробная смерть плода в результате случайного отравления угарным газом. N Engl J Med. 1955. 252 (25): 1075–8. DOI: 10.1056 / NEJM195506232522505.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 112.

    Копельман А.Е., Плаут Т.А. Нарушение развития плода, вызванное отравлением матери угарным газом. J Perinatol. 1998. 18 (1): 74–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 113.

    Caravati EM, Adams CJ, Joyce SM, Schafer NC. Токсичность для плода, связанная с отравлением матери угарным газом. Ann Emerg Med. 1988. 17 (7): 714–7. DOI: S0196-0644 (88) 80619-X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 114.

    Hennequin Y, Blum D, Vamos E, Steppe M, Goedseels J, Cavatorta E.Внутриутробное отравление угарным газом и множественные аномалии плода. Ланцет. 1993; 341 (8839): 240. DOI: 0140-6736 (93) -M [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 115.

    Weaver LK, Hopkins RO, Chan KJ, et al. Гипербарический кислород при остром отравлении угарным газом. N Engl J Med. 2002. 347 (14): 1057–67. DOI: 10.1056 / NEJMoa013121.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 116.

    Бакли Н.А., Юурлинк Д.Н., Исбистер Г., Беннетт М.Х., Лавонас Э.Дж. Гипербарический кислород при отравлении угарным газом.Кокрановская база данных Syst Rev.2011; 4: CD002041. DOI: 10.1002 / 14651858.CD002041.pub3.

    Google Scholar
  • 117.

    Friedman P, Guo XM, Stiller RJ, Laifer SA. Воздействие угарного газа во время беременности. Obstet Gynecol Surv. 2015; 70 (11): 705–12. DOI: 10.1097 / OGX.0000000000000238.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 118.

    Сильверман Р.К., Монтано Дж. Гипербарическое кислородное лечение во время беременности при остром отравлении угарным газом. Отчет о болезни. J Reprod Med.1997. 42 (5): 309–11.

    PubMedGoogle Scholar
  • 119.

    Brown DB, Mueller GL, Golich FC. Гипербарическое лечение кислородом при отравлении угарным газом во время беременности: клинический случай. Aviat Space Environ Med. 1992. 63 (11): 1011–4.

    PubMedGoogle Scholar
  • 120.

    Холландер Д.И., Нагей Д.А., Велч Р., Пупкин М. Гипербарическая оксигенотерапия для лечения острого отравления угарным газом во время беременности. Отчет о болезни. J Reprod Med. 1987. 32 (8): 615–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 121.

    Элькхаррат Д., Рафаэль Дж. К., Корах Дж. М. и др. Острая интоксикация угарным газом и гипербарический кислород при беременности. Intensive Care Med. 1991. 17 (5): 289–92.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 122.

    Ваттель Ф., Матье Д., Матье-Нольф М. 25-летнее исследование (1983–2008 гг.) Состояния здоровья детей после гипербарической кислородной терапии при отравлении угарным газом в утробе матери. Bull Acad Natl Med. 2013; 197 (3): 677–94. обсуждение 695–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 123.

    Roderique EJ, Gebre-Giorgis AA, Stewart DH, Feldman MJ, Pozez AL. Травма от вдыхания дыма у беременной пациентки: обзор литературы и современных передовых практик в классическом случае. J Burn Care Res. 2012; 33 (5): 624–33. DOI: 10.1097 / BCR.0b013e31824799d2.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 124.

    Curry SC, Carlton MW, Raschke RA. Профилактика цианидного отравления плода и матери от нитропруссида при одновременном слиянии тиосульфата натрия у беременных овец.Anesth Analg. 1997. 84 (5): 1121–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 125.

    Graeme KA, Curry SC, Bikin DS, Lo Vecchio FA, Brandon TA. Отсутствие трансплацентарного движения тиосульфата цианидного антидота у беременных овец. Anesth Analg. 1999. 89 (6): 1448–52.

    PubMedGoogle Scholar
  • 126.

    Hollander JE, Todd KH, Green G, et al. Боль в груди, связанная с кокаином: оценка распространенности в пригородных и городских отделениях неотложной помощи. Ann Emerg Med.1995. 26 (6): 671–6. DOI: S0196-0644 (95) 70035-8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 127.

    Франк Д.А., Цукерман Б.С., Амаро Х. и др. Употребление кокаина во время беременности: распространенность и корреляты. Педиатрия. 1988. 82 (6): 888–95.

    PubMedGoogle Scholar
  • 128.

    Bandstra ES, Burkett G. Воздействие кокаина в утробе матери и плода и новорожденных. Семин Перинатол. 1991. 15 (4): 288–301.

    PubMedGoogle Scholar
  • 129.

    Черукури Р., Минкофф Х., Фельдман Дж., Парех А., Гласс Л.Когортное исследование алкалоидного кокаина («крэк») при беременности. Obstet Gynecol. 1988. 72 (2): 147–51.

    PubMedGoogle Scholar
  • 130.

    Литтл Д. Кокаиновая зависимость и беременность: образование в области первичной профилактики. Постоянный штатный врач. 1993; 39: 79–81.

    Google Scholar
  • 131.

    Домбровски М.П., ​​Вулф Х.М., Уэлч Р.А., Эванс Мичиган. Злоупотребление кокаином связано с отслойкой плаценты и снижением веса при рождении, но не с более короткими родами. Obstet Gynecol. 1991. 77 (1): 139–41.

    PubMedGoogle Scholar
  • 132.

    Микер Дж. Э., Рейнольдс ПК. Смерть плода и новорожденного, связанная с употреблением кокаина матерью. J Anal Toxicol. 1990. 14 (6): 379–82.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 133.

    Слуцкер Л. Риски, связанные с употреблением кокаина во время беременности. Obstet Gynecol. 1992; 79 (5 (Pt 1)): 778–89.

    PubMedGoogle Scholar
  • 134.

    MacGregor SN, Keith LG, Chasnoff IJ, et al. Употребление кокаина во время беременности: неблагоприятный перинатальный исход.Am J Obstet Gynecol. 1987. 157 (3): 686–90.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 135.

    Hoyme HE, Jones KL, Dixon SD, et al. Пренатальное воздействие кокаина и разрушение сосудов плода. Педиатрия. 1990. 85 (5): 743–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 136.

    Roe DA, Little BB, Bawdon RE, Gilstrap 3rd LC. Метаболизм кокаина через плаценту человека: последствия для воздействия на плод. Am J Obstet Gynecol. 1990. 163 (3): 715–8. DOI: 0002-9378 (90)

    -G [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 137.

    Мур Т.Р., Сорг Дж., Миллер Л., Ки Т.С., Резник Р. Гемодинамические эффекты внутривенного кокаина на беременных овцематок и плод. Am J Obstet Gynecol. 1986. 155 (4): 883–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 138.

    Woods Jr JR, Plessinger MA, Clark KE. Влияние кокаина на кровоток в матке и оксигенацию плода. ДЖАМА. 1987. 257 (7): 957–61.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 139.

    Brent RL. Связь между пережатием сосудов матки, синдромом разрыва сосудов и тератогенностью кокаина.Тератология. 1990. 41 (6): 757–60. DOI: 10.1002 / tera.1420410616.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 140.

    Enato E, Moretti M, Koren G. Безопасность бензодиазепинов для плода: обновленный метаанализ. J Obstet Gynaecol Can. 2011; 33 (1): 46–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 141.

    Gidai J, Acs N, Banhidy F, Cheizel AE. Не обнаружено связи между использованием очень больших доз диазепама 112 беременными женщинами для попытки самоубийства и врожденными аномалиями у их потомства.Toxicol Ind Health. 2008. 24 (1–2): 29–39. DOI: 10.1177 / 0748233708089019.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 142.

    Dart RC, Surratt HL, Cicero TJ, et al. Тенденции злоупотребления опиоидными анальгетиками и смертности в США. N Engl J Med. 2015; 372 (3): 241–8. DOI: 10.1056 / NEJMsa1406143.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 143.

    Комитет ACOG по охране здоровья женщин с недостаточным уровнем обеспеченности услугами, Американское общество наркологической медицины. Заключение комитета ACOG №524: злоупотребление опиоидами, зависимость и наркомания во время беременности. Obstet Gynecol. 2012. 119 (5): 1070–6. DOI: 10.1097 / AOG.0b013e318256496e.

    CrossRefGoogle Scholar
  • 144.

    Тененбейн М. Отравление метанолом во время беременности — прогнозирование риска и рекомендации по лечению. J Toxicol Clin Toxicol. 1997. 35 (2): 193–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 145.

    Au KL, Woo JS, Wong VC. Внутриутробная смерть от передозировки эрготамина. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol.1985. 19 (5): 313–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 146.

    Russell CS, Lang C, McCambridge M, Calhoun B. Нейролептический злокачественный синдром при беременности. Obstet Gynecol. 2001. 98 (5 Pt 2): 906–8. DOI: S0029784401014429 [pii].

    PubMedGoogle Scholar
  • 147.

    Frey B, Braegger CP, Ghelfi D. Неонатальный холестатический гепатит от воздействия карбамазепина во время беременности и кормления грудью. Энн Фармакотер. 2002. 36 (4): 644–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 148.

    Seneviratne SL, de Silva CE, Fonseka MM, Pathmeswaran A, Gunatilake SB, de Silva HJ. Отравление из-за укуса змеи во время беременности. Trans R Soc Trop Med Hyg. 2002. 96 (3): 272–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 149.

    Chen YC, Chen MH, Yang CC, Chen YW, Wang LM, Huang CI. Отравление Trimeresurus stejnegeri во время беременности. Am J Trop Med Hyg. 2007. 77 (5): 847–9.

    PubMedGoogle Scholar
  • 150.

    Boyer JC, Hernandez F, Estorc J, De La Coussaye JE, Bali JP.Ведение материнского отравления фаллоидами мухомора в первом триместре беременности: отчет о болезни и обзор литературы. Clin Chem. 2001. 47 (5): 971–4.

    PubMedGoogle Scholar
  • 151.

    THEIL GB, RICHTER RW, POWELL MR, DOOLAN PD. Острое отравление дилантином. Неврология. 1961; 11: 138–42.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 152.

    Greenland VC, Delke I, Minkoff HL. Передозировка кокаина при вагинальном введении беременной женщине. Obstet Gynecol.1989. 74 (3 Pt 2): 476–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 153.

    Bond GR, Van Zee A. Передозировка мизопростола во время беременности. Am J Obstet Gynecol. 1994. 171 (2): 561–2. DOI: S0002

  • 400181X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 154.

    Austin J, Ford MD, Rouse A, Hanna E. Острая интравагинальная токсичность мизопростола с гибелью плода. J Emerg Med. 1997. 15 (1): 61–4. DOI: S0736467996002570 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 155.

    Kamha AA, Al Omary I.Y, Zalabany HA, Hanssens Y, Adheir FS. Отравление фосфорорганическими соединениями при беременности: история болезни. Basic Clin Pharmacol Toxicol. 2005. 96 (5): 397–8. doi: PTOpto_09 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 156.

    Brost BC, Scardo JA, Newman RB. Передозировка дифенгидрамина при беременности: уроки прошлого. Am J Obstet Gynecol. 1996. 175 (5): 1376–7. DOI: S0002-9378 (96) 70059-5 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 157.

    Авилес А., Нери Н. Гематологические злокачественные новообразования и беременность: окончательный отчет о 84 детях, получивших химиотерапию внутриутробно. Клиническая лимфома. 2001. 2 (3): 173–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 158.

    Zurawski JM, Kelly EA. Исход беременности после отравления матери бродифакумом, родентицидом пролонгированного действия, подобным варфарину. Obstet Gynecol. 1997. 90 (4 Pt 2): 672–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 159.

    Энтони Дж., Джохансон Р. Б., Дули Л.Роль сульфата магния в профилактике судорог у пациентов с эклампсией и преэклампсией. Drug Saf. 1996. 15 (3): 188–99.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 160.

    Witlin AG, Sibai BM. Терапия сульфатом магния при преэклампсии и эклампсии. Obstet Gynecol. 1998. 92 (5): 883–9. DOI: S0029784498002774 [pii].

    PubMedGoogle Scholar
  • 161.

    Raman NV, Rao CA. Сульфат магния как противосудорожное средство при эклампсии. Int J Gynaecol Obstet. 1995. 49 (3): 289–98.DOI: 002072

    2388S [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 162.

    Lu JF, Nightingale CH. Сульфат магния при эклампсии и преэклампсии: принципы фармакокинетики. Clin Pharmacokinet. 2000. 38 (4): 305–14. DOI: 10.2165 / 00003088-200038040-00002.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 163.

    Wax JR, Segna RA, Vandersloot JA. Отравление магнием и реанимация — необычная причина посткесарева потрошения. Int J Gynaecol Obstet. 1995. 48 (2): 213–4.DOI: 0020722251S [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 164.

    Swartjes JM, Schutte MF, Bleker OP. Тактика при эклампсии: остановка сердечно-сосудистой системы в результате передозировки сульфатом магния. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 1992. 47 (1): 73–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 165.

    Abbassi-Ghanavati M, Alexander JM, McIntire DD, Savani RC, Leveno KJ. Неонатальные эффекты сульфата магния, назначенного матери. Am J Perinatol. 2012; 29 (10): 795–9.DOI: 10.1055 / с-0032-1316440.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 166.

    Гершель М., Миттендорф Р. Токолитическая токсичность сульфата магния и неожиданная неонатальная смерть. J Perinatol. 2001. 21 (4): 261–2. DOI: 10.1038 / sj.jp.7200498.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 167.

    Reynolds JD, Chestnut DH, Dexter F, McGrath J, Penning DH. Сульфат магния отрицательно влияет на выживаемость плодов ягненка и блокирует реакцию мозгового кровотока плода во время кровотечения у матери.Anesth Analg. 1996. 83 (3): 493–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 168.

    Moon PF, Ramsay MM, Nathanielsz PW. Внутривенное введение сульфата магния и региональное перераспределение кровотока плода при материнском кровотечении у беременных овцематок на поздних сроках беременности. Am J Obstet Gynecol. 1999; 181 (6): 1486–94. DOI: S0002

  • 2X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 169.

    Klein Z, Altaras M, Beyth Y, Fishman A. Полисерозит как необычный признак токсичности метотрексата.Gynecol Oncol. 1996. 61 (3): 446–7. DOI: S0090-8258 (96)
    -9 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 170.

    Sharma S, Jagdev S, Coleman RE, Hancock BW, Lorigan PC. Серозные осложнения монотерапии метотрексатом в низких дозах при гестационных трофобластических заболеваниях: первый зарегистрированный случай перитонита, вызванного метотрексатом. Br J Рак. 1999. 81 (6): 1037–41. DOI: 10.1038 / sj.bjc.66.

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar
  • 171.

    Isaacs Jr JD, McGehee RP, Cowan BD.Опасная для жизни нейтропения после лечения внематочной беременности метотрексатом: сообщение о двух случаях. Obstet Gynecol. 1996. 88 (4 Pt 2): 694–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 172.

    Gadgil SD, Damle SR, Advani SH, Vaidya AB. Влияние активированного угля на фармакокинетику высоких доз метотрексата. Cancer Treat Rep., 1982; 66 (5): 1169–71.

    PubMedGoogle Scholar
  • 173.

    Erickson T, Wahl M. Anticancer и другие цитотоксические препараты.В: Ford MD, Delaney K, Ling L, Erickson T, редакторы. Клиническая токсикология. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 2001.

    Google Scholar
  • 174.

    Steger GG, Mader RM, Gnant MF, Marosi C, Lenz K, Jakesz R. GM-CSF в лечении пациента с тяжелой интоксикацией метотрексатом. J Intern Med. 1993. 233 (6): 499–502.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 175.

    Douglas MJ, Farquharson DF, Ross PL, Renwick JE. Сердечно-сосудистый коллапс после передозировки простагландина F2 альфа: описание случая.Может Дж. Анаэст. 1989. 36 (4): 466–9. DOI: 10.1007 / BF03005350.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 176.

    Hankins GD, Hauth JC. Сравнение относительной токсичности бета-симпатомиметических токолитиков. Am J Perinatol. 1985. 2 (4): 338–46. DOI: 10,1055 / с-2007-999984.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 177.

    Brandstetter RD, Gotz V. Непреднамеренная передозировка тербуталина парентерально. Ланцет. 1980; 1 (8166): 485.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 178.

    Уолден Р.Дж. Управление передозировкой тербуталина. Ланцет. 1980; 1 (8170): 709. DOI: S0140-6736 (80)

    -8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 179.

    Thorkelsson T, Loughead JL. Долгосрочный подкожный токолиз тербуталина: сообщение о возможной неонатальной токсичности. J Perinatol. 1991. 11 (3): 235–8.

    PubMedGoogle Scholar
  • 180.

    Davis WB, Wells SR, Kuller JA, Thorp Jr JM. Анализ рисков, связанных с блокадой кальциевых каналов: значение для акушера-гинеколога.Obstet Gynecol Surv. 1997. 52 (3): 198–201.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 181.

    Thorp Jr JM, Spielman FJ, Valea FA, Payne FG, Mueller RA, Cefalo RC. Нифедипин усиливает сердечную токсичность сульфата магния в изолированном перфузированном сердце крысы Sprague-Dawley. Am J Obstet Gynecol. 1990. 163 (2): 655–6. DOI: 0002-9378 (90)

    -2 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 182.

    Ducsay CA, Thompson JS, Wu AT, Novy MJ. Эффекты токолиза блокатора входа кальция (никардипина) у макак-резус: концентрации в плазме плода и кардиореспираторные изменения.Am J Obstet Gynecol. 1987. 157 (6): 1482–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 183.

    Demandt E, Legius E, Devlieger H, Lemmens F, Proesmans W., Eggermont E. Пренатальная токсичность индометацина у одного члена монозиготных близнецов; отчет о болезни. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 1990. 35 (2–3): 267–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 184.

    Claessens N, Delbeke L, Lambert J, Matthieu L, Lafaire C, Van Marck E. Токсический эпидермальный некролиз, связанный с лечением преждевременных родов.Дерматология. 1998. 196 (4): 461–2. DOI: drm96461 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • Информация об авторских правах

    © Springer International Publishing AG 2017

    Авторы и аффилированные лица

    1. 1. Подразделение клинической токсикологии, Департамент неотложной медицины, Система здравоохранения Университета Содружества Вирджинии, Ричмонд, штат Вашингтон,
    2. , Медицинский отдел Отделение неотложной медицины Бригама и факультета женской больницы, Гарвардская медицинская школа и Гарвардская гуманитарная инициативаБостон, США,
    3. Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.

    Лечение N % (из 92) a
    Противоядия 41 44,6
    NAC 21 22.8
    Бикарбонат натрия 9 9,8
    Флумазенил 4 4,3
    N 900 3 3,3
    Другое b 8 8,7
    Противоядие CroFab 1 1.1
    Фармакологическое лечение 20 21,7
    Бензодиазепины 7 7,6
    3,3
    Глюкоза 2 2,2
    Противосудорожные средства 2 2.2
    Другое 11 12,0
    Устранение 2 2,2
    Замена гемодиализа

    6

    Гемодиализ 1 1 1,1
    Немедикаментозные методы лечения 22 23,9
    Внутривенная инфузионная терапия 16 17.4
    Гипербарический кислород 4 4,3
    Управление интубацией / вентиляцией 3 3,3
    -X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 97.

    Lacoste H, Goyert GL, Goldman LS, Wright DJ, Schwartz DB. Острая интоксикация железом при беременности: отчет о болезни и обзор литературы. Obstet Gynecol. 1992. 80 (3 Pt 2): 500–1.

    PubMedGoogle Scholar
  • 98.

    Olenmark M, Biber B, Dottori O, Rybo G. Смертельная интоксикация железом на поздних сроках беременности. J Toxicol Clin Toxicol. 1987. 25 (4): 347–59.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 99.

    Taftachi F, Sanaei-Zadeh H, Zamani N, Emamhadi M. Роль ультразвука в визуализации принимаемых лекарств при остром отравлении — обзор литературы. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2012. 16 (15): 2175–7.

    PubMedGoogle Scholar
  • 100.

    Андерсен А., Доля Дж., Вульф А.Д. Использование ультразвука в диагностике токсических приемов пищи. Vet Hum Toxicol. 1990; 32: 355.

    Google Scholar
  • 101.

    Blanc P, Hryhorczuk D, Danel I. Лечение острой интоксикации железом во время беременности дефероксамином. Obstet Gynecol. 1984; 64 (3 доп.): 12С – 4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 102.

    McElhatton PR, Roberts JC, Sullivan FM. Последствия передозировки железа и ее лечение десфериоксамином при беременности.Hum Exp Toxicol. 1991; 10 (4): 251–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 103.

    Tran T, Wax JR, Philput C, Steinfeld JD, Ingardia CJ. Преднамеренная передозировка железа во время беременности — лечение и исход. J Emerg Med. 2000. 18 (2): 225–8. DOI: S0736-4679 (99) 00199-7 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 104.

    Tran T, Wax JR, Steinfeld JD, Ingardia CJ. Острая преднамеренная передозировка железа при беременности. Obstet Gynecol. 1998. 92 (4 Pt 2): 678–80.

    PubMedGoogle Scholar
  • 105.

    Певица С.Т., Вичинский Е.П. Лечение дефероксамином при беременности: вредно? Am J Hematol. 1999. 60 (1): 24–6. DOI: 10.1002 / (SICI) 1096-8652 (199901) 60: 13.0.CO; 2-C [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 106.

    Aubard Y, Magne I. Отравление угарным газом во время беременности. BJOG. 2000. 107 (7): 833–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  • 107.

    Longo LD. Биологические эффекты окиси углерода на беременную женщину, плод и новорожденного.Am J Obstet Gynecol. 1977; 129 (1): 69–103. DOI: 0002-9378 (77)