Увеличивает почему е: Как пишется слово: «увеличивает» или «увеличиваит»?

Хондроитинсульфат увеличивает эффективность трансфекции клеток комплексами ДНК-ПЭИ

Введение

Противоопухолевая генная терапия предполагает доставку в клетки опухоли или ее окружения терапевтических генов. К генотерапевтическим препаратам предъявляются следующие требования: 1) направленная доставка в целевые клетки; 2) экспрессия трансгена в целевых клетках; 3) безопасность применения и нетоксичность в отношении нецелевых тканей. Различают вирусные [1] и невирусные способы доставки. Среди последних наибольшую популярность приобретают полиплексы — комплексы с носителями на основе катионных полимеров [2], к числу которых относится полиэтиленимин (ПЭИ), обеспечивающий высокую эффективность трансфекции за счет эффекта «протоновой губки» [3, 4]. Однако ПЭИ обладает рядом недостатков — повышенной цитотоксичностью частиц [5], их неспецифическим взаимодействием с отрицательно заряженными молекулами [6, 7] и отсутствием направленной доставки [8]. Минимизация побочных эффектов достигается за счет модификации ПЭИ и/или добавления в состав полиплекса молекул, придающих ему заданные свойства.

Одной из наиболее популярных модификаций полиплексов является добавление полиэтиленгликоля (ПЭГ) [9]. Ранее нашими коллегами был разработан блок-сополимер ПЭГ-ПЭИ-ТАТ (ППТ) [10], который был успешно апробирован в нашей лаборатории для доставки в опухоль терапевтической плазмиды [11]. Однако недостатком ППТ является отсутствие таргетного действия, поэтому он применим преимущественно для локального, т. е. внутри-опухолевого введения. Альтернативой ПЭГ могут служить гликозаминогликаны, гиалуроновая кислота (ГК) и хондроитинсульфат (ХС), составляющие основу внеклеточного матрикса. Трехкомпонентные комплексы ДНК-ПЭИ-ХС/ГК несут поверхностный отрицательный заряд, препятствующий неспецифическому взаимодействию с отрицательно заряженными белками, обладают пониженной цитотоксичностью и повышенной трансфекционной эффективностью [12, 14]. Помимо этого, ГК и ХС являются лигандами рецептора CD44 [15], представленного на поверхности ряда солидных опухолей, стволовых раковых клеток [16] и ассоциированных с раком фиб-робластов [17], что делает возможным направленную доставку комплексов к опухолевым клеткам и их интернализацию эффективным рецептор-опосредованным эндоцитозом [18].

Цель данной работы — оценка трансфекционной активности ПЭИ-полиплексов с добавлением ХС и их сопоставление с ПЭИ- и ППТ-комплексами. В работе использовали клетки мышиной карциномы кишечника C26, обладающие повышенной представленностью поверхностного антигена CD44 [19].

Материал и методы

Материалы

В работе были использованы линейный ПЭИ 25 кД («Polysciences, Inc.», США), хондроитин сульфат, А («Sigma-Aldrich», США), эмбриональная бычья сыворотка, ростовые среды RPMI-1640 и Opti-MEM I, раствор антибиотиков (пенициллин 100 ед/мл и стрептомицин 100 мкг/мл), 0,05% трипсин-ЭДТА, PBS, Липофектамин 2000 («Thermo Fisher Scientific», США), реагент CellTiter 96 AQueous One Solution Cell Proliferation Assay (MTS) («Promega», США), блок-сополимер ПЭГ-ПЭИ-ТАТ (ППТ) [10].

ПЭИ растворяли в воде при добавлении 1M HCl до pH 7.0, хондроитин сульфат, А растворяли в воде до концентрации 25 мг/мл, полученные растворы фильтровали через 0,22 мкМ фильтры Millex-cr («Millipore», Германия.

Клеточная линия

В работе использовали клетки мышиной карциномы кишечника C26. Клетки культивировали в среде RPMI-1640 c 12,5% эмбриональной бычьей сывороткой (далее ростовая среда) с антибиотиками при 37 °C в атмосфере 5% CO2.

Плазмидная ДНК

Использовали плазмидную ДНК pEGFP-N1 («Clontech», США) и pGL3-BV («Promega», США). Плазмиды нарабатывали в штамме

E. coli DH5α и выделяли с использованием набора Maxi Prep Plasmid («Macherey Nagel», Германия).

Приготовление полиплексов ПЭИ-ХС

N/P/-показатель комплекса представляет собой отношение молей аминов ПЭИ (N) к молям фосфатных групп ДНК (P) и отрицательно заряженных групп Х.С. Для расчетов N/P/- за среднюю массу одного заряда ДНК (P) принимали 330 Да, за среднюю массу одного заряда амина (N) — 43 Да, за среднюю массу двух отрицательных зарядов ХС (–) — 486 Да (с учетом одного иона натрия). Реакцию комплексообразования проводили при концентрации ДНК 40 нг/мкл. Заранее подготавливали растворы ДНК, ПЭИ и ХС в воде или PBS нужной концентрации, чтобы при смешивании одного объема раствора ДНК, одного объема раствора ХС (или двух объемов ДНК в случае двухкомпонентных полиплексов) и двух объемов раствора ПЭИ получать комплексы с заданным отношением N/P/-. Для приготовления двухкомпонентных полиплексов к раствору ДНК добавляли раствор ПЭИ, перемешивали на встряхивателе и далее инкубировали 30 мин при комнатной температуре. При приготовлении трехкомпонентных полиплексов замешивание проводили двумя способами: 1) к раствору ДНК добавляли раствор ПЭИ, перемешивали на встряхивателе, добавляли раствор ХС, перемешивали; 2) к раствору ДНК добавляли раствор ХС, перемешивали, добавляли раствор ПЭИ, еще раз перемешивали на встряхивателе. Полученные комплексы инкубировали 30 мин при комнатной температуре.

Приготовление полиплексов ПЭГ-ПЭИ-ТАТ проводили в соответствии с [11], приготовление липосом проводили в соответствии с рекомендациями фирмы-производителя.

Анализ торможения в геле

Приготовленные комплексы анализировали электрофоретически в 0,8% агарозном геле с 1xTAE. После прокрашивания геля бромистым этидием (0,1 мкг/мл) ДНК визуализировали на трансиллюминаторе при длине волны 365 нм. Данные фиксировали с использованием системы гель-документирования G: BoxF3 («Syngene», Великобритания) с использованием программного обеспечения, прилагаемого к прибору.

Трансфекция клеток

За день до эксперимента клетки C26 высевали на 24-/96-луночные планшеты с плотностью 1·105 клеток в 1 мл/ 1,5·104 клеток в 200 мкл ростовой среды на лунку, инкубировали при 37 °C в атмосфере 5% CO2.

Бессывороточный протокол. Сформированные комплексы, содержащие 670/160 нг ДНК, добавляли к 300/50 мкл Opti-MEM, перемешивали, полученную смесь добавляли к клеткам с предварительно удаленной средой, инкубировали 3 ч при 37 °C в атмосфере 5% CO

2, после чего заменяли среду на 1 мл/200 мкл свежей ростовой среды, и инкубировали 48/24 ч при 37 °C в атмосфере 5% CO2.

Протокол с сывороткой. Комплексы, содержащие 670 /160 нг ДНК, добавляли к 1 мл/200 мкл свежей ростовой среды, перемешивали, после чего полученную смесь добавляли к клеткам с предварительно удаленной средой, инкубировали 48/24 ч при 37 °C в атмосфере 5% CO2.

Анализ эффективности трансфекции

По окончании инкубации клетки в 24-луночном планшете открепляли от поверхности 0,05% раствором трипсина, промывали PBS и суспендировали осадок в 700 мкл PBS. Суспензию анализировали на проточном цитофлюориметре FACScan («Becton Dickinson», США) с использованием программного обеспечения, прилагаемого к прибору, а также программного обеспечения Win MDI 2.8. Вычисляли долю GFP-позитивных клеток, а также параметр MFI, представляющий собой среднее геометрическое из интенсивностей флуоресценции GFP-позитивных клеток в произвольных единицах измерения.

Анализ выживаемости клеток

По окончании инкубации из 96-луночных планшетов удаляли среду и в каждую лунку добавляли по 100 мкл свежей ростовой среды и 20 мкл реагента MTS, инкубировали 40 мин при 37 °C в атмосфере 5% CO2, после чего измеряли оптическую плотность при длине волны 490 нм на планшетном ридере microplate spectrophotometer Benchmark Plus («Bio-Rad»). В качестве фона использовали 100 мкл ростовой среды. Выживаемость клеток оценивали как отношение оптической плотности для трансфицированных клеток к оптической плотности нетрансфицированных, предварительно вычитая значение для фона.

Статистическая обработка

Эксперименты были поставлены минимум в 3 независимых повторах (далее n). Для данных рассчитывали среднее и 95% доверительный интервал и проверяли их на нормальность распределения методом Шапиро—Уилка. Сравнение групп проводили с использованием однофакторного дисперсионного анализа и критерия Стьюдента (одновыборочного или двухвыборочного для связанных или независимых выборок) или их непараметрических аналогов. Для поправки на множественность сравнений применяли метод Холма. Значение p менее 0,05 считали статистически значимым. При расчетах использовали программное обеспечение Microsoft Office Excel 2010, R3.5.2.

Результаты и обсуждение

Основные параметры оценки

Для анализа трансфицируемости клеток мы использовали плазмиду pEFGP-N1, содержащую ген репортерного белка GFP.

Оценку эффективности трансфекции клеток C26 проводили по трем критериям. Во-первых, оценивали долю GFP-позитивных клеток, т. е. клеток, в которые попал репортерный ген, относительно общего количества трансфицируемых клеток (далее GFP+). Во-вторых, определяли среднюю интенсивность флуоресценции в трансфицированных клетках. Данный параметр может отражать силу экспрессии репортерного гена и количество копий плазмиды, попавших в клетку. В-третьих, оценивали выживаемость клеток. Для возможности сравнения эффективности трансфекции разными способами во всех экспериментах к клеткам всегда добавляли равное количество плазмидной ДНК.

В литературе встречаются разные параметры и условия как формирования трансфекционных комплексов, так и трансфекции эукариотических клеток с помощью ПЭИ-полиплексов в зависимости от типа клеток и форм ПЭИ [20]. Для подбора оптимальных условий трансфекции клеток линии С26 мы варьировали следующие параметры:

1) Ионная сила раствора.

Известно, что частицы, собранные в разных солевых условиях, различаются по своим трансфицирующим свойствам. Ионная сила раствора влияет на размер образующихся двухкомпонентных частиц, способствуя их повышенной агрегации в высокосолевых растворах [20—22]. Полиплексы готовили в PBS как модели высокосолевого буфера, либо в воде в качестве примера раствора с низкой ионной силой.

2) Протокол трансфекции. Трансфекцию проводили с использованием двух альтернативных протоколов.

Первый состоит в том, что клетки инкубируются непродолжительное время (2—4 ч) с комплексами, добавленными в малом объеме минимальной среды без сыворотки, после чего среда заменяется на ростовую среду с сывороткой. Данный способ обеспечивает повышенную концентрацию ДНК-несущих частиц в среде, что способствует их более эффективному взаимодействию с прикрепленными клетками (далее бессывороточный (БС) протокол).

Согласно второму протоколу полиплекс добавляется в полный объем ростовой среды с сывороткой без последующей замены среды и удаления комплексов. В данном протоколе понижена концентрация трансфекционных частиц, однако, увеличено время инкубации с комплексами (далее протокол с сывороткой (СС)). Сыворотка может оказывать влияние на стабильность и размеры сформированных комплексов в трансфекционной среде [20, 23, 24].

Проверка образования комплексов

В каждой серии экспериментов методом электрофореза в агарозном геле контролировали образование комплексов по их ретардации в лунке. Пример электрофореграммы приведен на рис. 1. Рис. 1. Электрофореграмма комплексов плазмидной ДНК pEGFP-N1 c ПЭИ и ХС, сформированных в воде и PBS. ПЭИ — двухкомпонентный комплекс с отношением N/P 12:1; 4, 8, 12 — трехкомпонентные комплексы с соотношениями N/P/-, равными 12:1:4, 12:1:8 и 12:1:12 соответственно. ППТ — комплекс с ППТ. pEGFP — плазмида без носителя. Нанесено по 200 нг плазмидной ДНК; M — ДНК-маркер 1 т.п.н. (СибЭнзим). Отсутствие полосы, соответствующей несвязанной ДНК в контрольных образцах, являлось свидетельством того, что вся ДНК связана с ПЭИ. При облучении УФ в лунках также практически отсутствовало свечение ДНК, что означало недоступность ДНК внутри комплекса для бромистого этидия. Во всех экспериментах картина результатов комплексообразования была аналогичной.

Трансфекционные свойства ПЭИ-полиплексов

Для приготовления полиплексов использовали отношение N/P 12:1, как наиболее оптимальное согласно нашим и литературным данным [25—27]. В каждом эксперименте значения, полученные для Липофектамина 2000 при трансфекции по БС протоколу, принимали за 100% (далее ЛФ2000-БС).

ПЭИ-полиплексы проявляли разную трансфекционную активность в зависимости от ионной силы раствора и протокола трансфекции (рис. 2). Рис. 2. Трансфекционные свойства двухкомпонентных комплексов ДНК-ПЭИ. Комплексы с ПЭИ готовили в PBS (ПЭИ-PBS) и воде (ПЭИ-вода), «контроль» — ДНК без носителя. БС — бессывороточный протокол; СС — протокол с сывороткой. Данные в каждом эксперименте оценивали в процентах относительно данных по трансфекционным свойствам комплексов с Липофектамином 2000 при использовании бессывороточного протокола (ЛФ2000-БС). Приведено среднее ± 95% доверительный интервал (n=7). Сравнение БС- и СС-протоколов для ЛФ2000, а также попарные сравнения 4 опытных групп показаны сплошными (p<0,05, с поправкой на множественность сравнений) или пунктирными (p>0,05) отрезками внизу диаграммы. Доля GFP±клеток для ПЭИ-полиплексов, приготовленных в PBS, была сопоставима для обоих протоколов трансфекции и составляла приблизительно 30% относительно ЛФ2000-БС, при этом средняя интенсивность флуоресценции была в 1,3 раза выше для БС-протокола, а выживаемость — в 1,5 раза выше для СС-протокола.

Значительная разница для двух протоколов наблюдалась в случае комплексов, приготовленных в воде. При использовании СС-протокола доля GFP±клеток составляла не более 10% относительно ЛФ2000-БС. Напротив, при трансфекции по БС-протоколу доля GFP+ клеток достигала 95%.

Трансфекционные свойства трехкомпонентных комплексов ДНК-ПЭИ-ХС

Добавление ХС сходно с гиалуроновой кислотой и может препятствовать агрегации частиц в высокосолевых условиях, уменьшать влияние сыворотки [14], а также обеспечивать проникновение комплекса внутрь клетки более эффективным рецептор-опосредованным эндоцитозом [18].

Мы готовили комплексы с соотношениями N/P/-, равными 12:1:4, 12:1:8 и 12:1:12. При приготовлении к ДНК сначала добавляли ХС, а затем ПЭИ (далее такой порядок будет обозначен как ДХП). Согласно литературным данным, такой порядок смешивания является наиболее эффективным для гиалуроновой кислоты [14]. Параллельно готовили комплексы в обратном порядке, т. е. к образованному полиплексу ДНК-ПЭИ добавляли ХС (далее ДПХ).

Эффективность трансфекции оценивали относительно данных для ПЭИ-полиплексов, приготовленных в тех же условиях. Результаты представлены в таблице. Изменение доли GFP±клеток, средней интенсивности флуоресценции и выживаемости клеток при добавлении ХС при сравнении с двухкомпонентными ПЭИ-полиплексами, приготовленными в тех же условиях Примечание. БС — бессывороточный протокол; СС — протокол с сывороткой. Увеличение показателя отмечено серым, статистически значимые изменения относительно ПЭИ-полиплексов выделены жирным шрифтом. Приведены среднее ± 95% доверительный интервал (n=3).

Во всех случаях добавление ХС приводило к увеличению доли GFP±клеток. Изменение доли ХС в трехкомпонентных комплексах не позволило выявить значимых закономерностей для доли GFP±клеток и интенсивности флуоресценции. При увеличении количества ХС наблюдалась тенденция к снижению выживаемости клеток.

Добавление ХС до ПЭИ приводило к увеличению доли GFP+ клеток до 2,7 раза, а интенсивности флуо-ресценции до 1,8 раза при незначительной вариации выживаемости клеток. При этом добавление ХС обеспечивало сравнимые результаты для БС- и СС-протоколов, т. е. для работы с двух- или трехкомпонентными комплексами, формируемыми в PBS, применимы оба протокола. Для трехкомпонентных ком-плексов, сформированных в высокосолевых условиях, характерна зависимость эффективности трансфекции от порядка приготовления комплексов. Комплексы, замешанные в порядке ДХП, обеспечивают долю GFP±клеток минимум в 1,6 раза выше по сравнению с ДПХ для обоих протоколов трансфекции (значение p для двухвыборочного теста для связанных выборок при сравнении ДХП-ДПХ во всех случаях не превышает 0,004, n=4).

Добавление ХС по-разному влияло на свойства полиплексов в зависимости от протокола трансфекции. Как было показано ранее, ПЭИ-полиплексы, сформированные в воде, при использовании СС-протокола обеспечивали самую низкую долю GFP±клеток (до 10% от ЛФ2000-БС), добавление ХС приводило к резкому увеличению доли GFP±клеток и средней интенсивности флуоресценции до 6 и 3 раз соответственно, без существенных изменений в выживаемости клеток. При использовании БС-протокола, напротив, ПЭИ-полиплексы были сопоставимы с Липофектамином 2000 по доле GFP±клеток (95% от ЛФ2000-БС), и добавление ХС не приводило к статистически значимому увеличению этого показателя (максимум в 1,2 раза), при этом происходило уменьшение интенсивности флуоресценции (максимум в 1,4 раза) и увеличение выживаемости (максимум в 1,3 раза), которая, однако, снижалась при увеличении доли Х.С. Порядок приготовления комплексов в воде не влиял на эффективность трансфекции (разница в пределах 10%).

Для двухкомпонентных комплексов при приготовлении их в растворах с разной ионной силой и/или использовании разных протоколов трансфекции наблюдался значительный разброс значений в показателях трансфицируемости клеток, например, для доли GFP±клеток он достигал 10 раз (см. рис. 2). Добавление Х.С. приводило к уменьшению этих различий (до 2,5 раза для доли GFP±клеток) (рис. 3). Рис. 3. Трансфекционные свойства трехкомпонентных комплексов ДНК-ХС-ПЭИ (ДХП). ДХП-PBS — трехкомпонентные комплексы, сформированные в PBS при отношении N/P/-, равном 12:1:8&. ДХП-вода — трехкомпонентные комплексы, сформированные в воде при отношении N/P/-, равном 12:1:4 для БС-протокола и 12:1:8 для СС-протокола; «контроль» — смесь ДНК и ХС. БС-бессывороточный протокол, СС-протокол с сывороткой. Данные в каждом эксперименте оценивали в процентах относительно данных по трансфекционным свойствам комплексов с Липофектамином 2000 при использовании бессывороточного протокола (ЛФ2000-БС). Приведено среднее ± 95% доверительный интервал (n=7). Попарные сравнения 4 опытных групп показаны сплошными (p<0,05, с поправкой на множественность сравнений) или пунктирными (p>0,05) отрезками внизу диаграммы. Таким образом, ХС снижает зависимость трансфекционной активности полиплексов от ионной силы раствора и способа трансфекции.

Сравнение трехкомпонентных комплексов с ППТ

В случае ППТ показатели эффективности трансфекции были значимо меньше минимум в 1,3 раза при использовании БС-протокола в сравнении с СС-протоколом, т. е. при работе с клетками линии С26 БС-протокол не применим для ППТ-комплексов. Напротив, для трехкомпонентных комплексов наилучшие показатели эффективности трансфекции были достигнуты для водных комплексов при использовании БС-протокола. Сравнение наиболее эффективных протоколов для ППТ- и трехкомпонентных комплексов выявило, что показатели выживаемости клеток и средней интенсивности флуоресценции для них сопоставимы, а доля GFP±клеток выше у трехкомпонентного комплекса (рис. 4). Рис. 4. Сравнение трехкомпонентного комплекса, сформированного в воде с показателем N/P/-, равным 12:1:4, при трансфекции по бессывороточному протоколу (ДХП), с ППТ при трансфекции по протоколу с сывороткой. Данные в каждом эксперименте оценивали в процентах относительно данных по трансфекционным свойствам комплексов с Липофектамином 2000 при использовании бессывороточного протокола (ЛФ2000-БС). Приведено среднее ± 95% доверительный интервал (n=6). * — p<0,05.

Заключение

Подобранные в данной работе сочетания ДНК, ПЭИ и ХС обеспечивают сравнимые результаты с Липофектамином 2000 и ППТ. При переходе к системам in vivo трехкомпонентные комплексы могут оказаться более перспективными. В частности, они обладают рядом преимуществ по сравнению с ППТ. Во-первых, их приготовление не сопряжено со сложным процессом синтеза блок-сополимера, а может осуществляться уже из готовых охарактеризованных компонентов, количественный состав которых при необходимости оптимизации условий легче варьировать. Во-вторых, ХС является разрешенным к употреблению в медицинских целях препаратом. В-третьих, наличие лиганд-рецепторного взаимодействия между раковыми клетками и носителем делает возможным системное применение трехкомпонентного комплекса. Рассмотренные выше возможности требуют дальнейшей проверки на модельных организмах.

Финансирование работы. Работа выполнена при поддержке гранта КОМФИ № 17−00−00190 «Исследование регуляторных элементов специфической экспрессии генов в опухоль-ассоциированных фибробластах и возможности их использования для инженерии искусственных иммунных коактиваторных взаимодействий».

Соблюдение этических стандартов.

Конфликт интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Настоящая статья не содержит каких-либо исследований с участием людей или животных в качестве объектов исследований.

Сведения об авторах

Буланенкова С.С. — e-mail: [email protected]; https://orcid.org/0000-0001-5304-4590

Снежков Е.В. — e-mail: [email protected]; https://orcid.org/0000-0001-8421-9728

Потапов В.К. — e-mail: [email protected]

Акопов С.Б. — e-mail: [email protected]; https://orcid.org/0000-0002-3000-8025

Свердлов Е.Д. — e-mail: [email protected]

Автор, ответственный за переписку:

Буланенкова С.С. — e-mail: [email protected]

Как цитировать:

Буланенкова С.С., Снежков Е.В., Потапов В.К., Акопов С.Б., Свердлов Е.Д. Хондроитинсульфат увеличивает эффективность трансфекции клеток комплексами ДНК-ПЭИ. Молекулярная генетика, микробиология и вирусология. 2019;37(4):178-185. https://doi.org/molgen201937041

Лечение мужского гипогонадизма введением тестостерона достоверно не увеличивает риск сердечно-сосудистых осложнений: результаты мета-анализа

Мужской гипогонадизм (дефицит тестостерона) проявляется сексуальной дисфункцией, мышечной атрофией и слабостью, остеопорозом и, в конечном итоге, снижением качества жизни. Основным методом лечения этой патологии является введение тестостерона. Чаще всего он используется у мужчин 40-65 лет.

Применение тестостерона приводит к эффектам, которые могут как увеличивать, так и снижать риск сердечно-сосудистых осложнений (ССО). К первой категории относится уменьшение общей и жировой массы тела, увеличение мышечной массы, уменьшение инсулинорезистентности и нормализация гликемии, дилатация коронарных артерий, нормализация реактивности сосудов, укорочение интервала QT. К категории потенциально опасных эффектов относится увеличение гематокрита, снижение концентрации ЛПВП, усиление агрегации тромбоцитов за счет стимуляции тромбоксана A2, задержка натрия и воды, пролиферация гладкомышечных клеток и усиление экспрессии молекул адгезии на эндотелии.

Было выполнено множество наблюдательных исследований, посвященных оценке влияния терапии тестостероном на риск ССО, результаты которых оказались довольно противоречивы. Негативное влияние тестостерона было показано в двух крупных наблюдательных исследованиях, однако их качество вызывает вопросы. Рандомизированное исследование, в котором оценивалась сердечно-сосудистая безопасность тестостерона у мужчин старше 65 лет, было досрочно остановлено в связи с накоплением данных об увеличении риска ССО на фоне тестостерона. Исходя из этих данных FDA акцентирует внимание пациентов на возможности развития ССО на фоне терапии тестостероном. Европейские регулирующие органы занимают более мягкую позицию. Профессиональные сообщества эндокринологов и урологов также говорят о возможном увеличении риска ССО, необходимости оценки риска ССО перед назначением тестостерона и оценке соотношения риска/пользы.

В настоящее время проводится крупное рандомизированное исследование TRAVERSE, посвященное этому вопросу, результаты ожидаются в конце 2022 года. До этого момента врачи вынуждены ориентироваться на имеющуюся доказательную базу, которая пополнилась крупным мета-анализом, опубликованным в журнале The Lancet Healthy Longevity. В мета-анализ включены данные 35 исследований (в том числе, еще неопубликованных), в 49% были доступны индивидуальные данные пациентов с медианой длительности наблюдения 9,5 месяцев. Общая численность пациентов в мета- анализе – 5601 Было показано, что назначение тестостерона пациентам с признаками его дефицита не увеличивало суммарный риск сердечно-сосудистых осложнений, а также отдельных типов событий (инфаркт миокарда, ИБС, аритмии, ХСН). Случаев смертей в исследованиях было мало, достоверно влияние тестостерона на смертность оценить не было возможности, однако в рамках имеющейся мощности мета-анализа негативного влияния тестостерона на смертность продемонстрировано не было. Подтвержденными негативными эффектами тестостерона оказались увеличение частоты отеков, а также снижение ЛПВП.

Т.о., проведенный мета-анализ не подтвердил увеличения риска ССО в среднесрочной перспективе на фоне лечения гипогонадизма препаратами тестостерона. В ожидающемся исследовании TRAVERS время наблюдения за пациентами составит 5 лет, что даст больше понимания долгосрочных эффектов терапии тестостероном.

По материалам:

J. Hudson, et al. Adverse cardiovascular events and mortality in men during testosterone treatment: an individual patient and aggregate data meta-analysis. DOI: https://doi.org/10.1016/S2666-7568(22)00096-4

Текст: Шахматова О.О.

Исследование показывает, насколько увеличивается трафик, когда электронные велосипеды запрещены

Исследование, опубликованное на прошлой неделе в научном журнале Nature Energy , изучало влияние пробок и времени в пути в городе, когда варианты микромобильности, такие как электрические скутеры и электронные велосипеды, запрещено. Результаты задокументировали, насколько увеличился трафик в результате того, что люди переключились на личные автомобили вместо небольших, более подходящих для города автомобилей.

Исследование под названием «Влияние микромобильности на смещение автомобилей с доказательствами естественного эксперимента и политики геозон» было проведено с использованием данных, собранных в Атланте. Исследование стало возможным из-за внезапного запрета города на совместное использование микромобильных устройств в ночное время. Этот запрет предоставил уникальную возможность сравнить уровни трафика и время в пути до и после изменения политики.

Запрет произошел 9 августа 2019 г. и ограничил использование общих электровелосипедов и электросамокатов в городе с 21:00 до 21:00. и 4:00

Авторы исследования использовали данные с высоким разрешением с 25 июня 2019 г. по 22 сентября 2019 г. от Uber Movement, чтобы измерить изменения во времени вечерних поездок до и после введения политики. Это создало окно анализа в 45 дней с использованием и без совместного использования электронного велосипеда и электронного скутера в ночное время.

Исследование показало, что в среднем время в пути для автомобильных поездок в Атланте в вечерние часы увеличилось на 90,9-10,7% сразу после запрета совместной микромобильности. Для среднего пассажира в Атланте это означает дополнительные 2-5 минут за вечернюю поездку.

Авторы также пришли к выводу, что влияние на время в пути, вероятно, будет выше в других городах страны. Согласно исследованию, «исходя из предполагаемого среднего времени в пути в США в 27,6 минут в 2019 году, результаты нашего естественного эксперимента предполагают увеличение времени в пути на 17,4% по стране».

В ходе исследования также изучалось время в пути до места проведения мероприятий с использованием крупных спортивных мероприятий на стадионе «Мерседес-Бенц» в Атланте в качестве ключевой области исследования.

По данным исследования:

Время запрета совпало с сезоном Высшей футбольной лиги. Учитывая более концентрированные модели поездок во время спортивных мероприятий, мы могли бы ожидать большего эффекта заторов от политики запрета по сравнению с нашими повторяющимися оценками мобильности. В соответствии с этим мы обнаруживаем увеличение времени в пути на 0,886 (т. е. 0,169) минуты на милю в дни футбольных матчей. Например, для жителя пригорода, проживающего в среднем на расстоянии 13 миль от города, запрет приводит к увеличению времени в пути на 11,9минут по пути домой с футбольного матча, что на 36,5% больше времени в пути.

Общие электрические велосипеды и электронные скутеры сокращают трафик для всех.

Далее в исследовании рассматривались экономические последствия дополнительных заторов и увеличения времени в пути. Как пояснили авторы,

Хотя 2-5-минутная задержка для вечерних поездок на работу и 12-минутная задержка для особых мероприятий могут показаться незначительными неудобствами, стоимость дополнительного времени в пробках быстро увеличивается, если суммировать их для большого количества пригородных поездов.

Экономическое воздействие на город Атланта оценивается в 4,9 млн долларов США. По оценкам исследования, это влияние на национальном уровне может составлять от 408 до 573 миллионов долларов США.

Интересно, что все данные исследования получены до пандемии COVID-19, которая сыграла важную роль в продвижении использования общей микромобильности. Аналогичное исследование, проведенное сегодня, может обнаружить еще большее влияние на заторы, время в пути и экономическое воздействие на города.

Улица Атланты Изображение предоставлено Лорен Холли

FTC: Мы используем автоматические партнерские ссылки, приносящие доход. Подробнее.


Подпишитесь на Electrek на YouTube, чтобы получать эксклюзивные видео и подписывайтесь на подкасты.

Будьте в курсе последних новостей, подписавшись на Electrek в Новостях Google. Вы читаете Electrek — экспертов, которые день за днем ​​сообщают новости о Tesla, электромобилях и экологически чистой энергии. Обязательно заходите на нашу домашнюю страницу, чтобы быть в курсе всех последних новостей, и подписывайтесь на Electrek в Twitter, Facebook и LinkedIn, чтобы оставаться в курсе событий. Не знаете, с чего начать? Посетите наш канал YouTube, чтобы быть в курсе последних обзоров.

Добавка витамина Е повышает стабильность и антиоксидантную способность рафинированного оливкового масла in vivo

. 1999 Декабрь; 31 Дополнение: S129-35.

дои: 10.1080/10715769

1421.

Дж. Л. Килес 1 , MC Ramirez-Tortosa, S Ibáñez, J Alfonso Gonzalez, G G Duthie, J R Huertas, J Mataix

принадлежность

  • 1 Институт питания и пищевых технологий, кафедра физиологии, Гранадский университет, Испания. [email protected]
  • PMID: 10694051
  • DOI: 10. 1080/10715769

    1421

Дж. Л. Куилс и соавт. Свободный Радик Рез. 1999 декабря

. 1999 Декабрь; 31 Дополнение: S129-35.

дои: 10.1080/10715769

1421.

Авторы

Дж. Л. Килес 1 , М. К. Рамирес-Тортоса, С. Ибаньес, Х. Альфонсо Гонсалес, Г. Г. Дути, Х. Р. Уэртас, Х. Матайкс

принадлежность

  • 1 Институт питания и пищевых технологий, кафедра физиологии, Гранадский университет, Испания. [email protected]
  • PMID: 10694051
  • DOI: 10. 1080/10715769

    1421

Абстрактный

Было проведено два эксперимента, чтобы выяснить, влияет ли добавление витамина Е на реакцию рафинированного оливкового масла на окисление в отношении стабильности масла и защиты in vivo от перекисного окисления липидов у крыс после его приема по сравнению с другими пищевыми маслами. В эксперименте 1 образцы оливкового масла первого отжима, рафинированного оливкового масла, рафинированного оливкового масла с добавлением 200 мг/кг витамина Е и подсолнечного масла были собраны до и после 60-минутного процесса жарки. После жарки рафинированное оливковое масло с добавлением витамина Е по сравнению с рафинированным оливковым маслом без добавок имело более высокую концентрацию альфа-токоферола (240,34+/-6,07 мг/кг против 131,9 мг/кг).4+/-8,14 мг/кг), большая устойчивость к окислению (19,01+/-1,88% против 10,6+/-2,08%) и менее полярные компоненты (4,2+/-0,06% против 5,45+/-0,22%) . В эксперименте 2 24 крысы-самца линии Вистар, разделенные на 4 группы, получали рационы, основанные на тех же нежареных маслах (8% вес./вес.), что и в эксперименте 1, в течение 4 недель. За два дня до окончания эксперимента крысам внутрибрюшинно вводили адриамицин (10 мг/кг/сут) для провоцирования окислительного стресса. Крысы, получавшие рафинированное оливковое масло с витамином Е, по сравнению с крысами, получавшими рафинированное оливковое масло без добавок, имели более низкие концентрации гидропероксидов (26,8+/-2,6 нмоль/мг против 35,6+/-2,49).нмоль/мг) более высокие уровни кофермента Q (128,1+/-11,97 пмоль/мг против 81,25+/-9,25 пмоль/мг) и более высокие значения альфа-токоферола (1,23+/-0,04 ммоль/мг против 0,93+/-0,06 ммоль/мг) в микросомах печени. В заключение следует отметить, что добавление в рафинированное оливковое масло 200 мг/кг витамина Е повышает стабильность этого масла в прооксидантных условиях, а его потребление уменьшает окислительное повреждение, вызванное адриамицином у крыс.

Похожие статьи

  • Оливковое масло с добавлением витамина Е влияет на уровень митохондриального кофермента Q в печени крыс после окислительного стресса, вызванного адриамицином.

    Куилес Х.Л., Рамирес-Тортоса М.К., Уэртас Х.Р., Ибаньес С., Гомес Х.А., Баттино М., Матайкс Х. Квилс Дж.Л. и соавт. Биофакторы. 1999;9(2-4):331-6. doi: 10.1002/биоф.5520090232. Биофакторы. 1999. PMID: 10416049

  • Потребление жареного оливкового или подсолнечного масла первого отжима по-разному индуцирует окислительный стресс в микросомах печени крыс.

    Куилес Х.Л., Уэртас Х.Р., Баттино М., Рамирес-Тортоса М.С., Кассинелло М., Матайкс Х., Лопес-Фриас М., Маньяс М. Квилс Дж.Л. и соавт. Бр Дж Нутр. 2002 г., июль; 88 (1): 57–65. дои: 10.1079/BJNBJN2002588. Бр Дж Нутр. 2002. PMID: 12117428

  • Диетические нетокофероловые антиоксиданты, присутствующие в оливковом масле первого холодного отжима, повышают устойчивость липопротеинов низкой плотности к окислению у кроликов.

    Wiseman SA, Mathot JN, de Fouw NJ, Tijburg LB. Уайзман С.А. и др. Атеросклероз. 1996 фев; 120(1-2):15-23. doi: 10.1016/0021-9150(95)05656-4. Атеросклероз. 1996. PMID: 8645356

  • Оливковое масло.

    Боскоу Д. Боскоу Д. Мировая диета Rev Nutr. 2000;87:56-77. дои: 10.1159/000059722. Мировая диета Rev Nutr. 2000. PMID: 10929527 Обзор. Аннотация недоступна.

  • Фенолы из оливкового масла и его отходов. Биологическая активность в исследованиях in vitro и in vivo.

    Визиоли Ф., Галли К. Визиоли Ф. и др. Мировая диета Rev Nutr. 2001;88:233-7. дои: 10.1159/000059757. Мировая диета Rev Nutr. 2001. PMID: 11935962 Обзор. Аннотация недоступна.

Посмотреть все похожие статьи

Цитируется

  • Обращение индуцированной доксорубицином потери костной массы и минерализации путем добавления ресвератрола и митотемпо на раннем этапе развития Спарус золотистый .

    Poudel S, Izquierdo M, Cancela ML, Gavaia PJ. Пудел С. и др. Питательные вещества. 2022 9 марта; 14 (6): 1154. дои: 10.3390/nu14061154. Питательные вещества. 2022. PMID: 35334811 Бесплатная статья ЧВК.

  • Лекоры из керопок, обжаренные во фритюре, повышают окислительную нестабильность кулинарных масел.

    Камиса Ю., Шамиль С., Набилла М.Дж., Конг С.Ю., Хамиза Н.А., Кодрия Х.М., Нур Азлина М.Ф., Азман А., Джаарин К. Камиса И. и др. Малайцы J Med Sci. 2012 Октябрь; 19(4):57-62. Малайцы J Med Sci. 2012. PMID: 23613649 Бесплатная статья ЧВК.

  • Влияние окисленного масла для жарки на белки, связанные с метаболизмом альфа-токоферола в печени крыс.

    Huang WC, Kang ZC, Li YJ, Shaw HM. Хуанг В.К. и др. J Clin Biochem Nutr. 2009 июль; 45 (1): 20-8. дои: 10.3164/jcbn08-250. Epub 2009 30 июня. J Clin Biochem Nutr. 2009. PMID: 19590703 Бесплатная статья ЧВК.

  • Кормление жареным маслом изменяет структуру антиоксидантов и жирных кислот у крыс и влияет на компоненты митохондриальной дыхательной цепи печени крыс.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *