Аффективно респираторные: Аффективно-респираторные приступы

Содержание

Аффективно-респираторные приступы

Об аффективно-респираторных приступах статью подготовил педиатр клиники DocDeti Роман Шиян.

Что из себя представляет аффективно-респираторный приступ? Это распространённое доброкачественное состояние у детей, которое очень сильно пугает родителей.

В основном встречается у детей возраста от 6 месяцев до 6 лет. Приступ случается при использовании детьми дыхательной мускулатуры для выражения неудовольствия, расстройства и гнева.

Данных о причинах подобного состояния нет. Имеются 2 клинических варианта аффективно-респираторных приступов:

1. «Синий вариант» — самый частый: после несущественного события (наказания, отказа в желаемом, легкой травмы) малыш расстраивается, проходит период громкого плача, далее следует прекращение дыхания («плач без звука»), ребёнок становится синим, обмякает и теряет сознание. Спустя несколько секунд приходит в себя: восстанавливается дыхание и сознание. Продолжительность всего эпизода составляет от 10 до 60 секунд.

2. «Бледный вариант» встречается реже. Через короткий промежуток времени (около 30 сек) после незначительного события, испуга или расстройства ребёнок начинает «хватать воздух», прекращает дышать, становится бледным, потным, обмякает и теряет сознание. Длится такой эпизод чаще всего не дольше 1 минуты.

Бывают случаи, когда после потери сознания начинается короткий эпизод судорожных подёргиваний. У большинства детей приступы случаются от 1 до 6 раз в неделю.

Диагноз ставится клинически. Для этого сначала необходимо обратиться к педиатру. Если случай сомнительный, то требуется проведение видео-ЭЭГ мониторинга или холтеровского мониторирования ЭКГ (для исключения эпилептических судорог и нарушений сердечного ритма и проводимости).

Дети, сталкивающиеся с данным состоянием, более подвержены железодефицитной анемии и дефицит железа выявляется у них гораздо чаще.

При проведении лечебных мероприятий частота приступов снижается или вовсе приступы прекращаются. О пользе назначения препаратов железа детям, у которых нет дефицита железа и анемии, данных нет.

Аффективно-респираторные приступы чаще всего являются доброкачественными и самопроходящими. У 50% детей они проходят до наступления 4 лет и почти у 100% -прекращаются к 8 годам.

Ребёнок, имевший аффективно-респираторный приступ, практически ничем не отличается от ребёнка, не сталкивающегося с данным состоянием. В основном у них имеется схожий уровень интеллектуального, нервно- психического развития и риска эпилепсии.

Ходарев Александр Валентинович — невролог «Позитивмед» : ПОЗИТИВМЕД

Ходарев Александр Валентинович — опытный и очень уважаемый врач-невролог (невропатолог).

Александр Валентинович закончил I Ленинградский мед. институт в 1993 году по специальности неврология. Субординатуру проходил на базе Ленинградской областной больницы. Прошел специализацию по детской неврологии в Педиатрической медицинской академии в 1994 г. И с 1993 года

использует в работе рефлексотерапию, методы мануальной оценки состояния позвоночника и мануальную терапию.

Доктор Ходарев — потомственный врач. Владеет методами функциональной диагностики заболеваний нервной системы, клинической электроэнцефалографией, которая позволяет точнее оценить работу мозга и эффективно подобрать лечение.

Образование: дипломы, курсы, сертификаты

  • Ленинградский медицинский институт, специальность «Неврология».
  • Субординатура на базе Ленинградской областной больницы.
  • Педиатрическая медицинская академия, специальность «Детская неврология».

Основные манипуляции, по которым ведется приём

  • Лечение функциональных нарушений нервной системы: головных болей, неврозов, астенических состояний, нейроциркуляторных дистоний, кардионеврозов, нарушений сна.
  • Лечение остеохондроза позвоночника: люмбаго, корешковый синдром, дорсалгий, межпозвоночных грыж.
  • Лечение неврологических нарушений у детей: синдрома дефицита внимания и гиперактивности, минимальной мозговой дисфункции, двигательных неврозов; (тики, заикания, гиперкинезы), детские неврозы, вегетативто-сосудистой дистонии, последствий родовой травмы шейного отдела, гипоксических поражений центральной нервной системы у новорожденных.
  • Клиническая оценка состояния нервной системы.
  • Функциональная оценка состояния мозга методом клинической электроэнцефалографии.
  • Использует в работе рефлексотерапию, методы мануальной оценки состояния позвоночника и мануальную терапию.
  • Владеет методами функциональной диагностики заболеваний нервной системы, клинической электроэнцефалографией, которая позволяет точнее оценить работу мозга и эффективно подобрать лечение.

Пароксизмальная брадикардия и асистолия у детей с аффективно-респираторными приступами: естественное течение, прогноз и тактика ведения

Аффективно-респираторные пароксизмы (АРП) (breath-holding spells) — давно известный и часто встречающийся у детей рефлекторный феномен неэпилептической этиологии, вызывающий сильное беспокойство у родителей, но, как правило, обладающий доброкачественным течением и проходящий с возрастом больных. Диагноз устанавливается по клинической картине, когда после воздействия типичной для ребенка провокации возникает выраженное эмоциональное возбуждение, иногда сопровождающееся криком, с последующим нарушением экспирации, изменением цвета кожных покровов и в тяжелых случаях приводящее к потере сознания, снижению постурального тонуса, клонико-тоническим судорогам [1–3]. Несмотря на то, что задержка дыхания может показаться преднамеренной и демонстративной, обычно у детей она возникает непроизвольно [1, 2, 4].

Первое упоминание о младенческих обмороках на фоне нарушения дыхания, или «обмяканиях», в медицинской литературе относится к 1762 г. [5]. Клиническое описание синдрома, выделение АРП как отдельной нозологической формы было представлено Bridge в 1943 году. В последующем установлено, что, несмотря на связь потери сознания в приступе с появлением выраженной брадикардии и асистолии, синдром имеет в основном благоприятное клиническое течение с высокой вероятностью спонтанного выздоровления с возрастом больных [1, 2]. В педиатрической литературе неоднократно отмечалось, что АРП требуют дифференциальной диагностики с эпилепсией [3, 6, 7]. В 90-х гг. прошлого века синдром вновь обратил на себя внимание исследователей после описания нескольких тяжелых клинических случаев развития пароксизмальной брадикардии и асистолии, потребовавших проведения сердечно-легочной реанимации [9–11].

Частота встречаемости АРП в детской популяции варьирует от 0,1 до 4,7 % [12–14]. По данным Linder, легкие приступы с изменением цвета кожных покровов без потери сознания отмечаются у 4,7 % детей, в то время как тяжелые, с потерей сознания и судорогами — у 1,7 % [14]. По-видимому, распространенность АРП несколько выше, т.к. в популяционные исследования включаются, как правило, пациенты с выраженной клинической симптоматикой. Примерно одинаково часто феномен наблюдается у мальчиков и девочек.

Большинство исследователей, изучающих АРП, указывают на наследственную предрасположенность к заболеванию [2, 3, 15, 16, 18]. У 20–34 % обследованных семей выявляется положительный семейный анамнез с одинаковой представленностью синдрома в поколениях как по материнской, так и по отцовской линиям. В конце 1990-х гг. установлен аутосомно-доминантный тип наследования с низкой пенетрантностью [16].

В качестве факторов, провоцирующих клиническую симптоматику, выступают испуг, боль, страх, гнев, недовольство, неполучение желаемого. В формировании и поддержании пароксизмов определенное значение имеют факторы родительского отношения к реакциям ребенка [2]. Дети с АРП чаще всего наблюдаются невропатологами, расценивающими эти состояния как истерические пароксизмы у раздражительных, капризных детей [3, 6, 7].

Пик первой манифестации пароксизмов, как правило, приходится на возраст от 6 до 12 мес., однако в редких случаях феномен может проявить себя сразу после рождения или, еще реже, в возрасте 2–3 лет [1, 12, 17]. Частота приступов варьирует от единичных в год до нескольких раз в день. Пик частоты приступов (ежедневные, еженедельные) отмечается в возрасте от 1 до 2 лет [18]. Окончание приступов в большинстве случаев происходит к возрасту 3–4 лет, хотя описаны единичные случаи, когда больные испытывали пароксизмы до 7-летнего возраста [17, 18]. У 18 % больных, испытывавших АРП в раннем детском возрасте, в последующем могут отмечаться синкопальные состояния различного генеза: вазовагальные, гипервентиляционные, ортостатические, эпилептические, аритмогенные [18–20].

В 1967 г. Lombroso и Lerman выделили 2 формы АРП в зависимости от изменения цвета кожных покровов: бледную и цианотичеcкую. У большинства больных, как правило, отмечается одна форма приступов, реже описываются оба типа АРП у одного и того же ребенка. В этом случае один клинический вариант является доминантным [12]. Чаще АРП развиваются по типу цианотических синкопе. По данным ряда исследователей, наблюдавших от 95 до 225 детей, соотношение между цианотической, бледной формой, а также смешанным типом составляет 5 : 3 : 2 [12, 17, 18].

Накопленные к настоящему времени данные позволяют рассматривать дизрегуляцию автономной нервной системы как основную причину потери сознания при АРП. У детей с цианотическими приступами преобладает гиперактивация симпатической нервной системы, а у детей с бледным типом — парасимпатической нервной системы. Иногда возможно сочетание обоих механизмов у одного и того же ребенка.

Бледные приступы чаще развиваются вследствие реакции на боль при падении, травме, инъекции или возникают при внезапном испуге. Фаза крика коротка или отсутствует и часто описывается как «тихий крик». Роль гипервентиляции минимальна. Потере сознания предшествует асистолия в течение нескольких секунд; кожные покровы бледные [8, 9]. Больные с бледной формой АРП в 60 % случаев демонстрируют усиленный окулокардиальный рефлекс, который является непосредственной причиной асистолии. В 1978 г. J.B. Stephenson выделил рефлекторные аноксические судороги, возникающие во время АРП бледного типа. У 78 % таких детей при надавливании на глазные яблоки регистрировалась асистолия более 2 секунд, у 55 % — более 4 секунд, что подтвердило связь АРП бледного типа с гиперваготонией. Тяжесть состояния в приступе определяется продолжительностью асистолии, приводящей к гипоперфузии и гипоксии головного мозга (рис. 1). Потеря сознания сопровождается гипотонией мышц, в ряде случаев сменяющейся ригидностью. У 15 % детей отмечаются аноксические тонические или тонико-клонические судороги.

Цианотические приступы ассоциируются с гиперсимпатикотонией, при этом цепь патофизиологических реакций здесь более сложная (рис. 2) [10]. Пароксизм обычно провоцируется негативными эмоциями, неполучением желаемого, является выражением недовольства, гнева [2, 5]. Приступ начинается с крика увеличивающейся интенсивности, прерывистого глубокого дыхания, останавливающегося на вдохе. Гипервентиляция в течение фазы крика (вальсальваподобный механизм) приводит к снижению артериального давления, парциального давления СО

2. Негативные эмоции, в свою очередь, сопровождаются повышением симпатической активности. Гипокапния в сочетании с гиперсимпатикотонией, в свою очередь, приводят к рефлекторному закрытию голосовых связок. Экспираторное апноэ вызывает повышение внутригрудного давления и появление внутрилегочного шунтирования. Рефлекторная асистолия усугубляет возникшую гипоперфузию, гипоксемию головного мозга [18, 19].

В легких случаях дыхание восстанавливается через несколько секунд и состояние ребенка нормализуется. При более тяжелых и длительных (от 15 с до 10 мин) приступах происходит потеря сознания, при этом либо развивается резкая мышечная гипотония, ребенок весь «обмякает» на руках у матери, либо возникает тоническое напряжение мышц и ребенок выгибается дугой. Могут быть кратковременные клонические судороги, реже — эпилептоидный статус, непроизвольное мочеиспускание. В таких случаях могут возникать трудности в дифференциальной диагностике таких пароксизмов с эпилептическими приступами. Некоторые авторы отмечают вклад железодефицитной анемии в развитие АРП, предполагая влияние дефицита железа на метаболизм катехоламинов, активность ферментов и нейротрансмиттеров центральной нервной системы [21]. Также существует гипотеза о роли церебрального эритропоэтина, оксида азота и интерлейкина-1 в патогенезе пароксизмов [9]. Повышение продукции церебрального эритропоэтина имеет протективный эффект, за исключением пароксизмов, сопровождающихся судорогами.

Свыше 15 % пациентов с АРП имеют эпилептиформную активность на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) [8]. Чем длительнее потеря сознания, тем выше вероятность возникновения эпилептической активности, которая иногда может прогрессировать в эпилептический статус. Особенно важно дифференцировать АРП от истинной эпилептической активности. Эпилептические приступы, как правило, развиваются без четких провоцирующих факторов у детей этой возрастной группы, могут возникать во время сна или быть связанными со сном. Во время приступа регистрируется эпиактивность на ЭЭГ. В отличие от эпилептических АРП почти всегда развиваются на фоне провоцирующих факторов и никогда не возникают во сне. Эпилептические феномены во время таких приступов на ЭЭГ не регистрируются.

По данным C.T. Lombroso (1967), у 61 % детей во время бледных АРП и у 25 % детей во время цианотических пароксизмов регистрируются резко выраженная брадикардия менее 40 уд/мин и асистолия от 1,8 до 25 с. Возникновение спровоцированных аноксическим приступом критической брадикардии и асистолии может приводить к угрозе остановки кровообращения и является показанием к сердечно-легочной реанимации.

Методы лечения АРП до настоящего времени не определены. Большинство пациентов с АРП не нуждаются в специфическом лечении. В семьях больных необходимо проводить психотерапию, направленную на коррекцию воспитания, устранение потворствующей гиперопеки, нормализацию семейных отношений. Дети с частыми, тяжелыми приступами длительно и зачастую безуспешно получают терапию антиконвульсантами, несмотря на отсутствие убедительных доказательств эпилептической природы пароксизма. При частых, тяжелых приступах бледного типа рекомендуют прием холинолитиков, теофиллина, атропина 0,01 мг/кг/день (разовая доза 40–240 мкг/кг), при цианотических приступах — неселективные b-блокаторы. В то же время при наличии критической симптомной брадикардии и асистолии более 3 секунд обсуждаются показания к имплантации электрокардиостимулятора (ЭКС). По существу, глубокое изучение этой проблемы только начинается.

В 2001 г. исследователи из США сообщили об имплантации ЭКС 10 детям с тяжелыми АРП, ассоциирующимися с длительной (до 25 с) асистолией. ЭКС имплантированы детям с тяжелыми приступами, потребовавшими неоднократных реанимационных пособий, при неэффективной медикаментозной терапии. Катамнестическое наблюдение за больными показало, что в половине случаев вмешательство привело к немедленному и полному прекращению приступов. Трое больных продолжали испытывать приступы, которые сопровождались только изменением цвета кожных покровов без потери сознания. Необходимы исследования, посвященные показаниям к постоянной физиологической ЭКС у детей с тяжелыми АРП.

Приведена история болезни девочки Л., 2003 г.р., поступившей в клинику в возрасте 1 года и 10 мес. с жалобами на рецидивирующие приступы потери сознания. Девочка от 2-й беременности, протекавшей благоприятно, срочных физиологических родов. Масса тела при рождении 3300 г, длина 55 см. Оценка по Апгар 6/8 б. Во время родов возникла асфиксия в связи с тугим обвитием пуповины вокруг шеи. Закричала после проведения реанимационных мероприятий. Период новорожденности протекал без особенностей. Грудное вскармливание до 3 месяцев. Психомоторное, физическое развитие по возрасту. Профилактические прививки в декретированные сроки, патологических реакций не было. Перенесенные заболевания: частые ОРВИ, острый бронхит. Наследственность отягощена по материнской линии: у мамы в возрасте до 3 лет было 3 кратковременных обморока, провоцируемых плачем, сопровождавшихся непроизвольным мочеиспусканием, без судорог. При тщательном сборе семейного анамнеза других случаев потери сознания в семье выявлено не было.

Впервые приступ потери сознания у ребенка возник в возрасте 7 мес. на фоне плача, сопровождался цианозом кожных покровов, тоническими судорогами, непроизвольным мочеиспусканием. После приступа отмечался сон в течение 30 мин. За медицинской помощью не обращались. В последующем приступы рецидивировали до 1 раза в неделю, всегда возникали при плаче, сопровождались прекращением дыхания, тоническими судорогами, периодически непроизвольным мочеиспусканием. Неоднократно мамой проводился непрямой массаж сердца.

К возрасту 10 мес. частота приступов наросла до 5 раз в день, продолжительность от 1,5 до 3 мин. В это время ребенок впервые консультирован невропатологом по месту жительства, диагностированы АРП, лечения не проводилось. В связи с продолжающимися частыми приступами в возрасте 1,5 года ребенок повторно консультирован невропатологом, назначена противосудорожная терапия депакином, на фоне которой отмечалась отрицательная динамика в виде учащения приступов. Препарат был отменен. Ребенок обследован в неврологическом отделении детской областной больницы. По данным эхоэнцефалоскопии выявлены признаки внутричерепной гипертензии, при проведении ЭЭГ во время плача у ребенка отмечалось синкопальное состояние, во время которого эпиактивости не было зарегистрировано. При выписке рекомендован прием фенобарбитала 30 мг/сут, курс пантогама, аспаркама, диакарба. На фоне лечения частота приступов уменьшилась до 3 раз в месяц, но наросла их продолжительность, периодически требовалось проведение реанимационных мероприятий.

При поступлении в МНИИ педиатрии и детской хирургии отмечено, что ребенок правильного тело­сложения, удовлетворительного питания. Рост 85 см (75 ‰), вес 13 кг (90 ‰). Кожные покровы, видимые слизистые бледные, чистые. В области правой лопатки гемангиома. Дыхание везикулярное, равномерно проводится во все отделы, хрипы не выслушиваются. Частота дыхания 22 в минуту. Перкуторно границы сердца не изменены. Тоны сердца звучные, ритмичные, ЧСС 105 уд/мин. Живот мягкий, доступный глубокой пальпации, печень выступает из-под края реберной дуги на 1 см, селезенка не пальпируется. Пальпаторно пульс на бедренных артериях симметричный, удовлетворительного наполнения. Стул, диурез в норме.

При попытке регистрации электрокардиограммы у ребенка на фоне плача возник приступ потери сознания с отсутствием тонов сердца при аускультации. Сердечная деятельность восстановилась после реанимационных мероприятий. Стандартная ЭКГ вне приступа: регистрируется синусовый ритм с ЧСС 110–120 уд/мин.

В клиническом анализе крови выявлено снижение гемоглобина до 78 г/л, пойкилоцитоз, микроцитоз, сывороточное железо составляло 2,1 мкмоль/л. Другие биохимические параметры крови, общий анализ мочи без патологии. Девочка повторно консультирована невропатологом. Принимая во внимание данные клинического осмотра, результаты ЭЭГ-исследования, эпилептический характер приступов был исключен. Согласована необходимость нейрометаболической терапии. По поводу железодефицитной анемии девочка консультирована гематологом, был рекомендован прием железосодержащих препаратов.

По данным ЭхоКГ, признаков пороков сердца не выявлено. Визуализируется межпредсердное сообщение 2  ґ 3 мм без признаков объемной перегрузки правых отделов сердца, незначительная дилатация коронарного синуса. Размеры полостей сердца, сократительная функция миокарда в пределах нормы. При проведении холтеровского мониторирования (табл. 1) во время АРП зарегистрирована асистолия длительностью 40 с, возникшая после учащения синусового ритма до 154–170 в минуту на фоне плача (рис. 3).

После проведенного обследования была подтверждена связь частых приступов потери сознания с выраженной асистолией. Учитывая жизнеугрожающий характер выявленных нарушений сердечного ритма, неоднократные реанимационные мероприятия, было принято решение о необходимости имплантации постоянного ЭКС. Выбор вида системы стимуляции основывался на имеющихся нарушениях ритма сердца, с учетом возраста и антропометрических параметров ребенка. Принимая во внимание нормальные параметры дневной и ночной ЧСС, развитие эпизодов остановки синусового узла на фоне провоцирующих факторов, решено было применить однокамерную систему стимуляции VVI(R). Вес ребенка (более 10 кг) позволил использовать эндокардиальный доступ и имплантировать аппарат в субпекторальную позицию.

Процедура проведена в условиях рентгеноперационной под внутривенным наркозом (деприван, кетамин, фентанил, дормикум) в сочетании с местной анестезией. Эндокардиальный электрод с активной фиксацией проведен через плечеголовную вену, однако дальнейшее его продвижение было затруднено, так как на уровне впадения в подключичную вену, встречая непреодолимое препятствие, электрод уходил в лопаточную вену. Пунктирована левая подключичная вена, проведен проводник, ход которого соответствовал добавочной левой полой вене (последняя контрастирована), отмечено впадение добавочной полой вены в коронарный синус (рис. 4).

Проведение эндокардиального электрода в правый желудочек через левую подключичную вену было затруднено, что потребовало пункции правой подключичной вены, через просвет которой был проведен и фиксирован в области верхушки правого желудочка эндокардиальный электрод с активной фиксацией. Значения порога стимуляции и амплитуды R-волны расценены как удовлетворительные. В полости правого предсердия сформирована компенсаторная дуга. ЭКС имплантирован в ложе, сформированное под большой грудной мышцей справа (см. рис. 5).

ЭКС запрограммирован в режим VVI. Необходимости в частотной адаптации не было. Установлена минимальная частота 60 имп/мин. Послеоперационный период протекал гладко. В ближайшем послеоперационном периоде дважды произведена запись холтеровского мониторирования ЭКГ (табл. 1), при котором неоднократно выявлялся ритм ЭКС с ЧСС 60 имп/мин во время плача (рис. 6).

После имплантации ЭКС, несмотря на сохранение приступов беспокойства, приступов потери сознания зарегистрировано не было. В течение последующих 6 месяцев наблюдения у пациентки отмечалось хорошее самочувствие, АРП протекали без асистолического компонента и потери сознания. В предоперационном периоде начата коррекция анемии препаратами железа с курсом нейрометаболической терапии. В настоящий момент ребенок чувствует себя хорошо, прием железосодержащих препаратов прекращен, уровень гемоглобина нормализовался.

Заключение

Приведенное клиническое наблюдение демонстрирует классическую картину заболевания и стандартное отношение педиатров и невропатологов к АРП. Имеет место семейный анамнез АРП, манифестация в семимесячном возрасте. Частые приступы потери сознания, сопровождавшиеся цианозом, протекали с судорогами, требовали проведения реанимационных мероприятий. При полном клиническом обследовании у девочки исключен эпилептический характер пароксизмов.

При проведении холтеровского мониторирования диагностирована длительная (40 секунд) асистолия, что потребовало интервенционной коррекции выявленных нарушений ритма сердца методом постоянной эндокардиальной ЭКС. Эффективность данного метода лечения подтверждена исчезновением приступов потери сознания, которые можно было расценивать как жизнеугрожающие. После имплантации ЭКС приступы у ребенка стали реже и легче, протекали без потери сознания и судорог. Это подтверждает связь синкопе с рефлекторной асистолией, провоцируемой аноксическими приступами.

Детям с аффективно-респираторными пароксизмами необходимо проводить комплексное обследование, включающее стандартную электрокардиографию, электроэнцефалографию в момент приступа, повторное холтеровское мониторирование ЭКГ. Выявление во время приступов выраженной пароксизмальной брадикардии менее 40 в минуту и/или асистолии продолжительностью более 3 секунд следует рассматривать как показание к имплантации ребенку постоянного электрокардиостимулятора.

Bibliography

1. Bridge E.M., Livingston S., Tietze C. Breath-holding spells: their relationship to syncope, convulsions, and other phenomena // J. Pediatr. — 1943. — 23. — 539-661.

2. Hinman A., Dickey L.B. Breath-holding spells. A review of the literature and eleven additional cases // Am. J. Dis. Child. — 1956. — 91. — 23-33.

3. Livingston S. Disorders simulating epilepsy // Diagnosis and Treatment of Convulsive Disorders in Children. — Springfield IL: Charles C. Thomas Pub., 1954. — 71-75.

4. Maulsby R., Kellaway P. Transient hypoxic crisis in children / Kellaway P., ed. Neurological and Electroencephalographic Correlative Studies in Infancy. — New York, NY: Grune and Stratton, 1964. — 349-360.

5. Culpepper N. A Directory for Midwives: or a Guide for Women in Their Conception, Rearing and Suckling Their Children. — London, United Kingdom: Hitch and Hawes, 1762. — 358 р.

6. Gauk E.W., Kidd L., Prichard J.S. Mechanism of seizures associated with breath-holding spells // N. Engl. J. Med. — 1963. — 268. — 1436-1441.

7. Emery E.S. Status epilepticus secondary to breath-holding and pallid syncopal spells // Neurology. — 1990. — 40. — 859.

8. Stephenson J.B. Reflex anoxic seizures (‘white breath-holding’): nonepileptic vagal attacks // Arch. Dis. Child. — 1978. — 53. — 193-200.

9. Kelly D.H., Pathak A., Meny R. Sudden severe bradycardia in infancy // Pediatr. Pulmonol. — 1991. — 10. — 199-204.

10. DiMario F.J. Jr., Burleson J.A. Autonomic nervous system function in severe breath-holding spells // Pediatr. Neurol. — 1993. — 9. — 268-274.

11. Hunt C.E. Relationship between breath-holding spells and cardiorespiratory control: a new perspective // Pediatrics. — 1990. — 117. — 245-247.

12. Lombroso C.T., Lerman P. Breath-holding spells (cyanotic and pallid infantile syncope) // Pediatrics. — 1967. — 39. — 563-581.

13. Bhatia M.S., Dhar N.K., Singhal P.K., Nigam V.R., Malik S.C., Mullick D.N. Temper tantrums: prevalence and etiology // Clin. Pediatr. — 1990. — 29. — 311-315.

14. Linder C.W. Breath-holding spells in children // Clin. Pediatr. — 1968. — 7. — 88-90.

15. Sibert P.L., Gubbay S.S. Familial cyanotic breath-holding spells // J. Pediatr. Child. Health. — 1992. — 28. — 254-256.

16. DiMario F.J. Jr., Sarfarazi M. Family pedigree analysis of children with severe breath-holding spells // J. Pediatr. — 1997. — 130. — 646-651.

17. Laxdal T., Gomez M.R., Reiher J. Cyanotic and pallid syncopal attacks in children (breath-holding spells) // Dev. Med. Child. Neurol. — 1969. — 11. — 755-763.

18. DiMario F.J. Jr. Prospective study of children with cyanotic and pallid breath-holding spells // Pediatrics. — 2001. — 107. — 265-269.

19. DiMario F.J., Chee C.M., Berman P.H. Pallid breath-holding spells. Evaluation of the autonomic nervous system // Clin. Pediatr. (Phila). — 1990. — 29. — 17-24

20. DiMario F.J. Jr., Bauer L., Baxter D. Respiratory sinus arrhythmia in children with severe cyanotic and pallid breath-holding spells // J. Child Neurol. — 1998. — 13. — 440-442.

21. Mocan H., Yildiran A., Orhan F. Breath holding spells in 91 children and response to treatment with iron // Arch. Dis. Child. — 1999. — 81. — 261-262.

Первая помощь при потере сознания

Причин внезапной утраты сознания много, у детей это чаще одни, у взрослых- другие. Но могут сочетаться и те и другие, с разной долей вероятности.

Частые причины потери сознания у детей:

  • аффективно — респираторные приступы (реакция на сильные внезапные раздражители, с замиранием дыхания, возможными судорогами и/или потерей сознания)
  • инородное тело дыхательных путей, не вовремя замеченное взрослыми
  • внезапная хирургическая патология (мальформации крупных сосудов и артерий головного мозга)
  • последствие травмы грудной клетки или брюшной полости (так же хирургическая патология)

В первом и втором случаях поможет правильная реакция на неблагополучие, в последующих — незамедлительный вызов скорой помощи, как и во втором.

Как реагировать на потерю сознания у ребенка

Внезапные приступы «тревоги» в ответ на громкий звук, например, или увиденное пугающее ребёнка зрелище,- «запускают» у некоторых детей мощную неврологическую реакцию, обеспечив покой, тепло, эмоциональную близость ребенку в которой — важные факторы его восстановления. При отсутствии дыхания во время такого приступа — требуется немного повернуть голову на бок, пока ребёнок лежит. Если самостоятельное дыхание не восстановилось, ребёнка требуется «приводить в чувства», даже при помощи болевого раздражения.
Вызов скорой помощи и в первом случае важен — он позволит исключить расстройства ритма сердца, уровня сахара крови и некоторые другие.

В случае инородного тела дыхательных путей помочь может только извлечение этого инородного тела. В домашних условиях — это рисковало, но может быть оправдано, ввиду малого количества времени отведённого на эффективную попытку помочь.

В таком случае положение грудной клетки вниз и покачивание достаточной силы по грудной клетке сзади (область спины) — могут способствовать освобождению дыхательных путей от инородного тела (мелкие игрушки, кубики, кусочки пищи, другие мелкие бытовые предметы). Поколачивание по спине при положении ребёнка не вниз головным концом — могут усугубить положение и навредить.

Случаи потери сознания у взрослых

Случаи потери сознания у взрослых бывают при терапевтической и хирургической патологии.

Терапевтические заболевания связаны чаще с сердечными, эндокринными, неврологическими заболеваниями. Из эндокринных расстройств имеет значение напомнить о передозировке инсулина при сахарном диабете, когда кусочек сахара, сладкий чай, шоколадка в первую минуту, пока сохранено глотание, могут спасти жизнь.

Хирургические заболевания связаны с сосудистыми патологиями, как аневризмы, разрывы сосудов при гипертонии.

Всегда есть место и редким состояниям, как спонтанные пневмотораксы (например, на фоне туберкулёзных булл, паразитарных заболеваний лёгких), впервые возникший эписиндром, аффективные приступы как у детей и многие другие. Некоторые расстройства, как первое — жизнеугрожающие без немедленной медицинской помощи.

В домашних условиях обыватель может измерить артериальное давление, и исходя из этого принять тактику действий.

При низком артериальном давлении имеет значение ряд действий:

  • уложить пациента вверх ногами для попытки «поднять» артериальное давление за счёт улучшенного возврата крови к сердцу
  • обеспечить доступ свежего кислорода, освободив воротничок, если он сдавливает шею, обеспечить доступ кислорода с помощью свежего воздуха через открытое окно
  • немного повернуть голову набок, чтобы возможные рвотные массы не послужили причиной остановки дыхания через попадание в дыхательные пути.

Что нужно обязательно предпринять во всех случаях

Универсальными рекомендациями во всех случаях являются:

  • звонок в службу скорой помощи для вызова бригады (можно в несколько скорых, городскую и частные) — для повышения шанса на наиболее скорое оказание помощи
  • получение консультации от диспетчера врача, пока бригада скорой помощи в пути.

Консультативная бесплатная медицинская помощь осуществляется нашей частной медицинской службой круглосуточно, ближайшая бригада к месту вызова немедленно выезжает на помощь. При отсутствии ближайшей бригады для быстрого доезда, мы никогда не оставляем в беде, подключая к работе партнёрские службы.

Наше мнение, что для коррекции неотложных состояний оправдан вызов нескольких медицинских служб, потому что в таких случаях счёт идёт на минуты, если не на секунды, и речь об оплате такой помощи в момент мысли о спасении человека — не разумна.


Консультация и заказ услуг
круглосуточно по телефону
8(495)155-03-03 Обратный звонок

границ | Дыхательный ритм, вегетативная модуляция и спектр эмоций: будущее распознавания эмоций и модуляции

Введение

Уильям Джеймс, известный как «отец американской психологии», однажды сказал: «Для нас немыслима эмоция, отделенная от всех телесных ощущений» (James, 1884). В этом утверждении он определил тесную связь между телом и разумом. Хотя нет научного консенсуса относительно точного определения (Celeghin et al., 2017), понятие эмоции состоит из сложного ряда феноменологических и физиологических состояний, которые включают нейробиологические компоненты, висцеральные реакции, телесные реакции/поведение и, конечно же, часто сильные чувства (Purves et al., 2018) и могут можно описать как адаптивный, структурированный нейронный ответ на внешние обстоятельства, который можно обнаружить на всех уровнях нервной системы (Damasio and Carvalho, 2013). Эмоции — это «программы действий», врожденные физиологические «программы», направленные на поддержание или восстановление гомеостаза путем изменения тела для более подходящего взаимодействия с окружающей средой (Damasio and Carvalho, 2013).Программы действий выбираются на основе текущей информации, которую организм имеет об окружающей среде и о себе, оцениваемой таким образом, чтобы максимизировать биологическую приспособленность (Rangel et al., 2008). В этом смысле эмоции подобны базовым инстинктивным побуждениям (а также программам действий), таким как голод и жажда, называемым «изначальными эмоциями» (Denton et al., 2009). Физиологические изменения программ действий могут восприниматься интероцептивной системой и интерпретироваться корой, что дополнительно влияет на эмоциональное состояние (Damasio and Carvalho, 2013).

Эмоции являются не только ключевым аспектом социального познания и общения, они также инициируют гомеостатические физиологические и когнитивные функции, которые позволяют нам выживать и процветать благодаря правильному обнаружению и реагированию на различные проблемы и возможности (Shariff and Tracy, 2011; LeDoux, 2012). ). Эмоциональные переживания тесно связаны с телесными ощущениями (Pace-Schott et al., 2019) и привлекают внимание к важным событиям, таким как физиологические потребности, непосредственная угроза и социальное взаимодействие (Damasio and Carvalho, 2013).Они координируют поведение и физиологические состояния во время таких важных событий (Stemmler, 2004; Nummenmaa et al., 2014). Физические эффекты, возникающие в результате эмоционального возбуждения, в значительной степени опосредованы вегетативной нервной системой (ВНС), которая может включать изменения частоты сердечных сокращений, температуры кожи/кровотока/потоотделения, перистальтики кишечника, размера зрачка и пилоэрекции (Kreibig, 2010; Masaoka et al. и др., 2012; Purves и др., 2018). Телесные реакции, опосредованные ВНС, дают больше всего информации об эмоциональном состоянии (Pace-Schott et al., 2019), а ВНС действует в «симпатии» с эмоциями, иннервируя сердце, легкие и многие другие системы организма (Valderas et al., 2015). Такие физиологические переменные, связанные с разнообразием эмоций, часто легко измеряются с помощью правильной технологии и используются для определения вегетативного состояния человека, как в полиграфе (детекторе лжи) (Rosenfeld, 1995). Хотя детектор лжи часто неточен в обнаружении лжи, он точно определяет возбуждение (Lewis and Cuppari, 2009). Такие изменения могут происходить бессознательно и в ответ на некоторые стимулы гораздо быстрее, чем изменения сознательного познания (LeDoux, 1998).Картирование спектров физиологических, эмоциональных триггерных реакций может стать важным инструментом биомаркировки эмоционального состояния и эмоциональных расстройств.

Технологии распознавания эмоций могут служить основой для мониторинга эмоционального здоровья и даже использоваться для мониторинга психических расстройств, связанных с эмоциями (Xiefeng et al., 2019). Поскольку физиологические изменения, выражаемые эмоциями, не контролируются произвольно, они могут более точно отражать истинные эмоциональные переживания людей (Wu et al., 2012). Интересная связь между эмоциями и телом может пролить свет на неизвестные процессы, происходящие между телом и разумом. В этой статье мы стремимся продвинуть использование биометрии в личном понимании своего психического состояния, обсуждая медицинский потенциал устройств и приложений для распознавания эмоций с удобным для пользователя эмоциональным спектром, на который можно ориентироваться в конкретный момент на основе висцеральные признаки. Мы подходим к этому обзору с точки зрения воплощенного познания, следуя идее, что не только эмоциональное состояние значительно влияет на телесное состояние, но и телесное состояние также значительно влияет на эмоциональное состояние.

Эмоции, нервная система и реакция разума и тела

Эмоции, телесное поведение и ощущения связаны до такой степени, что их невозможно разделить (Purves et al., 2018). Часто эмоции ощущаются внутри тела (Nummenmaa et al., 2014), и эти чувства возникают в результате активации мышечной, сердечно-сосудистой, эндокринной и вегетативной нервной систем (Levenson, 2006). Эмоции действительно связаны с отчетливыми телесными ощущениями, которые универсальны в культурном отношении и могут лежать в основе эмоциональных переживаний, а также соответствуют основным физиологическим изменениям, связанным с каждой эмоцией (Ekman et al., 1983; Нумменмаа и др., 2014). Мы часто описываем свои эмоции с помощью телесных метафор, например, описывая любовь как чувство в сердце или связывая страх с пониженной температурой тела, как в метафоре «холодные ноги» (Kövecses, 2000). Было высказано предположение, что телесная обратная связь соматической и висцеральной активности, рефлекторно активируемая внешними и внутренними событиями, является важным источником и фактором влияния на эмоции (Barrett et al., 2007; Damasio and Carvalho, 2013; Purves et al., 2018). Произвольное выражение лица или изменение других телесных явлений, таких как частота дыхания, на самом деле стимулирует соответствующую эмоцию (Verschuuren et al., 1996) и вызывает другие физиологические изменения, связанные с этой эмоцией, такие как изменения частоты сердечных сокращений и мышечного напряжения (Levenson et al., 1990).

Мы можем понять эмоции других, моделируя их в собственном уме и теле (Niedenthal, 2007; Keysers et al., 2010; Ross and Atkinson, 2020). Утверждается, что эта симуляция не включает сознательное осознание (Wood et al., 2016). Было показано, что в некоторых случаях распознавание эмоциональных стимулов происходит вне сознательного понимания или намерения (Critchley, 2002; Philippot et al., 2002; Williams and Mattingley, 2004) и тем не менее приводят к ожидаемым физиологическим изменениям (Bulut et al., 2018; Engelen et al., 2018). Однако некоторые из этих результатов подвергались критике как не обобщающие большинство обстоятельств, и были получены противоречивые результаты. Одно исследование показало, что когда эмоциональные стимулы не имеют отношения к задаче, ожидаемая мышечная реакция на данную эмоцию не выражается (Mirabella, 2018). Это может свидетельствовать о том, что бессознательное распознавание эмоций не является неизменным и автоматическим, а зависит от когнитивного состояния человека.

Первичная соматосенсорная кора задействуется при восприятии эмоций, а также при их заразном распространении (Nummenmaa et al., 2008, 2012), и их повреждение ухудшает распознавание эмоционального состояния других (Adolphs et al., 2000). Бессознательное моделирование вегетативных и висцеральных изменений, связанных с эмоциями, недавно стало важным аспектом понимания эмоций других (Ross and Atkinson, 2020). Обычная мышечная мимика, считающаяся «побочным эффектом» симуляции эмоций, проявляется в изобилии при наблюдении за другими и больше проявляется при эмоциональных стимулах (Moody et al., 2017). Мы предполагаем, что дыхательный паттерн может быть важной целью мимикрии при моделировании эмоций других людей, и что понимание того, как спектр таких телесных паттернов отображается на спектр эмоций, предоставит средства для измерения бессознательного восприятия эмоций и имитации эмоционального состояния тела в исследовательских целях. .

Соматоцентрические точки зрения, такие как гипотеза соматических маркеров, утверждают, что телесные состояния и чувства отмечают бессознательные когнитивные оценки, которые стимулируют эмоциональные переживания и в значительной степени лежат в основе поведения и принятия решений.Однако эти гипотезы подвергались критике за чрезмерную сосредоточенность на влиянии периферии и за неверную интерпретацию данных (Dunn et al., 2006). Более умеренная точка зрения, которой мы придерживаемся, заключается в том, что, хотя телесные состояния и ощущения могут значительно влиять на эмоциональный разум и могут действовать как эмоциональные стимулы, точное выполнение и принятие решений не зависят от телесных маркеров, а формирование эмоционального опыта не зависит от телесной обратной связи. . Хотя состояния тела могут не вызывать водопада эмоций, как личные события или даже музыка, длительное воздействие таких состояний может значительно изменить эмоциональное состояние.Эти телесные ритмы всегда присутствуют с нами, медленно провоцируя определенные психические состояния, поэтому они заслуживают внимания не только специалистов в области здравоохранения, но и обычного человека, которому была бы полезна способность регулировать эмоциональное состояние. Мы и другие исследователи предположили, что долгосрочные «негативные» ритмы тела могут держать нас в ловушке порочного круга плохого эмоционального здоровья, что также приводит к ухудшению физического здоровья (Jerath et al., 2019).

Положительные и отрицательные эмоции во многом различаются тем, что положительные эмоции повышают когерентность телесных ритмов, а отрицательные эмоции снижают когерентность (McCraty and Zayas, 2014).Формат эмоционального размещения, основанный на измерениях тела, может позволить в будущем разработать более удобные для пользователя приложения обратной связи, чем существующие в настоящее время, которые позволяют людям измерять свое эмоциональное состояние и реагировать на него соответствующим образом. Поскольку взаимосвязь между дыханием и эмоциями является взаимной, люди могут добровольно влиять на свое эмоциональное состояние, изменяя характер своего дыхания. В то время как эмоции имеют такую ​​взаимную связь с другими телесными функциями, дыхание является особенным, поскольку оно может быть произвольно изменено.

Паттерн дыхания и эмоциональное состояние

Автономное дыхание диктуется не только метаболическими потребностями, но и эмоциями (Homma and Masaoka, 2008). Хотя ведутся споры о том, имеет ли каждая эмоция свою собственную отчетливую характеристику вегетативных функций (и других физиологических механизмов) (Kreibig, 2010), существует значительная поддержка идеи о том, что действительно существует некоторая физиологическая специфичность во всем эмоциональном спектре (Stemmler, 2004). ; Nummenmaa et al., 2014), при этом ритм дыхания часто называют показателем эмоционального состояния (Noguchi et al., 2012).

Большинство событий реального мира вызывают не отдельные и отчетливые эмоции, а, скорее, сложную смесь эмоций, чаще всего положительных или отрицательных (Boiten, 1998). Это, а также тот факт, что полные, реальные эмоции часто трудно выявить в лабораторных условиях, затрудняют идентификацию точных физиологических реакций и паттернов конкретных эмоций. Однако из имеющихся исследований можно сделать вывод, что более активные реакции на негативные эмоции (такие как страх, гнев и тревога) приводят к более поверхностному и учащенному дыханию (Boiten, 1998; Masaoka and Homma, 2001).Это может привести к снижению уровня углекислого газа в крови (Kreibig, 2010). Сознательная модуляция дыхания в сторону более медленного и глубокого паттерна может усилить положительные эмоции, когда преобладают отрицательные (Masaoka et al., 2012). Счастье и связанные с ним положительные эмоции вызывают значительные респираторные изменения, которые включают увеличение вариабельности паттерна дыхания и уменьшение дыхательного объема и времени вдоха (Boiten, 1998). Положительные эмоции различаются по своему влиянию на дыхание в зависимости от того, насколько они возбуждающие, причем возбуждающие эмоции увеличивают частоту дыхания (Kreibig, 2010).Периоды отвращения (связанного с патогенами) приводят к подавлению и остановке дыхания, что, вероятно, является естественной реакцией на избегание вдыхания ядовитого содержимого (Boiten, 1998).

Все большее число исследований показывает, что эмоциональное состояние влияет не только на характер дыхания, но и на то, что характер дыхания влияет на эмоциональное состояние и стимулирует его, даже если человек не осознает этот процесс (Philippot et al., 2002). Считается, что механизм того, как тело влияет на разум, основан на модуляции ВНС и распознавании интероцептивных ощущений мозгом.Однако дыхание может воздействовать непосредственно на мозг. Появляется все больше данных, свидетельствующих о драматическом, казалось бы, прямом влиянии дыхания на нейронные колебания в различных областях мозга (Kluger and Gross, 2020). Это может синхронизировать нейронную активность и повысить эффективность вычислений (Kluger and Gross, 2020). Было продемонстрировано, что дыхательный ритм объединяет глобальную координацию и настройку возбуждения и динамики нейронов в корковых и подкорковых сетях (Karalis and Sirota, 2018; Zaccaro et al., 2018). Дыхательный ритм может даже доминировать над локальными полевыми потенциалами в состоянии покоя (Karalis and Sirota, 2018). Было показано, что синхронизированная с дыханием активность мозга модулирует когнитивные функции в зависимости от фазовых свойств дыхательного цикла (Nakamura et al., 2018). Такая модуляция нейронных колебаний была связана с модуляцией эмоций (Fumoto et al., 2004; Yu et al., 2011). Дыхание также может модулировать гемодинамическую активность, что оказывает значительное влияние на активность мозга (Başar, 2008).

Другие ответы на эмоции

В то время как дыхание представляет собой периферический ритм, имеющий особую связь с разумом, другие физиологические показатели имеют эмоциональное выражение. К ним относятся сердечно-сосудистые показатели, температура, электродермия, оксигенация крови, фотоплетизмографические и электромиографические показатели (Shi et al., 2017). Хотя биомаркеры, такие как кортизол, потенциально инвазивны, они также могут дать представление об эмоциональном состоянии (Strahler et al., 2017). Более редкие, но показательные эмоциональные реакции, включая нейронные изменения, выявленные с помощью нейровизуализации (Critchley and Harrison, 2013), генетические изменения (Jonassen and Landrø, 2014) и воспаление (Pace-Schott et al., 2019) могут быть реализованы в будущих технологиях распознавания эмоций. Звуки сердца можно даже использовать для распознавания эмоций (Xiefeng et al., 2019). Вариабельность сердечного ритма (ВСР) — это крошечные вариации синусовых сердечных сокращений (Shi et al., 2017). Хотя некоторые критикуют эту идею, широко распространено мнение, что ВСР позволяет отличить парасимпатическое состояние от симпатического (Balzarotti et al., 2017). Таким образом, ВСР может быть важным инструментом для выявления дисбаланса ВНС. Высокая ВСР иногда связана с более позитивным настроением, и индексы ВСР используются для распознавания эмоций (Zhu et al., 2019).

Сердечный блуждающий контроль (CVC) обычно измеряется с помощью ВСР, указывает на влияние сердечно-сосудистой системы на парасимпатическую нервную систему (Kimhy et al., 2013) и может быть важным маркером способности человека регулировать эмоции (Balzarotti et al. ., 2017). Показатели ВСР также могут быть эффективными при различении эмоционального состояния наряду с психическими эмоциональными расстройствами (Zhu et al., 2019). Сильный CVC указывает на более сильную реактивность блуждающего нерва и восстановление после стрессоров. Таким образом, сильная ЦСО в состоянии покоя связана с большей гибкостью ВНС, состоянием сердечно-сосудистой системы и способностью реагировать на стресс (Thayer and Fischer, 2009).Сильный CVC также связан с улучшенными когнитивными способностями, такими как внимание, рабочая память и скорость обработки информации (Hansen et al., 2003). Низкая ВСР и, следовательно, ЦСС связаны с различными негативными эмоциями (гнев, печаль и страх) и заболеваниями, включая тревожное расстройство, депрессию, сердечно-сосудистые заболевания и повышенный риск смерти (Tsuji et al., 1994; Buccelletti, 2009). ). Стрессовые события могут фактически снизить ЦСО (Balzarotti et al., 2017).

Возможно, лучшим показателем эмоциональной валентности является не величина ВСР, а ее согласованность.Положительные эмоции приводят к более последовательному паттерну, возможно, обеспечивая эффект обновления. Бессвязные эмоции, с другой стороны, создают бессвязный паттерн, который, как считается, со временем оказывает разрушающее воздействие на здоровье (McCraty and Zayas, 2014). Одним из примеров меры когерентности является синусоидальная форма паттернов сердечного ритма. Таким образом, носимые устройства, предназначенные для распознавания эмоций, должны фокусироваться не только на основных аспектах собранных биометрических данных, но и на шаблонах внутри и между типами данных.

Сердечная нервная система может действовать независимо и достаточно сложна, чтобы ее можно было рассматривать как «маленький мозг» с функциями кратковременной и долговременной памяти (Shaffer et al., 2014). Большая часть волокон, соединяющих эту систему с мозгом, являются афферентными, в большей степени, чем любой другой орган тела (Cameron, 2002). Таким образом, сердце представляет собой сложный центр обработки и кодирования (Armour and Ardell, 2004), который также вырабатывает свои собственные гормоны и нейротрансмиттеры (Mukoyama et al., 1991; Huang et al., 1996). Считается, что таламус имеет решающее значение для формирования интегрированного опыта и глобальных когнитивных функций из-за его плотной глобальной сети с корой (Jerath et al., 2015). Исследования показали, что ритм афферентной нервной информации, поступающей от сердца, модулирует таламическую активность, которая, таким образом, может оказывать глобальное влияние на мозг (Wölk and Velden, 1989). Фронтальные области коры головного мозга (McCraty et al., 2004), а также двигательные области (Svensson and Thorén, 1979) обнаруживают влияние со стороны сердечной нервной системы, и эти эффекты включают влияние обработки эмоций (Zhang et al., 1986).

Спектр эмоций

Учитывая, что эмоции имеют в значительной степени различные телесные паттерны и также подвержены влиянию таких паттернов, можно точно сопоставить эмоции по физиологическим измерениям. Здесь мы приводим пример этого наряду с размерами ВНС и дыхания (рис. 1). Эмоции не являются унитарными в том смысле, что существуют разные типы печали, страха и т. д., поэтому их можно лучше классифицировать для личного понимания с помощью цветового спектра.Как в настоящее время рассматриваются эмоции, отдельные эмоции иногда имеют разные физиологические реакции. Например, печаль вызывает разные физиологические реакции в зависимости от того, эмпатична она или антипатична (Давыдов и др., 2011). Отвращение уникально тем, что оно может вызывать как парасимпатические, так и симпатические реакции в зависимости от характера реакции (патоген против морали) (Kreibig, 2010). Связанное с патогеном отвращение можно рассматривать скорее как «изначальную эмоцию», такую ​​как жажда и голод (Ottaviani et al., 2013). Понимание эмоций с помощью такой карты может оказать визуальную помощь в эмоциональной регуляции, потенциально предоставляя руководство о том, как использовать реакцию разума и тела. Реакция разума и тела — это термин, обозначающий психофизиологические изменения, происходящие в результате взаимодействия между телом и мозгом, особенно с акцентом на влияние ритмов тела на психологию человека (Jerath et al., 2014). Развитие такого спектра может выявить варианты когнитивных процессов. Из-за отсутствия полной специфичности реакции на основные эмоции большая размерность в классификации эмоций может обеспечить более глубокое понимание их природы, выявить отношения между ними и помочь создать «навигационные» инструменты для тех, кто хочет регулировать свои собственные эмоции.Эмоции можно регулировать различными способами, от методов биологической обратной связи до техник реакции разума и тела.

Рисунок 1. Спектр эмоций. Аффективные состояния показаны здесь наряду с измерением дыхательного ритма. Показанные дыхательные кривые имеют время по оси X и смещение по оси Y . Каждое состояние дыхания и соответствующая ему эмоция отображаются в цветовой кодировке с соответствующим вегетативным состоянием. Этот спектр является лишь базовым одномерным прототипом, и будущие разработки, использующие ту же фундаментальную идею, могут включать множество других биометрических параметров для высокоточного распознавания эмоций.Спектр цветов используется для иллюстрации того, как биометрические данные могут быть преобразованы в удобные интерфейсы для пользователей соответствующих приложений и устройств, чтобы быстро и легко понять их эмоциональное и/или физическое состояние. Пользовательский интерфейс, обладающий мощной способностью переводить биометрические данные в понятный формат с учетом эмоций и других психологических факторов, будет иметь решающее значение для широкого и плодотворного использования приложений разума и тела. Адаптировано из Калавски (2003).

Мы утверждаем, что самый мощный метод регуляции эмоций, который может практиковать неспециалист, относится к аспектам реакции ума и тела, причем наиболее эффективным методом являются дыхательные техники, такие как пранаяма. Дыхание особенное тем, что оно оказывает не только сильное влияние на психологию и физиологию, но и является произвольно контролируемым ритмом тела. Это ставит его в авангарде техник разум-тело.

Заключение

Раскрывая потенциальную природу близких отношений между телом и разумом, особенно в отношении эмоций, мы надеемся проложить путь к разработке новых технологий и интерфейсов, позволяющих неспециалистам отслеживать и влиять на состояние своего тела и, следовательно, на психическое состояние.Будущие носимые устройства могут использовать различные физиологические признаки, включая дыхание, частоту сердечных сокращений и индексы ВСР, электродермальную активность и многое другое, чтобы распознавать эмоции, не прерывая текущую деятельность. При использовании в сочетании с методами машинного обучения может быть достигнуто личное и высокоразвитое признание. Мы обсудили и рассмотрели природу связи между эмоциями и телом, чтобы стимулировать инновации и понимание, и дали базовый пример физиологического спектра эмоций для использования в носимых устройствах, чтобы предоставить потребителям удобные и понятные интерфейсы, чтобы помочь им. в выявлении, регулировании и изменении своего эмоционального состояния.

Вклад авторов

RJ разработал теорию. CB написал рукопись. Оба автора провели обзор литературы, внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Все средства предоставлены Charitable Medical Healthcare Foundation.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Адольф Р., Дамасио Х., Транел Д., Купер Г. и Дамасио А. Р. (2000). Роль соматосенсорной коры в визуальном распознавании эмоций, выявленная с помощью трехмерного картирования поражений. J. Neurosci. 20, 2683–2690. doi: 10.1523/jneurosci.20-07-02683.2000

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Армор, Дж. А., и Арделл, Дж. Л. (2004). Базовая и клиническая нейрокардиология. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Бальзаротти, С., Биассони, Ф., Коломбо, Б., и Чичери, М. Р. (2017). Сердечный блуждающий контроль как маркер регуляции эмоций у здоровых взрослых: обзор. биол. Психол. 130, 54–66. doi: 10.1016/j.biopsycho.2017.10.008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Барретт, Л. Ф., Мескита, Б., Окснер, К. Н., и Гросс, Дж. Дж. (2007). Опыт эмоций. Год. Преподобный Психолог. 58, 373–403.

Академия Google

Бойтен, Ф.А. (1998). Влияние эмоционального поведения на компоненты дыхательного цикла. биол. Психол. 49, 29–51. doi: 10.1016/s0301-0511(98)00025-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Буччеллетти, Э. (2009). Вариабельность сердечного ритма и инфаркт миокарда: систематический обзор литературы и метаанализ. евро. преподобный мед. Фармакол. науч. 13, 299–307.

Академия Google

Булут, Н.С., Вюрц А., Йоргунер Купели Н., Чаркашыу Булут Г. и Сунгур М. З. (2018). Реакция вариабельности сердечного ритма на аффективные изображения, обработанные в сознании и вне его: три последовательных исследования эмоциональной регуляции. Междунар. Дж. Психофизиол. 129, 18–30. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2018.05.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кэмерон, О. Г. (2002). Висцеральная сенсорная неврология: интероцепция. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Селегин А., Диано М., Багнис А., Виола М. и Тамиетто М. (2017). Основные эмоции в нейробиологии человека: нейровизуализация и не только. Перед. Психол. 8:1432. doi: 10.3389/fpsyg.2017.01432

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Давыдов Д.М., Зек Э. и Люминет О. (2011). Аффективный контекст грусти и модели физиологической реакции. Ж. Психофизиол. 25, 67–80. дои: 10.1027/0269-8803/а000031

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дентон, Д. А., Маккинли, М. Дж., Фаррелл, М., и Иган, Г. Ф. (2009). Роль первичных эмоций в эволюционном происхождении сознания. В сознании. Познан. 18, 500–514. doi: 10.1016/j.concog.2008.06.009

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Данн, Б.Д., Далглиш, Т., и Лоуренс, А.Д. (2006). Гипотеза соматических маркеров: критическая оценка. Неврологи. Биоповедение. Ред. 30, 239–271. doi: 10.1016/j.neubiorev.2005.07.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Энгелен Т., Жан М., Сак А. Т. и Гелдер Б. Д. (2018). Влияние сознательных и бессознательных выражений телесной угрозы на двигательные вызванные потенциалы изучалось при непрерывном подавлении вспышек. Перед. Неврологи. 12:480. doi: 10.3389/fnins.2018.00480

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фумото, М., Сато-Судзуки И., Секи Ю., Мори Ю. и Арита Х. (2004). Появление высокочастотного альфа-диапазона с исчезновением низкочастотного альфа-диапазона на ЭЭГ возникает при произвольном брюшном дыхании в условиях закрытых глаз. Неврологи. Рез. 50, 307–317. doi: 10.1016/j.neures.2004.08.005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хансен, А.Л., Джонсен, Б.Х., и Тайер, Дж.Ф. (2003). Вагусное влияние на рабочую память и внимание. Междунар.Дж. Психофизиол. 48, 263–274. doi: 10.1016/s0167-8760(03)00073-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хуанг, М. Х., Френд, Д. С., Сандей, М. Е., Сингх, К., Хейли, К., Остин, К. Ф., и др. (1996). Внутренняя адренергическая система сердца млекопитающих. Дж. Клин. Инвестировать. 98, 1298–1303. дои: 10.1172/jci118916

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джеймс, В. (1884 г.). Что такое эмоция? Разум 9, 188–205.

Академия Google

Джерат, Р., Барнс, В. А., и Кроуфорд, М. В. (2014). Реакция разума и тела и нейрофизиологические изменения во время стресса и медитации: центральная роль гомеостаза. Дж. Биол. Регул. Хоумост. Агенты 28, 545–554.

Академия Google

Джерат, Р., Кроуфорд, М. В., и Анд Барнс, В. А. (2015). Унифицированная трехмерная модель пространственного сознания по умолчанию, объединяющая неврологические и физиологические процессы, лежащие в основе сознательного опыта. Перед. Психол. 6:1204. doi: 10.3389/fpsyg.2015.01204

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Йонассен, Р., и Ландро, Н.И. (2014). Полиморфизм транспортера серотонина (5-HTTLPR) в обработке эмоций: последствия современной нейробиологии. Прог. Нейробиол. 117, 41–53. doi: 10.1016/j.pneurobio.2014.02.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Калавски, Дж. П. (2003). Влияние нежности на решение проблем. Дентон, Техас: Университет Северного Техаса.

Академия Google

Каралис, Н., и Сирота, А. (2018). Дыхание координирует динамику лимбической сети, лежащую в основе консолидации памяти. bioRxiv [Препринт]. дои: 10.1101/392530

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Kimhy, D., Crowley, O.V., Mckinley, P.S., Burg, M.M., Lachman, M.E., Tun, P.A., et al. (2013). Связь контроля блуждающего нерва с исполнительным функционированием – результаты исследования MIDUS. J. Psychiatr. Рез. 47, 628–635. doi: 10.1016/j.jpsychires.2013.01.018

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Клюгер, Д.С., и Гросс, Дж. (2020). Дыхательный объем и фаза дыхания модулируют корково-мышечную связь. bioRxiv [Препринт]. дои: 10.1101/2020.01.13.

4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кёвечеш, З. (2000). Метафора и эмоции: язык, культура и тело в человеческих чувствах. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Леду, Дж. Э. (1998). Эмоциональный мозг: таинственные основы эмоциональной жизни. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Академия Google

Левенсон Р.В., Экман П. и Фризен В.В. (1990). Произвольные мимические движения генерируют специфическую для эмоций активность вегетативной нервной системы. Психофизиология 27, 363–384. doi: 10.1111/j.1469-8986.1990.tb02330.х

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Льюис, Дж. А., и Куппари, М. (2009). Полиграф: правда внутри. J. Закон о психиатрии 37, 85–92. дои: 10.1177/0093185300107

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Масаока Ю. и Хомма И. (2001). Влияние упреждающей тревоги на дыхание и обмен веществ у человека. Респир. Физиол. 128, 171–177. doi: 10.1016/s0034-5687(01)00278-x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Масаока, Ю., Сугияма Х., Катаяма А., Кашиваги М. и Хомма И. (2012). Воспоминание о прошлом с медленным дыханием, связанным с активностью в парагиппокампе и миндалевидном теле. Неврологи. лат. 521, 98–103. doi: 10.1016/j.neulet.2012.05.047

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Маккрати, Р., Аткисон, М., и Брэдли, Р. Т. (2004). Электрофизиологические доказательства интуиции: часть 1. удивительная роль сердца. Дж. Альтерн. Дополнение. Мед. 10, 133–143. дои: 10.1089/107555304322849057

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мирабелла, Г. (2018). Вес эмоций при принятии решений: как пугающие и счастливые лицевые стимулы модулируют готовность к целенаправленным действиям. Перед. Психол. 9:1090. doi: 10.3389/fpsyg.2014.01090.

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Муди, Э. Дж., Рид, К. Л., Ван Боммель, Т., Апп, Б., и Макинтош, Д.Н. (2017). Эмоциональная мимикрия вне лица?: быстрая реакция лица и тела на мимику. Соц. Психол. Перс. науч. 9, 844–852. дои: 10.1177/1948550617726832

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мукояма М., Накао К., Хосода К., Суга С., Сайто Ю., Огава Ю. и др. (1991). Мозговой натрийуретический пептид как новый сердечный гормон у человека. сконструированные трансплантаты из децеллюляризованного внеклеточного матрикса человека: систематический обзор и перспективы на будущее.Доказательства изысканной двойной системы натрийуретических пептидов, предсердного натрийуретического пептида и мозгового натрийуретического пептида. Дж. Клин. Инвестировать. 87, 1402–1412. doi: 10.1172/jci115146

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Накамура, Н. Х., Фукунага, М., и Оку, Ю. (2018). Дыхательная модуляция когнитивных функций во время процесса поиска. PLoS One 13:e0204021. doi: 10.1371/journal.pone.0204021

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ниденталь, П.М. (2007). Воплощение эмоций. Наука 316, 1002–1005.

Академия Google

Ногучи К., Масаока Ю., Сато К., Като Н. и Хомма И. (2012). Влияние музыки на эмоции и дыхание. Университет Сёва Дж. Мед. науч. 24, 69–75.

Академия Google

Нумменмаа, Л., Глериан, Э., Хари, Р., и Хиетанен, Дж. К. (2014). Телесные карты эмоций. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 646–651.

Академия Google

Нумменмаа, Л., Glerean, E., Viinikainen, M., Jääskeläinen, I.P., Hari, R., and Sams, M. (2012). Эмоции способствуют социальному взаимодействию, синхронизируя активность мозга между людьми. Проц. Натл. акад. науч. США 109, 9599–9604. doi: 10.1073/pnas.1206095109

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нумменмаа Л., Хирвонен Дж., Парккола Р. и Хиетанен Дж. К. (2008). Является ли эмоциональное заражение особенным? ФМРТ-исследование нейронных систем для аффективной и когнитивной эмпатии. НейроИзображение 43, 571–580. doi: 10.1016/j.neuroimage.2008.08.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Оттавиани, К., Манчини, Ф., Петрокки, Н., Медея, Б., и Куюмджян, А. (2013). Вегетативные корреляты физического и морального отвращения. Междунар. Дж. Психофизиол. 89, 57–62. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2013.05.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Пейс-Шотт, Э. Ф., Амоле, М. К., Ауэ, Т., Balconi, M., Bylsma, L.M., Critchley, H., et al. (2019). Физиологические ощущения. Неврологи. Биоповедение. Ред. 103, 267–304.

Академия Google

Philippot, P., Chapelle, G., и Blairy, S. (2002). Дыхательная обратная связь в генерации эмоций. Познан. Эмот. 16, 605–627. дои: 10.1080/02699930143000392

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Первес, Д., Августин, Г. Дж., Фитцпатрик, Д., Холл, В. К., Ламантия, А.-С., Платт, М., и другие. (2018). Неврология. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Sinauer Associates.

Академия Google

Рангель, А., Камерер, К., и Монтегю, П.Р. (2008). Основа для изучения нейробиологии принятия решений на основе ценностей. Нац. Преподобный Нейроски. 9, 545–556. doi: 10.1038/nrn2357

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розенфельд, Дж. П. (1995). Альтернативные взгляды на альтернативы Башора и Раппа (1993) традиционной полиграфии: критика. Психология. Бык. 117, 159–166. дои: 10.1037/0033-2909.117.1.159

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Росс, П., и Аткинсон, А.П. (2020). Расширение симуляционных моделей эмоционального понимания: случай различных модальностей, значимость симуляции состояния тела и траектории развития. Перед. Психол. 11:309. doi: 10.3389/fpsyg.2020.00309

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шаффер, Ф., Маккрати, Р., и Зерр, К.Л. (2014). Здоровое сердце — это не метроном: комплексный обзор анатомии сердца и вариабельности сердечного ритма. Перед. Психол. 5:1040. doi: 10.3389/fpsyg.2014.01040

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шарифф, А.Ф., и Трейси, Дж.Л. (2011). Для чего нужны выражения эмоций? Курс. Реж. Психол. науч. 20, 395–399.

Академия Google

Ши, Х., Ян, Л., Чжао, Л., Су, З., Mao, X., Zhang, L., et al. (2017). Различия вариабельности сердечного ритма между эмоциональными состояниями счастья и печали: пилотное исследование. J. Med. биол. англ. 37, 527–539. doi: 10.1007/s40846-017-0238-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Штеммлер, Г. (2004). «Физиологические процессы во время эмоций», в Регуляция эмоций , редакторы П. Филиппот и Р. С. Фельдман (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 33–70.

Академия Google

Стралер, Дж., Сколуда, Н., Капперт, М.Б., и Натер, У.М. (2017). Одновременное измерение слюнного кортизола и альфа-амилазы: применение и рекомендации. Неврологи. Биоповедение. Ред. 83, 657–677. doi: 10.1016/j.neubiorev.2017.08.015

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Свенссон Т.Х. и Торен П. (1979). Норадренергические нейроны головного мозга в голубом пятне: торможение нагрузкой объемом крови через блуждающие афференты. Мозг Res. 172, 174–178.дои: 10.1016/0006-8993(79)90908-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тайер, Дж. Ф., и Фишер, Дж. Э. (2009). Вариабельность сердечного ритма, норадреналин в моче в течение ночи и С-реактивный белок: доказательства холинергического противовоспалительного пути у здоровых взрослых людей. Дж. Междунар. Мед. 265, 439–447. doi: 10.1111/j.1365-2796.2008.02023.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Цудзи, Х., Вендиттийр, Ф.Дж., Мандерс, Э.S., Evans, J.C., Larson, M.G., Feldman, C.L., et al. (1994). Снижение вариабельности сердечного ритма и риска смертности в пожилой когорте. Фремингемское исследование сердца. Тираж 90, 878–883. doi: 10.1161/01.cir.90.2.878

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вальдерас, М. Т., Болеа, Дж., Лагуна, П., Вальверду, М., и Байлон, Р. (2015). «Распознавание эмоций человека с использованием анализа вариабельности сердечного ритма со спектральными диапазонами на основе дыхания», в Трудах 37-й ежегодной международной конференции IEEE Engineering in Medicine and Biology Society (EMBC) , Милан, 6134–6137, 2015 г.

Академия Google

Verschuuren, J., Chuang, L., Rosenblum, M., Lieberman, F., Pryor, A., Posner, J.B., et al. (1996). Воспалительные инфильтраты и полное отсутствие клеток Пуркинье при анти-Yo-ассоциированной паранеопластической дегенерации мозжечка. Акта Нейропатол. 91, 519–525. дои: 10.1007/s004010050460

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уильямс, Массачусетс, и Маттингли, Дж. Б. (2004). Бессознательное восприятие неугрожающей мимической эмоции при теменном угашении. Экспл. Мозг Res. 154, 403–406. doi: 10.1007/s00221-003-1740-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вёльк, К., и Фельден, М. (1989). «Пересмотр гипотезы барорецепторов на основе нового эффекта сердечного цикла», в Psychobiology: Issues and Applications , eds NW Bond and D. Siddle (North-Holland: Elsevier Science), 371–379.

Академия Google

Вуд А., Рыхловска М., Корб С. и Ниденталь П.(2016). Моделирование лица: сенсомоторное моделирование способствует распознаванию выражения лица. Тенденции Cogn. науч. 20, 227–240. doi: 10.1016/j.tics.2015.12.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ву, Н., Цзян, Х., и Ян, Г. (2012). «Распознавание эмоций на основе физиологических сигналов», в Advances in Brain Inspired Cognitive Systems , eds H. Zhang, A. Hussain, D. Liu, and Z. Wang (Berlin: Springer), 311–320.

Академия Google

Сефенг, К., Ван Ю., Дай С., Чжао П. и Лю К. (2019). Звуковые сигналы сердца можно использовать для распознавания эмоций. Науч. Респ. 9:6486.

Академия Google

Yu X., Fumoto M., Nakatani Y., Sekiyama T., Kikuchi H., Seki Y. и соавт. (2011). Активация передней префронтальной коры и серотонинергической системы связана с улучшением настроения и изменениями ЭЭГ, вызванными практикой медитации дзен у новичков. Междунар. Дж. Психофизиол. 80, 103–111. дои: 10.1016/j.ijpsycho.2011.02.004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Zaccaro, A., Piarulli, A., Laurino, M., Garbella, E., Menicucci, D., Neri, B., et al. (2018). Как контроль дыхания может изменить вашу жизнь: систематический обзор психофизиологических коррелятов медленного дыхания. Перед. Гум. Неврологи. 12:353. doi: 10.3389/fnhum.2018.00353

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чжан, Дж.-Х., Харпер, Р.M. и Frysinger, R.C. (1986). Дыхательная модуляция разряда нейронов в центральном ядре миндалевидного тела во время сна и бодрствования. Экспл. Нейрол. 91, 193–207. дои: 10.1016/0014-4886(86)

-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Защита органов дыхания — Обзор | Управление по охране труда и здоровья

Миллионы рабочих обязаны носить респираторы на различных рабочих местах по всей территории Соединенных Штатов.Респираторы защищают рабочих от среды с недостаточным содержанием кислорода, вредной пыли, туманов, дыма, туманов, газов, паров и аэрозолей. Эти опасности могут вызвать рак, повреждение легких, заболевания или смерть. Соблюдение стандарта защиты органов дыхания OSHA может ежегодно предотвращать сотни смертей и тысячи заболеваний.

Респираторы

защищают пользователя двумя основными способами. Во-первых, путем удаления загрязняющих веществ из воздуха. Респираторы этого типа включают противоаэрозольные респираторы, которые отфильтровывают частицы в воздухе, и респираторы для очистки воздуха с картриджами/канистрами, которые отфильтровывают химические вещества и газы.Другие респираторы защищают, подавая чистый вдыхаемый воздух из другого источника. Респираторы, попадающие в эту категорию, включают респираторы для воздушных судов, в которых используется сжатый воздух из удаленного источника, и автономные дыхательные аппараты (SCBA), которые включают собственную подачу воздуха.

Общее руководство

Содержит ссылки на различные руководящие документы, веб-страницы и онлайн-инструменты, связанные с защитой органов дыхания.

Подробнее »

Обучающие видеоролики по защите органов дыхания

Ссылки на различные обучающие видео по защите органов дыхания.

Подробнее »

 

Стандарты

Защита органов дыхания рассматривается в конкретных стандартах OSHA для промышленности, морского судоходства и строительства.

Подробнее »

Правоприменение

Выделяет наиболее часто используемые директивы OSHA (инструкции для сотрудников OSHA) и письма с разъяснениями (официальные письма с разъяснениями стандартов), относящиеся к защите органов дыхания.

Подробнее »

 

Дополнительные ресурсы

Содержит ссылки на различные ресурсы, такие как документы, веб-страницы и онлайн-инструменты, связанные с защитой органов дыхания.

Подробнее »

Испанские ресурсы

Содержит ссылки и ссылки на дополнительные ресурсы по защите органов дыхания на испанском языке.

Подробнее »

Респираторная помощь — ассоциированный специалист по прикладным наукам

Мы хотим убедиться, что вы будете готовы к выпуску и что полученные знания от вашей степени Delta является первоклассным.

Цель программы
Минимальное ожидание программы состоит в том, чтобы подготовить выпускников с продемонстрированной компетентностью в когнитивном (знания), психомоторном (навыки) и аффективном (поведение) обучении области практики респираторной помощи, выполняемой зарегистрированными респираторными терапевтами (РРЦ).

Когда вы закончите, вот что вы сможете сделать:

Результат 1
Применение когнитивных навыков в соответствии с эффективностью работы практикующих респираторных врачей такие услуги, как, помимо прочего, кислородная терапия, аэрозольная терапия, физиотерапия грудной клетки, управление дыхательными путями, интерпретация газов крови, инфекционный контроль, искусственная вентиляция легких, уход на дому, кардиореабилитация, сердечно-легочная реабилитация, легочная реабилитация, сердечно-легочная анатомия и физиология, сердечно-легочная патофизиология и гемодинамика мониторинг.

Результат 2
Демонстрация психомоторных навыков, соответствующих требованиям врачей-пульмонологов, включая но не ограничиваясь кислородной терапией, аэрозольной терапией, физиотерапией грудной клетки, контролем проходимости дыхательных путей, забор образца артериальной крови, введение артериальной линии, инфекционный контроль, механический вентиляция легких, уход на дому, сердечно-легочная реабилитация, легочная реабилитация, и электронная медицинская документация.

Результат 3
Описать и использовать правовые и этические стандарты штата Мичиган в соответствии с Кодекс этики Американской ассоциации респираторной помощи, включая, но не ограничиваясь навыки эффективного общения как в письменной, так и в устной форме, честность, порядочность, сострадание, забота, сотрудничество и понимание смерти и умирания в условиях неотложной помощи.

Респираторная терапия | Общественный колледж Северо-Западного Арканзаса

Респираторная терапия


Респираторный терапевт (RT) — это узкоспециализированный медицинский работник, работающий вместе с врачами для оказания жизненно важной медицинской помощи тем, у кого есть проблемы с сердцем и легкими. болезнь.Как важный член команды здравоохранения, респираторные терапевты используют высокотехнологичное оборудование для оказания практической помощи пациентам с респираторными заболеваниями всех возрастов.

Респираторные терапевты помогают улучшить результаты лечения людей с диагнозом расстройства, начиная от неострых и хронических заболеваний легких до угрожающих жизни чрезвычайные ситуации.Пациенты могут включать новорожденных, пострадавших от травм, утонувших и страдающих от астмы, бронхита, ишемической болезни сердца, эмфиземы и пневмонии.


О программе Программа

NWACC по респираторной терапии (RT) предлагает степень младшего специалиста по прикладным наукам. в респираторной терапии и подготовит вас к зарегистрированному респираторному терапевту (RRT) удостоверение Национального совета по респираторной помощи.

Программа RT готовит вас с продемонстрированной компетентностью в когнитивных (знаниях), психомоторные (навыки) и аффективные (поведение) области обучения респираторной помощи практику, проводимую зарегистрированными респираторными терапевтами (РРТ).

Вы сможете выполнять следующие действия в качестве RRT:

  • Обучение пациентов и лиц, ухаживающих за ними
  • Техническое обслуживание всего оборудования, используемого для респираторной поддержки
  • Выполните полную оценку пациента, используя соответствующие протоколы респираторной поддержки, и сотрудничать в качестве члена команды здравоохранения
  • Проведение расширенной сердечно-легочной реанимации
  • Введение лекарств, лечебных медицинских газов и терапевтических процедур для лечение легочных заболеваний
  • При необходимости обеспечьте соответствующую механическую помощь для поддержки дыхания
  • Провести диагностическое тестирование функции легких и анализ газов крови
  • Выносить суждения и брать на себя ответственность за терапевтические процедуры, основанные на наблюдении пациента и знания анатомии, физиологии, фармакологии и клинической медицины

По окончании учебы вам будет предложено пройти курс Национального совета по респираторным заболеваниям. Экзамен терапевта с множественным выбором (TMC) и клинический симуляционный экзамен (CSE).После успешного После завершения этих экзаменов вы получите сертификат RRT.

Все еще в старшей школе? Идеально подойдут физические науки, биология, химия, алгебра и медицинская терминология. курсы, чтобы подготовиться к карьере в респираторной терапии.

 

 

 

Респираторная помощь | Хорри-Джорджтаунский технический колледж

Миссия программы

  • Предоставить возможность представителям разных культур и происхождения войти в профессию дыхательной терапии.
  • Для аспирантов, которые олицетворяют основные ценности профессии зарегистрированного Респираторный терапевт.
  • Чтобы преподаватели, студенты и сотрудники вносили свой вклад в здоровье и благополучие наше сообщество и общество через компетентное практическое руководство, образование и гуманистическое этические практики.
  • Чтобы адаптировать технологические достижения к клинической практике.

Цели

«Подготовить выпускников с продемонстрированной компетентностью в когнитивных (знаниях), психомоторных (навыки) и аффективное (поведение) обучение областям практики респираторной помощи, как выполняется зарегистрированными респираторными терапевтами (RRT).”

Результаты обучения

Респираторные терапевты оказывают помощь пациентам, включая принятие клинических решений и обучение пациентов. Сфера применения респираторной терапии включает, но не ограничивается следующими базовыми компетенциями:

  • сбор и оценка клинических данных;
  • оценка сердечно-легочного статуса пациентов;
  • выполнение и/или помощь в проведении предписанных диагностических исследований такие как: получение образцов крови; анализ газов крови; исследование легочной функции; и полисомнография;
  • оценка данных для оценки целесообразности назначенной респираторной помощи;
  • установление терапевтических целей для пациентов с сердечно-легочными заболеваниями;
  • участие в разработке и изменении планов респираторной помощи;
  • ведение больных с сердечно-легочными заболеваниями;
  • инициирование назначенных респираторных процедур, оценка состояния и наблюдение за пациентом ответы на такую ​​терапию и изменение назначенной терапии для достижения желаемого терапевтические цели; управление деятельностью по жизнеобеспечению;
  • проведение и оценка назначенной легочной реабилитации;
  • , обеспечивающий просвещение пациентов, семей и сообщества;
  • , способствующий оздоровлению сердечно-сосудистой системы, профилактике и лечению заболеваний;
  • продвижение практики, основанной на доказательствах, с использованием установленных руководств по клинической практике и путем оценки опубликованных исследований на предмет их актуальности для ухода за пациентами.

Эффективный газообмен у парализованных молодых кроликов с использованием простых и недорогих устройств поддержки дыхания

Высокоамплитудный B-CPAP.

Устройство HAB-CPAP, более подробно описанное ранее (5), похоже на устройство B-CPAP с той модификацией, что можно регулировать угол трубки выхода газа или барботера (рис. 1).С выходной трубкой барботера, направленной прямо вниз в воду, которую мы обозначили как угол барботажа 0°, устройство функционально эквивалентно обычному B-CPAP. Аббревиатуры HAB-CPAP0, HAB-CPAP90 и HAB-CPAP135 обозначают устройство HAB-CPAP, настроенное на углы барботера 0°, 90° и 135° (рис. 1) соответственно, хотя угол барботера равен 0°. не обеспечивает высокоамплитудных колебаний в Paw.

Рисунок 1

HAB-CPAP: смещение потока воздуха или O 2 контролировалось с помощью ротаметра, подключенного к полужесткой схеме.Контур «Y» соединял трубки вдоха, трубки выдоха, линию давления в дыхательных путях и эндотрахеальную трубку с субъектом. Уровни FiO 2 проверены с помощью анализатора O 2 . Измерения лап были обработаны в цифровом виде и сохранены на компьютере. Газ выходил из системы через гидрозатвор с углом барботажа, установленным на 0° (HAB-CPAP0), 90° (HAB-CPAP90) или 135° (HAB-CPAP135).

Принудительный пузырьковый аппарат ИВЛ прерывистого действия.

Принудительный пузырьковый аппарат ИВЛ (B-IMV; рис.2) представляет собой простое устройство с постоянным потоком, которое обеспечивает спонтанное дыхание в сочетании с рассчитанными по времени (несинхронизированными) надуваниями с положительным давлением. Система управления Paw состоит из двух каналов после интерфейса пациента, разделенных пережимным клапаном, который направляет системный газ через водяные затворы, установленные на разной глубине. При закрытом пережимном клапане глубина в воде более глубокого канала определяет пиковое давление вдоха (PIP) субъекта. Когда пережимной клапан открыт, поток газа избирательно направляется к более мелкому каналу, где глубина и, следовательно, противодавление определяют положительное давление в конце выдоха (ПДКВ).Давление измеряют у пациента «Y» и записывают на персональный компьютер. Открытие и закрытие пережимного клапана регулируются регулятором времени и могут устанавливаться независимо. Электроника, используемая для управления клапаном, включала блок микроконтроллера ATmega328 (Atmel Corporation, Сан-Хосе, Калифорния), питаемый от адаптера переменного тока (RadioShack, Fort Worth, TX) с выходным напряжением 12 В через переключатель питания, приводящий в действие регулятор напряжения 7805 5 В (Техас). Инструменты, Остин, Техас). Частота дыхания и время вдоха отображались на контроллере/драйвере жидкокристаллического дисплея Hitachi с точечной матрицей HD44780, подсвечиваемом с помощью светоизлучающих диодов (Hitachi Semiconducter (America) Irving, TX).

Рисунок 2

B-IMV: ротаметр контролировал смещение потоков либо воздуха, либо O 2, уровни и FiO 2 были подтверждены встроенным анализатором O 2 . Контур пациента был подключен к субъекту через эндотрахеальную трубку. Предохранительный клапан высокого давления был помещен в линию и настроен на давление 40 см H 2 O вместе с клапаном требуемого потока, который позволял бы комнатному воздуху поступать в контур, если поток вдоха субъекта превышал поток смещения.Пережимной клапан контролировал путь газа, выходящего из системы, либо через трубку, помещенную глубоко в воду, для контроля PIP, либо через трубку, расположенную неглубоко в воде, для контроля ПДКВ. Угол барботера, помещенного для контроля PEEP, был установлен на 0° (B-IMV0), 90° (B-IMV90) или 135° (B-IMV135). Пользователь устанавливал частоту дыхания вентилятора и время вдоха, которые проверялись в режиме реального времени с помощью специального программного анализа цифровых сигналов Paw.

Смещенный поток воздуха или кислорода регулировали с помощью ротаметра с отводной трубкой, соединенной с увлажнителем (модель MR740; Fisher & Paykel Healthcare, Окленд, Новая Зеландия).Инспираторный патрубок контура пациента/субъекта был сконструирован из трубки Tygon длиной 50 см с внутренним диаметром 4,8 мм (ВД) (наружный диаметр (НД) 7,9 мм) (Saint-Gobain, Akron, OH). Полужесткая трубка Tygon длиной 50 см с внутренним диаметром 8 мм (наружный диаметр 11 мм) использовалась для выдыхательного патрубка контура пациента/субъекта. Фракция вдыхаемого кислорода (FiO 2 ) была подтверждена с помощью анализатора кислорода (Massimo, Irvine, CA). Смещенный поток очищает систему от выдыхаемого CO 2 , поддерживает PIP и PEEP и управляет скоростью повышения давления во время вдоха.Кроме того, к экспираторному колену прикрепляли регулируемый барботер, используемый при ВАБ-СИПАП, для контроля амплитуды колебаний Paw во время выдоха. Когда угол выхода газа трубки PEEP отрегулирован на 0°, 90° и 135°, режимы называются B-IMV0, B-IMV90 и B-IMV135 соответственно (рис. 2, , вставка ).

Пережимной клапан (рис. 2) настроен по умолчанию в открытое положение, так что сбой активации позволил бы спонтанно дышащим субъектам дышать против B-CPAP; субъекты, не дышащие спонтанно, получат уровень респираторной поддержки, обеспечиваемый HAB-CPAP.Регулируемый предохранительный запорный клапан обеспечивает защиту от избыточного давления в системе при окклюзии дистального контура. Односторонний регулирующий клапан позволяет окружающему газу поступать в контур пациента и избегать аспирации воды из водяного затвора, если испытуемый должен был вдыхать со скоростью, превышающей смещающий поток, или если подача газа была прервана.

Подготовка животных и инструменты.

Протоколы исследования соответствовали рекомендациям Американского физиологического общества/Национальных институтов здравоохранения по гуманному использованию животных в исследованиях и были предварительно одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Детской больницы Сиэтла.Двенадцать молодых самок новозеландских белых кроликов (Western Oregon Rabbit Company, Philomath, OR) весом 1,55 ± 0,05 кг анестезировали 33 мг/кг кетамина и 6,6 мг/кг ксилазина внутримышечно. Кроликов подвергали трахеотомии с использованием эндотрахеальных трубок с внутренним диаметром 3,0 мм, которые закрепляли на месте пуповинной лентой для предотвращения смещения и утечки. Животных вентилировали в режиме помощи/контроля при 30 вдохах/мин, времени вдоха 0,35 с и 4 см H 2 O PEEP (Galileo; Hamilton Medical, Рино, Невада).Контроль давления был скорректирован для дыхательных объемов, целевого значения 7 мл/кг, измеренного пневмотахометром проксимального отдела дыхательных путей вентилятора. Пульсоксиметр контролировал насыщение кислородом (SpO 2 ; Massimo) и уровни углекислого газа в конце выдоха (Microstream; Oridion, Needham, MA), а частоту дыхания вентилятора регулировали для поддержания Paco 2 между 35 и 45 мм рт.

Ангиокатетер 20-го калибра был помещен во внешнюю яремную вену для введения жидкостей и лекарств.Техническое обслуживание внутривенно жидкости снабжались 3 мл/кг/ч 0,9% солевого раствора, содержащего 5% декстрозу. Анестезия поддерживалась непрерывным внутривенным введением. инфузия кетамина (10 мг/кг/ч) и ксилазина (4 мг/кг/ч). В правую сонную артерию был помещен ангиокатетер калибра 22 для мониторинга артериального давления и отбора проб для анализа газов артериальной крови. Техническое обслуживание в.в. промывочный раствор, содержащий гепарин (0,5 мг/кг) в 0,9% физиологическом растворе, вводили со скоростью 1 мл/кг/ч для поддержания проходимости катетера.После инструментальной обработки животных парализовали внутривенным введением. болюс панкурония бромида (0,23 мг/кг). Этот болюс повторяли каждые 3 часа и дополняли, если животное проявляло спонтанное дыхание. Частоту сердечных сокращений и артериальное давление контролировали с помощью одноразовых датчиков давления, присоединенных к системе мониторинга (MLT0699; AD Instruments, CO Springs, CO). Температуру тела постоянно контролировали с помощью ректальных датчиков температуры и поддерживали с помощью грелки.

Paw контролировали с помощью датчика давления (XRA515GN; Honeywell, Морристаун, Нью-Джерси) на проксимальном конце эндотрахеальных трубок, и данные регистрировали с помощью аналого-цифрового преобразователя (DT9804-EC-I-BNC; данные Translation, Marlboro, MA) на настольном компьютере.Сигналы Paw оцифровывались с частотой 1 кГц и подвергались цифровой обработке фильтром Баттерворта четвертого порядка с частотой среза 50 Гц.

HAB-CPAP поддержка парализованных кроликов.

На рис. 3 представлена ​​блок-схема, показывающая последовательность экспериментов на животных. Животных стабилизировали на обычной искусственной вентиляции легких (CMV), брали кровь для анализа газов крови, и среднее артериальное давление рассчитывали на основе измерений Paw. Животные были рандомизированы в перекрестном дизайне для HAB-CPAP0, HAB-CPAP90 и HAB-CPAP135 (фиг.2). Смещающий поток воздуха составлял 8 л/мин, а глубину барботера регулировали для обеспечения MAP, эквивалентного значению, определенному для стабилизации на CMV. План исследования заключался в том, чтобы парализованных животных выдерживали в течение 10 минут под каждым углом барботера HAB-CPAP при тщательном мониторинге SpO 2 . Если SpO 2 падал ниже 80%, животное возвращали в CMV до тех пор, пока SpO 2 не повышался до >95%. Исследование было продолжено путем изменения угла барботера на следующий угол, заранее определенный из последовательности рандомизации.Если у животных уровень SpO 2 >80% сохранялся в течение 15 мин, состояние считалось «пройденным», кровь брали на ГАК и исследовали следующее состояние в рандомизированной последовательности. Условия, при которых животные не могли поддерживать SpO 2 >80% в течение 10 мин, расценивали как «неудачные».

Рисунок 3

Блок-схема экспериментов на животных. На схеме представлен обзор последовательности подготовки животных, начальные исследования с HAB-CPAP, лаваж и B-IMV, затем сравнение CMV с HAB-CPAP135.

B-IMV для поддержки парализованных и лаважных кроликов.

Затем животных возвращали в CMV, помещали на FiO 2 1,0 и промывали 25 мл/кг предварительно подогретого (38°C) 0,9% солевого раствора до тех пор, пока PaO 2 животного не оставалось <100 мм рт. 10 минут. Для этого требовалось от 8 до 14 (9,2 ± 0,8, среднее значение ± стандартная ошибка среднего) промываний на животное. Между промываниями животных стабилизировали на ЦМВ в течение 5–10 мин, пока SpO 2 не достигал >95%. После лаважа животным регулировали дыхательные объемы до 5 мл/кг, время вдоха устанавливали на 0.30 с и ПДКВ на уровне 8–9 см H 2 O. Частоты вентилятора были скорректированы для поддержания Paco 2 между 45 и 50 мм рт. После стабилизации в течение ∼15 мин регистрировали параметры ИВЛ и производили забор крови на ГАК. Затем животных помещали в рандомизированном перекрестном дизайне на B-IMV0, B-IMV90, B-IMV135 или CMV, повторяя настройки вентилятора, определенные во время стабилизации на CMV этого животного. Через 10 минут после ЦМВ и каждого из трех условий В-ИМВ кровь брали для определения содержания газов в крови, а уровни Paw регистрировали в цифровом виде в течение 15 с.

Рандомизация последовательности четырех групп (CV, B-IMV0, B-IMV90 и B-IMV135) позволит получить 24 паттерна последовательности, при этом для получения n животных в группе потребуется 24 n животных; большое количество животных. Мы ограничили количество животных для исследования до 12, а для выбора последовательности создали 24 листа бумаги, на которых были написаны разные последовательности. В начале каждого эксперимента из конверта вынимали лист бумаги с указанием используемой последовательности.Ранее нарисованные бумажки возвращались в конверт перед следующим розыгрышем.

Поддержка HAB-CPAP у парализованных кроликов после лаважа.

По завершении исследований B-IMV животных возвращали на CMV (рис. 3). Через 15 мин кровь брали для анализа ABG и регистрировали уровни Paw. Животных помещали на HAB-CPAP135 на 10 мин, используя MAP, эквивалентную той, которая использовалась при стабилизации ЦМВ, и измеряли ABG. По завершении исследований животных забивали 150 мг/кг эвтасола.

Статистический анализ.

Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Сравнения прохождения/непрохождения парализованных кроликов без лаважа на HAB-CPAP0, HAB-CPAP90 и HAB-CPAP135 проводились с помощью теста Cochran Q (6). Парные тесты t использовали для сравнения результатов газов крови, полученных во время HAB-CPAP135 и во время CMV у животных до и после лаважа. Результаты газов крови из исследования B-IMV и CMV с лаважными животными сравнивали с использованием повторных измерений ANOVA и Стьюдента-Ньюмана-Кеулса (SNK) для ретроспективного анализа.Данные были оценены статистически с помощью однофакторного дисперсионного анализа с повторными измерениями, с SNK post hoc, в основном при допущении, что на параметры для животного, находящегося на искусственной вентиляции легких, влияли характеристики конкретного животного, но в меньшей степени на последовательность предыдущих настроек искусственной вентиляции легких. для этого животного. Статистический анализ проводили с использованием SAS 9.1.3 (SAS Institute, Inc., Кэри, Северная Каролина) и теста SNK с использованием Primer of Biostatistics 6.0 (McGraw-Hill Companies, Inc., Блэклик, Огайо). Статистические различия указаны при p < 0.05.

Почему дыхание так эффективно снижает стресс

Беспокойство на рабочем месте — серьезная проблема. Что вы можете сделать, чтобы оставаться спокойным, рациональным и продуктивным в стрессовой ситуации? В нескольких недавно опубликованных исследованиях авторы изучали эффективность различных техник и обнаружили, что один из них — Медитация Небесного Дыхания — дает наилучшие результаты как для немедленного, так и для долгосрочного снижения стресса. Эта обширная серия дыхательных и медитативных упражнений задействует парасимпатическую нервную систему, которая отвечает за деятельность организма по «отдыханию и пищеварению», помогая вам успокоиться и рационально мыслить перед лицом стресса.Эти простые методы могут помочь вам поддерживать более высокое эмоциональное благополучие и снизить уровень стресса на работе и за ее пределами.

Когда автомобиль офицера морской пехоты США Джейка Д. наехал на взрывное устройство в Афганистане, он посмотрел вниз и увидел, что его ноги ниже колена почти полностью оторваны. В этот момент он вспомнил дыхательное упражнение, которое выучил из книги для молодых офицеров. Благодаря этому упражнению он смог оставаться достаточно спокойным, чтобы проверять своих людей, отдавать приказы звать на помощь, накладывать жгуты на собственные ноги и не забывать поддерживать их, прежде чем потерять сознание.Позже ему сказали, что если бы он этого не сделал, то истек бы кровью.

Если простое дыхательное упражнение могло помочь Джейку при таком экстремальном принуждении, то подобные техники, безусловно, могут помочь остальным из нас с более распространенными стрессами на рабочем месте. Сочетание пандемии Covid-19 и борьбы за социальную справедливость только усугубило тревогу, которую многие из нас испытывают каждый день, и исследования показывают, что этот стресс мешает нам работать наилучшим образом. Но с правильными дыхательными упражнениями вы можете научиться справляться со стрессом и негативными эмоциями.

В двух недавно опубликованных исследованиях мы изучили несколько различных техник и обнаружили, что дыхательные упражнения наиболее эффективны как для немедленного, так и для долгосрочного снижения стресса.

В первом исследовании, проведенном нашей исследовательской группой в Йельском университете, мы оценили влияние трех вмешательств на благополучие:

  • Дыхательные упражнения: в наших экспериментах мы измерили воздействие конкретной программы, SKY Breath Meditation, которая представляет собой обширную серию дыхательных и медитативных упражнений, которым обучаются в течение нескольких дней и которые предназначены для достижения спокойствия и устойчивости.
  • Снижение стресса на основе осознанности:  техника медитации, с помощью которой вы тренируетесь осознавать каждый момент без осуждения.
  • Основы эмоционального интеллекта:  программа обучения методам улучшения эмоционального восприятия и регулирования.

Участники были случайным образом распределены в одну из трех программ или в контрольную группу (без вмешательства). Мы обнаружили, что участники, которые практиковали медитацию SKY Breath, испытали наилучшее психическое здоровье, социальную связь, положительные эмоции, уровень стресса, депрессию и осознанность.

Во втором исследовании, проведенном в Университете Аризоны, SKY Breath Meditation сравнивали с семинаром, на котором обучали более традиционным когнитивным стратегиям управления стрессом (другими словами, как изменить свои мысли о стрессе). Оба семинара были одинаково оценены участниками, и оба они привели к значительному увеличению социальной связи. Тем не менее, SKY Breathing оказался более полезным с точки зрения непосредственного воздействия на стресс, настроение и сознание, и эти эффекты были еще сильнее, если измерять их через три месяца.

До и после семинаров участники выполняли стресс-задачу, имитирующую стрессовую ситуацию, похожую на презентацию на деловой встрече. В преддверии напряженного выступления группа, завершившая когнитивный семинар, как и ожидалось, показала учащенное дыхание и частоту сердечных сокращений. Напротив, группа SKY Breathing оставалась стабильной с точки зрения дыхания и частоты сердечных сокращений, что позволяет предположить, что программа привила им буфер против беспокойства, обычно связанного с ожиданием стрессовой ситуации.Это означало, что они были не только в более позитивном эмоциональном состоянии, но и в большей степени были способны ясно мыслить и эффективно выполнять поставленную задачу.

Аналогичным образом, в ходе исследования с участием ветеранов из Ирака и Афганистана, которые боролись с травмой, мы обнаружили, что медитация «Небесное дыхание» не только нормализовала их уровень тревожности уже через неделю, но и целый год спустя они продолжали ощущать пользу для психического здоровья.

Так что же делает дыхание таким эффективным? Очень сложно найти выход из сильных эмоций, таких как стресс, тревога или гнев.Только подумайте, насколько неэффективно, когда коллега говорит вам «успокоиться» в момент сильного стресса. Когда мы находимся в состоянии сильного стресса, наша префронтальная кора — часть нашего мозга, отвечающая за рациональное мышление, — нарушена, поэтому логика редко помогает восстановить контроль. Это может затруднить трезвое мышление или эмоциональное интеллектуальное взаимодействие с вашей командой. Но с помощью дыхательных техник можно обрести некоторый контроль над своим умом.

Исследования показывают, что разные эмоции связаны с разными формами дыхания, поэтому изменение того, как мы дышим, может изменить то, что мы чувствуем.Например, когда вы чувствуете радость, ваше дыхание будет ровным, глубоким и медленным. Если вы чувствуете тревогу или гнев, ваше дыхание будет нерегулярным, коротким, быстрым и поверхностным. Когда вы будете следовать паттернам дыхания, связанным с различными эмоциями, вы на самом деле начнете чувствовать соответствующие эмоции.

Как это работает? Изменение ритма вашего дыхания может сигнализировать о расслаблении, замедляя частоту сердечных сокращений и стимулируя блуждающий нерв, который проходит от ствола мозга к животу и является частью парасимпатической нервной системы, которая отвечает за «отдых и переваривание пищи». деятельность (в отличие от симпатической нервной системы, которая регулирует многие из наших реакций «бей или беги»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.