Гуление и лепет разница: Основные этапы развития речи и выявление речевых проблем

Содержание

Page not found - АНО Здоровье, образование, культура

Наши последние прошедшие мероприятия

Чернобыль. Помним. Никогда не забудем (17.04.2021) Пасхальный марафон. Кинопросмотры (15.04.2021) День космонавтики (12.04.2021) Встреча в женском клубе Адвентистов (11.04.2021) Пасха (10.04.2021) Посещение татарского мусульманского женского собрания. (04.04.2021) Коллективная работа "Мир, в котором мы живем" (03.04.2021) Масленица в Отрадном (13.03.2021) Концерт посвященный 23 февраля "Никто не забыт". Митинг в парке отрадное (20.02.2021) "Новогодняя елка" (30.12.2020) Экскурсия на фабрику ёлочных игрушек в г.Клин (15.11.2020) Экскурсия "Вокруг Кремля" (25.09.2020) Пешая экскурсия "Кусково" (15.09.2020) Пешая экскурсия "Дворянские гнезда Москвы" (15. 09.2020) Экскурсия "Потерянный мир Зарядья" (5.09.2020) Фестиваль документальных фильмов в рамках "Пасхального марафона". Просмотр фильмов в Ассоциации (16.06.2020) Масленица (01.03.2020) Московское долголетие. Суставная гимнастика (25.02.2020) Московское долголетие. ИЗО (25.02.2020) Московское долголетие. Французский язык (24.02.2020) Московское долголетие. Суставная гимнастика (14.02.2020) Московское долголетие. Ментальная арифметика (13.02.2020) Московское долголетие. Английский язык (08.02.2020) Московское долголетие. Информационные технологии (08.02.2020) Московское долголетие. Французский язык (08.02.2020) Московское долголетие. Английский язык (07.02.2020) Московское долголетие. Информационные технологии (01.02.2020) Московское долголетие.
Английский язык (01.02.2020) Московское долголетие. Английский язык (31.01.2020) Московское долголетие. Ментальная арифметика (30.01.2020) Московское долголетие. Информационные технологии (25.01.2020) Московское долголетие. Французский язык (25.01.2020) Московское долголетие. Ментальная арифметика (23.01.2020) Московское долголетие. Психологические тренинги (22.01.2020) Московское долголетие. Информационные технологии (18.01.2020) Московское долголетие. Французский язык (18.01.2020) Московское долголетие. Английский язык (18.01.2020) Московское долголетие. Ментальная арифметика (16.01.2020) Московское долголетие. Информационные технологии (11.01.2020) 2019 год 2018 год

КАК БУДЕТ ГОВОРИТЬ ВАШ РЕБЕНОК, ЗАВИСИТ ОТ ВАС

Пятьдесят с лишним лет назад в Москве было лишь 16 логопедов. В 1951 году дефектологический факультет Московского государственного педагогического института (теперь - университет) выпустил 30 специалистов по исправлению недостатков речи. В настоящее время в нашей стране работают тысячи логопедов - выпускники московских педагогических университетов, а также пединститутов областных и республиканских центров. И все же проблема речевых расстройств остается актуальной по сей день. В каждом дошкольном учреждении, в каждой школе есть дети с недостатками речи. Для детей со сложными речевыми расстройства ми созданы специальные детские сады и школы. И таких школ немало. В чем же дело? Как предупредить нарушения речи у ребенка? Ведь этот недостаток мешает ему благополучно учиться, быть уверенным в своих силах, затрудняет выбор профессии. Ответить на эти вопросы редакция попросила Марианну Константиновну Шохор-Троцкую (Бурлакову) - педагога-де фектолога с пятидесятилетним стажем, одного из ведущих отечественных специалистов по преодолению речевых расстройств у детей и взрослых, автора более ста научных работ.

Игры в ботаническое домино или лото с картинками развивают у ребенка зрительное внимание.

Кроха, едва научившаяся ходить, с удовольствием рисует цветными мелками на асфальте. Такое занятие способствует мелкой моторике пальцев.

В три года многие малыши уже знают, как пишутся некоторые буквы, и имеют представление о числе.

Полуторагодовалый ребенок узнает на сюжетных картинках знакомые ему предметы.

Этапы развития речи и мышления у ребенка.

РЕЧЬ - ФУНКЦИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА

Специальных органов речи у человека нет. Речь реализуется с помощью артикуляции и аппаратов дыхания, жевания, глотания, обеспечивающих процессы голосообразования. Центральное звено всего аппарата речи - кора головного мозга (у правшей - преимуществен но левого полушария, у левшей - наоборот), где сосредоточены представительства доминирующей руки, речеслухового и кинестетического (мышечного) анализаторов.

У ребенка процесс развития речи разделяют на три периода. Первый - подготовительный - включает крик, гуление и лепет. Криком младенец подает сигнал родителям, например, о том, что голоден. А благодаря голосовым реакциям гуления (звукам типа ау, эу), постепенно приобретающим различную интонационную окраску, усваивает интонационную систему языка, копирует интонации окружающих его людей. Гуление - следствие случайно возникающих позиций будущего артикуляционного аппарата - губ, языка, мягкого нёба, глотки и гортани. У детей всего мира оно одинаковое. Наблюдается и у глухих младенцев, у которых не было звукового контакта с матерью.

К шести-восьми месяцам жизни малыш начитает лепетать, произносить звуки типа ма, па, ба, на, ди (иди), да (дай) и т. п. Звуковой состав лепета - результат кинестетической "настройки" артикуляционного аппарата по слуховому, акустическому подражанию речи окружающих. Одновременно ребенок осваивает элементарную слоговую структуру слова, состоящую, как правило, из одного слога. Если гуление не перешло в лепет, родителям стоит забеспокоиться, все ли в порядке у младенца со слухом.

Во втором периоде, примерно с восьми-девяти месяцев жизни, малыш начинает глобально воспринимать звучание некоторых слов, взглядом или указательным жестом "отвечать" на вопросы: "где папа?", "где птичка?". Он радуется, что его понимают, подражает взрослым в играх с игрушками, в манипулировании ложкой, чашкой. Слов еще нет, но интонации -восклицания уже варьируются: чувства радости и недовольства вокализируются, сопровождаясь характерными звуками:

а-а-а, у-у-у. Лепет делается продолжительнее, обогащается интонационная окраска, звуки начинают повторяться (ба-ба- ба, ма-ма-ма) и превращаются в слова, которые, в свою очередь, становятся компонентами мышления. И хотя произношение слов еще очень несовершенно, ребенок вкладывает в них определенный смысл. Видя, что мама пришла или уходит, он произносит слово ма-ма. Это так называемые слова-предложения. К концу первого года жизни появляются звукоподражательные слова типа ав-ав (собака), би-би (машина), тик-так (часы).

В третьем периоде, ведущем отсчет со второго года жизни, малыш уже понимает обращенную к нему речь, по слову выполняет простые поручения. У него появляется целенаправленный указательный жест, сопровождаемый звуками с интонацией требования, которые означают: назови. Ребенок настойчиво перемещает указательный пальчик с одного предмета на другой, по нескольку раз возвращается к уже "пройденным" предметам, пока не "насытится" сознанием того, что разные предметы имеют разное название. Период активного указательного жеста является большим скачком в становлении первого этапа детского конкретно-образного мышления, связанного с первичным выделением на слух звуковой оболочки слова. В это время закладывается пассивный словарь ребенка. Бурное развитие понимания речи на несколько месяцев опережает развитие устной речи. Нередко пауза между тем, когда ребенок стал показывать пальцем на тот или иной предмет, и моментом, когда он произносит слово, обозначающее предмет, насчитывает пять-восемь месяцев.

Наконец, наступает черед, когда малыш делает попытку связать два слова в фразу (мама, дай).

Слышащий ребенок, воспринимая правильную, не сюсюкающую речь матери, начинает говорить в 14-18 месяцев со дня рождения. У разных детей развитие речи может протекать по-разному. У одних довольно медленно формируется высказывание из двух-четырех слов, зато такие малыши примерно к году и восьми месяцам овладевают произношением почти всех звуков родного языка. У другой группы ребятишек бурно развивается мелодика речи, они произносят длинные фразы, но оперируют несколькими слогами, многие звуки не выговаривают. В таких случаях только мама может разобрать, что сказал ее малыш. Замечено, что девочки начинают говорить раньше мальчиков; вероятно, это обусловлено более пластичной нервной системой первых.

К полутора годам возникает первый период вопросов: "что это?". В активном словаре такого человечка уже 30-35 слов, состоящих из одного-двух слогов и произносимых при помощи шести-восьми звуков с разными слоговыми вариациями, которые понимает не всякий взрослый, но это уже общение с помощью речи.

К двум годам словарь малыша достигает примерно 300 слов. Он активно употребляет наречия и глаголы. На третьем году жизни усваивает первые грамматические формы, выстраивает многословные фразы со сложными и придаточными предложениями, предлогами, прилагательными, наречиями, вопросительными словами. После двух с половиной лет у ребенка, кроме обилия прилагательных, появляются причастия, сложные предлоги через

, вдоль и др., а к концу третьего года жизни - соединительные союзы и местоимения. Основное формирование речи заканчивается, но ее совершенствование продолжается на четвертом и пятом годах жизни. Это период вопросов: "почему?", "зачем?".

ПРИЧИНЫ ЗАДЕРЖКИ И НАРУШЕНИЯ РЕЧИ В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

Если ребенок родился здоровым, задержка его речевого развития может возникнуть из-за неправильных действий взрослых во время подготовительного периода: при недостаточном речевом общении с малышом, невнимании к его слуховому восприятию, подражанию звукам и словам взрослого, при несвоевременной выработке интонационной выразительности речи и смысловых связей между словом и предметом.

Прежде чем заговорить, малыш должен натренировать мышцы речевого аппарата. Это происходит, когда он гулит, лепечет, дышит, глотает, сосет грудь, жует. Замечено, что дети, находившиеся на грудном вскармливании, сталкиваются с речевыми трудностями реже искусственников, а те, которых своевременно приобщали к твердой пище, говорят намного четче сверстников, которых чуть ли не до школы пичкали жидкими кашами и протертыми овощами.

Нарушение речи вызывают разные причины: врожденные аномалии центральной нервной системы, коры головного мозга, нёба, языка, дефекты носового дыхания и снижение мышечного тонуса мягкого нёба (такая патология приводит к гнусавости), психическая травма (к примеру, у впечатлительных, склонных к неврозам детей реакция испуга может спровоцировать заикание) и др.

Ребенок, родившийся глухим или потерявший слух в результате болезни в первые недели и месяцы жизни, не научится говорить, пока сурдопедагог (специалист, обучающий глухих детей речи) не обучит его "чтению с губ", не научит произносить отдельные звуки, а затем слова с опорой на тактильное, кинестетическое, а также зрительное восприятие. Такие занятия нужно начинать с трех-четырехлетнего возраста.

Развитие речи и мышления находится в тесной связи с развитием мелкой моторики и координации движений пальцев рук. Дети, работающие с конструктором, занимающиеся оригами, лепкой из пластилина, вышиванием и другими видами рукоделия, умеют, как правило, логически рассуждать. У них достаточно развиты память и внимание.

Нередко к задержке речевого развития и нарушениям речи приводит переучивание ребенка-левши все делать правой рукой. Современные мамы знают, что младенцев нельзя пеленать. Всякое ограничение движений младенца тормозит не только формирование двигательных навыков, но и своевременное развитие речевых функций. У правши действия всех подвижных частей тела и особенно пальцев рук, речевого, артикуляционного аппарата (гортани, глотки, языка, губ, мягкого нёба) генетически заложены в левом полушарии головного мозга, у левши - в правом полушарии. Если левше не давать активно работать левой рукой, то у него возникнет пространственная ломка формирования движений: будут стимулироваться движения правой, неосновной руки, а основная, ведущая рука останется без стимуляции. Переучивая малыша держать ложку или карандаш в правой руке, родители тем самым перекладывают врожденные функции его ведущего правого полушария на левое, в котором у него нет "проекционной" базы для тонких движений пальцев и артикуляционного аппарата. В результате развивающаяся на базе слухового восприятия речь "не знает", в каком полушарии ей "осесть". Именно поэтому нередко левши, которых с младенчества усердно заставляли все делать правой рукой, позже начинают говорить, неверно произносят многие звуки, неловки в движениях, не умеют танцевать, лишены музыкального слуха. Но не менее важно, что нарушается эмоционально-волевая сфера ребенка. Известно, что всякое действие вызывает противодействие. Ребенок становится либо упрямым, либо сломленным: слабовольным, мнительным, неуверенным в себе. Начинает фиксировать внимание на своих речевых трудностях, глубоко переживает по пустякам. По этой причине у него может развиться заикание. А его преодолеть трудно. Малышу-левше необходимо давать свободу действий, и он сам научится многое делать обеими руками.

РАЗВИТИЕ РЕЧИ И МЫШЛЕНИЯ

Английский философ, педагог и психолог XVII века Джон Локк в монографии о воспитании детей очень точно отметил, что сознание человека, его характер, культура, воспитанность и мышление зависят от того, что родители заложили в него до пятилетнего возраста.

Наиболее важный период эмоционального и интеллектуального развития ребенка приходится на возраст до трех лет. Новорожденный с первых дней жизни реагирует не только на тактильное восприятие материнских рук, яркий свет, но и на звуки, тембр голоса матери и других людей, а главное - на интонации (известно, что самые ласковые слова, произнесенные с угрожающей интонацией, даже взрослого могут повергнуть в страх). Неспроста из глубины веков, из поколения в поколение передаются колыбельные песни, которые успокаивают, убаюкивают младенца. Очень важно, чтобы ребенок с первых дней жизни слушал мамино пение колыбельных или народных песен. Оно должно быть тихим, но разборчивым. Современная тенденция заменять мамино пение магнитофонными записями классической или популярной музыки не стимулирует восприятие ребенком мелодики и лексики родного языка. Такие концерты порой его просто оглушают.

Обязательно откликайтесь на плач ребенка. В первые месяцы жизни он только так может вам сказать, что испытывает дискомфорт, что ему холодно, мокро или очень хочется есть. Кроме того, крик или плач - это еще и попытка общения. Малыш дает вам понять, что соскучился и хочет увидеть родное лицо.

Говорите с грудничком буквально с самого его рождения, грамотно, медленно и четко произнося слова, без каких-либо сюсюканий. Неважно, что он еще не понимает смысл ваших слов, зато чутко реагирует на интонацию и прекрасно улавливает ее. Все действия - купание, переодевание, кормление и т. п. - сопровождайте подобием беседы. Например: "Сейчас я посмотрю, что тебе не нравится, почему ты вертишься, плачешь". Речь должна быть неспешной, ласковой. Новорожденный лучше всего воспринимает мелодичные гласные звуки, произносимые нараспев. Важно, чтобы малыш видел вашу мимику, движения губ. Особенно тщательно произносите звуки о, и, е. Именно их впоследствии многие дети проговаривают нечетко, иногда заменяя на другие - у, э. Из-за этого в школе они пишут слова с буквами о, и, у, е (э) с ошибками. Разговаривая с крохой, всегда помните о том, что на вас лежит ответственная задача - привить сыну или дочке врожденную грамотность. Благодаря активному общению в еще не дифференцированной слухоречевой памяти младенца закладывается та канва, на которой в будущем будет расцветать, вырисовываться речевой опыт ребенка, появится его первый лепет.

Советую родителям вести дневник, записывая в него, когда малыш начал лепетать, когда заговорил, когда стал ползать, ходить, когда у него зарос родничок. Эти сведения при отклонениях в развитии могут понадобиться врачу-невропатологу или педагогу-дефектологу.

Очень важно в самом раннем возрасте воспитывать у ребенка зрительное и слуховое внимание, предлагая ему найти направление звучащей игрушки (погремушки, пищащих резиновых зверюшек), перемещаемых по комнате громко тикающих часов и т. п. У трех-четырехлетнего малыша зрительное внимание формируется в процессе занятий с картинным лото или пазлами, когда надо заполнить маленькими карточками большую карту с рисунком на ту или иную тему. Невнимательность у одних ребятишек объясняется их излишней активностью, неусидчивостью, несдержанностью, неумением слушать и наблюдать, у других, напротив, некоторой замедленностью, вялостью, несобранностью, неорганизованностью и рассеянностью. В школе эти трудности приводят к тому, что дети невнимательны на уроке, не могут следить за указаниями учителя, начинают импульсивно действовать, не дослушав до конца задание, поспешно или очень медленно его выполняют. Учитель всякий раз вынужден делать им замечания. В результате у ребенка пропадает желание учиться. Он становится стойко неуспевающим.

Как только ребенок освоит хождение, учите его танцевать. Ритмичные движения способствует развитию слуха, а значит, и речи.

Внимание ребенка-левши и его ориентацию в пространстве можно развивать, предлагая сначала показать предметы, нарисованные в книге слева от центра, затем в центре и справа.

Умение контролировать слуховое внимание, вовремя тормозить двигательную активность отлично воспитываются в играх на поднимание и опускание рук на вопросы: "Кто летает?", "Кто бегает?", "Кто плавает?" и т.д. Например: "Птица летает? Диван летает? Бабочка летает?". Ребенка надо учить быстрому переключению внимания при показе предметов обихода, частей лица, тела.

К двум с половиной годам у детей бурно развивается конкретно-образное мышление с элементами фантазии, которое надо поощрять в процессе игр: "Угадай загадку", "Чьи это ноги?" (показывайте ребенку только нижнюю часть картинки с изображением какого-нибудь животного), "Узнай, кто я" (нарисуйте с помощью точек контур зверька или несложного предмета, попросите ребенка соединить все точки одной линией, чтобы узнать, кто же прячется в ваших точках). Привлекайте малыша к творчеству, предлагая порисовать или сочинить вместе сказку.

С трех лет хорошо говорящего ребенка можно в игровой форме начать обучать чтению слов, составленных из азбуки на кубиках. В этом возрасте он уже имеет представление о числе (один, два, много), способен наизусть запоминать стихи, работать с конструктором, "исследовать", что у мишки в животе или как устроена машинка, ходить с коляской, подражая маме. Ему все интересно. Он познает мир и узнает, что чайник горячий, ножницы колкие, стакан стеклянный и потому разбился. Осознает смену поколений и то, что какое-то событие было вчера, еще раньше или давным-давно и что очень многое еще должно случиться в будущем. Ваша задача состоит в том, чтобы удовлетворить любопытство малыша, ответить на все его "почему?".

Малышей в возрасте от трех до пяти лет пора знакомить с русскими народными сказками, но избегайте сказок о Иванушке-дурачке, о Емеле ("По щучьему велению"), так как они воспевают лень, безделье, жизнь за чужой счет. Учите наизусть с ребенком фрагменты мудрых сказок А. С. Пушкина, читайте ему стихи и сказки К. И. Чуковского, С. Я. Маршака, А. Л. Барто, С. В. Михалкова, сказки братьев Гримм, Андерсена. При этом объясняйте малышу непонятные речевые обороты, например: "и лес и дол видений полны…". Еще до школы ему станут интересны рассказы о богатырях (Илье Муромце, Добрыне Никитиче и др.), о подвигах народа, защищающего свою страну от чужеземцев. Он с удовольствием будет слушать мифы Древней Греции. Героями ведь были не только три мушкетера.

Если к четырем-пяти годам ребенок не освоил произнесение звуков л, р, свистящих, шипящих звуков или все звонкие звуки произносит глухо, а твердые - мягко, обязательно обратитесь к логопеду, так как в школе он может путать эти звуки. Занятия с логопедом требуют довольно много сил и времени, поэтому данную проблему желательно разрешить хотя бы за год до поступления в школу, когда ребенок еще не загружен уроками.

По методическим пособиям родители могут и сами помочь своему ребенку избавиться от некоторых дефектов речи (например, трехлетние малыши нередко вместо звука ш произносят звук с, вместо р - л). Начинать нужно с постановки отдельных звуков, применяя своеобразную гимнастику речевого аппарата (в свое время журнал "Наука и жизнь" опубликовал серию статей "Школа домашнего логопеда" - см. №№ 10-12 за 1962 год; если у вас сохранились старые подшивки журнала, советуем прочитать эти статьи. - Прим. ред.).

Ребенку пятилетнего возраста уже можно рассказывать об особенностях жизни и обычаях народов разных стран, об обитателях морей, рек и лесов, о звездах и планетах. Покажите ему на глобусе или географической карте, сколько континентов, морей и океанов на Земле, где находится страна, в которой он живет. Очень внимательно отбирайте передачи телевидения. Ни в коем случае не давайте смотреть своему чаду мультфильмы ужасов. Они нарушают сон ребенка, делают его нервозным.

В этом же возрасте закрепляется знание о временах года и о времени суток. Малыш начинает сталкиваться с таким явлением, как многозначность слова, узнает, например, что словом "клетка" обозначается не только клетка для тигра в зоопарке, но и рисунок материала на платье, что "в клетку" бывает тетрадь. Дошкольника уже можно познакомить с такими понятиями в языкознании, как синоним (слово, совпадающее или близкое по значению с другим словом, например, "путь" и "дорога") и антоним (слово, противоположное по значению другому слову, например, "светлый" и "темный"). Однажды в рейсовом автобусе я наблюдала, как мама играла с шестилетним сыном в слова. Она произносила какое-нибудь слово и просила сына назвать слова, близкие или противоположные по значению. К прилагательному "быстрый" мальчик извлек из памяти слова "скорый", "стремительный", "проворный", "бойкий", "резвый", а после непродолжительной паузы добавил: "шустрый". Мама дополнила список словами: "шибкий", "рьяный", "прыткий". Антонимов оказалось меньше: "медленный", "тихий", "черепаший", "неторопливый", "неспешный". Потом последовали другие задания, и казалось, что в эту увлекательную игру мама с сыном могут играть бесконечно. Наблюдать за ними было очень приятно. Я подумала: этому мальчику будет легко учиться в школе, он явно не страдает бедностью речи, косноязычием.

В целях предупреждения ошибок в письме, для улучшения восприятия ритма речи "дирижируйте", когда ваш малыш читает стихотворение, поет или танцует под пение, отбивайте хлопками в ладоши число слогов в слове, но делайте все в виде игры.

И последний совет. Всегда хвалите ребенка за его находчивость, усердие и трудолюбие и не ругайте за ошибки, за разбитую чашку, сломанную ручку или линейку (вспомните, сколько всего вы сами разбили и сломали). Тогда он станет вашим другом, будет радовать вас своей любознательностью, наблюдательностью и хорошей успеваемостью в школе.

ЛИТЕРАТУРА

Бурлакова М. (Шохор-Троцкая). Речь и афазия. - М.: Медицина, 1997.

Бурлакова М. Советы логопеда . - М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001.

Вейн А. Мозг и творчество // Наука и жизнь, 1983, №№ 3, 4.

Драпкин Б., Синицына Н., Успенская Л. Школа домашнего логопеда // Наука и жизнь, 1962, №№ 10-12.

Маркина Н. Мозг правшей и левшей - в чем разница? // Наука и жизнь, 2001, № 6.

Мозг человека // Наука и жизнь, 1962, № 4.

Николаенко Н. Возвращение из небытия // Наука и жизнь, 2001, № 8.

Ротенберг В. Мозг. Стратегия полушарий // Наука и жизнь, 1984, № 6.

Шохор-Троцкая М. (Бурлакова). Коррекция сложных речевых расстройств. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.

Шохор-Троцкая М. (Бурлакова). Не переучивайте левшу! // Наука и жизнь, 2002, № 8.

Лепет и гуление. Как вовремя заметить проблемы с речью у ребенка | ОБЩЕСТВО

Детей с нарушениями речевого развития становится все больше. Заметив неладное, не все родители торопятся обратиться к специалисту. Кто-то кивает в сторону наследства, мол, у бабушки было так же, кто-то ждет, что перерастет. О том, как проблемы с речью могут сказаться на дальнейшей жизни ребенка, на что обратить внимание родителям, чтобы не упустить время, и заменят ли гаджеты общение со взрослыми, «АиФ — Ямал» рассказала победитель окружного конкурса «Воспитатель года» логопед Елена Васильева.

С ребенком надо разговаривать

Светлана Садырина, «АиФ — Ямал»: Елена, с какими речевыми проблемами вам приходится работать? Можно ли их решить в образовательном учреждении или необходим углубленный подход?

Елена Васильева: К сожалению, число детей, нуждающихся в помощи логопеда, постоянно увеличивается, а тяжесть речевых нарушений возрастает. Они носят полиморфный характер, требующий комплексной, совместной работы нескольких специалистов одновременно — это психолого-педагогическая и медицинская помощь.

Фото: Правительство ЯНАО

— Есть ли какие-то границы нормы — когда и сколько слов должно быть в лексиконе ребенка?

— Да, конечно, есть нормы речевого развития ребенка, и для каждого возраста они свои. И специалисты, работающие с детьми — врачи, педагоги — на них опираются. Но все же каждый ребенок индивидуален, и это надо учитывать.

— Влияет ли на речевое развитие малыша то, сколько с ним разговаривают взрослые?

— Речь ребенка формируется под влиянием речи взрослых, она во многом зависит от речевого окружения и речевой практики, особенно в раннем возрасте, когда интенсивно идет ее формирование. Поэтому очень важна роль семьи. Если ребенок не будет получать ярких впечатлений, ему не будут созданы условия для передвижения и общения, то он не научится выстраивать отношения, договариваться, не сможет выразить свои просьбы и желания. Никакие самые лучшие мультфильмы и гаджеты не заменят живого общения. Отсутствие свободного времени у нас, взрослых, приводит к весьма печальным последствиям не только для физического здоровья ребенка (о нарушениях зрения, дефиците движений, испорченной осанке уже сказано довольно много), но и для его психического развития. Первое из них – отставание в развитии речи.

Не ждите, что все пройдет!

— На что в речевом развитии ребенка обращать внимание родителям и когда бить тревогу?

— Необходимо обращать внимание на проявление эмоциональных реакций, появление гуления и лепета, на особенности сосания и жевания, на понимание ребенком обращенной речи, на то, как он реагирует на простые инструкции, на появление простых слов (примерно в 1 год), простой фразы (2-2,5 года).

— Отводить ребенка к логопеду стало столь же популярным, как водить в секции и кружки, при этом мамы  и папы ждут мгновенного результата и нередко негодуют, когда через пару месяцев не замечают никаких изменений.  Так, когда же можно увидеть результаты работы логопеда?

— Очень сложно дать однозначный ответ на этот вопрос, так как сроки коррекционной работы зависят от многих факторов. В первую очередь — от речевого нарушения и степени сложности дефекта. К сожалению, в последнее время многие речевые нарушения сопровождаются неврологической симптоматикой, и тогда требуется больше времени и усилий со стороны логопеда, родителей и самого ребенка. Также это зависит от  регулярности посещения занятий, от того, закрепляют ли родители полученные навыки с ребенком дома,  от уровня развития внимания, памяти и мышления. И, как говорила ранее, от речевого окружения — важно, чтобы взрослые говорили четко, внятно, медленно и грамотно. В некоторых случаях требуется параллельная работа с медицинскими специалистами, психологом, дефектологом. Поэтому можно назвать примерное количество занятий с конкретным ребенком, но обозначить точные сроки коррекционной работы сложно.

— Некоторые родители надеются, что с возрастом проблемы в речевом развитии разрешаться сами — дескать, раньше никаких логопедов не было, и ничего, все говорим.  Могут ли в действительности они со временем нивелироваться?

— Ребенок с проблемами в речевом развитии испытывает трудности в выстраивании отношений, в умении договариваться, в выражении своих просьб и желаний. В школьном возрасте ребенок с трудом обучается читать и писать и в дальнейшем допускает большое количество специфических ошибок. Все это приводит к снижению успеваемости и по другим школьным предметам, нежеланию учиться. Кроме того, речевые нарушения могут стать серьезным препятствием при выборе профессии. Не надо ждать, что все пройдет. Будьте рядом с ребенком, вместе с ним, помогите ему.

Елена Васильева — победитель окружного конкурса «Воспитатель года», учитель-логопед прогимназии «Эврика» в г. Муравленко. Стаж работы — 14 лет.

Особенности развития речи глухих детей

Статья:

И у слышащих и у глухих детей в одинаковом возрасте появляется гуление (что иногда затрудняет распознавание глухоты). Но, в отличие живых интонаций и певучего гуления слышащих, гуление глухих детей монотонно. Так как глухой ребенок не слышит своего гуления, оно, как и всякие неподкрепляемые реакции, быстро сокращается и исчезает (Ф.А. Pay и Ф.Ф. Pay, 1955). К семи-восьми месяцам у нормально развивающегося ребенка появляется лепет, который развивается благодаря тому, что ребенок его слышит. Вначале слышащий ребенок, играя, вторит своему лепету, который служит ему образцом для подражания. Затем он начинает подражать речи взрослых, к которой прислушивается и пытается подравняться, как к мерке.

У глухого ребенка, в отличие от слышащего, не возникает потребности в общении словесной речью, так как он ее не воспринимает. По имеющимся наблюдениям, у него не появляется лепет и не формируется собственная речь, так как он не располагает образцами для подражания.

На протяжении первого года жизни у глухого ребенка, несмотря на наличие исторически фиксированных предпосылок, задерживается развитие устной речи. Развитие познавательной деятельности глухого ребенка также задерживается, так как в ее формировании значительная роль принадлежит словесному общению со взрослым, разъяснениям и Указаниям, которые он дает ребенку.

Наблюдения показывают, что различия между глухими и слышащими детьми, проявившиеся уже на первом году жизни, резко нарастают в раннем детстве. Одной из наиболее существенных особенностей Развития слышащего ребенка в этом возрасте является быстрое и интенсивное овладение речью: у глухого речь не появляется. Слышащий ребенок к трем годам делает громадные успехи в усвоении фонетики, словаря и грамматического строя языка, начинает широко, многообразно и правильно пользоваться речью в ее различных функциях, у него значительно расширяется мотивация речи. Поэтому различия между слышащим и глухим ребенком к концу раннего возраста очень значительны. Они нарастают, если в дошкольном возрасте глухим детям не создают особо благоприятных условий для овладения словесной речью .

Слышащий ребенок к трем годам владеет достаточно сложной фразовой речью. Глухой ребенок, если воспитывается в среде слышащих, обычно пользуется в общении естественными жестами, произно¬сит несколько лепетных слов, относя их к достаточно широкому кругу предметов и явлений. Только в тех случаях, когда с глухим ребенком с самого раннего детства проводится всесторонняя пе¬дагогическая работа специалистами-сурдологами, которая пред¬полагает развитие остатков слуха у ребенка, грамотное использо¬вание подходящего слухового аппарата и другой звукоиздающей аппаратуры, формирование комплексного — слухового, зритель¬ного, тактильно-вибрационного — восприятия устной речи и вы-зывание его собственной речи с помощью системы специальных средств, глухой ребенок к трем годам может овладеть отдельными словами для общения и обозначения предметов и явлений бли¬жайшего окружения (но со значительными неточностями в про¬изношении слов, с ошибками в их звуковом составе).

Глухой ребенок, находящийся в среде глухих, к трем годам овладевает жестовой речью, позволяющей общаться с ним его родителям или другим людям. С помощью жестовой речи он мо¬жет выразить свои потребности и желания, возникающие у него затруднения, просьбу к другому человеку о каком-либо предмете, свое отношение к той или иной ситуации. Говоря другими слова¬ми, жестовая речь у глухого ребенка выполняет роль средства и способа социального общения, что на данном этапе жизни спо¬собствует его всестороннему психическому развитию .

По показателям развития речи у глухих детей наблюдается боль¬шое своеобразие. Для них характерно существенное недоразвитие обычной бытовой фразовой речи, которой слышащие дети, разви¬вающиеся нормально, уже овладевают к двум годам и значительно ее совершенствуют в среднем и старшем дошкольном возрасте.

Речь глухих детей 6 — 7 лет бедна по словарю, по способам вы-сказывания. Поэтому у глухих детей наблюдается заметное сниже¬ние словесной памяти по сравнению с тем, что отмечается у их слышащих сверстников.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Автономная речь: определение и развитие

Статья:

Речевое развитие у человека проходит через определенные возрастные этапы. Каждый из них имеет свои особенности и необходим для малыша. Автономная речь ребенка − это первая речевая деятельность, характеризующаяся активной артикуляцией при отсутствии правильной фонетики.

Дети произносят сочетания слогов (гу-га, ба-ба), но при этом они не имеют такого же значения как во взрослой речи. В психологии считается, что данный этап критически важен для психического развития в будущем.

 

Общая информация

Автономное говорение в детском возрасте появляется в 7-8 месяцев. У некоторых людей это может случиться позже — ближе к 1 году. Начало речевой активности характеризуется самостоятельными попытками говорить. Ребенок начинает издавать отдельные звуки и слова. В педиатрии это соответствует этапу гуления и лепета. Дети общаются отдельными слогами и их сочетаниями: «гу», «ав», «гули», «ма-па» и др. Важно понимать, что они не вкладывают в них аналогичные взрослым фразам значения. Подобные звукосочетания отражают формирование артикуляционного аппарата, в первую очередь, в функциональном плане.

Впервые о данном понятии заговорил Ч. Дарвин. Наблюдая развитие внука, он отметил, что тот начинает издавать связанные слоги, выделяя их интонационным образом. Это послужило предпосылкой для начала исследования указанного этапа речевого развития специалистами в области детской психологии.

Если родители отмечают замедленное формирование гуления и лепета, им следует обратиться к логопеду или педиатру, которые помогут выяснить причины подобного состояния и при необходимости подберут методы коррекции.

 

Этапы развития

В формировании речевой активности специалисты выделяют два основных действия:

  • развитие способности понимать высказывания взрослых, сопровождающееся улучшением слуха и отделов мозга, связанных с ним;
  • активное произношение, в процессе которого происходит освоение основных правил языка при его непосредственном использовании.

Развитие происходит последовательно, проходя несколько характерных этапов, большинство которых относят к автономной речи:

  • В возрасте от 3 до 5 месяцев начинается активное и избирательное прислушивание к звукам. Малыши обращают внимание на голос родителей, на звук открывающейся двери в комнате и пр. Как правило, активного звукопроизношения не наблюдается.
  • Начиная с 6 месяцев, начинается гуление — произносятся отдельные звуки и их сочетания. Постепенно начинается переход на лепет, который проявляется слогами: «ма-ма», «га-ма» и др.
  • К концу первого года жизни отчетливо выявляются интонации и эмоциональная окраска высказываний. Начинается жестикуляция и концентрация на отдельных предметах, что отражает формирование экспрессивного компонента.

В 12-14 месяцев дети начинают использовать отдельные простые слова. В этот момент начинает постепенно формироваться фонетика и семантика. Наиболее активно процесс происходит при частом общении с родителями.

Основные отличия

Речевая активность возникает в течение 1-го года жизни. В этот период времени ребенок активно наблюдает за окружающим миром и людьми. Постепенно, он пытается взаимодействовать с ним не только с помощью движений, но и звуков. Автономная речь — уникальный период развития, характеризующийся большим количеством звуков и слогов, которые отличаются по своему смыслу и характеристикам от их аналогов у взрослых людей. Подобное различие хорошо иллюстрирует классический пример самого Дарвина.

 

Внук любил играть у пруда, долго смотря на воду. Однажды он увидел утку и услышал, как она кричит. Постепенно он начал подражать ее и, показывая пальцем на птицу, говорить «уа». После возвращения домой, помня о том, что утка была в воде, он указывал на любую жидкость и тоже говорил «уа». У Дарвина была большая коллекция монет, на одной из которых внук увидел птицу. Внук стал называть ее так же. После этого, видя любые монеты, он говорил «уа».

Данная история показывает то, каким образом происходит образование ассоциативных связей между предметом или явлением, и звуками. При этом даже выразительные крики «ма-ма» не всегда означает то, что дети хотят видеть своих родителей. В психологии считают, что они могут направлять звуки речи на любые предметы.

 

Основные особенности

Психологи, говоря об автономной речи, выделяют четыре особенности, отличающие ее от других этапов речевого развития в детском возрасте:

  • Смысл произносимых звуков и их сочетаний невозможно интерпретировать, так используются свои внутренние логические связи. В связи с этим родители не способны понять истинное значение речи.
  • Фонетический строй отличается от звукопроизношения во взрослом возрасте, что связано с незрелостью артикуляционного аппарата.
  • Автономное звукопроизношение осмыслено. Это хорошо заметно в семьях, когда родители и близкие родственники понимают «слова» малыша, несмотря на непохожесть на обычные предложения.
  • Отношения между словами и их значениями разнообразны, что также не наблюдается у взрослых людей. В обычной речи предложение формируется по определенным правилам синтаксиса и этимологии. Подобные понятия полностью отсутствуют при автономном произношении.

Данный этап формирования речевой функции проходит каждый человек в детстве. Без него формирование полноценного звукопроизношения невозможно.

 

Значение этапа

Родители могут обращать внимание, что у ребенка длительность лепета затягивается. В среднем, уже к первому году жизни начинают появляться отдельные слова, схожие с речью взрослых людей. При нарушениях речевого развития, автономный период звукопроизношения может длиться до 2 и более лет. В этих случаях, подобное состояние может быть связано с генетическими особенностями и условиями окружающей среды в семье. Логопеды считают, что этап гуления и лепета — наиболее важный период формирования речевой функции и артикуляционного аппарата в целом.

При плохой атмосфере в семье, малом количестве общения с родителями, развитие звукопроизношения нарушается. Также, негативное влияние оказывают попытки взрослых говорить с малышом на его языке. Ни в коем случае не стоит самим говорить неправильно, так как несмотря на особенность произношения звуков и слов, ребенок понимает и разговоры взрослых.

С детьми не следует сюсюкаться. Говорить всегда следует отчетливо и не изменять произношение слов, подражая детям. Это может привести к задержке его речевого развития.

Автономная речь развивается в течение нескольких лет. Ребенок при этом играет активную роль, так как сам развивает свой артикуляционный аппарат, звукопроизношение и устанавливает связь между словами и предметами окружающего мира. В среднем, формирование речевой функции заканчивается к 2-3 годам, когда ребенок уверенно использует большое количество слов и строит из них понятные предложения.

Развитие речевой функции — длительный этап, требующий внимания со стороны родителей и вовлечения самого ребенка. Постепенная тренировка звукопроизношения приводит к тому, что дети начинают правильно использовать звуки и слова, сопоставляя их с предметами и явлениями в окружающем мире.

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Педагогический колледж!

Фамилия, имя, отчество преподавателя

Адрес сайта
Алексеев Василий Сергеевич, преподаватель естественно-математических дисциплин  https://www. vas-sergeevich.ru   
Душкина Наталья Сергеевна, преподаватель филологических дисциплин

https://nsportal.ru/dushkina-natalya-sergeevna

Ярко Елена Александровна, преподаватель психолого-педагогических дисциплин

https://nsportal.ru/yarko-elena-aleksandrovna

Васильева Елена Александровна, преподаватель детской литературы

https://nsportal.ru/vasileva-elena-aleksandrovna-2

Каба Анастасия Геннадьевна, социальный педагог

https://nsportal.ru/kaba-anastasiya-gennadevna

Поповиченко Татьяна Николаевна, преподаватель психолого-педагогических дисциплин

https://nsportal.ru/popovichenko-tatyana-nikolaevna

Морковкина Елена Владимировна, преподаватель частных методик дошкольного образования

https://nsportal. ru/morkovkina-elena-vladimirovna

Вергаскина Любовь Васильевна, преподаватель истории и социально-политических дисциплин

https://nsportal.ru/vergaskina-lyubov-vasilevna

Постникова Ольга Ивановна, преподаватель естественно-математических дисциплин

https://nsportal.ru/postnikova-olga-ivanovna

 Рыженкова Елизавета Сергеевна, преподаватель английского языка

https://nsportal.ru/ryzhenkova-elizaveta-sergeevna
Попова Наталья Николаевна, заведующий отделением, преподаватель педагогических дисциплин и частных методик дошкольного образования  https://natalia02101972.wixsite.com/website

 

Детский лепет | Владимир Бибихин.

Детский лепет

Лепетом или лепетной речью называется слоговая непонятная речь детей, взрослых, находящихся в определенных душевных состояниях, и иногда иностранцев; в двух последних случаях чаще говорят о лопотанье. У детей лепетная речь начинается с двух–пяти месяцев жизни, выделяясь из крика, гуления и гукания, которые не имеют ярко выраженного слогового устройства. Нижнюю границу лепета установить намного труднее. Есть основания считать что лепет как примитивная способность сохраняется в течение всей жизни. У детей он идет на убыль с двенадцати месяцев по мере укрепления способности к общепонятной речи, но тем не менее продолжает занимать заметное место в их общей речевой деятельности по крайней мере вплоть до трех лет.

Интуитивно ясно, что в любое определение лепета должны входить семантические критерии. Отграничение лепета от крика, гуления, гукания по физиологическим и фонетическим признакам, например привлекая теорию слогообразующего механизма, менее затруднительно. Согласно этой теории, формирующийся механизм образования слогов связан с прерыванием потока воздуха преградой в горле, полости рта и т.д. Такой механизм должен образовывать слоги в основном типа согласный-гласный. Начало собственно слоговой речи по теории слогообразующего механизма надо приурочивать не к появлению слогов с глубоким р, а к слогам с губными и зубными. Первые согласные ребенка — гортанные р, г. Воспитатели не склонны считать их настоящими согласными. Специалисты в области детской речи также склоняются к мысли что появление этих согласных вызвано лежачим положением ребенка. Интересно, что к четырем — шести месяцам ребенок перестает их произносить, а потом, когда складывается его фонетическая система, оказывается что способность произносить эти звуки вообще им утрачена. Конечно, теория слогообразующего механизма остается лишь гипотезой.

Так или иначе, в первые месяцы жизни в общем потоке крика, рыдания, постанывания, хныкания, причмокивания, радостного визга у человеческого ребенка начинают появляться сочетания звуков с более или менее четко выраженным слоговым устройством. Кроме того что это слоги, то есть сочетания согласный-гласный (чаще всего ба) или другие, новый вид фонационной деятельности характерен тем, что слоги стягиваются в интонационно оформленные группы, отделенные одна от другой паузами, не обязательно по длительности; надо учитывать и паузы, обозначенные окончанием одного и началом другого интонационного рисунка. Вскоре появляется новая черта лепетной речи: слоги ее получают неравные ударения. Есть ли всё это у глухонемых? Согласно большинству наблюдавших его авторов, лепет глухонемых детей тоже артикулирован.

Очень скоро, к трем-пяти месяцам жизни слоговой характер лепета, его интонационные и акцентные характеристики становятся настолько четкими, что он на всех воспитателей и исследователей производит впечатление разговора, беседы, монолога, «особенно когда слушаешь ребенка из другой комнаты». В то же время наряду с лепетом, хотя и в какой-то мере вытесняемые им, продолжают вполне сохраняться неслоговые виды звукопроизнесения, крик, нытье, заливистый экстатический визг, различные неопределенные хмыкания, поскрипывания. Применяя термин из зоологии, всё подобное называют жизненными звуками, выделяемыми организмом при любой жизнедеятельности.

Выделяются ли звуки лепетной речи из общей массы жизненных звуков по другим характеристикам кроме фонетических? Как правило воспитатели и исследователи, иногда неосознанно или случайно, выделяют лепетную речь из всех других проявлений звуковой деятельности. Это почти всегда делается по телеологическим соображениям, в виду ее будущего ожидаемого развития. Лепетная речь в большей степени чем другие виды произносимых ребенком звуков походит на взрослую, потому естественно воспринимается как особое явление. Вместе с тем ясно, что как в плане синхронного изучения, так по-видимому и с точки зрения самого ребенка (поскольку лепет глухих детей не подражателен) соображения телеологического порядка здесь неуместны.

Лепет естественным образом выделяется из общей массы звуковой деятельности как наиболее высоко организованная среди всех ее видов, наблюдаемых на данном этапе. Однако это чисто количественное отличие. Так или иначе анализ, проводимый без привлечения семантики, в принципе не может сказать нам, является ли лепет лишь более сложным и высоко координированным видом жизненных звуков или он представляет собой радикально иное явление.

Существуют две теории, согласно которым между жизненными звуками и лепетом имеется качественное различие. По одной из них особенность и отличие лепетных звуков в том, что они возникают в результате имитации ребенком слышимой им взрослой речи или же что они, возникнув как ступень развития голосового аппарата, приобретают исключительные свойства в результате стимуляции взрослой речью. По другой теории лепетная речь существенным образом отличается от первых непроизвольных звуков ребенка тем, что она уже обладает всеми основными чертами настоящей взрослой речи.

Теория имитационного происхождения лепета во втором ее варианте (лепет возникает вначале как естественная и необходимая ступени звуковой способности, но стимулируется подражанием взрослой речи) получает фактическое подтверждение при изучении глухонемых детей. У них от рождения слогообразующий аппарат появляется и они начинают издавать звуки лепета, но развития, наблюдающегося у нормальных детей, не происходит. В этом свете выглядит очень правдоподобным предположение, поддерживаемое в настоящее время большим числом специалистов, что способность к слоговой, интонированной и акцентированной звуковой деятельности является наследуемой чертой человека и закодирована в информации, которую несут хромосомы. Как и все характеристики живого организма, эта способность нуждается для своей реализации в питательной среде, какою является окружающий говорящий коллектив или по меньшей мере какого-то рода механизм обратной связи через слух. Существует большое число наблюдений, недвусмысленно говорящих, что мощное стимулирующее воздействие на развитие лепетной речи окружение оказывает независимо от того, звучит ли в нем речь взрослых или лепетная речь других детей.

Самые выпуклые особенности стимулированной лепетной речи заключаются в следующем. Во-первых, стимулированный сегмент лепета не является имитацией в привычном смысле слова. Несмотря на то что ребенок проявляет способность к звуковой имитации уже с двух месяцев жизни, стимулированный сегмент речи ни по артикуляционному, акустическому, фонетическому составу, ни по длительности, ни по интонации не является сколько-нибудь тщательной имитацией стимула. У ребенка того возраста, о котором идет речь, имитирующая звуковая деятельность, с одной стороны, и стимулированная, с другой, это две совершенно разные вещи. Во-вторых, стимулированная лепетная речь, несмотря на то что в каждом отдельном случае она даже в самой приблизительной мере не является имитацией стимулирующей речи, с течением времени по всем основным параметрам — по фонетическому составу, по типичным интонациям, по акцентным характеристикам, по темпу и ритмике — так или иначе уподобляется стимулирующей. Частным случаем этого явления можно считать то, что будучи в самом своем начале интернациональным, лепет постепенно приобретает национальные фонетические черты. Мнение преобладающего числа специалистов склоняется к тому, что люди рождаются с приблизительно одинаковыми фонетическими задатками и лишь влияние языкового окружения приводит к тем разительным различиям, которые наблюдаются в звуковом (фонетическом, мелодическом, тембровом и т.д.) арсенале разных языков. В случае чистой имитации такой постепенной корректировки у ребенка не наблюдается; наоборот, удивляющая наблюдателей способность самых маленьких детей к имитации звуков не развивается с возрастом, а может быть даже постепенно гаснет.

Лепет ребенка по своей природе не имитация. Он представляет собой свободную игру только что возникшей у него способности к слоговой речи, которая на выходе дает нечто существенным образом отличное от речи, звучащей вокруг. Характеристики лепета детерминированы в большой мере изнутри. Можно говорить о стратегии, которая руководит процессом уподобления и заключается в умении в каждый данный момент воспроизвести лишь какую-то определенную черту образца и кроме того устанавливать очередность воспроизведения черт образца. Во всяком случае развитие лепетной речи задействует разные психические механизмы. Насколько они сложны, показывает тот общеизвестный факт, что лепетная стимулированная речь не всегда немедленно следует за стимулирующей, она может возникать много времени спустя после стимула. В промежутке ребенок обдумывает свой ответ на вызов окружения. Приходится говорить о самостоятельном стимулированном развитии речи.

Что значит лепет? Все ранние звуки ребенка рассматриваются как отражение того, чем захвачен весь его организм, прежде всего состояний благополучия и неблагополучия. В самом факте отражения сомнений нет. Что касается материала отражения, то здесь возможен целый диапазон мнений, от убеждения, что первый крик новорожденного есть возглас изумления и гнева (Кант), до мнения, что вплоть до третьего года жизни речевые проявления ребенка не отличаются ни в чем существенном от выкриков шимпанзе. Интуитивное ощущение, что детские фонетические упражнения что-то значат, принимает две основные формы. Согласно одному мнению звуковая деятельность очень маленьких детей отражает лишь физиологические процессы, происходящие в организме. Но совершенно очевидно, что она отражает также и специфически человеческие процессы, чувства довольства, восторга, возмущения, осуждения, жалобы. Те, кто придерживается этого второго взгляда, склонны считать, что как раз физиология лишь в малой мере находит себе отражение в ранней речи и что главное место тут занимают оценки ситуации по признаку хорошо-плохо. От малограмотных матерей можно слышать, что крик ребенка ничего не значит в том смысле, что в нем не выражены ни голод, ни боль, а просто ребенок «поёт» точно так же, как мог бы петь печальную или веселую песню взрослый. Сюда же относятся наблюдения, что ребенок начинает плакать когда вокруг ссорятся или что ребенок чувствует присутствие «нечистого мужчины».

Оставив в стороне проблему крика, гукания и гуления, будем говорить только о лепете.

Первая оценка, которая могла бы быть дана лепету, касается степени выраженных в нем удовольствия или неудовольствия. Исходя из субъективных ощущений, которые из-за убедительности их выражения обычно ярки и почти всегда одинаковы у самых разных людей, легко установить градацию степеней удовольствия и неудовольствия.

Не очень трудно согласиться и в отношении основных функциональных типов лепета, например, в очень условной систематизации: 1) лепет во сне, полусне и сразу после сна; 2) рассуждения через некоторое время после пробуждения; 3) разговоры со взрослыми; 4) подражания факту взрослой речи; 5) односложные выкрики повеления и самовыражения; 6) ораторские выступления; 7) жалобы; 8) лепет при удалении взрослого; 9) лепет наслаждения, переходящий в радостные визги. Лепет при удалении взрослого, например, представляет собой обычно ясную, отчетливую и громкую фразу, разнообразную по набору слогов. При простом отдалении взрослого она может звучать мажорно, с такими интонациями, как если бы двое человек перекликались в темноте из разных концов зала. При полном исчезновении взрослого фраза звучит более отрывисто и патетично и за ней часто следует плач.

Во всяком случае при самом поверхностном наблюдении лепета ребенка уже бросается в глаза, что он отражает переживания такой нюансированности, какая успешно выдерживает сравнение с нервно-психической жизнью взрослого. Самые тонкие, едва угадываемые в своих мотивах изменения в психическом состоянии отражаются на объеме лепета, его темпе, ритме, громкости, мелодике, интонации. Самыми длительными и разнообразными лепетными высказываниями являются ораторские монологи, которые могут длиться несколько минут, имеют свой пик увлеченности и постепенно угасают с ослаблением энтузиазма. Они начинаются только в хорошем расположении тела и духа, чаще вечером.

Важно не забывать что все эти голосовые проявления представляют собой врожденные выразительные средства человека. Поскольку между ритмом, мелодикой, интонацией, тембром, наличием обертонов в голосе, с одной стороны, и артикуляцией, с другой, нет никакой ощутимой физиологической границы, совершенно естественно было бы предположить что определенные артикуляции лепета не в меньшей степени чем например интонация способны естественным (врожденным) путем отражать душевные события.

Интересно, что если бы дело обстояло так, то существа разумной природы, пользующиеся звуковой речью, основанной на артикуляционном смыслоразличении, оказались бы в состоянии понимать, т.е. отождествлять с теми или иными психическими состояниями естественную, непроизвольную интонацию, ритмику и т.д., но совершенно не смогли бы понять естественной, непроизвольной артикуляционной модуляции голоса. Иными словами, произошло бы как раз то, что имеет место: взрослые чрезвычайно легко истолковывают мелодику, ритмику, интонацию детской речи, но совершенно не могут понять тех ее семантических черт, которые связаны с артикуляцией. Другими словами, как глухонемые, развившие двухъярусный мимический язык, начинают хуже воспринимать естественную непроизвольную мимику людей, пользующихся звуковой речью, точно так же последние не могут понять естественной (врожденной) артикуляционной семантики. Так почти не несущий на себе смыслоразличительных функций мелодический рисунок европейской речи звучит намеком на какую-то семантическую значимость для китайца.

Способ, каким ребенок пользуется своей лепетной речью, возможно несколько прояснится при сравнении с чертами ранней детской речи во второй половине второго года жизни. Если с точки зрения фонетики полуторагодовалый — двухлетний ребенок, пытающийся воспроизвести звуки взрослой речи и делающий при этом ошибки, понятные при особенностях его артикуляционного аппарата, в общем и целом подобен взрослому, старающемуся правильно произнести слова иностранного языка, то с точки зрения семантики он представляет собой более специфическое духовное явление. Учащийся приписывает иностранной словоформе конкретное значение, обычно вводя это значение в более строгие рамки чем те, какие есть в самом изучаемом языке. Если учащийся допускает неразрешенные языком расширения употребления слова, то только потому что расширение подобного типа имеется в его родном языке и он не подозревает, что в изучаемом языке такое расширение может оказаться под запретом. Скоро в отношении семантических расширений такого типа развивается излишняя осторожность, опять же приводящая к тому, что изучающий начинает избегать совершенно допустимых употреблений слова, если они не даны в учебнике (преподавателем), и именно на том основании, что такое же точно расширение разрешено в его языке. В типичном случае изучающий иностранный язык ограничен при употреблении слов теми значениями, которые встретились в тексте урока, найдены в словаре. Применение слов в неизвестных ранее значениях почти не практикуется.

И вот самая характерная особенность усвоения детьми взрослого языка. У них почти полностью отсутствует характерная для взрослых критическая способность ограничения своего словоупотребления тем, что принято. Полуторагодовалый ребенок называл яблоки япи. Увидев впервые арбуз, он сразу же уверенно назвал его япи, хотя размеры и цвет его не шли ни в какое сравнение с хорошо известными ему яблоками. Ребенка поправили, но он продолжал называть арбуз япи, а правильное название так и не усвоил. В возрасте года и одиннадцати месяцев, впервые увидев грейпфрут, он с той же уверенностью и определенностью назвал его яблочком. Характерна быстрота таких непредвиденных называний. Здесь редки случаи нерешительности, обращения к взрослому за позволением назвать вещь, явление так или иначе. Называние происходит спонтанно и уверенно, с радостью первооткрывателя. Когда у ребенка всё же возникает сомнение в правильности своего словоупотребления, он опять же не склонен обращаться к взрослому за помощью, а просто произносит слово менее громко, в очень сомнительных случаях еле слышно. Неуверенности другого порядка — называется ли эта вещь так или она называется как-то иначе — на первых двух годах жизни, похоже, вообще не знают. Тем более что вещь, не имеющую имени, всегда можно обозначить жестом. С наступлением возраста вопросов ничего в сущности не меняется. Обычно вопросы о названии задаются в спокойном состоянии, когда не пришел острый жизненный интерес к предмету. Когда же в вещи ощущается жгучая потребность, возвращается прежняя уверенность именования или восстанавливается в своих правах жест: «Мама, дай ета, е-та!».

Малыш чувствует себя в полном праве давать новым вещам имена, почти не беря в расчет то обстоятельство, что место возможно занято и данная вещь уже имеет в языке взрослых себе название. Он властный хозяин имен вещей. Полуторагодовалая девочка часто слышала, как взрослые считают ей ступеньки, по которым она сходит с крыльца. Скоро она сама спускаясь с них стала в такт своим шагам говорить ватити (два-четыре), с мерным ударением на первом и последнем слогах. В год и семь месяцев она закрепила это свое слово за металлическими деньгами и копейку со стола просила словами «на ва-тити!». Одинаково назывались и бумажные деньги. В год и девять месяцев, впервые увидев абаку, она назвала ее тем же словом. В год и одиннадцать месяцев она сказала два — титии, указывая на гербовую печать на документе.

Ограничения такому широкому именованию явно существуют, однако они идут опять же больше от самого ребенка. Он вовсе не хочет называть любое множество предметов одним и тем же именем или жестом, чего можно было бы ожидать по принципу минимальной затраты психической энергии в том случае, когда для него вообще не существовало бы запрета на методику именования. Его именования следуют строгой логике познания мира в свете сквозных архетипов (о детской философии мира надо говорить особо). Ребенок, назвавший яблоком арбуз, не назвал так гранат и не применил своего слова «два-четыре» к пальцам, хотя взрослые очень часто перебирали пальцы на его руке, считая их по порядку.

Хотя для малыша неважно, что вещь, которую он сам хочет назвать определенным образом, может уже иметь какое-то иное название, он не имеет ничего против того чтобы употребить и название, данное взрослыми. Замена старого слова новым происходит исподволь и постепенно, причем существует период когда употребляются оба слова вперемежку. Перенимая слова, дети не заимствуют или с очень большим опозданием заимствуют соответствующие нормы словоупотребления: у них есть свои, всегда поражающие оригинальностью. Дети говорят как бы всегда на другом языке, во всяком случае они всегда думают по-своему. Словоупотребление взрослых усваивается детьми не с нуля, а путем постепенной переработки и видоизменения изначально уже имеющейся у них способности именования.

Характер этой способности проявляется рано. Крик ребенка при рождении и в первые месяцы жизни действует на любого взрослого неотразимым образом. Мы не встречали людей, которые могли бы отнестись к нему равнодушно  [ 1 ]  . Даже при большом желании его трудно объяснить как выражение голода или боли. Это мало вяжется с фактом детской анестезии, особенно сильной в начале жизни, когда все жизненные функции как бы окутаны плотным покрывалом, через которое лишь в очень ослабленной форме до нервных центров доходят чисто физические раздражения. Крик часто прекращается моментально при взятии ребенка на руки, а физиологическое состояние не может изменяться с такой быстротой. Детская анестезия касается лишь физических ощущений и едва ли распространяется на высшие душевные способности, возможно даже способствуя их развертыванию. Нет причин считать что ранний крик не выражает весь жизненный опыт растущего человека.

Если в крике дают о себе знать одиночество и страх, то лепетная речь отражает ощущения противоположного рода, в ней отчетливо слышны интонации довольства, бодрости, радости. Их можно назвать смыслом лепета. В крике ощущения выражаются почти неразличенно и его трудно классифицировать иначе как по интенсивности. Лепет, наибольшее развитие которого приходится примерно на седьмой месяц жизни, выражает явно разнообразные и, возможно, четко разграничиваемые чувства. Появляются особые сочетания звуков в тоне энтузиазма или убеждения.

Усилия многих исследователей в течение долгого времени были направлены на то, чтобы выявить элементы лепета, которым можно было бы приписать постоянное значение. Безусловных успехов здесь не достигнуто. Многие авторы убеждены, что такие элементы существуют, надо лишь упорнее искать. Возможно, однако, расшифровать звуки лепета в принципе невозможно, поскольку, как говорилось выше, они не поддаются переводу на взрослый язык нашей культуры.

В этом смысле о многом говорит парадокс первого слова. Например, раннее мама не только в общем потоке лепета, но и при изолированном произнесении, скажем при обучении ребенка этому слову, производит, произнесенное младенцем, странное впечатление ненаправленности, расплывчатости. Ни поворота глаз в сторону матери, ни какого-либо другого жеста опознания на первых стадиях не наблюдается, не говоря уж о том что это слово не служит для обращения или зова. В то же время оно несомненно сопровождается глубоким переживанием. Первое слово не только не выделено с точки зрения конкретности смысла из слов лепета, но и как будто бы осмыслено меньше чем лепет! Среди лепетных фраз можно явно уловить комплексы с тонко разграниченными смыслами, а в поведении ребенка, впервые произносящего слово мама или другое слово взрослого языка, часто наблюдается специфическая несфокусированность. Первое слово долго не имеет статуса слова, не связано с определенным смыслом. В нем продолжается семантическая неопределенность слогов лепета. Но в нем снята убедительная чувственная семантика лепета и тем самым высвобождено пространство для заполнения другим уровнем смысла.

Комплексы переживаний, наполнявших лепет, развертывались на ином уровне чем те понятия и смыслы, какие мы можем предложить детям. Судя по данным самоанализа, они состояли из текучих ощущений передвижения и сталкивания неотождествленных масс и сопровождались быстро меняющимися впечатлениями удовлетворения и неудовлетворения. Орган восприятия этой идиоритмичной смены состояний мира и связанных с ними удовольствия и неудовольствия можно назвать общим чувством. Оно разнообразно связано с качеством и количеством показаний пяти (десяти) органов чувств и обеспечивает теснейшую координацию с миром.

Ребенку предлагают во взрослом языке членение реальности, просят разобрать ее по признакам, которые ему еще мало что говорят. До сих пор он следовал состояниям своего общего чувства и его архетипы расчерчивали для него мир с нашей точки зрения вкривь и вкось. При входе матери в комнату лепетная речь принимала характер радостной уверенности. Но смыслом речи была не мать и не факт ее появления в комнате, а вздымающееся движение общего чувства, отвечающее тому обстоятельству, что события приняли благоприятный оборот. Внутри широкого импульса, идущего от общего чувства, мало заметно место, занятое восприятием изменений, которые произошли в показаниях органов чувств. Ребенок реагирует во всяком случае не на фигуру и не на личность матери, а на изменение всей своей ситуации к лучшему. Лепетная речь констатирует не зрительный образ матери, а оправдание экспектаций, изменение тонуса организма, учащение работы сердца при имитирующем вход матери невольном движении младенческого тела и т.д. В другой раз вид матери не вызовет такой реакции.

Смысл, подлежащий выражению во взрослом слове, совершенно иного порядка чем тот, который оживлял таким образом лепетную речь. Ребенок, дававший в звуках голоса выход общему чувству, должен теперь по настоянию взрослых обратить внимание на детальное устройство внешнего мира. Очевидно, что никакой природной необходимости для перехода от языка общего чувства к языку взрослой рациональности нет, и можно представить себе цивилизацию, где основным языком был бы такой же, как у ребенка, только окультуренный. Чтобы внушить взрослые рациональные навыки ребенку, мать в общении с ним инстинктивно пытается переводить свои сообщения по мере возможности на врожденный ребенку язык общего чувства. Как всегда, такой перевод наносит ущерб обоим языкам. Интонационные и ритмические рисунки остаточной лепетной речи периода овладения языком взрослых, всё еще поражая богатством мелодики, уже ни в какое сравнение не идут с тем, что можно было слышать в период от полугода до года его жизни. Лепетная речь в более позднюю эпоху (к ней теперь можно причислить и заученные без понимания слов песенки и стихи) становится менее богатой, более монотонной, бормочущей. Ребенок пытается перенести теперь навыки своей прежней природной речи на новую, культурную; он подобен актеру, для успеха выучивания читающему длинные реплики и монологи с выражением. Интонирование, окрашивание ребенком каждого взрослого слова особая огромная и мало исследованная тема. Говорить ровным голосом он научится очень не скоро.

Почему ребенок всё-таки сравнительно легко в конечном счете переключается со своего языка общего чувства на язык культуры? В опоре на что родители, старшие в общении с годовалым ребенком преодолевают языковой барьер? Почему взрослый язык, дискурс цивилизации оказывается способен почти без остатка вобрать в себя ранний язык чувства.

Дело по-видимому в том, что и зрелый язык культуры и ранний язык чувства имеют одинаковую основу, которая и позволяет младенцу с такой смелостью брать в свои руки инструмент взрослой речи в уверенности, что он сможет им пользоваться. Язык впитывается младенцем вовсе не в первую очередь как средство общения между ним и другими лицами, тем более что различение между своим телом и окружением у него далеко не так отчетливо как у нас; деловые черты нашего языка первоначально имеют для ребенка другое наполнение.

Приведем примеры легко наблюдаемого рода. Ребенок, весело играющий с матерью, в один из моментов этой игры становится на ее колени, приближает свое лицо к ее лицу, берет ее за щеки (жест, ранее обозначавший у ребенка в отношение к себе указание вот я) и говорит: «Это матушка». Ясно, что адресат этого высказывания не мать и его цель не в первую очередь общение с матерью, хотя конечно и общение с ней тоже. Адресат высказывания тем не менее есть. Попробуем его найти. Но сначала еще пример. Одиннадцатимесячный ребенок при виде собаки и кошки импульсивно, громко, с движением всем телом или по крайней мере головой вперед произносит ав, первоначально с поразительно точной имитацией лая собаки. К годичному возрасту интонация звукоподражания отпадает, голос становится тише и ровнее. В год и месяц ав произносится очень тихим, спокойным голосом при каждом случае появления собаки в момент ее появления, не имея черт сообщения взрослому об увиденном и производя впечатление невольного комментария, свидетельства о ситуации. Третий пример наугад. Уроненный из коляски в возрасте год и два месяца и больно ушибшись, ребенок неистово плачет две-три минуты, потом спокойно и чисто произносит бах и тут же перестает плакать.

Адресат подобных высказываний не столько взрослый собеседник, сколько некая сущность, которую можно было бы условно назвать держателем языка или авторитетом языка. Явное обращение поверх присутствующих к держателю языка наблюдается сравнительно редко. Обычно даже при воображаемом разговоре ребенка по телефону психологический облик адресата выступает более или менее отчетливо. Однако он никогда не выступает настолько очерченно, чтобы всё содержание разговора можно было объяснить только потребностями общения с этим и лишь с этим адресатом. В какой-то мере любая речь ребенка — да по сути и взрослого, только гораздо менее явно, — выходит из круга всех зримо присутствующих адресатов. Речь ребенка невозможно понять, если не рассматривать всякое вообще его высказывание как обращенное сначала к невидимому субъекту, держателю языка, и лишь через него — к реальному адресату в той мере, в какой этот последний постепенно кристаллизуется.

Ребенок свидетельствует перед авторитетом, к которому прежде всего обращена его речь, о том что происходит в мире. Пользуясь своей способностью, в которой он не сомневается, способностью давать имена происходящему, он обличает действительность, указывает ее черты, произведшие на него впечатление. Потребность в таком деловитом обличении для ребенка, похоже, так велика, что он пожертвует ради нее своими временными интересами. Общаясь с окружающими, ребенок не подчиняет свою речь интересам этого общения, да и всякое общение для него это тоже в первую очередь обличение действительности перед держателем языка, только такое, в которое вовлечены еще и собеседники. Интересно, что постоянная апелляция к невидимому и неизменному авторитету не только не мешает общению, но может быть впервые только и делает его возможным. Это опять же касается и взрослого мира.

Подведем итог. Человеческий ребенок и до того как научится говорить не молчит. Уже его лепет независимо от того, имеют ли смысл отдельные слоги или нет, полон другим, более общим и глубоким смыслом обращения, причем вовсе не обязательно к ближайшему взрослому; не случайно дети лепечут и совершенно одни в пустой комнате. Лепет, язык общего чувства, отличается от зрелого языка культуры, разума и планирующей воли почти во всем кроме одного, но самого главного: и тот и другой язык в первую очередь показание, свидетельство о мире, каким человек его ощущает и видит.

Поэтому уже самое раннее общение ребенка со своим окружением проходит не под знаком просьбы, а под знаком вопроса. Ребенок посвящает язык, этот инструмент выявления лица мира, в первую очередь не удовлетворению своих инстинктов и потребностей и даже не своему приобщению к миру взрослых, сколько обличению этого мира, как если бы у младенца заранее имелось представление о том, каким этот мир должен быть. Представления такого у него конечно нет, но зато у него есть очень ранний навык выкрикивания, выпевания, разглашения своей ситуации, именования своей вселенной. Ребенок своим первым криком и лепетом, так сказать, выносит сор из избы; ни у кого не прося на то разрешения, он по-своему высказывается о мире, сообщает невидимому третейскому судье о своем самочувствии со смелостью, много примеров которой может видеть каждый во всяком новом пришельце в наш мир.

Почему так радует эта дерзновенная распорядительность ребенка, заранее уверенного в своем праве на равных судить о мире и сообщать о своих суждениях? Способность, едва придя в мир и еще совсем не разобравшись в его деталях, уже говорить о нем — пусть непонятно, но так, что остается лишь наполнить смыслом или осмыслить заранее готовое высказывание, — ощущается нами как залог того, что ребенок несет с собой мир не только в смысле вселенной, но и в смысле потенциального принятия действительности, примирения. Даже если после этого общение подростка с близкими не удастся, примет характер борьбы, причиной здесь будет всё то же спасительное для культуры ощущение молодым существом своего неотчуждаемого права на сообщение о мире как он есть, на свидетельство о его истине.

1974

Понимание лепета как ключа к развитию

«Младенец слышит все эти вещи и способен различать их до того, как ребенок сможет их воспроизвести», - сказала Кэрол Стул-Гаммон, заслуженный профессор кафедры речи и слуха Вашингтонского университета. . «Чтобы сделать м, вы должны закрыть рот, и воздух должен выходить из носа. Это где-то не в вашем мозгу - вы должны этому научиться ».

Согласные в лепете означают, что ребенок тренируется, формируя различные звуки, обучаясь маневрировать ртом и языком и прислушиваясь к результатам.«Они достигают этого к 12 месяцам, - продолжил профессор Стул-Гаммон, - и для меня причина, по которой они достигают этого, заключается в том, что они стали осознавать оральные моторные движения, которые различают b и m».

Младенцы должны слышать реальный язык реальных людей, чтобы научиться этим навыкам. Телевидение не делает этого, как и образовательные видео: недавние исследования показывают, что это обучение частично определяется качеством и контекстом реакции взрослых.

Чтобы изучить лепет, исследователи начали изучать социальную реакцию - ребенка и родителей вместе.Майкл Х. Голдштейн, доцент кафедры психологии в Корнелльском университете, провел эксперименты, показавшие, что младенцы лучше учатся благодаря родительской стимуляции - например, приобретению новых звуков и новых звуковых паттернов - если родители обеспечивают такую ​​стимуляцию специально в ответ на лепет ребенка.

«В момент лепета младенцы, кажется, готовы усвоить больше информации», - сказал он. «Речь идет о создании социального взаимодействия, в котором теперь вы можете узнавать новое».

В этом году эта группа провела исследование, посвященное тому, как младенцы узнают названия новых предметов.Опять же, предложение новых словарных слов специально в ответ на собственные вокализации младенцев означало, что младенцы лучше запоминали имена.

Экспериментаторы утверждают, что вокализация ребенка сигнализирует о состоянии сосредоточенного внимания, готовности к изучению языка. Утверждается, что когда родители реагируют на лепет, называя предмет под рукой, дети с большей вероятностью выучат слова. Итак, если ребенок смотрит на яблоко и говорит: «Ба-ба!» лучше ответить, назвав яблоко, чем угадывая, например, «Хочешь свою бутылку?»

Что означает лепет при невербальном аутизме?

Сегодняшние «есть вопросы?» ответ от патолога речи Барбары Брэддок.Доктор Брэддок практикует в Медицинском центре им. Кардинала Гленнона Медицинской школы Университета Сент-Луиса. Центр является одним из 14 сайтов в сети Autism Speaks Autism Treatment Network (ATN).

«Что означает лепет у невербального человека с аутизмом? Означает ли это, что человек пытается что-то выразить? Предлагает ли это потенциал для развития речи? »

Спасибо за вопрос.Бормотание само по себе не означает значимых слов.

У младенцев лепет является двигательной «практикой» речи. Мы наблюдаем, как младенцы практикуют такие движения, как открывание и закрывание рта, перемещение языка сверху вниз и спереди назад. Исследователи обнаружили, что, когда младенцы обычно начинают лепетать, они также совершают повторяющиеся ритмичные движения руками и конечностями. Они будут стучать и трясти предметами и размахивать руками, пока они бормочут. Мы знаем, что эти скоординированные ритмические действия важны для раннего развития языка.

Я не знаю возраста человека, о котором вы спрашиваете. Если у него или нее уже диагностирован аутизм, я предполагаю, что ему по крайней мере 2 года, а может быть, даже невербальный взрослый.

Болтовня против "жаргона"

Иногда люди с аутизмом издают длинные цепочки бессмысленных речевых звуков. Мы называем это «жаргоном». Это может звучать так, как будто человек пытается что-то выразить, потому что жаргон часто создается с использованием интонации, похожей на взрослую. Однако жаргон нелегко интерпретировать.Многие невербальные люди с аутизмом используют жаргон как повторяющееся самостимулирующее поведение. Обычно этот тип жаргона не направлен на другого человека.

С другой стороны, в случаях задержки речи ребенка лепет действительно может быть предвестником речи. Благодаря исследованиям мы теперь знаем, что у большинства невербальных четырехлетних детей с аутизмом будет развиваться устная речь. В этих исследованиях невербальными дошкольниками с наибольшей вероятностью развития речи были те, кто демонстрировал относительно сильную социальную вовлеченность и не имел умственной отсталости.

Поощрение социально направленного лепета

В частности, нас обнадеживает, когда невербальный ребенок с аутизмом бормочет скоординированным взглядом и / или жестами, направленными в сторону другого человека. Мы хотим способствовать этому типу лепета в значимых социальных обменах. В этом случае я рекомендую вам тесно сотрудничать со специалистами по речевому языку и развитию вашего ребенка, чтобы оптимизировать эти взаимодействия.

Особенно воодушевляет, когда мы видим, как ребенок с аутизмом лепетает, чтобы привлечь внимание другого человека или ответить ему.Точно так же, когда ребенок перемежает значимые слова жаргоном, это может указывать на возникающую речь.

Логопед может работать с вами над планом вмешательства для вашего ребенка, который поощряет социальное общение. Вместе вы можете ставить цели, которые способствуют пониманию языка и осмысленной речи в социальном контексте. Также могут быть полезны вспомогательные и альтернативные устройства связи.

Многие дети с аутизмом менее склонны «практиковать» создание звука самостоятельно.Как правило, они менее увлечены социальным обменом. Вот почему так важно работать с терапевтом, чтобы развивать эти виды деятельности и навыки.

Мы хотим слышать различные звуки, такие как ворчание, воркование, малину, визг, гласные и согласные. Эти звуки важны для развития речи и часто являются предшественниками правильно сформированных слогов.

Мы будем работать с родителями, чтобы создать игровые возможности, которые увеличивают возможности для тренировки речи, поощряя социальное взаимодействие.Мы считаем, что игры и распорядок вокруг людей и предметов важны для постоянного развития речи. Имитация движений рта и рук может быть особенно важна для развития более продвинутых игровых и коммуникативных навыков.

Если у вас есть дополнительные вопросы, мы надеемся, что вы оставите комментарий ниже или напишите нам еще раз по адресу [email protected]

Примечание редактора: Приведенная выше информация не предназначена для диагностики или лечения и не должна заменять личные консультации, в соответствующих случаях, с квалифицированным медицинским работником и / или поведенческим терапевтом.

«Ммм» и другие звуки, помогающие в разговоре

Звуки, заполняющие пробелы в разговоре, выполняют жизненно важную функцию.

Мы все подтвердили то, что говорят другие, с частым использованием mhm , ага или, если вы скандинав, хриплым «я», издаваемым при вдохе, а не выдохе.

По словам Маттиаса Хелднера, профессора фонетики Стокгольмского университета, эти звуки важнее, чем мы думаем.

«Мы используем звуки, чтобы показать, что мы слушаем и что сообщение от человека, с которым мы говорим, доходит до нас. Это создает общий язык в разговоре », - говорит Хелднер.

Это особенно важно при разговоре по телефону, когда из-за отсутствия визуальных сигналов любой из сторон трудно определить, понимают ли их.

Исследователи фонетики Маттиас Хелднер обнаружили, что мы делаем короткие паузы в речи, чтобы наши собеседники могли сказать «м-м-м», что он называет гудением.(Фото: Шведский фонд гуманитарных и социальных наук)

Heldner руководил проектом под названием Prosody in Communication , который завершился в прошлом году. В лингвистике просодия - это изучение ритма, ударения, интонации и мелодии речи. Лингвисты считают, что мелодия и ритм настолько важны для общения, что дети изучают их, прежде чем научатся произносить хоть слово.

Мы гудим

Хеднер объясняет, что в большинстве языков есть звуки, которые помогают в разговоре.

Некоторые перечислены в словарях, другие просто звуки.

Heldner называет это гудением , когда мы говорим «ммм», «ммм» или «ага» в разговоре.

«Может быть, слово« ммм »должно быть в словаре. Это играет большую роль в разговоре », - говорит Хелднер.

«Ммм» и вдохнувшее «ага» помогают оживить разговор, утверждает Ян Свенневиг, профессор лингвистики в Университете Осло (UiO). (Фото: UiO)

Хелднер и его коллеги проанализировали 120 разговоров на шведском языке продолжительностью полчаса каждый, чтобы увидеть, как использовались звуки.

Исследователи заметили, что собеседники имеют тенденцию имитировать человека, с которым они разговаривают. Их гудение было одинаковым.

Они также заметили, что это гудение возникает как взаимодействие между собеседниками.

Шведские исследователи также выяснили, как долго люди ждут такой обратной связи.

«Говорящий дает место для гудения, иногда останавливаясь», - говорит Хелднер и делает небольшую паузу, чтобы журналист тоже мог издать «ммм-хм».

Жду тех, кто не понимает

Но слушатель в разговоре уже до перерыва в речи знает, что происходит, - понимает, что пора напевать.

«Мелодия начинается на последнем слоге перед паузой говорящего. Мы также сигнализируем об этом другому человеку, смотрящему в глаза », - говорит Хелднер.

Ян Свенневиг, профессор лингвистики Университета Осло (UiO), не полностью согласен с этим.

«Как правило, мы не дожидаемся гудения.Это часто случается, когда мы разговариваем. Говорящий ждет только тогда, когда думает, что другой человек не улавливает то, что он говорит. Это необходимо для того, чтобы сообщение было получено », - говорит он.

Норвежские вариации

Ян Свенневиг говорит, что у норвежцев тоже есть многие из этих звуков. Он предпочитает называть их сигналами принятия.

«На самом деле нам нужно сказать« м-м-м », когда собеседник говорит долгое время, чтобы показать, что он может продолжать», - говорит Свенневиг.

Его коллега Ханне Грам Симонсен, еще один профессор лингвистики в UiO, соглашается.

«Я считаю, что эти звуки совершенно необходимы. Мы настолько привыкли к ним, что нервничаем, когда их оставляют без внимания », - говорит Симонсен.

Удерживать мяч на своей площадке

Такие звуки не всегда подтверждают, - объясняет Свенневиг. Они просто что-то говорят о том, как продвигается общение. Если вы получите «а?» это означает, что дела идут не так хорошо.

Другие звуки, подобные этому, являются сигналами, чтобы удержать словесный мяч на своей площадке, чтобы продолжить говорить, если вы еще не хотите, чтобы другой имел возможность повернуться.Вы можете произнести «эээ» или «ээээ». Но это не подтверждения.

Запрещается использовать звуки ненадлежащим образом. На самом деле, таким звукам и такому поведению в разговоре не следует уделять реального внимания или сознательно замечать. Если звук в разговоре отличается от высоты тона или звучит не в то время, это мешает дискуссии.

«Человек, который мычит неправильно, может быть неприятен, - говорит шведский исследователь Хельднер.

Делаем роботов более человечными

Тонкие аспекты восприятия - это одна из вещей, которые отделяют машину от собеседника - кожа и кости.

Цель исследования Хелднера - создать компьютеры, которые могут общаться с нами по-человечески. Но в настоящее время невозможно запрограммировать компьютер со всеми нюансами обычного разговора.

«Нам еще далеко до того, как компьютеры поймут столько же, сколько люди. Но мы можем заставить их действовать так, как будто они понимают », - говорит Хелднер.

Компьютеры уже давно с нами разговаривают в играх и в центрах обслуживания клиентов. Хелднер думает, что небольшое жужжание, вставленное в нужных местах, облегчит общение с ними.

Служебные телефоны должны иметь возможность лучше собирать информацию, если компьютеры задают открытые вопросы и позволяют клиенту говорить, а затем изредка издают «ммм».

Хелднер и его коллеги планируют провести дальнейшее исследование невысказанных частей разговора - вещей, которые происходят лицом к лицу. Это включает в себя направление фокусировки глаз, движения головы, выражения лица и то, как мы дышим. Было бы намного сложнее создать машины, способные дублировать эти аспекты разговора.

Переводил: Гленн Остлинг

Внешние ссылки
Сопутствующие материалы

Изучение языков способствует развитию мозга

Интенсивное изучение иностранного языка расширяет области мозга, которые играют большую роль в языке, памяти и пространственной навигации.

Язык, созданный для мышления

Язык эволюционировал не для облегчения человеческого общения; он развился как инструмент для использования в мышлении.

Ученые готовят языковые технологии будущего

Если мы хотим в будущем общаться с помощью телефонов и компьютеров, им нужно научиться понимать, что мы говорим. Новое исследование направлено на то, чтобы научить машины различать многозначные слова - теперь и на датском.

Английский - скандинавский язык

Вопреки распространенному мнению, британцы не просто заимствовали слова и концепции у викингов и их потомков.То, что мы называем английским, на самом деле является формой скандинавского языка.

Выявление риска аутизма у младенческого лепета

Ребенку несколько месяцев. Его первые крики короткие, его легкие слишком малы, чтобы вызвать продолжительный вопль малыша. Несколько месяцев спустя он может вдохнуть достаточно воздуха, чтобы вызвать своего рода смешок. И к 6 месяцам он пробует использовать гласные звуки - ага, ага. Вскоре он сочетает согласные и гласные и повторяет их. - Нет, нет, нет, - говорит он с явным ликованием.Ребенок начал лепетать, что является важным этапом в развитии, например, сидя или стоя.

Никто не учится говорить, не бормоча, - говорит Гордон Рамзи, директор Лаборатории разговорной коммуникации в Центре аутизма Маркуса в Атланте. Но дети с риском развития аутизма болтают позже, чем в среднем от 6 до 9 месяцев. Речь является опорой всего процесса обучения, поэтому пропуск этих ранних вокальных вех может подорвать когнитивное развитие ребенка.

Это устройство, используемое один раз в месяц в течение всего дня, регистрирует детей с риском аутизма.Звук позже прогоняется с помощью программного обеспечения для анализа речи. (Кредит: Центр аутизма Маркуса)

Но сегодня аутизм редко диагностируется до 2 лет и обычно после 4 лет. Поэтому Рамзи разработал программу вокализационного анализа - своего рода вербальный анализ крови - для выявления детей из группы риска. Его долгосрочная надежда состоит в том, что выявление детей, подверженных риску развития аутизма, и вмешательство в эти первые месяцы формирования предотвратят один из самых разрушительных симптомов расстройства. «Я абсолютно убежден, что ни один [аутичный] ребенок не должен быть невербальным», - говорит он.

Новые тесты для анализа речи также могут помочь врачам выявить несколько других когнитивных и психических заболеваний, таких как слабоумие и депрессия, которые трудно обнаружить на ранних стадиях. Программы анализируют записи голоса, измеряя акустические характеристики, такие как паузы между словами, интонацию и высоту звука. Со временем они «учатся» определять необычные модели вокализации, характерные для конкретных расстройств. Знание этих голосовых биомаркеров может полностью изменить процесс скрининга.

В идеале эти тесты могли бы помочь выявить расстройства до того, как проявятся полномасштабные симптомы, - говорит Эмили Такер Прюдоммо, компьютерный лингвист из Рочестерского технологического института в Нью-Йорке. «Разве не было бы неплохо остановить прогрессирующие когнитивные нарушения, прежде чем они сильно разовьются?» она сказала.

Понимание механики речи

В начале 1990-х, когда Рамзи был молодым аспирантом Кембриджского университета в Англии, программы автоматического распознавания речи (например, Siri от Apple) только начали появляться.Программы отгадывали слова и предложения на основе статистической вероятности произнесения кем-то определенного звука или фразы, подобно автокоррекции на смартфонах. И все же Рамзи не интересовался использованием программ для разработки новых технологий; его больше интересовало понимание физики речи, например того, как движения рта создают звук.

Согласно теориям восприятия речи люди используют звуки и голосовые жесты, такие как высота тона или скорость речи, для передачи информации. Создав модель распознавания речи, включающую информацию о биологии образования речи, Рамзи надеялся проверить эти теории на реальных данных.В 2004 году он присоединился к Haskins Laboratories, исследовательскому центру речи и языка в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, чтобы заняться разработкой таких моделей.

Гордон Рамзи изучает программный анализ записанного голосового взаимодействия между младенцем и опекуном. (Кредит: Центр аутизма Маркуса)

Находясь в Хаскинсе, Рамзи встретил Ами Клин, тогда исследовавшую аутизм в соседнем Йельском университете. Клин работал с младенцами, у старших братьев и сестер диагностировали аутизм. Вероятность развития аутизма у таких младших братьев и сестер составляет 1 из 5 - в 14 раз выше, чем у детей в общей популяции.Поэтому Клин, который сейчас руководит Центром аутизма Маркуса, хотел посмотреть, как эти младшие братья и сестры воспринимают говорящие лица.

Он попросил Рамзи объяснить, как форма рта влияет на издаваемые нами звуки, что пробудило интерес Рамзи к тестированию его новых моделей распознавания речи на младенцах. Существующие модели, объясняет Рамзи, не могут распознать незрелые акустические модели, но модель, основанная на биологических моделях речи, как и его, должна работать в любом возрасте.

Благодаря их партнерству Клин в конце концов убедил Рамзи изучить младших братьев и сестер, чтобы выявить различия в их голосовых взаимодействиях, в надежде однажды провести скрининг на аутизм с использованием вокализации.

Запись в дикой природе

Рамзи уже знал о новаторской работе Кимбро Оллера, психолингвиста из Университета Мемфиса в Теннесси. В 2010 году Оллер сообщил, что он разработал индивидуальный алгоритм, позволяющий отличать аутичных малышей от здоровых детей с поразительной точностью 86 процентов, в частности, путем выделения слогов и их анализа на акустические особенности, такие как движения челюсти и языка.

Работа Оллера была новаторской, но он знает, что ее можно продвинуть дальше.К 18 месяцам «у нас уже есть множество способов показать, что у ребенка развивается аутизм», - говорит он. Что действительно необходимо, так это способ выявления младенцев из группы риска.

Итак, в 2012 году Рамзи приступил к пятилетнему лонгитюдному исследованию, чтобы создать диаграмму развития вокала, аналогичную той, которую врачи используют для измерения физического роста ребенка. Каждые три месяца обученные врачи проводят формальную оценку состояния всех младенцев, а Рамзи наблюдает за младенцами в клинике один раз в месяц.Он также делает дневные записи их один раз в месяц, пока они дома или, как он говорит, «в дикой природе». Затем его программа проверяет чередование разговоров между воспитателем и младенцем, акустику крика и звуки, указывающие на лепет, например па или ба.

Звуковая спектрограмма выше показывает типичное взаимодействие младенца и опекуна. Отслеживая гармоническую структуру голоса, можно автоматически идентифицировать, маркировать и отделить от фонового шума моменты, когда ребенок (красный) и воспитатель (синий) поют.Из записи можно извлечь важные разговорные сигналы, такие как интонации и резонансы голоса каждого говорящего и относительное время их голосовых взаимодействий. (Кредит: Центр аутизма Маркуса)

Младенцы, получившие низкие результаты на начальном тесте на анализ голоса, будут дополнительно обследованы, чтобы определить, какие виды вмешательства, если таковые имеются, они должны получить. Эти тесты сделают скрининги на аутизм более доступными, чем индивидуальные встречи с квалифицированным врачом, которые необходимы в настоящее время.Но реальная перспектива скрининга с помощью тестов на голосовой анализ заключается в их простоте и доступности, говорит Рамзи: «Просто невозможно проверить каждого ребенка из группы риска с помощью оценки в 5000 долларов». Для сравнения: диктофон, который использует Рамзи, стоит всего 10 долларов. «Я практически могу связаться с кем угодно, с кем может связаться сотрудник USPS», - говорит он.

Диагностика депрессии и деменции

Голосовые экраны также могут помочь взрослым с риском когнитивных или психических расстройств, которые сталкиваются с аналогичными проблемами. Например, исследователи из IBM Research в Хайфе, Израиль, разрабатывают инструмент пятиминутного скрининга, который использует записи голоса и компьютерный анализ для выявления людей с умеренными когнитивными нарушениями, которые являются предшественником слабоумия.

В пилотных исследованиях, проведенных во Франции и Греции, инструмент выявлял пациентов с подтвержденными умеренными когнитивными нарушениями в 80% случаев. Команда недавно запустила более крупное исследование, в котором участники будут выполнять больше голосовых заданий для усиления технологии.

Анализ голоса также может помочь выявить признаки рецидива у людей с психическими заболеваниями, такими как депрессия, биполярное расстройство и шизофрения, говорит Брита Эльвевог, когнитивный нейробиолог из Университета Тромсё в Норвегии.Elvevåg разрабатывает программное обеспечение для анализа голоса, которое может определить, ухудшается ли психическое состояние пациентов. Если он обнаруживает комбинацию характерных голосовых изменений - например, пациент говорит быстрее или с другой тональностью, или говорит менее связно, - он предупредит врача.

В опасности, и деваться некуда

Но даже если Рамзи успешно выявляет младенцев с признаками аутизма, следующий шаг не очевиден. «Как мы можем обеспечить поддержку семьям, когда еще нет лечения [для очень маленьких детей]?» он спрашивает.

К счастью, исследователи проводят пилотные программы раннего вмешательства. Конни Касари, педагог-психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, дважды в неделю встречается с семьями с детьми от 12 до 21 месяца, которые подвержены риску аутизма. Она поощряет здоровые навыки, такие как показания пальцем или зрительный контакт. Через два месяца один 12-месячный мальчик, который редко улыбался, вокализировал или смотрел в глаза своим родителям, сказал свои первые слова, и его родители почувствовали, что им легче общаться с ним.Но результаты необходимо повторить, и Касари неудобно говорить, что она помешала мальчику развить аутизм. Однако, если Рамзи сможет определить очень ранние голосовые предупреждающие сигналы, такие ранние вмешательства будут многообещающими.

Рамзи проигрывает мне еще одну запись 12-месячного мальчика. «Бууу-пчела», - говорит он. «Детка», - говорит его мама. «Детка», - повторяет он с полной ясностью. Рамзи подозревает, что у этой мамы, по крайней мере, нет причин для беспокойства.


Эта статья изначально была напечатана как «Измененные голоса.

Кэролайн Хакс: Когда счастливое гудение ребенка превращается в раздражающее


(Ник Галифианакис / для The Washington Post)

По материалам онлайн-обсуждения.

Дорогая Кэролайн: Мой сын поет. обычно песня в его голове, часто из видеоигры или фильма, и он одаривает всех нас своим нынешним ушным червем. Когда он играет с Lego, делает домашнее задание или ест свой обед, он обычно напевает. Это мило, потому что он это делает. когда он счастлив, но ОХМИГОД ЭТО СУПЕР РАЗДРАЖАЕТ.Иногда мы говорим ему «отрегулируйте громкость», но мы не можем заставить себя кричать «ЗА ЛЮБОВЬ ВСЕГО, ЧТО СВЯТОЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАНОВИТЬСЯ, ОСТАНОВИТЬСЯ, ОСТАНОВИТЬСЯ, STAAAAAHPPP!» Потому что тогда мы будем родителями, которые только что отругали своего сына за пение. И мы не хотим быть такими родителями.

Но разве наша работа - убедиться, что мы не поднимаем Office Whistler? Знаешь, этот парень? Можем ли мы мягко предположить, что не всем его музыкальность очаровательна? Он делает это рассеянно, и если мы говорим ему убавить громкость, он всегда очень сожалеет об этом.И, честно говоря, мы в этом непоследовательны. Часто мы не замечаем. Когда нас это раздражает, обычно это происходит из-за того, что мы устали или расстроены, или по какой-то другой, не очень-то напористой причине. Также невозможно что-либо рационально объяснить, когда ты раздражен. Но ничего себе. Жужжание.

Материнская компания

Материнская компания: га.

Я согласен с вами в том, что это неприятно, но также и в его очаровании, и я также поддерживаю ответ из трех частей, который вы написали для себя, не осознавая этого полностью:

1.Часто вы этого не замечаете. Это здорово, потому что это дает ему, по-видимому, достаточно времени, чтобы стать счастливым музыкальным «я». Предоставление детям времени и места, чтобы они не стеснялись стеснения, - такой подарок.

2. Но, конечно, даже любимые люди могут иногда быть невероятно раздражающими, и этому нужно учить каждого ребенка, с добротой, с раннего возраста и с учетом любых различий в проводке: что не все, что они делают, будет очаровательно для всем в любой момент времени. Иногда им нужно знать X, а не Y.

3. Поскольку вы не можете ничего рационально объяснить, когда вас раздражают, подождите, пока вы не рассердитесь. Затем скажите: «Это мило, когда вы напеваете или поете себе под нос, потому что вы делаете это, когда счастливы. В большинстве случаев дома я либо ценю это, либо даже не замечаю.

«Но иногда, особенно когда я раздражаюсь из-за чего-то другого, я предпочитаю тишину. Я просто говорю вам это сейчас, потому что в данный момент я чувствую себя монстром, отключившим ваши счастливые звуки, но на самом деле иногда мне нужно выключить все.Имеет смысл? "

Это разовая беседа, которая может сохранить его индивидуальность и ваше рассудок, тем более что вы можете использовать стенографию в следующий раз, когда попросите его остановиться, например: «Это один из тех тихих моментов, спасибо».

Re: Parent: Возможно, вы захотите взять уроки музыки. У ребенка, у которого в голове всегда есть песня, может быть талант, который стоит развивать.

Аноним

Аноним: Относиться к этому как к потенциальной силе - мне это нравится.

Re: Parent: И не говори о ЕГО, когда тебя раздражает. «Привет, детка, мама раздражена и ей нужно немного тишины», а не «Пожалуйста, перестань напевать, это меня раздражает, и мне нужно немного тишины!»

Аноним 2

Напишите Кэролайн Хакс по адресу [email protected] Получайте ее колонку на свой почтовый ящик каждое утро по адресу http://bit.ly/haxpost.

Вы слышите таинственный «глобальный гул»? Очевидно, многие из вас | Города

Некоторые из вас впервые услышали это в 70-х годах.Один из вас услышал это жарким летним днем ​​на Хэмпстед-Хит в Лондоне. И один из вас даже написал об этом стихотворение.

В среду Филип Яекл сообщил о загадочном явлении, известном как Хум. Считается, что до 4% людей во всем мире слышат странный низкий шум. Его фактический источник неизвестен, хотя многие слушатели проживают в городских районах, предполагая, что это может быть какая-то форма шумового загрязнения.

Анекдоты появлялись быстро и быстро, когда «слушатели гула» делились своим опытом и пытались его описать.«Бесконечный рифф хэви-метала… трудно сказать, почувствовал или услышал», - сказал один из них. «Безошибочный механический« жужжащий »гул», - сказал другой. Местоположение было разным - от сельской местности Чешира в Великобритании до острова Чичагоф у побережья Аляски и до многоэтажного жилого дома в Сиднее, Австралия.

Это не первый раз, когда заголовки попадают в заголовки газет. В 2016 году жителей канадского города Виндзор беспокоил загадочный шум. Позднее исследование подтвердило, что это, вероятно, исходило от доменной печи американского сталелитейного завода на соседнем острове Цуг.

На этой неделе читатели предложили теории о том, что такое загадочный всемирный гул, а несколько более скептически настроенных читателей поставили под сомнение идею о его существовании. В то время как были споры о том, действительно ли шум является шумом в ушах, Глен Макферсон, учитель математики, физики, психологии и русского языка и бывший преподаватель математического образования в Университете Британской Колумбии (UBC), который исследовал источник шума, сказал: «Как упоминалось в нескольких плакатах, классический шум в ушах сильно отличается от всемирного шума.

Он добавил: «Хотя необходимо снова и снова подчеркивать, что существует множество звуков, создаваемых человеческой деятельностью, которые могут звучать как гул, и требуются некоторые усилия и знания, чтобы отследить эти звуки. Они варьируются от электрических шумов, насосов, промышленного оборудования и так далее. Как только мы устраним эти источники, у нас останется всемирный феномен, который я изучаю ».

«Настоящие» слушатели гула или нет, вот что наши читатели сказали по этому поводу:

Как это звучит?

Ozonelayer Раньше я жил в центре Ливерпуля и часто слышал этот странный гул посреди тихой ночи, хотя мой партнер никогда не слышал.Для меня это звучало как большой дизельный двигатель, вероятно, корабль или поезд, оба из которых были бы рядом. Однако после того, как я «страдал» от этого в течение нескольких месяцев, я решил провести надлежащее исследование движения судов и обучения, чтобы попытаться изолировать причину - обнаружив, что это не так.

Некоторые исключают шум в ушах

timbomachino Я не думаю, что это шум в ушах, потому что это очень высокочастотный звук. Я думаю, мы говорим о 18 Гц или ниже, что примерно соответствует области самой толстой соборной органной трубы.Эти трубы созданы для того, чтобы их больше «чувствовали», чем слышали. Однако, поскольку частота находится на грани человеческого слуха, и все мы разные, только некоторые из нас могут ее слышать. Что бы это ни было и откуда бы оно ни исходило, это чертовски раздражает, если вы это слышите.

Jaybee UK Я переехал в Бристоль шесть лет назад и начал слышать это. С тех пор жадно следил за этой темой и очень хорошо знаком с исследованиями Глена. Для всех тех, кто легкомысленно указывает пальцем на шум в ушах или какое-то другое, но необъяснимое внутреннее явление, объясните это: я могу полностью устранить шум, используя силиконовые беруши.Гул, который я слышу, в основном вездесущ, но только в помещении. Часто он начинается в определенное время, обычно между 22:00 и 01:00, но также может присутствовать в течение дня. Это примерно в диапазоне 50–60 Гц.

Многие были озадачены этим

Я слышал это в Хэмпстед-Хит в #london. Я отправился в жаркий летний день расслабиться. Думал, гудение было стерео. Заснуть. Проснулся, а шум все еще был. И многие люди покинули парк. Я никогда не знал источника шума.

- SJA Comms (@sjallison) 13 марта 2019 г.

Nancyloh Так рада узнать, что у этого есть название! Я слышал это три или четыре раза в 70-х. Каждый раз это происходило в другом месте на открытом воздухе в Сингапуре. Это был не шум в ушах и не изнутри, а снаружи. Это был довольно громкий и безошибочно узнаваемый механический «жужжащий» гул. Человек, с которым я был, тоже слышал это, и мы шутили про НЛО.

CitizenGlenn Да, я слышал «Хум» ... Я живу в многоэтажной квартире недалеко от центрального делового района Сиднея, в двух шагах от улицы Саутерн Кросс Драйв, что я долгое время считал причиной.Интересно, что одна из гипотез, упоминаемых в этой статье, - это высокоскоростной трафик. Звук похож на низкочастотный гул винтового самолета, который колеблется между более громким и более мягким гудением. Сначала я подумал, что это старый DC3 или аналогичный, кружащий над головой, но это было не так. Я не часто слышу это, но когда слышу, это довольно заметно.

С облегчением узнал, что не только я слышал этот гул. Я живу в Питерборо, моя спальня находится примерно в 2 комнатах от любого источника шума, но я слышу гудение старого морозильника всякий раз, когда просыпаюсь ночью.

- Сайед Хуссейн (@ Syedh4006) 13 марта 2019 г.

BroadfordBoy Я впервые испытал это как ночное явление в начале 1960-х годов, когда я жил на окраине большого города - я знаю это, потому что (с содроганием вспоминая) я упомянул об этом в стихотворении, которое написал для школьного журнала.

Люди говорят, что слышат его в разное время дня

Tintenfische Единственный раз, когда я не слышу гул, - это очень рано утром, когда мир спит.

Читатели предлагают свои объяснения…

LZephania Неврологическое «внутренне генерируемое восприятие звука» кажется вероятным объяснением.В медицине известно множество подобных явлений.

Sensel Может ли это быть модернизация и использование линий природного газа высокого давления во многих городах и пригородах?

RoyfromBungay Может быть, Hum мог бы быть «частотами биения». Когда у вас есть два (или более) звука разных частот, оба присутствуют, создается «частота биений», дополнительная частота звука, являющаяся математической разницей. При этом существует огромное количество источников городского звука с множеством разных частот.Возможно, это могло бы объяснить, почему несколько разных наблюдателей воспринимают звуки разной частоты.

В некоторых местах есть свой собственный «гул»

Тревор Хаттон Мой отец был ребенком-суффолком с побережья во время Второй мировой войны. Он часто ссылался на «суффолкский гул» или «суффолкский шум», который, по его словам, небольшая часть людей могла уловить, когда он был ребенком, а также позже. Об этом ходили слухи во время войны, например, о прокладывании туннелей противником и т. Д. Однажды я взял собаку на раннюю прогулку около 5:30 утра. И все это время я чувствовал постоянный шум, который я бы сравнил с бесконечным риффом хэви-метала.Но он был постоянным, бесцельным, и трудно было сказать, почувствовал или услышал. Это определенно была не музыка, и я убежден, что это был шум Саффолка.

Sblejo Taos, штат Нью-Мексико, а не то, что можно было бы назвать мегаполисом, хорошо известен своим «таосским гулом», я впервые услышал о нем в 1970-х годах, но никогда не испытывал его.

Подпишитесь на Guardian Cities в Twitter, Facebook и Instagram, чтобы присоединиться к обсуждению, узнать наши лучшие истории или подписаться на нашу еженедельную новостную рассылку

Предупреждающие знаки задержки развития языка у малышей

В области языкового развития полезны временные рамки, но в целом важно учитывать, эффективен ли ваш ребенок в общении, а не сосредотачиваться на заданном количестве слов в его словарном запасе или дате в календаре.

Если вы испытываете трудности с пониманием или общением со своим малышом и начинаете беспокоиться, может ли быть проблема, задайте себе следующие вопросы.

Если вы ответите на на любой из этих вопросов, поговорите с лечащим врачом или учителем вашего ребенка или обратитесь в программу раннего вмешательства для дальнейшего тестирования и диагностики.

Они пытаются говорить?

К 12 месяцам ваш малыш должен пытаться общаться с вами устно.Ворчание и неполные слова (например, ba-ba для бутылки) засчитываются.

Проявляют ли они интерес к другим?

Когда дома другие люди входят или выходят из комнаты, ваш ребенок должен это заметить и отреагировать. Реакции могут включать улыбку при виде знакомого человека, плач, когда вы уходите, или попытку следовать за вами, когда вы выходите из комнаты. Ей должно быть интересно, что делают другие люди, например, если кто-то ест, читает книгу или играет с игрушкой поблизости.

Регулярно ли они употребляют новые слова?

Как только ваш малыш начнет пытаться использовать слова, вы увидите устойчивый прогресс в его языковом развитии. Как только слова попали в ее словарный запас, они должны оставаться там, и с этого момента количество слов должно увеличиться.

Обеспокоитесь, если словарный запас вашего ребенка не изменился больше, чем на несколько месяцев, или если раньше у него было какое-то слово для обозначения чего-то, а теперь это слово исчезло.

Они реагируют на музыку?

Большинство малышей проявляют некоторую реакцию на музыку.Если ваш ребенок хлопает в ладоши, раскачивается или пытается танцевать, качает головой, напевает или пытается петь, не беспокойтесь. Если она этого не сделает, могут возникнуть проблемы.

Они имитируют звуки вокруг себя?

Хотя у каждого голоса будут уникальные характеристики, речевые модели вашего малыша должны отражать то, что они слышат вокруг себя. Их длинные a могут быть вытянутыми или немного резкими, если вы, например, с юга, и это совершенно нормально.Однако их длинные и или любой из их гласных звуков не должны звучать постоянно или неточно для ваших ушей.

Правильно ли они произносят согласные?

Если ее гласные звучат для вас вполне нормально, но они по-своему произносят определенные слова, которые, кажется, не улучшаются со временем, это может быть поводом для беспокойства. Примеры этого включают частое прекращение начальных или конечных согласных или постоянную замену звука t на звук c .

Знают ли они свое имя и отзываются на него?

Когда вы произносите имя ребенка, он должен повернуть голову к вам или посмотреть прямо на вас. Это могут делать дети в возрасте 6 месяцев. Будьте осторожны, если этого не произошло к первому дню рождения вашего ребенка.

Они используют больше слов, чем жестов?

Если основной опекун не общается с помощью знаков, единственный способ общения вашего ребенка с вами - не жесты. Кроме того, если вы используете детские знаки, то эти знаки должны быть узнаваемыми и отчетливыми, а не просто указывать или махать руками.Примерно к 2 годам она должна была научиться использовать больше слов, чем жестов.

Понимают ли их другие?

Есть определенный уровень понимания родителей со своими детьми, которого просто нет у незнакомцев. Если вы время от времени работаете переводчиком для других, это нормально. Если вашему ребенку 3 года, а люди все время просят вас переводить, то есть повод для беспокойства.

Могут ли они выполнять простые словесные команды?

Некоторые родители обнаруживают, что делают все для своего ребенка, не осознавая этого, из-за возможных проблем с языковым развитием.Сделайте шаг назад и оцените, способен ли ваш малыш выполнять общие устные просьбы, такие как «Принесите мне свою обувь» или «Дайте мне свою чашку для питья».

Они соединяют слова вместе?

Примерно в два года ваш ребенок должен осмысленно складывать слова. Например, он может сказать «Я голоден», когда захочет поесть, или «Выйди», когда захочет выйти на улицу. Если они не делают этого к 2,5 годам, вам следует показать их врачу, так как это может быть поводом для беспокойства.

Могут ли они подражать?

Обеспокоитесь, если ваш ребенок никогда раньше не имитировал звуки или жесты. Некоторые распространенные ранние имитации могут включать мяуканье кошки, лай собаки, слова родителей «э-э-э-э» или машущие рукой «до свидания» и аплодисменты, когда вы хлопаете в ладоши.

Были ли у них инфекции уха?

Если у нее была более чем изрядная доля ушных инфекций или у нее были ушные инфекции, диагноз которых был поставлен поздно, тогда у нее могли быть проблемы со слухом или они все еще были у нее сейчас.Также следует помнить о травме уха (одного или обоих ушей) при разговоре со своим врачом или кем-либо еще, кто может работать с вашим ребенком.

Прочие факторы

Есть и другие вопросы, связанные с языковым развитием, на которые вы могли бы ответить Да , которые могут облегчить ваши беспокойства или страхи.

Есть ли у них другие братья и сестры?

Иногда старший брат часто говорит от имени своей младшей сестры и заставляет вас думать, что есть отсрочка, а ее нет.Это также может замаскировать фактически имеющуюся задержку. Регулярно разговаривайте с малышом наедине, чтобы убедиться, что он может общаться самостоятельно.

Ваш ребенок близнец или многодетный ребенок?

Близнецы и близнецы иногда развивают особые способы общения друг с другом. У них также может быть тенденция к развитию речи и коммуникативных навыков с другой скоростью, чем у других детей. Иногда это вызывает беспокойство, а иногда нет. Лучший способ узнать разницу - узнать о проблемах развития речи, присущих многим другим людям.Взаимодействие с другими людьми

Говорят ли дома или в школе на двух или более языках?

Если ваш ребенок регулярно использует более одного языка (язык жестов или разговорные языки), он может говорить медленнее. Обычно это не признак истинной задержки в развитии.

Представьте, что ваш ребенок выполняет в два раза больше языковой обработки, и вы поймете, почему для развития общения требуется больше времени.

Воспитание многоязычных детей имеет много преимуществ, поэтому не избегайте общения более чем на одном языке, чтобы ваш малыш начал говорить больше или раньше.

Они заикаются?

Чаще всего заикание развивается у детей в раннем возрасте, и это совершенно нормальная часть языкового развития. Будьте осторожны, если оно не исчезло примерно через 6 месяцев после начала или если заикание сопровождается преувеличенным выражением лица.

Слово Verywell

Задержка речевого развития может быть вызвана множеством различных факторов (например, проблемами со слухом или мышцами) или может быть частью других состояний, таких как нарушение обучаемости или аутизм.В любом случае своевременная оценка, диагностика и лечение - ключи к наилучшему результату для вашего малыша.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *