Гуление лепет: Карта сайта

Содержание

Речь ребенка до 1 года: гуление и лепет

27.06.2015,  Нормы развития речи, Статьи  

Самый сложный этап новорожденности прошел. Вы потихоньку освоились с ролью мамы и наслаждаетесь малышом. Кроха тоже рад общению с вами. Не верите? Прислушайтесь! Малыш гулит!

 

Примерно в 1-2 месяца мама замечает, что малыш не только кричит, но еще может и «петь». В репертуаре ребенка разные вариации звуков: аааа-гууу, гы-ыы, а-гыы, эээ. В отличие от крика-плача, воркование начинается на фоне приподнятого настроения и положительных эмоций.

Кроха с большим удовольствием осваивает все новые и новые «песни». Причем хиты становятся громче и выразительнее, если у малыша появляются зрители. Тогда он улыбается, дрыгает ручками, ножками – в общем, выступает по полной программе. Ученые доказали, что малыши первого полугодия жизни не могут издавать звуки без общей двигательной активности, как и двигать ручками и ножками молча.  Поэтому появление гуления всегда сопровождается «комплексом оживления».

Примерно в 2-3 месяца ребенок устанавливает связь между своим гулением и поведением мамы. «Я гулю – мама улыбается, радуется и тоже общается со мной!» — такая идея является большим стимулом для малыша в налаживании дальнейшего диалога с окружающими.

До 3 месяцев гуление (или гукание) не сопровождается работой слуха. Примерно после 3 месяцев малыш уже прислушивается к своему «вокалу», повторяет услышанное и получает от этого удовольствие. Еще бы, такие шлягеры! Интересно заметить, что на этапе гуления все малыши воркуют одинаково, независимо от страны проживания.

Надо сказать, что эволюционной задачей гуления является подготовка артикуляционного аппарата к произнесению слогов и (!) освоение интонаций, свойственных родному языку, а также распознавание настроений окружающих для адаптации к ситуации.  В зависимости от тона речи матери, малыш либо тянется к ней, начинает агукать в ответ, либо может расплакаться.

Дети на этапе гуления пристально смотрят в лицо говорящего взрослого. Если к ребенку обращаются радостно, с улыбкой, он ответит гулением и улыбкой (будет подражать).

 

 

Как развивать гуление?

 Если ваш малыш не гулит или гулит мало, ради собственного спокойствия проконсультируйтесь с врачом. Возможно, следование простым приемам и рекомендациям будет достаточным для стимулирования малыша к гулению:

 

  1. Говорите с малышом «на средней» громкости ( не громко и не тихо).

 

  1. Разговаривайте с малышом доброжелательно, ласково. Если взрослый постоянно кричит и раздражается, гуление затухает. Дети на этой стадии крайне чутко реагируют на мимику и интонации.

 

  1. Поддерживайте зрительный контакт. Это очень важно! Ребенок должен видеть ваше лицо, когда вы говорите. Иногда малыши стараются дотронуться до губ взрослого, когда он говорит, чтобы посмотреть «как выходит звук».

 

  1. В комнате, где гулит ребенок должно быть достаточно тихо, чтобы малыш мог себя слышать. В помещениях, где всегда звучит громкая музыка, разговаривают взрослые или шумят дети, малыши быстро замолкают.

 

  1. Агукайте сами, гулите в ответ. У детей первых лет жизни очень развит подражательный рефлекс. Поэтому младенцам, у которых отсутствует гуление, педагоги даже рекомендуют включать записи гуления детей.

 

  1. Если малыш не гулит, можно проводить легкий массаж губ, щечек, груди, животика при этом говорить стих. Это вызывает спонтанную подачу голоса.

 

  1. Обязательно поддерживайте гуление крохи. Хвалите маленького оратора, отвечайте ему улыбкой. Как выяснили ученые, мальчики лучше реагируют на похвалу «молодец», а девочки – на «умницу». Так что имейте ввиду J!

 

Малыш лепечет!

 Примерно к 6 месяцам у ребенка появляется лепет. Если гуление это набор разных звуков, то лепет – как правило, сочетание согласных+гласных (ма-ма, ба-ба, та-та). Не смотря на то, что первый лепет бывает похож на слова (например, мама, баба), пока малыш не вкладывает в эти звуки значения.

В этот период ребенок лишь набирает артикуляционный багаж для будущей речи, готовится к первым словам.

В лепете 7-8 месячных малышей можно узнать интонационные свойства языка, на котором говорят окружающие. Американские ученые провели интересный эксперимент. Они записали лепет малышей из Китая и США, и дали прослушать носителям китайского и английского языков. Удивительно, но представители двух наций безошибочно определили «своих» ребятишек, причем не смогли озвучить причину выбора. В период первого гуления и лепета ребенок готов к освоению абсолютно любого языка.

Период лепета можно условно разделить на 3 этапа:

 

1 этап – появление лепета (5-6 месяцев). Начало лепета совпадает у малыша с функцией сидения и дальнейшим развитием двигательной активности. Ритмичные движения влекут за собой «распадание» протяжного гуления на ритмичные слоги. Поэтому для развития речи очень важно предоставлять ребенку максимально возможную свободу движения и поощрять физическую активность. На этом этапе идет усиленное накопление звуков.

2 этап – формирование аутоэхолалии (многократное однообразное повторение набора звуков, слогов) – 7 – 10 месяцев. Примерно с 7-8 месяцев звуковой арсенал малыша не пополняется, но активно применяется. На этом этапе малыш уже начинает понимать некоторые слова, бодро и подолгу лепечет, выделяя некоторые гласные ударением. После 8 месяцев звуки, не используемые в родном языке (языке, на котором говорят окружающие) , начинают угасать.

3 этап – переход к активной речи (10-12 месяцев). После 10 месяцев малыши пытаются настроить полноценное словесное общение, они уже воспроизводят типичные ритмы и звуки родного языка, и произносят заветные первые слова.

 

Эволюционно стадия лепета необходима, чтобы развивать произношение и слух. Иначе говоря, ребенок учится слышать, что говорит, управлять языком.

Для того, чтобы малыш прошел стадию лепета наиболее эффективно, воспользуйтесь нашими рекомендациями.

Как развивать лепет:

 

  1. Создайте спокойную тихую обстановку. Ребенку на стадии лепета очень важно слышать, какие звуки он произносит и что говорят окружающие.

 

  1. Постепенно обогащайте звуковую среду. Покажите малышу разные источники звука (погремушки, музыкальные инструменты, книжки с мелодиями, записи песен). Бывает полезным включение ребенка в коллектив лепечущих детей – сверстников.

 

  1. Поддерживайте физическую активность. Ученые доказали взаимосвязь между двигательной активностью и развитием умственных и речевых способностей.

 

 

  1. Повторяйте за малышом лепет, поддерживайте зрительный контакт. Таким образом, вы активируете подражательный рефлекс и стимулируете развитие лепета.

 

  1. Проводите пассивные упражнения для губ и языка малыша. Качество освоения звуков во многом зависит от силы мышц.

 

Ученые доказали, что активность лепета и будущей речи связана с особенностями вскармливания детей. Во время кормления грудью, малыши осуществляют сосательные движения нужной силы и объема для формирования активного лепета и речи. В то время как искусственникам часто не хватает таких движений губ и языка, а это может негативно отразиться на речевом развитии.

Поэтому нелишним будет проводить легкий массаж губ. Для этого погладьте указательным пальцем вокруг ротика малыша по часовой стрелке, сделайте движения от губ и к губам по кругу.

  1. Больше разговаривайте с ребенком, акцентируйте внимание на разных предметах, выделяйте их голосом.

 

  1. Освойте упражнения на развитие мелкой моторики. Ведь доказано, что мелкая моторика влияет на развитие речи.

 

Общайтесь с малышом с удовольствием! Ведь время гуления и лепета, самая нежная и трепетная пора, пролетит очень быстро.

 

Алена Волкова, ваш консультант по развитию речи.

Лепет и гуление. Как вовремя заметить проблемы с речью у ребенка | ОБЩЕСТВО

Детей с нарушениями речевого развития становится все больше. Заметив неладное, не все родители торопятся обратиться к специалисту. Кто-то кивает в сторону наследства, мол, у бабушки было так же, кто-то ждет, что перерастет. О том, как проблемы с речью могут сказаться на дальнейшей жизни ребенка, на что обратить внимание родителям, чтобы не упустить время, и заменят ли гаджеты общение со взрослыми, «АиФ — Ямал» рассказала победитель окружного конкурса «Воспитатель года» логопед Елена Васильева.

С ребенком надо разговаривать

Светлана Садырина, «АиФ — Ямал»: Елена, с какими речевыми проблемами вам приходится работать? Можно ли их решить в образовательном учреждении или необходим углубленный подход?

Елена Васильева: К сожалению, число детей, нуждающихся в помощи логопеда, постоянно увеличивается, а тяжесть речевых нарушений возрастает. Они носят полиморфный характер, требующий комплексной, совместной работы нескольких специалистов одновременно — это психолого-педагогическая и медицинская помощь.

Фото: Правительство ЯНАО

— Есть ли какие-то границы нормы — когда и сколько слов должно быть в лексиконе ребенка?

— Да, конечно, есть нормы речевого развития ребенка, и для каждого возраста они свои. И специалисты, работающие с детьми — врачи, педагоги — на них опираются. Но все же каждый ребенок индивидуален, и это надо учитывать.

— Влияет ли на речевое развитие малыша то, сколько с ним разговаривают взрослые?

— Речь ребенка формируется под влиянием речи взрослых, она во многом зависит от речевого окружения и речевой практики, особенно в раннем возрасте, когда интенсивно идет ее формирование. Поэтому очень важна роль семьи. Если ребенок не будет получать ярких впечатлений, ему не будут созданы условия для передвижения и общения, то он не научится выстраивать отношения, договариваться, не сможет выразить свои просьбы и желания. Никакие самые лучшие мультфильмы и гаджеты не заменят живого общения. Отсутствие свободного времени у нас, взрослых, приводит к весьма печальным последствиям не только для физического здоровья ребенка (о нарушениях зрения, дефиците движений, испорченной осанке уже сказано довольно много), но и для его психического развития. Первое из них – отставание в развитии речи.

Не ждите, что все пройдет!

— На что в речевом развитии ребенка обращать внимание родителям и когда бить тревогу?

— Необходимо обращать внимание на проявление эмоциональных реакций, появление гуления и лепета, на особенности сосания и жевания, на понимание ребенком обращенной речи, на то, как он реагирует на простые инструкции, на появление простых слов (примерно в 1 год), простой фразы (2-2,5 года).

— Отводить ребенка к логопеду стало столь же популярным, как водить в секции и кружки, при этом мамы  и папы ждут мгновенного результата и нередко негодуют, когда через пару месяцев не замечают никаких изменений.  Так, когда же можно увидеть результаты работы логопеда?

— Очень сложно дать однозначный ответ на этот вопрос, так как сроки коррекционной работы зависят от многих факторов. В первую очередь — от речевого нарушения и степени сложности дефекта. К сожалению, в последнее время многие речевые нарушения сопровождаются неврологической симптоматикой, и тогда требуется больше времени и усилий со стороны логопеда, родителей и самого ребенка. Также это зависит от  регулярности посещения занятий, от того, закрепляют ли родители полученные навыки с ребенком дома,  от уровня развития внимания, памяти и мышления. И, как говорила ранее, от речевого окружения — важно, чтобы взрослые говорили четко, внятно, медленно и грамотно. В некоторых случаях требуется параллельная работа с медицинскими специалистами, психологом, дефектологом. Поэтому можно назвать примерное количество занятий с конкретным ребенком, но обозначить точные сроки коррекционной работы сложно.

— Некоторые родители надеются, что с возрастом проблемы в речевом развитии разрешаться сами — дескать, раньше никаких логопедов не было, и ничего, все говорим.  Могут ли в действительности они со временем нивелироваться?

— Ребенок с проблемами в речевом развитии испытывает трудности в выстраивании отношений, в умении договариваться, в выражении своих просьб и желаний. В школьном возрасте ребенок с трудом обучается читать и писать и в дальнейшем допускает большое количество специфических ошибок. Все это приводит к снижению успеваемости и по другим школьным предметам, нежеланию учиться. Кроме того, речевые нарушения могут стать серьезным препятствием при выборе профессии. Не надо ждать, что все пройдет. Будьте рядом с ребенком, вместе с ним, помогите ему.

Елена Васильева — победитель окружного конкурса «Воспитатель года», учитель-логопед прогимназии «Эврика» в г. Муравленко. Стаж работы — 14 лет.

— Головоломка детский центр Новосибирск

Задержка речевого развития (ЗРР) – это отставание в речи от нормальных темпов её развития у детей до 4 лет. Чтобы разобраться, что является задержкой, рассмотрим нормы развития речи ребенка от 1 года до 4 лет.

Задержка речевого развития (ЗРР) – это отставание в речи от нормальных темпов её развития у детей до 4 лет.
Чтобы разобраться, что является задержкой, рассмотрим нормы развития речи ребенка от 1 года до 4 лет.
0 – 1 год.
Первыми голосовыми реакциями ребёнка являются крик, плачь, гуление и лепет. Гуление представляет собой протяжные негромкие певучие звуки или слоги. В начальном его периоде это более короткие и отрывистые вокализации.Более поздний период гуления (ближе к 4 месяцам) называют «свирель» – это произнесение цепочки звуков каскадом. Гуление имеет спонтанный характер и проявляются у ребёнка в состоянии спокойного бодрствования, чаще всего в присутствии взрослых; нередко сопровождается улыбкой и первым смехом.

В начале второго полугодия жизни ребёнка начинается стадия лепета. Лепет представляет собой слогоподобные вокализации, с помощью которых ребёнок выражает свои желания и требования или просто «играет» со звуками голоса. Часто лепет сопровождает предметно-манипулятивную деятельность ребёнка и активизируется в ответ на обращённую к нему речь взрослого. Постепенно слоговые цепочки становятся всё более разнообразными: в их составе оказываются не только одинаковые, но и разнотипные слоги. В возрасте 8,5 – 9 месяцев лепет становится модулированным, в это время ребёнок способен повторять интонацию и последовательности звуков как повторение речи взрослого. На этом этапе, пользуясь открытыми слогами, ребёнок уже начинает обозначать ими объекты внешнего мира.

К концу первого года жизни в речи ребёнка появляются первые слова.
1 год – 1 год 6 месяцев.
В это время малыш говорит отдельными словами, имеющими значение предложений. В конце периода появляются двухсловные предложения. Отдельные слова и предложения дополняются жестами, мимикой, интонацией. Среди тех 30 слов, которые уже имеются в это время, преобладают названия предметов и обозначения действий.
1 год 6 месяцев – 2 года.
Запас употребляемых слов быстро растет. Облегченные слова заменяются правильными. Появляются прилагательные и местоимения. Начинает употреблять простые двух-трехсловные предложения, а к 2м годам – трех-четырехсловные. В словах появляются грамматические изменения. Речь эмоциональна и выразительна.
2 года – 2 года 6 месяцев.
В два года ребёнок легко повторяет фразы, короткие стихи. Словарь продолжает быстро расти. Услышанные незнакомые слова и целые фразы быстро усваиваются. Появляются вопросы: «Где?», «Почему?», «Куда?». Предложения становятся многословными, появляются сложные предложения, хотя и не всегда грамматически правильные, начинается употребление предлогов и союзов. Речь становится основным средством общения со взрослыми и детьми.
2 года 6 месяцев – 3 года.
Словарь ребёнка быстро увеличивается. Он может понимать смысл речи взрослого о событиях и явлениях, не бывших непосредственно в его личном опыте. Речь взрослого становится для ребенка средством познания. Он говорит сложными фразами, появляются придаточные предложения, хотя грамматически предложения продолжают оставаться еще не всегда правильными.
3 года – 4 года.
К четырём годам ребёнок овладевает всеми основными компонентами реси. Он понимает разницу между словами «большой» и «маленький», осваивает падежи, времена глаголов, согласует глаголы прошедшего времени с существительными в роде, согласует имена прилагательные с существительными женского и мужского рода. Пониманию доступны слова-обобщения (игрушки, посуда), ребёнок начинает использовать их в активной речи, пользуется уменьшительно-ласкательными суффиксами.
Словарный запас ребёнка характеризуется не только словами чисто бытовой тематики, он составляет 1200 – 1300 слов.

Разумеется, указанные этапы не могут иметь строгих, четких границ. Каждый из них плавно переходит в последующий. Индивидуальные особенности развития речи могут укладываться в 2-4 месяца, но на отставание в более длительный срок стоит обратить внимание.
Для того чтобы процесс речевого развития детей протекал своевременно и правильно, необходимы определенные условия.
Так, ребенок должен:
-быть психически и соматически здоровым;
-иметь нормальные умственные способности;
-иметь нормальный слух и зрение;
-обладать достаточной психической активностью;
-обладать потребностью в речевом общении;
-иметь полноценное речевое окружение.

Причины задержки речевого развития:

1. Наличие негрубой родовой травмы;
2. Длительные соматические заболевания в раннем детстве;
3. Неблагоприятное воздействие речевой среды;
4. Просчеты воспитания;
5. Дефицит общения.

Если ребенок не говорит в 2-3 года, значит, у него есть определенная проблема, которую надо найти, чтобы помочь её компенсировать. Нельзя ждать, когда ребёнок заговорит сам, есть риск упустить время реабилитации. Бездействие и неправильная реабилитация могут привести к последствиям, которые после 6 лет уже невозможно компенсировать. Пластичность мозга наиболее активна именно до 6-7 лет, если начать лечение и занятия с логопедом в 3 года, то шанс того, что нарушение полностью скомпенсируется, очень высокий.
Чем раньше начнется логопедическая, психологическая и медицинская работа с ребенком, тем меньше у него будет проблем в будущем.
Если ребенок не говорит в 2-3 года необходимо пройти обследования у специалистов. Начать нужно с осмотра невролога, сурдолога, психиатра, затем пройти обследование у нейропсихолога и логопеда, по результатам которых специалисты разработают индивидуальную реабилитационную программу.

Автор статьи: Оршацкая Татьяна Вячеславовна (логопед детского нейропсихологического центра Головоломка)
 

КАК БУДЕТ ГОВОРИТЬ ВАШ РЕБЕНОК, ЗАВИСИТ ОТ ВАС

Пятьдесят с лишним лет назад в Москве было лишь 16 логопедов. В 1951 году дефектологический факультет Московского государственного педагогического института (теперь — университет) выпустил 30 специалистов по исправлению недостатков речи. В настоящее время в нашей стране работают тысячи логопедов — выпускники московских педагогических университетов, а также пединститутов областных и республиканских центров. И все же проблема речевых расстройств остается актуальной по сей день. В каждом дошкольном учреждении, в каждой школе есть дети с недостатками речи. Для детей со сложными речевыми расстройства ми созданы специальные детские сады и школы. И таких школ немало. В чем же дело? Как предупредить нарушения речи у ребенка? Ведь этот недостаток мешает ему благополучно учиться, быть уверенным в своих силах, затрудняет выбор профессии. Ответить на эти вопросы редакция попросила Марианну Константиновну Шохор-Троцкую (Бурлакову) — педагога-де фектолога с пятидесятилетним стажем, одного из ведущих отечественных специалистов по преодолению речевых расстройств у детей и взрослых, автора более ста научных работ.

Игры в ботаническое домино или лото с картинками развивают у ребенка зрительное внимание.

Кроха, едва научившаяся ходить, с удовольствием рисует цветными мелками на асфальте. Такое занятие способствует мелкой моторике пальцев.

В три года многие малыши уже знают, как пишутся некоторые буквы, и имеют представление о числе.

Полуторагодовалый ребенок узнает на сюжетных картинках знакомые ему предметы.

Этапы развития речи и мышления у ребенка.

РЕЧЬ — ФУНКЦИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА

Специальных органов речи у человека нет. Речь реализуется с помощью артикуляции и аппаратов дыхания, жевания, глотания, обеспечивающих процессы голосообразования. Центральное звено всего аппарата речи — кора головного мозга (у правшей — преимуществен но левого полушария, у левшей — наоборот), где сосредоточены представительства доминирующей руки, речеслухового и кинестетического (мышечного) анализаторов.

У ребенка процесс развития речи разделяют на три периода. Первый — подготовительный — включает крик, гуление и лепет. Криком младенец подает сигнал родителям, например, о том, что голоден. А благодаря голосовым реакциям гуления (звукам типа ау, эу), постепенно приобретающим различную интонационную окраску, усваивает интонационную систему языка, копирует интонации окружающих его людей. Гуление — следствие случайно возникающих позиций будущего артикуляционного аппарата — губ, языка, мягкого нёба, глотки и гортани. У детей всего мира оно одинаковое. Наблюдается и у глухих младенцев, у которых не было звукового контакта с матерью.

К шести-восьми месяцам жизни малыш начитает лепетать, произносить звуки типа ма, па, ба, на, ди (иди), да (дай) и т. п. Звуковой состав лепета — результат кинестетической «настройки» артикуляционного аппарата по слуховому, акустическому подражанию речи окружающих. Одновременно ребенок осваивает элементарную слоговую структуру слова, состоящую, как правило, из одного слога. Если гуление не перешло в лепет, родителям стоит забеспокоиться, все ли в порядке у младенца со слухом.

Во втором периоде, примерно с восьми-девяти месяцев жизни, малыш начинает глобально воспринимать звучание некоторых слов, взглядом или указательным жестом «отвечать» на вопросы: «где папа?», «где птичка?». Он радуется, что его понимают, подражает взрослым в играх с игрушками, в манипулировании ложкой, чашкой. Слов еще нет, но интонации -восклицания уже варьируются: чувства радости и недовольства вокализируются, сопровождаясь характерными звуками: а-а-а, у-у-у. Лепет делается продолжительнее, обогащается интонационная окраска, звуки начинают повторяться (ба-ба- ба, ма-ма-ма) и превращаются в слова, которые, в свою очередь, становятся компонентами мышления. И хотя произношение слов еще очень несовершенно, ребенок вкладывает в них определенный смысл. Видя, что мама пришла или уходит, он произносит слово ма-ма. Это так называемые слова-предложения. К концу первого года жизни появляются звукоподражательные слова типа ав-ав (собака), би-би (машина), тик-так (часы).

В третьем периоде, ведущем отсчет со второго года жизни, малыш уже понимает обращенную к нему речь, по слову выполняет простые поручения. У него появляется целенаправленный указательный жест, сопровождаемый звуками с интонацией требования, которые означают: назови. Ребенок настойчиво перемещает указательный пальчик с одного предмета на другой, по нескольку раз возвращается к уже «пройденным» предметам, пока не «насытится» сознанием того, что разные предметы имеют разное название. Период активного указательного жеста является большим скачком в становлении первого этапа детского конкретно-образного мышления, связанного с первичным выделением на слух звуковой оболочки слова. В это время закладывается пассивный словарь ребенка. Бурное развитие понимания речи на несколько месяцев опережает развитие устной речи. Нередко пауза между тем, когда ребенок стал показывать пальцем на тот или иной предмет, и моментом, когда он произносит слово, обозначающее предмет, насчитывает пять-восемь месяцев. Наконец, наступает черед, когда малыш делает попытку связать два слова в фразу (мама, дай).

Слышащий ребенок, воспринимая правильную, не сюсюкающую речь матери, начинает говорить в 14-18 месяцев со дня рождения. У разных детей развитие речи может протекать по-разному. У одних довольно медленно формируется высказывание из двух-четырех слов, зато такие малыши примерно к году и восьми месяцам овладевают произношением почти всех звуков родного языка. У другой группы ребятишек бурно развивается мелодика речи, они произносят длинные фразы, но оперируют несколькими слогами, многие звуки не выговаривают. В таких случаях только мама может разобрать, что сказал ее малыш. Замечено, что девочки начинают говорить раньше мальчиков; вероятно, это обусловлено более пластичной нервной системой первых.

К полутора годам возникает первый период вопросов: «что это?». В активном словаре такого человечка уже 30-35 слов, состоящих из одного-двух слогов и произносимых при помощи шести-восьми звуков с разными слоговыми вариациями, которые понимает не всякий взрослый, но это уже общение с помощью речи.

К двум годам словарь малыша достигает примерно 300 слов. Он активно употребляет наречия и глаголы. На третьем году жизни усваивает первые грамматические формы, выстраивает многословные фразы со сложными и придаточными предложениями, предлогами, прилагательными, наречиями, вопросительными словами. После двух с половиной лет у ребенка, кроме обилия прилагательных, появляются причастия, сложные предлоги через, вдоль и др., а к концу третьего года жизни — соединительные союзы и местоимения. Основное формирование речи заканчивается, но ее совершенствование продолжается на четвертом и пятом годах жизни. Это период вопросов: «почему?», «зачем?».

ПРИЧИНЫ ЗАДЕРЖКИ И НАРУШЕНИЯ РЕЧИ В ДОШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ

Если ребенок родился здоровым, задержка его речевого развития может возникнуть из-за неправильных действий взрослых во время подготовительного периода: при недостаточном речевом общении с малышом, невнимании к его слуховому восприятию, подражанию звукам и словам взрослого, при несвоевременной выработке интонационной выразительности речи и смысловых связей между словом и предметом.

Прежде чем заговорить, малыш должен натренировать мышцы речевого аппарата. Это происходит, когда он гулит, лепечет, дышит, глотает, сосет грудь, жует. Замечено, что дети, находившиеся на грудном вскармливании, сталкиваются с речевыми трудностями реже искусственников, а те, которых своевременно приобщали к твердой пище, говорят намного четче сверстников, которых чуть ли не до школы пичкали жидкими кашами и протертыми овощами.

Нарушение речи вызывают разные причины: врожденные аномалии центральной нервной системы, коры головного мозга, нёба, языка, дефекты носового дыхания и снижение мышечного тонуса мягкого нёба (такая патология приводит к гнусавости), психическая травма (к примеру, у впечатлительных, склонных к неврозам детей реакция испуга может спровоцировать заикание) и др.

Ребенок, родившийся глухим или потерявший слух в результате болезни в первые недели и месяцы жизни, не научится говорить, пока сурдопедагог (специалист, обучающий глухих детей речи) не обучит его «чтению с губ», не научит произносить отдельные звуки, а затем слова с опорой на тактильное, кинестетическое, а также зрительное восприятие. Такие занятия нужно начинать с трех-четырехлетнего возраста.

Развитие речи и мышления находится в тесной связи с развитием мелкой моторики и координации движений пальцев рук. Дети, работающие с конструктором, занимающиеся оригами, лепкой из пластилина, вышиванием и другими видами рукоделия, умеют, как правило, логически рассуждать. У них достаточно развиты память и внимание.

Нередко к задержке речевого развития и нарушениям речи приводит переучивание ребенка-левши все делать правой рукой. Современные мамы знают, что младенцев нельзя пеленать. Всякое ограничение движений младенца тормозит не только формирование двигательных навыков, но и своевременное развитие речевых функций. У правши действия всех подвижных частей тела и особенно пальцев рук, речевого, артикуляционного аппарата (гортани, глотки, языка, губ, мягкого нёба) генетически заложены в левом полушарии головного мозга, у левши — в правом полушарии. Если левше не давать активно работать левой рукой, то у него возникнет пространственная ломка формирования движений: будут стимулироваться движения правой, неосновной руки, а основная, ведущая рука останется без стимуляции. Переучивая малыша держать ложку или карандаш в правой руке, родители тем самым перекладывают врожденные функции его ведущего правого полушария на левое, в котором у него нет «проекционной» базы для тонких движений пальцев и артикуляционного аппарата. В результате развивающаяся на базе слухового восприятия речь «не знает», в каком полушарии ей «осесть». Именно поэтому нередко левши, которых с младенчества усердно заставляли все делать правой рукой, позже начинают говорить, неверно произносят многие звуки, неловки в движениях, не умеют танцевать, лишены музыкального слуха. Но не менее важно, что нарушается эмоционально-волевая сфера ребенка. Известно, что всякое действие вызывает противодействие. Ребенок становится либо упрямым, либо сломленным: слабовольным, мнительным, неуверенным в себе. Начинает фиксировать внимание на своих речевых трудностях, глубоко переживает по пустякам. По этой причине у него может развиться заикание. А его преодолеть трудно. Малышу-левше необходимо давать свободу действий, и он сам научится многое делать обеими руками.

РАЗВИТИЕ РЕЧИ И МЫШЛЕНИЯ

Английский философ, педагог и психолог XVII века Джон Локк в монографии о воспитании детей очень точно отметил, что сознание человека, его характер, культура, воспитанность и мышление зависят от того, что родители заложили в него до пятилетнего возраста.

Наиболее важный период эмоционального и интеллектуального развития ребенка приходится на возраст до трех лет. Новорожденный с первых дней жизни реагирует не только на тактильное восприятие материнских рук, яркий свет, но и на звуки, тембр голоса матери и других людей, а главное — на интонации (известно, что самые ласковые слова, произнесенные с угрожающей интонацией, даже взрослого могут повергнуть в страх). Неспроста из глубины веков, из поколения в поколение передаются колыбельные песни, которые успокаивают, убаюкивают младенца. Очень важно, чтобы ребенок с первых дней жизни слушал мамино пение колыбельных или народных песен. Оно должно быть тихим, но разборчивым. Современная тенденция заменять мамино пение магнитофонными записями классической или популярной музыки не стимулирует восприятие ребенком мелодики и лексики родного языка. Такие концерты порой его просто оглушают.

Обязательно откликайтесь на плач ребенка. В первые месяцы жизни он только так может вам сказать, что испытывает дискомфорт, что ему холодно, мокро или очень хочется есть. Кроме того, крик или плач — это еще и попытка общения. Малыш дает вам понять, что соскучился и хочет увидеть родное лицо.

Говорите с грудничком буквально с самого его рождения, грамотно, медленно и четко произнося слова, без каких-либо сюсюканий. Неважно, что он еще не понимает смысл ваших слов, зато чутко реагирует на интонацию и прекрасно улавливает ее. Все действия — купание, переодевание, кормление и т. п. — сопровождайте подобием беседы. Например: «Сейчас я посмотрю, что тебе не нравится, почему ты вертишься, плачешь». Речь должна быть неспешной, ласковой. Новорожденный лучше всего воспринимает мелодичные гласные звуки, произносимые нараспев. Важно, чтобы малыш видел вашу мимику, движения губ. Особенно тщательно произносите звуки о, и, е. Именно их впоследствии многие дети проговаривают нечетко, иногда заменяя на другие — у, э. Из-за этого в школе они пишут слова с буквами о, и, у, е (э) с ошибками. Разговаривая с крохой, всегда помните о том, что на вас лежит ответственная задача — привить сыну или дочке врожденную грамотность. Благодаря активному общению в еще не дифференцированной слухоречевой памяти младенца закладывается та канва, на которой в будущем будет расцветать, вырисовываться речевой опыт ребенка, появится его первый лепет.

Советую родителям вести дневник, записывая в него, когда малыш начал лепетать, когда заговорил, когда стал ползать, ходить, когда у него зарос родничок. Эти сведения при отклонениях в развитии могут понадобиться врачу-невропатологу или педагогу-дефектологу.

Очень важно в самом раннем возрасте воспитывать у ребенка зрительное и слуховое внимание, предлагая ему найти направление звучащей игрушки (погремушки, пищащих резиновых зверюшек), перемещаемых по комнате громко тикающих часов и т. п. У трех-четырехлетнего малыша зрительное внимание формируется в процессе занятий с картинным лото или пазлами, когда надо заполнить маленькими карточками большую карту с рисунком на ту или иную тему. Невнимательность у одних ребятишек объясняется их излишней активностью, неусидчивостью, несдержанностью, неумением слушать и наблюдать, у других, напротив, некоторой замедленностью, вялостью, несобранностью, неорганизованностью и рассеянностью. В школе эти трудности приводят к тому, что дети невнимательны на уроке, не могут следить за указаниями учителя, начинают импульсивно действовать, не дослушав до конца задание, поспешно или очень медленно его выполняют. Учитель всякий раз вынужден делать им замечания. В результате у ребенка пропадает желание учиться. Он становится стойко неуспевающим.

Как только ребенок освоит хождение, учите его танцевать. Ритмичные движения способствует развитию слуха, а значит, и речи.

Внимание ребенка-левши и его ориентацию в пространстве можно развивать, предлагая сначала показать предметы, нарисованные в книге слева от центра, затем в центре и справа.

Умение контролировать слуховое внимание, вовремя тормозить двигательную активность отлично воспитываются в играх на поднимание и опускание рук на вопросы: «Кто летает?», «Кто бегает?», «Кто плавает?» и т.д. Например: «Птица летает? Диван летает? Бабочка летает?». Ребенка надо учить быстрому переключению внимания при показе предметов обихода, частей лица, тела.

К двум с половиной годам у детей бурно развивается конкретно-образное мышление с элементами фантазии, которое надо поощрять в процессе игр: «Угадай загадку», «Чьи это ноги?» (показывайте ребенку только нижнюю часть картинки с изображением какого-нибудь животного), «Узнай, кто я» (нарисуйте с помощью точек контур зверька или несложного предмета, попросите ребенка соединить все точки одной линией, чтобы узнать, кто же прячется в ваших точках). Привлекайте малыша к творчеству, предлагая порисовать или сочинить вместе сказку.

С трех лет хорошо говорящего ребенка можно в игровой форме начать обучать чтению слов, составленных из азбуки на кубиках. В этом возрасте он уже имеет представление о числе (один, два, много), способен наизусть запоминать стихи, работать с конструктором, «исследовать», что у мишки в животе или как устроена машинка, ходить с коляской, подражая маме. Ему все интересно. Он познает мир и узнает, что чайник горячий, ножницы колкие, стакан стеклянный и потому разбился. Осознает смену поколений и то, что какое-то событие было вчера, еще раньше или давным-давно и что очень многое еще должно случиться в будущем. Ваша задача состоит в том, чтобы удовлетворить любопытство малыша, ответить на все его «почему?».

Малышей в возрасте от трех до пяти лет пора знакомить с русскими народными сказками, но избегайте сказок о Иванушке-дурачке, о Емеле («По щучьему велению»), так как они воспевают лень, безделье, жизнь за чужой счет. Учите наизусть с ребенком фрагменты мудрых сказок А. С. Пушкина, читайте ему стихи и сказки К. И. Чуковского, С. Я. Маршака, А. Л. Барто, С. В. Михалкова, сказки братьев Гримм, Андерсена. При этом объясняйте малышу непонятные речевые обороты, например: «и лес и дол видений полны…». Еще до школы ему станут интересны рассказы о богатырях (Илье Муромце, Добрыне Никитиче и др.), о подвигах народа, защищающего свою страну от чужеземцев. Он с удовольствием будет слушать мифы Древней Греции. Героями ведь были не только три мушкетера.

Если к четырем-пяти годам ребенок не освоил произнесение звуков л, р, свистящих, шипящих звуков или все звонкие звуки произносит глухо, а твердые — мягко, обязательно обратитесь к логопеду, так как в школе он может путать эти звуки. Занятия с логопедом требуют довольно много сил и времени, поэтому данную проблему желательно разрешить хотя бы за год до поступления в школу, когда ребенок еще не загружен уроками.

По методическим пособиям родители могут и сами помочь своему ребенку избавиться от некоторых дефектов речи (например, трехлетние малыши нередко вместо звука ш произносят звук с, вместо рл). Начинать нужно с постановки отдельных звуков, применяя своеобразную гимнастику речевого аппарата (в свое время журнал «Наука и жизнь» опубликовал серию статей «Школа домашнего логопеда» — см. №№ 10-12 за 1962 год; если у вас сохранились старые подшивки журнала, советуем прочитать эти статьи. — Прим. ред.).

Ребенку пятилетнего возраста уже можно рассказывать об особенностях жизни и обычаях народов разных стран, об обитателях морей, рек и лесов, о звездах и планетах. Покажите ему на глобусе или географической карте, сколько континентов, морей и океанов на Земле, где находится страна, в которой он живет. Очень внимательно отбирайте передачи телевидения. Ни в коем случае не давайте смотреть своему чаду мультфильмы ужасов. Они нарушают сон ребенка, делают его нервозным.

В этом же возрасте закрепляется знание о временах года и о времени суток. Малыш начинает сталкиваться с таким явлением, как многозначность слова, узнает, например, что словом «клетка» обозначается не только клетка для тигра в зоопарке, но и рисунок материала на платье, что «в клетку» бывает тетрадь. Дошкольника уже можно познакомить с такими понятиями в языкознании, как синоним (слово, совпадающее или близкое по значению с другим словом, например, «путь» и «дорога») и антоним (слово, противоположное по значению другому слову, например, «светлый» и «темный»). Однажды в рейсовом автобусе я наблюдала, как мама играла с шестилетним сыном в слова. Она произносила какое-нибудь слово и просила сына назвать слова, близкие или противоположные по значению. К прилагательному «быстрый» мальчик извлек из памяти слова «скорый», «стремительный», «проворный», «бойкий», «резвый», а после непродолжительной паузы добавил: «шустрый». Мама дополнила список словами: «шибкий», «рьяный», «прыткий». Антонимов оказалось меньше: «медленный», «тихий», «черепаший», «неторопливый», «неспешный». Потом последовали другие задания, и казалось, что в эту увлекательную игру мама с сыном могут играть бесконечно. Наблюдать за ними было очень приятно. Я подумала: этому мальчику будет легко учиться в школе, он явно не страдает бедностью речи, косноязычием.

В целях предупреждения ошибок в письме, для улучшения восприятия ритма речи «дирижируйте», когда ваш малыш читает стихотворение, поет или танцует под пение, отбивайте хлопками в ладоши число слогов в слове, но делайте все в виде игры.

И последний совет. Всегда хвалите ребенка за его находчивость, усердие и трудолюбие и не ругайте за ошибки, за разбитую чашку, сломанную ручку или линейку (вспомните, сколько всего вы сами разбили и сломали). Тогда он станет вашим другом, будет радовать вас своей любознательностью, наблюдательностью и хорошей успеваемостью в школе.

ЛИТЕРАТУРА

Бурлакова М. (Шохор-Троцкая). Речь и афазия. — М.: Медицина, 1997.

Бурлакова М. Советы логопеда . — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001.

Вейн А. Мозг и творчество // Наука и жизнь, 1983, №№ 3, 4.

Драпкин Б., Синицына Н., Успенская Л. Школа домашнего логопеда // Наука и жизнь, 1962, №№ 10-12.

Маркина Н. Мозг правшей и левшей — в чем разница? // Наука и жизнь, 2001, № 6.

Мозг человека // Наука и жизнь, 1962, № 4.

Николаенко Н. Возвращение из небытия // Наука и жизнь, 2001, № 8.

Ротенберг В. Мозг. Стратегия полушарий // Наука и жизнь, 1984, № 6.

Шохор-Троцкая М. (Бурлакова). Коррекция сложных речевых расстройств. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.

Шохор-Троцкая М. (Бурлакова). Не переучивайте левшу! // Наука и жизнь, 2002, № 8.

Задержка развития речи у детей

Речь — это очень важное средство связи между ребенком и окружающим миром. Овладение речью у всех детей происходит в разные сроки и по-разному. Каждый ребенок развивается индивидуально, зависит от разных факторов и причин.

Причинами отставания в речевом развитии ребенка могут быть разные факторы: патология во время беременности, родов, генетические свойства, поражение органа слуха, отставание ребенка в психическом, психомоторном развитии, недостаточное общение ребенка с взрослыми, детьми, дефекты воспитания.

Становление речи ребенка происходит под влиянием общения с взрослыми, детьми, в огромной степени зависит от достаточной речевой практики, нормального речевого окружения, от воспитания в семье, в детском коллективе, от обучения, которые начинаются с первых дней жизни ребенка. В семьях, где мало говорят с детьми — они мало и поздно говорят, нередко это сопровождается общим отставанием в развитии, чего нельзя сказать об их интеллектуальных и речевых способностях, которые могут быть в норме.

В первый год жизни любой здоровый младенец способен воспроизводить более 70 различных звуков и обладает достаточными способностями для усвоения любого языка. В одной языковой среде ребенок издает звуки, свойственные только родному языку. Понимание фраз и слов у детей возникает задолго до того, как ребенок начинает произносить их.

Все дети отличаются друг от друга по срокам развития звуковосприятия и по срокам формирования моторики речевого аппарата.

С момента рождения мы видим у ребенка первые голосовые реакции — крик, плач. Этими сигналами малыш сообщает, что он голоден, у него что-то болит или ему плохо. При крике и плаче тренируется речевой аппарат. К голосовым реакциям новорожденного относятся кашель, чихание, зевание, звуки при сосании.

Интерес к человеческой речи у малыша появляется на 4…5 неделе: при разговоре он перестает плакать, «прислушивается», концентрирует внимание. С 1 мес. возникает реакция успокоения на музыку, колыбельную, пение взрослого. В 5…8 недель на речь взрослого ребенок начинает улыбаться, а с 8 недель — это будет настоящая улыбка, в 9…12 недель появляется смех.

С 6…8 недель при речевом контакте с взрослыми малыш начинает гулить, гукать, но истинное самостоятельное гуление появляется на 2…3 месяце, по типу пения.

В 5…6 месяцев гуление переходит в лепет — повторение слогов: ба-ба-ба, ма-ма-ма, но это еще не осмысленная речь. В 9 месяцев лепет имеет больше звуков, появляется интонация речи, длинные ряды слогов. Ребенок отвечает лепетом на речь взрослого, появляются действия на просьбу взрослого, реагируют на свое имя, начинают понимать слово «нельзя». В 9…10 месяцев количество слогов лепета от 4…5 и более. Ребенок активно повторяет за взрослым новые слоги, хорошо копирует интонацию, восклицания, мимику, жесты взрослого.

В 11…12 месяцев малыш чаще смотрит в лицо говорящему, кивает головой, соглашается, качает ею при отрицании. Появляются первые отдельные слова «баба», «мама», «биби» и др. К 1 году ребенок активно рассматривает книги, картинки, выполняет простейшие инструкции. К 1 году количество слогов возрастает от 7 до 10 и более, расширяется пассивный словарь слов (которые ребенок понимает) и активный словарь (которые ребенок произносит).

Диагностика различных форм нарушения развития речи производится не только врачом неврологом, но и логопедом, при необходимости оториноларингологом, офтальмологом, психиатром, психологом, специалистами по коррекционной педагогике.

Принимая во внимание вышеизложенное, хочется обратиться к родителям: гулите, разговаривайте с малышами с рождения, улыбайтесь, играйте с ними в игрушки, пойте песенки, включайте музыку, занимайтесь с ними при любой возможности — все ваши действия оказывают развитие на речь, психическую и эмоциональную сферу ребенка. Но при возникновении задержки речевого развития, не занимайтесь самолечением, идите к специалистам для диагностики и подбора терапии конкретно для вашего малыша.


Статья подготовлена
Детским-неврологом, 
Ведущим специалистом Поликлиники №2, г. Хотьково
Т.В. Костенко


Детский лепет | Владимир Бибихин.

Детский лепет

Лепетом или лепетной речью называется слоговая непонятная речь детей, взрослых, находящихся в определенных душевных состояниях, и иногда иностранцев; в двух последних случаях чаще говорят о лопотанье. У детей лепетная речь начинается с двух–пяти месяцев жизни, выделяясь из крика, гуления и гукания, которые не имеют ярко выраженного слогового устройства. Нижнюю границу лепета установить намного труднее. Есть основания считать что лепет как примитивная способность сохраняется в течение всей жизни. У детей он идет на убыль с двенадцати месяцев по мере укрепления способности к общепонятной речи, но тем не менее продолжает занимать заметное место в их общей речевой деятельности по крайней мере вплоть до трех лет.

Интуитивно ясно, что в любое определение лепета должны входить семантические критерии. Отграничение лепета от крика, гуления, гукания по физиологическим и фонетическим признакам, например привлекая теорию слогообразующего механизма, менее затруднительно. Согласно этой теории, формирующийся механизм образования слогов связан с прерыванием потока воздуха преградой в горле, полости рта и т.д. Такой механизм должен образовывать слоги в основном типа согласный-гласный. Начало собственно слоговой речи по теории слогообразующего механизма надо приурочивать не к появлению слогов с глубоким р, а к слогам с губными и зубными. Первые согласные ребенка — гортанные р, г. Воспитатели не склонны считать их настоящими согласными. Специалисты в области детской речи также склоняются к мысли что появление этих согласных вызвано лежачим положением ребенка. Интересно, что к четырем — шести месяцам ребенок перестает их произносить, а потом, когда складывается его фонетическая система, оказывается что способность произносить эти звуки вообще им утрачена. Конечно, теория слогообразующего механизма остается лишь гипотезой.

Так или иначе, в первые месяцы жизни в общем потоке крика, рыдания, постанывания, хныкания, причмокивания, радостного визга у человеческого ребенка начинают появляться сочетания звуков с более или менее четко выраженным слоговым устройством. Кроме того что это слоги, то есть сочетания согласный-гласный (чаще всего ба) или другие, новый вид фонационной деятельности характерен тем, что слоги стягиваются в интонационно оформленные группы, отделенные одна от другой паузами, не обязательно по длительности; надо учитывать и паузы, обозначенные окончанием одного и началом другого интонационного рисунка. Вскоре появляется новая черта лепетной речи: слоги ее получают неравные ударения. Есть ли всё это у глухонемых? Согласно большинству наблюдавших его авторов, лепет глухонемых детей тоже артикулирован.

Очень скоро, к трем-пяти месяцам жизни слоговой характер лепета, его интонационные и акцентные характеристики становятся настолько четкими, что он на всех воспитателей и исследователей производит впечатление разговора, беседы, монолога, «особенно когда слушаешь ребенка из другой комнаты». В то же время наряду с лепетом, хотя и в какой-то мере вытесняемые им, продолжают вполне сохраняться неслоговые виды звукопроизнесения, крик, нытье, заливистый экстатический визг, различные неопределенные хмыкания, поскрипывания. Применяя термин из зоологии, всё подобное называют жизненными звуками, выделяемыми организмом при любой жизнедеятельности.

Выделяются ли звуки лепетной речи из общей массы жизненных звуков по другим характеристикам кроме фонетических? Как правило воспитатели и исследователи, иногда неосознанно или случайно, выделяют лепетную речь из всех других проявлений звуковой деятельности. Это почти всегда делается по телеологическим соображениям, в виду ее будущего ожидаемого развития. Лепетная речь в большей степени чем другие виды произносимых ребенком звуков походит на взрослую, потому естественно воспринимается как особое явление. Вместе с тем ясно, что как в плане синхронного изучения, так по-видимому и с точки зрения самого ребенка (поскольку лепет глухих детей не подражателен) соображения телеологического порядка здесь неуместны.

Лепет естественным образом выделяется из общей массы звуковой деятельности как наиболее высоко организованная среди всех ее видов, наблюдаемых на данном этапе. Однако это чисто количественное отличие. Так или иначе анализ, проводимый без привлечения семантики, в принципе не может сказать нам, является ли лепет лишь более сложным и высоко координированным видом жизненных звуков или он представляет собой радикально иное явление.

Существуют две теории, согласно которым между жизненными звуками и лепетом имеется качественное различие. По одной из них особенность и отличие лепетных звуков в том, что они возникают в результате имитации ребенком слышимой им взрослой речи или же что они, возникнув как ступень развития голосового аппарата, приобретают исключительные свойства в результате стимуляции взрослой речью. По другой теории лепетная речь существенным образом отличается от первых непроизвольных звуков ребенка тем, что она уже обладает всеми основными чертами настоящей взрослой речи.

Теория имитационного происхождения лепета во втором ее варианте (лепет возникает вначале как естественная и необходимая ступени звуковой способности, но стимулируется подражанием взрослой речи) получает фактическое подтверждение при изучении глухонемых детей. У них от рождения слогообразующий аппарат появляется и они начинают издавать звуки лепета, но развития, наблюдающегося у нормальных детей, не происходит. В этом свете выглядит очень правдоподобным предположение, поддерживаемое в настоящее время большим числом специалистов, что способность к слоговой, интонированной и акцентированной звуковой деятельности является наследуемой чертой человека и закодирована в информации, которую несут хромосомы. Как и все характеристики живого организма, эта способность нуждается для своей реализации в питательной среде, какою является окружающий говорящий коллектив или по меньшей мере какого-то рода механизм обратной связи через слух. Существует большое число наблюдений, недвусмысленно говорящих, что мощное стимулирующее воздействие на развитие лепетной речи окружение оказывает независимо от того, звучит ли в нем речь взрослых или лепетная речь других детей.

Самые выпуклые особенности стимулированной лепетной речи заключаются в следующем. Во-первых, стимулированный сегмент лепета не является имитацией в привычном смысле слова. Несмотря на то что ребенок проявляет способность к звуковой имитации уже с двух месяцев жизни, стимулированный сегмент речи ни по артикуляционному, акустическому, фонетическому составу, ни по длительности, ни по интонации не является сколько-нибудь тщательной имитацией стимула. У ребенка того возраста, о котором идет речь, имитирующая звуковая деятельность, с одной стороны, и стимулированная, с другой, это две совершенно разные вещи. Во-вторых, стимулированная лепетная речь, несмотря на то что в каждом отдельном случае она даже в самой приблизительной мере не является имитацией стимулирующей речи, с течением времени по всем основным параметрам — по фонетическому составу, по типичным интонациям, по акцентным характеристикам, по темпу и ритмике — так или иначе уподобляется стимулирующей. Частным случаем этого явления можно считать то, что будучи в самом своем начале интернациональным, лепет постепенно приобретает национальные фонетические черты. Мнение преобладающего числа специалистов склоняется к тому, что люди рождаются с приблизительно одинаковыми фонетическими задатками и лишь влияние языкового окружения приводит к тем разительным различиям, которые наблюдаются в звуковом (фонетическом, мелодическом, тембровом и т.д.) арсенале разных языков. В случае чистой имитации такой постепенной корректировки у ребенка не наблюдается; наоборот, удивляющая наблюдателей способность самых маленьких детей к имитации звуков не развивается с возрастом, а может быть даже постепенно гаснет.

Лепет ребенка по своей природе не имитация. Он представляет собой свободную игру только что возникшей у него способности к слоговой речи, которая на выходе дает нечто существенным образом отличное от речи, звучащей вокруг. Характеристики лепета детерминированы в большой мере изнутри. Можно говорить о стратегии, которая руководит процессом уподобления и заключается в умении в каждый данный момент воспроизвести лишь какую-то определенную черту образца и кроме того устанавливать очередность воспроизведения черт образца. Во всяком случае развитие лепетной речи задействует разные психические механизмы. Насколько они сложны, показывает тот общеизвестный факт, что лепетная стимулированная речь не всегда немедленно следует за стимулирующей, она может возникать много времени спустя после стимула. В промежутке ребенок обдумывает свой ответ на вызов окружения. Приходится говорить о самостоятельном стимулированном развитии речи.

Что значит лепет? Все ранние звуки ребенка рассматриваются как отражение того, чем захвачен весь его организм, прежде всего состояний благополучия и неблагополучия. В самом факте отражения сомнений нет. Что касается материала отражения, то здесь возможен целый диапазон мнений, от убеждения, что первый крик новорожденного есть возглас изумления и гнева (Кант), до мнения, что вплоть до третьего года жизни речевые проявления ребенка не отличаются ни в чем существенном от выкриков шимпанзе. Интуитивное ощущение, что детские фонетические упражнения что-то значат, принимает две основные формы. Согласно одному мнению звуковая деятельность очень маленьких детей отражает лишь физиологические процессы, происходящие в организме. Но совершенно очевидно, что она отражает также и специфически человеческие процессы, чувства довольства, восторга, возмущения, осуждения, жалобы. Те, кто придерживается этого второго взгляда, склонны считать, что как раз физиология лишь в малой мере находит себе отражение в ранней речи и что главное место тут занимают оценки ситуации по признаку хорошо-плохо. От малограмотных матерей можно слышать, что крик ребенка ничего не значит в том смысле, что в нем не выражены ни голод, ни боль, а просто ребенок «поёт» точно так же, как мог бы петь печальную или веселую песню взрослый. Сюда же относятся наблюдения, что ребенок начинает плакать когда вокруг ссорятся или что ребенок чувствует присутствие «нечистого мужчины».

Оставив в стороне проблему крика, гукания и гуления, будем говорить только о лепете.

Первая оценка, которая могла бы быть дана лепету, касается степени выраженных в нем удовольствия или неудовольствия. Исходя из субъективных ощущений, которые из-за убедительности их выражения обычно ярки и почти всегда одинаковы у самых разных людей, легко установить градацию степеней удовольствия и неудовольствия.

Не очень трудно согласиться и в отношении основных функциональных типов лепета, например, в очень условной систематизации: 1) лепет во сне, полусне и сразу после сна; 2) рассуждения через некоторое время после пробуждения; 3) разговоры со взрослыми; 4) подражания факту взрослой речи; 5) односложные выкрики повеления и самовыражения; 6) ораторские выступления; 7) жалобы; 8) лепет при удалении взрослого; 9) лепет наслаждения, переходящий в радостные визги. Лепет при удалении взрослого, например, представляет собой обычно ясную, отчетливую и громкую фразу, разнообразную по набору слогов. При простом отдалении взрослого она может звучать мажорно, с такими интонациями, как если бы двое человек перекликались в темноте из разных концов зала. При полном исчезновении взрослого фраза звучит более отрывисто и патетично и за ней часто следует плач.

Во всяком случае при самом поверхностном наблюдении лепета ребенка уже бросается в глаза, что он отражает переживания такой нюансированности, какая успешно выдерживает сравнение с нервно-психической жизнью взрослого. Самые тонкие, едва угадываемые в своих мотивах изменения в психическом состоянии отражаются на объеме лепета, его темпе, ритме, громкости, мелодике, интонации. Самыми длительными и разнообразными лепетными высказываниями являются ораторские монологи, которые могут длиться несколько минут, имеют свой пик увлеченности и постепенно угасают с ослаблением энтузиазма. Они начинаются только в хорошем расположении тела и духа, чаще вечером.

Важно не забывать что все эти голосовые проявления представляют собой врожденные выразительные средства человека. Поскольку между ритмом, мелодикой, интонацией, тембром, наличием обертонов в голосе, с одной стороны, и артикуляцией, с другой, нет никакой ощутимой физиологической границы, совершенно естественно было бы предположить что определенные артикуляции лепета не в меньшей степени чем например интонация способны естественным (врожденным) путем отражать душевные события.

Интересно, что если бы дело обстояло так, то существа разумной природы, пользующиеся звуковой речью, основанной на артикуляционном смыслоразличении, оказались бы в состоянии понимать, т.е. отождествлять с теми или иными психическими состояниями естественную, непроизвольную интонацию, ритмику и т.д., но совершенно не смогли бы понять естественной, непроизвольной артикуляционной модуляции голоса. Иными словами, произошло бы как раз то, что имеет место: взрослые чрезвычайно легко истолковывают мелодику, ритмику, интонацию детской речи, но совершенно не могут понять тех ее семантических черт, которые связаны с артикуляцией. Другими словами, как глухонемые, развившие двухъярусный мимический язык, начинают хуже воспринимать естественную непроизвольную мимику людей, пользующихся звуковой речью, точно так же последние не могут понять естественной (врожденной) артикуляционной семантики. Так почти не несущий на себе смыслоразличительных функций мелодический рисунок европейской речи звучит намеком на какую-то семантическую значимость для китайца.

Способ, каким ребенок пользуется своей лепетной речью, возможно несколько прояснится при сравнении с чертами ранней детской речи во второй половине второго года жизни. Если с точки зрения фонетики полуторагодовалый — двухлетний ребенок, пытающийся воспроизвести звуки взрослой речи и делающий при этом ошибки, понятные при особенностях его артикуляционного аппарата, в общем и целом подобен взрослому, старающемуся правильно произнести слова иностранного языка, то с точки зрения семантики он представляет собой более специфическое духовное явление. Учащийся приписывает иностранной словоформе конкретное значение, обычно вводя это значение в более строгие рамки чем те, какие есть в самом изучаемом языке. Если учащийся допускает неразрешенные языком расширения употребления слова, то только потому что расширение подобного типа имеется в его родном языке и он не подозревает, что в изучаемом языке такое расширение может оказаться под запретом. Скоро в отношении семантических расширений такого типа развивается излишняя осторожность, опять же приводящая к тому, что изучающий начинает избегать совершенно допустимых употреблений слова, если они не даны в учебнике (преподавателем), и именно на том основании, что такое же точно расширение разрешено в его языке. В типичном случае изучающий иностранный язык ограничен при употреблении слов теми значениями, которые встретились в тексте урока, найдены в словаре. Применение слов в неизвестных ранее значениях почти не практикуется.

И вот самая характерная особенность усвоения детьми взрослого языка. У них почти полностью отсутствует характерная для взрослых критическая способность ограничения своего словоупотребления тем, что принято. Полуторагодовалый ребенок называл яблоки япи. Увидев впервые арбуз, он сразу же уверенно назвал его япи, хотя размеры и цвет его не шли ни в какое сравнение с хорошо известными ему яблоками. Ребенка поправили, но он продолжал называть арбуз япи, а правильное название так и не усвоил. В возрасте года и одиннадцати месяцев, впервые увидев грейпфрут, он с той же уверенностью и определенностью назвал его яблочком. Характерна быстрота таких непредвиденных называний. Здесь редки случаи нерешительности, обращения к взрослому за позволением назвать вещь, явление так или иначе. Называние происходит спонтанно и уверенно, с радостью первооткрывателя. Когда у ребенка всё же возникает сомнение в правильности своего словоупотребления, он опять же не склонен обращаться к взрослому за помощью, а просто произносит слово менее громко, в очень сомнительных случаях еле слышно. Неуверенности другого порядка — называется ли эта вещь так или она называется как-то иначе — на первых двух годах жизни, похоже, вообще не знают. Тем более что вещь, не имеющую имени, всегда можно обозначить жестом. С наступлением возраста вопросов ничего в сущности не меняется. Обычно вопросы о названии задаются в спокойном состоянии, когда не пришел острый жизненный интерес к предмету. Когда же в вещи ощущается жгучая потребность, возвращается прежняя уверенность именования или восстанавливается в своих правах жест: «Мама, дай ета, е-та!».

Малыш чувствует себя в полном праве давать новым вещам имена, почти не беря в расчет то обстоятельство, что место возможно занято и данная вещь уже имеет в языке взрослых себе название. Он властный хозяин имен вещей. Полуторагодовалая девочка часто слышала, как взрослые считают ей ступеньки, по которым она сходит с крыльца. Скоро она сама спускаясь с них стала в такт своим шагам говорить ватити (два-четыре), с мерным ударением на первом и последнем слогах. В год и семь месяцев она закрепила это свое слово за металлическими деньгами и копейку со стола просила словами «на ва-тити!». Одинаково назывались и бумажные деньги. В год и девять месяцев, впервые увидев абаку, она назвала ее тем же словом. В год и одиннадцать месяцев она сказала два — титии, указывая на гербовую печать на документе.

Ограничения такому широкому именованию явно существуют, однако они идут опять же больше от самого ребенка. Он вовсе не хочет называть любое множество предметов одним и тем же именем или жестом, чего можно было бы ожидать по принципу минимальной затраты психической энергии в том случае, когда для него вообще не существовало бы запрета на методику именования. Его именования следуют строгой логике познания мира в свете сквозных архетипов (о детской философии мира надо говорить особо). Ребенок, назвавший яблоком арбуз, не назвал так гранат и не применил своего слова «два-четыре» к пальцам, хотя взрослые очень часто перебирали пальцы на его руке, считая их по порядку.

Хотя для малыша неважно, что вещь, которую он сам хочет назвать определенным образом, может уже иметь какое-то иное название, он не имеет ничего против того чтобы употребить и название, данное взрослыми. Замена старого слова новым происходит исподволь и постепенно, причем существует период когда употребляются оба слова вперемежку. Перенимая слова, дети не заимствуют или с очень большим опозданием заимствуют соответствующие нормы словоупотребления: у них есть свои, всегда поражающие оригинальностью. Дети говорят как бы всегда на другом языке, во всяком случае они всегда думают по-своему. Словоупотребление взрослых усваивается детьми не с нуля, а путем постепенной переработки и видоизменения изначально уже имеющейся у них способности именования.

Характер этой способности проявляется рано. Крик ребенка при рождении и в первые месяцы жизни действует на любого взрослого неотразимым образом. Мы не встречали людей, которые могли бы отнестись к нему равнодушно  [ 1 ]  . Даже при большом желании его трудно объяснить как выражение голода или боли. Это мало вяжется с фактом детской анестезии, особенно сильной в начале жизни, когда все жизненные функции как бы окутаны плотным покрывалом, через которое лишь в очень ослабленной форме до нервных центров доходят чисто физические раздражения. Крик часто прекращается моментально при взятии ребенка на руки, а физиологическое состояние не может изменяться с такой быстротой. Детская анестезия касается лишь физических ощущений и едва ли распространяется на высшие душевные способности, возможно даже способствуя их развертыванию. Нет причин считать что ранний крик не выражает весь жизненный опыт растущего человека.

Если в крике дают о себе знать одиночество и страх, то лепетная речь отражает ощущения противоположного рода, в ней отчетливо слышны интонации довольства, бодрости, радости. Их можно назвать смыслом лепета. В крике ощущения выражаются почти неразличенно и его трудно классифицировать иначе как по интенсивности. Лепет, наибольшее развитие которого приходится примерно на седьмой месяц жизни, выражает явно разнообразные и, возможно, четко разграничиваемые чувства. Появляются особые сочетания звуков в тоне энтузиазма или убеждения.

Усилия многих исследователей в течение долгого времени были направлены на то, чтобы выявить элементы лепета, которым можно было бы приписать постоянное значение. Безусловных успехов здесь не достигнуто. Многие авторы убеждены, что такие элементы существуют, надо лишь упорнее искать. Возможно, однако, расшифровать звуки лепета в принципе невозможно, поскольку, как говорилось выше, они не поддаются переводу на взрослый язык нашей культуры.

В этом смысле о многом говорит парадокс первого слова. Например, раннее мама не только в общем потоке лепета, но и при изолированном произнесении, скажем при обучении ребенка этому слову, производит, произнесенное младенцем, странное впечатление ненаправленности, расплывчатости. Ни поворота глаз в сторону матери, ни какого-либо другого жеста опознания на первых стадиях не наблюдается, не говоря уж о том что это слово не служит для обращения или зова. В то же время оно несомненно сопровождается глубоким переживанием. Первое слово не только не выделено с точки зрения конкретности смысла из слов лепета, но и как будто бы осмыслено меньше чем лепет! Среди лепетных фраз можно явно уловить комплексы с тонко разграниченными смыслами, а в поведении ребенка, впервые произносящего слово мама или другое слово взрослого языка, часто наблюдается специфическая несфокусированность. Первое слово долго не имеет статуса слова, не связано с определенным смыслом. В нем продолжается семантическая неопределенность слогов лепета. Но в нем снята убедительная чувственная семантика лепета и тем самым высвобождено пространство для заполнения другим уровнем смысла.

Комплексы переживаний, наполнявших лепет, развертывались на ином уровне чем те понятия и смыслы, какие мы можем предложить детям. Судя по данным самоанализа, они состояли из текучих ощущений передвижения и сталкивания неотождествленных масс и сопровождались быстро меняющимися впечатлениями удовлетворения и неудовлетворения. Орган восприятия этой идиоритмичной смены состояний мира и связанных с ними удовольствия и неудовольствия можно назвать общим чувством. Оно разнообразно связано с качеством и количеством показаний пяти (десяти) органов чувств и обеспечивает теснейшую координацию с миром.

Ребенку предлагают во взрослом языке членение реальности, просят разобрать ее по признакам, которые ему еще мало что говорят. До сих пор он следовал состояниям своего общего чувства и его архетипы расчерчивали для него мир с нашей точки зрения вкривь и вкось. При входе матери в комнату лепетная речь принимала характер радостной уверенности. Но смыслом речи была не мать и не факт ее появления в комнате, а вздымающееся движение общего чувства, отвечающее тому обстоятельству, что события приняли благоприятный оборот. Внутри широкого импульса, идущего от общего чувства, мало заметно место, занятое восприятием изменений, которые произошли в показаниях органов чувств. Ребенок реагирует во всяком случае не на фигуру и не на личность матери, а на изменение всей своей ситуации к лучшему. Лепетная речь констатирует не зрительный образ матери, а оправдание экспектаций, изменение тонуса организма, учащение работы сердца при имитирующем вход матери невольном движении младенческого тела и т.д. В другой раз вид матери не вызовет такой реакции.

Смысл, подлежащий выражению во взрослом слове, совершенно иного порядка чем тот, который оживлял таким образом лепетную речь. Ребенок, дававший в звуках голоса выход общему чувству, должен теперь по настоянию взрослых обратить внимание на детальное устройство внешнего мира. Очевидно, что никакой природной необходимости для перехода от языка общего чувства к языку взрослой рациональности нет, и можно представить себе цивилизацию, где основным языком был бы такой же, как у ребенка, только окультуренный. Чтобы внушить взрослые рациональные навыки ребенку, мать в общении с ним инстинктивно пытается переводить свои сообщения по мере возможности на врожденный ребенку язык общего чувства. Как всегда, такой перевод наносит ущерб обоим языкам. Интонационные и ритмические рисунки остаточной лепетной речи периода овладения языком взрослых, всё еще поражая богатством мелодики, уже ни в какое сравнение не идут с тем, что можно было слышать в период от полугода до года его жизни. Лепетная речь в более позднюю эпоху (к ней теперь можно причислить и заученные без понимания слов песенки и стихи) становится менее богатой, более монотонной, бормочущей. Ребенок пытается перенести теперь навыки своей прежней природной речи на новую, культурную; он подобен актеру, для успеха выучивания читающему длинные реплики и монологи с выражением. Интонирование, окрашивание ребенком каждого взрослого слова особая огромная и мало исследованная тема. Говорить ровным голосом он научится очень не скоро.

Почему ребенок всё-таки сравнительно легко в конечном счете переключается со своего языка общего чувства на язык культуры? В опоре на что родители, старшие в общении с годовалым ребенком преодолевают языковой барьер? Почему взрослый язык, дискурс цивилизации оказывается способен почти без остатка вобрать в себя ранний язык чувства.

Дело по-видимому в том, что и зрелый язык культуры и ранний язык чувства имеют одинаковую основу, которая и позволяет младенцу с такой смелостью брать в свои руки инструмент взрослой речи в уверенности, что он сможет им пользоваться. Язык впитывается младенцем вовсе не в первую очередь как средство общения между ним и другими лицами, тем более что различение между своим телом и окружением у него далеко не так отчетливо как у нас; деловые черты нашего языка первоначально имеют для ребенка другое наполнение.

Приведем примеры легко наблюдаемого рода. Ребенок, весело играющий с матерью, в один из моментов этой игры становится на ее колени, приближает свое лицо к ее лицу, берет ее за щеки (жест, ранее обозначавший у ребенка в отношение к себе указание вот я) и говорит: «Это матушка». Ясно, что адресат этого высказывания не мать и его цель не в первую очередь общение с матерью, хотя конечно и общение с ней тоже. Адресат высказывания тем не менее есть. Попробуем его найти. Но сначала еще пример. Одиннадцатимесячный ребенок при виде собаки и кошки импульсивно, громко, с движением всем телом или по крайней мере головой вперед произносит ав, первоначально с поразительно точной имитацией лая собаки. К годичному возрасту интонация звукоподражания отпадает, голос становится тише и ровнее. В год и месяц ав произносится очень тихим, спокойным голосом при каждом случае появления собаки в момент ее появления, не имея черт сообщения взрослому об увиденном и производя впечатление невольного комментария, свидетельства о ситуации. Третий пример наугад. Уроненный из коляски в возрасте год и два месяца и больно ушибшись, ребенок неистово плачет две-три минуты, потом спокойно и чисто произносит бах и тут же перестает плакать.

Адресат подобных высказываний не столько взрослый собеседник, сколько некая сущность, которую можно было бы условно назвать держателем языка или авторитетом языка. Явное обращение поверх присутствующих к держателю языка наблюдается сравнительно редко. Обычно даже при воображаемом разговоре ребенка по телефону психологический облик адресата выступает более или менее отчетливо. Однако он никогда не выступает настолько очерченно, чтобы всё содержание разговора можно было объяснить только потребностями общения с этим и лишь с этим адресатом. В какой-то мере любая речь ребенка — да по сути и взрослого, только гораздо менее явно, — выходит из круга всех зримо присутствующих адресатов. Речь ребенка невозможно понять, если не рассматривать всякое вообще его высказывание как обращенное сначала к невидимому субъекту, держателю языка, и лишь через него — к реальному адресату в той мере, в какой этот последний постепенно кристаллизуется.

Ребенок свидетельствует перед авторитетом, к которому прежде всего обращена его речь, о том что происходит в мире. Пользуясь своей способностью, в которой он не сомневается, способностью давать имена происходящему, он обличает действительность, указывает ее черты, произведшие на него впечатление. Потребность в таком деловитом обличении для ребенка, похоже, так велика, что он пожертвует ради нее своими временными интересами. Общаясь с окружающими, ребенок не подчиняет свою речь интересам этого общения, да и всякое общение для него это тоже в первую очередь обличение действительности перед держателем языка, только такое, в которое вовлечены еще и собеседники. Интересно, что постоянная апелляция к невидимому и неизменному авторитету не только не мешает общению, но может быть впервые только и делает его возможным. Это опять же касается и взрослого мира.

Подведем итог. Человеческий ребенок и до того как научится говорить не молчит. Уже его лепет независимо от того, имеют ли смысл отдельные слоги или нет, полон другим, более общим и глубоким смыслом обращения, причем вовсе не обязательно к ближайшему взрослому; не случайно дети лепечут и совершенно одни в пустой комнате. Лепет, язык общего чувства, отличается от зрелого языка культуры, разума и планирующей воли почти во всем кроме одного, но самого главного: и тот и другой язык в первую очередь показание, свидетельство о мире, каким человек его ощущает и видит.

Поэтому уже самое раннее общение ребенка со своим окружением проходит не под знаком просьбы, а под знаком вопроса. Ребенок посвящает язык, этот инструмент выявления лица мира, в первую очередь не удовлетворению своих инстинктов и потребностей и даже не своему приобщению к миру взрослых, сколько обличению этого мира, как если бы у младенца заранее имелось представление о том, каким этот мир должен быть. Представления такого у него конечно нет, но зато у него есть очень ранний навык выкрикивания, выпевания, разглашения своей ситуации, именования своей вселенной. Ребенок своим первым криком и лепетом, так сказать, выносит сор из избы; ни у кого не прося на то разрешения, он по-своему высказывается о мире, сообщает невидимому третейскому судье о своем самочувствии со смелостью, много примеров которой может видеть каждый во всяком новом пришельце в наш мир.

Почему так радует эта дерзновенная распорядительность ребенка, заранее уверенного в своем праве на равных судить о мире и сообщать о своих суждениях? Способность, едва придя в мир и еще совсем не разобравшись в его деталях, уже говорить о нем — пусть непонятно, но так, что остается лишь наполнить смыслом или осмыслить заранее готовое высказывание, — ощущается нами как залог того, что ребенок несет с собой мир не только в смысле вселенной, но и в смысле потенциального принятия действительности, примирения. Даже если после этого общение подростка с близкими не удастся, примет характер борьбы, причиной здесь будет всё то же спасительное для культуры ощущение молодым существом своего неотчуждаемого права на сообщение о мире как он есть, на свидетельство о его истине.

1974

Методика выявления значимых раздражителей для стимулирования гуканья, гуления и лепета

Материал — яркая озвученная игрушка.

Методика выявления: наблюдают за ребенком в течение 20-30 мин.

Рекомендуется наблюдать за ребенком в период наибольшей голосовой активности — через 10-15 мин после еды, после занятия, после общения с матерью и т.д.

  1. Если ребенок не гукает и не гулит, вызывают зрительное сосредоточение на взрослом, находящемся в поле зрения ребенка. Наблюдают за поведением ребенка.
  2. Если ребенок не начинает издавать звуки для привлечения взрослого, взрослый, наклоняясь и удаляясь от ребенка, разговаривает с ним, произносит повторно гласные звуки. Наблюдает за ребенком в течение 1-3 мин, так как звуковая реакция у детей может быть отсроченной по времени.
  3. Если не удалось вызвать звуковую активность и на эмоционально-речевое общение со взрослым, последний показывает ребенку яркую звучащую игрушку, вызывает зрительное и слуховое сосредоточение на ней, продолжая общаться с ребенком. Наблюдает за поведением ребенка. Можно повторить общение с привлечением игрушки.
  4. При дальнейшем отсутствии звуков взрослый, наклоняясь к ребенку, тормошит его, поглаживает его ручки, ножки, щекочет, ласково разговаривая с ребенком. Удаляется от ребенка и снова наклоняется, тормоша его. Затем наблюдает за поведением ребенка в течение 1-3 мин.
  5. Если и при тактильно-эмоциональном общении звуков вызвать не удается, логопед пытается вокализовать выдох ребенка с помощью упражнений дыхательной гимнастики:
  • исходное положение — лежа на спине. Ритмичные надавливания на грудную клетку, ее боковые и передние поверхности, исключая грудину. На выдохе ребенка логопед произносит звуки гуканья, гуления. Возраст ребенка — от 2 нед. до 3 мес;
  • исходное положение — лежа на спине. Слегка отвести согнутые руки ребенка в стороны, скользя ими по поверхности стола (вдох), затем мягко прижать их согнутыми к боковым поверхностям грудной клетки (выход). На выдохе ребенка логопед произносит звуки гуканья, гуления. Возраст ребенка — 3-6 мес;
  • взрослый придерживает руки ребенка, отводит их в сторону и вверх (вдох) и скрещивает руки на груди (выдох) попеременно (правую на левую, левую на правую). На выдохе ребенка логопед произносит звуки гуления, лепета. Возраст ребенка — 6-12 мес.
  • начиная с семимесячного возраста появляется новая ведущая линия развития — предпосылки формирования понимания речи. Обследование ребенка по этой линии развития проводится по методике диагностики нервно-психического развития.

Комплексное логопедическое обследование включает в себя так же оценку слуховых реакций, зрительных реакций, эмоций и эмоционального поведения, общих движений на основании диагностики нервно-психического развития детей 1-го года жизни. Раздел «Движения руки и действия с предметом» включает проверку ребенка не только по показателям нервно-психического развития, но и по ряду других показателей. В этом разделе отмечают аномалии строения рук: положение пальцев кисти руки при непроизвольных движениях, при схватывании пальца взрослого, игрушек; выведение большого пальца при захвате предметов; движения пронации — супинации кисти руки; зрительно-моторную координацию рук; формирование дифференцированных захватов и противопоставление пальцев рук, что является важным диагностическим моментом в формировании звуковых и речевых реакций на 1-м году жизни. Логопедическое обследование проводят по показателям, соответствующим возрасту ребенка; если умение отсутствует, — проверяют развитие по показателям предыдущего возрастного периода или последующего периода. За нормальное развитие ребенка 1-го года жизни принимается формирование умений в пределах 1 мес.

Итогом логопедического обследования является анализ полученных данных в форме речевого заключения. Мы выделяем нормальное развитие ребенка и развитие с опережением на один-два эпикризных срока (1-2 мес.), что является физиологической нормой, развитие с опережением на три и более эпикризных срока (3 мес. и более) и задержанное развитие, которое включает в себя задержку темпов развития и собственно задержку развития.

Задержка темпов развития предполагает, что ребенок отстает от своего нормально развивающегося сверстника только по срокам формирования психических процессов и речи, что задержка обусловлена замедлением темпа созревания мозговых структур и их функций при отсутствии качественных изменений в центральной нервной системе.

Задержка развития предполагает, что у ребенка качественно ухудшено формирование психических процессов и речи, а также то, что он отстает от своего нормально развивающегося сверстника по срокам формирования этих процессов.

По степени выраженности задержанное развитие предполагает деление на легкую задержку, значительную задержку (среднюю), грубую задержку (тяжелую).

О легкой задержке развития говорит тот факт, что становление возрастных навыков запаздывает не более чем на один-два эпикризных срока (1-2 мес.). При этом отмечается тенденция к постепенному сокращению временного дефицита по мере роста и коррекции. При средней задержке (отставание на два-четыре эпикризных срока, или 2-4 мес.) временной дефицит становления возрастных навыков не имеет тенденции к сокращению, а иногда и нарастает по мере усложнения формирующихся функций. Появляющиеся навыки неполноценны или имеют качественные особенности.

Тяжелая задержка развития характеризуется выраженным временным дефицитом становления возрастных навыков, превышающим пять эпикризных сроков (5-6 мес.) и неуклонно увеличивающимся отставанием по мере роста ребенка. Возрастные функции либо не появляются, либо рудиментарны и грубо изменены.

Будет напечатана текущая страница статьи

Распечатать фрагмент

Поделитесь статьей с коллегами и друзьями

Разенкова Ю.А. Методика выявления значимых раздражителей для стимулирования гуканья, гуления и лепета // Альманах Института коррекционной педагогики. 2001. Альманах №3 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanah-3/metodika-vyjavlenija-znachimyh-razdrazhitelej-dlja (Дата обращения: 14.04.2022)

Ку, болтовня и болтовня

Нахал А. Папен MS, SLP-CCC, CBS — лицензированный логопед и сертифицированный специалист по грудному вскармливанию. Она сосредоточила свою карьеру на педиатрическом развитии речи и языка, раннем вмешательстве, обучении родителей и кормлении. Ей нравится работать с младенцами и детьми младшего возраста и их семьями в их естественной среде, используя целостные, интуитивные и инклюзивные подходы, которые способствуют развитию ребенка в целом. Она использует научно обоснованные стратегии в сочетании с функциональной деятельностью, основанной на игре, природе и сенсорной регуляции.Она тесно сотрудничала с трудотерапевтами, специалистами по детскому развитию, психологами, врачами и физиотерапевтами, чтобы обеспечить наиболее комплексную терапию для ребенка. Она особенно заинтересована в обучении опекунов и родителей тому, как общаться со своими детьми с помощью различных творческих и стратегических игровых действий, проявляя присутствие и мягкость при их попытках общения.

Нахаль занимается частной практикой более 11 лет.Ее страсть к раннему вмешательству привела ее к краткосрочной преподавательской и руководящей должности в Калифорнийском государственном университете в Нортридже на кафедре коммуникативных расстройств и наук. Она вела занятия по раннему языку, которые охватывали пренатальную, послеродовую и раннюю языковую оценку и методы лечения. Кроме того, она руководила студентами Клиники речи и слуха CSUN в их известной Клинике раннего вмешательства. Когда родился ее второй сын, она решила открыть собственную частную практику и сосредоточиться на обслуживании детей в своем местном сообществе дома и на улице.

В 2021 году Нахаль получила сертификат специалиста по грудному вскармливанию. Теперь она работает с парой матери и младенца в первые дни грудного вскармливания, помогая родителям определить узкую языковую связку и функцию языка, что включает оценку силы языка, координации и диапазона движений, а также того, как это влияет на все тело и области развития.

Нахаль и ее муж воспитывают двух энергичных мальчиков, которым нравится строить, заниматься спортом, проводить время на свежем воздухе и вместе устраивать беспорядки.

Блог — Воркуй, болтай и разговаривай

 

Я слышу стук в дверь и начинаю репетировать, что скажу, когда открою ее.

«Его носки ПРОСТО исчезли. Рубашка вся испачкана. Штаны улетели в космос», — хочу я сказать бабушке (моей матери), когда она встречает меня у двери взглядом беспокойства и простого разочарования. У меня закончились оправдания, почему мне нравится, когда мой сын играет полуголым посреди дня. Это не только потому, что это абсолютно восхитительно, обычно тепло, а иногда просто проще, но это еще не все.Я считаю, что для него важно найти и почувствовать свое тело в пространстве, почувствовать и испытать текстуры, температуры и узнать, что представляют собой его части тела. Я хочу, чтобы он ПОНЯЛ мир… ПОНЯЛ то, что ему нужно понять, чтобы сообщить о своих самых основных потребностях, мыслях и идеях. И да, это включает в себя много полуголых игр.

 

Сенсорная игра важна для развития, общения и когнитивного роста. Области мозга, которые связаны с осязанием, обонянием, вкусом, зрением и звуком, имеют решающее значение для развития во время повседневной деятельности.Я часто вижу детей с серьезными или незначительными нарушениями чувствительности, такими как рвотные позывы при виде банана из-за его слизистой текстуры или отказ прикоснуться к чешуйчатой ​​игрушке-крокодилу. Когда я работаю с родителями и детьми, я всегда пропагандирую раннее воздействие и десенсибилизацию текстур и консистенций. Я также ГОВОРЮ, ОПИСЫВАЮ и ОБЪЯСНЯЮ происходящее, сознательно используя глаголы, существительные и прилагательные, в то время как ребенок участвует в сенсорной деятельности. Чем больше вы делаете это, тем больше они становятся ОСОЗНАННЫМИ.Осведомленность, еще один важный когнитивный навык, является основой для развития навыков понимания языка. Если ваш ребенок может отличить свое колено от лодыжки, когда вы спросите его о «бу-бу», тогда он сможет точно сказать вам, где у него может быть больно. Он может рассказать вам о боли в ухе или о том, как он может быть голоден… список можно продолжить. Для того, чтобы ваш ребенок мог это сделать, должен быть определенный уровень понимания. Чем больше вы говорите о том, ЧТО происходит и КОГДА это происходит, тем сильнее становятся их навыки понимания.

 

Часто, когда я коучирую родителей, они спрашивают меня: «О чем мне говорить?» Я рассказываю им о пяти чувствах. Независимо от того, находится ли ваш ребенок в зоопарке или играет полуголым на кухне, вы всегда можете рассказать о том, что он видит, слышит, осязает, чувствует, обоняет и пробует на вкус. Это суммирует весь их опыт и дает им строительные блоки для языкового выражения и навыков понимания.

 

 

Прикосновение

Позвольте ребенку прикоснуться к тому, к чему он тянется, на что смотрит или к чему мама может обращаться в данный момент.Пусть они безопасно исследуют, например, нежные и шероховатые текстуры, чтобы они могли решать проблемы (когнитивный навык) и решать, является ли что-то предпочтительным/безопасным/горячим/холодным и т. д. Ваш ребенок перестанет быть неподвижным и мало прикасаться к чему-либо. ползать, ходить и трогать почти все, что попадается на глаза. Иногда это может быть страшно. Однако найдите в себе силы позволить им безопасно экспериментировать со своим осязанием, чтобы стимулировать их когнитивные навыки, и вскоре они смогут сказать вам, ЧТО они хотят потрогать.

 

Запах

Поговорите с ребенком о запахе. Это чувство, о котором мы обычно забываем говорить, которое мы вводим позже, или которое ребенок просто открывает для себя сам. Возьмите под свой контроль и пусть ваш малыш нюхает необычные и более распространенные предметы — хорошие и плохие запахи. Мне нравится рассказывать о противных и вкусных запахах, используя невербальные выражения лица и слова для описания запаха — малыши получают от этого УДОВОЛЬСТВИЕ.

 

Вкус

Вкус сладкого И горького, среди прочих вкусов, помогает ребенку развить предпочтения и узнать о своих вкусовых рецепторах.Это не только здорово, когда вы представляете продукты и текстуры, которые вы любите, но также представляете те, которые вы обычно не едите или не любите. Вашему ребенку может понравиться! ГОВОРИТЕ об особенном вкусе, который испытывает ваш ребенок. Например: «СОЛЕНЫЙ крекер!»

 

Зрение

Что видит ваш ребенок? Что они не видят? ГОВОРИТЕ об обоих. Если вы играете в помещении или на улице, есть о чем поговорить. Укажите на то, что вы видите вблизи или вдали, и используйте палец, чтобы УКАЗАТЬ. Указывание — важный навык и форма общения; помогите вашему ребенку указать на то, что он видит в мире, в книгах, в небе или под кроватью! Расскажите о том, что вы видите в темноте, и о том, что вы видите, когда включается свет!

 

Звук

Громкие звуки.Мягкие звуки. Шепчущий звук. Все это весело разыгрывать. Будьте глупы со своим ребенком и подражайте громкому льву или тихому мурлыканью кошки. Научите ребенка шептать вам на ухо. Способность понять, как использовать внутренний голос по сравнению с внешним голосом, является ключом к социальному языку. Как ваш ребенок использует возбужденный голос? Понимают ли они строгий голос? Могут ли они переносить различные шумы? Познакомьте ребенка с громкой кофемолкой и ревущим пылесосом, а также с тихим гудением вентилятора или постоянным тиканьем часов.

 

Итак….. мой сын играет без рубашки, носков и штанов….И ЧТО!? По сути, он узнает, что его ноги КАСАЮТСЯ холодного кафеля, возможно, он ЧУХАЕТ свой грязный подгузник, ВКУСАЕТ остатки пуховок, прилипших к его большому пальцу ноги, ВИДИТ его милый маленький пупок, обычно прикрытый его длинной рубашкой, и СЛЫШИТ, как его живот скользит по полу. покачивайте своим телом взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед под звуки фоновой музыки!

 

Пусть ваш ребенок свободно играет и исследует мир.Вы делаете им одолжение. Без рубашки. Забудьте о носках. Оставь штаны!

Нахал А. Папен М.С., CCC-SLP

Баббл против Ку — в чем разница?

Английский

Существительное

( )
  • Пустая болтовня; бессмысленный лепет; болтать; болтать.
  • * 1634 , Джон Мильтон, Комус, Маска , линия 823:
  • * «Это просто моральный лепет .
  • Нечленораздельная речь; постоянный или спутанный шум.
  • :* лепет наших маленьких детей. — .
  • Звук, похожий на звук воды, мягко обтекающей препятствия.
  • :* лепет потока. — .
  • Синонимы
    * Смотрите также

    Производные термины
    * астролепет * экономная болтовня * образование-лепет * нейроболтовня * болтовня * социальная болтовня * техноболтовня

    См. также
    * болтовня * болтовня

    Глагол

    ( баббл )
  • Произносить слова невнятно или неразборчиво; произносить нечленораздельные звуки; как ребенок лепечет .
  • Бессвязно говорить; произносить бессмысленные слова.
  • Много говорить; болтать; болтать.
  • Издавать непрерывный журчащий звук, как мелкая вода, бегущая по камням.
  • :* В каждом журчащем ручейке он находит друга. — .
  • Говорят, что гончие бормочут,»’ или »’бормочут, », когда они слишком шумят после того, как нашли хороший след.
  • Произносить невнятно или бессвязно; повторять, как слова, по-детски не понимая.
  • :* Эти слова он использовал для болтовни во всех компаниях. — .
  • Разглашать слишком свободно, как тайну.
  • Английский

    Этимология 1

    Звукоподражательного/подражательного происхождения.

    Существительное
    ( )
  • Журчащий звук, издаваемый голубем или голубем.
  • Глагол
    ( и глагол )
  • (переходный или непереходный) Издавать тихое бормотание, как голубь.
  • * 26 июня 2014 г. , A.A. Dowd, AV Club Пол Радд и Эми Полер пародируют клише романтической комедии в фильме «Они пришли вместе » [http://www.avclub.com/review/paul-rudd-and-amy- poehler-spoof-rom-com-cliches-th-206220]
  • Когда Нора Джонс воркует сладких пустяков в саундтреке, счастливая пара — в исполнении Пола Радда и Эми Полер — прогуливается по манхэттенскому монтажу, готовит пасту на двоих, плавает в куче осенних листьев и суетится в подставка для фруктов.
  • Говорить восхищенно, быть в восторге.
  • * 2013 , Никола Корник, Одна ночь с лэрдом (стр. 206)
  • Они были слишком заняты воркованием над ребенком, а его родители были слишком заняты, воркуя друг над другом.

    Производные термины
    * круче * ворчливо

    Связанные термины
    * счет и вор

    Этимология 2

    Укорочение прохладно.Сравните Фу.

    Этимология 3

    Междометие
    ( и междометие )
  • Выражение испуга, удивления, одобрения и т. д.
  • * {{цитата-книга
  • , год=1960 , автор = , title=( Дживс в ближайшем будущем ) , раздел = глава VII , проход = я постоял за дверью какое-то время, позволив «я не осмеливаюсь» дождаться «я бы», как Дживс говорит мне, что это делают кошки в пословицах, затем мягко повернул ручку, толкнул — тоже мягко — и, продолжая входить в Внутри я столкнулся с девушкой в ​​костюме горничной, которая прижала руку к горлу, как в пьесе, и прыгнула на несколько дюймов в направлении потолка.» Ку «! — сказала она, вернувшись на твердую землю и вздохнув на борту. — Вы меня встряхнули, сэр! […] «Если вы взглянете на него, вы увидите, что он сейчас спит». « Ку-! Так и есть.}}
  • * 1988 , Шон Келли, Professional BMX Simulator » (обзор видеоигры в Your Sinclair , выпуск 35, ноябрь 1988 г.)
  • Последняя трасса на каждой из трех секций — это профессиональная трасса, где вы можете настроить свой велосипед, изменив шины и размер звездочки. Куу !
  • * 1989 , Соревнования (в Sinclair User , выпуск 92, ноябрь 1989 г.)
  • Мы хотим, чтобы вы придумали разделяющую подпись к картинке, нарисованной умелыми руками тех, кто работает в Системе 3. Если вы окажетесь самым забавным «человеком», мы подарим вам большую модель динозавр. Ку .
  • * 1990 , Церемония награждения читателей Crash (в Crash , выпуск 75, апрель 1990 г.)
  • Оценка: ‘Coo ‘, сегодня я выпила всего четыре галлона кофе с кофеином, так что я не в своем обычном настроении часами болтать с девчонками по связям с общественностью.Но потерпите немного, пока я соберусь (аудитория ждет целую вечность, пока он роется в своем пальто в поисках золотого конверта). Вот! « Coo , и победитель — The New Zealand Story».

    Развитие речи у младенцев: воркование и лепет в возрасте 3 месяцев

    Ребенку Д 3 месяца. Помимо воркования, он еще начинает лепетать. Воркование — это гласные звуки: ооооооооо, аааааааааа, а лепет — введение некоторых согласных звуков.В последнее время мы слышим гораздо больше гаааааа, гоооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо…

    E — замечательная старшая сестра (снова!), поэтому мы обучали ее тому, как помочь D научиться говорить, используя следующие советы, которые полезны как для братьев и сестер, так и для взрослых. Конечно, мы не даем Э все рассуждения о развитии ребенка, но мы говорим ей, что она замечательная старшая сестра!

    — E скажет мне, что D плачет, когда издает какие-либо звуки. Мне пришлось объяснить ей, что иногда то, что звучит как суета, на самом деле он просто практикует свои «слова».

    — Когда D произносит некоторые из своих доязыковых звуков, мы повторяем те же звуки ему в ответ. Мы также можем учить настоящие слова, произнося слова, начинающиеся с одного и того же звука.
    Д: «Мааааааааааааа!»
    Э: «Мааааааа! Да, мама! Мама на кухне.»
    Мы знаем, что он еще не спрашивает меня, но тогда я могу вмешаться и помахать ему рукой. Это позволяет ему начать осознавать, что звуки, которые он издает, могут что-то означать. Это также отличная начальная звуковая практика для E.»Д сказал гааааааа. Что мы можем показать ему, что начинается со звука /г/?»

    —  После того, как D издаст звук, мы отвечаем, затем ждем его ответа. Эти словесные перестановки создают основу для чередования разговоров. Он изучает выразительный и рецептивный язык. Одно исследование показывает, что 4-месячные младенцы, у которых есть доязыковая очередь со взрослым, имеют более высокие когнитивные способности, когда им 2 года.

    — E показывает D предметы вокруг дома, называя ему их имена.Взрослые могут делать это, перенося ребенка в разные комнаты, чтобы осмотреть новые достопримечательности, но Э должен приносить ему вещи. «Смотри, малыш Ди, это Коуи! Коуи — корова. М-у-у-у!»

    — Сегодня она также показала ему свою чашку-непроливайку и подписала ему «молоко»! Я был так взволнован, что она вспомнила знак, но затем она сделала тот же знак для виноградного сока и утки, так что, очевидно, нам нужен курс повышения квалификации по детскому языку жестов.

    Эти упражнения не только позволяют моим детям взаимодействовать, пока я занят другими делами, но мы также учим D использовать другие звуки (вместо плача), чтобы привлечь наше внимание.

    Вот несколько отличных аудиозаписей для младенцев!


    Прежде чем я это узнаю, они действительно будут шептать друг другу секреты!

    Общение с ребенком в возрасте от 1 до 3 месяцев (для родителей)

    Это захватывающее время для родителей, так как дети в этом возрасте делают большой прогресс в общении. Вам и вашему ребенку понравится двусторонний «разговор» — обмен улыбками, охами и ахами. И личность вашего ребенка начинает проявляться по мере того, как он становится более активным и бдительным членом вашей семьи.

    Как общаются младенцы?

    Плач продолжает оставаться основным способом общения ребенка в течение многих месяцев. Помимо того, что родители знают, что им что-то нужно, они могут плакать, когда их переполняют все виды и звуки мира.

    Иногда дети могут плакать без видимой причины. Пока ваш ребенок не болен или не ранен, постарайтесь не слишком расстраиваться, если он плачет и вы не можете сразу его утешить.

    Ваш ребенок будет реагировать на звук вашего голоса, затихая, улыбаясь или возбуждаясь и двигая ручками и ножками.Младенцы в этом возрасте начинают регулярно улыбаться маме и папе, но им может потребоваться некоторое время, чтобы привыкнуть к менее знакомым людям, например к бабушкам и дедушкам.

    Младенцы теперь обнаруживают свою способность издавать звуки: скоро у вас будет воркующая и булькающая машина! Некоторые дети начинают издавать некоторые гласные звуки (например, «а-а-а» или «о-о-о») примерно в 2 месяца.

    Ваш малыш будет «разговаривать» с вами разнообразными звуками, а также будет улыбаться вам и ждать вашего ответа, а на ваши улыбки отвечать своими.Ваш ребенок может даже подражать вашей мимике.

    Что мне делать?

    Ваш ребенок любит слышать ваш голос, так что разговаривайте, лепетайте, пойте и воркуйте в течение первых нескольких месяцев. С энтузиазмом реагируйте на звуки и улыбки вашего ребенка. Расскажите ребенку, на что он смотрит или что делает, и что делаете вы. Называйте знакомые предметы, когда вы прикасаетесь к ним или приносите ребенку.

    Воспользуйтесь особым преимуществом собственного «разговора» вашего ребенка, чтобы «разговориться». Если вы слышите, как ваш ребенок издает звук, повторите его и подождите, пока он или она издаст другой звук.Вы преподаете ребенку ценные уроки о тоне, темпе и чередовании при разговоре с кем-то еще.

    Вы также посылаете сообщение о том, что ваш ребенок достаточно важен, чтобы его слушать. Не перебивайте и не отводите взгляд, когда ваш ребенок «говорит» — покажите, что вы заинтересованы и что ваш малыш может вам доверять.

    Большинство людей повышают тон голоса и преувеличивают свою речь, когда разговаривают с младенцами. Это нормально — исследования показали, что «детский лепет» не задерживает развитие речи, а смешивается с некоторыми обычными взрослыми словами и тоном.Это может показаться ранним, но вы готовите почву для первого слова вашего ребенка.

    Иногда младенцы не в настроении говорить или издавать звуки — даже младенцам нужно личное пространство и перерыв от всех стимуляций в мире. Младенцы могут отвернуться, закрыть глаза, стать беспокойными или раздражительными. Если это произойдет, оставьте малыша в покое или просто попробуйте обнять его.

    Бывают случаи, когда вы удовлетворяете все потребности вашего ребенка, но он продолжает плакать. Не отчаивайтесь — ваш ребенок может быть чрезмерно возбужден, у него газы или слишком много энергии, и ему нужно хорошенько выплакаться.

    Для младенцев обычно характерны приступы беспокойства примерно в одно и то же время каждый день, как правило, между ранним вечером и полуночью. Хотя все младенцы плачут и проявляют некоторое беспокойство, когда младенец, который в остальном здоров, плачет более 3 часов в день, более 3 дней в неделю в течение как минимум 3 недель, это состояние известно как колики. Это может расстраивать, но хорошая новость заключается в том, что это недолговечно — большинство детей перерастают его примерно в возрасте 3 или 4 месяцев.

    Попробуйте успокоить малыша.Некоторых младенцев успокаивает движение, например, раскачивание или ходьба взад и вперед по комнате, в то время как другие реагируют на звуки, такие как тихая музыка или гул пылесоса. Может потребоваться некоторое время, чтобы выяснить, что лучше всего успокаивает вашего ребенка в эти стрессовые периоды.

    Когда я должен позвонить врачу?

    Поговорите со своим врачом, если ваш ребенок плачет необычно долго или плач кажется вам странным. Ваш врач сможет успокоить вас или найти медицинскую причину беспокойства вашего ребенка.Скорее всего, в этом нет ничего плохого, и знание этого поможет вам расслабиться и сохранять спокойствие, когда ваш ребенок расстроен.

    В этот период младенцы обычно достигают следующих этапов общения:

    • обращая внимание на лица и окружение
    • улыбка на звук родительского голоса
    • улыбка с социальным контактом
    • воркует и издает звуки при разговоре с
    • имитация некоторых звуков и мимики

    Имейте в виду, что дети общаются с разной скоростью, так же как и физически взрослеют с разной скоростью.Обычно причин для беспокойства нет, но поговорите со своим врачом, если у вас есть какие-либо вопросы о языковых навыках или слухе вашего ребенка.

    Воркование и бормотание младенцев связаны со слухом

    Согласно исследованию, опубликованному в Журнале экспериментальной детской психологии, младенцы воркуют и лепечут в первую очередь для того, чтобы услышать собственную вокализацию. Кроме того, младенцы с глубокой потерей слуха, которые вскоре получили кохлеарные имплантаты достигли уровня вокализации своих слышащих сверстников, что поставило их на правильный путь к языку разработка.

    Вокализация младенцев в течение первого года жизни происходит в соответствии с набором предсказуемых шагов. от плача и воркования до образования слогов и первых слов. Однако предыдущие исследования не обратил внимание на то, как количество вокализаций может различаться между слышащими и глухими младенцы.

    Автор Мэри Фэган, доцент кафедры коммуникативных наук. и расстройства в Школе медицинских профессий Университета Миссури, изучал вокализации 27 слышащих младенцев и 16 младенцев с глубокой потерей слуха которые были кандидатами на кохлеарные импланты.Она обнаружила, что младенцы с глубоким слухом потеря вокализации значительно меньше, чем у слышащих младенцев. Тем не менее, вокализация младенцев с глубокой потерей слуха увеличилась до того же уровня, что и их слух сверстников в течение четырех месяцев после получения КИ.

    «После того, как младенцы получили свои кохлеарные имплантаты, значительная разница в общее количество вокализации больше не было очевидным», — сказал Фэган. «Эти выводы поддерживают важность ранней проверки слуха и ранней кохлеарной имплантации.

    Фэган обнаружил, что звуки, не похожие на речь, такие как плач, смех и малиновые звуки, не влияли на слуховые способности младенцев. Она говорит, что это указывает на то, что дети больше интересуются звуками, похожими на речь, потому что они увеличивают их производство эти звуки, такие как бормотание, когда они могут слышать.

    «Слух является критическим аспектом мотивации младенцев издавать звуки в раннем возрасте», — Фэган. сказал. «Это исследование показывает, что младенцев интересуют звуки, похожие на речь, и что они увеличьте свой лепет, когда они могут слышать.

    Воркование и бормотание младенцев связаны со слухом, выяснили исследователи — ScienceDaily

    Вокализация младенцев в течение первого года жизни проходит ряд предсказуемых шагов от плача и воркования до формирования слогов и первых слов. Однако в предыдущих исследованиях не рассматривалось, как количество вокализаций может различаться между слышащими и глухими младенцами. Исследования Университета Миссури показывают, что младенческая вокализация в первую очередь мотивирована способностью младенцев слышать собственный лепет.Кроме того, младенцы с глубокой потерей слуха, получившие кохлеарные имплантаты для коррекции слуха, вскоре достигли уровня вокализации своих слышащих сверстников, что позволило им начать речевое развитие.

    «Слух является критическим аспектом мотивации младенцев издавать звуки в раннем возрасте», — сказала Мэри Фэган, доцент кафедры коммуникативных наук и расстройств в Школе медицинских профессий MU. «Это исследование показывает, что младенцев интересуют звуки, похожие на речь, и что они увеличивают свой лепет, когда могут слышать.»

    Фэган изучил вокализацию 27 слышащих младенцев и 16 младенцев с глубокой потерей слуха, которые были кандидатами на кохлеарные имплантаты, представляющие собой небольшие электронные устройства, встроенные в кость за ухом, которые замещают некоторые функции поврежденного внутреннего уха. Она обнаружила, что младенцы с глубокой потерей слуха вокализировали значительно меньше, чем слышащие младенцы. Однако, когда младенцы с глубокой потерей слуха получили кохлеарные имплантаты, вокализация младенцев увеличилась до того же уровня, что и у их слышащих сверстников в течение четырех месяцев после установки имплантатов.

    «После того, как младенцы получили свои кохлеарные имплантаты, значительная разница в общем количестве вокализации больше не была очевидна», — сказал Фэган. «Эти результаты подтверждают важность ранней проверки слуха и ранней кохлеарной имплантации».

    Фэган обнаружил, что слуховые способности младенцев не влияли на звуки, не похожие на речь, такие как плач, смех и звуки малины. Она говорит, что это открытие подчеркивает, что младенцев больше интересуют звуки, похожие на речь, поскольку они увеличивают производство этих звуков, таких как лепет, когда они могут слышать.

    «Младенцы так многому учатся благодаря звуку в первый год своей жизни, — сказал Фэган. «Мы знаем, что учиться у других важно для развития младенцев, но слух позволяет младенцам исследовать свои собственные вокализации и учиться благодаря собственной способности производить звуки».

    В будущих исследованиях Фэган надеется выяснить, изучают ли младенцы звуки объектов, таких как музыкальные игрушки, в той же степени, что и вокализацию.

    Исследование Фэгана «Частота вокализации до и после кохлеарной имплантации: динамическое влияние слуховой обратной связи на поведение младенцев» было опубликовано в Журнале экспериментальной детской психологии .

    Источник истории:

    Материалы предоставлены University of Missouri-Columbia . Оригинал написан Даймондом Диксоном. Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.