Иерсиния псевдотуберкулеза: Иерсиниоз и псевдотуберкулез — Кабинет инфекционных заболеваний — Отделения

Содержание

Иерсиниоз и псевдотуберкулез - Кабинет инфекционных заболеваний - Отделения

Иерсиниоз и псевдотуберкулез – это кишечные сапрозоонозы, вызываемые иерсиниями, характеризующиеся поражением желудочно-кишечного тракта, выраженной токсико-вазарной симптоматикой и наклонностью (наиболее выраженной при псевдотуберкулезе) к генерализованному течению. Оба заболевания имеют отчетливо выраженную тенденцию индуцировать развитие иммунопатологии.

Этиология

Возбудители иерсиниоза (Y. enterocolitica) и псевдотуберкулеза (Y. pseudotuberculosis) относятся к семейству кишечных бактерий. Иерсинии представляют собой грамотрицательные палочки, которые растут как на обычных, так и на обедненных питательными веществами средах. Последние используются при бактериологическом исследовании по методу Петерсона и Кука (1963).

Иерсинии содержат О- и Н-антигены. Различия в строении 0-антигенов позволили выделить более 50 сероваров Y. enterocolitica. Наибольшее значение в патологии человека имеют серовары 03; 05,27; 07,8 и 09. У возбудителя псевдотуберкулеза - установлено наличие 8 сероваров. Наиболее часто заболевания у людей вызываются 1-м сероваром.

Многие штаммы иерсиний продуцируют экзотоксин (термостабильный энтеротоксин). При разрушении бактерий выделяется эндотоксин. Иерсинии обладают также способностью кадгезии, инвазии и внутриклеточному размножению. Инвазивные свойства у Y. pseudotuberculosis выражены в большей степени, чем у Y. entero-colitica.

Иерсинии относятся к психрофилам. При температуре холодильника (4-8 °С) они способны длительно сохраняться и размножаться на овощах, корнеплодах и других пищевых продуктах. В то же время, некоторые из штаммов бактерий обладают повышенной термоустойчивостью к высокой температуре и способны выдержать режим пастеризации. При кипячении (100°С) все штаммы иерсиний погибают через несколько секунд. Чувствительны к действию обычных дезинфектантов.

Эпидемиология

Иерсинии (Y. enterocolitica и Y. pseudotuberculosis) широко распространены в природе. Их обнаруживали в почве, воде, выделяли из организма многих видов животных. Однако основным резервуаром возбудителя в природе, очевидно, являются мелкие грызуны, которые, обсеменяя различные объекты внешней среды, пищевые продукты, воду, способствуют распространению инфекции среди других животных. Другим резервуаром иерсиний является почва. Частое обнаружение в ней возбудителей болезней связано не только с загрязнением испражнениями животных, но и с наличием у иерсиний сапрофитических свойств. На основании этого заболевание может быть отнесено к сапрозоонозам.

Основным источником инфекции для человека при иерсиниозе являются сельскохозяйственные животные, реже – синантропные грызуны. Больной человек как источник инфекции имеет несравненно меньшее значение. При псевдотуберкулезе основными источниками инфекции являются синантропные и дикие грызуны. Человек, как правило, источником псевдотуберкулеза не является.

Основной путь распространения обеих инфекций – пищевой. Факторами передачи Y. enterocolitica чаще всего являются инфицированные мясные продукты, молоко, овощи, корнеплоды, вода. К факторам передачи Y. pseudotuberculosis относятся овощные блюда (салаты из капусты, моркови и др.) и молочные продукты, употребляемые в пищу без предварительной термической обработки. Водный путь передачи имеет при обеих инфекциях несравненно меньшее значение. Он обычно реализуется при употреблении воды из открытых водоемов. Другие пути передачи не имеют существенного значения в эпидемиологии иерсиниозов.

Заболевание встречается во всех возрастных группах, но чаще у детей первых лет жизни. Сезонный подъем заболеваемости иерсиниозом отмечается в холодное время года с пиком в ноябре. В некоторых регионах наблюдается два сезонных подъема - осенью и весной. Пик заболеваемости псевдотуберкулезом приходится на весенние месяцы (март-май). Иерсиниоз и псевдотуберкулез протекают в виде спорадических и групповых заболеваний.

Патогенез

Входными воротами для возбудителей иерсиниоза и псевдотуберкулеза служит желудочно-кишечный тракт. Максимально выраженная местная реакция в ответ на инвазию иерсиний регистрируется со стороны слизистой оболочки подвздошной кишки и ее лимфоидных образований. В подвздошной кишке развивается различной выраженности воспалительный процесс – терминальный илеит. По лимфатическим сосудам иерсиний проникают в мезентериальные лимфатические узлы и вызывают мезаденит. В патологический процесс могут быть вовлечены червеобразный отросток и слепая кишка.

На фоне инфекционно-воспалительных изменений развиваются токсический и токсико-вазарный (парез вазамоторов) процессы, связанные с токсинемией. На этом этапе инфекционный процесс, приобретая черты локализованной формы, может завершиться.
В случае прорыва лимфатического барьера кишечника, возникает бактериемия, обусловливающая развитие генерализованных форм заболевания. Наблюдается бактериально-токсическое поражение многих органов и систем, в первую очередь печени и селезенки, возможно развитие полилимфаденита, полиартрита, миозита, нефрита, уретрита, менингита и др.

При длительном нахождении иерсиний и их токсинов в крови и органах больного происходит сенсибилизация организма. У части больных, как правило, с фенотипом HLA-B27, иерсиниоз и псевдотуберкулез могут явиться толчком к возникновению иммунопатологических реакций и состояний.

Заключительное звено патогенеза – освобождение организма от возбудителя, ведущее к выздоровлению.

Развитие специфического иммунитета при иерсиниозе и псевдотуберкулезе происходит медленно и он не является достаточно прочным, с чем связано нередкое развитие обострений и рецидивов болезни.

Клиника

Продолжительность инкубационного периода при иерсиниозе колеблется от 1 до 7 дней, а псевдотуберкулезе – от 3 до 21 дня.

На основе общих патогенетических закономерностей кишечных зоонозов и клинико-патогенетических особенностей иерсиниоза и псевдотуберкулеза могут быть выделены локализованная (гастро-интестиномезентериальная) и генерал и зеванная формы. Они могут иметьманифестноеили (реже) бессимптомное течение.

Локализованная (гастроинтестиномезентериальная) форма манифестного течения включает следующие варианты: гастроэнтеро-колит, гастроэнтерит, энтероколит, энтерит, острый терминальный илеит

, мезаденит, аппендицит. Бессимптомное течение локализованной (гастроинтестиномезентериальной) формы включает субклинический и реконвалесцентный варианты. Последний не характерен для псевдотуберкулеза.

Генерализованная форма манифестного течения может иметь две разновидности: токсикобактериемическая и септическая. В зависимости от преобладания той или иной симптоматики токсикобактериемическая разновидность генерализованной формы может протекать в следующих вариантах: экзантематозном, артритическом, желтушном (иерсиниозный гепатит), менингеальном, катаральном, смешанном и в виде иерсиниоза (псевдотуберкулеза) редких локализаций. В редких случаях (например, у иммунокомпрометированных лиц с хронической патологией печени и признаками тезауризмоза железа) развивается иерсиниозный сепсис. Бессимптомное течение при генерализованной форме может быть представлено реконвалесцентным вариантом. Последний обычно не характерен для псевдотуберкулеза.

По тяжести манифестного течения заболевания выделяют легкое, среднетяжелое и тяжелое течение. По характеру течения - гладкое и осложненное, в том числе с обострениями и рецидивами. По продолжительности заболевания и его исходам – острое (до 3 мес.), хроническое (более 3 мес.) и клиника последствий (резидуальная фаза).

Локализованная (застроинтестиномезентериальная) форма встречается в 70% случаев иерсиниоза и почти 30% псевдотуберкулеза. Наиболее частыми проявлениями данной формы являются гастроэнтероколитический, гастроэнтеритический, энтероколитический и энтеритический варианты течения болезни. Они регистрируются во всех возрастных группах, но в основном у детей в возрасте до 10 лет.

Клиническая картина указанных вариантов характеризуется наличием интоксикационного синдрома и симптомов поражения желудочно-кишечного тракта на том или ином его уровне. Заболевание начинается остро: возникают озноб, повышение температуры тела до 38-38,5°С. Больных беспокоит головная боль, слабость, миалгии и артралгии. Одновременно с интоксикационным синдромом возникают тошнота, у части больных - рвота, боли в животе, которые носят схваткообразный или постоянный характер. Локализация болей – в эпигастрии, вокруг пупка, в правой подвздошной области, иногда в правом подреберье. Стул жидкий, вязкий, с резким запахом. У некоторых больных при вовлечении в патологический процесс толстой кишки в стуле обнаруживают примесь слизи, реже крови. Частота стула от 2-3 до 15 раз в сутки. Продолжительность заболевания от 2 до 15 сут. Наряду с доброкачественным течением встречаются тяжелые формы болезни с резко выраженной интоксикацией, обезвоживанием организма.

Острый терминальный илеит сопровождается повышением температуры тела до 38-39°С, интенсивными болями в илеоцекальной области и диареей. Больные, как правило, описывают два вида болей: постоянного и на их фоне – схваткообразного типов. При рентгенологическом исследовании пораженная часть подвздошной кишки резко сужена и имеет сглаженный рельеф слизистой оболочки ("симптом шнура"). Терминальный илеит имеет длительное и нередко осложненное течение. Среди возможных осложнений: инфарцирование и некроз слизистой оболочки с последующим ограниченным или (редко) разлитым перитонитом, спаечный процессе развитием кишечной непроходимости и др. Возможно развитие клиники последствий в виде хронического гранулематозно-язвенного поражения подвздошной кишки, морфологически не отличимого от болезни Крона.

Острый мезаденит характеризуется умеренно выраженной интоксикацией, субфебрильной температурой, меньшей, чем при терминальном илеите силой схваткообразных и постоянного типа болей. В дебюте заболевания может иметь место тошнота, рвота, жидкий стул до 3-5 раз за сутки. В дальнейшем у значительной части больных наблюдается развитие (за 4-6 дней) "инфильтрата" в илеоцекальной области, представляющего собой группу увеличенных мезентериальных узлов, и перитонеальной симптоматики. Выявляют положительные симптомы Мак-Фаддена, Клейна, Падалки, "перекрестный" симптом Штернберга. Течение острого мезаденита нередко сопровождается обострениями и рецидивами. Возможен переход заболевания в затяжное и хроническое течение. Часть больных подвергаются оперативному вмешательству.

Острый иерсиниозный (псевдотуберкулезный) аппендицит в отличие от вульгарного имеет более медленный темп развития от катаральной до деструктивной форм. Как следствие этого – большая частота обнаружения катарально измененного червеобразного отростка в ходе оперативного вмешательства, чем при вульгарном аппендиците. Однако и этот вариант не отличается гладким течением. Нередко после хирургического вмешательства развиваются признаки генерализации: высокая лихорадка, полилимфаденит, гепатоспленомегалия, экзантема.

Всем вариантам локализованной формы свойственна не только абдоминальная (желудочно-кишечная), но и внеабдоминальная симптоматика, обусловленная действием токсина и избыточной продукцией простагландинов на вазомоторы и эндотелий сосудов: инъекция сосудов склер и гиперемия конъюнктив, "малиновый" язык, гиперемия мягкого неба, артралгии, миалгии и др.

В периферической крови наблюдается лейкоцитоз, нейтрофилез, палочкоядерный сдвиг, увеличение СОЭ, иногда эозинофилия.

Генерализованная форма встречается примерно в 30% случаев манифестного течения иерсиниозаи 70% случаев псевдотуберкулеза. Она имеет две разновидности течения :токсикобактериемическая и септическая. Как при иерсиниозе, так и при псевдотуберкулезе обычно наблюдается токсикобактериемическое течение генерализованной формы. Септическое течение при обоих заболеваниях встречается крайне редко.

Токсикобактериемическое течение генерализованной формы наиболее хорошо изучено при экзантем атозном варианте псевдотуберкулеза, описанном ранее как дальневосточная скарлати неподобная лихорадка. Заболевание характеризуется острым началом. Больные жалуются на озноб, головную боль, миалгии и артралгии. Температура тела повышается до 38-40°С и держится на этом уровне в течение 5-7 сут, а при тяжелой форме и дольше. В первые дни болезни отмечаются тошнота, иногда рвота, жидкий стул, боли в животе. Нередко наблюдаются катаральные симптомы со стороны верхних дыхательных путей: першениеи умеренные боли при глотании, покашливание, насморк.

При объективном обследовании в 1-ю неделю заболевания кожа больных сухая, горячая, лицо одутловатое. Отмечается гиперемия конъюнктив, инъекция сосудов склер. Нередко, особенно у детей, определяется бледный носогубный треугольник. Слизистая оболочка ротоглотки диффузно гиперемирована. У части больных на мягком небе обнаруживается точечная энантема. К числу кардинальных признаков этого заболевания относятся точечная скарлатиноподобная экзантема в сочетании с симптомами "капюшона" (гиперемия лица и шеи), "перчаток" и "носков" (ограниченная гиперемия кистей и стоп). Эти кардинальные симптомы появляются чаще всего на 2-4-й день болезни. Продолжительность существования сыпи – 1-7 дней. После ее исчезновения, со 2-й недели болезни, у большинства больных появляется отрубевидное шелушение кожи туловища, лица и шеи и пластинчатое (листовидное) – кожи ладоней и стоп.

Следует заметить, что подобный тип экзантемы практически не встречается при иерсиниозе. Для него более характерна мелкопятнистая сыпь на симметричных участках кожи туловища и/или конечностей, которая исчезает в срок от нескольких часов до 3-4 сут.

При пальпации находят умеренно увеличенные и болезненные периферические лимфоузлы. Определяются лабильность и учащение пульса, соответствующее температуре тела. Артериальное давление несколько снижено.

Органы пищеварительной системы закономерно вовлекаются в патологический процесс. Язык, обложенный в первые дни болезни белым налетом, часто к 5-7-му дню очищается и становится "малиновым". При пальпации живота отмечают болезненность и урчание в илеоцекальной области, с меньшим постоянством в эпи- и мезогастрии. Выявляются положительные симптомы Падалки, "перекрестный" Штернберга. У больных с пониженным питанием можно прощупать увеличенные и болезненные мезентериальные лимфатические узлы. Обычно в патологический процесс вовлекается печень. л, палочкоядерный сдвиг, иногда эозинофилия, увеличение СОЭ до 25-50 мм/ч.

Заболевание нередко сопровождается развитием признаков инфекционно-токсического интерстициального нефрита. В некоторых случаях тяжелого течения болезни наблюдаются признаки серозного менингита.

У части больных 2-я и 3-я недели болезни характеризуются появлением симптомов, свидетельствующих об иммунопатологической перестройке. В это тпериод нередко появляются уртикарные, макулезные и макулопапулезные высыпания с локализацией на туловище и конечностях, чаще в области крупных суставов. Возникает узловатая эритема. У некоторых больных развивается реактивный полиартрит, болезнь Рейтера.

Иногда в этот период заболевания выявляют миокардит, нефрит, уретрит, цистит, конъюнктивит, иридоциклит и другие поражения внутренних органов.

По преобладанию той или иной симптоматики в пределахтокси-кобактериемического течения генерализованной формы заболевания выделяют следующие варианты: экзантематозный, артритический, желтушный (иерсиниозный/псевдотуберкулезный гепатит), менингеальный, катаральный и иерсиниоз (псевдотуберкулез) редких локализаций.

Обострения и рецидивы часто осложняют течение иерсиниоза и псевдотуберкулеза. Они встречаются у 1/ больных и характеризуются повторной волной лихорадки и симптомами локальных поражений.

В период реконвалесценции температура тела снижается до нормальной, симптомы интоксикации исчезают, нормализуются функции внутренних органов.

Тяжесть течения иерсиниоза и псевдотуберкулеза определяется выраженностью интоксикационного синдрома и степенью вовлечения в патологический процесс внутренних органов. Чаще заболевание протекает в легкой и среднетяжелой формах.

Септическое течение генерализованной формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза встречается очень редко. Оно, как правило, развивается при выраженном иммунодефиците, у лиц с хронической патологией печени и признаками тезауризмоза железа. Течение заболевания характеризуется тяжелой интоксикацией, микроабсцедированием внутренних органов, гепатоспленомегалией, нередко диареей, длительным рецидивирующим течением и, несмотря на лечение, высокой летальностью.

При всех формах манифестного течения иерсиниозной инфекции продолжительность заболевания обычно не превышает 1,5 мес. Однако иногда встречается затяжное течение болезни (от 1,5 до 3 мес) и в редких случаях хроническое (более 3 мес). Наличие заболевания, этиологически связанного с перенесенным иерсиниозом, но при доказанном бактериологически и серологически отсутствии возбудителя в организме больного должно расцениваться как клиника последствий иерсиниоза (резидуальная фаза).

Бессимптомное течение может быть острым (до 3 мес) и хроническим (более 3 мес). Последнее не характерно для псевдотуберкулеза. Кроме того, при иерсиниозев отличие от псевдотуберкулеза наблюдается не только субклиническое, но и реконвалесцентное бактериовыделение возбудителей болезни. Лица, имеющие бессимптомное течение заболевания, выявляются активно при обследовании работников пищевых предприятий и контактных – в очагах.

Прогноз в большинстве случаев, за исключением септического течения болезни, благоприятный.

Диагностика

Из клинических признаков наибольшее диагностическое значение имеет сочетание синдрома поражения желудочно-кишечного тракта и "внекишечной" токсико-вазарной симптоматики. Данные эпидемиологического анамнеза, особенно при групповом характере заболеваемости, также имеют большое значение в распознавании иерсиниоза и псевдотуберкулеза. Однако решающим в установлении окончательного диагноза являются специфические методы диагностики – бактериологический и серологический.

Основными материалам и для бактериологического исследования служат испражнения, кровь, цереброспинальная жидкость, резецированные лимфатические узлы и червеобразный отросток. Для определения присутствия псевдотуберкулезных антигенов в фекалиях и другом материале используют иммуноферментный анализ (ИФА).

Серологическая диагностика имеет большое значение для подтверждения не только клинического диагноза, но и этиологической роли выделенных иерсиний. Она осуществляется с помощью РА и РНГА методом парных сывороток. Исследуют сыворотки крови, взятые в начале и на 3-й неделе болезни. Диагностическим для РА считается титр антител 1:80 и выше, а для РНГА-1:160 и выше.

В экспресс-диагностике иерсиниоза используют РНГА с иммуноглобулиновыми диагностикумами и МФА.

Определенное значение в диагностике имеет также гистологическое исследование биоптатов лимфатических узлов и других органов.

Дифференциальная диагностика иерсиниоза и псевдотуберкулеза зависит от клинического варианта болезни. Наиболее часто возникает необходимость дифференцировать эти заболевания с острыми кишечными инфекциями, аппендицитом, различными заболеваниями суставов, вирусным гепатитом, сепсисом иной этиологии и др.

Лечение

В качестве этиотропных средств применяют антибиотики, сульфаниламиды и химиопрепараты. К препаратам выбора при генерализованной форме заболеваний относятся фторхинолоны. К препаратам резерва - цефалоспорины 3-го поколения, тетрациклины и левомицетин. Аминогликозиды обычно используют при лечении больных с иерсиниозным (псевдотуберкулезным) гепатитом. Для лечения больных с гастроинтестиномезентериальной формой (варианты: гастроэнтероколит, гастроэнтерит, энтероколит, энтерит) могут быть использованы препараты из группы котримоксазола и нитрофурана. Продолжительность этиотропной терапии зависит от формы заболевания. При локализованной форме она составляет 7-10 дней, при генерализованной – не менее 12-14 дней.

Патогенетическая терапия предусматривает назначение дезинтоксикационных, общеукрепляющих и стимулирующих, а также десенсибилизирующих средств. В некоторых случаях используют глюкозоэлектролитныеи полиионные растворы для регидратации.

Больных с септическим течением заболевания лечат в соответствие с принципами лечения сепсиса, используя 2-3 антибиотика (фторхинолоны, аминогликозиды, цефалоспорины) внутривенно в сочетании с интенсивной патогенетической терапией.

Больные с бессимптомным течением получают терапию в зависимости от варианта (субклинический или реконвалесцентный) и продолжительности бактериовыделения. Лечение острого субклинического варианта соответствует терапии легкого течения локализованной формы. В терапии хронического субклинического и реконвалесцентного вариантов используют фторхинолоны, аминогликозиды, рифампицин в комплексе с иммуноориентированными средствами.

По показаниям проводится оперативное лечение.

Профилактика

Контроль за состоянием овощехранилищ, борьба с грызунами.

Псевдотуберкулез: симптомы, лечение, профилактика. Справка

Основной путь распространения псевдотуберкулеза ‑ пищевой. Наибольшую опасность представляют продукты зимнего хранения (картофель, капуста, морковь и др.), которые могли быть заражены грызунами, молочные продукты, употребляемые в пищу без предварительной термической обработки, а также вода при употреблении ее из открытых водоемов. Псевдотубрекулез  встречается во всех возрастных группах, но чаще у детей первых лет жизни.

Симптомы.  Заболевание начинается остро: появляются озноб, лихорадка, повышение температуры тела до 38‑38,5 С,  симптомы общей интоксикации; в первые дни болезни могут быть симптомы катара верхних дыхательных путей. Больных беспокоит головная боль, слабость, боли в мышцах и суставах. Одновременно с интоксикационным синдромом возникают тошнота, у части больных ‑ рвота, боли в животе, которые носят схваткообразный или постоянный характер. Локализация болей ‑ в подложечной области, вокруг пупка, справа внизу живота, иногда в правом подреберье. Стул жидкий, вязкий, с резким запахом. У некоторых больных при вовлечении в процесс толстой кишки в стуле обнаруживается примесь слизи, реже крови. Частота стула от 2‑3 до 15 раз в сутки. Продолжительность заболевания от 2 до 15 дней.

К числу кардинальных признаков этого заболевания относится признак "капюшона" (покраснение лица и шеи), "перчаток" и "носков" (ограниченное покраснение кистей и стоп). Эти признаки появляются чаще всего на 2‑4‑й день болезни. Продолжительность сыпи ‑ 1‑7 дней. После ее исчезновения, со 2‑й недели болезни, у большинства больных появляется отрубевидное шелушение кожи туловища, лица и шеи и пластинчатое (листовидное) ‑ кожи ладоней и стоп.

Часто язык больного, обложенный в первые дни болезни белым налетом, к 5‑7‑му дню очищается и становится "малиновым",  что усиливает сходство псевдотуберкулеза со скарлатиной (скарлатиноподобные формы).

Помимо клинических симптомов для подтверждения диагноза используются специфические методы диагностики ‑ бактериологический и серологический.

Основными материалами для бактериологического исследования служат испражнения, кровь, цереброспинальная жидкость, лимфатические узлы и червеобразный отросток. Для определения присутствия псевдотуберкулезных антигенов в фекалиях и другом материале используют иммуноферментный анализ (ИФА).

Лечение. Для лечения псевдотуберкулеза применяют антибиотики (левомицетин, тетрациклин или стрептомицин), сульфаниламиды и химиопрепараты. Левомицетин назначают по 0,5 г 4 раза в сутки в течение 10‑14 дней. При симптомах выраженной интоксикации назначается  внутривенное вливание 5 % раствора глюкозы или гемодеза.

Продолжительность лечения зависит от формы заболевания. Режим в разгар заболевания постельный.  Иногда по показаниям требуется оперативное лечение. Больных выписывают из стационара после полного клинического выздоровления и двукратного отрицательного бактериологического исследования испражнений.

Профилактика. Вакцины, то есть прививки, от псевдотуберкулеза нет. Основные меры профилактики - это контроль за состоянием овощехранилищ, борьба с грызунами, а также санитарно‑гигиенические мероприятия на пищевых предприятиях и пищеблоках ‑ соблюдение правил транспортировки, хранения, приготовления и реализации пищевых продуктов, запрещение употребления овощей (капуста, морковь) без термической обработки, постоянный санитарный надзор за водоснабжением.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Все справки>>

Памятка для населения по профилактике заболеваний псевдотуберкулёзом

Ежегодно среди населения регистрируются заболевания псевдотуберкулёзом. Употребление в пищу в сыром виде (без термической обработки) не качественно обработанных овощей и фруктов, загрязнённых патогенными микроорганизмами – иерсиниями, может привести к заболеванию людей псевдотуберкулёзом.

Псевдотуберкулез — инфекционное заболевание человека бактериальной природы. Ведущее эпидемиологическое значение в качестве источника инфекции для человека имеют грызуны: полевые и домашние мыши и крысы, которые своими экскрементами обсеменяют овощи и фрукты, продукты питания, хранящиеся на складах. При этом внешний вид и вкусовые качества обсеменённых иерсиниями овощей и фруктов не изменяются.

Заболевание характеризуется высокой температурой тела, интоксикацией, гиперемией зева или ангиной, мелкоточечной сыпью и/или сыпью в виде «перчаток» и «носок» на конечностях, кишечными проявлениями (боль в животе, жидкий стул, рвота), часто гепатоспленомегалией.

Название «псевдотуберкулез» заболевание получило из-за внешнего сходства паталогоанатомических изменений в органах с экспериментальным туберкулезом у животных.

Возбудитель заболевания – иерсиния псевдотуберкулезис, устойчива во внешней среде (почве, воде), а при низких температурах (+4 +8 градусов) и высокой влажности она способна размножаться. В тоже время возбудитель заболевания не стоек к высыханию, воздействию солнечного света, высокой температуре. Кипячение убивает микроба почти мгновенно, а при нагревании до 60-70 градусов — в течение 30 минут. Хорошо чувствителен он к дезсредствам, а также к 3% раствору уксусной кислоты.

Чаще всего заражение происходит при употреблении овощных салатов из свежей капусты, моркови, репчатого и зеленого лука, фруктов (яблоки, груши, виноград и т.д.), а также других пищевых продуктов длительного хранения, не имеющих индивидуальной упаковки (например: кондитерские изделия). Самым благоприятным пищевым субстратом для размножения псевдотуберкулезного микроба является свежая капуста, где размножение возбудителя начинается с 4-5 дня и максимума достигает на 10-й день. На свежей капусте, моркови, яблоках, луке репчатом он сохраняется в течение 2-х месяцев, в квашеной капусте 3 суток, на свежих огурцах, редисе — 14-22 дня.

При употреблении овощей и фруктов в свежем виде или салатов в зимне-весенний период года с целью профилактики псевдотуберкулёза необходимо соблюдать следующие правила:

-верхние 5-6 листов кочана капусты для приготовления салатов и употребления в сыром виде не используется, их можно использовать только для супов или тушения;

-освобождённый от верхних листьев кочан капусты, а также очищенные от кожуры овощи и фрукты перед шинковкой на салат или употреблением в сыром виде, необходимо тщательно промыть под проточной водой, а затем ошпарить кипятком или замочить на несколько минут в 3% растворе уксусной кислоты;

-приготовленные салаты хранят в холодильнике не более 6-ти часов в не заправленном виде, заправляют непосредственно перед употреблением в пищу.

-обрабатывать моющими средствами оборудование и инвентарь (овощерезки, разделочные доски, ножи), предназначенные для обработки овощей;

-обрабатывать столовую посуду, разделочные столы, кухонный инвентарь,

-тщательное мытье всех овощей, предназначенных для приготовления салатов или выдачи их в сыром виде, мытье в проточной водопроводной воде с последующим ошпариванием кипятком, не хранить очищенные овощи в холодной воде, особенно в холодильниках, мытье фруктов, в т. ч. бананов и цитрусовых;

-соблюдение регламентированных сроков хранения готовых блюд;

-тщательное мытье упаковок пищевых продуктов перед их использованием,

-своевременное проведение дератизационных мероприятий при появлении грызунов.

От больного к здоровому человеку заболевание не передается, поэтому не проводится дезинфекция помещения и предметов ухода за больными. Своевременное обращение к врачу и полноценное лечение предупреждает длительное течение заболевания.

(по письму Онищенко)

Псевдотуберкулез › Болезни › ДокторПитер.ру

Псевдотуберкулез, или дальневосточная скарлатиноподобная лихорадка – это инфекционное заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт и кожу. Относится к зоонозным, то есть им могут болеть и животные, и человек.

Признаки

С момента заражения до появления первых признаков заболевания проходит обычно около 10 дней. Проявляется оно высокой температурой, сопровождающейся ознобом, головной болью, болью в мышцах и суставах, болями в животе, тошнотой и рвотой. На коже появляется ярко-красная сыпь, на языке белый налет, исчезающий на 5-7-й день болезни. Стул жидкий или вязкий, со специфическим запахом, иногда с прожилками крови и примесью слизи. Иногда он бывает до 15 раз в сутки.

Характерный синдром псевдотуберкулеза – это появление «капюшона» - покраснение лица и шеи. Носогубный треугольник при этом бледный.  Покраснение сохраняется примерно в течение недели, а потом исчезает. Кожа на месте покраснения шелушится. Такое же покраснение характерно для кистей рук и стоп, это явление называют «перчатками» и «носками».

Описание

Вызывает это заболевание иерсиния (Yersinia pseudotuberculosis). Эта грамотрицательная палочка похожая на возбудителей чумы и иерсиниоза. Она хорошо сохраняется и даже размножается при температуре +1-+4°С (именно такая температура в холодильнике). Во внешней среде может сохраняться до 3 месяцев. Однако эту бактерию легко убить дезинфицирующими средствами и высокой температурой. Yersinia pseudotuberculosis можно обнаружить в почве и в воде.

Переносчики заболевания – грызуны. Однако контакт ни с ними, ни со страдающим псевдотуберкулезом не опасны для здорового человека, если после общения тщательно помыть руки, так как инфекция передается, как острые кишечные инфекции, контактно-бытовым путем. Опасно есть сырые овощи, которые длительно хранились на овощебазах, так как на эти овощи могут попасть испражнения мышей и крыс, зараженных Yersinia pseudotuberculosis.

Псевдотуберкулез распространен повсеместно. Заболеть может человек любого возраста, но чаще всего болеют дети. Пик заболеваемости обычно приходится на весну.

Бактерия попадает в организм через слизистую оболочку кишечника, чаще - через нижний отдел тонкого кишечника. Оттуда они попадают в лимфоузлы, вызывая лимфаденит. Если на этом этапе инфекция не остановлена, бактерии выходят в кровь. С током крови они попадают в различные органы, где формируются вторичные очаги воспаления.

Существует несколько форм псевдотуберкулеза, в зависимости от того, где появился вторичный очаг воспаления:

  • абдоминальная форма, при которой преобладают поражения ЖКТ – тошнота, рвота, понос, боли в животе.
  • артралгическая форма, при которой боли в суставах настолько сильны, что пациент не может двигаться;
  • катаральная форма сопровождается насморком, кашлем, болью в горле, отеком слизистой оболочки ротоглотки;
  • желтушная форма, при которой пациента беспокоят боли в правом подреберье, желтоватая кожа и склеры, потемнение мочи;
  • экзантемная форма, для которой характерны экзантема (высыпания на коже в виде пятен, папул, везикул, пигментации), «капюшон», «носки» и «перчатки»;
  • смешанная форма, при которой ярко выражены симптомы двух форм псевдотуберкулеза;
  • генерализованная форма, при которой ярко выражены симптомы трех и более форм заболевания;
  • бывает и стертая форма, которая никак не проявляется и обнаруживается только при целенаправленном исследовании в очаге псевдотуберкулеза.

Псевдотуберкулез опасен своими осложнениями, среди которых — миокардит, пневмония, полиартрит, остеомиелит.

Диагностика

Диагноз устанавливает врач-инфекционист. Для постановки правильного диагноза необходимо сделать общий и биохимический анализ крови, общий анализ мочи, анализ крови на наличие возбудителей, бактериологическое исследование кала на иерсинии, кампилобактерии, сальмонеллы, тифо-паратифозные микроорганизмы. Также необходимо сделать анализ на определение антител к иерсинии псевдотуберкулеза, другим иерсиниям, шигеллам, тризинеллам, сальмонеллам, токсокаре собак.

Лечение

Лечат псевдотуберкулез антибиотиками, курс может длиться 10-14 дней в зависимости от формы заболевания и состояния пациента.

Также проводят общеукрепляющую терапию, назначают витамины.

Обязательно назначают глюкозно-электролитные и полиионные растворы. Делают это, чтобы предотвратить обезвоживание, вызванное упорной диареей.

Профилактика

Профилактика псевдотуберкулеза заключается в уничтожении грызунов на складах, санитарно-гигиенических мероприятиях на пищевых предприятиях, санитарном контроле состояния воды.

Дома тоже необходимо соблюдать гигиену – мыть руки после работы с землей, мыть овощи и фрукты, даже если они только что собраны на собственной даче.

© Доктор Питер

РПГА с Yersinia pseudotuberculosis (Y. pseudotuberculosis IHA)

Интерпретация результатов

Интерпретация результатов исследований содержит информацию для лечащего врача и не является диагнозом. Информацию из этого раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Точный диагноз ставит врач, используя как результаты данного обследования, так и нужную информацию из других источников: анамнеза, результатов других обследований и т.д.

Единицы измерения и коэффициенты пересчёта: тест полуколичественный.  

Результат предоставляется в форме «отрицательно» или «положительно» (в последнем случае с приведением титра – последнего разведения сыворотки дающего положительный результат). Диагностически достоверным считают прирост титров в 4 и более раз за 7-10 дней. 

Условно-диагностический титр – 1:100. При групповых вспышках псевдотуберкулёза для детей до 5 лет условно-диагностический титр может быть снижен до 1:50. 

Референсные значения: отрицательно. 

Интерпретация результата 

Положительно:

  1. текущая или перенесённая в прошлом инфекция. Рекомендовано обследовать больного не менее 2 раз – в начале заболевания и с интервалом в 7-10 дней, диагностически достоверным считают 4-кратный и более прирост титров антител. При необходимости оценивать одиночные результаты или отсутствии выраженной динамики титров допустимо использовать минимальный условно-диагностический титр 1:100. При групповых вспышках псевдотуберкулёза для детей до 5 лет условно диагностический титр может быть снижен до 1:50. Результат следует оценивать в комплексе с эпидобстановкой, формой и сроками болезни;
  2. редко - перекрёстные реакции (другие виды Yersinia,Vibrio, Salmonella, Brucella, Rickettsia).

Отрицательно:

  1. отсутствие инфекции данным сероваром Yersinia pseudotuberculosis;
  2. низкая концентрация или отсутствие антител в ранний период инфекции.

Yersinia pseudotuberculosis, Yersinia enterocolitica, IgM, полуколичественно

Специфические иммуноглобулины класса IgМ к бактериям Y. pseudotuberculosis и Y. enterocolitica, которые вырабатываются иммунной системой в ответ на инфицирование данными микроорганизмами. Наличие таких антител в крови чаще всего указывает на острую фазу заболевания – псевдотуберкулеза или кишечного иерсиниоза.

Услуги по взятию (сбору) биоматериала

Венозная кровь 

Срок выполнения

до 8 суток

Синонимы русские

Возбудители псевдотуберкулеза и кишечного иерсиниоза.

Синонимы английские

Yersinia Species Antibodies, IgМ.

Метод исследования

Иммуноферментный анализ (ИФА).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.

Общая информация об исследовании

Иерсинии – грамотрицательные палочки из семейства энтеробактерий. Y. pseudotuberculosis является причиной псевдотуберкулеза, Y. enterocolitica – кишечного иерсиниоза. Эти микроорганизмы опасны не только для человека, но и для многих животных. В распространении инфекции большое значение имеют грызуны. Бактерии устойчивы к окружающей среде, способны размножаться и накапливаться в почве, водопроводной воде, но быстро гибнут под действием солнечных лучей и при кипячении.

Источником инфекции может быть больной человек, животное или почва. Человек заражается в основном через мясо, рыбу, молоко, овощи, фрукты и сырую воду, а также при уходе за больными животными.

Отмечается сезонность инфекции – большинство случаев регистрируется в холодное время года, что связано с массовой миграцией грызунов в продуктовые хранилища. Возможны как единичные случаи заражения, так и эпидемические вспышки в коллективах.

Симптомыпсевдотуберкулеза и кишечного иерсиниоза очень схожи, и отличить возбудителей иногда возможно только с помощью лабораторных методов.

Тяжесть заболевания зависит от свойств (вирулентности) возбудителя, количества бактерий, попавших в организм, возраста инфицированного, состояния его иммунной системы и сопутствующих заболеваний, генетических особенностей. Чаще им страдают дети.

Инкубационный период псевдотуберкулеза составляет от 24 часов до 4 недель (в среднем 7-10 дней), при кишечном иерсиниозе он короче – от нескольких часов до 4-5 дней. Обычно все начинается с диареи, боли в животе и лихорадки, интоксикационного синдрома, причем диарея при кишечном иерсиниозе сильнее, а при псевдотуберкулезе слабее или вовсе может отсутствовать. На 1-4-й день болезни у 90 % инфицированных Y. pseudotuberculosis появляется скарлатиноподобная сыпь, отекают кисти и стопы. Заболевания могут как ограничиваться проявлениями острой кишечной инфекции с рвотой, диарей, так и иметь более распространенные формы с поражением мезентериальных лимфатических узлов, терминальным илеитом, мезаденитом или даже сепсисом. В некоторых случаях течение инфекции напоминает острый аппендицит. В патологический процесс нередко вовлекаются почки, печень, поджелудочная железа, сердечно-сосудистая и нервная система. Иногда развивается респираторный синдром с болями в горле, покраснением задней стенки глотки, отечностью неба, кашлем и заложенностью носа. При кишечном иерсиниозе возможен переход инфекции в хроническую форму.

После инфицирования Y. enterocolitica в редких случаях бывают такие осложнения, как реактивный увеит, ирит, конъюнктивит, гломерулонефрит, гемолитико-уремический синдром, узловатая эритема. У HLA-B27-положительных лиц более высокий риск развития реактивного артрита и аутоиммунных заболеваний при иерсиниозной инфекции.

Антитела класса IgМ вырабатываются в первые дни заболевания и после выздоровления пациента циркулируют в его крови 4-6 месяцев.

Рекомендовано определять уровень антител в парных сыворотках, взятых в начале заболевания и через 7-10 дней. Повышение уровня IgM однозначно указывает на острую инфекцию – кишечный иерсиниоз или псевдотуберкулез (в зависимости от вида возбудителя).

Для чего используется исследование?
  • Для диагностики псевдотуберкулеза и/или кишечного иерсиниоза.
  • Для дифференциальной диагностики острых кишечных инфекций.
  • Для дифференциальной диагностики острых инфекционных заболеваний с полиорганным поражением и скарлатиноподобной сыпью.
  • Для выявления ранее перенесенной (за последние 4-6 месяцев) иерсиниозной инфекции.
  • Для выяснения причин реактивного артрита.
Когда назначается исследование?
  • При симптомах острой кишечной инфекции (рвоте, диарее, лихорадке), сопровождающихся поражением печени, лимфатических узлов, скарлатиноподобной сыпью, отечностью кистей и стоп, артритами.
  • При наличии иерсиниозной инфекции в очаге заражения.
  • При обследовании пациента с реактивным артритом, болезнью Бехчета, синдромом Рейтера, инфекционными артропатиями.
Что означают результаты?

Референсные значения

Результат: отрицательно.

КП (коэффициент позитивности): 0 - 0,89.

 

Положительный результат:

текущая иерсиниозная инфекция (псевдотуберкулез / кишечный иерсиниоз),

ранее перенесенная иерсиниозная инфекция (псевдотуберкулез / кишечный иерсиниоз).

 

Сомнительный результат:

ранний период болезни (начало образования антител),

недавно перенесенная инфекция и снижение специфических антител.

При сомнительном результате анализ необходимо повторить через 7-14 дней.

 

Отрицательный результат:

отсутствие инфицирования иерсиниями,

ранний период инфицирования (до образования антител) или длительный период после выздоровления.

Что может влиять на результат?

Гемолиз пробы, ее перегрев и неправильное хранение.

Важные замечания

Возможна перекрестная реакция с антителами к возбудителям чумы (Yersinia pestis), болезни Лайма (Borrelia Burgdorferi), бруцеллеза и риккетсиоза, а также с тиреоидстимулирующим иммуноглобулином (при базедовой болезни). В связи с этим при оценке результатов исследования важно учитывать клиническую картину заболевания.

Также рекомендуется
  • Yersinia pseudotuberculosis, ДНК [ПЦР]
  • Yersinia pseudotuberculosis, Yersinia enterocolitica, IgА, полуколичественно
  • Yersinia pseudotuberculosis, Yersinia enterocolitica, IgG, полуколичественно
  • Посев на Yersinia spp.
  • Посев кала на условно-патогенную флору
  • Дисбактериоз кишечника с определением чувствительности к антибиотикам
  • E. coli (EPEC, ETEC, EIEC, EHEC, EAgEC), ДНК [реал-тайм ПЦР]
  • Копрограмма
  • Общий анализ крови (без лейкоцитарной формулы и СОЭ)
  • Лейкоцитарная формула
  • Скорость оседания эритроцитов (СОЭ)
  • Типирование HLA-B27
Кто назначает исследование?

Инфекционист, ревматолог.

Тип биоматериала и способы взятия

Тип

На дому

В Центре

Самостоятельно

Венозная кровь

да

да

 

На дому: возможно взятие биоматериала сотрудником мобильной службы.

В Диагностическом центре: взятие, либо самостоятельный сбор биоматериала осуществляется в Диагностическом центре.

Самостоятельно: сбор биоматериала осуществляется самим пациентом (моча, кал, мокрота и т.п.). Другой вариант – образцы биоматериала предоставляет пациенту врач (например, операционный материал, ликвор, биоптаты и т.п.). После получения образцов пациент может как самостоятельно доставить их в Диагностический центр, так и вызвать мобильную службу на дом для передачи их в лабораторию.

Литература
  • Возианова Ж. И. Инфекционные и паразитарные болезни: В 3х т. - К.: Здоровье, 2000 – Т.1.: 458-497.
  • Кишкун А. А. Иммунологические и серологические исследования в клинической практике. - М.: ООО МИА, 2006. – 401-404 с.
  • Harrison's Principles of Internal Medicine. 16th ed. NY: McGraw-Hill; 2005: 923-929.

Сдать анализ Антитела к возбудителям иерсиниоза и псевдотуберкулеза (Yersinia enterocolitica и Yersinia pseudotuberculosis) IgA

Anti-Yersinia pseudotuberculosis и Anti-Yersinia enterocolitica IgA - Специфические иммуноглобулины класса А к возбудителям иерсиниоза и псевдотуберкулеза, вырабатываемые иммуной системой при инфицировании бактериями Y. pseudotuberculosis и Y.enterocolitica и свидетельствующие об острой или персистирующей инфекции.

1. При симптомах острой кишечной инфекции: диария, рвота, лихорадка и т.д.
2. При нахождении в очаге заражения.
3. При наличии в анамнезе пациента реактивного артритом, болезни Бехчета, синдром Рейтера, инфекционных артропатий).

Специальная подготовка не требуется.

Забор крови для исследования производят не ранее чем через 4 часа после последнего приема пищи.

Перед исследованием (за 1 час) желательно исключить факторы, влияющие на результаты лабораторного исследования: физическое и эмоциональное напряжение, курение.

Рекомендуется за 1-2 дня до предполагаемого исследования не употреблять жирную пищу и алкоголь.

При приеме лекарственных препаратов следует проконсультироваться с врачом по поводу целесообразности проведения исследования на фоне приема препаратов или возможности отмены приема препарата. Длительность отмены препарата определена периодом выведения препарата из крови (в среднем, рекомендуют выждать 4-5 периодов полувыведения препарата, указанного в аннотации).

Если отменить прием лекарств нельзя, необходимо проинформировать об этом лабораторию.

Детей до 5 лет перед забором крови обязательно поить кипяченой водой (порциями, до 150-200 ml, на протяжении 30 минут)

Внимание!

В соответствии с Федеральным законом ФЗ № 323 «Об основах защиты здоровья граждан в Российской Федерации» интерпретация результатов исследований, установление диагноза, назначение лечения, должны производиться врачом соответствующей специализации.

Телефон отделения: +7 (495) 695-56-95

Псевдотуберкулез (инфекция, вызванная Yersinia pseudotuberculosis): основы практики, общие сведения, патофизиология

Автор

Дэвид Р. Хабурчак, доктор медицины, FACP Заслуженный профессор медицины, факультет медицины, отделение инфекционных болезней, Медицинский колледж Джорджии Университета Огаста; Ведущий преподаватель, Программа резидентуры по внутренним болезням Wellstar Kennestone, Wellstar Health System

Дэвид Р. Хабурчак, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Американского общества Ослера, Американского общества микробиологии, Христианских медицинских и стоматологических ассоциаций , Общество инфекционных болезней Америки

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Специальная редакционная коллегия

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

Джозеф Ф. Джон, младший, доктор медицины, FACP, FIDSA, FSHEA Клинический профессор медицины, молекулярной генетики и микробиологии Медицинского колледжа Медицинского университета Южной Каролины; Заместитель начальника отдела образования, Медицинский центр по делам ветеранов Ральфа Х. Джонсона

Джозеф Ф. Джон-младший, доктор медицинских наук, FACP, FIDSA, FSHEA является членом следующих медицинских обществ: Медицинская ассоциация округа Чарлстон, Американское общество инфекционных болезней, Южная Общество инфекционных болезней Каролины

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Главный редактор

Марк Р. Уоллес, MD, FACP, FIDSA Врач-инфекционист, Госпиталь Скагит-Вэлли, Региональное здравоохранение Скагита

Раскрытие информации: Ничего не разглашать.

Дополнительные участники

Хари Поленаковик, доктор медицины, FACP, FIDSA Профессор медицины, Государственный университет Райта, Медицинская школа Буншофт

Хари Поленаковик, доктор медицинских наук, FACP, FIDSA является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей , Американское общество микробиологов, Европейское общество клинической микробиологии и инфекционных заболеваний, Американское общество инфекционных болезней, Американское общество эпидемиологии здравоохранения

Раскрытие: нечего раскрывать.

Асим Яни, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACP Клиницист-педагог и эпидемиолог, консультант и старший врач, Департамент здравоохранения Флориды; Дипломант, инфекционные болезни, внутренняя медицина и профилактическая медицина

Асим А Яни, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации врачей общественного здравоохранения, Американского колледжа врачей, Американского колледжа профилактической медицины, Американского медицинского Ассоциация, Американская ассоциация общественного здравоохранения, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Пол Чен Юго-западная медицинская школа Техасского университета

Раскрытие информации: раскрывать нечего.

Псевдотуберкулез | Британское общество иммунологии

Псевдотуберкулез, вызываемый Yersinia pseudotuberculosis , представляет собой зооноз, который может передаваться человеку при контакте с кожей инфицированных животных, в загрязненной воде или при употреблении зараженной пищи или овощей. Y. pseudotuberculosis - это небольшая овальная грамотрицательная палочка, которая считается предком, от которого произошла другая патогенная Yersinia ( Y.pestis и Y.enterocolitica ), как полагают, эволюционировали; и, как и у Y.pestis , окрашивание по Граму происходит по биполярному типу на обоих концах бациллы. Y. pseudotuberculosis вызывает острый мезентериальный аденит (псевдотуберкулез), который может имитировать аппендицит. Псевдотуберкулез, как следует из названия, может вызывать симптомы, похожие на туберкулез, которые могут поражать печень, селезенку и лимфатические узлы, вызывая некроз тканей и гранулемы, сопровождающиеся лихорадкой и болью в животе.Иногда Y. pseudotuberculosis может вызывать тяжелое системное заболевание с высокой летальностью.

Штаммы Y. pseudotuberculosis можно разделить на 6 серотипов на основании ряда термостабильных соматических антигенов и термолабильных жгутиковых антигенов, которые присутствуют в культурах, выращенных при температуре 18–26 o C. Как и Y.pestis , Y. pseudotuberculosis экспрессирует укороченную форму поверхностного липополисахарида («грубый» LPS), что позволяет ему уклоняться от распознавания TLR4 в хозяине, в то время как жгутиковые антигены сдерживают фагоцитоз .

Как и другие Yersinia, Y. pseudotuberculosis также содержит плазмиду pYV, кодирующую секрецию 3 типа (T3S), антиген V и другие внешние белки Yersinia. Антиген V регулирует T3S, а также обладает противовоспалительным действием. T3S позволяет Y. pseudotuberculosis создавать полый игольчатый выступ при тесном контакте с клеткой-хозяином in vivo , через который эффекторные белки перемещаются непосредственно в клетку-хозяин.Эти эффекторы являются цитотоксическими, антифагоцитарными или противовоспалительными и обычно способствуют апоптозу клеток-хозяев и, таким образом, выживанию бактерий в организме-хозяине. С помощью всех этих средств, Y. pseudotuberculosis противодействует врожденной иммунной защите и достигает распространения в организме хозяина, вызывая потенциально серьезную бактериемию. Антиген V из Y. pseudotuberculosis имеет последовательность V03 и гомологичен таковой, секретируемой Y.pestis . Это важно, потому что антиген V является основным защитным антигеном для вакцинации против чумы и, таким образом, имеет некоторую перекрестную защиту с Y.псевдотуберкулез .

Y. pseudotuberculosis чувствителен к широкому спектру антибиотиков, включая пенициллин, ампициллин и тетрациклин.

© Авторские права на это произведение принадлежат автору

Редкие инфекции: Yersinia Enterocolitica и Yersinia Pseudotuberculosis

Yersinia enterocolitica и Yersinia pseudotuberculosis - это бактериальные инфекции, которые встречаются редко, но могут вызывать проблемы при их возникновении. Y enterocolitica вызывает состояние, называемое энтероколитом, которое представляет собой воспаление тонкой и толстой кишки, которое возникает и часто рецидивирует, в основном у маленьких детей.

Эти инфекции, по-видимому, передаются в результате употребления в пищу зараженных продуктов, особенно сырых или недостаточно приготовленных из свинины, и употребления непастеризованного молока. Они также могут заразиться при прикосновении к инфицированному животному, питья зараженной колодезной воды или, в редких случаях, при переливании крови.Инфекции учащаются среди детей с ослабленной иммунной системой. Инкубационный период составляет от 4 до 6 дней.

Признаки и симптомы

Когда присутствует инфекция Y enterocolitica , она вызывает не только воспаление тонкой и толстой кишки, но также такие симптомы, как диарея и лихорадка. У ребенка с этой инфекцией стул может содержать кровь и слизь. Эти симптомы могут длиться от 1 до 3 недель, а иногда и дольше.

Наряду с этими более распространенными симптомами, очень маленькие дети, у которых в организме накоплено слишком много железа, например, те, кто получает переливание крови, или чья иммунная система уже подавлена ​​или ослаблена из-за другого заболевания, могут быть восприимчивы к бактериемии ( распространение бактерий в кровь). У более старшего возраста также могут быть симптомы, имитирующие аппендицит (синдром псевдоаппендицита), с болью в животе справа и болезненностью. В редких случаях эта инфекция может быть связана с такими состояниями, как боль в горле, воспаление глаз, менингит и пневмония. У молодых людей старшего возраста после того, как инфекция ушла, может развиться боль в суставах или покраснение кожи (узловатая эритема) на голенях.

У детей с псевдотуберкулезом Y , вероятно, разовьется лихорадка, сыпь и боли в животе, включая синдром псевдоаппендицита.У некоторых детей также может быть диарея, сыпь и избыток жидкости в области груди или пространства вокруг суставов.

Когда звонить педиатру

Обратитесь к педиатру, если в стуле вашего ребенка прожилки крови. Обратите внимание на признаки обезвоживания, которые могут быть вызваны диареей вашего ребенка, включая сухость во рту, необычную жажду и снижение частоты мочеиспускания.

Как ставится диагноз?

Ваш педиатр может назначить анализы для определения наличия Yersinia организмов в стуле вашего ребенка. Доказательства инфекции также можно увидеть, взяв мазки из горла и оценив их в лаборатории, исследуя мочу или исследуя кровь на антитела к бактериям.

Поскольку это относительно редкие инфекции, большинство лабораторий обычно не проводят анализы для поиска организмов Yersinia в кале.

Лечение

У большинства детей инфекция проходит сама по себе. В некоторых случаях инфекции Yersinia необходимо лечить антибиотиками.Как и во всех случаях диареи, жидкости назначают для предотвращения или лечения обезвоживания.

Профилактика

Убедитесь, что ваш ребенок не ест сырую или недоваренную свинину, непастеризованное молоко и загрязненную воду. Тщательно мойте руки водой с мылом после обработки сырых свиных кишок (детенышей).

Вакцины для предотвращения инфекции Yersinia не существует.

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать различные варианты лечения в зависимости от индивидуальных фактов и обстоятельств.

Рост Yersinia pseudotuberculosis у мышей происходит независимо от экспрессии толл-подобного рецептора 2 и индукции интерлейкина-10

РЕФЕРАТ

Патогенный Yersinia переносит эффекторные белки в клетки-мишени через систему секреции типа III (TTS) иммунный ответ хозяина. Компонент транслокона TTSS, LcrV, участвует в предотвращении воспаления через Toll-подобный рецептор 2 (TLR2) путем индукции экспрессии противовоспалительного цитокина интерлейкина-10 (IL-10).Сообщается, что мыши TLR2 - / - менее чувствительны к энтеропатогену Yersinia enterocolitica . Чтобы определить, играет ли TLR2 также роль в распознавании энтеропатогена Yersinia pseudotuberculosis и приводит ли это к иммунному ответу, наносящему вред хозяину, мы оценили цитокиновый ответ макрофагов на живые Y. pseudotuberculosis и проанализировали восприимчивость TLR2 - / - от мышей до энтеропатогенных Yersinia . Мы обнаружили, что Yersinia индукция макрофага IL-10 происходит независимо от TLR2 и LcrV и блокируется TTSS. В частности, эффекторный белок TTSS YopJ, который ингибирует выработку воспалительного цитокина фактора некроза опухоли альфа (TNF-α), также подавляет экспрессию IL-10. В соответствии с этими результатами, IL-10 не обнаруживается в тканях мышей, инфицированных Y. pseudotuberculosis , до поздних стадий инфекции. Кроме того, мы обнаружили, что мыши TLR2 - / - (полученные независимо от использованных в предыдущих исследованиях) не проявляют измененной чувствительности к энтеропатогенной Yersinia по сравнению с мышами дикого типа.Тканевые уровни IL-10, а также воспалительных цитокинов TNF-α, IL-6, гамма-интерферона и хемотаксического белка хемокинов макрофагов 1 сходны у мышей TLR2 + / + и TLR2 - / - во время энтеропатогенная инфекция Yersinia . Следовательно, отсутствие одного TLR2 не влияет на цитокиновый ответ макрофагов или на рост и выживание in vivo энтеропатогенной Yersinia .

Yersinia pestis , возбудитель бубонной чумы, вызвала значительную смертность людей, убив примерно 200 миллионов человек (43).Родственные пищевые патогены Yersinia pseudotuberculosis и Yersinia enterocolitica экспрессируют многие из тех же факторов вирулентности, что и Y. pestis , но вызывают гастроэнтерит и лимфаденит (37, 58). Эти общие факторы вирулентности включают систему секреции типа III (TTSS), кодируемую плазмидой (называемой pYV в энтеропатогенной Yersinia ). Компоненты аппарата TTSS, а также его эффекторные Yops (белки внешней мембраны Yersinia ) связаны с иммуномодуляцией иммунной системы млекопитающих (10).Многочисленные исследования показали, что эффекторные Yops нарушают врожденные иммунные функции, такие как фагоцитоз и высвобождение цитокинов культивируемыми клетками in vitro (37, 58). Кроме того, сообщалось, что LcrV, компонент транслокона TTSS, подавляет воспаление как in vivo, так и in vitro (10, 36, 41, 49).

LcrV, также известный как V-антиген, важен для контроля уровней экспрессии компонентов TTSS (7, 46). Кроме того, считается, что LcrV взаимодействует с двумя другими белками на кончике иглы TTSS, чтобы облегчить транслокацию эффекторных Yops в клетки-хозяева, позволяя этим эффекторам получить доступ к своим мишеням-млекопитающим (13, 34, 39, 44).В соответствии с его важной ролью в вирулентности Yersinia , LcrV представляет собой главный защитный антиген против инфекции Yersinia . Инъекция очищенного химерного белка, полученного из 259-аминокислотной С-концевой части Y. pseudotuberculosis LcrV, индуцирует пассивный иммунитет к Y. pestis или Y. pseudotuberculosis (33). Было также показано, что этот же рекомбинантный иммуноген ингибирует продукцию воспалительных цитокинов при введении мышам, инфицированным бесплазмидной (pYV -) Yersinia (36).Совсем недавно было показано, что очищенный LcrV из Y. pestis индуцирует экспрессию противовоспалительного цитокина интерлейкина-10 (IL-10) в культивируемых макрофагах (41). Делеции на С-конце или в центральной области, но не на N-конце, Y. pestis LcrV были связаны со сниженной секрецией IL-10. Напротив, отдельное исследование продемонстрировало, что фрагмент в пределах N-конца LcrV Y. enterocolitica , который отсутствует в иммуногене LcrV Y. pseudotuberculosis LcrV, вызывает продукцию IL-10 в зависимости от наличия сенсора врожденного иммунитета Toll- подобный рецептору 2 (TLR2) (48, 50).

Передача сигналов TLR в основном используется клетками врожденной иммунной системы для обнаружения микробов. К настоящему времени описано 13 TLR млекопитающих, каждый из которых распознает дискретный набор молекул, продуцируемых бактериями, вирусами, грибами или паразитами, которые обычно являются консервативными компонентами, необходимыми для микробной жизни (16). TLR2 распознает ряд микробных молекул, включая липопротеины, липотейхоевую кислоту (LTA), пептидогликан и полисахарид зимозан клеточной стенки дрожжей (60).Споры о природе лигандов TLR2 остаются, прежде всего потому, что липопротеины и LTA являются лигандами для TLR2 и могут легко загрязнять препараты других молекул (56). Однако недавнее исследование продемонстрировало, что пептидогликан из Staphylococcus aureus может активировать TLR2 в отсутствие липопротеинов или загрязнителей LTA (11).

IL-10 играет решающую роль в ограничении воспалительных реакций, одновременно способствуя другим иммунным процессам (2). IL-10 подавляет воспаление макрофагов и клеточный иммунитет, но при этом способствует гуморальному иммунному ответу, способствуя функции B-клеток.Одним из основных источников IL-10 in vivo являются макрофаги, а IL-10 может экспрессироваться макрофагами, расположенными ниже лигандов TLR, таких как липополисахарид (LPS) (1, 18). Это может служить для смягчения воспалительных эффектов других TLR-индуцированных цитокинов, таких как фактор некроза опухоли альфа (TNF-α).

Sing et al. (50, 51) сообщили, что обработка макрофагов рекомбинантным LcrV Y. enterocolitica активирует фактор транскрипции NF-κB и индуцирует экспрессию IL-10 TLR2-зависимым образом.Индукция IL-10 была связана с одним остатком на N-конце LcrV (K42) (48). В соответствии с этими результатами in vitro, мыши, лишенные TLR2, вырабатывали меньше селезеночного IL-10 и больше воспалительного цитокина TNF-α, чем мыши дикого типа во время инфицирования Y. enterocolitica , предполагая, что у этих мышей должно быть усилено устойчивость к этому патогену в результате усиления воспаления. Фактически, мыши TLR2 - / - оказались более устойчивыми к инфекции Y.enterocolitica серогруппы O: 8 штаммов WA-314, чем TLR2 + / + мышей (50). Эти авторы объяснили интригующую устойчивость мышей TLR2 - / - , которая наблюдалась на генетическом фоне мышей C57BL / 6 или 129, предложив модель, в которой LcrV специфически индуцирует экспрессию IL-10 через TLR2, тем самым подавляя любые воспалительные процессы. цитокиновый ответ. Однако значение этого результата неясно, поскольку фенотип устойчивости был потерян после обратного скрещивания мутации TLR2 - / - с фоном C3H (51).Кроме того, хотя LcrV из Y. pseudotuberculosis содержит предполагаемый TLR2-активирующий остаток K42, рекомбинантный LcrV Y. pseudotuberculosis не индуцирует IL-10 in vitro (48).

Чтобы оценить значимость TLR2 и IL-10 во время инфекции Y. pseudotuberculosis , мы исследовали цитокиновый ответ первично культивируемых макрофагов на живые Y. pseudotuberculosis и восприимчивость мышей к энтеропатогенным Yersinia у животных. наличие или отсутствие TLR2.Было обнаружено, что модуляция IL-10 происходит независимо как от TLR2, так и от LcrV во время инфицирования макрофагов. Кроме того, мыши дикого типа и TLR2 - / - , полученные независимо от мышей, использованных в предыдущих исследованиях, показали аналогичный уровень восприимчивости к энтеропатогенной инфекции Yersinia .

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Animals.TLR2 - / - мыши были любезным подарком от S. Akira и были первоначально описаны Takeuchi et al. (54). Мышей разводили на фоне C57BL / 6 на 10 поколений и содержали в стерильных условиях. Соответствующие по возрасту и полу контрольные мыши C57BL / 6, а также мыши IL-10 - / - были получены из лаборатории Джексона.

Бактериальные штаммы и секвенирование LcrV. Y. pseudotuberculosis штаммы, использованные в этом исследовании, были получены из клинического изолята серогруппы III IP2666 (8), тогда как штамм Y. enterocolitica был штаммом 8081 серогруппы O: 8 (45). JMB111, обозначаемый здесь как штамм pYV -, представляет собой плазмидное производное IP2666 (5). IP2666pIB1 - Y.pseudotuberculosis IP2666 излечил свою плазмиду эндогенной вирулентности и вместо этого несет pYV из хорошо охарактеризованного штамма Y. pseudotuberculosis YPIII (pIB1) (8). MLF36 (14), называемый здесь мутантом Δ yopJ , представляет собой производное IP2666pIB1, которое несет в себе делецию в рамке считывания yopJ и одноточечную мутацию в YopH (20), создавая новый сайт NdeI. Мы обнаружили, что эта точечная мутация не влияет на функцию YopH, на основании вирулентности на мышиной модели и анализа передачи сигналов цитокинов в культуре клеток ( yopH Nde ) (данные не показаны). Чтобы секвенировать N-концевую часть LcrV из Y. enterocolitica 8081 и Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1, была проведена ПЦР на одной колонии с использованием полимеразы Taq (Invitrogen) и пары праймеров LcrV1F (5'-ACTTATCCGAGCAGG ′) И LcrV1R (5′-TGAAAATCACTCTTGGTGGG-3 ′). Полученные продукты использовали в качестве матриц для секвенирования с праймерами LcrVF / R, описанными ранее (48).

Клеточная и бактериальная культура. Макрофаги, полученные из костного мозга (BMDM), получали, как описано ранее (3), и определяли, что они свободны от контаминации Mycoplasma с использованием набора для анализа MycoSensor PCR (Stratagene).Свежесобранные BMDM использовали для инфекций in vitro, а избыточные BMDM замораживали в кондиционированной L-клеточной среде с добавлением 10% диметилсульфоксида и 10% экстра-фетальной бычьей сыворотки (HyClone) для будущего использования. Результаты были аналогичными при использовании свежих или замороженных BMDM (данные не показаны). Y. pseudotuberculosis Штаммы выращивали в 2 × YT в течение ночи при 26 ° C при перемешивании для инкубации с культивированными макрофагами. Ночные культуры разводили 1:40 в 2 × YT, содержащем 20 мМ оксалата натрия и 20 мМ MgCl 2 , выращивали при 26 ° C в течение 2 часов при перемешивании и переносили при 37 ° C на дополнительные 2 часа при перемешивании, чтобы индуцируют экспрессию системы секреции типа III (29).Для исследований инокуляции мышей штаммы Y. pseudotuberculosis и Y. enterocolitica выращивали в L-бульоне при 26 ° C с перемешиванием в течение приблизительно 17 часов. Присутствие плазмиды вирулентности в культурах бульона Y. pseudotuberculosis L было подтверждено наличием YadA-зависимого скопления клеток после роста при 37 ° C в RPMI, как визуализировано при увеличении × 40. Перед заражением мышей бактериальные культуры разбавляли фосфатно-солевым буфером (PBS) для достижения концентраций, описанных ниже.

Анализ ответа BMDM на Y. pseudotuberculosis . Свежие или ранее замороженные BMDM от мышей TLR2 +/- и TLR2 - / - высевали на 24-луночные планшеты, обработанные культурой ткани, при 5 × 10 5 клеток на мл в среде Игла, модифицированной Дульбекко (Gibco) с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки и l-глутамина (Gibco). Монослои клеток инкубировали в течение ночи во влажном инкубаторе при 37 ° C. Бактерии получали, как описано выше, для максимизации экспрессии Yop, добавляли к BMDM при множественности инфицирования 5 и центрифугировали на монослоях при 1000 об / мин в течение 5 мин.Монослои инкубировали при 37 ° C с 5% CO 2 в течение 2 часов. В качестве альтернативы BMDM инкубировали с синтетическим липопептидом Pam 3 Cys-SKKKK (конечная концентрация 1 мкг / мл; EMC Microcollections) в течение 4 часов для проверки наличия передачи сигналов TLR2 в BMDM TLR2 +/- и потери эта передача сигналов в BMDM TLR2 - / - (см. рис. 5C). Супернатанты для иммуноферментного анализа (ELISA) собирали и замораживали при -80 ° C перед анализом.

Исследования прививки животных.Мышей C57BL / 6, TLR2 +/- и TLR2 - / - в возрасте от 7 до 9 недель использовали для внутрибрюшинных (i.p.) и оральных инфекций. Для i.p. инфекций, бактерии получали, как описано выше, и использовали инокуляционные дозы от 10 4 Y. enterocolitica и от 2 до 6 × 10 3 Y. pseudotuberculosis организмов в объеме 100 мкл PBS. Мышей подвергали эвтаназии через 4-5 дней после инокуляции для Y. pseudotuberculosis и через 4-8 дней после инокуляции для Y.Enterocolitica . При оральных инфекциях мышей голодали в течение ночи (воду давали ad libitum) и перорально вводили 100 мкл 5% бикарбоната натрия. Затем мышей инокулировали орогастрально 4 × 10 7 организмов Y. enterocolitica в объеме 200 мкл с использованием иглы для кормления. Мышам снова давали пищу и воду ad libitum и умерщвляли через 5 дней после инокуляции. Части изолированной селезенки и печени гомогенизировали в течение 30 с в PBS для определения КОЕ и в течение 20 с в 1% CHAPS {3 - [(3-холамидопропил) -диметиламминио] -1-пропансульфонат} (Sigma) в PBS для анализа цитокинов. с использованием гомогенизатора OMNI International.Образцы тканей для анализа цитокинов замораживали при -80 ° C. В одном из трех экспериментов с кривой роста Y. pseudotuberculosis (рис. 1А) органы для определения КОЕ гомогенизировали в 0,2% NP-40 вместо PBS. Гомогенизация в PBS или NP-40 не приводила к значительным различиям в КОЕ (данные не показаны). Образцы для определения КОЕ разводили соответствующим образом и высевали на чашки LB с добавлением 1 мкг / мл иргасана, который позволяет отобрать видов Yersinia . Планшеты инкубировали при комнатной температуре в течение 48 ч и подсчитывали КОЕ, используя счетчик колоний ProtoCOL SR (Microbiology International).Остальные образцы КОЕ смешивали в соотношении 1: 1 с 30% глицерином и замораживали при -80 ° C. Если для определенного гомогената органа не было обнаружено КОЕ (т.е. они были ниже предела обнаружения этим методом), образцы размораживали и добавляли от 300 до 400 мкл к LB с добавлением 1 мкг / мл иргасана и инкубировали при 26 ° C в течение ночи. с волнением. Культуры высевали на LB с добавлением 1 мкг / мл иргасана и инкубировали при комнатной температуре в течение 48 часов для определения наличия или полного отсутствия каких-либо устойчивых к иргасану бактерий.

РИС. 1.

Характеристика инфекции Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1 in vivo после i.p. инокуляция 2 × 10 3 на 6 × 10 3 бактерий. (A) Среднее КОЕ на грамм ткани ± SEM. Данные представляют три независимых эксперимента ( n = 10 мышей для каждой временной точки). (B и C) Среднее пг цитокина / г селезенки (B) и печени (C) ± SEM. Данные представляют два независимых эксперимента ( n = 14 [селезенка] и n = 12 [печень] для неинфицированных мышей; n = 6 для каждой временной точки инфицированной мыши). (D) Среднее пг цитокинов / мл сыворотки ± SEM. Данные представляют два независимых эксперимента ( n = 1 для неинфицированных мышей; n = 7 для каждой временной точки инфицированных мышей).

Определение продукции цитокинов с помощью ELISA. Супернатанты BMDM и гомогенаты органов размораживали на льду и центрифугировали при 13000 об / мин в течение 1 мин. Набор воспалительных цитометрических шариков мышей (BD Biosciences) использовали для обнаружения IL-12p70, TNF-α, гамма-интерферона (IFN-γ), хемотаксического белка макрофагов 1 (MCP-1), IL-10 и IL-6 в соответствии с в соответствии с инструкциями производителя, за исключением того, что на реакцию использовали только 4 мкл каждой гранулы, конъюгированной с антителом, 20 мкл образца или стандарта и 20 мкл реагента для обнаружения, конъюгированного с фикоэритрином.Данные были получены с использованием проточного цитометра FACSCalibur и программного обеспечения CellQuest (BD Immunocytometry System). Анализ данных проводился с использованием программного обеспечения BD analysis. Для подтверждения результатов по IL-10 использовали набор IL-10 Quantikine (R&D Systems) в соответствии с инструкциями производителя.

Статистика. Калейдаграф (Synergy Software) был использован для расчета значений P с использованием критерия суммы рангов Вилкоксона-Манна-Уитни.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Y. pseudotuberculosis Инфекция индуцирует продукцию TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL-6 in vivo, но IL-10 обнаруживается только на поздних стадиях инфекции.Врожденный иммунный ответ на Y. pseudotuberculosis во время диссеминированного заболевания у мышей недостаточно охарактеризован. Чтобы исследовать этот ответ, мы инокулировали мышей C57BL / 6 дикого типа i.p. с Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1 и контролировали уровни КОЕ и цитокинов в селезенке, печени и сыворотке в разное время после инокуляции (рис. 1). С течением времени был обнаружен устойчивый рост как в селезенке, так и в печени, причем особенно быстрое увеличение КОЕ наблюдалось в селезенке между 48 и 72 часами после инокуляции (рис. 1А). В течение этого временного интервала мы наблюдали резкое повышение уровней IL-6, MCP-1, IFN-γ и TNF-α в селезенке (рис. 1B). Более низкие общие уровни этих четырех цитокинов были обнаружены в печени во время инфекции Yersinia (рис. 1C). Кинетика производства цитокинов в сыворотке напоминала таковую в печени (рис. 1D). В отличие от ранее опубликованных данных с Y. enterocolitica серогруппа O: 8 штамм WA-314 (51), не было заметного увеличения IL-10 на протяжении Y.псевдотуберкулез время течения. Однако эти результаты согласуются с сообщениями об отсутствии IL-10 в ответ на инфекцию Y. pestis в легких (23).

Через 72 часа после инокуляции было обнаружено небольшое увеличение продукции IL-10 в печени (153 пг на грамм ткани) (рис. 1C). Однако это соответствовало менее 10 пг / мл гомогената органа. Это значение ниже уровня, необходимого для получения точных показаний продукции цитокинов, поскольку оно попадает в нелинейную часть стандартной кривой, используемой для нормализации показаний ELISA к концентрациям цитокинов (данные не показаны). Кроме того, у мышей IL-10 - / - наблюдалось чтение IL-10 160 ± 80 пг на грамм печени (данные не показаны), что указывает на то, что значения в этом низком диапазоне не выше фонового обнаружения. Добавление ингибиторов протеаз к гомогенатам органов не выявило какого-либо детектируемого IL-10 (данные не показаны). Мы также получили аналогичные отрицательные результаты для IL-10 с использованием той же системы обнаружения, что и в предыдущем исследовании (51), которое продемонстрировало продукцию IL-10 во время инфицирования мышей Y. enterocolitica (данные не показаны) (см. Материалы и методы). .

Чтобы определить, индуцируется ли IL-10 Y. pseudotuberculosis в более поздние моменты времени, инфекции позволяли прогрессировать до тех пор, пока животные не умирают (от 100 до 123 ч после прививки). В этих условиях действительно обнаруживался IL-10 с одновременным дальнейшим повышением уровней TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL-6 (данные не показаны). Мы пришли к выводу, что IL-10 может быть обнаружен только через 101 час после инокуляции у неизлечимо больных животных, более чем через 24 часа после резкого повышения уровней других цитокинов (рис. 1B и C).

Эффективный рост энтеропатогенной Yersinia в линии мышей, лишенной TLR2. Y. enterocolitica LcrV, как сообщается, индуцирует экспрессию IL-10 TLR2-зависимым образом, а генотип Tlr 2 - / - был описан как приводящий к уменьшению роста Y. enterocolitica в тканях мыши. (50). Чтобы определить чувствительность мышей TLR2 - / - к Y. pseudotuberculosis , мы выполнили i.п. инфекции TLR2 - / - мышей, которые были получены из другой конструкции Tlr2 , чем та, которая использовалась в предыдущих исследованиях (48, 50, 51), и которые были полностью скрещены с фоном C57BL / 6J (54). Неожиданно эти животные имели уровни Y. pseudotuberculosis КОЕ, аналогичные таковым у мышей TLR2 + / + как в печени, так и в селезенке через 4 дня после внутрибрюшинного введения. посев (фиг. 2А) селезенки, P = 0,78; печень, P = 0,61).

РИС. 2. Мыши

TLR2 - / - не устойчивы к энтеропатогенным Yersinia . (A) Анализ инфекции Y. pseudotuberculosis через 4 дня после i.p. инокуляция от 2 × 10 3 до 3 × 10 3 бактерий Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1. Отдельные закрашенные ромбы представляют данные из одного органа. Штрихи обозначают среднее геометрическое. (B) Анализ инфекции Y. enterocolitica через 4 дня после i.p. инокуляция 10 4 Y.enterocolitica серогруппы O: 8 штамм бактерий 8081. Незакрашенные ромбы указывают на отсутствие КОЕ, обнаруженных при культивировании гомогенатов органов в течение ночи. *, КОЕ присутствуют (как определено путем культивирования гомогенатов), но ниже предела регулярного определения посевов (см. Материалы и методы). (C) Анализ инфекции Y. enterocolitica через 5 дней после пероральной инокуляции 4 × 10 7 бактерий Y. enterocolitica 8081. Каждый график представляет данные двух независимых экспериментов.

Чтобы определить, представляет ли отсутствие устойчивости мышей TLR2 - / - к Y. pseudotuberculosis различие между двумя энтеропатогенными видами Yersinia , мы провели заражение мышей Y. enterocolitica серогруппы O: 8, штамм 8081. В то время как мыши, инфицированные Y. pseudotuberculosis , иногда имели небольшие видимые поражения печени, мыши, инфицированные Y. enterocolitica , имели более заметные абсцессы по всей брюшной полости (неопубликованные наблюдения).Кроме того, селезенка и печень мышей, инфицированных Y. pseudotuberculosis , несколько уменьшились в весе в ходе инфекции, в то время как селезенки, инфицированные Y. постинфекция (данные не показаны), в соответствии с предыдущим отчетом (4).

Хотя существуют явные различия в инфицировании двумя энтеропатогенными видами Yersinia , мыши дикого типа и TLR2 - / - также не показали различий в устойчивости к Y.enterocolitica i.p. или оральная инфекция (рис. 2B и C). Фактически, наблюдалась небольшая, но не статистически значимая тенденция к восприимчивости мышей TLR2 - / - к Y. enterocolitica через i.p. путь заражения (рис. 2B и C) (внутрибрюшинная инфекция и селезенка, P = 0,13; внутрибрюшинная инфекция и печень, P = 0,08; оральная инфекция и селезенка, P = 0,47; оральная инфекция и печень P = 0,1). Этот результат не является следствием нашего Y.enterocolitica штамм 8081, несущий неактивирующий аллель lcrV , потому что последовательность ДНК гена lcrV из этого штамма кодирует предполагаемый TLR2-активирующий остаток K42 (данные не показаны).

Мы измерили уровни цитокинов в тканях инфицированных животных, показанных на рис. 2. Как мы наблюдали во время кривой роста Y. pseudotuberculosis (рис. 1), TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL -6 продуцировались как в селезенке, так и в печени контрольных мышей и мышей TLR2 - / - , инфицированных i.п. маршрут с Y. pseudotuberculosis (рис. 3A и D). Интересно, что в то время как диапазоны КОЕ Y. pseudotuberculosis и Y. enterocolitica на грамм ткани не различались статистически после внутрибрюшинного введения. инфекции (рис. 2A и B) (селезенка, P = 0,96; печень, P = 0,12 [для мышей дикого типа]), мы обнаружили значительно меньше TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL-6 в тканях, инфицированных Y. enterocolitica , с очень низкими, но значительными уровнями TNF-α и IFN-γ в селезенке (рис.3B) ( P = 0,02 и P = 0,006, соответственно, для мышей дикого типа по сравнению с неинфицированными тканями) и отсутствие TNF-α или IFN-γ в печени (рис. 3E) ( P = 0,9 и P = 0,3 соответственно для мышей дикого типа). Кроме того, самые низкие уровни MCP-1 и IL-6 были обнаружены во время перорального инфицирования Y. enterocolitica (рис. 3C, F), что коррелировало с более низкой бактериальной нагрузкой (рис. 2C). Примечательно, что не было значительных различий в уровнях TNF-α у мышей дикого типа и TLR2 - / - во время всех трех энтеропатогенных инфекций Yersinia . Кроме того, ни в одном из тестируемых условий не было обнаружено ни IL-10, ни IL-12p70 (фиг. 3). Единственное наблюдаемое статистически значимое различие между животными дикого типа и TLR2 - / - , описанными здесь, было 11-кратное увеличение уровней IFN-γ в селезенке, но не в печени, TLR2 - / - животных во время оральная инфекция Y. enterocolitica (рис. 3C) ( P = 0,006).

РИС. 3.

TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL-6 продуцируются в энтеропатогенных тканях, инфицированных Yersinia .Селезенка (от A до C) и печень (от D до F) неинфицированных мышей C57BL / 6 или TLR2 - / - или мышей, инфицированных Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1 (A и D) или Y. enterocolitica 8081 (B, C, E и F) из фиг. 2 были проанализированы на цитокины. Для каждого графика данные двух независимых экспериментов были объединены, и показано среднее значение пг / г ткани ± SEM. (От A до C) n = 14 для неинфицированных мышей C57BL / 6; n = 4 для неинфицированных мышей TLR2 - / - . (От D до F) n = 12 для неинфицированных мышей C57BL / 6; n = 4 для неинфицированных мышей TLR2 - / - . (A, C, D и F) n = 7 для инфицированных мышей C57BL / 6; n = 8 для инфицированных мышей TLR2 - / - . (B и E) n = 8 для инфицированных мышей. Обратите внимание, что каждый график имеет разный масштаб оси y .

Чтобы убедиться, что TLR2 не изменяет восприимчивость мышей к Y. pseudotuberculosis в условиях очень запущенной инфекции (когда продуцируется IL-10), мы инфицировали мышей дикого типа и TLR2 - / - с Y.pseudotuberculosis и пусть инфекция прогрессирует чуть более 100 часов. К этому времени у большинства мышей в обеих группах проявились симптомы прогрессирующего заболевания (неопубликованные наблюдения). Бактериальная нагрузка в селезенке и печени оставалась одинаковой у животных дикого типа и TLR2 - / - (фиг. 4A) (селезенка, P = 0,4; печень, P = 1). Важно отметить, что уровни IL-10 были идентичны в присутствии или в отсутствие TLR2 (рис. 4B) (селезенка, P = 0,4; печень, P = 0.7).

РИС. 4.

IL-10 продуцируется в тканях, инфицированных Y. pseudotuberculosis , независимо от экспрессии TLR2 на поздних стадиях инфекции. Результаты получены через 101 час после внутрибрюшинного введения. инокуляция бактерий 4.5 × 10 3 Y. pseudotuberculosis IP2666pIB1. (A) Отдельные ромбы представляют данные КОЕ из одного органа. Штрихи обозначают среднее геометрическое. (B) Гомогенаты селезенки и печени мышей из панели A анализировали на цитокины. Отдельные ромбики представляют пг IL-10 на грамм ткани одного органа.Штрихами обозначены средние пг / г ткани.

YopJ ингибирует экспрессию IL-10 во время инфицирования макрофагов Y. pseudotuberculosis . В ранее опубликованных исследованиях, описывающих LcrV как лиганд TLR2, способный индуцировать IL-10 и тем самым подавлять TNF-α, использовался очищенный белок или пептид LcrV (48, 50 ). Кроме того, было показано, что эффекторный белок TTSS YopJ подавляет TNF-α напрямую (т.е. не через IL-10). Чтобы оценить экспрессию TNF-α и IL-10 во время инфицирования макрофагов живыми Yersinia , мы подвергли первичный BMDM TLR2 +/- воздействию Y дикого типа.pseudotuberculosis , а также Y. pseudotuberculosis без плазмиды вирулентности (pYV -) или без только YopJ (Δ yopJ ) в течение 2 часов и измеряли уровни цитокинов в супернатанте культуры. Как сообщалось ранее (9, 42), экспрессия TNF-α подавлялась YopJ (фиг. 5A). В отсутствие YopJ во время инфицирования штаммом Y. pseudotuberculosis pYV - или Δ yopJ макрофаги продуцировали значительные уровни как TNF-α, так и IL-10 (рис.5А и В). Экспрессия IL-10 происходила независимо от LcrV, поскольку штамм pYV - лишен гена lcrV . Убитый нагреванием Y. pseudotuberculosis также индуцировал продукцию макрофагами TNF-α и IL-10 (данные не показаны). Эти данные предполагают, что индукция IL-10 во время инфицирования макрофагов живыми Yersinia является результатом активации пути TLR общими лигандами TLR, такими как LPS.

РИС. 5.

Y. pseudotuberculosis , лишенный LcrV, индуцирует макрофагальный IL-10 независимо от TLR2, и эта экспрессия IL-10 подавляется YopJ.BMDM TLR2 +/- (от A до C) или TLR2 - / - (C) инфицировали в течение 2 часов Y. pseudotuberculosis и выращивали в условиях, индуцирующих Yop. Данные представляют собой средние значения пяти (A и B) или трех (C) независимых экспериментов ± SEM. Супернатант анализировали на уровни TNF-α (A) и IL-10 (B и C). Значения достоверности: P <0,008 по сравнению с IP2666pIB1 (A и B, *), P <0,1 по сравнению с pYV - (A, **) и P = 0.03 по сравнению с pYV - (B, **). (D) Результаты получены в течение 4 дней после внутрибрюшинного введения. инокуляция 2 × 10 3 до 4 × 10 3 бактерий Y. pseudotuberculosis , экспрессирующих YopJ [IP2666 (pIB1- yopH Nde )] или лишенных YopJ (Δ yopJ ). Отдельные ромбы представляют данные из одного органа. Штрихи обозначают среднее геометрическое. Данные представляют два (+ YopJ) или три (-YopJ) независимых эксперимента.

Мы также наблюдали, что Y.pseudotuberculosis индуцировал в пять и три раза меньше IL-10, чем Y. pseudotuberculosis pYV - и Δ yopJ , соответственно (рис. 5B), что указывает на то, что эффекторный белок TTSS YopJ обычно подавляет продукцию IL-10. Y. pseudotuberculosis pYV - индуцировал значительно больше IL-10, чем мутант Δ yopJ ( P = 0,03), возможно, потому, что несколько детерминант, кодируемых плазмидой, ингибируют экспрессию IL-10. В отношении TNF-α штаммы pYV - и Δ yopJ показали противоположную взаимосвязь.Оба штамма продемонстрировали известное уменьшение супрессии TNF-α, наблюдаемое при отсутствии YopJ. Однако макрофаги продуцировали больше TNF-α в ответ на мутант Δ yopJ , чем штамм pYV - (фиг. 5A) ( P = 0,095). Это может быть связано с более низкими уровнями IL-10 в супернатантах макрофагов, инфицированных штаммом Δ yopJ (фиг. 5B), что приводит к снижению опосредованного IL-10 подавления TNF-α.

Затем мы сравнили уровни TNF-α и IL-10 в супернатантах макрофагов TLR2 +/- и TLR2 - / - , подвергшихся воздействию Y.pseudotuberculosis или синтетический лиганд TLR2 Pam 3 CysK 4 . В то время как экспрессия IL-10 в ответ на Pam 3 CysK 4 зависела от TLR2, экспрессия IL-10 после воздействия на макрофаги Y. pseudotuberculosis эффективно происходила в макрофагах TLR2 - / - (рис. 5С). В совокупности эти результаты показывают, что (i) Yersinia , , лишенная LcrV, индуцирует IL-10, (ii) эта индукция не зависит от TLR2, (iii) полностью вирулентная Yersinia активно ингибирует экспрессию IL-10 и (iv) эта IL-10 10 подавление по крайней мере частично зависит от секретируемого эффекторного белка типа III YopJ.

Наличие или отсутствие YopJ не влияет на нагрузку Y. pseudotuberculosis или уровни цитокинов в тканях мыши после внутрибрюшинного введения. Чтобы определить, индуцирует ли Yersinia без YopJ IL-10 в тканях мышей, мы инфицировали мышей C56BL / 6 дикого типа через i.p. маршрут с Y. pseudotuberculosis Δ yopJ . Мы не наблюдали значительного дефекта роста Y. pseudotuberculosis в селезенке или печени мышей через 4 дня после инокуляции (рис.5D). В то время как все мыши, инфицированные диким типом Y. pseudotuberculosis , выжили до 4 дней после инокуляции (7/7), только 71% выжили после заражения Y. pseudotuberculosis Δ yopJ (10/14). Однако не было общей разницы между штаммами дикого типа и Δ yopJ в уровнях TNF-α, IL-10, IL-12p70, IL-6, MCP-1 или IFN-γ в селезенке или печени. в этот момент времени (таблица 1 и данные не показаны). Отсутствие IL-10 в тканях, инфицированных Y. pseudotuberculosis Δ yopJ , может указывать на то, что дополнительные связанные с плазмидой факторы, отличные от YopJ, способствуют подавлению IL-10 в культуре (рис. 5B), может быть достаточным для подавления IL-10 в тканях мыши.

ТАБЛИЦА 1.

Экспрессия YopJ не изменяет продукцию цитокинов in vivo в ответ на Y. pseudotuberculosis

ОБСУЖДЕНИЕ

Патогенные виды Yersinia человека манипулируют сигнальными путями клеток-мишеней, чтобы способствовать росту в различных участках тканей (10). Одна из современных моделей предполагает, что включение сенсора врожденного иммунитета TLR2 с помощью TTSS-компонента LcrV приводит к такой неправильной регуляции и что это способствует росту микроорганизма в тканях хозяина (10, 17, 22, 50).В частности, связывание LcrV с TLR2 приводит к активации противовоспалительного цитокина IL-10, что приводит к снижению продукции воспалительного цитокина TNF-α и, таким образом, к усилению репликации бактерий (50). В поддержку этой модели сообщается, что две из трех протестированных линий мышей, у которых отсутствует TLR2, устойчивы к инфекции Y. enterocolitica (50, 51). Однако некоторые аспекты этого предложенного пути не согласуются с данными, представленными здесь. Штамм мышей TLR2 - / - , который был получен из другого родительского штамма, чем тот, который использовался в предыдущих исследованиях инфекции Yersinia , не продемонстрировал повышенной устойчивости к двум энтеропатогенным видам Yersinia после перорального или i.п. прививка. Более того, экспрессия IL-10 и TNF-α была сходной у мышей TLR2 - / - и TLR2 + / + во время энтеропатогенной инфекции Yersinia . Фактически, транслоцированные субстраты TTSS Yersinia , по-видимому, активно подавляли макрофагальный IL-10. Кроме того, мы наблюдали, что Y. pseudotuberculosis индуцировал экспрессию макрофагального IL-10 независимо от TLR2 и LcrV в отсутствие эффекторов, транслоцированных TTSS.

Плейотропные эффекты LcrV на вирулентность Yersinia затрудняют разделение его прямого и косвенного воздействия на хозяина и делают невозможным тестирование нуль-мутанта lcrV для определения конкретного вклада в вирулентность. Мутантный штамм Yersinia , лишенный LcrV, неправильно регулирует эффекторные Yops и неспособен транслоцировать продуцируемые Yops в клетки-мишени (13, 34, 39, 44). Кроме того, очищенный LcrV Y. enterocolitica (или предположительно LcrV, секретируемый из бактериальных клеток во время инфекции) может стимулировать культивируемые клетки TLR2-зависимым образом (50). Однако в присутствии живой Yersinia , которая продуцирует ряд других лигандов TLR и несет иммуномодулирующий TTSS, взаимодействие LcrV-TLR2 может не иметь сильного или прямого эффекта на врожденную иммунную систему.

О повышенной устойчивости к патогенам у мышей, лишенных TLR2, редко сообщалось, поскольку большинство исследований показывают, что мыши TLR2 - / - либо ведут себя аналогично дикому типу в этом отношении, либо более восприимчивы к ряду различных патогенов (21, 28). , 53, 55). В самом деле, мыши TLR2 - / - и TLR2 + / + одинаково восприимчивы к Y. pestis (К. Пулиот и Дж. Гогуэн [Массачусетский университет, Вустер], личное сообщение). Заметным исключением является отчет, в котором показано снижение чувствительности мышей TLR2 - / - к грибковому патогену Candida albicans (38).Напротив, две другие публикации продемонстрировали, что мыши TLR2 - / - , полученные из другой нокаутной конструкции Tlr2 , либо были более восприимчивы к инфекции C. albicans (59), либо не были затронуты (6) по сравнению с контролем дикого типа. животные. Это несоответствие поразительно похоже на результаты, найденные здесь, и на те, о которых ранее сообщалось для штамма Y. enterocolitica WA-314 (50). Фактически, нокаутная линия мышей демонстрирует пониженную чувствительность к C.albicans идентичен штамму, использованному в предыдущих исследованиях Y. enterocolitica , показывающих аналогичный фенотип (50). Это указывает на то, что либо природа генетической конструкции, либо генетический фон, несущий генотип TLR2 - / - , могут повлиять на результаты, полученные с этими нокаутными линиями. В соответствии с этим предположением предыдущий отчет указывает, что обратное скрещивание мутации Tlr2 с генетическим фоном мыши C3H приводит к обратному скрещиванию Y.enterocolitica чувствительность мыши (51). Более того, тот факт, что мыши TLR2 - / - C3H больше не ограничивают рост Y. enterocolitica , но по-прежнему демонстрируют сниженный уровень IL-10 в селезенке по сравнению с контрольными животными дикого типа (51), указывает на то, что снижение уровней IL-10 необязательно приводят к повышенной устойчивости к Yersinia .

IL-10 является основным противовоспалительным цитокином, и сообщалось, что мыши, лишенные IL-10, менее чувствительны, чем животные дикого типа, к ряду различных патогенов (32), включая Y.enterocolitica (49). Однако мыши IL-10 - / - имеют повышенную частоту воспалительных заболеваний, таких как воспалительное заболевание кишечника (2), поэтому повышенная устойчивость к патогенам, по-видимому, происходит за счет аберрантного воспаления. Экспрессия IL-10 индуцируется путем TLR при распознавании лигандов TLR, таких как LPS, наряду с воспалительными цитокинами, такими как TNF-α (1, 18). Это может быть механизмом, с помощью которого воспалительный процесс ниже TLR контролируется, поскольку IL-10 может служить для подавления дальнейшей экспрессии воспалительных цитокинов, таких как TNF-α.Наши данные о том, что Y. pseudotuberculosis без LcrV индуцирует TLR2-независимую экспрессию IL-10 in vitro и что IL-10 продуцируется как у мышей дикого типа, так и у мышей TLR2 - / - на поздних стадиях инфекции Y. pseudotuberculosis предполагают, что другие TLR (такие как TLR4) узнают общие лиганды TLR на Yersinia (такие как LPS), что приводит к общему ответу TLR, который включает IL-10.

Есть вероятность, что, в отличие от случая с Y.pseudotuberculosis , поздние стадии инфекции Y. enterocolitica могут приводить к уровням IL-10, которые зависят от TLR2, что приводит к менее ограничительной среде для роста Y. enterocolitica , когда присутствует TLR2. Однако мы не смогли обнаружить IL-10 в тканях мышей C57BL / 6, инфицированных Y. enterocolitica , уже через 8 дней после внутрибрюшинного введения. посев (данные не показаны). Кроме того, мы наблюдали тенденцию к повышенной чувствительности к Y. enterocolitica мышей TLR2 - / - по сравнению с мышами TLR2 + / + через 4 дня после инокуляции (рис.2B), как и Sing et al. когда инфекции проводились на фоне мышей C3H (51). Другая возможность состоит в том, что некоторые штаммы Y. enterocolitica (такие как WA-314) могут индуцировать IL-10 раньше во время инфицирования мышей. Для рассмотрения этой возможности необходимы дальнейшие исследования, сравнивающие различные штаммы Y. enterocolitica .

Отсутствие IL-10 в тканях, инфицированных Y. pseudotuberculosis , до очень поздних стадий инфекции согласуется с клиническими проявлениями энтероколита, вызванного Yersinia , у людей. Enteropathogenic Yersinia вызывает воспалительную диарею, которая может быть связана с лихорадкой и набуханием тканей желудка и лимфатических узлов (19). Эти проявления заболевания не предполагают главной роли индукции противовоспалительных цитокинов как механизма вирулентности энтеропатогенной Yersinia .

Два ранее опубликованных отчета подтверждают наши данные, показывающие, что эффекторный белок TTSS YopJ может ингибировать экспрессию макрофагального IL-10. Erfurth et al. (12) показали, что дендритные клетки продуцируют IL-10 при воздействии Y.enterocolitica либо лишена плазмиды вирулентности, либо лишена только гомолога yopJ , yopP , но не при воздействии штамма WA-314 Y. enterocolitica дикого типа. Кроме того, Zhang et al. (61) сообщили, что IL-10 дифференциально экспрессировался макрофагами после воздействия Y. pseudotuberculosis , кодирующего каталитически активный или мертвый YopJ. Хотя точная природа каталитической активности YopJ / P является спорным (30, 35, 40, 62), действие белка явно приводит к ингибированию NF-kB и митоген-активируемой протеинкиназы (МАРК) путей (9 , 42, 47). Хотя экспрессия IL-10 не зависит от NF-κB, считается, что MAPK играют роль (25-27). Ингибирование пути MAPK с помощью YopJ может объяснить способность этого эффекторного белка подавлять экспрессию IL-10. Помимо YopJ, другие детерминанты, кодируемые плазмидами, вносят вклад в супрессию IL-10 in vitro (фиг. 5B) и могут быть достаточными для супрессии IL-10 in vivo (таблица 1). Является ли подавление IL-10 важным механизмом вирулентности для энтеропатогенной Yersinia , еще предстоит определить и ожидает открытия этих других предполагаемых факторов, которые подавляют секрецию IL-10.

Вклад эффекторного белка TTSS YopJ в вирулентность, по-видимому, варьирует в зависимости от вида Yersinia и пути проникновения. Сообщалось, что Y. pestis без yopJ не обладает дефектом вирулентности, тогда как мутация Y. enterocolitica yopJ снижает вирулентность как при пероральном, так и при внутривенном путях заражения (24, 52, 57). Роль YopJ в инфекции Y. pseudotuberculosis изучалась пероральным путем, но опубликованные результаты противоречивы (15, 31).В этом исследовании мы показали, что мутант yopJ был идентичен Y. pseudotuberculosis , экспрессирующему YopJ, с точки зрения бактериальной нагрузки после i.p. инфекционное заболевание. Однако мы действительно наблюдали повышенную смертность в группах мышей, которые получали штамм Δ yopJ по сравнению с теми, которые получали Y. pseudotuberculosis , экспрессирующие YopJ. Это не было результатом усиленного воспаления у мышей, инфицированных мутантом Δ yopJ , поскольку уровни TNF-α, IFN-γ, IL-6 и MCP-1 были одинаковыми в обеих группах мышей (таблица 1 и данные не показано), даже несмотря на то, что мутант Δ yopJ индуцировал в три раза больше TNF-α, чем бактерии дикого типа в культуре клеток (рис.5Б). Остается определить, является ли подавление TNF-α с помощью YopJ важным механизмом вирулентности in vivo.

Потребуются дальнейшие исследования, чтобы определить, какие сенсоры врожденного иммунитета участвуют в обнаружении и создании эффективного иммунного ответа на Yersinia . Кроме того, понимание того, как этими иммунными ответами манипулирует TTSS Yersinia и как это связано с вирулентностью in vivo, будет важно для расшифровки этого сложного взаимодействия хозяин-микроб.

БЛАГОДАРНОСТИ

Мы благодарим Джоан Мексас, Молли Бергман, Матиас Махнер и Вики Лосик за критический обзор рукописи и Майкла Стоуна за полезное обсуждение. Мы благодарим Джоан Мексас, Майкла Фишера и Джоан-Мигель Балада-Лласат за их подарок штаммов Y. pseudotuberculosis , Молли Бергман за ее помощь в работе с животными и Элисон Дэвис за технические советы.

Эта работа была поддержана наградой NIAID R37AI23538 Р. Р. Исбергу и грантом программного центра P30DK34928 от NIDDK.В. Ауэрбух поддерживается Институтом иммунологических исследований Ирвингтона.

СНОСКИ

    • Получено 18 сентября 2006 г.
    • Возвращено для модификации 14 ноября 2006 г.
    • Принято 27 февраля 2007 г.
  • Авторское право © 2007 Американское общество микробиологии

Адиб-Конки, М., П. Мойн, К. Асехнун, А. Эдуард, Т. Эспевик, К. Мияке, К. Вертс и Дж.М. Кавайон. 2003. Фактор некроза опухоли, опосредованный Toll-подобным рецептором, и продукция интерлейкина-10 различаются во время системного воспаления. Являюсь. J. Respir. Крит. Медицинское обслуживание 168 : 158-164.

  • 2.↵

    Asadullah, K., W. Sterry, and H. D. Volk. 2003. Интерлейкин-10 терапия - обзор нового подхода. Pharmacol. Ред. 55 : 241-269.

  • 3.↵

    Ауэрбух В., Д. Г. Брокштедт, Н. Мейер-Морс, М. О'Риордан и Д.А. Портной. 2004. Мыши, лишенные рецептора интерферона типа I, устойчивы к Listeria monocytogenes. J. Exp. Med. 200 : 527-533.

  • 4.↵

    Autenrieth, I. B., M. Beer, E. Bohn, S.H. Kaufmann и J. Heesemann. 1994. Иммунные ответы на Yersinia enterocolitica у чувствительных мышей BALB / c и устойчивых мышей C57BL / 6: важная роль гамма-интерферона. Заразить. Immun.62 : 2590-2599.

  • 5.№

    Balada-Llasat, J. M., and J. Mecsas. 2006. Yersinia имеет тропизм к B- и T-клеточным зонам лимфатических узлов, который не зависит от системы секреции типа III. PLoS Pathog.2 : e86.

  • 6.↵

    Беллоккио, С., К. Монтаньоли, С. Боцца, Р. Газиано, Г. Росси, С. С. Мамбула, А. Векки, А. Мантовани, С. М. Левиц и Л. Романи. 2004. Вклад суперсемейства Toll-подобных / IL-1 рецепторов в врожденный и адаптивный иммунитет к грибковым патогенам in vivo.J. Immunol.172 : 3059-3069.

  • 7.↵

    Бергман, Т. , С. Хаканссон, А. Форсберг, Л. Норландер, А. Маселларо, А. Бакман, И. Болин и Х. Вольф-Ватц. 1991. Анализ оперона V-антигена lcrGVH-yopBD из Yersinia pseudotuberculosis : данные о регуляторной роли LcrH и LcrV. J. Bacteriol. 173 : 1607-1616.

  • 8.↵

    Блиска, Дж. Б., К. Л. Гуан, Дж. Э. Диксон и С.Фалькоу. 1991. Тирозинфосфатный гидролиз белков-хозяев с помощью существенной детерминанты вирулентности Yersinia. Proc. Natl. Акад. Sci. США. 88 : 1187-1191.

  • 9.↵

    Боланд А. и Г. Р. Корнелис. 1998. Роль YopP в подавлении высвобождения фактора некроза опухоли альфа макрофагами во время инфекции Yersinia . Заразить. Immun.66 : 1878-1884.

  • 10.↵

    Брубакер, Р. Р. 2003 г.Интерлейкин-10 и ингибирование врожденного иммунитета к иерсиний: роль Yops и LcrV (V-антиген). Заразить. Immun.71 : 3673-3681.

  • 11.↵

    Дзиарски Р. и Д. Гупта. 2005. Staphylococcus aureus пептидогликан - активатор Toll-подобного рецептора 2: новая оценка. Заразить. Immun.73 : 5212-5216.

  • 12.↵

    Erfurth, S.E., S. Grobner, U. Kramer, D. S. Gunst, I. Soldanova, M. Schaller, I.Б. Отенриет и С. Боргманн. 2004. Yersinia enterocolitica индуцирует апоптоз и подавляет экспрессию поверхностных молекул и продукцию цитокинов в дендритных клетках мышей. Заразить. Immun.72 : 7045-7054.

  • 13.↵

    Филдс, К. А., М. Л. Нилл, К. Коуэн и С. К. Стрэйли. 1999. Роль вирулентности V-антигена Yersinia pestis на бактериальной поверхности. Заразить. Immun.67 : 5395-5408.

  • 14.№

    Фишер, М. Л., К. Кастильо и Дж. Мексас. 2007. Интраназальная инокуляция мышей Yersinia pseudotuberculosis вызывает летальную инфекцию легких, которая зависит от внешних белков Yersinia и PhoP. Заразить. Immun.75 : 429-442.

  • 15.↵

    Галев, Э. Э., С. Хаканссон и Х. Вольф-Ватц. 1994. Характеристика оперона, кодирующего протеинкиназу YpkA Ser / Thr и белок YopJ Yersinia pseudotuberculosis .J. Bacteriol.176 : 4543-4548.

  • 16.↵

    Hargreaves, D. C., and R. Medzhitov. 2005. Врожденные сенсоры микробной инфекции. J. Clin. Immunol.25 : 503-510.

  • 17.↵

    Heesemann, J., A. Sing, and K. Trulzsch. 2006. Уловка Иерсинии: нацеливание на врожденную и адаптивную иммунную защиту. Curr. Мнение. Microbiol.9 : 55-61.

  • 18.↵

    Хуанг, Ю., Т. Ли, Д. С. Сане и Л. Ли. 2004. IRAK1 служит новым регулятором, необходимым для индуцированной липополисахаридом экспрессии гена интерлейкина-10. J. Biol. Chem.279 : 51697-51703.

  • 19.↵

    Ина, К., К. Кусугами и М. Охта. 2003. Бактериальный геморрагический энтероколит. J. Gastroenterol. 38 : 111-120.

  • 20.↵

    Иванов М. И., Дж. А. Стаки, Х. Л. Шуберт, М. А. Сапер и Дж. Б. Блиска. 2005. Два сайта нацеливания на субстрат в протеинтирозинфосфатазе Yersinia взаимодействуют, способствуя вирулентности бактерий. Мол. Microbiol. 55 : 1346-1356.

  • 21.↵

    Knapp, S., C. W. Wieland, C. van't Veer, O. Takeuchi, S. Akira, S. Florquin и T. van der Poll. 2004. Toll-подобный рецептор 2 играет роль в раннем воспалительном ответе на мышиную пневмококковую пневмонию, но не способствует антибактериальной защите. J. Immunol.172 : 3132-3138.

  • 22.↵

    Копп Э., Меджитов Р. 2002. Чума на защите хозяев. J. Exp. Med.196 : 1009-1012.

  • 23.↵

    Lathem, W. W., S. D. Crosby, V. L. Miller и W. E. Goldman. 2005. Развитие первичной легочной чумы: мышиная модель инфекции, патологии и бактериальной транскрипционной активности. Proc. Natl. Акад. Sci. USA.102 : 17786-17791.

  • 24.№

    Леметр, Н., Ф. Себбан, Д. Лонг и Б. Йозеф Хиннебуш. 2006. Yersinia pestis YopJ подавляет индукцию фактора некроза опухоли альфа и способствует апоптозу иммунных клеток в лимфатическом узле, но не требуется для вирулентности в модели бубонной чумы на крысах. Заразить. Immun.74 : 5126-5131.

  • 25.↵

    Лю, Ю. В., К. К. Чен, Х. П. Цзэн и В. К. Чанг. 2006. Индуцированная липополисахаридом активация транскрипции интерлейкина-10 опосредуется MAPK- и NF-kappaB-индуцированной дельта белка, связывающего CCAAT / энхансер, в макрофагах мыши. Cell Signal.18 : 1492-1500.

  • 26.

    Лукас, М., Х. Чжан, В. Прасанна и Д. М. Моссер. 2005. Активация ERK после лигирования макрофага FcgammaR приводит к модификациям хроматина в локусе IL-10. J. Immunol.175 : 469-477.

  • 27.↵

    Ma, W., W. Lim, K. Gee, S. Aucoin, D. Nandan, M. Kozlowski, F. Diaz-Mitoma, and A. Kumar. 2001. Путь митоген-активируемой киназы p38 регулирует промотор интерлейкина-10 человека посредством активации фактора транскрипции Sp1 в макрофагах человека, стимулированных липополисахаридами.J. Biol. Chem.276 : 13664-13674.

  • 28.↵

    Манкузо, Г., А. Мидири, К. Бенинати, К. Биондо, Р. Гальбо, С. Акира, П. Хеннеке, Д. Голенбок и Г. Тети. 2004. Двойная роль TLR2 и миелоидного фактора дифференцировки 88 в мышиной модели инвазивной стрептококковой болезни группы B. J. Immunol.172 : 6324-6329.

  • 29.↵

    Mecsas, J., B. Raupach, and S. Falkow. 1998. Yersinia Yops подавляют инвазию Listeria, Shigella и Edwardsiella, но не сальмонеллы в эпителиальные клетки.Мол. Microbiol.28 : 1269-1281.

  • 30.↵

    Mittal, R., S. Y. Peak-Chew, and H. T. McMahon. 2006. Ацетилирование остатков петли активации MEK2 и IkappaB киназы (IKK) с помощью YopJ подавляет передачу сигналов. Proc. Natl. Акад. Sci. USA103 : 18574-18579.

  • 31.↵

    Monack, D. M., J. Mecsas, D. Bouley, and S. Falkow. 1998. Индуцированный Yersinia апоптоз in vivo способствует развитию системной инфекции мышей.J. Exp. Мед. 188 : 2127-2137.

  • 32.↵

    Мур, К. У., Р. де Ваал Малефит, Р. Л. Коффман и А. О'Гарра. 2001. Интерлейкин-10 и рецептор интерлейкина-10. Анну. Ред. Immunol.19 : 683-765.

  • 33.↵

    Мотин, В. Л., Р. Накадзима, Г. Б. Смирнов и Р. Р. Брубакер. 1994. Пассивный иммунитет к иерсиний, опосредованный антирекомбинантным антигеном V и пептидом слияния протеинового антигена A-V. Заразить.Immun.62 : 4192-4201.

  • 34.↵

    Мюллер, К. А., П. Броз, С. А. Мюллер, П. Ринглер, Ф. Эрн-Бранд, И. Зорг, М. Кун, А. Энгель и Г. Р. Корнелис. 2005. V-антиген Yersinia образует отчетливую структуру на кончике игл для инъекций. Science310 : 674-676.

  • 35.↵

    Mukherjee, S., G. Keitany, Y. Li, Y. Wang, H. L. Ball, E. J. Goldsmith и K. Orth. 2006. Yersinia YopJ ацетилирует и ингибирует активацию киназ, блокируя фосфорилирование.Science312 : 1211-1214.

  • 36.↵

    Накадзима Р., В. Л. Мотин и Р. Р. Брубакер. 1995. Подавление цитокинов у мышей пептидом слияния антигена A-V и восстановление синтеза путем активной иммунизации. Заразить. Immun.63 : 3021-3029.

  • 37.↵

    Navarro, L., N. M. Alto, and J. E. Dixon. 2005. Функции эффекторных белков Yersinia в подавлении иммунных ответов хозяина.Curr. Мнение. Microbiol.8 : 21-27.

  • 38.↵

    Netea, M. G., R. Sutmuller, C. Hermann, C. A. Van der Graaf, J. W. Van der Meer, J. H. van Krieken, T. Hartung, G. Adema и B.J. Kullberg. 2004. Toll-подобный рецептор 2 подавляет иммунитет против Candida albicans посредством индукции IL-10 и регуляторных Т-клеток. J. Immunol.172 : 3712-3718.

  • 39.↵

    Nilles, M. L., K. A. Fields и S. C. Straley. 1998. V-антиген Yersinia pestis регулирует векторное нацеливание Yop, а также секрецию Yop посредством воздействия на YopB и LcrG. J. Bacteriol. 180 : 3410-3420.

  • 40.↵

    Orth, K. 2002. Функция эффектора Yersinia YopJ. Curr. Мнение. Microbiol.5 : 38-43.

  • 41.↵

    Оверхейм, К. А., Р. В. Депаоло, К. Л. Деборд, Э. М. Моррин, Д. М. Андерсон, Н. М. Грин, Р. Р.Брубейкер, Б. Джабри и О. Шнеуинд. 2005. Вакцина против чумы LcrV с измененными иммуномодулирующими свойствами. Заразить. Immun.73 : 5152-5159.

  • 42.↵

    Палмер, Л. Э., С. Хобби, Дж. Э. Галан и Дж. Б. Блиска. 1998. YopJ Yersinia pseudotuberculosis необходим для ингибирования продукции макрофагами TNF-альфа и подавления MAP-киназ p38 и JNK. Мол. Microbiol. 27 : 953-965.

  • 43.↵

    Perry, R. D., and J. D. Fetherston. 1997. Yersinia pestis - этиологический возбудитель чумы. Clin. Microbiol. Ред. 10 : 35-66.

  • 44.↵

    Петтерссон, Дж., А. Хольмстрем, Дж. Хилл, С. Лири, Э. Фритц-Линдстен, А. фон Эйлер-Мателл, Э. Карлссон, Р. Титболл, А. Форсберг и Х. Вольф-Ватц. 1999. V-антиген Yersinia экспонируется на поверхности перед контактом с клеткой-мишенью и участвует в транслокации вирулентного белка.Мол. Microbiol.32 : 961-976.

  • 45.↵

    Портной Д. А., С. Л. Мозли и С. Фалькоу. 1981. Характеристика плазмид и плазмид-ассоциированных детерминант патогенеза Yersinia enterocolitica . Заразить. Immun.31 : 775-782.

  • 46.↵

    Прайс, С. Б., К. Коуэн, Р. Д. Перри и С. К. Стрэйли. 1991. Антиген Yersinia pestis V представляет собой регуляторный белок, необходимый для Са 2+ -зависимого роста и максимальной экспрессии генов вирулентности с низким содержанием Са 2+ .J. Bacteriol. 173 : 2649-2657.

  • 47.↵

    Schesser, K. , A. K. Spiik, J. M. Dukuzumuremyi, M. F. Neurath, S. Pettersson, and H. Wolf-Watz. 1998. Локус yopJ необходим для опосредованного Yersinia ингибирования активации NF-kappaB и экспрессии цитокинов: YopJ содержит эукариотический Sh3-подобный домен, который необходим для его репрессивной активности. Мол. Microbiol.28 : 1067-1079.

  • 48.↵

    Синг, А., Д. Райтмайер-Рост, К. Гранфорс, Дж. Хилл, А. Роггенкамп и Дж. Хеземанн. 2005. Гипервариабельная N-концевая область Yersinia LcrV определяет индукцию IL-10, опосредованную Toll-подобным рецептором 2, и вирулентность мышей. Proc. Natl. Акад. Sci. USA.102 : 16049-16054.

  • 49.↵

    Синг, А., А. Роггенкамп, А. М. Гейгер и Дж. Хеземанн. 2002. Yersinia enterocolitica устраняет уклонение от врожденного иммунного ответа хозяина за счет индуцированной V-антигеном продукции макрофагов IL-10 у мышей с дефицитом IL-10. J. Immunol. 168 : 1315-1321.

  • 50.↵

    Синг, А., Д. Рост, Н. Твардовская, А. Роггенкамп, А. Видеманн, К. Дж. Киршнинг, М. Эпфельбахер и Дж. Хеземанн. 2002. V-антиген Yersinia использует толл-подобный рецептор 2 и CD14 для опосредованной интерлейкином 10 иммуносупрессии. J. Exp. Мед.196 : 1017-1024.

  • 51.↵

    Синг, А., Н. Твардовская, Д. Рост, К. Дж. Киршнинг, Х. Вагнер и Дж. Хеземанн. 2003. Вклад Toll-подобных рецепторов 2 и 4 в модель пероральной инфекции мышей Yersinia enterocolitica. Int. J. Med. Microbiol. 293 : 341-348.

  • 52.↵

    Straley, S. C., and W. S. Bowmer. 1986. Гены вирулентности, регулируемые на уровне транскрипции Ca 2+ в Yersinia pestis , включают структурные гены белков внешней мембраны. Заразить. Immun.51 : 445-454.

  • 53.

    Takeuchi, O., К. Хосино и С. Акира. 2000. Передний край: мыши с дефицитом TLR2 и MyD88 очень восприимчивы к инфекции Staphylococcus aureus. J. Immunol. 165 : 5392-5396.

  • 54.↵

    Такеучи, О., К. Хосино, Т. Кавай, Х. Санджо, Х. Такада, Т. Огава, К. Такеда и С. Акира. 1999. Различная роль TLR2 и TLR4 в распознавании грамотрицательных и грамположительных компонентов клеточной стенки бактерий. Иммунитет11 : 443-451.

  • 55.↵

    Torres, D., M. Barrier, F. Bihl, V. J. Quesniaux, I. Maillet, S. Akira, B. Ryffel и F. Erard. 2004. Toll-подобный рецептор 2 необходим для оптимального контроля инфекции Listeria monocytogenes . Заразить. Immun.72 : 2131-2139.

  • 56.↵

    Travassos, L. H., S. E. Girardin, D. J. Philpott, D. Blanot, M. A. Nahori, C. Werts, and I. G. Boneca. 2004. Зависимое от Toll-подобного рецептора 2 бактериальное восприятие не происходит через распознавание пептидогликана.EMBO Rep.5 : 1000-1006.

  • 57.↵

    Trulzsch, K., T. Sporleder, E. I. Igwe, H. Russmann, and J. Heesemann. 2004. Вклад основных секретируемых Yops Yersinia enterocolitica O: 8 в патогенность модели инфицирования мышей. Заразить. Immun.72 : 5227-5234.

  • 58.↵

    Viboud, G. I., and J. B. Bliska. 2005. Наружные белки иерсинии: роль в модуляции сигнальных ответов и патогенеза клетки-хозяина.Анну. Ред. Microbiol.59 : 69-89.

  • 59.↵

    Villamon, E., D. Gozalbo, P. Roig, J. E. O'Connor, D. Fradelizi, and M. L. Gil. 2004. Toll-подобный рецептор-2 необходим для защиты мышей от инфекций Candida albicans. Микробы заражают 6 : 1-7.

  • 60.↵

    Wetzler, L. M. 2003. Роль Toll-подобного рецептора 2 в микробных заболеваниях и иммунитете. Vaccine21 (Дополнение 2) : S55-S60.

  • 61.↵

    Zhang, Y., A. T. Ting, K. B. Marcu, and J. B. Bliska. 2005. Ингибирование путей MAPK и NF-kappaB необходимо для быстрого апоптоза в макрофагах, инфицированных Yersinia. J. Immunol. 174 : 7939-7949.

  • 62.↵

    Чжоу, Х., Д. М. Монак, Н. Каягаки, И. Вертц, Дж. Инь, Б. Вольф и В. М. Диксит. 2005. Фактор вирулентности иерсиний YopJ действует как деубиквитиназа, подавляя активацию NF-каппа B.J. Exp. Med.202 : 1327-1332.

  • Серия случаев: Смертность из-за инфекции, вызванной Yersinia pseudotuberculosis крупного рогатого скота, Южная Дакота, осень 2019 г.

    Автор: Расс Дейли, DVM, MS, DACVPM, профессор / ветеринар-терапевт; Дейл Мискиминс, доктор медицинских наук, магистр медицины, профессор кафедры ветеринарных и биомедицинских наук, Государственный университет Южной Дакоты

    Несколько случаев диареи и смерти у коров и телят были выявлены ветеринарами в восточной части центральной части Южной Дакоты в конце осени 2019 года. Исследование тканей, представленных в Лабораторию исследования и диагностики болезней животных Южной Дакоты (ADRDL), выявило поражения и результаты посева, совместимые с инфекциями Yersinia pseudotuberculosis .

    Yersinia pseudotuberculosis - это грамотрицательные бактерии, которые, как сообщается, заражают широкий спектр животных-хозяев, включая крупный рогатый скот, овец, коз, оленей, собак и кошек. Он также считается зоонозом, поскольку может вызывать у людей признаки заболевания пищеварительной системы, обычно через зараженную пищу или воду, хотя сообщения о заболеваниях человека редки. 1

    Спорадические случаи Y. pseudotuberculosis были зарегистрированы у крупного рогатого скота, особенно в Австралии. 2,3 Энтероколит, приводящий к диарее и смерти, является наиболее частым синдромом, о котором сообщалось, но также были выявлены пневмония, мастит и аборты. Инфекция тонкой и толстой кишки была наиболее частым проявлением в случаях, отмеченных в ADRDL:

    Случай 1. Отправлено в ADRDL 7 ноября 2019 г.В стаде из 100 коров из округа Бидл было три мертвых коровы в возрасте примерно 2,5 года. Эти коровы все еще находились на пастбище с телятами, получая полный смешанный рацион на пастбище. Эти ранее здоровые коровы испытали быструю потерю веса и диарею, а течение болезни длилось несколько дней до смерти. На момент отправки у четырех других коров были аналогичные клинические признаки.

    Ветеринар отметил воспаленный кишечник и воспаленные, увеличенные брыжеечные лимфатические узлы при аутопсии 2 коров.Отмечена небольшая степень пневмонии в легких. Основными дифференциальными диагнозами были сальмонеллез и болезнь Джона.

    В ADRDL патологи обнаружили мультифокальный язвенный энтероколит с многочисленными бактериальными колониями в очагах поражения. Брыжеечные лимфатические узлы были инфильтрированы повышенным количеством макрофагов. Отмечалась также очаговая фибриноцеллюлярная пневмония. Yersinia pseudotuberculosis культивировали из кишечника, а Mannheimia hemolytica и Pasteurella multocida были обнаружены в пятнистых поражениях легких. Тест на чувствительность к противомикробным препаратам выявил чувствительность микробов к ампициллину, цефтиофуру, данофлоксацину, энрофлоксацину, флорфениколу, гентамицину, неомицину, спектиномицину, сульфадиметоксину и тетрациклину.

    До определения чувствительности ветеринар обработал клинически пораженных коров цефтиофуром, отметив хороший результат. Тетрациклин кормового качества вводили группе от пневмонии в течение 5 дней, и новых случаев не было. Ветеринары посоветовали клиенту изолировать телят, выкармливающих пораженных коров, от других телят, отлученных от груди, когда в конечном итоге произойдет отъем.У телят в этой группе пораженных коров не было выявлено заболеваний, но в целом состояние тела в этой группе было хуже, чем в других группах коров.

    Дело 2 . Отправлено в ADRDL 18 ноября 2019 г. Заявка была отправлена ​​группой из 200 8-месячных телок голштинской породы на открытом участке в округе Миннехаха. На тот момент 13 телят из группы умерли, а 2 теленка остались клинически пораженными. Смертность в этой группе началась с 5-6 телят с хронической пневмонией; на момент подачи «хорошие» телята терялись.У клинически пораженных телят наблюдалась субфебрильная температура, диарея, они не кормились и умерли после короткого курса болезни (1-2 дня).

    По наблюдениям ветеринара, проводившего вскрытие, был обнаружен расширенный кишечник с редким содержанием жидкости и утолщенная слизистая оболочка сычуга, содержащая участки прозрачной жидкости, выступающие в просвет. Патологи из ADRDL обнаружили мультифокальный энтерит в тощей кишке, опять же с большим количеством бактерий, связанных с поражениями, а также отек сычуга и лимфаденит. Yersinia pseudotuberculosis культивировали из тощей кишки; изолят был чувствителен к ампициллину, цефтиофуру, данофлоксацину, энрофлоксацину, гентамицину, неомицину и спектиномицину. Дополнительные результаты культивирования включали Bibersteinia trehalosi и гемолитическую E. coli из кишечника.

    Дело 3 . Отправлено в ADRDL 20 ноября 2019 г. из округа Муди. Пораженными животными в этом случае также были телята голштинской породы в возрасте 4 месяцев, отлученные от груди и получавшие полный смешанный рацион при перемещении в стойло с подстилкой.Восемь телят умерли из группы из 60 человек, еще 8 телят имели клиническое поражение на момент подачи заявки. Преобладающим клиническим признаком этих телят была диарея, поражающая ранее здоровых животных с коротким течением болезни перед смертью. Бактериальные респираторные заболевания также присутствовали в этой группе телят; некоторые больные телята ранее отвечали на лечение респираторного заболевания тильдипирозином. Ветеринар отметил, что подстилка была очень влажной и нуждалась в очистке; группа телят в одной стае за 2 месяца до этого имела те же клинические признаки, при этом 4-5 телят потерялись из группы из 30 человек.

    При аутопсии ветеринар обнаружил водянистое содержимое кишечника и увеличенные лимфатические узлы, а также заподозрил сальмонеллез. В ADRDL патологи обнаружили мультифокальный гнойный и некротический энтерит с бактериями в поражениях. Yersinia pseudotuberculosis культивировали из кишечника и были чувствительны к цефтиофуру, данофлоксацину, энрофлоксацину, гентамицину, неомицину и сульфадиметоксину. Другие находки включали Bibersteinia trehalosi , культивированные из печени.

    Обсуждение

    Сезонность этих случаев соответствовала сезонности случаев в отчете, описывающем Yersinia pseudotuberculosis случая в 17 различных стадах в Австралии в 1980-х годах. 2 Случаи заболевания произошли зимой и ранней весной, в основном на пастбищах для выпаса взрослого скота, пострадавших от наводнения или сильного дождя. В 3 случаях в Южной Дакоте присутствовали влажные и прохладные условия - будь то на затопленном пастбище, на влажных открытых участках или на насыпи с влажной подстилкой.Австралийские авторы предположили, что связь с влажными условиями и низкими температурами способствует выживанию и передаче Y. pseudotuberculosis .

    В каждом из трех случаев заболевания в Южной Дакоте были обнаружены сопутствующие заболевания, в частности пневмония. Поскольку Y. pseudotuberculosis , по-видимому, широко распространен в среде крупного рогатого скота, возможно, что в этих случаях нагрузка на иммунную систему из-за других инфекций (и, возможно, усиление воздействия) могла привести к оппортунистическим инфекциям.

    Основным дифференциальным диагнозом в этих случаях был сальмонеллез. Наличие диареи, лихорадки и внезапной смерти характерно также для заражения Salmonella spp., А также наличие воспаленной слизистой оболочки кишечника и увеличенных брыжеечных лимфатических узлов. В этих случаях Salmonella spp. не был идентифицирован. Культура Y. pseudotuberculosis требует специальных бактериологических методов и требует специального запроса у патолога или ветеринара, подавшего заявку.У коров болезнь Джона - дифференциал; однако внезапная смерть, отмеченная в этих случаях, будет отличать ее от более хронической болезни Джона.

    Ветеринары сообщили об успешном лечении антибиотиками клинически пораженных животных. Антибиотикограмма несколько различалась для разных изолятов, но во всех 3 случаях были изоляты с чувствительностью к цефтиофуру, данофлоксацину, энрофлоксацину, гентамицину и неомицину. * Чувствительность к антибиотикам, таким как гамитромицин, тильдипирозин и тулатромицин, определить не удалось.

    Yersinia pseudotuberculosis считается зоонозным агентом, способным вызывать острый гастроэнтерит, лихорадку и боли в животе. Случаи заболевания людей, по-видимому, редки, но медицинские работники и лаборатории могут не идентифицировать их. Ветеринары должны обсудить эту возможность со своими клиентами и поощрять использование достаточных средств индивидуальной защиты (а также использовать их сами).

    Появление влажных пастбищ и участков в сочетании с более низкими температурами может способствовать увеличению Y.pseudotuberculosis за счет других кишечных патогенов в окружающей среде. Кроме того, животные, пострадавшие от длительного воздействия стрессовых условий лета и осени, могут быть особенно восприимчивы к воздействию этого микроба. Ветеринары должны знать об этом заболевании и включать его в свой список дифференциалов от диареи и быстрой потери смертности, если условия предполагают это.

    * Информация о чувствительности к противомикробным препаратам не является рекомендацией по лечению.Ветеринары, лечащие животных, несут ответственность за рекомендации терапии в соответствии с нормативными и профессиональными рекомендациями, а также за предоставление информации о сроках приостановки и / или прекращения приема для рыночного потребления.

    Ссылки

    1. Лонг, К., Джонс, Т. Ф., Вуджиа, Д. Дж., Et. al. (2010). Yersinia pseudotuberculosis и Y. enterocolitica Infections, FoodNet, 1996–2007. Новые инфекционные заболевания, 16 (3), 566-567.https://dx.doi.org/10.3201/eid1603.0

    2. Каллинан, Р. Б., Кук, Р. В., Боултон, Дж. Г. и др. (1988). Энтероколит крупного рогатого скота, связанный с инфекцией Yersinia pseudotuberculosis . Aust Vet J, 65 (1): 8-11.

    3. Сли К. Дж., Брайтлинг П., Сейлер Р. Дж. (1988). Энтерит крупного рогатого скота, вызванный инфекцией Yersinia pseudotuberculosis . Aust Vet J, 65 (9): 271-5.

    Yersinia pseudotuberculosis (Pfeiffer) Smith and Thal ATCC ® 29833

    Рекомендации

    Скерман В.Б., и др.Утвержденные списки бактериальных наименований. Int J Syst Bacteriol 30: 225-420, 1980.

    типовой штамм

    Перекрестные ссылки

    Нуклеотид (GenBank): AX109663 Последовательность 396 из патента WO0123604.

    Нуклеотид (GenBank): AX111478 Последовательность 2211 из патента WO0123604.

    Нуклеотид (GenBank): AX111499 Последовательность 2232 из патента WO0123604.

    Нуклеотид (GenBank): AF366375 Ген рибосомной РНК 16S Yersinia pseudotuberculosis, частичная последовательность.

    Паспорта безопасности патогенов: инфекционные вещества - Yersinia pseudotuberculosis

    ПАСПОРТ БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ПАТОГЕНОВ - ИНФЕКЦИОННЫЕ ВЕЩЕСТВА

    РАЗДЕЛ I - ИНФЕКЦИОННЫЙ АГЕНТ

    НАЗВАНИЕ : Yersinia pseudotuberculosis

    СИНОНИМ ИЛИ ПЕРЕКРЕСТНАЯ ССЫЛКА : Иерсиниоз, псевдотуберкулез (иерсинии).

    ХАРАКТЕРИСТИКИ : Yersinia pseudotuberculosis - это грамотрицательная, факультативно анаэробная, неспорообразующая кокковидная палочка рода Yersinia , семейства Enterobacteriaceae Footnote 1, Footnote 2 . Он подвижен при комнатной температуре, но неподвижен при 37 ºC. Footnote 1 . Члены этого вида обычно имеют размер от 0,5-0,8 мкм на 1-3 мкм. Footnote 1 . Из 15 различных серотипов (8 термостабильных групп (I-VIII) с девятью подтипами и 5 термолабильными антигенами H (ae)) серотип O: 1 отвечает за 60-70% случаев псевдотуберкулеза (иерсинии) человека Сноска 1- Сноска 3 .Серогруппы определяются антигенами, присутствующими в бактерии Footnote 2 .

    РАЗДЕЛ II - ИДЕНТИФИКАЦИЯ ОПАСНОСТИ

    ПАТОГЕННОСТЬ / ТОКСИЧНОСТЬ : Yersinia pseudotuberculosis - редкая причина острого кишечного заболевания с такими симптомами, как острый мезентериальный лимфаденит и гастроэнтерит, сопровождающийся болью в животе и лихорадкой (диарея бывает редко). Сноска 3-Сноска 5 . Через 1–3 недели после острой фазы заболевания могут возникнуть постинфекционные осложнения, такие как реактивный артрит и узловатая эритема.Артритная фаза заболевания может длиться до 6 месяцев Footnote 3 . Другие осложнения включают поражения лимфатических узлов, селезенки и печени, а также сепсис у пациентов с ослабленным иммунитетом. Footnote 1, Footnote 4 . Заболевание чаще всего встречается у детей и молодых людей, а люди с ослабленным иммунитетом подвергаются большему риску тяжелого заболевания или смерти Footnote 1, Footnote 5 .

    ЭПИДЕМИОЛОГИЯ : Распространение по всему миру, наиболее часто встречается у молодых пациентов Footnote 2, Footnote 3 .Во время вспышки зараженного салата в Финляндии, средний возраст пациентов составил 19 лет. Footnote 6 . Пик числа инфекций приходится на конец осени - весну, и эпидемии были вызваны зараженными продуктами питания или водой Сноска 3, Сноска 4 .

    ДИАПАЗОН ПРИОБРЕТЕНИЯ : Бактерия обнаруживается в основном у диких млекопитающих, свиней, крупного рогатого скота, домашних животных и диких птиц. Сноска 1, Сноска 4 . Люди - случайные хозяева Footnote 4 .

    ИНФЕКЦИОННАЯ ДОЗА : Инфекционная доза составляет 10 8 бактерий или более перорально Сноска 5 .

    СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ : Болезнь может передаваться от человека к человеку или от животного к человеку в основном фекально-оральным путем. Сноска 4 . Употребление зараженных пищевых продуктов (сообщалось о заражении пастеризованным молоком, шоколадным молоком, тофу, фасолью и домашней свининой) и водой, а также контакт с инфекционной почвой могут вызвать инфекцию. Footnote 1, Footnote 3, Footnote 4 .

    ПЕРИОД ИНКУБАЦИИ : Инкубационный период составляет 5-10 дней, но может длиться до 21 дня Footnote 3, Footnote 5 .

    КОММУНИКАЦИЯ : Болезнь может передаваться от человека к человеку и все еще может присутствовать в стуле через несколько недель после исчезновения клинических симптомов. Footnote 7 .

    РАЗДЕЛ III - РАСПРОСТРАНЕНИЕ

    РЕЗЕРВУАР : Резервуарными хозяевами этой болезни являются кролики, грызуны, крупный рогатый скот, свиньи, домашние животные, а также дикие млекопитающие и птицы. Сноска 1, сноска 4 .

    ЗООНОЗ : Болезнь может передаваться от животных к человеку при контакте с инфицированными животными и их фекалиями. Footnote 4 .

    ВЕКТОРОВ : Нет

    РАЗДЕЛ IV - УСТОЙЧИВОСТЬ И ЖЕСТКОСТЬ

    ЛЕКАРСТВЕННАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ : Чувствительность к ампициллину, цефалоспоринам третьего поколения, аминогликозидам, тетрациклинам и хлорамфеиниколу Footnote 4 .

    УСТОЙЧИВОСТЬ К ДЕЗИНФЕКЦИОННЫМ СРЕДСТВАМ : Чувствительность к 2-5% фенолу, 1% гипохлориту натрия, 70% этанолу, 4% формальдегиду, 2% глутаральдегиду, 2% перуксусной кислоты, 3-6% перекиси водорода и 0,16% йоду Сноска 8 , Сноска 9 .

    ФИЗИЧЕСКАЯ НЕАКТИВАЦИЯ : Бактерии чувствительны к влажному теплу (121 ºC в течение как минимум 12 минут) и сухому теплу (170 ºC в течение 1 часа). Footnote 10 .

    ВЫЖИВАНИЕ ВНЕ ХОЗЯЙСТВА : Yersinia pseudotuberculosis выживает до 15 дней в речной воде и 3-4 дня в морской воде при 6-8 ºC Footnote 11 . Он также может выжить до 9 месяцев в почве. Footnote 12 .

    РАЗДЕЛ V - ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ / МЕДИЦИНСКАЯ

    НАБЛЮДЕНИЕ : Следите за симптомами.Диагноз может быть подтвержден серологическими исследованиями, посевом образцов крови, ткани или лимфатических узлов, ИФА, иммуногистохимическим окрашиванием и ПЦР Footnote 1, Footnote 3 .

    Примечание. Не все методы диагностики доступны во всех странах.

    ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ / ЛЕЧЕНИЕ : В некоторых случаях могут потребоваться антибиотики, хотя инфекции, вызванные этой бактерией, обычно проходят самостоятельно. Footnote 13 .

    ИММУНИЗАЦИЯ : Нет

    PROPHYLAXIS : Нет

    РАЗДЕЛ VI - ЛАБОРАТОРНЫЕ ОПАСНОСТИ

    ИНФЕКЦИИ, ПОЛУЧЕННЫЕ В ЛАБОРАТОРИИ : На сегодняшний день сообщений не поступало.

    ИСТОЧНИКИ / ОБРАЗЦЫ : Бактерия может быть обнаружена в кале, крови или тканях лимфатических узлов. Сноска 1 .

    ОСНОВНЫЕ ОПАСНОСТИ : Случайная парентеральная инокуляция всегда представляет риск при работе с патогенами, а проглатывание инфекционного агента (через зараженные руки) представляет опасность для персонала лаборатории, работающего с кишечными патогенами. Footnote 5 .

    ОСОБЫЕ ОПАСНОСТИ : Контакт с инфицированными животными Сноска 4 .

    РАЗДЕЛ VII - КОНТРОЛЬ ВОЗДЕЙСТВИЯ / ЛИЧНАЯ ЗАЩИТА

    КЛАССИФИКАЦИЯ ГРУПП РИСКА : Группа риска 2 Сноска 14 .

    ТРЕБОВАНИЯ К СРЕДЕ : Помещения, оборудование и операционные методы уровня 2 для работы с инфекционными или потенциально инфекционными материалами, животными или культурами Сноска 15, Сноска 16 .

    ЗАЩИТНАЯ ОДЕЖДА : Лабораторный халат. Перчатки при неизбежном прямом контакте кожи с инфицированными материалами или животными.При наличии известного или потенциального риска воздействия брызг необходимо использовать средства защиты глаз. Footnote 15 .

    ДРУГИЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ : Все процедуры, которые могут привести к образованию аэрозолей, или связаны с высокими концентрациями или большими объемами, должны проводиться в боксе биологической безопасности (BSC). Использование игл, шприцев и других острых предметов должно быть строго ограничено. Дополнительные меры предосторожности следует учитывать при работе с животными или крупномасштабной деятельности. Footnote 15 .

    РАЗДЕЛ VIII - ОБРАЩЕНИЕ И ХРАНЕНИЕ

    РАЗЛИВЫ : Дайте аэрозолям осесть и, надев защитную одежду, аккуратно накройте разлив бумажными полотенцами и нанесите соответствующее дезинфицирующее средство, начиная с периметра и двигаясь к центру. Перед очисткой дайте достаточно времени для контакта.

    УТИЛИЗАЦИЯ : Перед утилизацией обеззаразите все отходы, содержащие инфекционный организм или контактировавшие с ним, с помощью автоклава, химической дезинфекции, гамма-облучения или сжигания.

    ХРАНЕНИЕ : Инфекционный агент должен храниться в герметичных контейнерах с соответствующей маркировкой.

    РАЗДЕЛ IX - НОРМАТИВНАЯ И ДРУГАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    НОРМАТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ : Импорт, транспортировка и использование патогенных микроорганизмов в Канаде регулируется многими регулирующими органами, включая Агентство общественного здравоохранения Канады, Министерство здравоохранения Канады, Канадское агентство по инспекции пищевых продуктов, Министерство окружающей среды Канады и Транспорт Канады. Пользователи несут ответственность за соблюдение всех соответствующих законов, постановлений, руководств и стандартов.

    ОБНОВЛЕНО : декабрь 2011

    ПОДГОТОВЛЕНО : Управление по регулированию патогенов, Агентство общественного здравоохранения Канады.

    Хотя информация, мнения и рекомендации, содержащиеся в этом Паспорте безопасности патогенов, собраны из источников, которые считаются надежными, мы не несем ответственности за точность, достаточность или надежность, а также за любые потери или травмы, возникшие в результате использования информации. Часто обнаруживаются новые опасности, и эта информация может быть не полностью актуальной.

    Авторские права ©
    Агентство общественного здравоохранения Канады, 2011
    Канада

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *