Инволюция лактации: Когда пора сворачивать грудное вскармливание :: Городская больница № 2

Содержание

Когда пора сворачивать грудное вскармливание :: Городская больница № 2

Мнений по этому поводу существует великое множество: время, когда пора отлучать ребенка от груди, варьируется от нескольких месяцев до бесконечности с точки зрения сторонников самоотлучения. Но этот вопрос всегда рассматривался с точки зрения пользы для младенца. А что говорит медицина о том, какие сроки инволюции будут полезны не ребенку, а женщине?

Что такое инволюция лактации?

Инволюция лактации (от лат. involutio— свёртывание) — это физиологический процесс, который завершает период грудного вскармливания. Этот биологический механизм запускается на 40 сутки с момента последнего прикладывания малыша к груди. С момента начала инволюции молочные железы уменьшаются в размере и перестают продуцировать грудное молоко. Обычно процесс инволюции рекомендуют проводить постепенно, чтобы ребенок смог адаптироваться к новому способу получения пищи, а также научился успокаиваться, не прикладываясь к материнской груди.

В обычных условиях в каждой молочной железе лактация будет продолжаться до тех пор, пока из нее удаляется молоко — и этот феномен, одинаковый для животных и человека, используется в сельском хозяйстве. По мере уменьшения объемов выработки молока изменяется его состав: повышается содержание жира, иммуноглобулинов, снижается уровень лактозы. Если лактацию не прекращать принудительно, она может продолжаться до самоотлучения ребенка от груди; в естественных условиях это обычно происходит в 2 — 2,5 года.

Процесс запускается, когда гипофиз перестаёт вырабатывать достаточное количество гормона пролактина. Выработка молока продолжается еще некоторое время после прекращения его отсасывания. Как пишут в материалах ВОЗ, «если у большинства млекопитающих «высыхание» наступает на 5 день после последнего кормления, то период инволюции у женщин длится в среднем 40 дней. В течение этого периода сравнительно легко восстановить полную лактацию, если ребенок возобновляет частое сосание».

Таким образом, как только прикладывания к груди станут редкими и непродолжительными — начинается процесс инволюции. Это может произойти в любое время — известно, что иногда дети сами отказываются от грудного вскармливания по самым разным причинам, о которых нужно говорить отдельно. Происходит торможение синтеза белка и структурные изменения молочной железы — начинается обратное замещение железистой ткани жировой, что позволяет вернуть груди прежний размер и форму.

Признаки инволюции лактации

Если инволюция происходит естественным путем, то ее начало обычно происходит, когда ребенку исполняется два года. В это время частота прикладываний снижается естественным образом: у ребенка появляются другие интересы, в том числе и интерес к «взрослой» пище. Как кормящая мама может понять, что началась инволюция?

Грудь несколько уменьшается в размерах, и не наполняется молоком, даже если вы не кормите больше 12-24 часов. Именно поэтому если в это время ребенок прекращает сосать грудь, это не вызывает у мамы никаких расстройств и страданий от лишнего молока. Молоко же по составу, свойствам и внешнему виду все больше напоминает молозиво.

Сосательная активность ребенка заметно повышается. Это происходит из-за того, что выработка молока сокращается, а ребенок по-прежнему пытается высосать прежний объем порции. Ребенок за одно кормление может прикладываться то к одной груди, то к другой — и так несколько раз. Период такой сосательной активности может продолжаться до нескольких месяцев.

Психологическая готовность матери к отлучению. Это очень важный признак, который не стоит игнорировать. Как только у кормящей мамы наступила усталость от грудного вскармливания — это признак того, что процесс либо неправильно отрегулирован, либо, если до сих пор с лактацией не было проблем, идет к завершению.

Психологическая готовность ребенка к отлучению. Обычно к двум годам ребенок социализируется, перестает испытывать острую необходимость в тактильном контакте с матерью, и начинает получать необходимые питательные вещества из других источников. У ребенка постепенно пропадает психологическая необходимость

Принудительная инволюция

Если существует необходимость отлучить ребенка от груди раньше положенного срока, то вам необходимо быть готовой к возникновению таких последствий:

  • боль и дискомфорт в молочных железах разной степени интенсивности;
  • формирование уплотнений в области грудных желез;
  • повышение температуры тела;
  • ухудшение общего состояния;
  • гнойно-воспалительные осложнения (абсцесс груди и мастит).

Если необходимость прерывания лактации связана с медицинскими показаниями, то проводить инволюцию необходимо под контролем врача. Что нужно сделать в первую очередь? Сократить количество кормлений, предлагая ребенку другой источник пищи. Кроме того, необходим жесткий контроль за потреблением жидкости с его ограничением, а также могут потребоваться дополнительные сцеживания для того, чтобы избежать застоя молока.

Если наступила усталость от грудного вскармливания

Психологическое состояние кормящей матери — очень важный критерий, на который нужно обращать самое пристальное внимание.

Лактация — это очень энерго- и ресурсозатратный проект для женского организма, и неудивительно, что рано или поздно наступает истощение. Некоторые кормящие мамы могут без особых проблем дождаться естественной инволюции, но для многих наступает момент, когда из-за усталости продолжение кормления оказывается невозможным. К сожалению, эта объективная ситуация (количество сил и ресурсов строго индивидуально) часто вызывает у кормящей мамы чувство вины, так как реклама необходимости грудного вскармливания до самоотлучения за последние годы достигла своего максимума. Что нужно оценить в этот момент? На одной чаще весов оказывается польза для ребенка, а на другой — психологический и физический комфорт матери.

Многие в такой ситуации выберут комфорт матери, и будут правы. Как долго будет продолжаться грудное вскармливание — решать только ей самой, так как только она может оценить степень своего истощения. В конце концов, сейчас существуют прекрасные заменители грудного молока, а спокойная и отдохнувшая мать — невосполнимый ресурс, который ничем заменить нельзя.

Многие эксперты утверждают, что кормление грудью до полутора лет может быть оптимальным. Так, известный педиатр доктор Комаровский рекомендует начинать коррекцию грудного вскармливания, начиная с года: в этом возрасте уже пора вводить ритуалы успокоения, заменяющие прикладывание к груди, а также постепенно сокращать количество дневных кормлений. Рекомендации ВОЗ кормить детей грудью более двух лет, по мнению Комаровского, обуславливаются высокими показателями детской смертности в странах Азии и Африки, где жизнь ребенка зачастую напрямую зависит от того, как долго его мать кормит грудью. Как только заканчивается грудное вскармливание в странах с объективной нехваткой воды и с широкой распространенностью кишечных инфекций, жизнь ребенка попадает под угрозу, поэтому длительное кормление грудью в таких странах сохраняет детские жизни.

Для европейских стран ситуация с высокой детской смертностью не актуальна. Поэтому в наших реалиях необходимо принимать решение об инволюции грудного вскармливания исходя из потребностей ребенка и состояния матери.

источник: Медпортал


Инволюция лактации - ginekologi.by

Инволюция с латинского обозначает «свертывание», в физиологическом плане — это обратное развитие чего-то. В нашем случае — это свертывание, завершение лактации самым естественным путем: без целенаправленной помощи и желания мамы, без уловок и ухищрений. Прекращение лактации, как логическое ее завершение, когда малыш уже и сам готов отказаться от груди за ненадобностью. Эти два момента зачастую совпадают.

У ребенка появляются все нужные ферменты, чтобы переваривать взрослую пищу, он познает мир, много играет и вполне может забывать есть грудное молоко, которое, в ответ на это, постепенно сходит на нет.

Что меняется в организме во время инволюции лактации

Инволюция лактации обычно происходит после 2-х лет грудного вскармливания. Она начинается в день последнего прикладывания к груди / последнего сцеживания и длится 40 дней.

Сорок, потому что за этот срок железистая ткань заменяется жировой, закрываются протоки молочных желез, а сами железы возвращаются к размеру, который был до беременности. Грудное молоко полностью перестает вырабатываться. И возобновление грудного вскармливания становится затруднительным.

Признаки инволюции лактации

Многих мам волнует вопрос, насколько бессимптомно протекает процесс естественного завершения грудного вскармливания?

При инволюции лактации женщина не испытывает боли и распирания в груди, как при искусственном отлучении. Молоко не накапливается в груди, не происходит застой его в молочных железах, нет угрозы развития мастита.

Это связано с тем, что постепенно в организме женщины уменьшается выработка гормона пролактина, отвечающего за лактацию. В ответ на это и молока вырабатывается все меньше: к моменту инволюции его настолько мало, что грудь даже не набухает между кормлениями с перерывом в 12-24 часа.

Это самый важный признак инволюции лактации — грудь постоянно остается мягкой, даже перед самым кормлением.

Симптомы, сопровождающие прекращение грудного вскармливания

Хоть, в сравнении с искусственным отлучением, инволюция лактации — максимально комфортный, безопасный и естественный процесс, мама, все-таки, может испытывать некоторые неприятные состояния:

— общая слабость, усталость, раздражительность;
— головокружение после кормления грудью;
— дискомфорт в груди во время кормления;
— нарушение менструального цикла на несколько месяцев.

Можно наблюдать и беспокойное поведение ребенка во время кормления: он не сможет сосредоточиться на грудном вскармливании, так как молока мало, и будет непроизвольно выражать беспокойство по этому поводу.

Плюсы инволюции лактации

Еще один важный вопрос, стоит ли так долго кормить и ждать этого естественного завершения грудного вскармливания?

Это решать каждой маме самостоятельно. Но, кроме того, что этот процесс безопасный для физиологии и психики матери и ребенка, есть и еще один плюс: состав инволюционного молока. Оно содержит много натрия, жиров, иммуноглобулинов и других активных веществ, влияющих на полноценное развитие иммунной и центральной нервной системы малыша.

Когда наступит инволюция?

Михайлечко Оксана,

консультант по естественному вскармливанию Иркутской группы поддержки

Рюхова Ирина,

консультант по естественному вскармливанию Алтайской группы поддержки

Многие кормящие мамы слышали о таком понятии, как инволюция лактации. На интернет-форумах очень популярны фразы типа "у меня началась инволюция, и я стала отлучать". Толком объяснить, что подразумевает этот процесс, прямиком ведущий к отлучению, не может почти никто из «интернет-мадонн»: обычно начинают рассуждать о плохом здоровье, болезненности сосков, выпадении зубов и волос, о возрасте ребенка «от 1года и 3 месяцев»… Но от физиологии кормления все это довольно далеко. Может, попробуем разобраться, что это за грозная инволюция, подстерегающая кормящую маму?

В англоязычной литературе слово инволюция применяется только по отношению к ситуации, когда кормление УЖЕ закончено. В основополагающей книге Ла Лече Лиг (Всемирной лиги кормящих мам) «Womanly Art of Breastfeeding» для кормящих женщин, а так же в книге для лидеров «Вreastfeeding Аnswer Вook» вообще не упоминается этот термин – он просто не относится к лактации.

Грудная железа у рожавшей женщины находится ИЛИ в состоянии лактации, ИЛИ в состоянии инволюции, ИЛИ в состоянии покоя, причем следующая фаза наступает ТОЛЬКО после завершения предыдущей. Общая схема инволюции молочной железы (а не лактации!) остается одной и той же вне зависимости от того, когда и по какой причине завершилась лактация – «кончилось молоко» в один-три месяца на фоне редких кормлений или ребенок перестал интересоваться грудью в четыре года. В молочной железе ликвидируются ненужные альвеолы, растворяются особыми дегенеративными ферментами соединительно-тканные волокна, запустевают и прекращают существование многочисленные кровеносные сосуды – происходит естественная смерть клеток (этот процесс называется апоптоз, он является частью нормального процесса роста, в отличие от некроза). Масса молочной железы уменьшается, и грудь возвращается в добеременное состояние: именно это и подразумевают англоязычные источники под понятием инволюции.

Теперь давайте посмотрим, какие характеристики чаще всего приписываются инволюции на наших форумах.

Возраст ребенка от 1года и 3 месяцев до 2 лет. Некоторые мамы так и не дождались никакой инволюции не только в заявленные сроки, но и значительно позже. Оксана, например, искала признаки «инволюции лактации» у себя, когда кормила 1 год, 8 месяцев и 2 года, 9 месяцев. Не нашла. Вернее, за весь период кормления иногда отмечался один признак из нескольких - в 1 и 3 началась циклическая болезненность сосков, которая закончилась в 1 и 7. А потом - грудь не наполнилась за 5 дней, когда ребенок в 2 и 7 мес. не мог сосать грудь из-за насморка. Но после этого кормление благополучно продолжилось!

Здесь хочется напомнить официальную рекомендацию ВОЗ/ЮНИСЕФ кормить ребенка грудью минимум до двух лет и дольше, если это приятно маме и малышу. И стоит добавить, что кормление желательно завершать, ориентируясь на ребенка, а не на «инволюцию».

Плохое состояние здоровья - бывает у некоторых женщин, и, возможно, связано с кормлением, а возможно, и не связано. Консультанты видят женщин, которые без перерыва кормят по 5-10-15 лет (с беременностями в промежутке), и волосы у них не выпадают, и зубы на месте. По мнению антропологов, человеческая самка рассчитана на вынашивание и достаточно длительное кормление 3-5 детей за свою жизнь; соответственно, кормление одного-двух детей по году-два-три никак не должно сказываться на здоровье. Более того, статистика ВОЗ подтверждает: если кормить мало, риск некоторых заболеваний увеличивается. Плохое здоровье само по себе не повод для прекращения кормления, это повод принимать витаминные добавки, полноценно питаться и стремиться улучшить свое физическое состояние, продолжая кормить.

Убежать от ребенка хочет в какой-то момент любая мама - кормит она или нет. Хотя бы на работу. Возраст полтора – два с половиной года - трудный период. Ребенок в это время очень мобилен и требует очень большого присмотра за собой.

При неуемной сосательной активности инволюции по определению быть не может, ведь сама по себе лактация провоцируется сосанием. Дети в возрасте от года до двух получают очень большие объемы грудного молока (литр – два в сутки). Маме это, чаще всего, незаметно и неизвестно. Когда ребенок много сосет, отлучить его в сочетании с усталостью и сонливостью очень тяжело.

На одном форуме по грудному вскармливанию летом 2004 года было озвучено мнение одного из московских консультантов :«период наиболее активного сосания перед отлучением бывает далеко не всегда… По-хорошему, инволюция начинается лет с 2.5, и ребенок должен прокормиться именно в этом состоянии еще около годика, чтобы все сформировалось как нужно. Сосательный рефлекс начинает ослабевать ТОЛЬКО к концу третьего года жизни и угасает на четвертом. Время отлучения от груди определяется двумя физиологическими вещами. 1.Ваша грудь должна войти в стадию инволюции, т.е. симптомы такие: вы не чувствуете приливов молока вообще. Когда Вы уходите из дома и не кормите несколько часов и даже сутки, то грудь совершенно спокойно это выдерживает, не наполняясь.
2. У ребенка заканчивается действие сосательного рефлекса, т.е. у него уходит потребность сосать - он просто забывает про титю. Перед этой стадией ребенок перейдет на одно подутреннее кормление в сутки. И однажды забудет и про него, проспит. Вот тогда вы и скажите все, кончилось молочко… ЭТО ПРОИСХОДИТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В СРОКИ ОТ 2,5 до 4 лет. Завершение кормить раньше - не является физиологической нормой.. Наша статистика показывает, что сами дети до 2.5 лет от груди отказываются не из-за угасания сосательного рефлекса, а по другим причинам… А вот у мамы инволюция раньше наступить может, но этому тоже всегда есть какие-то причины, в основном связанные с состоянием здоровья. И ребенок, кстати, спокойно может сосать грудь в состоянии инволюции в течение 1-1. 5 лет, так что ранняя инволюция к раннему отказу от груди не приводит… »

Однако с точки зрения физиологии лактации – это определение, по существу, остается неверным, несмотря на то, что рамки наступления инволюции значительно отодвинуты. Фактически, определение инволюции сведено к понятиям ненаполняемости груди и возможности прекращения кормления. Однако ненаполняемость разумнее было бы назвать либо просто зрелой лактацией (некоторые мамы не чувствуют приливов вообще, другие перестают чувствовать на разных сроках кормления), либо сокращением производства молока. Сокращение производства молока, возможно, связано с сокращением количества клеток, которые его вырабатывают. Однако лишь полное прекращение процесса удаления молока из груди ведет к быстрой массивной потере эпителиальных клеток и функции ткани, к вырождению альвеолярной структуры – что, собственно, и есть инволюция в молочной железе. Сосания груди в течение года-полутора при инволюции не может быть.

Физиологически инволюцию можно разделить на две стадии. Активная стадия начинается с прекращения кормлений, когда уровень пролактина заметно снижается, начинается разрушение клеток. А стадия перемоделирования включает разрушение альвеол. Эта окончательная перестройка занимает несколько дней – отверстия на соске закрываются, молоко с большим трудом выделяется из соска, грудь мягкая и «пустая», состав оставшейся в груди жидкости специфичен: много противоинфекционных факторов (макрофагов, фагоцитов, лейкоцитов и иммуноглобулинов), что сходно с составом молозива. Окончательно молочная железа становится некормящей через 40 дней после последнего кормления. Железистая ткань начинает заменяться жировой, и молочная железа возвращается к состоянию груди «зрелой девственницы».

Разобравшись с физиологией инволюции, немного скажем о психологической стороне завершения кормления, то есть об отлучении от груди. Предусмотренное природой отлучение от груди наступает, когда ребенок перестает просыпаться на ночные кормления, прикладывается при пробуждении и забывает об этом, если мама уже встала. Мама вдруг понимает, что прошло уже 2-3 дня, а ребенок ни разу не приложился. Никакого насилия над ребенком и чувства вины у мамы, грудь просто перестает наполняться.

Большинство мам, скорее всего, не будет дожидаться самоотлучения ребенка, однако докормить до момента, когда прекращение кормления проходит безболезненно и «нестрессово», можно. Ребенок при этом не плачет и отвлекается легко. Популярный рецепт ухода от ребенка на несколько дней травматичен и для матери (волнение, переживание) и для ребенка (нет ни мамы, ни груди). Если маме, чтобы перестать кормить, надо уехать от ребенка - эта пара не готова к прекращению кормлений. Когда ребенок готов, мама сама это видит и понимает, она уверена, что ее действия не наносят вреда ребенку. Мама может без чувства жалости отвлекать ребенка или объяснять ему, что теперь (например) мы не сосем грудь днем или сосем столько-то минут. Если мама начала отлучать ребенка от груди и видит, что процесс идет с трудом, она может отложить все на некоторое время, отвечая на потребность ребенка. Этого не произойдет, если мама уезжает. Отъезд от ребенка - это часто бегство от страха и собственной беспомощности.

Когда легче перестать кормить? Когда ребенок, прежде всего, меньше сосет. Прекращая кормить РЕБЕНКА, подозрительно в первую очередь ориентироваться на ГРУДЬ, ЛУНУ или что-то еще. Только ребенок может являться точным ориентиром готовности, все остальное может лишь дополнить и подтвердить картину (например, ребенок меньше сосет и грудь при этом не наполняется сильно). Эмоции мамы тоже, конечно, имеют значение: если мама испытывает сожаление - нам думается, что она отлучает рано. Постепенность прекращения кормления сказывается благотворно и на материнском здоровье, и на психике ребенка. К отлучению должны быть готовы и ребенок, и грудь, и мама.

Ссылки –

Tissue Involution and the Acute Phase Response. MARIT NILSEN-HAMILTON. Annals of the New York Аcademy of Sciences 995:94-108 (2003) www.bb.iastate.edu/FacultyResearchFolder/NilsenH/Publications.htmlwww. annalsnyas.org/cgi/content/abstract/995/1/94

Lactation Biology. Mammary Gland Involution and the Dry Period. Hurley W L
Department of Animal Sciences,University of Illinois

http://classes.aces.uiuc.edu/AnSci308/involution.html

NORMAL MAMMARY DEVELOPMENT AND DISORDERS OF BREAST DEVELOPMENT AND FUNCTION. John Wysolmerski, MD and Joshua N Van Houten, MD. Chapter 5 2002

http://www.endotext.com/pregnancy/pregnancy5/pregnancy5.htm#INVOLUTION (таблица)

Материалы из переписки с консультантами по грудному вскармливанию

Постлактационная инволюция молочной железы – СОЮЗ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ МАТЕРИНСТВА

В последнее время широко стал использоваться термин «инволюция молочной железы», с ним связаны не только достоверные факты, но и некоторые мифы, о которых следует знать консультантам по грудному вскармливанию, чтобы использовать в своей работе действительно научную информацию, связанную с этим процессом.

 

Определение понятия.   Начнем с определения понятия. Инволюция молочной железы – (от лат. Involutio – «свертывание») это процесс обратного развития органа в ходе индивидуального развития организма (10). Как видно из определения, инволюция, как процесс, присуща какому-либо органу, в нашем случае молочной железе, а не процессу, поэтому термин «инволюция лактации» некорректен для использования. Более грамотным будет употребление следующих словосочетаний относительно окончания грудного вскармливания: лактация завершается, ребенок отлучается, а молочная железа подвергается инволюции.

Важно понимать, что под инволюцией молочной железы могут понимать два разных вида, которые связаны с разными процессами в организме. Первый вид – это постлактационная инволюция, то есть инволюция, которая возникает после завершения грудного вскармливания, второй – это инволюция, возникающая в постменопаузальном периоде, когда репродуктивная функция женщины угасла, и женщина переходит в физиологический период под названием «старость». Мы в этой статье обсуждаем постлактационную инволюцию, которая в отличие от постменопаузальной, может происходить несколько раз в жизни женщины (после каждого окончания грудного вскармливания, в зависимости от количества вскормленных грудью детей).

 

Механизм остановки выработки молока. Что же происходит в груди после последнего кормления/сцеживания?  Во-первых, из-за отсутствия стимуляции груди и рефлекторных выбросов окситоцина и пролактина, начинается остановка выработки молока в лактоцитах. Если происходит переполнение груди, это еще один сильный механизм остановки выработки молока из-за сдавления сосудов и резкого локального уменьшения кровоснабжения. Из-за уменьшения кровоснабжения окситоцин практически не проникает к миоэпителиальным клеткам, в результате молоко не может выйти, а стоит в протоках и альвеолах, растягивая их. Эпителий истончается, а молоко начинает всасываться обратно в кровь. При этом альвеолы начинают спадаться, а соединительная ткань и жировая ткань начинают увеличиваться и активно замещать это пространство. Видимо именно с этим эффектом были связаны устаревшие и опасные рекомендации по перевязыванию молочных желез для остановки лактации. Однако не стоит забывать, что в современном мире специалисты должны давать рекомендацию кормящим женщинам стараться завершить лактацию наиболее плавно, это снизит риск развития осложнений в виде лактостазов и последующих маститов, поэтому перевязывание груди как техника завершения лактации должна остаться в прошлом. Также остановка выработки молока связана с фактором ингибирования лактации (feedback inhibitor of lactation – FIL), это небольшой белок, синтезируемый лактоцитами. Если его количество велико и молока в альвеолах много, то он ингибирует лактацию, если молоко хорошо удаляется из груди, то ингибитора там мало, и процесс производства молока идет полным ходом. При опытах на козах ученые вводили этот белок в ткань молочной железы, выделение молока сразу же уменьшалось. Причем только в той молочной железе, куда вводился фактор. Это подтверждает его аутокринное действие, поэтому молочные железы могут вырабатывать молоко с различной интенсивностью, вплоть до практически полной остановки лактации в одной из желез при активной лактации второй железы(2). Второй механизм обратной регуляции меньше изучен, он говорит о том, что при наполнении молоком альвеолы растягиваются и лактоциты деформируются, в том числе деформируются и рецепторы к пролактину, находящиеся на их поверхности, что приводит к нарушению связывания рецепторов с пролактином и, как следствие, к снижению выработки молока (1).

Сроки. Постлактационная инволюция начинается после последнего опорожнения груди (прикладывания ребенка или сцеживания), когда грудь больше не используется, и продолжается на протяжении приблизительно 40 дней (1) или 45 дней (2) после последнего опорожнения груди. У некоторых видов млекопитающих, например, у коров, весь цикл инволютивных изменений происходит быстрее (примерно за 7 дней), что ученые связывают с окситоциновыми влияниями. Коровы после отлучения обычно разделяются с телятами, а люди – обычно нет; женщины испытывают подъемы окситоцина от запаха малыша, его голоса, прикосновений к нему, а коровы лишены этих стимулов. При этом, когда коровам вводился окситоцин, это замедляло процесс инволюции (2). Многие женщины отмечают, что чем дольше они кормили, тем больше времени занимал процесс полной остановки выработки молока (1).

Одним из распространенных мифов является миф о том, что женщина должна начать искать у себя признаки инволюции, по которым можно судить, пора ли отлучать ребенка. Это не более чем вымысел, поскольку процесс инволюции начинается только после окончания опорожнения груди. Соответственно, если мама продолжает прикладывать малыша к груди, молоко будет производиться столь долго, сколько это необходимо, а вовсе не закончится, если женщина усмотрела у себя какие-то «признаки инволюции» (обычно среди них перечисляют такие как изменение вкуса молока, отсутствие приливов и т.п.). Все эти изменения действительно происходят при уменьшении количества молока, но никак не говорят о том, что женщина должна завершать кормления, или о том, что лактация обязательно прекратится через 40 дней.

Физиологические особенности инволюции. Особенности процесса инволюции зависят от того, как происходил процесс завершения кормления (резко или постепенно) (1). В процессе инволюции происходит апоптоз секреторной ткани молочной железы, ремоделируется межклеточное пространство, протоков становится меньше и дольки  4 типа превращаются снова в дольки 2 и 3 типов (2). При уменьшении суточного количества молока ниже 400 мл/сут, в молоке изменяются концентрации веществ. Натрий, хлорид, белок повышаются (в основном повышается уровни секреторного IgA, IgG, IgM, альбумина, лактальбумина и казеина), уровень лактозы и калия падает. При этом уровни глюкозы и магния остаются постоянными (2). Во время галактопоэза (третьей стадии лактогенеза, или как ее часто называют, зрелой лактации) уровни веществ в молоке матери колеблются в следующих интервалах: натрий – 3 – 18 ммоль/л; хлориды – 8 – 24 ммоль/л; белок – 8 – 23 г/л; лактоза – 140 – 230 ммоль/л. Если значения выходят за эти пределы, то это может свидетельствовать о начале инволютивных изменений или быть признаком мастита. При этом были проведены исследования постепенного отлучения через 6 – 15 месяцев после родов, и были выявлены несколько другие изменения концентрации веществ: глюкоза, цитраты, фосфаты и кальций уменьшаются, а уровни жиров, калия и магния увеличиваются (2).

Гистологическая этапность процесса инволюции. В процессе инволюции можно выделить два основных механизма: первый это апоптоз, то есть запрограммированная гибель дифференцированных лактоцитов, которые больше не нужны, а второй – это протеолиз (расплавление под действием ферментов) базальной мембраны, которая находится под лактоцитами, и ремоделирование межклеточного вещества (4).

Процесс апоптоза практически отсутствует во время галактопоэза, но в течение двух дней после начала инволютивных изменений он начинает активно появляться в ткани молочной железы. При этом инволюция проходит в два этапа – на первом разрушению подвергаются только высокодифференцированные лактоциты, а межклеточное вещество остается неповрежденным, на втором этапе происходит ремоделирование межклеточного вещества (4). Погибшие клетки постепенно полностью разрушаются, а вещества, оставшиеся после их распада реабсорбируются, то есть всасываются обратно в кровь и используются организмом для собственных нужд.

После отлучения инволюция проходит две последовательные фазы: первая – начальная фаза возникает через 12 часов после последнего прикладывания и длится примерно 72 часа (4). Молоко остается в протоках, а уровень лактогенных гормонов падает. В первую фазу к началу вторых суток после отлучения растет экспрессия генов, которые отвечают за апоптоз, это ген сульфатного гликопротеина-2 (SGP-2), трансформирующего интерлейкина-1β  фермента (ICE) и ген тканевого ингибитора металлопротеиназ, тогда запускаются процессы апоптоза (4), а чтобы снизить активность матриксных металлопротеиназ и разрушения межклеточного матрикса, продуцируется большое количество тканевых ингибиторов металлопротеиназ (5). Таким образом, это обратимая фаза (лактация в альвеолах, где начался процесс, может быть возобновлена в течение двух дней).

После этого времени начинается вторая фаза, во время которой в молочной железе начинаются процессы разрушения ДНК в ядрах лактоцитов, активный апоптоз клеток эпителия молочной железы, деградация межклеточного вещества и ремоделирование ткани молочной железы. К 4 суткам, когда апоптоз уже выражен, и начинается коллапс альвеол растет экспрессия генов и увеличение таких ферментов как матричные металлопротеиназы, стромолизин-1, протеиназы, катепсины, кальпаины (кальцийчувствительные протеазы из полиморфно-ядерных лейкоцитов) а также увеличивается экспрессия тканевого активатора плазминогена. Эти ферменты выделяются из фибробластоподобных клеток соединительной ткани, которая окружает, спадающиеся альвеолы, в которых идут процессы гибели клеток. Этот процесс называется эпителиально-мезенхимальным взаимодействием, то есть разрушающийся эпителий дает сигнал окружающей его мезенхимальной ткани выделять ферменты для переработки разрушающихся клеток и ремоделирования ткани (4). Микроскопически в этой фазе наблюдаются процессы аутофагии и гетерофагии, то есть самопереваривания тканей молочной железы. Растет количество ферментов лизосом (активных органелл переваривающих клеточные останки). Начинается активная экспрессия генов, участвующих в процессах инволюции и апоптоза, это гены сигнального трансдуктора и активатора транскрипции STAT3, ядерного фактора каппа-бета NF-κB, трансформирующего фактора роста TGFβ, и ретиноидных рецепторов RARs и RXRs, все они также участвуют в процессах формирования рака молочной железы, как показано в исследованиях, но их роль в этом процессе до сих пор остается неясной (3). Поскольку кормившие женщины имеют меньший риск развития рака молочной железы, то вероятно эта активация генов в процессе инволюции каким-то образом защищает кормивших женщин от рака молочной железы (прим. автора).

Вторая фаза апоптотических изменений и ремоделирования ткани молочной железы – это необратимая фаза инволюции, поэтому альвеолы, в которых она началась, уже не смогут вновь лактировать. Нужно чтобы вновь начались процессы дифференцировки и пролиферации как во время беременности.

Хочется отметить, что это не значит, что после нескольких суток отсутствия кормлений, возобновление лактации невозможно. Процессы апоптоза и ремоделирования идут неравномерно по всей ткани молочной железы на протяжении 40-45 дней, поэтому в каких-то альвеолах после нескольких суток уже начинают наступать необратимые изменения, а в каких-то еще нет, вероятно, именно за их счет и продолжается выработка молока при возобновлении прикладываний, однако до полного объема лактацию уже восстановить скорее всего не удастся, так как часть альвеол полностью разрушилась. После 45 дней на то, чтобы возобновить лактацию, придется потратить больше времени, поскольку нужна будет регулярная стимуляции груди, регулярная выработка пролактина, которые заново запустят процессы маммогенеза и лактогенеза в груди (прим. автора).

Механизмы запуска апоптоза и инволюции до сих пор не до конца изучены. В большинстве своем ученые сходятся во мнении, что при инволюции процессы апоптоза запускаются вследствие делеции (запрограммированного удаления) специфических генов, которая возникает, когда прекращается сосание/опорожнение молочной железы (4). Но исследования в этой области активно продолжаются. Некоторые авторы видят роль лептина в этом процессе (11), другие – роль активных форм кислорода, образующихся при стоянии молока в протоках (9), есть исследования показывающие роль гипотиреоза в более раннем начале инволютивных изменений (12), некоторые авторы нашли взаимосвязь начала процесса инволюции с гонадотропин-релизинг гормоном (ГнРГ), выделяющимся из ткани молочной железы; они предполагают, что во время лактации выделение ГнРГ блокируется пролактином, а при отлучении вследствие падения пролактина начинается активная экспрессия ГнРГ и аннексина 5 в ткани молочной железы, что ведет к усилению процессов апоптоза (13). Считается, что целый комплекс последовательных изменений приводит к запуску механизмов постлактационной инволюции. Некоторые ученые заняты поиском пускового механизма во влияниях глюкокортикоидных гормонов. Интересным является тот факт, что в исследованиях на мышах активность металломатричных протеиназ снижалась введением гидрокортизона, при этом значительно тормозилась вторая фаза инволюции за счет ингибирования ремоделирования тканей, тогда как на первую фазу инволюции, в которой только начинался апоптоз, гидрокортизон не оказывал влияния (4).  

Экстремальная постлактационная инволюция молочной железы появляется чаще всего после нескольких беременностей и лактаций. Женщины могут быть недовольны такой картиной. У некоторых женщин жировая ткань нарастает медленней, чем пропадает железистая, поэтому некоторое время спустя после окончания лактации грудь может выглядеть атрофичной. Чаще всего форма восстанавливается в течение 3 лет после завершения грудного вскармливания (2). 

Рис.1 Экстремальная постлактационная инволюция молочной железы (Ruth A. Lawrence, 2011)

 

Горовая Е.А.,

врач акушер-гинеколог, член Медицинского Совета СППМ,

преподаватель ВОЗ по курсу «Консультирование по грудному вскармливанию»,

консультант по грудному вскармливанию

 

Литература:

1. Core Curriculum For Lactation Consultant Practice 3rd Edition / International Lactation Consultant Association (ILCA) Edited by M. Walker, R. Mannel // JB Learning, 2013

2. Lawrence, Ruth A./ Breastfeeding : a guide for the medical profession // Ruth A. Lawrence, Robert M.Lawrence. — 7th ed.-2011

3. Zaragozá R, García-Trevijano ER, Lluch A, Ribas G, Viña JR. / Involvement of Different networks in mammary gland involution after the pregnancy/lactation cycle: Implications in breast cancer// UBMB Life. 2015 Apr;67(4):227-38

4. Lund LR, Rшmer J, Thomasset N, et al: Two distinct phases of apoptosis in mammary gland involution: Proteinase-independent and -dependent pathways, Development 122:181, 1996.

5. Green KA, Streuli CH: Apoptosis regulation in the mammary gland: a review, Cell Mol Life Sci 61:1867–1883, 2004.

6. ZARZYNSKA1 , T. MOTYL/ APOPTOSIS AND AUTOPHAGY IN INVOLUTING BOVINE MAMMARY GLAND// JOURNAL OF PHYSIOLOGY AND PHARMACOLOGY 2008, 59, Suppl 9, 275–288

7. Sutherland KD, Lindeman GL, Visvader JE: J Mammary Gland Biol Neoplasia 12:15–23, 2007.

8. Strange R, Li F, Saurer S, et al: Apoptotic cell death and tissue remodeling during mouse mammary gland involution, Development 115:49, 1992

9.  E Thomas / Reactive oxygen species initiate luminal but not basal cell death in cultured human mammary alveolar structures: a potential regulator of involution // Cell Death Dis. 2011 August; 2(8): e189.

10. Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина.- М: Русский язык, 1998.

11.LI Meng;LI Qingzhang / Regulation of leptin in involution of mammary gland // Journal of Northeast Agricultural University(English Edition), 2007,014,004

12. Campo Verde Arboccó F/ Hypothyroidism advances mammary involution in lactating rats through inhibition of PRL signaling and induction of LIF/STAT3 mRNAs // Mol Cell Endocrinol. 2016 Jan 5;419:18-28. doi: 10.1016/j.mce.2015.09.023. Epub 2015 Oct 22

13. Rieanrakwong D / Prolactin Suppression of Gonadotropin-Releasing Hormone Initiation of Mammary Gland Involution in Female Rats // Endocrinology. 2016 Jul;157(7):2750-8. doi: 10.1210/en.2016-1180. Epub 2016 May 13.

 

Авторский сайт доктора Капитоновой - Инволюция лактации

Инволюция лактации

Многим может быть непонятен этот научный термин, зато все мамы знают, что такое отнятие от груди. Так вот, ко времени отнятия от груди и происходит инволюция лактации, то есть, процессы обратного развития лактирующей молочной железы, возвращение её к «первобытному состоянию». Для всех кормящих женщин, а также для тех, кто ещё только ждёт появления ребёнка на свет, важной будет информация о том, что происходит в организме для того, чтобы женщина могла выкормить малыша грудным молоком и как долго этот процесс может продолжаться. Второе особенно важно в свете многочисленных и довольно противоречивых данных в околонаучной литературе и в Интернете, касающихся длительности грудного вскармливания.

Лактация, то есть продукция молока грудными железами, проходит в своём развитии несколько стадий: период становления (первая неделя после родов), период зрелости (с 7-10 дня и до 12-15 месяцев после рождения ребёнка) и период естественного угасания, то есть, инволюции (от 15-18 месяцев после рождения ребёнка - и далее индивидуально). Молочная железа состоит из жировой, соединительной и железистой ткани. В период беременности объём железистой ткани увеличивается, но активность желез подавляется гормонами яичников и плаценты.

Сразу после рождения тормозящее влияние указанных гормонов прекращается и вступают в силу другие факторы – гормоны, стимулирующие выработку и отделение грудного молока: пролактин и окситоцин. На выделение этих гормонов и, соответственно, продукцию молока также оказывают влияние различные факторы: скопление молока в железистых протоках тормозит выработку новых порций, и, наоборот, опорожнение железы стимулирует секрецию молока. Кроме того, при активном и правильном (с захватом ареолы) сосании младенцем груди матери, огромное количество нервных импульсов от кожи соска и ареолы поступают в головной мозг и стимулируют выработку пролактина и окситоцина. При слабом сосании, неправильном захвате соска, редких прикладываниях к груди ничего подобного не происходит и лактация угасает. Более того, если малыш сосёт активно, сильно, то он вначале высасывает так называемое «переднее» молоко, состав которого всем известен, о потом «вытягивает» и «заднее молоко», то есть, молоко, при выработке которого железистые клетки разрушаются. Это молоко очень калорийное, так как содержание в нём белка доходит до 30г/л, а жира – до 85г/л. Именно поэтому «сильные сосуны» бывают ещё и крупными, быстро прибывающими в весе детьми.

На второй неделе после родов лактация выходит на стадию зрелости, соответственно, грудное молоко также называют «зрелым», оно приобретает хорошо известный состав (белка примерно 1,1г/л, жира – 3,3г/л, углеводов – 6,6г/л), хотя и отличается колебаниями в ту или иную сторону не только у каждой женщины, но и у одной и той же женщины в течение суток и даже в каждой из молочных желез. В этом и состоит уникальность молока, как живой биологической ткани, которая соответствует потребностям каждого конкретного ребёнка.

Зрелое молоко является не только источником питания, но и содержит большой спектр различных защитных и стимулирующих рост и развитие ребёнка факторов. Поэтому грудное вскармливание по праву считается наилучшей профилактикой от самых различных заболеваний детского возраста.

Однако с течением времени грудное молоко, как источник питания, отходит на второй план. И совсем не потому, что снижаются его питательные свойства, а потому, что с каждым месяцем жизни мать должна предоставлять малышу всё больше свободы, способствовать приобретению им жизненного опыта, который заключается и в освоении нового пространства, и в установлении контактов с другими людьми, и в расширении палитры вкусовых ощущений и новых продуктов питания.

На первом году жизни малыш знакомится с овощами, фруктами, крупами, мясом, желтком, растительным и сливочным маслами и к первому дню рождения уже практически готов садиться за стол вместе со взрослыми, хотя блюда у него всё ещё будут «свои». К этому времени, за счёт уменьшения количества прикладываний ребёнка к груди и, соответственно, снижения стимуляции выработки молока, начинаются процессы инволюции лактации. Снова уменьшается количество железистой ткани, зато нарастает количество жировой. Правда, железистой ткани всё равно остаётся больше, чем было до первой беременности, поэтому при повторных беременностях лактация устанавливается быстрее. В случае, если женщина забеременела повторно на фоне грудного вскармливания, то инволюция лактации наступит у неё гораздо раньше.

Как долго может идти угасание лактации?

Процесс инволюции растянут во времени. Выделение молока не закончится в один день (если только не добиваться этого специально).

Признаками естественного угасания лактации являются:

  • физическая и психологическая усталость женщины от грудных кормлений, её желание «завязать с этим делом»;
  • заметное снижение выработки молока, из-за чего ребёнку уже нужно давать обе груди на одно кормление, но и при этом он может не наедаться;
  • малыш всё чаще и чаще «просыпает» ночные кормления и спокойно спит всю ночь;
  • женщина легко переносит перерывы между кормлениями в 12 и более часов без ощущений наполнения груди и желания немедленно её опорожнить.

Такие признаки сигнализируют о том, что грудное вскармливание можно безболезненно прекратить.

Грудное молоко во время инволюции изменяется мало. Оно по-прежнему остаётся вполне питательным продуктом, причём содержание белков и жиров в нём даже увеличивается. Увеличивается в нём и содержание различных защитных факторов.

Тем не менее, основным критерием отнятия от груди является готовность к этому ребёнка и матери. Если такая готовность идёт параллельно естественной инволюции лактации, процесс отнятия от груди происходит безболезненно и быстро. Если же либо мать, либо ребёнок к этому не готовы, то обязательно будут проблемы различного характера.

Поэтому каждая женщина, владея информацией о физиологии лактации и грудного вскармливания, должна иметь своё собственное мнение о том, как долго она будет кормить малыша грудным молоком. И это мнение должно опираться не на опыт подружек, а на реальные условия жизни, состояние своего здоровья и здоровья ребёнка, собственные физические возможности и реальное желание кормить или не кормить.

Надеюсь, что предоставленная информация позволит вам сделать собственный выбор.

Отлучение и что такое инволюция молочной железы - Мои статьи - Каталог статей

Отлучение ребенка от груди, как правило, представляется мамам очень сложным и психологически мучительным действием. Причем сложилось общественное мнение, что чем старше ребенок, тем сложнее отлучить его от груди. Поэтому кормящей маме рекомендуют бросать кормить до года, потому что уже в 1,5 года ребенок ее “не отпустит”. Однако в действительности отлучение от груди, произошедшее в физиологические сроки проходит безболезненно как для матери, так и для ребенка.

 

Лактация, как и любой другой процесс в организме, проходит стадию становления, зрелости и увядания, или инволюции. Становление лактации происходит на протяжении 1-3 месяцев после рождения ребенка. В это время молозиво сменяется зрелым молоком, молочная железа адаптируется к процессу лактации и проходят болезненные ощущения при наполнении груди. В период зрелой лактации грудь уже не переполняется молоком – его приходит ровно столько, сколько необходимо ребенку и грудь находится в состоянии равновесия. Зрелую лактацию сменяет инволюция, которая наступает к 1,5 – 2,5 годам. В период инволюции молочной железы значительно меняется состав грудного молока – оно чрезвычайно насыщено биологически активными веществами: иммуноглобулинами, антителами, гормонами, нейромедиаторами и нейростимуляторами. По иммунным свойствам молоко в стадии завершения лактации сопоставимо с молозивом и в этом есть глубокий биологический смысл. Отлученный от груди ребенок лишается иммунной поддержки со стороны матери, поэтому у него должен быть запас устойчивости к инфекциям, который поможет ему выжить. И действительно, малыши, отлученные от груди в стадии инволюции молочной железы, т.е. в 2-3 года, ничем не болеют на протяжении полугода после завершения кормления грудью. При несвоевременном прекращении грудного вскармливания ребенок может тяжело заболеть в течение месяца.

 

По каким признакам на практике можно определить, что наступила инволюция молочной железы.

 

Во-первых, по срокам лактации. Инволюция никогда не наступает раньше, чем ребенку исполнится 1 год и 3 месяца. При нормальной лактации она, как правило, наступает в 1,5-2,5 года, а при наступлении следующей беременности или, когда у матери есть гормональные расстройства, может наступить раньше – в сроки от 9 месяцев до 1 года и 2 месяцев.

 

Во-вторых, по физическому утомлению, которое возникает после кормления. Если мать готова заканчивать лактацию, то во время кормления у нее возникает ощущение, будто ребенок “тянет из нее жилы”. После кормления она чувствует слабость и сонливость, иногда не может сразу после кормления встать с кровати, а если встает, то у нее может возникнуть головокружение и даже обморок. Кроме того, возникает болезненность сосков.

 

В-третьих, по высокой сосательной активности ребенка. Это связано с тем, что ребенок уже стал большим, а молока стало значительно меньше. Поэтому малыш пытается стимулировать лактацию чрезвычайно частыми прикладываниями к груди, а также сосанием поочередно то одной, то другой груди в одно кормление. Малыш становится таким же неугомонным сосуном, как новорожденный.

 

В-четвертых, по психологическому утомлению. Из-за неуемной сосательной активности ребенка, которая накладывается на физическое утомление матери и болезненность сосков, у нее постепенно возникает неподдельное желание убежать от своего чада. Однако не следует путать подлинное психологическое утомление женщины с желанием прекратить лактацию в сроки, определенные общественным мнением. Поскольку считается, что кормить нужно только до 1 года, многие женщины начинают чувствовать “психологическую усталость” от грудного вскармливания уже в 1 год и 2 месяца. Им кажется, что они героически кормили дитя гораздо дольше положенного срока и очень утомились от ребенка – теперь пора от него отдохнуть! Поэтому следует предостеречь мам от подобного самообмана и, прежде всего, подумать о здоровье и психологическом комфорте ребенка. Если все вышеперечисленные признаки появились, значит, мать и ребенок готовы прекращению грудного вскармливания.

 

Как лучше провести отлучение, если подошли физиологические сроки?

 

Процесс отлучения от груди, когда и мама, и ребенок к нему готовы, происходит спокойно и без проблем. Начав подготовку к отлучению от груди, мама должна учесть следующие моменты:

 

  • Возраст малыша, он должен быть не младше, чем 1,5 года;
  • Состояние лактации – действительно ли уже некоторое время проявляются признаки инволюции молочной железы? Чтобы это проверить, маме нужно расстаться со своим малышом на сутки, например, оставив его с бабушкой или папой. Если через сутки не наблюдается болезненного наполнения груди, она не стала плотной и горячей, значит женщина готова к отлучению от груди. Если же уже через двенадцать часов мамочка готова бежать к ребенку, чтобы он отсосал молоко из переполненной груди, значит, она не готова к прекращению лактации и подобное насилие над организмом плохо скажется на здоровье матери и ребенка;
  • Продолжительность инволюции – она должна быть не менее 2 месяцев, иначе ребенок не успевает получить достаточное количество антител и иммуноглобулинов для иммунной защиты;
  • Время года – для отлучения больше подходят поздняя осень, зима и ранняя весна, после наступления существенной оттепели и до первых заморозков повышается активность патогенной микрофлоры, более часты кишечные инфекции, поэтому даже врачи не рекомендуют отнимать ребенка в это время;
  • Фазу Луны – этот момент лучше всего согласовать с консультантом по лактации;
  • Состояние ребенка – он должен быть совершенно здоров, у него в данный момент не должно быть обострения диатеза, роста зубов или другого недомогания. Если малыш болел, нужно, чтобы прошло не менее 3 недель после окончания заболевания. Кроме этого, ребенок должен быть способен укладываться спать в отсутствии мамы без груди.

Запланировав отлучение от груди, и учтя все нюансы, можно приступать к реализации планов. Это можно сделать двумя способами.

 

Первый способ, наиболее физиологичный и естественный, но не всегда доступный. Мама просто уходит из дому на 3-7 дней и появляется уже в новом качестве. Если ребенок в отсутствии матери окружен достаточной заботой папы или бабушки, он обычно не вспоминает о груди и за 2-3 дня привыкает засыпать по-другому. Это может быть вечерняя сказка, или колыбельная песня, или укладывание игрушек и малыша вместе с ними.

 

Никогда не стоит в этой ситуации давать малышу пустышку или бутылку с водой или молоком. Нельзя заменять общение с мамой на общение с предметом. Однако стоит приготовить на случай пробуждения ребенка питье в чашке. После отлучения от груди дети часто во сне испытывают желание пить. Они могут проснуться особенно во время ночного сна, попить и спокойно продолжить свой сон. Поэтому тот, кто остается с ребенком на время разлучения с мамой, должен быть готовым к такой ситуации.

 

После разлуки мама возвращается к малышу уже в новом качестве и говорит, что у нее уже нет молока. Обычно, при твердом поведении мамы малыш забывает от груди и прекращает настаивать на возвращении “сиси” примерно через неделю. Забывание происходит легче при наличии дополнительных положительных эмоций: поход в гости к любимой бабушке, катание в парке на каруселях и т.д.

 

Второй способ – это укладывать ребенка спать без прикладывания к груди. Только это должен делать другой человек, а не мама. Это может сделать бабушка, папа или няня, когда мама днем вышла, например, в магазин или просто по делам. Сначала ребенок обучается укладываться спать без мамы днем, а потом и вечером. С того момента, когда ребенок начал укладываться без груди, он остается спать с папой или бабушкой, а мама отправляется спать на другую постель. Однако совместный сон можно и сохранить. Затем малыш начинает просыпать подутренние кормления и безболезненно расстается с грудью. Такое отлучение происходит примерно в течение месяца.

 

Что происходит при отлучении от груди?

 

Если прекращение лактации вписывается в физиологические сроки, то женщина не нуждается в перевязывании, дополнительных сцеживаниях и каком бы то ни было другом вмешательстве. В течение первых суток после последнего кормления она немножко наполняется, а потом наполненность исчезает. Через неделю после прекращения лактации при надавливании на грудь могут выделиться 1-2 капли прозрачной жидкости, похожей на молозиво, которое выделяется во время беременности. Эта жидкость теперь будет присутствовать в молочной железе довольно долго.

 

Необходимо также учитывать, что прекращение грудного вскармливания сказывается на эмоциональном состоянии женщины. Она остро переживает разлуку с малышом и тот факт, что теперь она не связана с ним столь тесными узами. Очень часто у женщин появляется сентиментальность настроений, плаксивость, когда слезы текут ручьем при малейшем напоминании о ребенке. Это временное явление и настроение обязательно стабилизируется примерно через 1-2 недели. Утешить себя в этой ситуации можно лишь тем, что эта разлука должна была когда-нибудь произойти, что ребенок неизменно взрослеет, становится более самостоятельным и неизменно отдаляется от матери.

 

Довольно часто мамы переносят свои переживания на ребенка буквально. Им кажется, что он страдает так же, как и они. Однако дети в возрасте 2-3 года переносят отлучение от груди легче мам и быстрее забывают о произошедшей перемене.

 

Срочное отлучение от груди.

 

Не всегда жизнь течет благополучно. Иногда складываются ситуации, когда мать вынуждена отлучить ребенка от груди помимо своего желания. Например, когда маме необходимо пройти курс лечения, несовместимого с грудным кормлением, лечь в больницу, срочно уехать и т.д. Такая ситуация далеко не всегда является показанием к прекращению лактации. Если мама вынуждена расстаться с ребенком на 1-3 недели, то вполне можно воспользоваться временным отлучением от груди. Чтобы уберечь себя от неприятностей и сохранить лактацию, необходимо сцеживаться 6 раз в день. Когда мама вернется к ребенку, грудное кормление можно возобновить.

 

Следует сказать, что раннее отлучение ребенка от груди таит опасности, как для матери, так и для малыша. Для матери оно опасно возникновением мастита или абсцесса, мучительными ощущениями переполненной груди, которые длятся не одну неделю. Для ребенка оно опасно тем, что из-за неподготовленности иммунной системы он начинает часто болеть. Решив отлучать малыша, например в 9 месяцев, мамы часто не подозревают, что в результате он может тяжело заболеть не далее как через месяц. Во время тяжелой болезни маленькие дети отказываются от еды и питья и страдают от обезвоживания организма. Именно в это время грудное вскармливание могло бы оказаться для ребенка спасением и средством исцеления, а когда лактация прекращена, мать уже не сможет облегчить его состояние.

 

Если все-таки случилось так, что ситуация безвыходная и лактацию надо прекращать воспользуйтесь следующими рекомендациями:

 

  • Не перевязывайте грудь, это не способствует прекращению лактации, но может стать причиной мастита;
  • Обратитесь к врачу маммологу или акушеру-геникологу и проведите прекращение лактации под его контролем;
  • Не увлекайтесь сцеживаниями, поскольку сцеживания не помогают быстро прекратить лактацию.

 



Инволюция молочных желез после кормления грудью

Фиброзно-жировая инволюция молочных желёз характерна для женщин, которые достигли менопаузы. Организм, выполнивший свою репродуктивную функцию, не нуждается в желёзистой ткани, поэтому происходит её замещение соединительной и жировой тканями.

Почему грудь увядает после кормления?

Данный процесс индивидуален и зависит от целого ряда факторов. Во время беременности молочные железы претерпевают целый ряд изменений. Они увеличиваются в размерах, поскольку готовятся к лактации. После родов объём сохраняется за счёт наполненности молоком.

После того, как период кормления завершён, желёзистые дольки возвращаются в первоначальное состояние, но количество мышечной ткани может уменьшиться — она может ослабеть. Как правило, это очень заметно если грудь изначально имела большой объём. Впрочем, как уже упоминалось, процесс индивидуален и, если мышцы груди достаточно натренированы, полное восстановление после лактации возможно.

Профилактика инволюции

Профилактика инволюции позволяет добиться хороших результатов. Начинать её нужно не только в период беременности, а гораздо раньше. Рекомендации достаточно просты:

  • активный образ жизни: частые прогулки, занятия спортом;
  • ежедневный полноценный отдых;
  • достаточная двигательная активность;
  • правильное и здоровое питание;
  • отсутствие вредных привычек;
  • регулярное посещение маммолога для профилактического обследования.

Сохранение формы груди после беременности и лактации требует принятия следующих мер:

  • правильный подбор бюстгальтера и его ношения в последнем триместре и во время кормления;
  • использование для сцеживания молокоотсосов;
  • исключение застоя молока в желёзах;
  • прикладывание ребёнка поочерёдно к обеим желёзам;
  • выполнение упражнений для груди.

Если все эти меры не дали желаемого результата и грудь всё же претерпела изменения, возможно проведение её коррекции с применением имплантатов. Хорошо себя зарекомендовали имплантаты немецкого производства POLYTECH®. Вы можете узнать о них больше на нашем сайте или позвонив нам по телефону: +7 (499) 918-77-70.

Инволюция молочной железы - обзор

2.1.5 Трансгенные модели Т-антигена SV40

Вирус обезьяны 40 (SV40) - это паповавирус, вызывающий саркомы при введении новорожденным хомячкам. Обезьяны - естественные хозяева вируса SV40. Хотя известно, что Т-антиген SV40 не вызывает рак груди у человека, он нарушает регуляцию клеточных путей, которые, как известно, важны при раке груди человека. Наиболее важно то, что Т-антиген SV40 связывает и функционально инактивирует белки-супрессоры опухоли р53 и ретинобластомы (Rb) (Ahuja, Saenz-Robles, & Pipas, 2005).

Трансгенные мыши, экспрессирующие Т-антиген SV40 под транскрипционным контролем промотора WAP, были разработаны лабораторией Graessmann (Tzeng, Guhl, Graessmann, & Graessmann, 1993). Были созданы восемь независимых трансгенных линий мышей с Т-антигеном WAP-SV40. У самок мышей трех из восьми линий развивались опухоли молочной железы с высокой частотой, обычно наблюдаемые во время лактации. Трансгенные самки не были способны производить молоко, поскольку экспрессия Т-антигена вызвала апоптоз на поздних сроках беременности, вызывая преждевременную инволюцию молочной железы до рождения пометов.Несмотря на апоптоз молочной железы, у самок трансгенных мышей развились опухоли молочной железы после первого периода лактации (Tzeng, Gottlob, Santarelli, & Graessmann, 1996). Интересно, что 5–10% опухолей показали снижение экспрессии Т-антигена во время прогрессирования опухоли. Как положительные, так и отрицательные по Т-антигену опухолевые клетки поддерживали экспрессию рецепторов эстрогена и прогестерона на сопоставимых уровнях, указывая на то, что экспрессия Т-антигена не зависела от уровня рецепторов гормона. Примерно у 70% девственных мышей развились Т-антиген-положительные опухоли молочной железы.Однако у животных с удаленными яичниками частота опухолей снижалась, что указывает на критическую роль гормонов, связанных с яичниками, в формировании рака груди (Santarelli, Tzeng, Zimmermann, Guhl, & Graessmann, 1996).

Лаборатория Фурта провела дальнейшие исследования с использованием одной из восьми ранее созданных мышей с Т-антигеном WAP-SV40, чтобы понять молекулярные изменения, вызванные экспрессией Т-антигена SV40 в молочной железе (Li, Lewis, Capuco, Laucirica, & Furth, 2000 ). Аденокарциномы молочной железы, от хорошо до низкодифференцированных, образовывались у самок мышей со 100% заболеваемостью опухолями в возрасте 8–9 месяцев.В среднем пальпируемые опухоли наблюдались у этих мышей в возрасте 6 месяцев после хотя бы одной беременности (Li, Lewis, Capuco, Laucirica, & Furth, 2000). Были исследованы механизмы, лежащие в основе неспособности трансгенных самок производить молоко. С началом нормального процесса инволюции молочной железы экспрессия генов молочного белка прекращается, и альвеолярные клетки подвергаются апоптозу. Как p53-зависимые, так и p53-независимые механизмы апоптоза были идентифицированы in vitro с использованием эпителиальных клеток молочной железы.Чтобы определить, участвует ли p53 в апоптозе во время инволюции молочной железы, инволюцию исследовали в присутствии и в отсутствие функционального p53. Было установлено, что инволюция и ремоделирование молочных желез не зависит от p53. Клетки молочной железы, избежавшие апоптоза, продолжали дифференцироваться; однако производство, переработка и секреция молока были нарушены, что привело к нарушению лактации (Li, Hu, Heermeier, Hennighausen, & Furth, 1996a, 1996b).

На опухолевый процесс у этих мышей, по-видимому, влияет конкуренция между пролиферацией и апоптозом.Экспрессия Т-антигена во время первой беременности запускает как пролиферацию, так и р53-независимый апоптоз. В то время как пролиферация клеток поддерживалась на протяжении всего туморогенеза, апоптоз снижался по мере перехода клеток в гиперплазию и аденокарциному (Li, Lewis, Capuco, Laucirica, & Furth, 2000). Когда клетки молочной железы переходили из нормального состояния в аденокарциному, экспрессия нескольких белков выживания клеток и контроля клеточного цикла повышалась. Например, белки, участвующие в регуляции клеточного цикла, такие как циклин D1, CDK2 и E2F-1, и белки выживания клеток Bcl-xl, Bax, Bag-1 и Bad были увеличены в аденокарциномах.Около 10% опухолей также показали амплификацию K-Ras . Гормональные изменения также играют роль в прогрессировании опухоли, при этом эстроген в основном действует на ранних стадиях прогрессирования опухоли. Кроме того, временное воздействие глюкокортикоидов привело к тетраплоидии, преждевременному появлению необратимой гиперплазии и раннему развитию опухоли. Сверхэкспрессия белка выживания клеток, Bcl-2, вызвала ускорение появления опухоли. Bcl-2 снижает апоптоз и снижает скорость пролиферации клеток.Однако ингибирование Bcl-2 пролиферации клеток терялось, когда клетки переходили в аденокарциному (Li, Lewis, Capuco, Laucirica, & Furth, 2000). Эту модель Т-антигена WAP-SV40 можно использовать для исследования молекулярных механизмов, лежащих в основе пролиферации клеток, апоптоза, мутации ДНК и репарации ДНК, которые модулируются внешними и внутренними сигналами во время туморогенеза молочной железы (Li, Lewis, Capuco, Laucirica, & Furth, 2000 ).

Лаборатория Грина разработала трансгенных мышей, которые поместили большой Т-антиген SV40 под транскрипционный контроль промотора C3 (1) (Maroulakou, Anver, Garrett, & Green, 1994).Как и у трансгенных мышей с Т-антигеном WAP-SV40, у самок трансгенных мышей с Т-антигеном C3 (1) -SV40 к 3-месячному возрасту развилась гиперплазия молочной железы, а к 6-месячному возрасту развилась аденокарцинома молочной железы со 100% встречаемостью опухолей, причем случайные метастазы в легкие. Как и следовало ожидать, возникновение опухолей молочной железы коррелирует с экспрессией Т-антигена. Следует отметить, что у самцов трансгенных мышей развились аденомы или аденокарциномы простаты, способные метастазировать в легкие, и эти мыши служат моделью для понимания механизмов, лежащих в основе развития рака простаты.Как наблюдалось в модели Т-антигена WAP-SV40, апоптоз происходил по р53- и Bcl-2-независимым путям и подавлялся во время перехода от пренеоплазии к карциноме. Таким образом, подавление апоптоза, по-видимому, играет роль в онкогенном процессе (Shibata et al., 1996). Поскольку Bax был одним из белков, уровень которых повышен на пренеопластических стадиях, когда апоптоз повышался, роль Bax в прогрессировании опухоли оценивалась с использованием T-антигена C3 (1) -SV40, скрещенного с мышами, нокаутированными по Bax. Антиген C3 (1) -SV40 T / Bax - / - у мышей развилось увеличенное количество опухолей с большей массой опухоли, ускоренные темпы роста опухоли и снижение выживаемости по сравнению с мышами с Bax дикого типа.Потеря единственного аллеля Bax была достаточной для ускорения туморогенеза. Таким образом, Bax, по-видимому, является критическим супрессором прогрессирования опухоли молочной железы на пренеопластической стадии посредством усиления апоптоза , но этот защитный эффект теряется во время перехода от пренеопластической к инвазивной карциноме (Shibata et al., 1999).

Двойные трансгенные животные были разработаны для определения значимости других генов в онкогенезе у мышей, трансгенных по антигену WAP-SV40-T.Была оценена способность Маспина, уникального серпина, ингибировать прогрессирование опухоли. Были получены трансгенные животные, экспрессирующие Maspin под транскрипционным контролем промотора WAP. Затем этих мышей скрещивали с мышами с Т-антигеном WAP-SV40 для получения мышей с двойными трансгенными Т-антигенами WAP-SV40 / WAP-Maspin. Введение Маспина уменьшало рост опухоли и легочные метастазы. Маспин, по-видимому, замедляет прогрессирование опухоли за счет увеличения апоптоза, уменьшения ангиогенеза и ингибирования миграции опухолевых клеток (Zhang, Shi, Magit, Furth, & Sager, 2000).Некоторые из аденокарцином молочной железы, которые развивались у мышей, трансгенных по Т-антигену WAP-SV40, демонстрировали конститутивно активные Stat5a / b и Stat3. Значимость Stat5a в онкогенезе Т-антигена WAP-SV40 оценивали путем скрещивания мышей с Т-антигеном WAP-SV40 с мышами, несущими делецию Stat5a в зародышевой линии (Ren, Cai, Li, & Furth, 2002). Снижение экспрессии Stat5a у мышей с Т-антигеном WAP-SV40 приводило к отсроченному возникновению опухоли, меньшему размеру опухоли и усилению апоптоза, что указывает на то, что Stat5a играет роль в опосредованном Т-антигеном WAP-SV40 туморогенезе.

Ключевые этапы развития молочной железы - Инволюция: апоптоз и ремоделирование тканей, которые превращают молочную железу из молочной фабрики в покоящийся орган | Исследование рака груди

  • 1.

    Gräper L: Arch Zellforsch. 1914, 12: 373-394.

    Google Scholar

  • 2.

    Керр Дж., Вилли А., Карри А.: Апоптоз: основной биологический феномен с широким спектром влияния на кинетику тканей. Br J Рак. 1972, 26: 239-257.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3.

    Даниал Н.Н., Корсмейер С.Дж .: Гибель клеток: Критические контрольные точки. Клетка. 2004, 116: 205-219. 10.1016 / S0092-8674 (04) 00046-7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 4.

    Мелино Дж., Найт Р. А., Никотера П.: Сколько способов умереть? Сколько разных моделей гибели клеток ?. Cell Death Diff.2005, 12: 1457-1462. 10.1038 / sj.cdd.4401781.

    CAS Статья Google Scholar

  • 5.

    Lund LR, Romer J, Thomasset N, Solberg H, Pyke C, Bissell MJ, Danø K, Werb Z: Две отдельные фазы апоптоза при инволюции молочной железы: независимые от протеиназы и зависимые от протеиназ пути. Разработка. 1996, 122: 181-193.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Марти А., Фенг З., Альтерматт Х. Дж., Джагги Р: Накопление молока запускает апоптоз эпителиальных клеток молочной железы. Eur J Cell Biol. 1997, 73: 158-165.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7.

    Ли М., Лю X, Робинсон Г., Бар-Пелед У., Вагнер К.Ю., Янг В.С., Хеннигхаузен Л., Фурт П.А. Сигналы, полученные из молочных желез, активируют запрограммированную гибель клеток во время первой стадии инволюции молочной железы. Proc Natl Acad Sci USA. 1997, 94: 3425-3430.10.1073 / pnas.94.7.3425.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Фен З., Марти А., Джен Б., Альтерматт Х. Дж., Чикаиза Дж., Джагги Р. Глюкокортикоид и прогестерон подавляют инволюцию и запрограммированную гибель клеток в молочной железе мыши. J Cell Biol. 131: 1095-1103. 10.1083 / jcb.131.4.1095.

  • 9.

    Zettl KS, Sjaastad MD, Riskin PM, Parry G, Machen TE, Firestone GL: глюкокортикоид-индуцированное образование плотных контактов в эпителиальных клетках молочной железы мышей in vitro.Proc Natl Acad Sci USA. 1992, 89: 9069-9073. 10.1073 / pnas.89.19.9069.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Грин К.А., Лунд LR: ECM, разрушающие протеазы и ремоделирование ткани в молочной железе. Биологические исследования. 2005, 27: 894-903. 10.1002 / bies.20281.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Green KA, Streuli CH: Регулирование апоптоза в молочной железе.Cell Mol Life Sci. 2004, 61: 1867-1883. 10.1007 / s00018-004-3366-у.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    Walton KD, Wagner KU, Rucker EB, Shillingford JM, Miyoshi K, Hennighausen L: условная делеция гена bcl-x из эпителия молочной железы мыши приводит к ускоренному апоптозу во время инволюции, но не ставит под угрозу функцию клеток во время лактации. . Mech Dev. 2001, 109: 281-293. 10.1016 / S0925-4773 (01) 00549-4.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    Schorr K, Li M, Bar-Peled U, Lewis A, Heredia A, Lewis B, Knudson CM, Korsmeyer SJ, Jäger R, Weiher H, Furth PA: усиление Bcl-2 сильнее, чем потеря bax в регуляции выживаемости эпителиальных клеток молочной железы in vivo. Cancer Res. 1999, 59: 2541-2545.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 14.

    Теглунд С., Маккей С., Шуэц Э., ван Дерсен Дж. М., Стравоподис Д., Ван Д., Браун М., Боднер С., Гросвельд Г., Ихле Дж. Н. Белки Stat5a и Stat5b выполняют существенные и второстепенные или повторяющиеся роли. в цитокиновых ответах.Клетка. 1998, 93: 841-850. 10.1016 / S0092-8674 (00) 81444-0.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 15.

    Chapman RS, Lourenco PC, Tonner E, Flint DJ, Selbert S, Takeda K, Akira S, Clarke AR, Watson CJ: Подавление эпителиального апоптоза и задержка инволюции молочной железы у мышей с условным нокаутом Stat3 . Genes Dev. 1999, 13: 2604-2616. 10.1101 / гад.13.19.2604.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Humphreys RC, Bierie B, Zhao L, Raz R, Levy D., Hennighausen L: Удаление Stat3 блокирует инволюцию молочной железы и расширяет функциональную компетентность секреторного эпителия в отсутствие лактогенных стимулов. Эндокринология. 2002, 143: 3641-3650. 10.1210 / en.2002-220224.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Kritikou EA, Sharkey A, Abell K, Came PJ, Anderson E, Clarkson RWE, Watson CJ: двойная, неизбыточная роль LIF как регулятора развития и опосредованной Stat3 гибели клеток в молочной железе железа.Разработка. 2003, 130: 3459-3468. 10.1242 / dev.00578.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Schere-Levy C, Buggiano V, Quaglino A, Gattelli A, Cirio MC, Piazzon I, Vanzulli S, Kordon EC: Фактор ингибирования лейкемии индуцирует апоптоз эпителиальных клеток молочных желез и участвует в инволюции молочных желез мышей. Exp Cell Res. 2003, 282: 35-47. 10.1006 / excr.2002.5666.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Clarkson RWE, Boland MP, Kritikou EA, Lee JM, Freeman TC, Tiffen PG, Watson CJ: гены, индуцированные Stat3 и Stat5 в эпителиальных клетках молочных желез, определяют роль этих Stats в развитии молочных желез. Мол Эндо. 2006, 20: 675-685. 10.1210 / me.2005-0392.

    CAS Статья Google Scholar

  • 20.

    Tonner E, Barber MC, Allan GJ, Beattie J, Webster J, Whitelaw CB, Flint DJ: белок-5, связывающий инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-5), вызывает преждевременную гибель клеток в молочных железах трансгенные мыши.Разработка. 2002, 129: 4547-4557.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21.

    Thangaraju M, Rudelius M, Bierie B, Raffeld M, Sharan S, Hen-nighausen L, Huang AM, Sterneck E: C / EBPδ является важным регулятором экспрессии проапоптотических генов во время инволюции молочной железы. Разработка. 2005, 132: 4675-4685. 10.1242 / dev.02050.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Schwertfeger KL, Richert MM, Anderson SM: инволюция молочной железы задерживается активированным Akt у трансгенных мышей. Мол Эндо. 2001, 15: 867-881. 10.1210 / me.15.6.867.

    CAS Статья Google Scholar

  • 23.

    Abell K, Bilancio A, Clarkson RW, Tiffen PG, Altaparmakov AI, Burdon TG, Asano T., Vanhaesebroeck B, Watson CJ: Stat3-индуцированный апоптоз требует молекулярного переключения в составе субъединицы PI (3) K. Nat Cell Biol. 2005, 7: 392-398.10.1038 / ncb1242.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 24.

    Clarkson RW, Wayland MT, Lee J, Freeman T., Watson CJ: Профилирование экспрессии генов в развитии молочной железы показывает предполагаемую роль рецепторов смерти и иммунных медиаторов в пост-лактационной регрессии. Рак молочной железы Res. 2004, 6: R92-109. 10.1186 / bcr754.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 25.

    Stein T, Morris JS, Davies CR, Weber-Hall SJ, Duffy MA, Heath VJ, Bell AK, Ferrier RK, Sandilands GP, Gusterson BA: Инволюция молочной железы мыши связана с иммунным каскадом и острой фазой ответ, включающий LBP, CD14 и STAT3. Рак молочной железы Res. 2004, 6: R75-R91. 10.1186 / bcr753.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 26.

    Нгуен А.В., Поллард Дж .: Трансформирующий фактор роста бета3 вызывает гибель клеток во время первой стадии инволюции молочной железы.Разработка. 2000, 127: 3107-3118.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 27.

    Pullan S, Wilson J, Metcalfe A, Edwards GM, Goberdhan N, Tilly J, Hickman JA, Dive C, Streuli CH: Требование базальной мембраны для подавления запрограммированной гибели клеток в эпителии молочной железы. 1996, 109: 631-642.

    Google Scholar

  • 28.

    Fata JE, Leco KJ, Voura EB, Yu HY, Waterhouse P, Murphy G, Moorehead RA, Khokha R: Ускоренный апоптоз в молочной железе с дефицитом Timp-3.J Clin Invest. 2001, 108: 831-841. 10.1172 / JCI200113171.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Александр CM, Сельвараджан С., Маджетт Дж., Верб З .: Стромелизин-1 регулирует адипогенез во время инволюции молочной железы. J Cell Biol. 2001, 152: 693-703. 10.1083 / jcb.152.4.693.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Lund LR, Bjorn SF, Sternlicht MD, Nielsen BS, Solberg H, Usher PA, Osterby R, Christensen IJ, Stephens RW, Bugge TH и др.: Лактационная компетентность и инволюция молочной железы мыши требуют плазминогена. Разработка. 2000, 127: 4481-4492.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31.

    Selvarajan S, Lund LR, Takeuchi T, Craik CS, Werb Z: калликреин-зависимый плазминогенный каскад плазмы, необходимый для дифференцировки адипоцитов.2001, 3: 267-275.

    Google Scholar

  • 32.

    Монкс Дж., Рознер Д., Геске Ф. Дж., Леман Л., Хэнсон Л., Невилл М. С., Фадок В. А.: Эпителиальные клетки как фагоциты: апоптотические эпителиальные клетки поглощаются альвеолярными эпителиальными клетками молочной железы и подавляют высвобождение медиаторов воспаления. Смерть клетки отличается. 2005, 12: 107-114. 10.1038 / sj.cdd.4401517.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 33.

    Ханаяма Р., Нагата С. Нарушение инволюции молочных желез в отсутствие фактора EGF для глобул молочного жира. 8. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2005, 102: 16886-16891. 10.1073 / pnas.0508599102.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Marti A, Ritter PM, Jager R, Lazar H, Baltzer A, Schenkel J, Declercq W., Vandenabeele P, Jaggi R: Инволюция молочной железы мыши связана с высвобождением цитохрома с и активацией каспазы.Mech Dev. 104: 89-98. 10.1016 / S0925-4773 (01) 00381-1.

  • Резкая инволюция вызывает воспаление, передачу эстрогенных сигналов и гиперплазию, связывая отсутствие грудного вскармливания с повышенным риском рака груди | Исследование рака груди

  • 1.

    Рак груди и грудное вскармливание. Совместный повторный анализ индивидуальных данных 47 эпидемиологических исследований в 30 странах, в том числе 50302 женщины с раком груди и 96973 женщины без этого заболевания. Ланцет. 2002. 360 (9328): 187–95.

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    Ambrosone CB, Zirpoli G, Ruszczyk M, Shankar J, Hong CC, McIlwain D, Roberts M, Yao S, McCann SE, Ciupak G, et al. Равенство и грудное вскармливание среди афроамериканских женщин: различное влияние на риск рака груди в зависимости от статуса рецепторов эстрогена в исследовании Women’s Circle of Health Study. Контроль причин рака. 2014; 25 (2): 259–65.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 3.

    Кван М.Л., Бернард П.С., Кроенке С.Х., Фактор RE, Хабель Л.А., Велциен Е.К., Кастильо А., Гундерсон Е.П., Максфилд К.С., Стиджлеман И.Дж. и др.Грудное вскармливание, подтип опухоли PAM50, прогноз и выживаемость при раке груди. J Natl Cancer Inst. 2015; 107 (7).

  • 4.

    Li CI, Beaber EF, Tang MT, Porter PL, Daling JR, Malone KE. Репродуктивные факторы и риск возникновения рака груди с положительным, тройным отрицательным и сверхэкспрессией HER2-neu по рецепторам эстрогена у женщин в возрасте 20-44 лет. Лечение рака груди Res. 2013. 137 (2): 579–87.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 5.

    Ma H, Bernstein L, Pike MC, Ursin G: Репродуктивные факторы и риск рака груди в зависимости от статуса совместных рецепторов эстрогена и прогестерона: метаанализ эпидемиологических исследований. Исследование рака груди: BCR 2006, 8 (4): R43.

  • 6.

    Палмер Дж. Р., Амброзоне, CB, Ольшан, AF. Совместное исследование этиологии подтипов рака груди у афроамериканок: консорциум AMBER. Контроль причин рака. 2014; 25 (3): 309–19.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 7.

    Палмер JR, Viscidi E, Troester MA, Hong CC, Schedin P, Bethea TN, Bandera EV, Borges V, McKinnon C, Haiman CA и др. Подтипы паритета, лактации и рака груди у афроамериканских женщин: результаты консорциума AMBER. J Natl Cancer Inst. 2014; 106 (10).

  • 8.

    Фиппс А.И., Хлебовски Р.Т., Прентис Р., МакТирнан А., Вактавски-Венде Дж., Куллер Л.Х., Адамс-Кэмпбелл Л.Л., Лейн Д., Стефаник М.Л., Витолинс М. и др. Репродуктивный анамнез и использование оральных контрацептивов в отношении риска тройного отрицательного рака груди.J Natl Cancer Inst. 2011. 103 (6): 470–7.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 9.

    Фиппс А.И., Ли К.И. Грудное вскармливание и тройной отрицательный рак груди: потенциальные последствия для расового / этнического неравенства. J Natl Cancer Inst. 2014; 106 (10).

  • 10.

    Victora CG, Bahl R, Barros AJ, Franca GV, Horton S, Krasevec J, Murch S, Sankar MJ, Walker N, Rollins NC, et al. Грудное вскармливание в 21 веке: эпидемиология, механизмы и влияние на всю жизнь.Ланцет. 2016; 387 (10017): 475–90.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 11.

    Ганджу А., Суреш А., Стивенс Дж., Палеттас М., Берк Д., Майлз Л., Леман К., Рудесилл Р., Люстберг М., Бозе-Брилл С. и др. Обучение, жизнь и лактация: знание влияния грудного вскармливания на снижение риска рака груди и его влияние на практику грудного вскармливания. Breastfeed Med. 2018; 13 (10). https://doi.org/10.1089/bfm.2018.0170.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Кэри Л.А., Перу С.М., Ливаси К.А., Дресслер Л.Г., Коуэн Д., Конвей К., Карака Г., Троестер М.А., Це С.К., Эдмистон С. и др. Раса, подтипы рака груди и выживаемость в исследовании рака груди в Каролине. ДЖАМА. 2006. 295 (21): 2492–502.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 13.

    Джон Э.М., Хайнс Л.М., Фиппс А.И., Ку Дж., Лонгакр Т.А., Инглес С.А., Баумгартнер КБ, Слэттери М.Л., Ву А.Х. Репродуктивный анамнез, грудное вскармливание и риск тройного отрицательного рака груди: исследование этиологии рака груди у меньшинств (БЭМ).Int J Cancer. 2018; 142 (11): 2273–85.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 14.

    Этчли Д.П., Альбаррасин К.Т., Лопес А., Валеро В., Амос К.И., Гонсалес-Ангуло А.М., Хортобадьи Г.Н., Арун Б.К. Клинико-патологическая характеристика пациентов с BRCA-положительным и BRCA-отрицательным раком молочной железы. J Clin Oncol. 2008. 26 (26): 4282–8.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 15.

    Комен Э., Дэвидс М., Кирхгоф Т., Худис С., Оффит К., Робсон М. Относительный вклад мутаций BRCA1 и BRCA2 в «тройной отрицательный» рак груди у женщин ашкенази. Лечение рака груди Res. 2011. 129 (1): 185–90.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 16.

    Пешкин Б.Н., Алабек М.Л., Айзекс К. Мутации BRCA1 / 2 и тройной негативный рак молочной железы. Груди Dis. 2010. 32 (1-2): 25–33.

    PubMed Статья CAS Google Scholar

  • 17.

    Kotsopoulos J, Lubinski J, Salmena L, Lynch HT, Kim-Sing C, Foulkes WD, Ghadirian P, Neuhausen SL, Demsky R, Tung N et al: Грудное вскармливание и риск рака груди у носителей мутаций BRCA1 и BRCA2. Исследование рака груди: BCR 2012, 14 (2): R42.

  • 18.

    Уотсон CJ. Пост-лактационная регрессия молочной железы: молекулярные основы и последствия для рака груди. Эксперт Rev Mol Med. 2006; 8 (32): 1–15.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Lyons TR, O'Brien J, Borges VF, Conklin MW, Keely PJ, Eliceiri KW, Marusyk A, Tan AC, Schedin P. Послеродовая инволюция молочной железы способствует прогрессированию протоковой карциномы in situ через коллаген и COX-2. Nat Med. 2011. 17 (9): 1109–15.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 20.

    О'Брайен Дж., Мартинсон Х., Дюран-Ружели С., Шедин П. Макрофаги имеют решающее значение для гибели эпителиальных клеток и репопуляции адипоцитов во время инволюции молочной железы.Разработка. 2012. 139 (2): 269–75.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 21.

    Lim E, Vaillant F, Wu D, Forrest NC, Pal B, Hart AH, Asselin-Labat ML, Gyorki DE, Ward T, Partanen A, et al. Аберрантные предшественники просвета в качестве целевой популяции-кандидата для развития базальной опухоли у носителей мутации BRCA1. Nat Med. 2009. 15 (8): 907–13.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 22.

    Molyneux G, Geyer FC, Magnay FA, ​​McCarthy A, Kendrick H, Natrajan R, Mackay A, Grigoriadis A, Tutt A, Ashworth A и др. BRCA1 базальный рак молочной железы происходит из предшественников просветного эпителия, а не из базальных стволовых клеток. Стволовая клетка клетки. 2010. 7 (3): 403–17.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 23.

    Сайзмор Г.М., Балакришнан С., Хаммер А.М., Тис К.А., Тримболи А.Дж., Уоллес Дж.А., Сайзмор С.Т., Кладни Р.Д., Вулке С.А., Ю.Л. и др.Стромальный PTEN подавляет распространение эпителиальных стволовых клеток молочной железы через Jagged-1. Онкоген. 2017; 36 (16): 2297–308.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 24.

    Сонг М.А., Браски Т.М., Венг Д.Й., МакЭлрой Дж. П., Мариан К., Хиггинс М.Дж., Амброзон С., Спир С.Л., Льянос А.А., Каллакери Б.В. Пейзаж полногеномного возрастного метилирования ДНК в ткани груди. Oncotarget. 2017; 8 (70): 114648–62.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 25.

    Jindal S, Gao D, Bell P, Albrektsen G, Edgerton SM, Ambrosone CB, Thor AD, Borges VF, Schedin P: Послеродовая инволюция груди выявляет регресс секреторных долек, опосредованный ремоделированием тканей. Исследование рака груди: BCR 2014, 16 (2): R31.

  • 26.

    Radisky DC, Hartmann LC. Инволюция молочной железы и риск рака груди: трансгенные модели и клинические исследования. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2009. 14 (2): 181–91.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 27.

    Хьюз К., Уотсон К.Дж. Многогранная роль STAT3 в инволюции молочных желез и раке груди. Int J Mol Sci. 2018: 19 (6).

    PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 28.

    Либерзон А., Биргер С., Торвальдсдоттир Х., Ганди М., Месиров Дж. П., Тамайо П. База данных молекулярных сигнатур (MSigDB) - коллекция наборов отличительных генов. Cell Syst. 2015; 1 (6): 417–25.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 29.

    Guo Q, Betts C, Pennock N, Mitchell E, Schedin P. Инволюция молочной железы представляет собой уникальную модель для изучения парадокса рака TGF-бета. J Clin Med. 2017; 6 (1). PMCID: PMC5294963.

  • 30.

    Martinson HA, Jindal S, Durand-Rougely C, Borges VF, Schedin P. Иммунная программа, подобная заживлению ран, способствует послеродовой инволюции молочной железы и прогрессированию опухоли. Int J Cancer. 2015; 136 (8): 1803–18013.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 31.

    Wiseman BS, Werb Z. Стромальные эффекты на развитие молочной железы и рак груди. Наука. 2002. 296 (5570): 1046–9.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 32.

    Provenzano PP, Inman DR, Eliceiri KW, Knittel JG, Yan L, Rueden CT, White JG, Keely PJ. Плотность коллагена способствует возникновению и прогрессированию опухоли молочной железы. BMC Med. 2008; 6: 11.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 33.

    Maller O, Hansen KC, Lyons TR, Acerbi I, Weaver VM, Prekeris R, Tan AC, Schedin P. Архитектура коллагена в защите от рака груди, вызванной беременностью. J Cell Sci. 2013; 126 (Pt 18): 4108–10.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 34.

    Junqueira LC, Bignolas G, Brentani RR. Окрашивание пикросириусом плюс поляризационная микроскопия, особый метод обнаружения коллагена в срезах тканей.Histochem J. 1979; 11 (4): 447–55.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 35.

    Montes GS, Junqueira LC. Использование метода пикросириуса-поляризации для изучения биопатологии коллагена. Mem Inst Oswaldo Cruz. 1991; 86 (Дополнение 3): 1–11.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 36.

    Брискен К., О'Мэлли Б. Действие гормонов в молочной железе.Перспективы Колд-Спринг-Харбор в биологии. 2010; 2 (12): а003178.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 37.

    Манавати Б., Дей О., Гаджулапалли В.Н., Бхатия Р.С., Бугид С., Кумар Р. Нарушение передачи сигналов эстрогена и рак груди: настоящая пара. Endocr Rev.2013; 34 (1): 1–32.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 38.

    Saji S, Jensen EV, Nilsson S, Rylander T, Warner M, Gustafsson JA. Рецепторы эстрогена альфа и бета в молочной железе грызунов. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2000; 97 (1): 337–42.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 39.

    Platet N, Cathiard AM, Gleizes M, Garcia M. Эстрогены и их рецепторы в прогрессировании рака груди: двойная роль в пролиферации и инвазии рака. Crit Rev Oncol Hematol.2004. 51 (1): 55–67.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 40.

    Arendt LM, Kuperwasser C. Форма и функция: как эстроген и прогестерон регулируют иерархию эпителия молочной железы. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2015; 20 (1-2): 9-25.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 41.

    Visvader JE, Stingl J. Стволовые клетки молочных желез и иерархия дифференцировки: текущее состояние и перспективы.Genes Dev. 2014. 28 (11): 1143–58.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 42.

    Huo D, Adebamowo CA, Ogundiran TO, Akang EE, Campbell O, Adenipekun A, Cummings S, Fackenthal J, Ademuyiwa F, Ahsan H, et al. Равенство и грудное вскармливание защищают от рака груди у нигерийских женщин. Br J Рак. 2008. 98 (5): 992–6.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 43.

    Anothaisintawee T, Wiratkapun C, Lerdsitthichai P, Kasamesup V, Wongwaisayawan S, Srinakarin J, Hirunpat S, Woodtichartpreecha P, Boonlikit S, Teerawattananon Y, et al. Факторы риска рака груди: систематический обзор и метаанализ. Азиатско-Тихоокеанский регион J Общественное здравоохранение. 2013. 25 (5): 368–87.

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Ян XR, Чанг-Клод Дж., Гуд Э.Л., Коуч Ф.Дж., Неванлинна Х., Милн Р.Л., Годе М., Шмидт М.К., Броекс А., Кокс А. и др.Связь факторов риска рака груди с подтипами опухолей: объединенный анализ исследований Консорциума ассоциации рака молочной железы. J Natl Cancer Inst. 2011. 103 (3): 250–63.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 45.

    Ислами Ф., Лю Й., Джемал А., Чжоу Дж., Вейдерпасс Е., Колдиц Г., Боффетта П., Вайс М.: Грудное вскармливание и риск рака груди в зависимости от статуса рецепторов - систематический обзор и метаанализ. Анналы онкологии: официальный журнал Европейского общества медицинской онкологии, 2015 г., 26 (12): 2398-2407.

  • 46.

    Lambertini M, Santoro L, Del Mastro L, Nguyen B, Livraghi L, Ugolini D, Peccatori FA, Azim HA Jr. Репродуктивное поведение и риск развития рака груди в зависимости от подтипа опухоли: систематический обзор и мета -анализ эпидемиологических исследований. Лечение рака Ред. 2016; 49: 65–76.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 47.

    Милликен Р.К., Ньюман Б., Це К.К., Мурман П.Г., Конвей К., Дресслер Л.Г., Смит Л.В., Лаббок М.Х., Герадтс Дж., Бенсен Дж. Т. и др.Эпидемиология базальноподобного рака груди. Лечение рака груди Res. 2008. 109 (1): 123–39.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 48.

    Шинде С.С., Форман М.Р., Курер Х.М., Ян К., Пейнтингер Ф., Хант К.К., Хортобадьи Г.Н., Пуштаи Л., Симманс В.Ф. Более высокий паритет и более короткая продолжительность грудного вскармливания: ассоциация с тройным отрицательным фенотипом рака груди. Рак. 2010. 116 (21): 4933–43.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 49.

    Alowami S, Troup S, Al-Haddad S, Kirkpatrick I, Watson PH. Маммографическая плотность связана с экспрессией стромы и стромального протеогликана. Рак молочной железы Res. 2003. 5 (5): R129–35.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 50.

    Бойд Н.Ф., Дайте Г.С., Стоун Дж., Гунасекара А., Инглиш Д.Р., Маккреди М.Р., Джайлс Г.Г., Тритчлер Д., Чиарелли А., Яффе М.Дж. и др. Наследственность маммографической плотности, фактор риска рака груди.N Engl J Med. 2002. 347 (12): 886–94.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 51.

    Boyd NF, Guo H, Martin LJ, Sun L, Stone J, Fishell E, Jong RA, Hislop G, Chiarelli A, Minkin S и др. Маммографическая плотность, риск и обнаружение рака груди. N Engl J Med. 2007. 356 (3): 227–36.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 52.

    McCormack VA, dos Santos SI.Плотность груди и паттерны паренхимы как маркеры риска рака груди: метаанализ. Биомаркеры эпидемиологии рака Пред. 2006. 15 (6): 1159–69.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 53.

    Адаир-Кирк Т.Л., старший RM. Фрагменты внеклеточного матрикса как медиаторы воспаления. Int J Biochem Cell Biol. 2008; 40 (6-7): 1101–10.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 54.

    Koh TJ, DiPietro LA. Воспаление и заживление ран: роль макрофага. Эксперт Rev Mol Med. 2011; 13: e23.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 55.

    О'Брайен Дж., Лайонс Т., Монкс Дж., Люсия М.С., Уилсон Р.С., Хайнс Л., Ман Ю.Г., Борхес В., Щедин П. Альтернативно активированные макрофаги и ремоделирование коллагена характеризуют послеродовую инвазию молочной железы у разных видов. Am J Pathol. 2010. 176 (3): 1241–55.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 56.

    Novaro V, Roskelley CD, Bissell MJ. Коллаген-IV и ламинин-1 регулируют экспрессию и функцию рецептора эстрогена альфа в эпителиальных клетках молочной железы мышей. J Cell Sci. 2003; 116 (Pt 14): 2975–86.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 57.

    Allred DC, Brown P, Medina D.Происхождение альфа-положительного и альфа-отрицательного рецептора эстрогена рака груди человека. Рак молочной железы Res. 2004. 6 (6): 240–5.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 58.

    Asselin-Labat ML, Vaillant F, Sheridan JM, Pal B, Wu D, Simpson ER, Yasuda H, Smyth GK, Martin TJ, Lindeman GJ, et al. Контроль функции стволовых клеток молочной железы с помощью передачи сигналов стероидного гормона. Природа. 2010. 465 (7299): 798–802.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 59.

    Ciarloni L, Mallepell S, Brisken C. Амфирегулин является важным медиатором альфа-функции рецептора эстрогена в развитии молочной железы. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2007; 104 (13): 5455–60.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 60.

    Tornillo G, Smalley MJ.Эрррр ... где прародители? Рецепторы гормонов и неоднородность клеток молочной железы. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2015; 20 (1-2): 63–73.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 61.

    Shaaban AM, Sloane JP, West CR, Foster CS. Риск рака груди при обычной гиперплазии протоков определяется экспрессией рецептора эстрогена-альфа и Ki-67. Am J Pathol. 2002. 160 (2): 597–604.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 62.

    Page DL, Dupont WD. Анатомические маркеры предраковых заболеваний человека и риска рака груди. Рак. 1990; 66 (6 доп.): 1326–35.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 63.

    Lyons TR, Schedin PJ, Borges VF. Беременность и рак груди: когда они сталкиваются. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2009. 14 (2): 87–98.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 64.

    Щедин П. Рак груди и метастазы, связанные с беременностью. Природа Rev Cancer. 2006; 6 (4): 281–91.

    CAS Статья Google Scholar

  • 65.

    Стенсхайм Х., Моллер Б., ван Дейк Т., Фосса SD. Выживаемость по конкретным причинам для женщин, у которых диагностирован рак во время беременности или кормления грудью: когортное исследование на основе реестра. J Clin Oncol. 2009. 27 (1): 45–51.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 66.

    Wong-Brown MW, Meldrum CJ, Carpenter JE, Clarke CL, Narod SA, Jakubowska A, Rudnicka H, ​​Lubinski J, Scott RJ. Распространенность мутаций зародышевой линии BRCA1 и BRCA2 у пациентов с трижды отрицательным раком молочной железы. Лечение рака груди Res. 2015; 150 (1): 71–80.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 67.

    Vaillant F, Asselin-Labat ML, Shackleton M, Forrest NC, Lindeman GJ, Visvader JE. Маркер-предшественник молочной железы интегрин CD61 / бета3 идентифицирует раковые стволовые клетки в мышиных моделях онкогенеза молочной железы.Cancer Res. 2008. 68 (19): 7711–7.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 68.

    Bouras T., Pal B, Vaillant F, Harburg G, Asselin-Labat ML, Oakes SR, Lindeman GJ, Visvader JE. Передача сигналов Notch регулирует функцию стволовых клеток молочных желез и обязательство судьбы люминальных клеток. Стволовая клетка клетки. 2008. 3 (4): 429–41.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 69.

    Ursin G, Bernstein L, Wang Y, Lord SJ, Deapen D, Liff JM, Norman SA, Weiss LK, Daling JR, Marchbanks PA, et al. Репродуктивные факторы и риск рака груди в исследовании белых и афроамериканских женщин. Рак. 2004. 101 (2): 353–62.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 70.

    Warner ET, Tamimi RM, Hughes ME, Ottesen RA, Wong YN, Edge SB, Theriault RL, Blayney DW, Niland JC, Winer EP и др. Расовые и этнические различия в выживаемости при раке груди: опосредующий эффект характеристик опухоли, социально-демографических и лечебных факторов.J Clin Oncol. 2015; 33 (20): 2254–61.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • Исследования послеродовой инволюции молочной железы выявляют новые прометастатические механизмы

  • 1. Perou CM, Sorlie T., Eisen MB, van de Rijn M, Jeffrey SS, et al. Молекулярные портреты опухолей груди человека. Nature 2000; 406: 747-52.

    DOIPubMed
  • 2. Масуд В., Пажес Г. Таргетная терапия рака груди: новые вызовы в борьбе с резистентностью.Всемирный журнал J Clin Oncol 2017; 8: 120-34.

    DOIPubMedPMC
  • 3. Liedtke C, Mazouni C, Hess KR, Andre F, Tordai A, et al. Ответ на неоадъювантную терапию и долгосрочное выживание у пациентов с тройным отрицательным раком молочной железы. Дж. Клин Онкол 2008; 26: 1275-81.

    DOIPubMed
  • 4. Bauer KR, Brown M, Cress RD, Parise CA, Caggiano V. Описательный анализ рецепторов эстрогена (ER), отрицательных по рецепторам прогестерона (PR), и инвазивного рака молочной железы, отрицательных по HER2, так называемый тройной негативный фенотип: популяционное исследование из реестра рака Калифорнии.Рак 2007; 109: 1721-8.

    DOIPubMed
  • 5. Albrektsen G, Heuch I., Kvale G. Краткосрочное и долгосрочное влияние беременности на риск рака груди: проспективное исследование 802 457 рожавших норвежских женщин. Br J Cancer 1995; 72: 480-4.

    DOIPubMedPMC
  • 6. Ламбе М., Се Си, Трихопулос Д., Экбом А., Павия М. и др. Преходящее повышение риска рака груди после родов. N Engl J Med 1994; 331: 5-9.

    DOIPubMed
  • 7. Lyons TR, Schedin PJ, Borges VF.Беременность и рак груди: когда они сталкиваются. J Mammary Gland Biol Neoplasia 2009; 14: 87-98.

    DOIPubMedPMC
  • 8. Николс HB, Schoemaker MJ, Cai J, Xu J, Wright LB, et al. Риск рака груди после недавних родов: объединенный анализ 15 проспективных исследований. Ann Intern Med 2018; DOI: 10.7326 / M18-1323.

    DOIPubMed
  • 9. Щедин П. Рак молочной железы и метастазы, связанные с беременностью. Нат Рев Рак 2006; 6: 281-91.

    DOIPubMed
  • 10. Каллихан Э.Б., Гао Д., Джиндал С., Лайонс Т.Р., Манти Э. и др.Послеродовая диагностика демонстрирует высокий риск метастазирования и заслуживает более широкого определения связанного с беременностью рака груди. Лечение рака груди 2013; 138: 549-59.

    DOIPubMedPMC
  • 11. Леон Д.А., Карпентер Л.М., Бродерс М.Дж., Гуннарског Дж., Мерфи М.Ф. Рак груди у шведских женщин в возрасте до 50 лет: доказательство двойного эффекта завершенной беременности. Контроль причин рака 1995; 6: 283-91.

    DOIPubMed
  • 12. Янерих Д.Т., Хофф МБ. Доказательства кроссовера факторов риска рака груди.Am J Epidemiol 1982; 116: 737-42.

    DOIPubMed
  • 13. Годдард Е.Т., Бассейл С., Щедин Т., Джиндал С., Джонстон Дж и др. Связь между послеродовым диагнозом рака груди и метастазированием и клиническими признаками, лежащими в основе риска. JAMA Netw Open 2019; 2: e186997.

    DOIPubMed
  • 14. Asztalos S, Gann PH, Hayes MK, Nonn L, Beam CA, et al. Паттерны экспрессии генов в груди человека после беременности. Cancer Prev Res (Phila) 2010; 3: 301-11.

    ДОИПубМед
  • 15.Гуо К., Минье Дж., Бурчард Дж., Чиотти К., Спеллман П. и др. Физиологически активированные фибробласты молочной железы способствуют развитию послеродового рака молочной железы. JCI Insight 2017; 2: e89206.

    DOIPubMedPMC
  • 16. Lyons TR, Borges VF, Betts CB, Guo Q, Kapoor P, et al. Циклооксигеназа-2-зависимый лимфангиогенез способствует узловому метастазированию послеродового рака молочной железы. Дж. Клин Инвест 2014; 124: 3901-12.

    DOIPubMedPMC
  • 17. Маккриди Дж., Арендт Л. М., Рудник Дж. А., Купервассер С. Вклад динамического ремоделирования стромы во время развития молочной железы в канцерогенез молочной железы.Рак молочной железы Res 2010; 12: 205.

    DOIPubMedPMC
  • 18. Lyons TR, O’Brien J, Borges VF, Conklin MW, Keely PJ, et al. Послеродовая инволюция молочной железы способствует прогрессированию протоковой карциномы in situ через коллаген и ЦОГ-2. Нат Мед 2011; 17: 1109-15.

    DOIPubMedPMC
  • 19. Martinson HA, Jindal S, Durand-Rougely C, Borges VF, Schedin P. Иммунная программа, подобная заживлению ран, способствует послеродовой инволюции молочной железы и прогрессированию опухоли. Int J Cancer 2015; 136: 1803-13.

    DOIPubMedPMC
  • 20. О’Брайен Дж., Лайонс Т., Монкс Дж., Люсия М.С., Уилсон Р.С. и др. Альтернативно активированные макрофаги и ремоделирование коллагена характеризуют послеродовую инволюцию молочных желез у разных видов. Ам Дж. Патол 2010; 176: 1241-55.

    DOIPubMedPMC
  • 21. О’Брайен Дж., Шедин П. Макрофаги при раке груди: объясняют ли инволюционные макрофаги плохой прогноз связанного с беременностью рака груди? J Mammary Gland Biol Neoplasia 2009; 14: 145-57.

    DOIPubMedPMC
  • 22.Gupta PB, Proia D, Cingoz O, Weremowicz J, Naber SP и др. Системные стромальные эффекты эстрогена способствуют росту раковых опухолей, отрицательных по рецепторам эстрогена. Cancer Res 2007; 67: 2062-71.

    DOIPubMed
  • 23. Macias H, Hinck L. Развитие молочных желез. Wiley Interdiscip Rev Dev Biol 2012; 1: 533-57.

    DOIPubMedPMC
  • 24. Балинский Б.И. О пренатальном росте зачатка молочной железы у мыши. Дж. Анат 1950; 84: 227-35.

    PubMedPMC
  • 25.Монаган П., Перузингх Н.П., Коуэн П., Гастерсон Б.А. Перипубертатное развитие груди человека. Анат Рек 1990; 226: 501-8.

    DOIPubMed
  • 26. Oakes SR, Hilton HN, Ormandy CJ. Альвеолярный переключатель: координирует пролиферативные сигналы и решения клеточной судьбы, которые управляют формированием лобулоальвеол из протокового эпителия. Рак молочной железы Res 2006; 8: 207.

    DOIPubMedPMC
  • 27. Хааксма CJ, Schwartz RJ, Tomasek JJ. Сокращение миоэпителиальных клеток и выделение молока нарушены в молочных железах мышей, лишенных гладкомышечного альфа-актина.Биол Репрод 2011; 85: 13-21.

    DOIPubMedPMC
  • 28. Лу П., Уивер В.М., Верб З. Внеклеточный матрикс: динамическая ниша в прогрессировании рака. J Cell Biol 2012; 196: 395-406.

    DOIPubMedPMC
  • 29. Пикап MW, Mouw JK, Weaver VM. Внеклеточный матрикс модулирует признаки рака. EMBO Rep 2014; 15: 1243-53.

    DOIPubMedPMC
  • 30. Mouw JK, Ou G, Weaver VM. Сборка внеклеточного матрикса: многомасштабная деконструкция. Нат Рев Мол Cell Biol 2014; 15: 771-85.

    DOIPubMedPMC
  • 31. Щедин П., Кили П.Дж. Ремоделирование, жесткость и механосигналы внеклеточного матрикса молочной железы при нормальном развитии и прогрессировании опухоли. Cold Spring Harb Perspect Biol 2011; 3: a003228.

    DOIPubMedPMC
  • 32. Кили П.Дж., Фонг А.М., Зуттер М.М., Санторо С.А. Изменение коллаген-зависимой адгезии, подвижности и морфогенеза за счет экспрессии мРНК антисмыслового альфа-2 интегрина в клетках молочных желез. J Cell Sci 1995; 108: 595-607.

    PubMed
  • 33.Чен Дж., Дьяково Т.Г., Гренаш Д.Г., Санторо С.А., Зуттер М.М. Мыши с дефицитом субъединицы альфа (2) интегрина: многогранный фенотип, включающий дефекты морфогенеза ветвления и гемостаза. Ам Дж. Патол 2002; 161: 337-44.

    PubMedPMC
  • 34. van ‘t Veer LJ, Dai H, van de Vijver MJ, He YD, Hart AA, et al. Профилирование экспрессии генов позволяет прогнозировать клинический исход рака груди. Природа 2002; 415: 530-6.

    DOIPubMed
  • 35. Provenzano PP, Inman DR, Eliceiri KW, Knittel JG, Yan L, et al.Плотность коллагена способствует возникновению и прогрессированию опухоли молочной железы. BMC медицина 2008; 6: 11.

    DOIPubMedPMC
  • 36. Vane JR. Подавление синтеза простагландинов как механизм действия аспириноподобных препаратов. Нат Нью Биол 1971; 231: 232-5.

    DOIPubMed
  • 37. Funk CD. Простагландины и лейкотриены: достижения в биологии эйкозаноидов. Наука 2001; 294: 1871-5.

    DOIPubMed
  • 38. Смит В.Л., ДеВитт Д.Л., Гаравито Р.М. Циклооксигеназы: структурная, клеточная и молекулярная биология.Анну Рев Биохим 2000; 69: 145-82.

    DOIPubMed
  • 39. Cha YI, Solnica-Krezel L, DuBois RN. Ловля простаноидов: расшифровка функций развития простагландинов, производных циклооксигеназы. Дев Биол 2006; 289: 263-72.

    DOIPubMed
  • 40. Се В.Л., Чипман Дж. Г., Робертсон Д.Л., Эриксон Р.Л., Симмонс Д.Л. Экспрессия митоген-чувствительного гена, кодирующего простагландинсинтазу, регулируется сплайсингом мРНК. Proc Natl Acad Sci U S. A 1991; 88: 2692-6.

    ДОИПубМедПМС
  • 41.Yokoyama C, Takai T, Tanabe T. Первичная структура простагландинэндопероксидсинтазы овцы, выведенная из последовательности кДНК. FEBS Lett 1988; 231: 347-51.

    DOIPubMed
  • 42. Снайпс Дж. А., Кис Б., Шелнесс Г. С., Хьюетт Дж. А., Бусия Д. В.. Клонирование и характеристика циклооксигеназы-1b (предполагаемая циклооксигеназа-3) у крыс. J. Pharmacol Exp Ther 2005; 313: 668-76.

    DOIPubMed
  • 43. Адегбойега П.А., Ололаде О. Иммуногистохимическая экспрессия циклооксигеназы-2 в нормальных почках.Appl Immunohistochem Mol Morphol 2004; 12: 71-4.

    DOIPubMed
  • 44. Киршенбаум А., Лиотта Д.Р., Яо С., Лю XH, Клауснер А.П. и др. Иммуногистохимическая локализация циклооксигеназы-1 и циклооксигеназы-2 в репродуктивных трактах плода человека и взрослого мужчины. J. Clin Endocrinol Metab 2000; 85: 3436-41.

    DOIPubMed
  • 45. Фитцджеральд Г.А. ЦОГ-2 и не только: подходы к ингибированию простагландинов при заболеваниях человека. Nat Rev Drug Discov 2003; 2: 879-90.

    ДОИПубМед
  • 46.Hashemi Goradel N, Najafi M, Salehi E, Farhood B, Mortezaee K. Циклооксигеназа-2 при раке: обзор. J Cell Physiol 2018; DOI: 10.1002 / jcp.27411.

    DOIPubMed
  • 47. Ян Х., Чен С. Циклооксигеназа-2 в синаптической передаче сигналов. Curr Pharm Des 2008; 14: 1443-51.

    PubMedPMC
  • 48. Стасинопулос И., О’Брайен Д.Р., Бхуджвалла З.М. Воспаление, но не гипоксия, опосредованная активацией HIF-1альфа, зависит от ЦОГ-2. Cancer Biol Ther 2009; 8: 31-5.

    ДОИПубМедПМС
  • 49.Блэк С.А., Нельсон А.С., Гурул Нью-Джерси, Футшер Б.В., Лион TR. Семафорин 7a оказывает плейотропное действие, способствуя прогрессированию опухоли молочной железы. Онкоген 2016; 35: 5170-8.

    DOIPubMedPMC
  • 50. Черни Дж., Стокингер Х., Хорейси В. Нековалентные ассоциации поверхностных белков Т-лимфоцитов. Eur J Immunol 1996; 26: 2335-43.

    DOIPubMed
  • 51. Walzer T, Galibert L, Comeau MR, De Smedt T. Взаимодействие плексина C1 на дендритных клетках мышей вирусным семафорином A39R индуцирует перестройку актинового цитоскелета и ингибирует опосредованную интегрином адгезию и индуцированную хемокинами миграцию.J. Immunol 2005; 174: 51-9.

    DOIPubMed
  • 52. Скотт Г.А., Макклелланд Л.А., Фрике А.Ф., Фендер А. Плексин С1, рецептор семафорина 7а, инактивирует кофилин и является потенциальным опухолевым супрессором для прогрессирования меланомы. Дж. Инвест Дерматол 2009; 129: 954-63.

    DOIPubMed
  • 53. Ван В., Эдди Р., Кондилис Дж. Путь кофилина в инвазии и метастазировании рака груди. Нат Рак 2007; 7: 429-40.

    DOIPubMedPMC
  • 54. Оно С. Механизм деполимеризации и разрыва актиновых филаментов и его значение в динамике цитоскелета.Int Rev Cytol 2007; 258: 1-82.

    DOIPubMed
  • 55. Пастеркамп Р.Дж., Пешон Дж.Дж., Сприггс М.К., Колодкин А.Л. Семафорин 7A способствует разрастанию аксонов через интегрины и MAPK. Природа 2003; 424: 398-405.

    DOIPubMed
  • 56. Скотт Г.А., Макклелланд Л.А., Фрике А.Ф. Семафорин 7a способствует распространению и дендричности меланоцитов человека через бета1-интегрины. Дж. Инвест Дерматол 2008; 128: 151-61.

    DOIPubMed
  • 57. Старейшина А.М., Тамбурини БАДЖ, Крамп Л.С., Блэк С.А., Уэсселлс В.М. и др.Семафорин 7A способствует ремоделированию лимфатических сосудов, опосредованному макрофагами, во время послеродовой инволюции молочной железы и при раке груди. Cancer Res 2018; 78: 6473-85.

    DOIPubMedPMC
  • 58. Ма Б., Херцог Е.Л., Ли К.Г., Пенг Х, Ли С.М. и др. Роль хитиназы 3-like-1 и семафорина 7a в метастазировании меланомы легких. Cancer Res 2015; 75: 487-96.

    DOIPubMedPMC
  • 59. Ханахан Д., Вайнберг Р.А. Признаки рака. Cell 2000; 100: 57-70.

    ДОИПубМед
  • 60.Ichim G, Tait SW. Судьба хуже смерти: апоптоз как онкогенный процесс. Нат Рев Рак 2016; 16: 539-48.

    DOIPubMed
  • 61. Аль-Димасси С., Абу-Антун Т., Эль-Сибай М. Механизмы устойчивости раковых клеток: мини-обзор. Клин Транс Онкол 2014; 16: 511-6.

    DOIPubMed
  • 62. Vachon PH. Передача сигналов интегрина, выживаемость клеток и аноикис: различия, различия и дифференциация. J Signal Transduct 2011; 2011: 738137.

    DOIPubMedPMC
  • 63. Kim YN, Koo KH, Sung JY, Yun UJ, Kim H.Устойчивость к анойкису: необходимое условие для метастазирования опухоли. Int J Cell Biol 2012; 2012: 306879.

    DOIPubMedPMC
  • 64. Lund LR, Romer J, Thomasset N, Solberg H, Pyke C, et al. Две различные фазы апоптоза при инволюции молочной железы: независимые от протеиназы и зависимые от протеиназ пути. Разработка 1996; 122: 181-93.

    PubMedPMC
  • 65. Шере-Леви С., Буджиано В., Куаглино А., Гаттелли А., Сирио М.С. и др. Фактор ингибирования лейкемии вызывает апоптоз эпителиальных клеток молочных желез и участвует в инволюции молочных желез мышей.Exp Cell Res 2003; 282: 35-47.

    DOIPubMed
  • 66. Хьюз К., Уотсон К.Дж. Многогранная роль STAT3 в инволюции молочных желез и раке груди. Int J Mol Sci 2018; 19: E1695.

    DOIPubMedPMC
  • 67. Castillo-Lluva S, Hontecillas-Prieto L, Blanco-Gomez A, Del Mar Saez-Freire M, Garcia-Cenador B, et al. Новая роль SNAI2 в постлактационной инволюции молочной железы связывает его с развитием рака молочной железы в просвете. Онкоген 2015; 34: 4777-90.

    ДОИПубМедПМС
  • 68.Сакамото К., Вейде Б.Л., Ю К.Х., Ким Т., Раджбхандари Н. и др. Янус-киназа 1 важна для передачи сигналов воспалительных цитокинов и ремоделирования молочных желез. Mol Cell Biol 2016; 36: 1673-90.

    DOIPubMedPMC
  • 69. Сарджант Т.Дж., Ллойд-Льюис Б., Ресеманн Х.К., Рамос-Монтойя А., Скеппер Дж. И др. Stat3 контролирует гибель клеток во время инволюции молочных желез, регулируя поглощение жировых глобул молока и проницаемость лизосомальной мембраны. Природа клеточной биологии 2014; 16: 1057-68.

    ДОИПубМедПМС
  • 70.Segatto I, Baldassarre G, Belletti B. STAT3 в возникновении и прогрессировании рака груди: вопрос времени и контекста. Int J Mol Sci 2018; 19: E2818.

    DOIPubMedPMC
  • 71. Ю Х., Пардолл Д., Джов Р. STATs при онкологическом воспалении и иммунитете: ведущая роль STAT3. Нат Рев Рак 2009; 9: 798-809.

    DOIPubMedPMC
  • 72. Ахтар Н., Ли В., Миронов А., Стрейли Чарльз Х. Rac1 контролирует как секреторную функцию молочной железы, так и ее ремоделирование для последующих беременностей.Клетка развития 2016; 38: 522-35.

    DOIPubMedPMC
  • 73. Watson CJ. Инволюция: апоптоз и ремоделирование тканей, которые превращают молочную железу из молочной фабрики в неподвижный орган. Рак молочной железы Res 2006; 8: 203.

    DOIPubMedPMC
  • 74. Green KA, Lund LR. ECM разлагает протеазы и ремоделирует ткани в молочной железе. Биологические исследования 2005; 27: 894-903.

    DOIPubMed
  • 75. Ходжилла К.В., Джексон Х.В., Хоха Р. TIMP3 регулирует апоптоз эпителия молочной железы с привлечением иммунных клеток через дифференциальную зависимость от ФНО.PLoS One 2011; 6: e26718.

    DOIPubMedPMC
  • 76. Ханаяма Р., Нагата С. Нарушение инволюции молочных желез в отсутствие фактора EGF глобул молочного жира 8. Proc Natl Acad Sci U S. A 2005; 102: 16886-91.

    DOIPubMedPMC
  • 77. Schorr K, Li M, Bar-Peled U, Lewis A, Heredia A, et al. Приобретение Bcl-2 более эффективно, чем потеря bax, в регулировании выживаемости эпителиальных клеток молочной железы in vivo. Cancer Res 1999; 59: 2541-5.

    PubMed
  • 78. Уолтон К.Д., Вагнер К.Ю., Ракер Э.Б. 3-й, Шиллингфорд Дж. М., Миёши К. и др.Условная делеция гена bcl-x из эпителия молочных желез мышей приводит к ускоренному апоптозу во время инволюции, но не ставит под угрозу функцию клеток во время лактации. Mech Dev 2001; 109: 281-93.

    DOIPubMed
  • 79. Швертфегер К.Л., Рихерт М.М., Андерсон С.М. Инволюция молочной железы задерживается активированным Akt у трансгенных мышей. Мол эндокринол 2001; 15: 867-81.

    DOIPubMed
  • 80. Radisky DC, Hartmann LC. Инволюция молочной железы и риск рака груди: трансгенные модели и клинические исследования.J Mammary Gland Biol Neoplasia 2009; 14: 181-91.

    DOIPubMedPMC
  • 81. Ли М., Лю X, Робинсон Г., Бар-Пелед У., Вагнер К.Ю. и др. Сигналы, полученные из молочных желез, активируют запрограммированную гибель клеток во время первой стадии инволюции молочных желез. Proc Natl Acad Sci U S. A 1997; 94: 3425-30.

    DOIPubMedPMC
  • 82. Кларксон Р.В., Вэйланд М.Т., Ли Дж., Фриман Т., Уотсон К.Дж.. Профили экспрессии генов в развитии молочных желез выявляют предполагаемую роль рецепторов смерти и иммунных медиаторов в пост-лактационной регрессии.Рак молочной железы Res 2004; 6: R92-109.

    DOIPubMedPMC
  • 83. Форнетти Дж., Мартинсон Х.А., Беттс С.Б., Лайонс Т.Р., Джиндал С. и др. Инволюция молочной железы как мишень иммунотерапии при послеродовом раке груди. J Mammary Gland Biol Neoplasia 2014; 19: 213-28.

    DOIPubMedPMC
  • 84. Acerbi I., Cassereau L, Dean I, Shi Q, Au A, et al. Инвазия и агрессия рака груди человека коррелируют с ригидностью ВКМ и инфильтрацией иммунных клеток. Интегр Биол (Камб) 2015; 7: 1120-34.

    DOIPubMedPMC
  • 85. Li F, Huang Q, Chen J, Peng Y, Roop DR, et al. Апоптозные клетки активируют путь «восхождения феникса», способствуя заживлению ран и регенерации тканей. Sci Signal 2010; 3: ra13.

    DOIPubMedPMC
  • 86. Huang Q, Li F, Liu X, Li W, Shi W, et al. Опосредованная каспазой 3 стимуляция репопуляции опухолевых клеток во время лучевой терапии рака. Нат Мед 2011; 17: 860-6.

    DOIPubMedPMC
  • 87. Ханахан Д., Вайнберг Р.А. Признаки рака: следующее поколение.Cell 2011; 144: 646-74.

    DOIPubMed
  • 88. Обзор природы Рак. Микроокружение опухоли. Доступно по адресу: https://www.nature.com/collections/khylqkxqbr/content/reviews. [Последний доступ 1 февраля 2019 г.].

  • 89. Провенцано П.П., Инман Д.Р., Элисейри К.В., Кили П.Дж. Индуцированная плотностью матрикса механорегуляция фенотипа клеток молочной железы, передачи сигналов и экспрессии генов посредством связывания FAK-ERK. Онкоген 2009; 28: 4326-43.

    DOIPubMedPMC
  • 90. McDaniel SM, Rumer KK, Biroc SL, Metz RP, Singh M, et al.Ремоделирование микросреды молочной железы после лактации способствует метастазированию клеток опухоли молочной железы. Ам Дж. Патол 2006; 168: 608-20.

    DOIPubMedPMC
  • 91. Bemis LT, Schedin P. Репродуктивное состояние стромы молочной железы крысы модулирует миграцию и инвазию клеток рака молочной железы человека. Cancer Res 2000; 60: 3414-8.

    PubMed
  • 92. О’Брайен Дж., Хансен К., Баркан Д., Грин Дж., Щедин П. и др. Нестероидные противовоспалительные препараты нацелены на про-онкогенный внеклеточный матрикс послеродовой молочной железы.Инт Дж. Дев Биол 2011; 55: 745-55.

    DOIPubMed
  • 93. Кларк Р. Стромелизин-1 способствует канцерогенезу молочной железы. Рак молочной железы Res 1999; 1: 66605.

    DOI
  • 94. Paszek MJ, Zahir N, Johnson KR, Lakins JN, Rozenberg GI, et al. Напряженный гомеостаз и злокачественный фенотип. Cancer Cell 2005; 8: 241-54.

    DOIPubMed
  • 95. Уокер Р.А. Сложности десмоплазии рака груди. Рак молочной железы Res 2001; 3: 143-5.

    ДОИПубМедПМС
  • 96.Крайке Б., ван Кувенхов М., Хорлингс Н., Вайгельт Б., Петерс Н. и др. Профилирование экспрессии генов и гистопатологическая характеристика тройных отрицательных / базальных карцином молочной железы. Рак молочной железы Res 2007; 9: R65.

    DOIPubMedPMC
  • 97. Provenzano PP, Eliceiri KW, Campbell JM, Inman DR, White JG, et al. Реорганизация коллагена на границе опухоль-строма облегчает местную инвазию. BMC Med 2006; 4:38.

    DOIPubMedPMC
  • 98. Цючен Дж., Кортни Б., Натан П., Элизабет М., Пеппер С.Инволюция молочной железы представляет собой уникальную модель для изучения парадокса рака TGF-бета. Дж. Клин Мед 2017; 6: 10.

    DOIPubMedPMC
  • 99. Нгуен А.В., Поллард Дж. Трансформирующий фактор роста бета3 вызывает гибель клеток на первой стадии инволюции молочной железы. Разработка 2000; 127: 3107-18.

    PubMed
  • 100. Имамура Т., Хикита А., Иноуэ Ю. Роль передачи сигналов TGF-β в канцерогенезе и метастазировании рака груди. Рак молочной железы 2012; 19: 118-24.

    ДОИПубМед
  • 101.Мэн XM, DJ Николич-Патерсон, Lan HY. TGF-бета: главный регулятор фиброза. Нат Рев Нефрол 2016; 12: 325-38.

    DOIPubMed
  • 102. Канг Х.Р., Ли К.Г., Гомер Р.Дж., Элиас Дж.А. Семафорин 7A играет решающую роль в индуцированном TGF-бета1 фиброзе легких. J Exp Med 2007; 204: 1083-93.

    DOIPubMedPMC
  • 103. Gan Y, Reilkoff R, Peng X, Russell T, Chen Q, et al. Роль передачи сигналов семафорина 7a в трансформации индуцированного фактором роста β1 фиброза легких и связанного со склеродермией интерстициального заболевания легких.Arthritis Rheum 2011; 63: 2484-94.

    DOIPubMedPMC
  • 104. Reilkoff RA, Peng H, Murray LA, Peng X, Russell T, et al. Регуляторные Т-клетки семафорина 7a + связаны с прогрессирующим идиопатическим фиброзом легких и вовлечены в трансформацию индуцированного фактором роста β1 фиброза легких. Am J Respir Crit Care Med 2013; 187: 180-8.

    DOIPubMedPMC
  • 105. Esnault S, Kelly EA, Johansson MW, Liu LY, Han ST, et al. Семафорин 7А экспрессируется на эозинофилах дыхательных путей и активируется цитокинами семейства IL-5.Clin Immunol 2014; 150: 90-100.

    DOIPubMedPMC
  • 106. Де Minicis S, Rychlicki C, Agostinelli L, Saccomanno S, Trozzi L, et al. Семафорин 7A способствует TGF-β-опосредованному фиброгенезу печени. Am J Pathol 2013; 183: 820-30.

    DOIPubMedPMC
  • 107. Kopp MA, Brommer B, Gatzemeier N, Schwab JM, Pruss H. Повреждение спинного мозга индуцирует дифференциальную экспрессию профибротического семафорина 7A в развивающемся и зрелом глиальном рубце. Глия 2010; 58: 1748-56.

    ДОИПубМед
  • 108.Ли Ю., Блаунт К.Л., Дай Ф., Томпсон С., Шер Дж. К. и др. Содержание семафорина 7A в циркулирующих регуляторных Т-клетках увеличивается при аутосомно-доминантном поликистозе почек и уменьшается при лечении толваптаном. Clin Exp Nephrol 2018; 22: 906-16.

    DOIPubMed
  • 109. Эсно С., Торр Е.Е., Бернау К., Йоханссон М.В., Келли Е.А. и др. Эндогенный семафорин-7A препятствует дифференцировке фибробластов легких человека. PLoS One 2017; 12: e0170207.

    DOIPubMedPMC
  • 110. Хайнс РО. Интегрины: двунаправленные, аллостерические сигнальные машины.Cell 2002; 110: 673-87.

    DOIPubMed
  • 111. Barkan D, El Touny LH, Michalowski AM, Smith JA, Chu I, et al. Метастатический рост из спящих клеток, индуцированный фиброзной средой, обогащенной col-I. Cancer Res 2010; 70: 5706-16.

    DOIPubMedPMC
  • 112. Eke I, Cordes N. Передача сигналов фокальной адгезии и резистентность к терапии при раке. Semin Cancer Biol 2015; 31: 65-75.

    DOIPubMed
  • 113. Jiang WG, Sanders AJ, Katoh M, Ungefroren H, Gieseler F, et al. Тканевая инвазия и метастазирование: молекулярные, биологические и клинические перспективы.Semin Cancer Biol 2015; 35 Приложение: S244-S75.

    DOIPubMed
  • 114. Нарунский Л., Орен Р., Бохнер Ф., Ниман М. Аспекты визуализации стромы опухоли с терапевтическими последствиями. Pharmacol Ther 2014; 141: 192-208.

    DOIPubMedPMC
  • 115. Сегин Л., Десгроселье Дж. С., Вайс С. М., Череш Д. А.. Интегрины и рак: регуляторы стволовости рака, метастазирования и лекарственной устойчивости. Тенденции Cell Biol 2015; 25: 234-40.

    DOIPubMedPMC
  • 116. Guo W, Giancotti FG.Передача сигналов интегрина во время прогрессирования опухоли. Нат Рев Мол Cell Biol 2004; 5: 816-26.

    DOIPubMed
  • 117. Хамиди Х., Иваска Дж. На каждом этапе пути: интегрины в прогрессировании рака и метастазировании. Нат Рак 2018; 18: 533-48.

    DOIPubMed
  • 118. Хамфрис Д.Д., Байрон А., Хамфрис М.Дж. Краткий обзор интегриновых лигандов. J Cell Sci 2006; 119: 3901-3.

    DOIPubMedPMC
  • 119. Лю Х., Юо З.С., Шим А.Х., Фосиа П.Дж., Чен Х и др. Структурные основы распознавания семафорин-плексин и вирусной мимикрии комплексов Sema7A и A39R с PlexinC1.Cell 2010; 142: 749-61.

    DOIPubMedPMC
  • 120. Jongbloets BC, Lemstra S, Schellino R, Broekhoven MH, Parkash J, et al. Специфические для стадий функции semaphorin7A во время нейрогенеза гиппокампа взрослых основываются на различных рецепторах. Нац Коммуна 2017; 8: 14666.

    DOIPubMedPMC
  • 121. Сузуки К., Окуно Т., Ямамото М., Пастеркамп Р.Дж., Такегахара Н. и др. Семафорин 7A инициирует опосредованные Т-клетками воспалительные реакции через интегрин альфа1бета1. Природа 2007; 446: 680-4.

    ДОИПубМед
  • 122.Наси Д., Вуори К., Ауджит Ф. Интегрин Alpha2beta1 в развитии рака и химиорезистентности. Semin Cancer Biol 2015; 35: 145-53.

    DOIPubMed
  • 123. Broom OJ, Massoumi R, Sjolander A. Передача сигналов интегрина Alpha2beta1 усиливает экспрессию циклооксигеназы-2 в эпителиальных клетках кишечника. J. Cell Physiol 2006; 209: 950-8.

    DOIPubMed
  • 124. Эскивель-Веласкес М., Остоа-Салома П., Паласиос-Арреола М.И., Нава-Кастро К.Э., Кастро Д.И. и др. Роль цитокинов в развитии и прогрессировании рака груди.J. Interferon Cytokine Res 2015; 35: 1-16.

    DOIPubMedPMC
  • 125. Ваннини Ф., Кашфи К., Нат Н. Двойная роль iNOS в развитии рака. Редокс Биол 2015; 6: 334-43.

    DOIPubMedPMC
  • 126. Мартинес Ф.О., Гордон С. Парадигма активации макрофагов M1 и M2: время для переоценки. F1000Prime Rep 2014; 6:13.

    DOIPubMedPMC
  • 127. Chen Y, Zhang S, Wang Q, Zhang X. Макрофаги M2, рекрутированные опухолью, способствуют метастазированию рака желудка и груди через белок CHI3L1, секретируемый макрофагами M2.Журнал Hematol Oncol 2017; 10: 36.

    DOIPubMedPMC
  • 128. Qian BZ, Pollard JW. Разнообразие макрофагов усиливает прогрессирование опухоли и метастазирование. Cell 2010; 141: 39-51.

    DOIPubMedPMC
  • 129. Василиаду И., Холен И. Роль макрофагов в метастазировании в кости. Дж. Боун Онкол 2013; 2: 158-66.

    DOIPubMedPMC
  • 130. Wyckoff JB, Wang Y, Lin EY, Li JF, Goswami S, et al. Прямая визуализация интравазации опухолевых клеток с помощью макрофагов в опухоли молочной железы.Cancer Res 2007; 67: 2649-56.

    DOIPubMed
  • 131. Лин ЭЙ, Нгуен А.В., Рассел Р.Г., Поллард Дж. В.. Колониестимулирующий фактор 1 способствует прогрессированию опухолей молочной железы до злокачественных новообразований. J Exp Med 2001; 193: 727-40.

    DOIPubMedPMC
  • 132. Monks J, Rosner D, Geske FJ, Lehman L, Hanson L, et al. Эпителиальные клетки как фагоциты: апоптотические эпителиальные клетки поглощаются альвеолярными эпителиальными клетками молочных желез и подавляют высвобождение медиатора воспаления. Разница в клеточной смерти 2005; 12: 107-14.

    DOIPubMed
  • 133. Монкс Дж., Смит-Стейнхарт С., Крук Э. Р., Фадок В. А., Хенсон П. М.. Эпителиальные клетки удаляют апоптотические эпителиальные клетки во время пост-лактационной инволюции молочной железы мыши. Биол Репрод 2008; 78: 586-94.

    DOIPubMed
  • 134. O’Brien J, Martinson H, Durand-Rougely C., Schedin P. Макрофаги имеют решающее значение для гибели эпителиальных клеток и репопуляции адипоцитов во время инволюции молочной железы. Разработка 2012; 139: 269-75.

    ДОИПубМед
  • 135.Харни А.С., Арверт Э.Н., Энтенберг Д., Ван И, Го П. и др. Визуализация в реальном времени выявляет локальную временную проницаемость сосудов и интравазацию опухолевых клеток, стимулированную VEGFA, полученным из макрофагов TIE2hi. Рак Discov 2015; 5: 932-43.

    DOIPubMedPMC
  • 136. Holmes S, Downs AM, Fosberry A, Hayes PD, Michalovich D, et al. Sema7A - мощный стимулятор моноцитов. Сканд Дж. Иммунол 2002; 56: 270-5.

    DOIPubMed
  • 137. Хьюго Х. Дж., Сондерс С., Рамзи Р. Г., Томпсон Е. В.. Новые сведения о ЦОГ-2 при хроническом воспалении, вызывающем рост и метастазирование рака груди.J Mammary Gland Biol Neoplasia 2015; 20: 109-19.

    DOIPubMed
  • 138. Gan L, Qiu Z, Huang J, Li Y, Huang H, et al. Циклооксигеназа-2 в макрофагах, связанных с опухолью, способствует метастатическому потенциалу клеток рака молочной железы через путь Akt. Международный журнал биологических наук, 2016; 12: 1533-43.

    DOIPubMedPMC
  • 139. Esbona K, Yi Y, Saha S, Yu M, Van Doorn RR, et al. Наличие циклооксигеназы 2, связанных с опухолью макрофагов и выравнивание коллагена в качестве прогностических маркеров для пациентов с инвазивной карциномой молочной железы.Am J Pathol 2018; 188: 559-73.

    DOIPubMedPMC
  • 140. Ингман В.В., Вайкофф Дж., Гуон-Эванс В., Кондилис Дж., Поллард Дж. У. Макрофаги способствуют фибриллогенезу коллагена вокруг терминальных концевых зачатков развивающейся молочной железы. Дев Дин 2006; 235: 3222-9.

    DOIPubMed
  • 141. Muthukkaruppan VR, Kubai L, Auerbach R. Неоваскуляризация глаза мышей, индуцированная опухолью. J Natl Cancer Inst 1982; 69: 699-708.

    DOIPubMed
  • 142. Холмгрен Л., О’Рейли М.С., Фолкман Дж.Покой микрометастазов: сбалансированная пролиферация и апоптоз при подавлении ангиогенеза. Нат Мед 1995; 1: 149-53.

    DOIPubMed
  • 143. Parangi S, O’Reilly M, Christofori G, Holmgren L, Grosfeld J, et al. Антиангиогенная терапия трансгенных мышей замедляет рост опухоли de novo. Proc Natl Acad Sci U S A 1996; 93: 2002-7.

    DOIPubMedPMC
  • 144. Рамирес Р.А., Ли А., Щедин П., Рассел Дж. С., Массо-Велч П.А. Изменения частоты тучных клеток и отношения к ангиогенезу в молочной железе крысы во время окон физиологического ремоделирования ткани.Дев Дин 2012; 241: 890-900.

    DOIPubMedPMC
  • 145. Pepper MS, Baetens D, Mandriota SJ, Di Sanza C, Oikemus S, et al. Регуляция экспрессии рецепторов VEGF и VEGF в молочной железе грызунов во время беременности, лактации и инволюции. Дев Дин 2000; 218: 507-24.

    DOIPubMed
  • 146. Чан Т.Р., Шталь П.Дж., Ли Й., Ю.М. Смеси коллаген-желатин в качестве модели раны и субстраты для связывания пептида-миметика VEGF и активации эндотелиальных клеток. Acta Biomater 2015; 15: 164-72.

    DOIPubMedPMC
  • 147. Bordeleau F, Mason BN, Lollis EM, Mazzola M, Zanotelli MR, et al. Упрочнение матрикса способствует фенотипу сосудистой сети опухоли. Proc Natl Acad Sci U S A 2017; 114: 492-7.

    DOIPubMedPMC
  • 148. Самани А., Зубовиц Дж., Плевес Д. Модули упругости нормальных и патологических тканей груди человека: исследование 169 образцов на основе метода инверсии. Phys Med Biol 2007; 52: 1565-76.

    DOIPubMed
  • 149. Fang M, Yuan J, Peng C, Li Y.Коллаген как палка о двух концах в развитии опухолей. Tumor Biol 2014; 35: 2871-82.

    DOIPubMedPMC
  • 150. Masson N, Ratcliffe PJ. HIF пролил- и аспарагинилгидроксилазы в биологическом ответе на внутриклеточные уровни O (2). J Cell Sci 2003; 116: 3041-9.

    DOIPubMed
  • 151. Takeda N, Maemura K, Imai Y, Harada T., Kawanami D, et al. Ген белка 1 эндотелиального домена PAS способствует ангиогенезу посредством трансактивации как фактора роста эндотелия сосудов, так и его рецептора, Flt-1.Circ Res 2004; 95: 146-53.

    DOIPubMed
  • 152. Kaidi A, Qualtrough D, Williams AC, Paraskeva C. Прямая активация транскрипции циклооксигеназы-2 с помощью фактора, индуцируемого гипоксией (HIF) -1, способствует выживанию колоректальных опухолевых клеток и увеличивает транскрипционную активность HIF-1 во время гипоксии. Cancer Res 2006; 66: 6683-91.

    DOIPubMed
  • 153. Гринхау А., Смартт Х. Дж., Мур А. Э., Робертс Х. Р., Уильямс А. С. и др. Путь COX-2 / PGE2: ключевые роли в признаках рака и адаптации к микросреде опухоли.Канцерогенез 2009; 30: 377-86.

    DOIPubMed
  • 154. Джонс М.К., Ван Х., Пескар Б.М., Левин Э., Итани Р.М. и др. Ингибирование ангиогенеза нестероидными противовоспалительными препаратами: понимание механизмов и последствий для роста рака и заживления язв. Нат Мед 1999; 5: 1418-23.

    DOIPubMed
  • 155. Мороте-Гарсиа JC, Napiwotzky D, Kohler D, Rosenberger P. Эндотелиальный семафорин 7A способствует миграции нейтрофилов во время гипоксии. Proc Natl Acad Sci U S A 2012; 109: 14146-51.

    DOIPubMedPMC
  • 156. Zhang M, Wang L, Dong M, Li Z, Jin F. Эндотелиальный семафорин 7A способствует воспалению при остром повреждении легких, вызванном аспирацией морской воды. Int J Mol Sci 2014; 15: 19650-61.

    DOIPubMedPMC
  • 157. He M, Bian Z. Экспрессия индуцированного гипоксией семафорина 7A коррелирует с тяжестью воспаления и остеокластогенезом в экспериментально индуцированных периапикальных поражениях. Arch Oral Biol 2017; 75: 114-9.

    DOIPubMed
  • 158. Гарсия-Ареас Р., Либрерос С., Амат С., Китинг П., Каррио Р. и др.Семафорин7А способствует росту опухоли и оказывает проангиогенный эффект в макрофагах мышей с опухолями молочной железы. Front Physiol 2014; 5:17.

    DOIPubMedPMC
  • 159. Ганем Р.С., Хан К.Й., Рохас Дж., Озтюрк О., Ким Д.Д. и др. Семафорин 7A способствует ангиогенезу в экспериментальной модели неоваскуляризации роговицы. Curr Eye Res 2011; 36: 989-96.

    DOIPubMedPMC
  • 160. Foskett AM, Ezekiel UR, Trzeciakowski JP, Zawieja DC, Muthuchamy M. Гипоксия и белки внеклеточного матрикса влияют на ангиогенез и лимфангиогенез в эмбриоидных телах мыши.Front Physiol 2011; 2: 103.

    DOIPubMedPMC
  • 161. Swartz MA. Иммуномодулирующая роль лимфатических сосудов в прогрессировании рака. Cancer Immunol Res 2014; 2: 701-7.

    DOIPubMed
  • 162. Хосоно К., Исонака Р., Каваками Т., Нарумия С., Маджима М. Передача сигналов рецепторам простагландина Е, EP3 и EP4 облегчает заживление ран и лимфангиогенез с усиленным набором макрофагов M2 у мышей. PLoS One 2016; 11: e0162532.

    ДОИПубМедПМС
  • 163.Zeng C, Chen L, Yang Z, Sun S. Тесная корреляция между экспрессией гепараназы и COX-2 в лимфангиогенезе рака шейки матки. Мед Онкол 2014; 31: 314.

    DOIPubMed
  • 164. Iwata C, Kano MR, Komuro A, Oka M, Kiyono K, et al. Ингибирование циклооксигеназы-2 подавляет метастазирование в лимфатические узлы за счет уменьшения лимфангиогенеза. Cancer Res 2007; 67: 10181-9.

    DOIPubMed
  • 165. Лала П.К., Нанди П., Маджумдер М. Роль простагландинов в опухолево-ассоциированном лимфангиогенезе с особым акцентом на рак груди.Раковые метастазы Ред. 2018; 37: 369-84.

    DOIPubMed
  • 166. Gyorffy B, Lanczky A, Eklund AC, Denkert C, Budczies J, et al. Инструмент онлайн-анализа выживаемости для быстрой оценки влияния 22 277 генов на прогноз рака груди с использованием данных микрочипов 1809 пациентов. Лечение рака груди 2010; 123: 725-31.

    DOIPubMed
  • 167. Burke CA, Phillips R, Berger MF, Li C, Essex MN, et al. Международное исследование детского полипоза (CHIP): рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование целекоксиба у детей с семейным аденоматозным полипозом.Clin Exp Gastroenterol 2017; 10: 177-85.

    DOIPubMedPMC
  • 168. Steinbach G, Lynch PM, Phillips RK, Wallace MH, Hawk E, et al. Эффект целекоксиба, ингибитора циклооксигеназы-2, при семейном аденоматозном полипозе. N Engl J Med 2000; 342: 1946-52.

    DOIPubMed
  • Ремоделирование жировой ткани молочной железы мыши во время беременности, лактации и инволюции

  • 1.

    Ландскронер-Эйгер С., Парк Дж., Израиль Д., Поллард Дж. В., Шерер П. Е.. Морфогенез развивающейся молочной железы: стадийность воздействия адипоцитов.Dev Biol. 2010. 344 (2): 968–78. https://doi.org/10.1016/j.ydbio.2010.06.019.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Сан К., Кузмински С.М., Шерер ЧП. Ремоделирование жировой ткани и ожирение. Eur J Clin Investig. 2011. 121 (6): 2094–101. https://doi.org/10.1172/jci45887.

    CAS Статья Google Scholar

  • 3.

    Розен Эван Д., Шпигельман Б.М.О чем мы говорим, когда говорим о жирах. Клетка. 156 (1): 20–44. https://doi.org/10.1016/j.cell.2013.12.012.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Рутковски JM, Stern JH, Scherer PE. Клеточная биология увеличения жировой ткани. J Cell Biol. 2015; 208 (5): 501–12. https://doi.org/10.1083/jcb.201409063.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    Ghaben AL, Scherer PE. Адипогенез и метаболическое здоровье. Nat Rev Mol Cell Biol. 2019. https://doi.org/10.1038/s41580-018-0093-z.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Rillema JA. Развитие молочной железы и период лактации. Trends Endocrinol Metab. 1994. 5 (4): 149–54.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 7.

    Lund LR, Romer J, Thomasset N, Solberg H, Pyke C, Bissell MJ, et al.Две различные фазы апоптоза при инволюции молочной железы: независимые от протеиназы и зависимые от протеиназ пути. Разработка. 1996; 122 (1): 181–93.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Ли М., Лю X, Робинсон Дж., Бар-Пелед У., Вагнер К.Ю., Янг В.С. и др. Сигналы, полученные из молочных желез, активируют запрограммированную гибель клеток во время первой стадии инволюции молочных желез. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1997; 94 (7): 3425–30.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Richert MM, Schwertfeger KL, Ryder JW, Anderson SM. Атлас развития молочной железы мыши. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2000. 5 (2): 227–41. https://doi.org/10.1023/A:1026499523505.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Эйрев П., Стингл Дж., Рауф А., Турашвили Г., Апарисио С., Эмерман Дж. Т. и др. Метод количественной оценки нормальных эпителиальных стволовых клеток молочной железы человека с регенеративной способностью in vivo.Nat Med. 2008; 14 (12): 1384–9 http://www.nature.com/nm/journal/v14/n12/suppinfo/nm.1791_S1.html.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Tiede B, Kang Y. От молока до злокачественных опухолей: роль стволовых клеток молочной железы в развитии, беременности и раке груди. Cell Res. 2011. 21 (2): 245–57. https://doi.org/10.1038/cr.2011.11.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Ллойд-Льюис Б., Харрис OB, Уотсон CJ, Дэвис FM. Стволовые клетки молочной железы: предпосылки, свойства и перспективы. Trends Cell Biol. 2017; 27 (8): 556–67. https://doi.org/10.1016/j.tcb.2017.04.001.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 13.

    Ван Кеймеулен А., Роша А.С., Уссет М., Бек Б., Бувенкур Дж., Рок Дж. И др. Отдельные стволовые клетки способствуют развитию и поддержанию молочной железы. Природа. 2011; 479: 189. https: // doi.org / 10.1038 / nature10573 https://www.nature.com/articles/nature10573#supplementary-information.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Lafkas D, Rodilla V, Huyghe M, Mourao L, Kiaris H, Fre S. Notch4 маркирует клоногенные клетки-предшественники просвета молочной железы in vivo. J Cell Biol. 2013. 203 (1): 47–56. https://doi.org/10.1083/jcb.201307046.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15.

    Chang THT, Kunasegaran K, Tarulli GA, De Silva D, Voorhoeve PM, Pietersen AM. Новые взгляды на ограничение клонов эпителия молочных желез с использованием эпителиальных клеток молочных желез с определенным паритетом. Рак молочной железы Res. 2014; 16 (1): R1. https://doi.org/10.1186/bcr3593.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Prater MD, Petit V, Alasdair Russell I, Giraddi RR, Shehata M, Menon S, et al. Стволовые клетки молочных желез обладают свойствами миоэпителиальных клеток.Nat Cell Biol. 2014; 16: 942. https://doi.org/10.1038/ncb3025 https://www.nature.com/articles/ncb3025#supplementary-information.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Родилла В., Дасти А., Хюйге М., Лафкас Д., Лоран С., Рейал Ф. и др. Предшественники просвета ограничивают свой клональный потенциал во время развития молочных желез. PLoS Biol. 2015; 13 (2): e1002069. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pbio.1002069.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18.

    Wuidart A, Ousset M, Rulands S, Simons BD, Van Keymeulen A, Blanpain C. Стратегии количественного отслеживания клонов для определения мультипотентности в тканеспецифичных стволовых клетках. Genes Dev. 2016; 30 (11): 1261–77. https://doi.org/10.1101/gad.280057.116.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Джоши П.А., Уотерхаус П.Д., Касаян К., Фанг Х., Гуляева О., Сул Х.С. и др. PDGFRα + предшественники стромальных адипоцитов переходят в эпителиальные клетки во время лобулоальвеологенеза в молочной железе мыши. Nat Commun. 2019; 10 (1): 1760. https://doi.org/10.1038/s41467-019-09748-z.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Shackleton M, Vaillant F, Simpson KJ, Stingl J, Smyth GK, Asselin-Labat M-L, et al.Создание функциональной молочной железы из одной стволовой клетки. Природа. 2006; 439 (7072): 84–8 http://www.nature.com/nature/journal/v439/n7072/suppinfo/nature04372_S1.html.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Стингл Дж., Эйрев П., Рикетсон И., Шеклтон М., Вайллант Ф., Чой Д. и др. Очищение и уникальные свойства эпителиальных стволовых клеток молочной железы. Природа. 2006. 439 (7079): 993–7. https://doi.org/10.1038/nature04496.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    van Amerongen R, Bowman Angela N, Nusse R. Стадия развития и время определяют судьбу Wnt / β-катенин-чувствительных стволовых клеток в молочной железе. Стволовая клетка клетки. 2012. 11 (3): 387–400. https://doi.org/10.1016/j.stem.2012.05.023.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Rios AC, Fu NY, Lindeman GJ, Visvader JE.Идентификация in situ бипотентных стволовых клеток в молочной железе. Природа. 2014; 506: 322. https://doi.org/10.1038/nature12948 https://www.nature.com/articles/nature12948#supplementary-information.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 24.

    Ван Д., Цай Ц., Дун Х, Юй КК, Чжан ХО, Ян Л. и др. Идентификация мультипотентных стволовых клеток молочной железы по экспрессии рецептора протеина С. Природа.2015; 517 (7532): 81–4. https://doi.org/10.1038/nature13851.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 25.

    Дэвис Ф.М., Ллойд-Льюис Б., Харрис О. Б., Козар С., Винтон Д. Д., Муресан Л. и др. Отслеживание одноклеточных клонов в молочной железе выявляет стохастическую клональную дисперсию потомства стволовых / предшественников. Nat Commun. 2016; 7: 13053. https://doi.org/10.1038/ncomms13053 https://www.nature.com/articles/ncomms13053#supplementary-information.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 26.

    Моррони М., Джордано А., Зингаретти М.К., Бояни Р., Де Маттеис Р., Кан BB и др. Обратимая трансдифференцировка секреторных эпителиальных клеток в адипоциты молочной железы. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2004; 101 (48): 16801–6. https://doi.org/10.1073/pnas.0407647101.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27.

    Prokesch A, Smorlesi A, Perugini J, Manieri M, Ciarmela P, Mondini E, et al. Молекулярные аспекты адипоэпителиальной трансдифференцировки в молочной железе мышей. Стволовые клетки. 2014. 32 (10): 2756–66. https://doi.org/10.1002/stem.1756.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28.

    Ван К.А., Тао Ц., Гупта Р.К., Шерер ЧП. Отслеживание адипогенеза во время развития, расширения и регенерации белой жировой ткани.Nat Med. 2013; 19 (10): 1338–44. https://doi.org/10.1038/nm.3324.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Ван К.А., Сонг А., Чен В., Швали П.К., Чжан Ф., Вишванатх Л., Цзян Л., Е Р., ​​Шао М., Тао С., Гупта Р.К., Депланке Б., Шерер П.Е. Обратимая де-дифференцировка зрелых белых адипоцитов в преадипоцитоподобных предшественников во время лактации. Клеточный метаболизм. 2018; 28 (2): 282–8.e3. https://doi.org/10.1016 / j.cmet.2018.05.022.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Цвик Р.К., Рудольф М.С., Шук Б.А., Холтруп Б., Рот Э., Лей В. и др. Гипертрофия адипоцитов и динамика липидов лежат в основе ремоделирования молочной железы после лактации. Nat Commun. 2018; 9 (1): - 3592. https://doi.org/10.1038/s41467-018-05911-0.

  • 31.

    Jena MK, Jaswal S, Kumar S, Mohanty AK. Молекулярный механизм инволюции молочной железы: обновление.Dev Biol. 2019; 445 (2): 145–55. https://doi.org/10.1016/j.ydbio.2018.11.002.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 32.

    Штейн Т., Саломонис Н., Гастерсон Б.А. Инволюция молочной железы как многоступенчатый процесс. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2007. 12 (1): 25–35. https://doi.org/10.1007/s10911-007-9035-7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33.

    Jena MK, Jaswal S, Kumar S, Mohanty AK. Молекулярный механизм инволюции молочной железы: обновление. Dev Biol. 2019; 445 (2): 145–55. https://doi.org/10.1016/j.ydbio.2018.11.002.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 34.

    Talchai C, Xuan S, Lin HV, Sussel L, Accili D. Дедифференцировка β-клеток поджелудочной железы как механизм недостаточности β-клеток при диабете. Клетка. 2012; 150 (6): 1223–34.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Тата П.Р., Моу Х., Пардо-Саганта А., Чжао Р., Прабху М., Ло Б.М. и др. Дедифференцировка коммитированных эпителиальных клеток в стволовые клетки in vivo. Природа. 2013; 503 (7475): 218.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36.

    Lydon JP, DeMayo FJ, Funk CR, Mani SK, Hughes AR, Montgomery CA Jr, et al. У мышей, лишенных рецептора прогестерона, наблюдаются плейотропные репродуктивные аномалии. Genes Dev. 1995; 9 (18): 2266–78 Epub 1995/09/15.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 37.

    Брискен С., Парк С., Васс Т, Лайдон, Дж. П., О'Мэлли Б.В., Вайнберг, Р.А. Паракринная роль эпителиального рецептора прогестерона в развитии молочных желез. Proc. Natl. Акад. Sci. США. 1998; 95 (9): 5076–81.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 38.

    Невилл М.С., Макфадден ТБ, Форсайт И.Гормональная регуляция дифференцировки молочных желез и секреции молока. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2002. 7 (1): 49–66.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 39.

    Kelly PA, Bachelot A, Kedzia C., Hennighausen L, Ormandy CJ, Kopchick JJ, et al. Роль пролактина и гормона роста в развитии молочной железы. Mol Cell Endocrinol. 2002. 197 (1–2): 127–31.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 40.

    Клегг RA. Липопротеинлипаза. Локализация на фрагментах плазматической мембраны ткани молочной железы лактирующих крыс. Biochim Biophys Acta. 1981; 664 (2): 397–408. https://doi.org/10.1016/0005-2760(81)

    -x.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 41.

    Хейлз К.М., Кэрролл М.Д., Фрайар К.Д., Огден ЦЛ. Распространенность ожирения среди взрослых и молодежи: США, 2015-2016 гг. Краткий обзор данных NCHS. 2017; (288): 1–8.

  • 42.

    Розен Э.Д., Шпигельман БМ. О чем мы говорим, когда говорим о жире. Клетка. 2014; 156 (1–2): 20–44. https://doi.org/10.1016/j.cell.2013.12.012.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Кусмински К.М., Бикель ЧП, Шерер ЧП. Ориентация на жировую ткань при лечении диабета, связанного с ожирением. Nat Rev Drug Discov. 2016; 15 (9): 639–60. https://doi.org/10.1038/nrd.2016.75.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 44.

    Crewe C, An YA, Scherer PE. Зловещая триада дисфункции жировой ткани: воспаление, фиброз и нарушение ангиогенеза. J Clin Invest. 2017; 127 (1): 74–82. https://doi.org/10.1172/JCI88883.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Hilson JA, Rasmussen KM, Kjolhede CL. Высокий индекс массы тела перед беременностью связан с плохими результатами лактации у белых сельских женщин, независимо от психосоциальных и демографических корреляторов.Журнал человеческой лактации: официальный журнал Международной ассоциации консультантов по грудному вскармливанию. 2004. 20 (1): 18–29. https://doi.org/10.1177/08

  • 403261345.

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Rasmussen KM. Связь материнского ожирения до зачатия с плохой продуктивностью лактации. Анну Рев Нутр. 2007. 27 (1): 103–21. https://doi.org/10.1146/annurev.nutr.27.061406.093738.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 47.

    Jevitt C, Hernandez I, Groer M. Лактация, осложненная избыточным весом и ожирением: поддержка матери и новорожденного. J Здоровье женщин акушерства. 2007. 52 (6): 606–13. https://doi.org/10.1016/j.jmwh.2007.04.006.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 48.

    Rasmussen KM. Связь материнского ожирения до зачатия с плохой продуктивностью лактации. Анну Рев Нутр. 2007. 27: 103–21.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 49.

    Chu SY, Bachman DJ, Callaghan WM, Whitlock EP, Dietz PM, Berg CJ, et al. Связь между ожирением во время беременности и повышенным обращением за медицинской помощью. N Engl J Med. 2008. 358 (14): 1444–53. https://doi.org/10.1056/NEJMoa0706786.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 50.

    Дэвис Г.А., Максвелл К., МакЛеод Л., Ганьон Р., Бассо М., Бос Х. и др. Ожирение при беременности. Int J Gynecol Obstet. 2010. 110 (2): 167–73.

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Риддл SW, Номмсен-Риверс, Лос-Анджелес. Исследование случай-контроль диабета во время беременности и недостаточного количества молока. Breastfeed Med. 2016; 11 (2): 80–5.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Каталано П.М., Шанкар К. Ожирение и беременность: механизмы краткосрочных и долгосрочных неблагоприятных последствий для матери и ребенка. BMJ. 2017; 356. https://doi.org/10.1136/bmj.j1.

  • 53.

    Стуэбе А.М., Рич-Эдвардс Дж. У., Уиллетт У. С., Мэнсон Дж. Э., Михельс КБ.Продолжительность лактации и заболеваемость сахарным диабетом 2 типа. Джама. 2005. 294 (20): 2601–10. https://doi.org/10.1001/jama.294.20.2601.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 54.

    Schwarz EB, Brown JS, Creasman JM, Stuebe A, McClure CK, Van Den Eeden SK, Thom D. Лактация и материнский риск диабета 2 типа: популяционное исследование. Am J Med. 2010; 123 (9): 863. e1-. e6.

    Артикул PubMed Central Google Scholar

  • 55.

    Ziegler A-G, Wallner M, Kaiser I, Rossbauer M, Harsunen MH, Lachmann L, et al. Долгосрочный защитный эффект лактации на развитие диабета 2 типа у женщин с недавно перенесенным гестационным сахарным диабетом. Сахарный диабет. 2012. 61 (12): 3167–71.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56.

    Аренц С., Рукерл Р., Колецко Б., фон Крис Р. Грудное вскармливание и детское ожирение - систематический обзор.Int J Obes Relat Metab Disord. 2004. 28 (10): 1247–56. https://doi.org/10.1038/sj.ijo.0802758.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 57.

    Организация WH. Исключительное грудное вскармливание для снижения риска детского избыточного веса и ожирения 2004.

    Google Scholar

  • 58.

    Мартин Р.М., Ганнелл Д., Дэйви С.Г. Грудное вскармливание в младенчестве и артериальное давление в дальнейшей жизни: систематический обзор и метаанализ.Am J Epidemiol. 2005. 161 (1): 15–26.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 59.

    Оуэн К.Г., Мартин Р.М., Whincup PH, Смит Г.Д., Кук Д.Г. Влияние кормления грудных детей на риск ожирения на протяжении всей жизни: количественный обзор опубликованных данных. Педиатрия. 2005. 115 (5): 1367–77.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 60.

    Оуэн К.Г., Мартин Р.М., Whincup PH, Дэйви-Смит Г., Гиллман М.В., Кук Д.Г.Влияние грудного вскармливания на средний индекс массы тела на протяжении жизни: количественный обзор опубликованных и неопубликованных данных наблюдений. Am J Clin Nutr. 2005. 82 (6): 1298–307.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 61.

    Оуэн К.Г., Мартин Р.М., Whincup PH, Смит Г.Д., Кук Д.Г. Влияет ли грудное вскармливание на риск развития диабета 2 типа в более позднем возрасте? Количественный анализ опубликованных данных. Am J Clin Nutr. 2006. 84 (5): 1043–54.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 62.

    Quigley MA. Re: «Продолжительность грудного вскармливания и риск избыточного веса: метаанализ». Am J Epidemiol. 2006. 163 (9): 870–2; ответ автора 2-3. https://doi.org/10.1093/aje/kwj134.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 63.

    Owen CG, Whincup PH, Kaye SJ, Martin RM, Davey Smith G, Cook DG, et al. Приводит ли первоначальное грудное вскармливание к снижению холестерина в крови во взрослой жизни? Количественный обзор доказательств.Am J Clin Nutr. 2008. 88 (2): 305–14.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 64.

    Савино Ф., Лигуори С.А., Фиссоре М.Ф., Оггеро Р. Гормоны грудного молока и их защитное действие при ожирении. Int J Pediatr Endocrinol. 2009; 2009 (1): 327505.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 65.

    Бернардо Х., Сезар В., Организация, WH. Долгосрочные эффекты грудного вскармливания: систематический обзор, 2013 г.

  • 66.

    Hovey RC, Aimo L. Разнообразные и активные роли адипоцитов во время роста и функции молочных желез. J Mammary Gland Biol Neoplasia. 2010. 15 (3): 279–90.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 67.

    Щедин П., Кили П.Дж. Ремоделирование, жесткость и механосигналы внеклеточного матрикса молочной железы при нормальном развитии и прогрессировании опухоли. Cold Spring Harb Perspect Biol. 2011; 3 (1): a003228.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 68.

    Van Keymeulen A, Rocha AS, Ousset M, Beck B, Bouvencourt G, Rock J, et al. Отдельные стволовые клетки способствуют развитию и поддержанию молочной железы. Природа. 2011; 479 (7372): 189.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Macias H, Hinck L. Развитие молочных желез.Wiley Interdiscip Rev Dev Biol. 2012; 1 (4): 533–57.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 70.

    Инман Дж. Л., Робертсон К., Мотт Дж. Д., Бисселл М. Дж.. Развитие молочной железы: спецификация клеточной судьбы, стволовые клетки и микросреда. Разработка. 2015; 142 (6): 1028–42.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 71.

    Акерс РМ.Лактация и молочная железа: John Wiley & Sons; 2016.

  • 72.

    Flint DJ, Travers MT, Barber MC, Binart N, Kelly PA. Ожирение, вызванное диетой, нарушает развитие молочных желез и лактогенез в молочных железах мышей. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2005; 288 (6): E1179 – E87. https://doi.org/10.1152/ajpendo.00433.2004.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 73.

    Ламбе М., Се С, Трихопулос Д., Экбом А, Павия М., Адами ХО.Преходящее повышение риска рака груди после родов. N Engl J Med. 1994. 331 (1): 5–9. https://doi.org/10.1056/nejm199407073310102.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 74.

    Щедин П. Рак груди и метастазы, связанные с беременностью. Nat Rev Рак. 2006; 6 (4): 281–91. https://doi.org/10.1038/nrc1839.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 75.

    Stensheim H, Møller B, van Dijk T, Fosså SD. Выживаемость по конкретным причинам для женщин, у которых диагностирован рак во время беременности или кормления грудью: когортное исследование на основе реестра. J Clin Oncol. 2009. 27 (1): 45–51.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 76.

    Park J, Scherer PE. Эндотропин, полученный из адипоцитов, способствует прогрессированию злокачественной опухоли. J Clin Invest. 2012. 122 (11): 4243–56. https://doi.org/10.1172/JCI63930.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 77.

    Wang T, Fahrmann JF, Lee H, Li YJ, Tripathi SC, Yue C, et al. Бета-окисление жирных кислот, регулируемое JAK / STAT3, имеет решающее значение для самовосстановления стволовых клеток рака молочной железы и устойчивости к химиотерапии. Cell Metab. 2018; 27 (6): 1357. https://doi.org/10.1016/j.cmet.2018.04.018.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Park J, Morley TS, Kim M, Clegg DJ, Scherer PE. Ожирение и рак - механизмы, лежащие в основе прогрессирования и рецидива опухоли.Nat Rev Endocrinol. 2014; 10 (8): 455–65. https://doi.org/10.1038/nrendo.2014.94.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Было выявлено больше ключей к разгадке связи между нормальными изменениями груди и инвазивным раком груди - ScienceDaily

    Группа исследователей, возглавляемая исследователями из Джорджтаунского центра комплексного лечения рака Ломбарди, подробно описывает естественный и драматический процесс - изменения в молочных железах, чтобы приспособиться грудное вскармливание - использует молекулярный процесс, который, как считается, способствует выживанию предраковых клеток груди.

    Их исследование на мышах, опубликованное в Интернете в Cell Death Discovery , показывает, что критический переключатель, который срабатывает во время перерывов в кормлении, контролирует, выживут или умрут клетки груди, которые давали молоко. По словам исследователей, путь, способствующий выживанию, может быть примером нормального пути, который может быть задействован предраковыми клетками, в том числе теми, которые могут перерасти в рак груди.

    Если это так, результаты могут предоставить стратегию блокирования части пути, который способствует развитию рака, говорит ведущий автор исследования Анни Варри, доктор философии, адъюнкт-профессор Медицинского центра Джорджтаунского университета и Университета Турку в Финляндии.

    «Исследование впервые идентифицирует молекулярный переключатель - ответ на развернутый белок (UPR), который активирует аутофагию - который контролирует судьбу молочных клеток, вырабатывающих молоко», - говорит она.

    Тот факт, что аутофагия, обычная функция клеточного домашнего хозяйства, используется либо для поддержания выживания клеток, либо для того, чтобы пометить их для разрушения, важен в исследованиях рака, потому что функция аутофагии, способствующая выживанию, считается ключевой в ряде различных типы опухолей.Исследователи провели это исследование, потому что роль аутофагии как в раке груди, так и в нормальной физиологии молочных желез еще не была установлена.

    «Не было известно, как регулируется этот критический переход между выживанием и гибелью протоковых клеток. Более ранние исследования были сосредоточены на другом пути - апоптозе, другой форме гибели клеток. Мы показали, что путь апоптоза отделен от UPR / переключение аутофагии, хотя процессы явно работают вместе », - говорит старший исследователь исследования Роберт Кларк, доктор философии, доктор наук, содиректор программы рака груди в Джорджтауне Ломбарди и декан по исследованиям в Медицинском центре Джорджтаунского университета

    В исследовании использовались мыши для изучения двух фаз ремоделирования груди после лактации - процесса, известного как инволюция.«Поскольку инволюция происходит одинаково у всех млекопитающих, то, что обнаруживается у мышей, точно отражает физиологию женской груди человека», - говорит он.

    Кларк добавляет, что это исследование никоим образом не предполагает, что грудное вскармливание настраивает мать на развитие рака. «Грудное вскармливание явно связано со снижением риска рака груди. Это может быть связано с тем, что после завершения грудного вскармливания начинает действовать программа защиты от смерти, которая может убивать аномальные клетки».

    Два состояния инволюции, изученные исследователями, происходят во время кормления грудью и отлучения от груди. Они обнаружили, что клетки груди контролируют это ремоделирование противоположными способами.

    Во время кормления грудные клетки используют стратегию выживания для поддержания протоковой лактации во время коротких пауз в доении. Эта фаза называется «обратимой» инволюцией, потому что она поддерживает клетки, вырабатывающие молоко, чтобы молоко могло повторно синтезироваться, когда щенок снова сосет грудь. Но когда детенышей отлучают от груди, клетки переключаются на переключатель, способствующий смерти, чтобы вернуть ткань молочной железы обратно в «нормальное» нелактационное состояние посредством «необратимой» инволюции.

    До этого исследования исследователи не знали, как аутофагия задействована во время инволюции и чем она отличается в обратимой и необратимой фазах инволюции.

    Исследователи обнаружили, что накопление молочного белка в протоках запускает UPR, естественный клеточный процесс, который определяет, что было произведено слишком много белка. Затем UPR включает функцию аутофагии, способствующую выживанию, которая помогает поддерживать жизнеспособность клеток протоков, продуцирующих молоко. Когда щенки снова начинают пить, лактация возобновляется, и UPR / аутофагия снижается до исходного уровня.

    Однако значительное накопление молочных белков в протоках, которое происходит, когда детенышей мышей отлучают от груди, создает глубокий клеточный стресс, который приводит к переключению аутофагии на передачу сигналов, способствующих смерти, что сопровождается усилением апоптоза, что в совокупности приводит к необратимым последствиям. инволюция.

    Это обратимые сигналы, способствующие выживанию, могут поддерживать предраковые клетки, говорит Варри.

    «Понятно, что аномальные клетки могут развиваться в ткани груди, потому что молочная железа претерпевает множество изменений в течение жизни. Система протоков молочной железы напоминает дерево. Начиная с полового созревания, каждый менструальный цикл побуждает дерево немного расти, но это не так. зимой всегда выглядит как безлистное дерево », - говорит она.

    «Но на дереве растут листья, как будто сейчас лето, когда женщина беременеет, а потом начинает кормить грудью.Клетки в протоках дифференцируются, чтобы производить молоко. Во время коротких перерывов в лактации «листья» немного сокращаются, но затем снова распускаются, когда кормление возобновляется. После отлучения дерево возвращается в зимнее состояние покоя, - говорит Варри. - Это постоянное состояние потока может способствовать накоплению некоторых аномальных клеток ».

    Рак может вступить в игру, когда аутофагия помогает выжить аномальным клеткам, говорит она.

    Чтобы понять действующие механизмы, исследователи использовали модель мышей с дефицитом гена аутофагии и исследования лекарственного вмешательства на мышах дикого типа, чтобы как ингибировать (с помощью хлорохина), так и стимулировать (с помощью туникамицина) аутофагию.Хлорохин - это препарат, который в настоящее время изучается в рамках двух клинических испытаний, направленных на предотвращение распространения протоковой карциномы in situ (DCIS). DCIS - это скопление предраковых клеток в протоке, и большая часть DCIS не становится инвазивной.

    Они обнаружили, что хлорохин, препарат, обычно используемый для профилактики и лечения малярии, подавляет аутофагию во время инволюции. Это действие позволяет апоптозу продолжаться, заставляя грудь вернуться в нормальное состояние без кормления. Это открытие обеспечивает поддержку клинических испытаний, в которых проверяется использование хлорохина для контроля DCIS у женщин с диагнозом DCIS, говорит Кларк.Результаты с моделью мышей с дефицитом гена аутофагии были аналогичными - инволюция была усилена и продвинута. Напротив, стимуляция аутофагии дала противоположные результаты: клетки, продуцирующие молоко, были устойчивыми, а инволюция задерживалась.

    Исследователи говорят, что их исследование также может иметь важное значение для общественного здравоохранения. Результаты помогают объяснить, почему некоторые женщины в странах Африки к югу от Сахары, принимающие хлорохин от малярии, могут иметь проблемы с грудным вскармливанием, объясняет Кларк. «Если, как мы полагаем, хлорохин может привести к преждевременному прекращению лактации, мы сможем предложить альтернативные краткосрочные методы лечения, которые позволят кормить грудью, когда это необходимо.Кроме того, противоположная стратегия, краткосрочное употребление препаратов, стимулирующих аутофагию, может помочь женщинам с трудностями в производстве молока или нарушениями кормления грудью ».

    «Связь между ремоделированием груди и раком груди - это огромная загадка, и у нас есть новый важный элемент, который можно добавить к формирующейся картине», - говорит Варри.

    Естественная и внезапная инволюция молочной железы по-разному влияет на метаболические последствия отлучения от груди и здоровье

    Общие сведения Совместная группа по гормональным факторам при раке груди собрала и повторно проанализировала около 90% всемирных эпидемиологических данных о связи между риском молочной железы рак и использование заместительной гормональной терапии (ЗГТ).Методы. Были собраны, проверены и проанализированы централизованно индивидуальные данные 52 705 женщин с раком груди и 108 411 женщин без рака груди из 51 исследования в 21 стране. Основной анализ основан на 53 865 женщинах в постменопаузе с известным возрастом менопаузы, из из которых 17 830 (33%) когда-либо использовали ЗГТ. Средний возраст при первом использовании составлял 48 лет, а 34% когда-либо принимавших ЗГТ использовали ЗГТ в течение 5 лет или дольше. Оценка относительного риска рака груди, связанного с Использование ЗГТ было получено после стратификации всех анализов по исследованиям, возрасту на момент постановки диагноза, времени после наступления менопаузы, индексу массы тела, паритету и возрасту женщины, когда родился ее первый ребенок.Результаты. Среди нынешних пользователей ЗГТ или тех, кто прекратил ее 1–4 года назад, относительный риск диагностирования рака груди увеличивался в 1,023 раза (95% ДИ 1,011–1,036; 2p = 0,0002) за каждый год использования; относительный риск составлял 1,35 (1,21-1,49; 2p = 0,00001) для женщин, которые использовали ЗГТ в течение 5 лет или более (средняя продолжительность использования в этой группе 11 лет). Это увеличение сопоставимо с эффектом задержки менопаузы на рак груди. , поскольку среди никогда не принимавших ЗГТ относительный риск рака груди увеличивается в 1 раз.028 (95% ДИ 1,021–1,034) на каждый год старше менопаузы, через 5 или более лет после прекращения приема ЗГТ, не было значительного превышения частоты рака груди в целом или в отношении продолжительности использования. Эти основные результаты не различались между В отдельных исследованиях.Из многих изученных факторов, которые могут повлиять на связь между риском рака груди и использованием ЗГТ, только вес женщины и индекс массы тела оказали существенное влияние: увеличение относительного риска рака груди, связанное с длительными периодами лечения. Использование у текущих и недавних пользователей было больше для женщин с более низким, чем более высоким индексом массы тела или массы тела. Не было заметных различий в результатах в зависимости от гормонального типа или дозы, но было мало информации о длительной продолжительности использования любого конкретного препарата. , Раковые заболевания, диагностированные у женщин, которые когда-либо принимали ЗГТ, как правило, были менее распространены клинически, чем те, которые были диагностированы у никогда не употребляющих. В Северной Америке и Европе совокупная заболеваемость раком молочной железы в возрасте до f 50 и 70 у тех, кто никогда не принимал ЗГТ, составляет около 45 на 1000 женщин. Кумулятивное избыточное число случаев рака груди, диагностированных в этом возрасте, на 1000 женщин, которые начали использовать ЗГТ в возрасте 50 лет и использовали ее в течение 5, 10 и 15 лет. соответственно, оцениваются в 2 (95% ДИ 1-3), 6 (3-9) и 12 (5-20). Неизвестно, влияет ли ЗГТ на смертность от рака груди.Интерпретация. Риск диагностирования рака груди увеличивается у женщин, принимающих ЗГТ, и увеличивается с увеличением продолжительности использования. Этот эффект снижается после прекращения использования ЗГТ и в значительной степени, если не полностью, исчез примерно через 5 лет. рассматривается в контексте преимуществ и других рисков, связанных с использованием ЗГТ.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *