Мастер класс ежик из фетра: Ежик из фетра своими руками в простой технике за два часа

Содержание

Как сшить ежика из фетра: мастер-класс для начинающих

Предлагаем сшить ежика из жесткого фетра 1-1,2 мм. У нас на сайте вы найдете широкую цветовую палитру фетра производства Китай и Корея. Цвет иголок у ежика может быть разный: серый, коричневый, черный, темно-фиолетовый. А для тела лучше использовать светлый цвета — бежевый, серый, светло-коричневый. 

Ежик из жесткого фетра будет плоским, поэтому он подойдет для брошки, обруча, заколки или в виде аппликации для детского платья, свитера или футболки.

Для шитья ежика из фетра вам понадобится:

1. Жесткий фетр серого и бежевого цветов.

2. Отрезки розового, зеленого, красного, белого и коричневого мягкого фетра.

3. Нитки-мулине черного цвета.

4. Термопистолет

Мастер-класс: ежик из фетра

1. Переведите детали выкройки на фетр и вырежьте их.

2. На теле ежика вышейте нитками-мулине глазки и носик (шов “вперед иголка”). 

3. Приклейте с помощью термопистолета тело к иголочкам. используйте совсем чуть-чуть клея, иначе он будет просвечиваться. 

4. Теперь приклейте яблоко, грибочек и розовые ушки. 

Если хотите сделать брошку, то с изнаночной стороны приклейте основу для брошки. 

Сделать заказ фетра, выбрать материалы для творчества и рукоделия можно на нашем сайте в разделе “Материалы”. 

У нас еще много интересного:

Как перенести выкройку на фетр: советы для начинающих

Как сшить фламинго из фетра: мастер-класс

Гирлянды из фетра: украшаем детскую комнату своими руками

Зимнее рукоделие: 10+ идей для шитья снеговиков из фетра

Как сшить кита из фетра: мастер-класс

Ежик из фетра, мастер — класс с фото, пошагово

Этот маленький хозяйственный ежик с румяной грушей на спине охотно поселится в кухне, гостиной или детской комнате. В кухне он станет милым украшением, в гостиной может быть сувениром или игольницей, а в детской – обычной мягкой игрушкой.

Для изготовления ежика понадобятся такие инструменты и материалы:

  • — ножницы;
  • — иголка;
  • — бумага;
  • — карандаш;
  • — серый фетр;
  • — коричневый фетр;
  • — желтый фетр;
  • — зеленый фетр;
  • — красный фетр;
  • — розовый фетр;
  • — крупная черная бусина;
  • — две маленькие черные бусины;
  • — синтепон;
  • — нитки серого, розового, черного, желтого, коричневого, красного и желтого цветов.

Порядок изготовления ежика

1. Выкройка ежика состоит из таких деталей:

  • — туловище;
  • — лапы;
  • — ухо;
  • — четыре ряда иголок.

Все перечисленные детали нужно изобразить на бумаге и вырезать.

2. Кроме выкройки ежика нам еще понадобится выкройка груши, которую ежик будет нести на своих иголках. Нарисуем на бумаге и вырежем грушу, круглый бочок для груши и маленький листочек.

3. Можно приступать к выкраиванию деталей из фетра при помощи бумажных заготовок. Сначала выкроим из серого фетра две детали туловища ежика и две детали лапок.

4. Для ушек нужно выкроить две серые детальки по выкройке и две розовые детальки немного меньшего размера, чем выкройка.

5. Из коричневого фетра выкроим иголки – по две детали для каждого ряда, всего должно получиться 8 деталей иголок.

6. Осталось выкроить детали для груши. Нам понадобится две желтые детали груши, один красный бочок и один зеленый листочек.

7. Сшивание игрушки начнем с пришивания деталей лапок к деталям туловища, их нужно пришить серыми нитками.

8. Перевернем детали туловища так, чтобы пришитые лапы оказались снизу. А к внешним сторонам туловища начнем пришивать иголки коричневыми нитками. Сначала пришьем четвертый ряд иголок.

9. После этого пришьем третий ряд иголок, отступив от четвертого ряда несколько сантиметров.

10. Теперь нужно пришить второй ряд иголок, отступив еще пару сантиметров.

11. И последними пришьем первые ряды иголок. Теперь детали туловища ежика полностью покрыты иголками.

12. Сложим подготовленные части туловища так, чтобы иголки были снаружи, и сошьем их. В области мордочки будем сшивать серыми нитками, а в области иголок – коричневыми. В области живота ежика детали пока сшивать не будем.

13. Туловище ежика и все четыре лапки наполним синтепоном либо каким-нибудь другим наполнителем.

14. Серыми нитками сошьем детали в области живота.

15. Сошьем ушки – к серым деталькам ушей розовыми нитками пришьем розовые детальки ушей.

16. Ушки пришьем там, где заканчивается мордочка и начинаются иголки.

17. Возьмем подготовленные черные бусины и иголку с черной ниткой. Крупную бусину пришьем к кончику носа, две бусины меньшего размера пришьем по бокам головы ежика.

18. Теперь нужно сшить грушу для нашего ежика. Возьмем одну желтую деталь груши и красный бочок. В иголку вденем красную нитку и пришьем бочок к детали груши.

19. Сложим две части груши вместе и сошьем желтыми нитками. Сбоку на груше оставим незашитый участок.

20. Плотно наполним грушу синтепоном.

21. Незашитую сторону на груше зашьем желтыми нитками.

22. Зелеными нитками пришьем к груше листочек, а уже готовую грушу пришьем коричневыми нитками к иголкам ежика.

Наш ежик полностью готов. Теперь можно заняться поиском подходящего места для него. Ежика можно сшить и в подарок на 8-е марта – он может стать удобной игольницей.

Как сшить ежика из фетра и меха | Самошвейка

Ёжик Сёма сшит из фетра и искусственного меха. Маленький и совсем не колючий, он сможет стать милой игрушкой для малыша или забавной игольницей. Ёжик нацепил на свои иголки яркие осенние листочки из фетра, при желании ёжика можно украсить грибочком или яблочком. 

Сшить ежика своими руками совсем несложно, с этой работой справятся даже дети.


Чтобы сшить ежика из фетра, понадобятся:

  • фетр серого, красного и зелёного цветов
  • искусственный мех серого цвета
  • материал для набивки
  • ножницы, иголка и нитка
  • нитки «Ирис» зеленого и оранжевого цветов
  • две бусинки чёрного цвета
  • кусочек чёрной ткани
  • плотный картон


Мастер-класс: как сшить ежика из фетра и меха своими руками

Распечатываем выкройку ёжика.

Выкраиваем детали ёжика следующим образом, не забывая про припуски на швы:

  • Деталь 1 – две штуки в зеркальном отображении из фетра серого цвета.
  • Деталь 2 – две штуки в зеркальном отображении из меха.
  • Деталь 3 – одна штука из меха.
  • Деталь 4 и 5 – по одной детали из фетра серого цвета.
  • Листики выкраиваем из фетра красного и зеленого цвета без припуков.

Сшиваем между собой швом через край детали 1 и 2, детали 3 и 5.

Сшиваем получившиеся три детали между собой, пришиваем деталь 4, оставив примерно 3 см незашитыми сзади тела ёжика для того, чтобы его вывернуть, вставить картонное основание и набить.

Вырезаем из плотного картона деталь 4.

Выворачиваем ёжа. Вставляем картон в тело ёжика. Картон нужен для того, чтобы животик ёжика получился плоским. Набиваем тело ёжика материалом для набивки.

Зашиваем отверстие потайным швом.

Пришиваем черные бусинки-глазки. Из кусочка черной ткани вырезаем кружок, собираем его края на сборку на нитку, кладем вовнутрь него шарик из набивочного материала, стягиваем нить, фиксируем несколькими стежками. Получается носик. Пришиваем его к мордочке ёжика.

Цветными нитками «Ирис» вышиваем прожилки на листочках швом «вперед иголка».

Пришиваем листики на спинку ёжа. Ёжик из фетра готов! Прекрасный подарок на любой праздник, например, на 8 марта.


Автор: Надежда Богомолова специально для сайта Самошвейка


как сделать своими руками развивающую игрушку по шаблону

Фетрового ежика можно сшить за один вечер. Технология изготовления игрушки сравнительно проста — справится даже начинающая рукодельница. Похожим образом делается улитка из фетра. Декоративный элемент подойдет для использования в качестве украшения интерьера.

Особенности ткани

Ежик из фетра

Получают фетр механическим методом сволачивания. Материал отличается однородной, плотной фактурой. Основным сырьем для создания фетровой ткани является мягкая козья шерсть.

Современное фабричное производство не обходится без добавления синтетики и прочих искусственных материалов. Процесс изготовления на промышленных предприятиях полностью автоматизирован.

Для справки! Развитие технологии валяния фетра началось еще в древние времена. Кочевники использовали этот материал для создания жилищ, предметов быта, одежды, головных уборов и обуви.

Фетр и войлок имеют ряд общих характеристик, в том числе внешнее сходство. Благодаря высоким эксплуатационным качествам, повредить образец фетрового полотна весьма непросто.

Серое фетровое полотно

В зависимости от поверхности, материя бывает двух видов:

  • гладкая;
  • ворсистая.

Необходимую степень ворсистости придают с применение особой технологии. По этому параметру фетр классифицируется на четыре разновидности:

  • замшевый с ворсом в половину миллиметров;
  • коротковорсный — 1,5 миллиметра толщиной;
  • велюровый с двухмиллиметровым ворсом;
  • объемный длинноворсный.
Красный шерстяной фетр

Существует большое количество видов фетрового материала, в зависимости от применения исходного сырья:

  • Шерстяной — натуральный, изготавливается из овечьей шерсти. Отличается экологичностью, хорошей термоизоляцией и антисептическими свойствами. Способен долго держать форму и не изнашиваться. Фактура плотная. Шерстяной фетр будет стоить дороже остальных разновидностей.
  • Полушерстяной — созданный из равного количества шерстяных и вискозных волокон. Мягкий, в продаже реализуется в большом ассортименте.
  • Акриловый — изготавливается из переработанной пластмассы. Полотно имеет легкий блестящий отлив. Яркие тона долго остаются насыщенными. Легко чистится, не теряя форму.
  • Бамбуковый — производится из смеси бамбуковых и вискозных волокон. Прочный, шелковистый, мягкий, имеет антибактериальный эффект. В продаже есть множество ярких оттенков.
  • Полиэстеровый — отличается особенной прочностью. Применяется для создания вещей длительного использования. Способен в течение продолжительного времени сохранять первоначальное состояние.
  • Эко-фетр — получают в результате переработки вторсырья. Может быть мягким и жестким. Фетровый материал имеет однородную структуру, не просвечивается. Представлен в продаже большим разнообразием оттенков.
Бамбуковый фетр

Подбирая разновидность материала для рукодельных работ, необходимо ориентироваться на тип создаваемого изделия. Игрушки лучше всего шить из полиэстера. Полушерстяной фетр подойдет для декорирования альбомов. Для декоративных поделок предпочтительнее выбирать фетровую ткань в листах.

Тонкое полотно замечательно подойдет для многослойных игрушек, украшений и аппликаций. Его можно комбинировать с другими тканями, наносить вышивку.

Плоские и объемные предметы создаются методом аппликации. Вырезанные детали наклеиваются или пришиваются. Края не осыпаются, их не требуется дополнительно обрабатывать.

Достоинства и недостатки

Образцы полушерстяного фетра

В перечень преимуществ фетра, в сравнении с прочими тканями, следует отнести:

  • однородность;
  • большой ассортимент расцветок;
  • возможность приобретения листа требуемого размера;
  • аккуратный и не осыпающийся срез;
  • легкость соединения деталей;
  • вырезание раскроенных элементов выполняется без труда.

Недостатками материала принято считать:

  • постепенная усадка;
  • гигроскопичность;
  • требует обработки от моли.

Необходимые материалы

Идеально ровный срез — достоинство материала

Перечень инструментов и материалов для создания ежика из фетра своими руками:

  • бежевый и черный листы фетра;
  • ножницы;
  • схема рисунка;
  • игла;
  • простой карандаш;
  • фрагменты коричневого, салатового и желтого фетрового материала;
  • клей;
  • холлофайбер;
  • портновский маркер.

Выкройка деталей

Пример шаблона для изготовления ежика

Раскрой будущего изделия похож на изготовление игрушки мобиль и выполняется в несколько этапов:

  1. На черном фетре нарисовать 2 заготовки спины с колючками, используя шаблон.
  2. Раскроить на бежевом листе по две детали ушек, головы и брюшка.
  3. Передние и задние лапы прорисовать на листе цвета беж по одной штуке.
  4. Вырезать черный овальный носик.
  5. Из цветного фетра сделать раскрой грибов, яблок и листочков.

Для справки! Каждая фигурная аппликация выполняется произвольно или перерисовывается с шаблонов на экране монитора. Если дома есть книжка с изображением ежика, можно ориентироваться на готовый рисунок.

Мастер-класс по изготовлению

Шаблон мордочки ежика для изготовления из фетра

Пошаговый алгоритм действий, следование которому поможет быстро создать красивое изделие, заключается в следующем:

  • На одной из частей головы карандашом прорисовать все очертания мордочки. Она должна быть симпатичной, чтобы не напугать юного обладателя столь милой игрушки.
  • Вышить обозначенные контуры черными нитями. Каждый раз нитку можно не обрезать — лучше продолжить развивать начатый стежок по изнаночной стороне.
  • Потайными стежками пришить нос. Продеть в иголку коричневые нити.
  • На заднюю сторону головы наложить переднюю. Мордочка должна быть сверху.
  • Соединить голову из двух фрагментов обметочным швом. Делать это необходимо, начиная от нижней части.
  • Вложить внутрь головы немного холлофайбера и зашить. Осторожно расправить, чтобы игрушка обрела форму.
  • Приложить к передней части туловища две лапы и пришить швом через край.
  • Нижнюю часть туловища подложить под верхнюю. Развить качественный обметочный шов и соединить.
Как выглядит обметочный шов

Продолжают создание ежика так:

  • Заполнить получившийся ежик холлофайбером. Пришить тело к голове, делая круговые стежки.
  • Обшить срезы ушек обметочными стежками. Соединить уши с головой в местах скруглений.
  • Скрепить лапы с туловищем в нижней части. Детали спины сложить и прошить по кругу коричневыми нитками.
  • Вложить немного наполнителя внутрь игрушки в нижней части. Карандашом протолкнуть холлофайбер в узкие места колючек.
  • Зашить нижнюю часть спинки. Положить фигурку по центру второй части спины. Пришить по всему контуру потайными стежками.
  • Придать ежику естественную форму, выравнивая по краям. Смазать клеем заднюю часть элементов для украшения колючек.
  • Грибок, яблоки и листики наклеить на спинку ежа. Порядок расположения может быть какой угодно.
Шаблон листочков

Советы по создания ежика из фетра

Чтобы поделка смотрелась аккуратно, обработку деталей лучше выполнять П-образным швом.

Для более прочного крепления швов рекомендуется прошивать каждую деталь вручную или на машинке. Если изделие необходимо создать в ближайшее время, допустимо использовать горячий клей.

Подготовка выкроек должна проводиться заблаговременно. Дополнительными элементами украшения игрушки могут стать бусины, стразы и ленты. В качестве основного персонажа можно выбрать мультипликационного героя.

Оригинальный ежик из фетра — очень красивое и безопасное изделие, которое можно создать достаточно быстро. Сколько времени уйдет — будет зависеть от мастерства рукодельницы. Кроме того, милое игрушечное животное способно стать великолепным дополнением дизайна интерьера.

Ежик из помпона и фетра: пошаговый мастер-класс

Забавный ежик из помпона очень понравится детям. И вдвойне принесет им радость, если будет сделан собственноручно, хоть и с помощью взрослых.

Ежик по данному количеству материалов получается маленьким, в диаметре — около 3 см. Его можно использовать в качестве забавного брелка.

Материалы для работы:

  • Фетр, можно взять обрезки — около 5х5 мм;
  • Вязальные шерстяные нитки;
  • 3 черные бусины — 1 побольше для носика, и 3 маленьких для глаз;
  • Игла, нитки, ножницы.

Ежик из помпона пошагово

Шьем мордочку ежика

Вырежьте из ферта полукруглую основу, как показано на фото.

Далее те же действия, которые мы делаем при создании бумажного конуса, только края не склеиваем, а сшиваем. Сверните в конус фетр и зашейте один край.

Проденьте нитку по краю, набейте конус ватой и затяните нить. Получается предмет, формой похож на клубничку.

Пришейте бусинки, чтобы сделать глаза и нос. Вырежьте маленькие круглые уши и пришейте. В данном варианте поделка похожа на мышку.

Мастерим туловище ежика

Туловище представляет собой  помпон коричневого цвета. Его можно сделать по-разному, как показано в пошаговом обзоре — как сделать помпон.

Или же сделайте еще быстрее: оберните нитки вокруг линейки и аккуратно, чтобы не испортить получившуюся форму, снимите пряжу с линейки. Для сведения: линейка шириной 3,5 см. нитки обернуты вокруг нее около 30 раз. Все зависит от толщины ниток и делаемой пушистости помпона.

Проденьте в середину нить и свяжите. Оставьте длинный кончик нитки.

Эту же нитку проденьте в иглу и пришейте помпон к туловищу.

Возьмите ножницы и разрежьте все петли.

Сначала помпон будет неравномерным. Подрежьте ножницами кончики и красиво округлите.

Получится вот такой ежик из помпона.

Может быть в разных расцветках.

Ежик из помпона (2 способ)

В данном варианте ежик весь из помпона, даже его мордочка. Здесь используется два вида ниток, накрученных на основу. По сути, это приме комбинирования цвета при создании помпона.

Какие нужны материалы?:

  • Приспособление для создания помпона, можно подручные:
  • Нитки 3 видов;
  • Ножницы, бусины, клей, игла, поролон.

Здесь вместо специального инструмента используется картон, но все же таким способом не очень удобно.

Намотайте лучше пряжу как обычно. Часть для иголок ежика и немного меньше — для мордочки и животика.

Разрежьте кольца.

Перевяжите ниткой.

Снимите с инструмента нитки и завяжите туже.

С помощью иголки распушите мордочку ежу и придайте ей форму. Это не совсем то, что при работе с войлоком, но принцип похож: подложите под низ поролон и потыкайте иголкой в пряжу, направляя ее по нужному вам пути, чтобы получилось подобие мордочки.

Пряжа распушится и появится форма, а не просто торчащие кончики ниток.

Подровняйте ножницами, опять-таки, придерживаясь формы.

Уже появилось очертание ежика.

Сделайте ему ушки. Можно также, из пряжи, но это долго. Проще вырезать из фетра, например, любой ткани.

Пришейте глазки.

Приклейте или тоже пришейте уши ежу.

Добавьте нос, еж из помпона готов.

Идеи ежиков для вашего творчества.

Материалы по теме:

Post Views: 723

Волшебный ёжик из фетра. Мастер — класс

              Волшебный ёжик из фетра. Мастер – класс.

Материалы, инструменты: Фетр: серый – 1лист, остатки розового, тёмно – розового, зелёного, жёлтого, белого, фиолетового; клей «момент», нитки, две чёрные и одна жёлтая пуговицы, наполнитель (синтепон, холофайбер, синтепух). Ножницы, игла, маркер или карандаш.

Выкройка.

Детали раскроя. Кроить без припусков, т. к. сшивается петельным швом или швом вперёд иголку.

На детали туловища нашиваем детали украшений.

Пришиваем пуговицу ( бусину)

Нарезаем тонкие полоски из разных цветов фетра.

 На одной детали туловища с изнаночной стороны смазываем клеем.

Приклеиваем полоски.

 Выравниваем.

Сшиваем детали, оставляя небольшой участок незашитым.

Набиваем плотно.

Зашиваем открытый участок. Пришиваем уши.

Детали носика сшиваем, оставляя 1/3незашитым.

Набиваем синтепоном, оставляя 1/3 незаполненной, затем надеваем на кончик носа и пришиваем. Пришиваем пуговицы – глаза.

Волшебный ёжик готов!

Просмотр содержимого документа
«Волшебный ёжик из фетра. Мастер — класс»

Волшебный ёжик из фетра. Мастер – класс.

Материалы, инструменты: Фетр: серый – 1лист, остатки розового, тёмно – розового, зелёного, жёлтого, белого, фиолетового; клей «момент», нитки, две чёрные и одна жёлтая пуговицы, наполнитель (синтепон, холофайбер, синтепух). Ножницы, игла, маркер или карандаш.

Выкройка.

Детали раскроя. Кроить без припусков, т. к. сшивается петельным швом или швом вперёд иголку.

На детали туловища нашиваем детали украшений.

Пришиваем пуговицу ( бусину)

Нарезаем тонкие полоски из разных цветов фетра.

На одной детали туловища с изнаночной стороны смазываем клеем.

Приклеиваем полоски.

Выравниваем.

Сшиваем детали, оставляя небольшой участок незашитым.

Набиваем плотно.

Зашиваем открытый участок. Пришиваем уши.

Детали носика сшиваем, оставляя 1/3незашитым.

Набиваем синтепоном, оставляя 1/3 незаполненной, затем надеваем на кончик носа и пришиваем. Пришиваем пуговицы – глаза.

Волшебный ёжик готов!

1

Как сделать ежика из шишек: мастер-класс с пошаговым фото

Симпатичный ежик из шишек станет для вашего ребенка настоящим другом, а для вас  — отличным памятным сувениром! Как сделать ежика из шишек?

Пошагово выполняя наши инструкции, вы с легкостью смастерите этого колючего лесного жителя.

Как сделать ежика из шишек: мастер-класс с пошаговым фото

Ежик из шишки и соленого теста

Перед тем, как сделать ежика, из шишек вынимаем чешуйки – просто аккуратно отделяем их от сердцевины и складываем в одну кучку. Можно использовать щипчики или маникюрные ножнички.

Вынимаем чешуйки

На этом подготовка заканчивается, теперь приступаем к творчеству. Первым делом, из теста катаем ровный шар.

Шар из теста

Вылепливаем из него корпус и головку ежика, немного заостряя ему носик.

Заостряем носик

У нас должен получиться вполне узнаваемый силуэт.

Силуэт ежика

Осторожно, ровными рядами, вставляем в корпус отдельные чешуйки. Сначала делаем ряд по окружности тельца ежика.

Ряд по окружности

А уже от него идем внутрь, стараясь подбирать чешуйки схожего размера, чтобы «шевелюра» ежика получалась ровной и аккуратной.

Ровными рядами вставляем чешуйки

Катаем из теста еще один, на этот раз, маленький комочек – носик, прикрепляем его. Можно немного смочить, чтобы обеспечить более прочное крепление.

Носик

Наш ежик практически готов, остается только запечь его в духовом шкафу на минимальной мощности. Можно просушить поделку и при обычных условиях, но на это уйдет больше времени.

Подсушиваем поделку

Когда ежик хорошо просохнет, останется только нарисовать ему глазки и раскрасить носик масляной краской или акрилом.

Раскрашиваем

У нас получился очаровательный ежик из шишек!

Ежик из шишки

Самый простой вариант исполнения ежика из шишки — это добавить к шишке лапки, мордочку и приклеить яблочко.

Ежик из шишки и пластилина

В основу поделки могут лечь пенопластовый шарик и конус. Подробнее на видео:

Ежик из шишки и фетра

Второй вариант поделки как сделать ежика из шишки делается с использованием фетра и бусин.

Для поделки нам понадобятся:

  • бумажные шаблоны для вырезания
  • фетр
  • шишка
  • обычные и фигурные ножницы
  • клеевой пистолет
Материалы для поделки

Вырезаем из фетра заготовки для поделки с помощью бумажных шаблонов. Одна деталь немного похожа на подкову, а другая представляет из себя полукруг с волнистым краем.

Вырезаем детали по шаблону

Полукруг склеиваем с помощью клеевого пистолета.

Склеиваем полукруг

Пришиваем на конец конуса носик из бисера.

Пришиваем носик

Пришиваем глазки.

Глазки

Пришиваем ушки из фетра.

Ушки

Склеиваем между собой шишку, мордочку и деталь в виде подковы, которая оказывается маленькими лапками ежика.

Склеиваем детали

Ежик из шишки готов! Малыши ежики из шишки и фетра.

Маленькие ежики

Ежики из шишки могут украсить новогоднюю елку.

Ежики украшают елку

Ежик из сосновой шишки и бумаги

Вырезаем из коричневой бумаги маленький кружок, делаем в нем один радиальный надрез.

Вырезаем кружок, делаем надрез

Степплером внахлест соединяем края надреза – получается конус с широким основанием.

Делаем конус

Приклеиваем глазки, рисуем ушки и носик. Получилась мордочка ежика.

Приклеиваем глазки, рисуем мордочку

Приклеиваем бумажную мордочку к шишке.

Приклеиваем бумажную мордочку

Усаживаем ежика на бумажную травку. Готово!

Ежик из сосновой шишки и бумаги

Из одной еловой шишки и пластилина можно сделать очень обаятельного ежика, стоящего на задних лапках.

Ежик из еловой шишки и пластилина

Простых ежиков из шишек можно очень удивительно хорошо обыграть на осенней полянке из природных материалов. Вот и готова простая и яркая поделка из природных материалов.

Ежики из шишек на осенней полянке

Ежик из шишек и пластиковой бутылки

Очень симпатичного ежика можно сделать из пластиковой бутылки и шишек. Для поделки лучше всего подойдет пластиковая бутылочка с округлой крышечкой. Окрашиваем черным маркером конец бутылки.

Раскрашиваем бутылку маркером

Оборачиваем оставшуюся часть тканью.

Оборачиваем бутылку тканью

Приклеиваем к тряпочке шишки, формируя шубку ежика.

Приклеиваем шишки

Когда шишки будут приклеены по всей бутылке дополняем композицию яблочками, веточками ели и рябиной.

Ежик из пластиковой бутылки, шишек и других даров осени

Ежик из шишек и пластиковой бутылки (большой)

Для изготовления ежика нам понадобятся природные материалы: шишки, веточки рябины, листики, березовые палочки. В основе поделки пластиковая бутылка, которую мы обрезаем.

Ежик из шишек и пластиковой бутылки

Подробный мастер-класс смотрите на видео:

В основу такого ежика так же ложиться пластиковая бутылка. Благодаря этому мордочка получается округлой, а основа прочной.

Ежик из шишек, пластилина и пластиковой бутылки

Этого ежика из шишек «оживили» с помощью фабричных глазок.

Ежик из шишек с фабричными глазками

Мордочку ежика можно вылепить из пластилина, а в основу взять картонный цилиндр или небольшую коробку.

Ежик из шишек и пластилина

Ежика из шишек можно сделать немного по-другому. В основу такой поделки берется дно от пластиковой бутылки. Шишки к ней крепятся с помощью пластилина.

Еще один популярный вариант оформления поделки — обернуть мордочку ему нитками. Носик и глазки делаем из пуговиц. Такой ежик смотрится очень уютно и мило.

Ежик из шишек и ниток

Бутылочку можно обернуть джутовой веревочкой в районе мордочки.

Ежик из шишек с джутовой веревкой и бутылкой

Ежик из семечек своими руками

Комочек пластилина, горсточка семечек и три горошинки душистого перца в ваших руках могут превратиться в очаровательного колючего ежика!
Хорошо размягчите пластилин, чтобы в него легко вставлялись основания семечек и горошинки. Дайте пластилину застыть, а затем закрепите на «иголках» грецкий или лесной орешек. Ежик сразу превратится в деятельного жителя леса.

Ежик из семечек и пластилина своими руками

Малышам будет проще вставлять семечки не основаниями, а острием вниз. Но от такого подхода ежик не утратит своего очарования!

Вставляем семечки острием вниз

Мастер-класс по созданию ежиков из семечек – в нашем видео.

Набор

для изготовления валяного ежика из британской шерсти с набором

Валяние иглой — отличное ремесло для изучения, потому что оно не требует предыдущего опыта и его легко освоить сразу. Довольно скоро вы сможете делать простые броши, украшения для дома и животных, но если вы хотите испытать себя, есть много возможностей для более сложной работы. Так почему бы не попробовать набор #makewithmaryjane для себя.

Я использую в основном британскую шерсть и небольшое количество Corriedale и Merino.Древняя порода, дорсетгорн из моего родного графства, является особенно любимой. Вы можете создать свою собственную цветовую комбинацию. Просто напишите мне о своих предпочтениях, и я с радостью создам индивидуальный заказ именно для вас. (Обратите внимание, что заказ по индивидуальному заказу может увеличить время изготовления)

Каждый из моих наборов оценивается как простой, средний или сложный и поставляется с полноцветными пошаговыми инструкциями в формате PDF и изображениями со списком полезных советов, которые можно применить во многих проектах по валянию. в будущем.(Обратите внимание, что если вы хотите отправить свой набор в подарок, вы можете переслать pdf-файл получателю, но не беспокойтесь, если вы забудете, потому что каждый набор включает в себя данные, чтобы получатель мог связаться со мной самостоятельно, чтобы получить инструкции по электронной почте. )
)
Все PDF-файлы обеспечивают превосходное качество изображения по сравнению с обычными бумажными копиями, масштабируемы и экологически безопасны.

Легкие наборы идеально подходят для молодых и старых, пробующих новые навыки, но если вы относительно ловки, нет никаких причин, по которым вы не можете справиться ни с одним набором.

В каждый набор входят все материалы, необходимые для создания выбранной вами модели, за исключением обычной иглы для создания усов.

Все мои наборы подходят для детей от 10 лет и старше, но более простые наборы могут использоваться детьми младшего возраста под присмотром взрослых, потому что иглы для валяния довольно острые.

Набор для валяния «Сделай с Мэри Джейн» для изготовления мохнатого ежика:

Этот набор имеет ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ уровень и требует больше шагов для получения готового изделия.14 полноцветных пошаговых изображений и инструкций помогут вам во всем. В комплект входят все необходимые материалы, кроме клея, иголки и нитки. В защитном футляре две иглы для валяния, английская сердечная шерсть, коричневая, белая и светлая овсяная овсянка, топы из лесстерской и мериносовой шерсти с синей лицевой стороной, два стеклянных глаза, невидимая нить, мохеровая ткань и ершик для чистки трубок, а также поролоновая подушка для валяния.

После небольшого терпения и настойчивости вы обнаружите, что создали очаровательного маленького ежика (размером около 13/14 см от носа до хвоста), полного текстуры и характера, используя шерстяные топы из британской и мериносовой шерсти.

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, ГОТОВОГО ЕЖИКА МОЖНО ПРИОБРЕСТИ ИЛИ ЗАКАЗАТЬ В МОЕМ МАГАЗИНЕ ЗА 28 фунтов стерлингов плюс с человека. Пожалуйста, напишите мне, и я буду более чем счастлив создать индивидуальный заказ для вас.

Ваша покупка будет тщательно упакована и защищена, готова к транспортировке и отправлена ​​Королевской Почтой. Я всегда стараюсь повторно использовать и перерабатывать. Моя упаковка часто отражает это, как и некоторые из моих продуктов.

Пожалуйста, зайдите и просмотрите остальную часть моего магазина

https://www.etsy.com/uk/shop/maryjanelillie

Спасибо за визит.

Edge Master Class 2015: Краткий курс суперпрогнозирования, класс I

Филип Тетлок:     Добро пожаловать. Здесь действительно должны быть два человека на сцене. Барб была не только моей спутницей жизни, но и моим научным сотрудником в этом вопросе. Без нее не было бы турниров прогнозистов IARPA с разведывательным сообществом. Трудно сказать, где заканчивается ее работа и начинается моя работа в проекте IARPA.Мое эмпирическое правило таково, что Барб занимается глубокой научной работой, а я занимаюсь связями с общественностью. Это разделение труда. Я также должен поблагодарить Джона и его команду за всю их помощь: Катинку, Макса, Нину и Рассела.

Я хотел сказать несколько слов о Дэнни Канемане и его роли во всем этом. Я не уверен, что он помнит все, что он сделал за последние двадцать пять, тридцать лет, чтобы облегчить все это. Вначале я проводил очень мелкие турниры по прогнозам.Я был в Беркли и помню, как в конце 1980-х — не знаю, помнит ли Дэнни, — он ездил в Чикаго в Фонд МакАртура, чтобы доказать, что Макартур должен поддерживать турниры по прогнозированию. В конце концов они что-то придумали, не так много, как я хотел, но что-то придумали. Это было очень полезно.

Разговоры с Дэнни на протяжении многих лет очень помогли задуматься об этом. Мы пообедали в китайском ресторане — кажется, он назывался Yen Ching — в Беркли в конце 1980-х.Он небрежно бросил это замечание, что, по его мнению, среднему политическому эксперту будет трудно победить в турнире прогнозистов внимательного читателя New York Times . И это был эталон, который некоторые из моих коллег-политологов с тех пор изо всех сил пытаются превзойти.

Он также очень помог, пытаясь убедить разведывательное сообщество серьезно отнестись к урокам турниров по прогнозированию, поэтому он спустил Amtrak до D.В прошлом году мы со мной говорили с Национальным советом по разведке и директором Национальной разведки о ценности явного подсчета вероятностей, обучения на основе обратной связи. Ученым это может показаться банальностью, но для большей части разведывательного сообщества они по-прежнему являются довольно радикальными, даже революционными идеями. Я не подразумеваю, что он согласен со всем, что я собираюсь сказать. У нас, конечно, есть некоторые разногласия во мнениях, и я, вероятно, больше оптимист, чем он, в отношении того, в какой степени люди в конечном итоге примут эти технологии, но он был очень полезным, так что спасибо вам.

Я собираюсь начать этот разговор с нескольких историй, которые послужат хорошей отправной точкой для 130 слайдов, которые вы видите перед собой в этом блокноте, и я также заверяю вас, что у меня нет никаких намерений лягушачьего марша через все 130 слайдов. По мере возникновения вопросов мы можем ссылаться на определенные моменты здесь, но мы не собираемся рассматривать эти слайды один за другим.

Было бы полезно, если бы мы обошли стол, потому что мне очень трудно видеть людей дальше середины.

Джон Брокман: ​​    Просто назовите свое имя и то, что вы делаете в течение тридцати секунд или меньше.

Роберт Аксельрод:     Политолог из Мичигана. Я занимаюсь теорией игр международной национальной безопасности.

В. Дэниел  Хиллис:    Я инженер        

Дэнни Канеман:    Я психолог.

Энн Трейсман:    Я психолог.

Салар Камангар:     В прошлом году был в отпуске, но моей последней ролью было руководство YouTube для Google, которым я занимался около пяти лет.

Ваэль Гоним:     Раньше я тоже работал в Google. Я политический активист и сейчас работаю в стартапе Parlio.

Людвиг Зигеле:    Я журналист. Я освещаю технологию для The Economist .

Андриан Крей:    Я журналист и руковожу Feuilleton , отделом искусства и эссе Süddeutsche Zeitung в Германии.

Брайан Кристиан:    Я писатель, и я пишу в основном о стыке информатики и философии.

Катинка Мэтсон:  Соучредитель Edge .

Макс Брокман: ​​   Я здесь с Эджем .

Дин Камен:   Я поклонница Edge . Когда я этим не занимаюсь, я делаю вещи.

Д.А. Уоллах:   Я музыкант и инвестор.

Родни Брукс:   Я реформированный ученый и создаю роботов.

Рори Сазерленд:  Я работаю в рекламном агентстве Ogilvy & Mather в Лондоне, а также пишу о технологиях для The Spectator .

Питер Ли:  Я работаю в компании Microsoft Research.

Дженнифер Жаке: Социальные науки об окружающей среде, Нью-Йоркский университет.

Джон Брокман: ​​ Редактор Edge .

Stewart Brand:  The Long Now Foundation и Revive & Restore для спасения от вымирания.

Маргарет Леви: Директор Центра перспективных исследований в области поведенческих наук в Стэнфорде (CASBS, как его ласково называют) и политолог.

Барб Меллерс: Психолог в UPenn.

Тетлок:     Я сказал, что начну с пары историй, и именно этим я и займусь. Первая история о президенте Обаме и поисках Усамы бен Ладена. В 2010, начале 2011 года постепенно накапливались доказательства местонахождения Усамы бен Ладена. Разведывательное сообщество становилось все более уверенным, что знает, где он находится, и по мере того, как уверенность росла, они начали сообщать о нем выше в иерархии.Они отчитывались перед Леоном Панеттой, тогдашним директором Центрального разведывательного управления, а затем и непосредственно перед президентом Обамой. Они сделали презентации обоим этим мужчинам, и в этих презентациях они сделали вероятностные суждения о вероятности того, что Усама действительно проживал в этом таинственном обнесенном стеной комплексе в пакистанском городе Абботтабад. Есть версия этого в фильме Zero Dark Thirty , который мы проверили — Дэн проделал отличную работу, проверив людей, которые действительно были там — так что не верьте фильму.

В этом смысле фильм не за горами. Они обошли стол, спрашивая советников и офицеров разведки, какова, по их мнению, вероятность присутствия Усамы. Вероятности варьировались от 35 до 95 процентов со средним значением около 0,75, то есть 75 процентов. Президент Обама выглядел немного расстроенным и сказал: «Кажется, это подбрасывание монетки, 50 на 50». И это было для целей этой встречи.

Правильно ли использовал вероятности президент Обама? Сделал ли он правильный вывод или вывод из информации, представленной на этой встрече? Вынесите этот вопрос за скобки.Теперь перейдем к мысленному эксперименту, в котором вокруг президента Обамы есть советники, и вместо того, чтобы предлагать разброс вероятностных оценок, все советники говорят одно и то же — все они говорят о 75 процентах. Давайте также оговорим для нашего мысленного эксперимента, что советники преодолели проблему разрозненности, за которую разведывательное сообщество США подверглось резкой критике после 11 сентября: представление о том, что они недостаточно обменивались информацией. Преодоление разрозненности означает, что каждый консультант знает то, что знает любой другой консультант.Все они знают одно и то же, они все совещались о том, какую вероятность должен извлечь из этого президент Обама. По сути, я утверждаю, что советники являются интеллектуальными клонами друг друга, они являются когнитивными клонами друг друга. Вероятность предположительно составляет 75 процентов. Как будто с ними разговаривает один человек.

Представьте себе вариант, в котором все консультанты говорят одно и то же — 75 процентов, — но они не преодолели проблему разрозненности. У одного чиновника есть доступ к спутниковой разведке, у другого — взлом кодов, у третьего — наземные шпионы, у третьего — данные мобильного телефона.У всех разная информация, и они разрознены, и говорят, что 75 процентов.

Каков правильный вероятностный вывод в этой ситуации? Ответ математически неопределен. Я не дал вам достаточно информации, чтобы ответить на него, но это то, что можно оценить статистически. Барб и главный статистик нашего проекта Лайл Унгар и другие люди разработали алгоритмы для оценки степени, в которой вы должны корректировать свою вероятность, когда у вас есть разные входные данные для оценки.У всех ли есть интуиция относительно ответа здесь?

Аксельрод: Зависит от корреляции информации.

Тетлок:     Это зависит от корреляции между информацией, но мы предполагаем некоторое разнообразие и умеренно низкую корреляцию.

Аксельрод: Должно быть больше 75.

Тетлок:     Должно быть больше 75. Но насколько больше, неизвестно, потому что у нас недостаточно информации.Если вы проводите турнир по прогнозам в течение длительного периода времени, и у вас есть, скажем, 500 с лишним вопросов и тысячи прогнозистов, и у вас есть оценки разнообразия и точности за длительные периоды времени, вы можете разработать алгоритмы, которые делают лучшая работа по извлечению мудрости из толпы, чем, скажем, простое усреднение. Звучит рискованно, но это алгоритм, известный как экстремальный, и он работает очень хорошо.

Это все мысленные эксперименты, когда все говорят одно и то же — 75 процентов.Если мы вернемся к реальному миру, в котором президент Обама получил разброс оценок, представьте себе другую ситуацию: президент Обама сидит с друзьями, они отдыхают и смотрят баскетбольный матч «Мартовское безумие». Он фанат March Madness. Будет игра между Университетом Дьюка и штатом Огайо, и люди вокруг него будут оценивать вероятность победы Дьюка. Оценки точно такие же, как и оценки, которые мы получили по Усаме; они начинаются примерно с 35 процентов, они доходят до 95 процентов с центром тяжести около 75 процентов.

Как вы думаете, когда его приятели предложили эти оценки шансов, президент Обама сказал бы: «По-моему, 50 на 50»? Или он сказал бы что-то вроде: «Похоже, три к одному в пользу Герцога»?

Три к одному в пользу Герцога. Интересен тот факт, что в дебатах по национальной безопасности с очень высокими ставками, а также во многих других политических дебатах с высокими ставками люди не думают, что можно делать очень детальные оценки вероятностей. Иногда кажется, что они ведут себя так, как будто «что-то произойдет», и есть «может быть» и «чего не произойдет».» Иногда они ведут себя так, как будто будет только три уровня неопределенности. Иногда они могут вести себя так, как будто их пять или семь.                 

Одна из вещей, которую мы обнаружили на турнирах по прогнозированию IARPA, заключается в том, что коллективные суперпрогнозисты могут различать гораздо больше степеней неопределенности, чем семь. Интересный вопрос, насколько это полезно.

Можно проводить более тонкие и детальные различия между степенями неопределенности в вопросах, представляющих интерес для США.С. разведсообщество. Это эмпирическая демонстрация турниров IARPA; это довольно твердо. Противопоставление президентом Обамой проблемы Усамы и проблемы мартовского безумия показывает, что дело не в том, что он не может детально мыслить о вероятности. Возможно, он неявно полагает, что невозможно мыслить детально о национальной безопасности или даже нормативно нецелесообразно становиться настолько детальным в сфере национальной безопасности. Различные эпистемологические нормы, по-видимому, определяют, что уместно или неуместно говорить о неопределенности.

В раздаточном материале, который прилагается к слайдам, у меня есть страница, на которой я задаю вопрос, каковы пределы вероятностных рассуждений? Вы знаете? Кто-нибудь знает?

Справедливо отметить, что подавляющее большинство людей с высшим образованием считают, что теория вероятностей полезна при оценке вероятности того, что честная монета выпадет орлом пять раз подряд. Они считают, что теория вероятностей полезна, если вы играете в покер и берете карты из четко определенной вселенной выборки.Это классические домены для частой дисковой статистики. Вопрос, с которым мы здесь сталкиваемся, заключается в том, каковы пределы полезности вероятности? В какой степени полезно выявлять вероятностные суждения о, казалось бы, уникальных исторических событиях? На этой странице я перечисляю ряд ситуаций, в которых людям неудобно делать вероятностные суждения. Во-первых, есть ли разумная жизнь где-то еще в Млечном Пути? Я не знаю. Есть формула Дрейка и есть разные оценки, разные способы угадывать подобные вещи.

Я не думаю, что лично я мог бы сделать что-то лучше, чем сказать: «Я, конечно, не думаю, что это невозможно, и я также не думаю, что это на 100 процентов точно. Это где-то между 0,0001 и 0,9999». Могу ли я сделать заметно лучше, чем это? Возможна ли гранулярность? По мере того, как Кеплер будет открывать все больше планет, а мы будем находить все больше обитаемых зон планет, и, в конце концов, мы уловим атмосферные признаки кислорода и так далее в атмосферах, мы можем начать менять наши оценки.Мы все еще на такой ранней стадии. Я не думаю, что я могу сделать намного лучше, чем это.

Кроме того, есть много других вопросов, которые перечислены здесь, и нам не нужно сейчас рассматривать каждый из них. Вопрос, который я хочу, чтобы вы держали в уме, касается вероятностей таких вопросов: можно ли правильно предположить ответы? О каких из них, по вашему мнению, можно высказать осмысленные предположения? На каких из них вы не думаете, что это возможно? Почему? По сути, это вопрос о пределах полезности чего-то вроде турнира по прогнозированию IARPA.IARPA в некотором смысле расширяет пределы полезности вероятности.

Это одна история, которую я хотел использовать, чтобы охватить одну из больших проблем, с которыми мы будем бороться. Вторая история — притча о Томе Фридмане и Билле Флэке. Это история двух синоптиков. Все за этим столом знают, кто такой Том Фридман. Он всемирно известный обозреватель New York Times , отмеченный наградами обозреватель и отмеченный наградами писатель. Том регулярно бывает в Давосе, на CNN, он много раз бывал в Белом доме, много раз в Овальном кабинете.Недавно Барак Обама предоставил ему привилегированный доступ к интервью по иранской ядерной сделке. Это не редкое событие в жизни Тома Фридмана. Тогда есть этот парень, Билл Флэк. Билл Флэк — специалист по ирригации на пенсии, работавший в Министерстве сельского хозяйства США в Небраске. У него нет опыта написания статей о мировой политике. Его никогда не приглашали участвовать в обсуждении с Томом Фридманом или, если на то пошло, с кем-либо еще. Вопрос в том, кто, вероятно, будет лучшим прогнозистом? Вам не обязательно отвечать на него вслух.Именно здесь начинает активно действовать эвристика замещения атрибуции Дэнни Канемана. Очевидно, что у нас нет сомнений в том, кто выше в академической или политической социальной иерархии. Том Фридман — один из самых известных журналистов со связями в мире, а Билл Флэк, скажем прямо, — никто в Небраске. Также нет никаких сомнений в том, кто является более известным и плодовитым писателем по темам, имеющим отношение к турниру IARPA, и Том хорошо переворачивает фразу.На мой взгляд, он написал несколько замечательных колонок.

Одна из его особенно проницательных колонок была написана им в конце 2002 года, перед вторжением в Ирак в 2003 году. Он поставил вопрос: является ли Ирак таким, какой он есть, потому что Саддам такой, какой он есть, или Саддам такой, какой он есть, потому что Ирак такой, какой он есть? Это блестящий вопрос. Было бы полезно, если бы администрация США серьезно задумалась над этим вопросом. Том Фридман не знал ответа на этот вопрос, но смог очень интересно его сформулировать.

Совсем недавно, когда в 2014 году цены на нефть упали, Том Фридман написал очень интересную статью о корреляции между ценой на нефть и политической нестабильностью в нефтяных государствах, таких как Венесуэла или Иран. Он также говорил о роли обвала цен на нефть в 1980-х годах и распада Советского Союза. Он написал много интересных вещей, и он написал свою книгу «Лексус и оливковое дерево ». Он синтезирует аргументы глобализации с аргументами о нашей культурной религиозной привязанности к конкретным местам и напряженности между этими силами.Он написал много интересного. Он хороший рассказчик. Он может переходить от микро к макро и от макро к микро очень быстро и, казалось бы, плавно. Он очень хорош в этом. Напротив, Билл Флэк не имеет опыта написания подобных интересных вещей.

Если бы вы использовали эвристику подстановки атрибуции Дэнни — если бы вы думали о проблеме в системе один, а не в системе два, — вы могли бы соскользнуть на мысль: «Том Фридман лучший прогнозист? Я действительно не знаю, но я знаю, что у него гораздо более высокий статус и гораздо большее влияние в Совете по международным отношениям.Он продал гораздо больше книг».

С эвристикой замещения атрибуции вы отвечаете на трудный вопрос, например, является ли Том лучшим прогнозистом? и вы плавно подставляете более простой вопрос, на который можете ответить, а затем действуете так, как будто ответ на более простой вопрос также является ответом на более сложный вопрос. Многое из этого может происходить автоматически, такого рода подстановки. Людей действительно немного раздражает, когда им задают неразрешимые вопросы. Это раздражительное стремление к уверенности, как однажды выразился один поэт.Конечно, правильный ответ на вопрос, является ли Том Фридман лучшим прогнозистом? есть, никто не знает. Но легко обмануться эвристикой замены атрибуции.

Есть несколько интересных контраргументов, и один из них звучит так: «Я по-прежнему считаю, что разумным ответом будет Том Фридман. Я не знаю, каковы достижения Тома Фридмана в прогнозировании, но я знаю, что у него высокий статус. И я знаю, что он опытный писатель. Я собираюсь сделать эпистемическую ставку на то, что эти навыки — статус и навыки письма — положительны, по крайней мере, положительно коррелируют с навыком прогнозирования.Вы можете возразить.

Однако оказывается, и мы знаем это из турнира IARPA, над которым Барб и я работали уже несколько лет, мы также знали это из моей более ранней работы по прогнозированию, что корреляция между вашей способностью дать хорошее объяснение история и точность вашего прогноза довольно слабая. Это не такой сильный аргумент, как вам может показаться. Даже если он положительный, он не такой уж сильный. Есть очень веская причина полагать, что Билл Флэк лучший прогнозист, и это потому, что Билл Флэк является научно документированным, официально сертифицированным суперпрогнозистом турниров IARPA.Он проделал отличную работу, назначив оценки вероятностей сотням вопросов, заданных в течение четырех лет на турнире по прогнозированию IARPA, что является превосходным результатом. Это с нейтральными судьями, нет места для обмана, это объективный подсчет очков.

Вполне возможно, что Билл Флэк лучший прогнозист. Думаю, это подводит нас к тому, что я считаю основным парадоксом, а именно: почему мы так много знаем о прогнозах Билла Флэка и так мало о прогнозах Тома Фридмана? Почему большую часть времени мы даже не осознаем, что не знаем этого, и кажется, что нам все равно? Разве это удовлетворительное интеллектуальное состояние дел? Является ли это хорошим способом вести политические дебаты с высокими ставками, полагаясь на такие показатели, как социальный статус, способность рассказать хорошую историю в определении того, кто оказывает наибольшее влияние на политические дебаты?

Если вы внимательно прочитаете колонки Тома Фридмана, то увидите, что он делает много неявных предсказаний.Он предупредил нас, например, в начале правления администрации Клинтона, сразу после распада Советского Союза, что расширение НАТО на восток может вызвать неприятную реакцию русских националистов. Он предупредил нас о многих вещах и использует язык «может» или «может» — разные вещи могут или могут произойти. Когда вы спрашиваете людей, что означают слова «может» или «может быть» по отдельности, они имеют в виду что угодно, от вероятности примерно 0,1 до вероятности примерно 0,85. Они имеют широкий спектр возможных значений. Это означает, что практически невозможно оценить эмпирический послужной список Тома Фридмана, и Том Фридман ни в коем случае не одинок.Для ученых мужей вовсе не принято делать чрезвычайно убедительные заявления о бурных националистических ответных действиях или надвигающемся крахе режима в том или ином месте, а пронизывать их расплывчатыми многословными количественными показателями неопределенности, которые могут означать что-то от 0,1 до 0,9.

Похоже, что высокопоставленные ученые мужи научились ценному навыку выживания, и этот навык выживания заключается в том, что они овладели искусством делать вид, что рискуют, но на самом деле не рискуют. Они говорят драматические вещи, но есть расплывчатые квантификаторы словоблудия, связанные с драматическими вещами.Звучит так, как будто они говорят что-то очень убедительное и захватывающее. В вашем уме возник сценарий чего-то либо очень хорошего, либо очень плохого. Это ярко, легко представить.

Оказывается, при ближайшем рассмотрении они на самом деле не говорят, что это произойдет. Они не указывают ни условий, ни временных рамок, ни вероятности, поэтому невозможно оценить точность. Можно сказать, что эти ученые мужи просто делают то, что сделал бы разумный эксперт, потому что они знают, что живут в несколько стохастическом мире.Они знают, что этот мир часто преподносит им сюрпризы, поэтому, чтобы сохранить доверие к себе со стороны единоверцев, им нужно быть расплывчатыми. Это важный навык выживания. В этом есть немалая доля правды, и турниры по прогнозированию — это совсем другой подход. Турниры по прогнозированию требуют, чтобы люди связывали явные вероятности с четко определенными результатами в четко определенных временных рамках, чтобы вы могли вести счет.

Это очень разные способы ведения бизнеса.Есть традиционная статусная иерархия, а есть турнир прогнозов. Мы говорим, что турниры по прогнозированию — это прорывная технология, потому что они могут дестабилизировать устаревшие иерархии статусов, в которых доминируют люди, которые хорошо рассказывают объяснительные истории постфактум, но не очень хороши в прогнозировании.

Торговая марка:     Фил, вы пригласили некоторых из этих экспертов для участия в турнирах. Каков их ответ?

Тетлок:     Действительно.Дэн Гарднер настоял на том, чтобы мы это сделали, и реакция была без энтузиазма. Было небольшое количество людей, которые были готовы участвовать, если бы они могли быть полностью анонимными, но более 90 процентов отказались от этого.

Марка:     Интересными или очевидными способами? Насколько они занимались проблемой?

Тетлок:     Дэн разбирал ту корреспонденцию, так что я не знаю. Я не вдавался в подробности, но мне кажется, что большая часть из них даже не удосужилась ответить, а другая часть предложила несколько вежливые, но пренебрежительные ответы: «Извините, у меня нет время.Интересно, что некоторые из них предлагали ошибочную защиту, говорящую: «На самом деле я не делаю предсказаний. Это не то, что я делаю. Я не занимаюсь предсказаниями.»        

Марка:     Кто-нибудь из них, кроме Дэвида Брукса, когда-либо ссылался на вашу работу в своих собственных колонках?

Тетлок:     Да. Я не хочу говорить о конкретных людях, которых мы пригласили или не пригласили. Эта работа была написана несколькими довольно известными журналистами, и я еще не видел отрицательной рецензии на эту работу.Они не были враждебны по отношению к работе, хотя это может измениться.

Марка:   Тем не менее, чтобы ответить на эти 400 или 500 вопросов, потребуется много времени.

Тетлок:     Верно. Ну, вы не обязаны отвечать на них все. Вы могли бы получить разумную оценку точности, если бы в течение года или около того ответили на 50.        

Леви:    Все участники были добровольцами? Им не заплатили?

Тетлок:     Описание того, как работал турнир по прогнозированию, начинается на пятнадцатом слайде, начиная с пункта «Очищение концептуального подлеска» — вещей, которые необходимо проработать, чтобы провести турнир по прогнозированию.

        

Дело не в том, что разведывательное сообщество США существует в мире, где они не несут ответственности за свои суждения. Это тип ответственности. Это капризно. Он предназначен для того, чтобы вызвать чувство стыда, если они сделают что-то серьезное не так, тогда как совершение чего-то серьезного может быть определено очень широко. Разве разведывательное сообщество пропустило 11 сентября? Что ж, они создали меморандум, который был отправлен Конди Райс за несколько месяцев до того, как сообщалось, что бен Ладен планирует напасть на Соединенные Штаты.Это не означало, что они собираются врезаться авиалайнерами в здания Пентагона и Нью-Йорка, но давало своего рода предупреждение. Разведывательное сообщество, к лучшему или к худшему, было привлечено к ответственности за пропажу 11 сентября; это было бы ложноотрицательным суждением. Впоследствии на них возложили ответственность за переоценку вероятности наличия оружия массового уничтожения в Ираке; это ложноположительная ошибка.

Один из аспектов обучения в Вашингтоне, округ Колумбия, и в разведывательном сообществе заключается в том, что если вы собираетесь совершить ошибку, убедитесь, что вы не совершите последнюю ошибку.Если вы совершите ошибку, упустив что-то, упустив угрозу, убедитесь, что вы не пропустите еще одну. И если вы совершите ошибку, получив ложное срабатывание на угрозу, убедитесь, что вы сразу же не сделаете еще одно ложное срабатывание. Покажите, по крайней мере, что вы реагируете на политические расчеты. Мы используем термин «пинг-понг подотчетности», который означает, что разведывательное сообщество в каком-то смысле колеблется от одной ошибки к другой. Это форма обучения, я полагаю, в очень простом смысле, но это не то обучение, которого мы стремимся достичь в турнире по прогнозированию IARPA.Мы пытаемся улучшить наш процент попаданий, не снижая при этом нашу устойчивость к ложным срабатываниям.

Хиллис:    Но также, по-видимому, верно и то, что правильные прогнозы — это только часть того, для чего существует разведывательное сообщество. Это также для того, чтобы придумывать истории, которые поддерживают любое решение.

Тетлок:     Да, рассказывание историй действительно является основой, на которой аналитики в конечном итоге продвигаются по службе или остаются на месте.

Аксельрод:   Но есть и реальные доказательства.

Тетлок:     Разведывательное сообщество будет немного оскорблено вашими словами, Дэнни, потому что они считают себя объективными. В принципе, они видят себя говорящими правду власти. Они здесь не в роли оправдания.

Аксельрод:     Кроме самого верха.

Тетлок:     Кроме самых верхних, справа, которые являются политическими назначенцами.

Брукс:   Мне немного жаль Тома Фридмана. Когда вы изолируете вещи вплоть до вопросов, приведенных здесь на последней странице, которые являются очень хорошо сформулированными вопросами, это одно. Но есть и другая точка зрения: Том Фридман занимается тем, что выясняет, в чем заключаются вопросы, и что он живет в мире, где оппоненты делают то же самое.

Северная Корея задает эти четкие вопросы, или они сами рассказывают истории? Это гораздо более сложная динамика.В моем собственном мире прямо сейчас меня осаждают люди, задающие мне вопрос, на который я отказываюсь отвечать, и они очень злятся на меня за отказ отвечать на него, потому что другие люди продолжают отвечать на него. Вопрос в том, в каком году у нас будет эквивалент человеческого интеллекта в компьютерах? Я говорю: «Это неправильно сформулированный вопрос». Они говорят: «Но все отвечают на него». Но они не должны отвечать на него, потому что он плохо сформирован.

Tetlock:     Вопросы IARPA, конечно, не являются некорректными в этом смысле, потому что они проходят тест на ясновидение.Тест на ясновидение означает, что если вопрос сформулирован так хорошо, что если вы передадите его настоящему ясновидящему, который может прекрасно видеть будущее, ясновидящий сможет заглянуть в будущее, сказать «большой палец вверх» или «большой палец вниз», без необходимости возвращаться назад. вам за какое-то постфактум повторное уточнение того, в чем был вопрос. Проблема, с которой вы столкнулись, заключается в том, что вопрос не проходит тест на ясновидение, но я не могу не согласиться с мнением, которое вы выражаете о Томе Фридмане как о изобретательном генераторе вопросов.

Здоровая экосистема интеллектуальных турниров нуждается в людях, которые умеют генерировать вопросы так же творчески, как и в людях, умеющих генерировать точные оценки вероятности. Некоторые из примеров, которые я приводил вам ранее — о нестабильности нефтяного государства, о том, является ли Ирак таким, какой он есть, потому что Саддам такой, какой он есть, или наоборот — это умные вопросы. Это не совсем готовые вопросы для прогнозирования применения в турнирах, потому что они еще не прошли тест на ясновидение, но они движутся в этом направлении.

Одно из самых ценных направлений сотрудничества, которое можно было бы облегчить — и если бы это было частичным результатом этой встречи, я бы счел ее чрезвычайно успешной — создание основы для поощрения Томов Фридманов всего мира играть роль генераторов вопросов в прогнозировании. турнирах и согласились с тем, что если вопросы разрешатся определенным образом в течение определенного периода времени, они, по крайней мере, внесут некоторые незначительные коррективы в свои убеждения.

Том Фридман сейчас осторожно поддерживает ядерное соглашение с Ираном.Вы можете себе представить, что в течение следующих двенадцати-двадцати четырех месяцев будет поставлен ряд разрешимых вопросов о том, как разворачивается иранское ядерное соглашение, что заставит либо скептиков соглашения, либо сторонников соглашения несколько изменить свое мнение. Что значит «изменить свое мнение»? Ну, это не значит переходить от да к нет. Это может означать переход от «Я думаю, что существует вероятность 0,85, что иранцы не собираются тайно разрабатывать ядерное оружие или они не собираются так или иначе обманывать соглашение» — переход от .от 85 до 0,6 или до 0,75.

Лучшие прогнозисты, участвующие в турнире IARPA, считают, что изменения, как правило, происходят довольно детально. Они думают, что Хиллари Клинтон имеет 60-процентный шанс стать следующим президентом Соединенных Штатов сегодня, а затем появляется некоторая информация от генерального инспектора Госдепартамента об электронных письмах Хиллари и ее возможной вине за ее политику электронной почты: «Хорошо, я думаю Сейчас я уменьшу его до 0,58». Так поступают суперпрогнозисты, и совокупный результат заключается в том, что их оценки вероятности, как определено в этих раздаточных материалах здесь и в книге, намного лучше.Разрыв между их вероятностными суждениями и реальностью меньше там, где реальность вашего фиктивного кода равна 0 или 1, в зависимости от того, произошло ли событие или произошло.

Ли:     Сомневаюсь, что Том Фридман так думает, но одна из причин, по которой можно немного поболтать, заключается в том, что вы рассказываете историю на какую-то тему, представляющую широкий интерес, но чтобы сделать прогноз на эту тему, существует какой-то байесовский процесс или некоторый набор условных вероятностей, где некоторые из этих узлов могут быть 50-50, а затем становится, в зависимости от того, как повернутся эти более ранние события, у вас могут быть очень определенные прогнозы для конечного интересующего события.

Тетлок:      Верно. Я, безусловно, согласен с тем, что мы говорим о сложных причинно-следственных сетях, которые в принципе могут быть представителями байесовских диаграмм вывода. Верно. Некоторые группы вопросов, которые мы разрабатывали для турнира IARPA, движутся в этом направлении. На сегодняшний день в турнире IARPA мы задавали условные вопросы: если политика США пойдет в сторону A или B, насколько вероятными будут данные последствия?

Это позволяет нам оценить точность в мире, в котором реализована та или иная политика.Допустим, выбрана политика А, мы знаем, что происходит. Интересно, что мы не знаем, что произошло бы, если бы мы проводили политику Б; это из области контрфактического. Это одно из серьезных ограничений нашей способности учиться лучше ориентироваться в исторической среде, потому что история не предлагает контрольных групп. Все контрфактически. В политических дебатах мы сталкиваемся с довольно извращенной ситуацией, когда люди постоянно придумывают данные. Они регулярно изобретают удобные контрфактические контрольные группы, благодаря которым политика, которую они предпочитают, выглядит хорошо.

Можно даже взять такую ​​политику, как, скажем, вторжение в Ирак, от которого почти все отказались, но можно построить контрфактику, говорящую: «Ну, знаете что? Если вы думаете, что сейчас все плохо, вы не представляете, насколько плохо было бы, если бы Саддам остался у власти». Были люди, которые защищали войну во Вьетнаме или войну в Ираке на этих основаниях даже после того, как большинство общественного мнения отступило. Но контрфактуалы — очень интересная и неотъемлемая часть.На третьем занятии этой серии мы будем иметь дело с контрфактуальными выводами в политических дебатах.

Lee:     Просто хочу сказать, что мне было бы очень интересно узнать, выиграют ли «Сихокс» следующий Суперкубок.

Тетлок:      Достаточно честно. Есть ориентиры, верно? Должны быть букмекерские конторы Лас-Вегаса и так далее. Могут быть рынки предсказаний. Существуют контрольные точки, которые мы могли бы использовать, чтобы начать, создать и включить наш первоначальный процесс оценки вероятности.


Марка:     Единственное, что я почерпнул из вашей работы и из работы Дэнни, это ощущение, что истории всегда ошибочны. Эти рассказы, которые мы даем, не только всегда неверны, они всегда вводят в заблуждение, потому что они такие утешительные и убедительные. Мы хотим рассказывать истории, нам нравится слушать истории, и как только мы услышали историю, мы теперь понимаем ситуацию, и все готово. Это патология, наша любовь к историям в том смысле, что мы пытаемся быть точным в отношении того, что может произойти, или пытаемся понять уровни того, что произойдет.В биологии мы сталкиваемся с этим постоянно. Есть так много упрощенных историй, связанных с эволюцией, и вы посмотрите немного глубже, и это никогда не будет так просто.

Tetlock:      В истории философии науки часто ведутся споры о том, насколько слабо или тесно связаны объяснения и предсказания. И, конечно же, в истории науки можно выявить ситуации, в которых, как нам кажется, у нас есть чертовски хорошие объяснения, но они не дают такой большой предсказательной силы — тектоника плит, землетрясения, эволюционная биология.Конечно, бывают ситуации, когда мы думаем, что объяснения абсурдны, но они проделали довольно хорошую работу по предсказанию — вавилонская, птолемеевская астрономия — они проделали неплохую работу с небесными движениями, но они понятия не имели, что звезды — это термоядерные реакторы.

Есть случаи, когда они слабо связаны, но я не хотел бы занимать твердую позицию, что они полностью не связаны. Сила связи объяснения и предсказания будет варьироваться от области к области.Главное, что мы осознаем, что они не такие плотные. Я предполагаю, что ключевое предостережение, которое вытекает из работы Дэнни и других, заключается в том, что мы слишком склонны к исходному предположению, что объяснение и предсказание тесно связаны; следовательно, полезная корректировка состоит в том, чтобы подчеркнуть ситуации, когда они слабо связаны, и мы, возможно, окажемся где-то посередине.

Хиллис:    У этого есть еще одно измерение, которое заключается в том, что сам акт сбора доказательств и их использования для корректировки вашего прогноза требует основы объяснения.У вас есть оперативная история, о которой вы думаете: «Хорошо, вот как Хиллари будет избрана». Если вы посмотрите на провал разведывательного сообщества в случае с ОМУ, то это был провал повествования, а не столько провал интерпретации доказательств. Оглядываясь назад, вы можете рассказать историю о Саддаме, который намеренно притворялся, что у него есть оружие массового уничтожения, есть история о том, как его генералы лгали ему; ни одна из этих историй не была рассказана заранее.

Если бы эти истории были рассказаны заранее, улики могли быть истолкованы иначе.Одни и те же свидетельства можно было интерпретировать по-разному. На самом деле, это часть того, что я говорил о работе разведывательного сообщества в рассказывании историй, заключается в предоставлении рамок, в которых вы можете интерпретировать доказательства и делать прогнозы.

Тетлок:      Верно, верно.

Марка:     Итак, вам нужны рассказчики красной команды.

Хиллис: Ну да.

Тетлок:      Это часть официальной рабочей процедуры ЦРУ и официальных лиц.В случае с иракским оружием массового уничтожения этот процесс был нарушен. У вас была ситуация, когда директор ЦРУ действительно сказал президенту Соединенных Штатов: «Это слэм-данк, мистер президент».

Аксельрод:   Убедить американскую общественность — это бросок.

Тетлок:      Так говорит Джордж Тенет.

Аксельрод:     Верно. Ну, это он сказал. У нас есть записи об этом.

Тетлок:      Ну, не все так говорят. Джордж Тенет считает, что Белый дом несправедливо обвинил его. Белый дом вырвал это из контекста. Но будет справедливо сказать, что, даже если отбросить в сторону лозунги, разведывательное сообщество США очень убедительно подтвердило, что у Ирака действительно есть активная программа создания оружия массового уничтожения; это было очевидно правдой. Если бы разведывательное сообщество США институционализировало турниры по прогнозированию, вы бы создали организационную культуру, в которой они были бы гораздо более сдержанными в использовании термина «слэм-данк», будь то на уровне PR или на уровне действительности, потому что «слэм-данк» означает 100 процентов.100 процентов означает, что я готов дать вам бесконечные шансы. Это довольно необычно.

Канеман:    Или, по крайней мере, пообещайте съесть вашу шляпу.

Tetlock:     Существуют некоторые системы оценки вероятности, согласно которым, если вы придаете чему-то вероятность, равную единице, и это не происходит, это смерть репутации. Это бесконечно. Оценка Брайера, о которой мы говорим в раздаточных материалах, более снисходительна к чрезмерно самоуверенным людям.В конце концов вы можете исправить такую ​​ошибку, но это займет некоторое время, и это интересный вопрос о том, насколько карательным вы хотите быть. Я хотел бы попросить вас развлечь контрфактику, что, если бы они институционализировали турниры по прогнозированию внутри IC, когда они участвовали в этих обсуждениях, были бы они хотя бы немного более сдержанными? Я склонен думать, что контрфактика верна.

Насколько более сдержанными они должны были быть, чтобы убедить Конгресс не соглашаться? Конгресс получил сообщение о том, что администрация сделала ложный бросок, и об этом было сообщено в США.Н., об этом сообщалось в другом месте. Если бы у IC был формальный механизм, такой как турнир по прогнозированию, и вероятность, вытекающая из этого, была более скромной, я думаю, что практически все разведывательные службы до вторжения действительно думали, что у Саддама действительно была какая-то активная программа оружия массового уничтожения.

Я не говорю, что ex ante наилучшая оценка вероятности иракского оружия массового уничтожения до 2003 года не была близкой к 0. Вероятно, она составляла более 50 процентов. Я не думаю, что это было на 100 процентов, но где-то между 50 и 100, может быть, 75, 80.Боб Джервис, который проводит много подобных вскрытий вместе с разведывательным сообществом, я точно не знаю, как бы Боб сказал об этой вероятности. Я думаю, он согласился бы с характеристикой, что они зашли слишком далеко, что тормоза не работали в процессе вывода. Тормоза, которые должны были быть в процессе логического вывода, не работали.

Спас ли бы нас турнир по прогнозированию от многотриллионной ошибки, которая могла стоить десятков тысяч жизней? Я не знаю.Я бы сказал, что если у вас есть инструмент, способный повысить точность оценки вероятности — на 30, 40, 50, 60 процентов — настолько, насколько это было продемонстрировано на турнирах IARPA, то стоит вложить многие миллионы долларов даже для того, чтобы уменьшить, в небольшой степени вероятность многотриллионных ошибок. Это прямое ожидаемое значение.

Sutherland:    Вероятность сама по себе не является достойным основанием для принятия решения по той простой причине, что существуют такие вещи, как принцип предосторожности, который может означать, что 5-процентная вероятность того, что Ирак обладает ОМП, может быть достаточной для оправдания вторжения.

Канеман: Ну, Чейни пошел дальше — любое ненулевое значение.

Tetlock:      Администрация Буша была бы очень недовольна разведывательным сообществом, предложившим 1-процентную вероятность наличия оружия массового уничтожения; это политически не продается.

Сазерленд:     Интересно, какой смысл был в суперпушке, если у них не было ОМУ? Зачем вам вкладывать средства в это чрезвычайно дорогое и сложное орудие, которое они пытались построить только для обеспечения обычной баллистики?

Тетлок:     Возможно, у них было какое-то конечное намерение перезапустить свою программу создания химического оружия.Ирак был довольно ограничен в ресурсах, за ними много наблюдали и много беспокоили, и им было трудно сделать очень много.

Уоллах: Как вы справляетесь с рефлексивностью прогнозов, особенно в таких вещах, как финансовые рынки, где люди, верящие в то, что что-то должно произойти, делают это возможным?

Tetlock:      Аналитики иногда поднимают этот вопрос в разведывательном сообществе, потому что, когда они говорят, что что-то вероятно, и передают это в Министерство обороны, Министерство обороны может сделать это менее вероятным.Существует проблема самоотрицания предсказаний. Думали ли вы о самоотрицании в этом контексте?

Уоллах:   Я думал подтвердить.

Tetlock:      Это может быть любой путь, и правильный подход к этому заключается в том, что сделало IARPA, ставя их как условные: если мы сделаем X или Y, насколько вероятно, что это произойдет? Вместо того, чтобы просто задать вопрос о том, насколько вероятно, что это произойдет.

Уоллах:   Я полагаю, что проблема, которую я поднимаю, заключается в том, что кто-то вроде Тома Фридмана, приводящий аргумент в пользу какого-то действия, которое мы должны предпринять, имеет материальный шанс фактически увеличить вероятность того, что то, что он говорит, может произойти. Существует огромная разница в силе между людьми, которые делают прогнозы в мире, и теми, кто обладает большей властью и может реализовать некоторые вещи, которые они предсказывают.

Тетлок:      Верно. Журналисты имеют там некоторую степень влияния, но очевидно, что люди внутри правительства гораздо ближе к механизмам власти, поэтому проблема самоотрицания/самосбывающегося пророчества здесь более выражена.Для этого нет идеального решения из-за контрфактической проблемы, и мы не знаем, что произошло бы, если бы мы поступили иначе. Вы можете частично решить проблему, когда, по вашему мнению, существует потенциал для самореализующегося или самоотрицающего механизма, спросив у людей, занимающихся политикой США, которые упадут на A или B, насколько вероятно то или иное. У нас все еще есть контрфактическая проблема; мы вернемся к этому позже. Но я думаю, что это хорошее начало.

Брукс: Пример этого полностью повлиял на нашу жизнь.Я думаю, что закон Гордона Мура, который, если вы читаете исходную статью, был основан на пяти точках данных, одна из которых была нулевой, а четыре были чуть больше двухлетнего периода. Он написал эту кривую, экстраполировал ее на десять лет, а затем индустрия сказала: «Ах, вот что произойдет», и все работали по этой прямой в течение следующих тридцати или сорока лет. Это полностью изменило их мир. Это был как раз пример предсказания, меняющего результат, потому что без этого я не думаю, что Intel и все остальные производители чипов знали бы, к чему стремиться.Это подсказывало им, к чему стремиться.

Тетлок:      Мы собираемся усложнять вещи быстрее, чем я думал, но это возвращает нас к замечанию Дэнни Хиллиса об объяснении и о том, как взаимосвязаны объяснение и предсказание. Представьте себе, что люди не поверили статье Мура, посчитали ее надуманной и не предприняли согласованных усилий. Может быть, около 100 лет спустя кто-то обнаружит это, и дело пойдёт в гору. Научная основа закона Мура была бы верной, но она была бы радикально ошибочной по времени, не так ли? Это очень интересная головоломка, с которой мы сталкиваемся: некоторые прогнозисты могут быть радикально неправы в краткосрочной перспективе, но радикально правы в долгосрочной перспективе.Вам нужны механизмы для учета этой возможности в вашем расчете решений, если вы являетесь организацией, полагающейся на прогнозирование турниров для вероятностных входов в решения.

У нас есть ряд примеров ситуаций, в которых очень самоуверенные люди предлагают интересную защиту от неточности своих краткосрочных прогнозов. Они скажут: «Ну, я предсказывал, что Советский Союз сохранится, и он почти так и сделал, если бы не тот факт, что эти идиоты-заговорщики были слишком пьяны.» Мы называем это контрфактуальной защитой на близком расстоянии, и то, что я предсказывал, почти произошло. Этого не произошло, но это почти произошло, так что вы должны отдать мне должное за то, что я почти прав, а не унижать меня за то, что я ошибаюсь.                

Существует несвоевременная защита, и иногда несвоевременная защита довольно обманчива. Джордж Сорос, как известно, сказал, что рынки могут оставаться ликвидными дольше, чем вы можете оставаться платежеспособными, когда люди жалуются на пузыри и тому подобное и неправильное ценообразование.Особенно интересный пример этого был в моей книге 2005 года, которую аналитик ЦРУ читал и написал мне в прошлом году, говоря: «Профессор Тетлок, заставляет ли это вас изменить свое мнение о ежиках?»

Лисы знают многое, а ёж знает одну большую вещь. Ежи бывают разных вкусов в экспертном политическом суждении. Есть ежи свободного рынка, есть социалистические ежи, есть ежи бумстера, есть ежи думстера. Они бывают разных идеологических комплекций.Этот конкретный ежик был ежом-этнонационалистом.

Что я имею в виду? В смысле Даниэля Патрика Мойнихана он считает, что мир кишит этими исконно этническими национальными идентификациями, и существующие национальные государства в ближайшие 50-60 лет будут рассыпаться повсюду (он написал это в 1980 году). Затем произошли такие вещи, как Югославия, Советский Союз и так далее, и точка зрения Мойнихена стала выглядеть вполне пророческой. Этот этнонационалистический еж, пишущий некоторые прогнозы на 1992 год, предвидит, что к 1997 году между Россией и Украиной будет война.Русские особенно одержимы Крымом, но они также увидят некоторые восточные области Украины, где есть несколько пророссийское население, и они собираются использовать нефть и газ в качестве оружия, и они собирается сделать с украинцами то, что более или менее произошло в 2014 году.                 

Нам осталось семнадцать лет. Еж получает ужасную оценку точности за пятилетний период между 1992 и 1997 годами. Что вы думаете об этом? Это интересное осложнение.Это то, что мы не можем замести под ковер. Нам нужно более систематически думать о том, как краткосрочное и долгосрочное предвидение связаны друг с другом, и это является одним из основных направлений того, что, как я думал, будет вторым заседанием, на котором мы поговорим о важности вопросов, которые мы просить.

Брокман:     Для второго сеанса мне было бы интересно узнать, как изменилось ваше представление о ежиках с 2005 года.        

Тетлок:      С 2005 года мое мышление эволюционировало; это конечно правда.Мне нравится думать о прогнозировании турниров как об интеллектуальных экосистемах, которые требуют существования различных типов существ и взаимных моделей взаимозависимости. Лисицам нужны ежики. Ежи являются очень полезными источниками информации и идей. Лисицы в некотором роде почти паразитируют на ежах; они используют идеи ежа, они эклектичны и часто сочетаются: «Да, я возьму это от этого ежа, а это от этого». Точно так же, как существует взаимодополняемость между Томом и Биллом, генерацией вопросов и генерацией ответов, прогнозированием турниров, существует взаимодополняемость между прогнозистами-ежами и лисами.Лисы — это те, кто ищет глубокие и бережливые покрывающие законы, которые фиксируют основные движущие силы истории. Лисы задаются вопросом, есть ли в истории какие-либо основные движущие силы. Может быть, просто, как сказал один известный историк, «История — это просто одна чертова вещь за другой». Между этими двумя взглядами на историю существует напряжение, и это продуктивное диалектическое напряжение. Я бы не желал этого.

Канеман: Возвращаясь к истории Обамы, с которой вы начали.Я не уверен, что улучшение оценок вероятности что-то изменит, если лица, принимающие решения, так не думают. Существует спрос на идеальную точность, я не уверен, насколько велик спрос на слегка улучшенную точность. На культуру принятия решений отчасти очень странным образом влияет наличие задним числом, так что они живут в мире, в котором люди, которые читают проспективно, будут уверены, что любое действие, которое не сработало, было ошибкой. Когда вы живете в этом мире и сталкиваетесь с задним числом как с реальностью — с чем-то, что произойдет с вами, — неясно, что это делает с вашей готовностью полагаться на вероятность, потому что это не то, что с вами произойдет.

Тетлок:      Ну, я же сказал вначале, что вы несколько больше, чем я.

Аксельрод:   Людям, занимающим руководящие должности, в среднем повезло больше, чем обычно. Они сделали много выборов, например, на пути к тому, чтобы стать президентом, некоторые из которых оспаривались их лучшими советниками, и они были правы, а их советники ошибались. Их известное среднее значение имеет существенную регрессию к среднему значению, которое они, как правило, не учитывают, поэтому они думают, что они лучше судят.И у них есть веские доказательства этого, потому что они были лучшими судьями.

Тетлок:      Прекрасный момент.

Аксельрод:   Другое дело, что Обама говорит, что 50 на 50, скорее всего, означает нечто иное, чем 50 процентов. Это, вероятно, означает, что мы действительно не знаем. Для него вопрос, приказываю ли я атаковать это здание? Конечно, мы знаем, что он это сделал. Вы могли бы сказать, что у него был некоторый порог вероятности того, что он решит действовать, и он в основном решил, что это выше этого порога, и что, когда он сказал 50 на 50, он в основном пытался сообщить, что это не решено, и он собирается приходится брать на себя ответственность за выбор.Если бы вам действительно пришлось подтолкнуть его к шансам, он, вероятно, согласился бы, что три к одному — хорошая ставка.

Канеман:   Для эффективного принятия решений лицо, принимающее решения, должно сформулировать пороговое значение в терминах вероятности. То есть, когда вероятность превысит это значение, мы будем двигаться. То есть нигде внутри культуры нет вероятностной структуры. Чтобы эти вещи работали, это то, что будет необходимо.

Аксельрод:    Конечно, они не хотят заранее говорить, что если вы скажете мне, что это больше 35 процентов, я нападу.

Канеман:   Нет, если я считаю, что это больше 35 процентов, я атакую.

Tetlock:     Это очень полезный обмен здесь. Просто чтобы перейти к тому, что Боб говорит о том, что Барак Обама мог иметь в виду под 50-50, абсолютно правильно, что 50-50 означает нечто иное для обычных людей и обычного дискурса, чем для теоретиков вероятности.

Барух Фишхофф, бывший ученик Дэнни, прославившийся своей работой о предубеждении задним числом, о которой мы поговорим чуть позже, много лет назад начал одну из своих статей с милой цитаты жокея, который сказал: В этой гонке участвуют восемь замечательных жеребят, и у каждого из них шансы на победу 50 на 50.Это подтверждает то, что вы говорите.

Возвращаясь к пунктам Дэнни — здесь более пессимистичный прогноз — во-первых, вы правы, среди лиц, принимающих решения, нет большого спроса на внутренние турниры по прогнозированию. Какой-то спрос на него сейчас есть, но цунами точно нет. Вы можете возразить, что это потому, что нет эффективного спроса на то, о существовании чего вы не знаете. Если вы не думаете, что можно сделать более подробные оценки вероятности, вы не будете требовать их.Другой момент, связанный с предубеждением задним числом, вполне реален, но турниры по прогнозированию в некотором смысле являются частичным противоядием от предубеждения задним числом, потому что они предоставляют четкую документированную запись того, какими были вероятности ex ante , поэтому они уменьшат вероятность такого рода предубеждения. искажение. Но это, безусловно, тяжелая работа по убеждению.

Хиллис:   Еще одна вещь, восходящая к первой истории, это то, что абсолютно рациональный человек, принимающий решения, хотел бы большего, чем вероятность, ему также нужен доверительный интервал.В некотором смысле, это может быть то, в чем разница между всеми вашими экспертами, говорящими вам разные вероятности, и всеми вашими экспертами, говорящими вам одно и то же, что вы предполагаете из этого доверительного интервала.

Тетлок:      В турнире IARPA, безусловно, можно указать доверительные интервалы. Турнир IARPA был организован как скачки. Пять университетских исследовательских групп соревновались в получении как можно более точных оценок вероятностей, и они могли использовать любой трюк из книги, который они могли придумать, чтобы добиться этого.Турниры побуждают людей выходить за привычные академические рамки. Вы можете подумать, что вся хитрость заключается в когнитивных способностях прогнозистов. Вы можете подумать, что это кроется в каком-то экстремальном алгоритме. Вы можете подумать, что это кроется в объединении. Вы можете подумать, что это связано с обучением. Вы можете подумать, что это связано с сетевым взаимодействием, всевозможными социальными науками, науками о поведении, статистическими перспективами, и некоторые вещи оказались лучше других в контексте этого турнира.Но доверительные интервалы, безусловно, правдоподобный продукт.

Хиллис:    Я говорю, что если бы Обама играл в покер и знал, что шансы таковы, то он, вероятно, принял бы решение на основе вероятности. Это тот случай, когда он верит в вероятность. Но это была не та ситуация, в которой он верил в вероятности. Он думал, что это больше похоже на разведывательную жизнь.

Тетлок:      Я знаю, о чем вы говорите, и это восходит к пределам вероятностных рассуждений.Он говорит, что он лежит снаружи. Давайте просто поговорим об этом на секунду. Были ли сравнительные классы, которые он мог бы использовать для оценки? Усама вряд ли был первым террористом, которого преследовали США. Было много преследований террористов. Усама был, конечно, большой добычей, но не то чтобы было мало прецедентов для планирования операций морских котиков против подозреваемых террористов в Афганистане и Пакистане. Их было значительное количество. Вы могли бы возразить, что существует базовая ставка или класс сравнения, который мог бы дать информацию, даже если бы вы были набожным сторонником частот и вам не нравилась байесовская субъективистская статистика, вы могли бы построить для этого хотя бы какой-то грубый класс сравнения.

Жаке:      Меня интересует поднятый вами вопрос детализации. Считаете ли вы, что 100 — лучшее количество единиц? Вы упомянули в книге, что многие люди используют десятерку или, может быть, пятерку, 95 процентов, но что суперпрогнозисты на самом деле корректируют в пределах 1 процента, 93-процентной вероятности. Мой вопрос, особенно для обычных людей, которые могут использовать только пять единиц как очень маловероятно или нет, есть ли у вас представление о том, что было бы лучше? Как вы думаете, 100 — лучшее количество единиц?

Тетлок:      О боже, у меня нет общего ответа на этот вопрос.Тот факт, что суперпрогнозисты в совокупности смогли провести двадцать с лишним отличий по шкале вероятности, является интересным фактом. Я не думаю, что они могут сделать это для всех вопросов. Некоторые вопросы более поддаются этому, чем другие вопросы. Я не думаю, что существует общий готовый ответ о том, сколько степеней неопределенности можно различить.

Коллективная мудрость суперпрогнозистов будет более детализированной, чем мудрость любого отдельного суперпрогнозиста, поскольку коллективная мудрость рынка прогнозов будет более гранулированной, чем у любого конкретного участника рынка.По этому измерению существует повышенная степень детализации. Но единого номера нет. Это то, что вы обнаруживаете, когда делаете прогнозы турниров. Одно из интересных открытий этого турнира заключается в том, что можно быть более детализированным, чем предполагали многие психологи. Многие психологи считали, что правдоподобной верхней границей будет от пяти до семи.

Канеман:   Правда ли, что при отслеживании изменяющейся вероятности события будет гораздо больше детализации? В первый раз, когда вы получаете информацию, вы не детализированы, а затем вы получаете дополнительную информацию, и вы можете оценить размер корректировки, и это сделает ее очень детализированной.

Тетлок:      Именно это и происходит в процессе обновления убеждений. Суперпрогнозисты — очень опытные специалисты по обновлению убеждений. Если я сделаю первоначальную оценку, что вероятность того, что Хиллари станет следующим президентом Соединенных Штатов, составляет 60 процентов, а затем мы столкнемся с генеральным инспектором Государственного департамента, я скажу: «Хм, ну, это, наверное, не поможет». не так уж и больно, учитывая доступную информацию. Сколько? Вероятно, не очень сильно.Конечно, немного упадет. 58″. Я бы не смог это заметить, если бы сразу после того доклада Государственного департамента вновь обратился к проблеме, но, поскольку у меня есть эта якорная точка сравнения, я исправляю ее.                

Это также верно, если взять очень простой случай, когда у вас заканчивается время для события, и я говорю: «Ну, я думал, что существует 5-процентная вероятность того, что в Восточном Китае погибнет более пяти человек. Море в китайско-японском столкновении к концу года.Время уходит, так что сейчас 4, 3, 2, 1». Это простая математическая функция затухания, в которой отсутствует какая-либо информация о событиях на земле.

Марка:     Я вижу одну проблему с постоянной корректировкой вероятности в вашем прогнозе: самый ценный прогноз — это тот, который является ранним и относительно правильным. Прогноз, который был относительно верным за день до события, гораздо менее ценен, чем тот, который был верным полтора года назад.Есть ли какой-то вес для более вероятностной правоты на раннем этапе по сравнению с более поздним?

Тетлок:      Да. Вы получаете много. Вы добьётесь большего успеха, если окажетесь ближе к истине на раннем этапе, потому что это кумулятивный показатель Брайера с течением времени, поэтому вы определенно вознаграждаете его. Вы достаточно вознаграждены? Это интересный вопрос. Существует множество способов оценки точности вероятностных суждений. Вы могли бы придать даже большее значение точности, чем оценка Брайера.Оценка Брайера дает большой вес, но вы могли бы дать еще больше, или вы могли бы еще больше наказывать людей за то, что они говорят 1,0, и это не происходит, или 0, и это происходит, потому что вы хотите научить людей не использовать 0. и 1, потому что обновление байесовского убеждения не работает.

Марка:     Здесь я осознаю свою неудачу. Я не совсем понял результат Брайера, и, может быть, в этот уик-энд я пойму и всегда буду понимать.

Тетлок:     Вы видите эти вероятностные суждения с течением времени.Вот кто вступит в должность президента России. То, что вы видите, это группа прогнозистов, которые думают, что это будет Путин с самого начала запуска вопроса, и это было до того, как Медведев официально отказался.

Это вероятность того, что Путин будет следующим Президентом России в 2012 году, и функции тут по сути разные алгоритмы, разные способы улавливания мудрости толпы наших прогнозистов. Это были вещи, которые мы отправляли в IARPA.Они были основой для победы в турнире. Вы можете видеть, что есть люди, которые правы примерно на 99 процентов. Это означает, что когда в начале 2012 года в Москве были большие демонстрации, они посмотрели на эти демонстрации и сказали: «Э, мы не собираемся менять свое мнение». Так вот, некоторые из них сделали это. Некоторые из них действительно пошли вниз, но другие, «победители», восприняли это как псевдодиагностическую, а не подлинно диагностическую информацию. Еще один вопрос, относящийся к еврозоне ниже, заключался в том, освободит ли Марио Монти пост премьер-министра Италии до определенной установленной даты.Вы можете сказать, что это повсюду; это был чертовски сложный вопрос.

Здесь есть еще один слайд, который очень схематично и искусственно фиксирует это — слайд двадцать седьмой — разницу между псевдодиагностической и тонко диагностической информацией.

Псевдодиагностическая информация была бы, скажем, с точки зрения тех, кто думает, что Путин имеет абсолютную власть в России, тот факт, что у вас были несколько крупных демонстраций среднего класса в Москве, не очень их тронул. все.Это действительно двигало толпу, так что толпа, которая была бы красной линией, двигалась вниз в ответ на московские демонстрации. Но умные деньги, так сказать, были бы довольно монотонны в сторону 1.0.

Вот где умные деньги обесценивают информацию. Кроме того, есть другие ситуации, когда информация тонко диагностируется, когда умные деньги улавливают ее быстрее. Люди, которые сомневались в том, что Медведев останется «президентом России», некоторые из наиболее проницательных отмечали, что Медведев ведет себя не как парень, готовящийся к предвыборной кампании, что произошла ужасная авиакатастрофа, было убито несколько известных российских хоккеистов, это был еще один признак ужасной безопасности российского транспорта.

Это была возможность для Медведева провести демагогию, действовать на опережение и сделать вид, что он делает то, что хотел бы делать политик. Он не лаял, так что это как история Шерлока Холмса о собаке, которая не лаяла. Это было бы более тонкой диагностикой. Умные деньги движутся по тонкой диагностике, а толпа — нет.

Суть игры в том, чтобы быстро добраться до 1, когда событие должно произойти, и очень быстро добраться до 0, когда событие не произойдет.Есть некоторые события, такие как дело Монти и ряд других вопросов, в которых прогнозисты довольно сильно немонотонны, они идут вверх и вниз, потому что ситуация неоднозначна и есть много противоречивых сигналов, и все получают плохой Брайер. счет. Ну, почти все.

Камангар:     Я думаю о замечании Дэнни Хиллиса о том, что, возможно, между историей и предсказанием нет большого диссонанса. В некотором смысле история также является идеологией, поэтому мне интересно, возможно ли, что ежи и лисы на самом деле не разные виды, скорее ежи могут удерживать в голове только одну идеологию одновременно, в то время как лисы могут уравновешивать множество идеологий. ? И если да, то смотрели ли вы на то, действительно ли лисы, благодаря психологическому тестированию ума, более способны удерживать несколько мыслей одновременно, или они просто предпочитают делать это, в то время как ежи имеют возможность, но предпочитают не уравновешивать ее? ?

Tetlock:      Там, где я говорил о напряжении еж-лиса, я вставил эту цитату из Ф.Скотта Фицджеральда, что проверкой первоклассного ума является способность одновременно удерживать в уме две противоречивые идеи и сохранять способность функционировать. В этом есть доля правды. Люди различаются по степени терпимости к диссонансу, терпимости к двусмысленности. Это важный маркер творчества. Это не всегда так. Иногда ежи поразительно правы. Когда мы вчера вечером разговаривали за ужином, я упомянул вам, что если вы посмотрите на людей, у которых были хоумраны Большого Шлема в турнирах по прогнозированию, они, как правило, больше склоняются к ежам.Лисы получают лучший средний результат. Но если вы очень, очень терпимы к большому количеству ложноположительных прогнозов, вы можете выбрать ежа.

Леви:    Есть ли вопросы, в которых ежи лучше разбираются?

Тетлок:      Существует так много разных типов карт когнитивного стиля по-разному на идеологию, верно? Речь идет о комбинациях когнитивного стиля и идеологии, так с какими типами вопросов реалист-еж справится лучше? Или ежик-институционалист? Институционалисты-ежи, например, настроены очень оптимистично в отношении еврозоны.Они думают, что европейские политики так глубоко привержены этому делу, что собираются найти способ справиться с этой неразберихой. Многие экономисты смотрели на цифры по Греции и говорили: «Это невозможно. Это просто не сработает». А институционалисты говорят: «У них это получится». Там может не быть прощения чрезмерного долга, но они могут иметь тайное прощение долга, и есть способы ухищрения этих вещей. Тем не менее, это интересный пример того, как прогнозисты с разными теоретическими ориентациями и, возможно, с разными когнитивными стилями подходят к проблеме прогнозирования совершенно по-разному.

Я бы сказал, что Греция продержалась в еврозоне дольше, чем многие экономисты полагали или хотели бы, и если вы хотите стать ежиком, обратитесь к Мартину Фельдштейну в 1990 году или около того, когда он сказал: «Это действительно глупо; «Собираетесь ли вы иметь общую валюту для этих стран с очень разными уровнями экономического развития? Звучит так, будто Соединенные Штаты и Мексика собираются создать валютный союз. Вы, ребята, должно быть, шутите».

Затем, через несколько лет, евро стоит 1 доллар.50 за доллар, и евро выглядит очень сильным, и люди говорят: «Ну, вот и Фельдштейн». Опять же, это похоже на этнонационалистического ежа на Украине, или на ежа Фельдштейна на евро, или на Фридриха фон Хайека в 1930-х годах, когда он думал, что с Советским Союзом покончено. Если уж на то пошло, то Советский Союз даже не мог существовать, потому что централизованное планирование было ужасно плохой идеей. Но Советскому Союзу удалось доковылять до 1991 года.

Объединение краткосрочного и долгосрочного предвидения в турнирах — одна из самых больших интеллектуальных задач.Я знаю Стюарта, и я говорил об этом вчера, и я продолжаю придерживаться этой точки зрения.

Марка:     Мы ищем предвидение масштаба десятилетия и века, а также прогнозирование на месяц и на полтора года. Это одна из интересных вещей, которые иногда используют ежи, в некотором смысле более глубокие новости или более глубокое понимание структуры того, что движет вещами. Совершенно справедливо, что у лис аллергия на это, потому что всякий раз, когда они падают, их средние показатели снижаются.Благодаря этому процессу вы создаете больше лис, и это хорошо. С помощью этого процесса вы превращаете некоторых ежей в лисиц.

Тетлок:      По крайней мере, сделать их немного осмотрительнее, да.

Марка:     Люди, проходящие через эти турниры, как я понимаю от Барбары, сами становятся более открытыми, более количественными, менее качественными, менее идеологизированными и так далее. Следующим уровнем сложности, который я вижу, будет создание лучших ежей.Что бы это ни значило, какой-то гибрид, существо, которому удобно принимать долгосрочное ретроактивное и проактивное понимание структуры. На данный момент это все взмах руки, я не знаю, имею ли я в виду что-либо.

Тетлок:      Позвольте мне предложить вам пример одного из способов, с помощью которого турниры могут создавать лучших ежей. В турнире по прогнозированию вы не можете позволить себе такую ​​роскошь, как в академических кругах, говоря: «Это не в моей области.«Когда Джеффри Сакс выступал за шоковую терапию и быструю приватизацию в странах раннего постсоветского пространства в начале 90-х, многие критиковали его за то, что он движется слишком быстро. Позже он сказал: «Ну, я был прав насчет экономика быстрой приватизации, но должна быть правовая система». Ему нужно было больше учреждений.                 

Но это было сказано чуть ли не задним числом, как способ сказать: «Я пытаюсь посмотреть на экономику. Мой экономический анализ был здравым, но я упустил другие факторы, которые находятся в другой области: закон, институты, коррупция, культура.Я пропустил это.»

Или Пол Кругман недавно дал интервью Фариду Закарии о рекомендации, которую он дал греческому населению о том, что они должны проголосовать против на референдуме по кредитам. Закария спрашивал его, не ошибся ли он, и Кругман сказал: «Да, я думаю, что ошибся. Я думаю, что переоценил компетентность греческого правительства», имея в виду, что он не думал, что они будут такими глупыми, как не иметь запасного плана, если европейские лидеры не будут двигаться. Он думал, что они плохие теоретики игр, он не думал, что они будут настолько плохими.Он думал, что у них будет очень конкретный, хорошо разработанный план Б, который можно будет выложить на стол. Они этого не сделали.

Канеман: Очень забавное оправдание. Я сделал ошибку, но они сделали большую.

Тетлок:      Как и у Сакса, подтекст этого: «Я великий экономист, мой экономический анализ в основе своей верен. Ладно, я немного ошибся в тривиальной политической психологии. У этого человека IQ ниже, чем я думал раньше.Подумаешь, я все еще мудр. У меня все еще есть здравый смысл». Турниры прогнозистов говорят прогнозистам, что у вас больше нет такой роскоши, как дисциплинарное разделение. Вам придется быть более интегрированным в свое мышление. И, конечно же, академические круги поощряют специализацию.

Марка:     Отлично, приятно. Это лучший еж, я согласен.

Кристиан:   К этому моменту, как мы можем создать лучших ежей, один из моих вопросов в основном таков: хотим ли мы, чтобы ежи сами лучше интегрировали другие источники информации, или в каком-то смысле мы хотим, чтобы люди имели это? глубокая дисциплинарная экспертиза, а затем у нас есть какой-то механизм агрегации для ее интеграции?

Тетлок:      Статистически, а не внутри одной головы? Делать это статистически, а не когнитивно?

Кристиан:    Правильно, верно, верно.

Тетлок:     Да. Это интересно, это были активные дебаты на турнире IARPA, да, и они до сих пор не решены.

Уоллах:  Вы говорите о группе предикторов, которые подобны экосистеме, объединяющей различные способы рассуждений. Возможно ли, что вы хотите использовать различные комбинации когнитивных стилей для решения разных проблем? Другими словами, если я пытаюсь выяснить, что произойдет с механистической системой, например, не выйдет ли мост из строя при определенных стресс-тестах или что-то в этом роде, не предскажет ли группа инженеров-строителей более высокую оценку, чем группа политологов или что-то в этом роде? И если в контексте сложных политических событий будущего люди, которые управляют реальностью на местах, сами представляют определенную смесь, разве вы не хотите, чтобы рынок предсказаний также отражал эту смесь? Имеет ли это смысл?

Тетлок:     Да.Не все формы разнообразия полезны. Слово «разнообразие» полезно, поскольку оно вводит многомерность, которая отображается на многомерность проблемного пространства. да. И нет, я не думаю, что политолог поступил бы так же на мосту.

Леви:    Я знаю, что они не станут. 100-процентная вероятность.

Мастер-класс: Руководство для начинающих по изготовлению цветов из гофрированной бумаги

Чему вы научитесь:

В этом мастер-классе Лия научит вас всему, что вам нужно знать о том, как делать цветы из гофрированной бумаги, чтобы вы могли уверенно творить.Всего есть 12 уроков, которые охватывают каждую часть процесса изготовления цветов. Вы изучите основные техники изготовления цветов, которые идеально подходят для начинающих и познавательны для мастеров, которые уже влюбились в изготовление цветов из бумаги.

Как это работает:

Начиная с 1 февраля с личным приветствием от Лии, новых уроков будут выпускаться каждый понедельник, среду и пятницу , каждый с видео и страницами рабочей тетради, так что вы можете создавать вместе со всеми участниками курса и делиться своей работой в нашем закрытом Страница Facebook для участников.

Эти уроки предварительно записаны, поэтому вы можете просмотреть их в удобное для вас время , но мы рекомендуем вам просмотреть их в течение 24 часов, чтобы вы могли не отставать от класса и заниматься вместе с Лией.

Мастер-класс завершится тем, что Лия научит вас составлять букет цветов из гофрированной бумаги с живой зеленью (урок записан заранее в 6:00 по тихоокеанскому времени) и ответит на вопросы и ответы в прямом эфире.

В течение четырех недель учащиеся создадут семь разных цветов, изучая лучшие советы и приемы изготовления бумажных цветов и аранжировки цветов.Когда вы закончите 12 уроков этого мастер-класса, вы получите специальный сертификат об окончании, который можно распечатать.

Все ежегодные участники, зачисленные на наш февральский класс, будут иметь доступ к просмотру любых видеоуроков и рабочих тетрадей до 30 апреля.